Автор рисунка: Devinian

Маленькое путешествие

Мало кто знает то, на что способны аликорны. Да и они сами не до конца ведали о своих скрытых способностях, в большинстве которых не было особой необходимости. Могучие создания, взявшие на себя бремя правления Эквестрией, часто утопали в рутине бесконечных обязанностей, стрессов и непреодолимых задач. В таком графике жизни, а вернее, практически в полном её отсутствии, привыкли жить Селестия и Луна, где день и ночь, сон и работа давно стали неотличимы друг от друга. Если Селестия чувствовала себя ещё более-менее комфортно, то Луна уставала от бесконечной заботы об подчинённых. Пребывая на луне в долгие годы заточения, у неё было достаточно времени не только перебеситься на сестру, но и детально изучить видимое космическое пространство, правда, лишь глазами. Но больше всего её удивляло то, что за сотни лет она ни разу не попыталась посмотреть звёзды поближе, ни разу не пыталась подлететь к любой туманности или к загадочным кольцам далёких планет. Потратив непростительное количество времени на злобу, питающую Найтмер Мун, Луна совсем забыла про то, как же сильно она любила ночь. И главное – за что любила. Бесконечное число звёзд, вечный покой загадочного космоса – лишь малая часть всего великолепия каждый день плавно спускалась на Эквестрию, окутывая земли наступающим покоем.

Уже была глубокая ночь, и Луна почти час лежала на прохладной траве за пределами Эквестрии, наблюдая за безмятежным ночным небом. «Повелительница» ночи задумалась, а что если попасть за кулисы той силы, которой она привыкла управлять? Хоть и не буквально, но Луна неразрывно была связана с ночью не только своими интересами, но и в глазах пони была чуть ли не воплощением этой самой ночи. Вот только она знала о своей стихии не особо больше своих подчинённых, и куда меньше даже средних астрономов.

Понимая, что пора это дело как-то исправлять, сумеречная принцесса плавно встала на ноги, выгнула спинку, при этом расправив свои крылья и только собралась взлететь к небесам, как стоп… стоп! Как же летать в космосе? Ладно ещё, она смогла выжить на луне, подпитываемая силой демонического воплощения Найтмер Мун, но как в космосе вообще летать? Принцесса не могла покинуть тогда луну не потому, что не смогла летать, а потому что магически была привязана к естественному спутнику мощнейшим древним заклинанием. Хотя, она даже и не пыталась оторваться от лунной поверхности, где-то глубоко в душе принимая своё наказание. Но, оков заклятия больше не было.

Понимая, что затея более чем абсурдна, да и навряд ли получится долго выживать в открытом космосе даже с задержкой дыхания, принцесса всё же рванула навстречу к звёздам. Она понимала, что уже в стратосфере может потерять сознание от нехватки кислорода, а после камнем упасть вниз. Тем не менее, всё её нутро тянулось к звёздам, тянулось к бесконечной темноте манящего космоса – истинной вечной ночи даже среди звёзд. Ночи, которую она давным-давно слепо желала наслать на Эквестрию.

Скорость росла, земля становилась всё дальше. Разрежённость слоёв атмосферы тоже делала своё дело: вокруг принцессы появился ореол огня, однако он не обжигал и непостижимым образом облегчал сопротивление воздуха. Луна не была сильна в точных науках, но даже она понимала, что происходило что-то необъяснимое.

Небо чернело всё больше, а звёзды становились более ясными, пока резко не наступила абсолютная тишина, а ореол пламени резко исчез. Ни одного звука, ни малейшего. Луна рефлекторно задержала дыхание и замедлила полёт. Обернувшись, она увидела полусферу планеты, на которой не было видно даже Эквестрии. Принцесса всегда знала, что планета довольно большая, но только сейчас осознала то, насколько Эквестрия крошечна в её просторах.

Откуда у неё такая сила? Почему космос не вредит её телу? Вопросы всплыли так же резко, как и пропали в той безмятежности, что царила кругом. Холода не было, странно, но и не было тепла. Лишь ощущение полной свободы, независимости. Луна обернулась и посмотрела вдаль. Принцесса ночи только захотела, как понеслась с невиданной скоростью так, что звёзды проплывали мимо в тёмных водах вселенной. Множество красивых миров со своими планетами, множество галактик. Звёзды разных цветов и размеров сияли так, словно старались согреть бескрайний космос. Принцесса успевала увидеть всё, а её желание бороздить вселенную только возрастало, как вдруг одна из самых больших звёзд встала на неё пути. Она притягивала к себе, тянула, чему Луна сопротивляться не могла. Её свет становился ближе, ярче и горячее. Бурлящие океаны плазмы угрожали страшными ожогами, и как бы Луна не пыталась полететь назад – ничего у неё не получалось. Внезапно, у звезды начал прорисовываться лик. Сначала глаза, а затем очертания приняли вполне знакомые формы: на неё смотрела Селестия.

— Луна! – говорила она. – Луна! – повторил голос сестры.

В этот миг Луна сравнила сестру с богиней, отчего немного ужаснулась. Солнце постепенно растворилось в черноте космоса, а вот Селестия осталась, да и вокруг неё начали прорисовываться стены, предметы. Луна не сразу поняла то, что проснулась ото сна и недовольно посмотрела на старшую сестру.
— Луна, соня моя, ты с чем будешь блинчики? – заботливо спросила Селестия, стоя перед её кроватью.
— Со вкусом звёзд и планет, — недовольно буркнула Луна, неохотно поднимаясь с кровати.

Селестия непонимающе посмотрела на сестру, и, улыбнувшись, вышла из комнаты. Сумеречная принцесса же подошла к окну и посмотрела на начинающуюся ночь, в которой ей предстояло ночное бдение за пони. Звёзды сверкали также ярко, как и в её сне. Луна задумалась, может стоит попробовать и правда улететь в космос? Вдруг всё получится? Но она так же вспомнила и то, насколько сильно ей было холодно в изгнании на луне, даже несмотря на силы Найтмер Мун. Бесконечный настоящий холод, лишённый запаха и вкуса, который окружал её сотни лет, был настоящим проклятием, но в то же время, она тогда получила то, о чём всегда мечтала – свою вечную ночь на тёмной стороне луны. И как бы космос не был прекрасен, принцесса не желала снова ощущать его смертельный холод и вечное одиночество в кромешной тьме.

— А знаешь, я буду блинчики с малиной, маслом, а ещё добавь лимона! Да, лимончик, и не спрашивай почему! – улыбнувшись, Луна радостно выбежала из комнаты.

...