Автор рисунка: Stinkehund
Возвращение Пробуждение

Первые шаги навстречу

Синяя телефонная будка материализовалась в саду королевского дворца в Кантерлоте. Принцесса Селестия и Твайлайт поблагодарили Доктора и отправились во дворец, а Лира вместе с Доктором вернулись в Понивилль.

У принцессы и без того накопилось много дел во время отсутствия, а тут ещё сестра огорошила её невероятным сообщением о попытке государственного переворота, который, к счастью, удалось подавить, причём даже без жертв.

– Переворот? Орден Магов? Магистр Йорсет? – Селестия удивлённо хлопала прекрасными аметистовыми глазами. – Да не может такого быть! Сестра, тебе это не приснилось, случаем?

– Ага, и редакции «Кантерлотского вестника» тоже приснилось, в полном составе? – принцесса Луна с размаху шлёпнула на стол перед сестрой номер газеты, вышедший в день переворота, с опубликованной в нём прокламацией Ордена.

Принцесса Солнца машинально пробежала глазами по строчкам. Синяя аликорн с удовлетворением наблюдала, как и без того большие глаза сестры округлились и расширились ещё больше:

– Они заявили, что готовы взять власть???

– Ага. Сама видишь. И в клетке ван дер Хуфа очутились МЫ тоже во сне! С запечатанным магией горлом! – Луна, с её прямым характером, не любила ходить вокруг да около и предпочитала сразу расставить все точки над «ё».

– В клетке?! – Селестия в ужасе оторвалась от чтения прокламации. – Они посмели пытать мою любимую сестру? В клетке?

Белоснежный аликорн вскочила на ноги, расправляя крылья и рявкнула, не стесняясь, во всю мощь Королевского Кантерлотского голоса:

– ГДЕ ЭТИ ПРЕДАТЕЛИ?!

Она слегка не рассчитала с громкостью, и роскошный витраж в окне кабинета со звоном вылетел наружу мелкими осколками. Младшая принцесса даже слегка струхнула, опасаясь, что Селестия вот-вот обернётся в Дэйбрейкера. Тогда Кантерлот придётся восстанавливать десятилетиями – только этого ещё не хватало...

– Успокойся, сестра. Пожалей произведения искусства! Единороги Ордена, по большей части, в госпитале, в палатах интенсивной маготерапии, – ответила Луна. – И им придётся надолго там задержаться.

– Что с ними?

– Полное лишение магических способностей, – буркнула принцесса Ночи. – А те, что избежали сией участи – сидят под замком и надёжной охраной в подземелье Ночного Форта.

– Гм... Вообще-то, поделом... – постепенно успокаиваясь, произнесла Селестия. – Слишком уж много они о себе возомнили в последние годы. Но... погоди... Как тебе удалось такое? И как ты освободилась? Тебя спасла Ночная Стража? Тирек в Тартаре, а больше никому не под силу полностью лишить единорога магии… Стоп… Он, случаем, не сбежал?

– Нет, нет, Тирек в Тартаре. Расскажем МЫ тебе, если обещаешь ты не принимать поспешных решений.

– Обещаю. Рассказывай, сестра моя, я теряюсь в догадках.

– В ту ночь, когда передавали МЫ тебе цифры по просьбе человека, помнишь?

– Конечно, помню.

– В ту ночь, в замке Твайлайт, встретили МЫ демикорна.

– Гм... Ты имеешь в виду Диксди Дуо, артефактора?

– Нет, не её. Эту демикорна зовут Ирис.

– Что-о?! Ещё демикорны?

– Сестра, ты обещала! Обязаны МЫ им спасением жизни НАШЕЙ!

– Я помню. Что-о?! Тебя спасла демикорн?

– В ту ночь патруль Ордена схватил человека. Узнали МЫ о том утром, и кинулись тут же в замок Ордена, освобождать его, но коварный Йорсет ловушку подлую расставил НАМ. По сути, использовал он человека, как приманку, чтобы НАС захватить, – мрачно сообщила Луна. – К счастью, этот негодяй не учёл одного. Магия дружбы оказалась сильнее магии власти.

– Рассказывай! – потрясённая принцесса Дня требовала подробностей.

– Человек по имени Никита успел подружиться с демикорном, а заодно с носителями Элементов Гармонии и ещё со многими жителями Понивилля, – улыбнулась ночная принцесса. – Когда схватили НАС маги Ордена, они затащили НАС в подвал. НАС посадили в магическую клетку, а человека вообще собирались резать живьём для изучения...

– Не может быть! Пони собирались резать разумное существо? Не верю!

– Грифоны. Для грязных дел у Ордена были грифоны. К счастью, они не успели. Штаб-квартиру Ордена взяли штурмом шесть демикорнов, а затем Старлайт Глиммер привела Ночную Стражу, – с удовольствием глядя на офонаревшую от изумления сестру, поведала принцесса Луна.

– Шесть демикорнов? Шесть демикорнов взяли замок Ордена штурмом? – потрясённо повторила Селестия, прикрывая копытцем мордочку.

Принцесса Луна улыбнулась, видя её классический фейсхув.

– И при этом никого не убили! Вломились они в окна и пронеслись по замку, аки железный вихрь! Сопротивление было подавлено, понеже стражу орденскую окурили едким дымом, аки пчёл! О-о, сестра, штурм сей достоин войти в летописи и изображён быть на дворцовых витражах! – Луна с сияющими глазами пересказала сестре все перипетии того невероятного утра, потрясшего Кантерлот. – Поведали НАМ очевидцы, что маги Ордена в ужасе выпрыгивали в окна, спасаясь от дыма! С ними случилась настоящая пОническая атака!

– Всего шесть демикорнов... против полутысячной орденской стражи, полсотни из которых – лучшие маги Эквестрии... Какой позор... – пробормотала Селестия.

– Единорогам тоже надо дышать, сестричка, – ухмыльнулась Луна. – И нам с тобой наперёд урок – противник может преподнести сюрпризы, а за нашей спиной внешне приличные учёные маги препарируют гостей Эквестрии живьём и готовят государственный переворот.

– Жуть какая! – возмутилась Селестия. – Ну, я с ними ещё разберусь…

– Да с ними, собственно, уже разобрались. Сейчас Ночная Стража ведёт следствие. У тебя будет возможность председательствовать на процессе, когда следственная группа соберёт все доказательства. А чего удалось добиться тебе?

– Я многое узнала о людях, – ответила принцесса Солнца. – Подписала несколько договоров и торговых соглашений.

– Оу! Торговать с ними мы будем?

– Обязательно. Это будет очень выгодно и нам, и им. В ближайшее время мы установим дипломатические отношения с ними. Не со всеми, у них там множество отдельных государств, каждое со своим правительством, языком и особенностями. Мы установим отношения пока только с Советским Союзом. Дальше – посмотрим, – принцесса была осторожна. – На первое время ограничимся только торговлей, политическими и научными контактами. Я не собираюсь пускать людей в Эквестрию, во всяком случае – очень выборочно, только учёных и инженеров, ну, и высших политиков.

– Сие разумно, – Луна кивнула. – Не стоит ли ещё с нашей культурой, литературой, историей и музыкой сих человеков ознакомить? И их творчество не мешало бы изучить.

– С осторожностью. Нашу музыку и литературу мы им дадим, а вот в творчестве людей слишком много насилия, и вообще – «тёмной стороны». Тут понадобится жёсткий отбор, – пояснила Селестия. – Я бы хотела сделать людей лучше, более похожими на нас, в этическом плане, и не хочу, чтобы они превратили нас в людей на четырёх ногах.

Я боюсь, Луна, – честно призналась Солнечная принцесса. – Очень боюсь. Во-первых, они – хищники. Их мир пропитан насилием, они беспрестанно воюют между собой. Вся их история состоит из сплошных войн, она больше похожа на гекатомбу из бесчисленных жертв.

Они намного опережают нас технически, в основном – по части орудий убийства. Хуже всего, что это они открыли проход в наш мир. Меня успокаивает лишь то, что я видела в их стране – они действительно недавно пережили страшную войну и не хотят её повторения. Возможно, если мы будем с ними подчёркнуто дружелюбны, и согласимся на торговлю, при условии сохранения нашей культурной идентичности, нам удастся пройти по лезвию меча, не спровоцировав их на прямой захват Эквестрии.

– Ты думаешь, они хотят захватить Эквестрию? – испугалась Луна. – Я бы не сказала... Я много беседовала с их вождём Никитой, и он показался мне человеком миролюбивым, и нацеленным на мирное сотрудничество.

– Возможно, сейчас они не хотят нас захватывать, – объяснила Селестия. – Но как мы можем поручиться, что эта мысль не придёт в голову их следующему правителю? Или кто-то ещё, в другом человеческом государстве, не найдёт возможность открыть собственный проход? Я боюсь, что они могут нас захватить просто потому, что осознают свою способность сделать это. Потому что они сильнее и их больше. Поэтому я решила установить полноценные дипломатические отношения, обменяться посольствами, и начать торговлю с людьми, убедив их, что с нами выгоднее торговать, чем воевать.

– Права ты, сестра, в тысячелетней мудрости своей, – Луна вновь согласилась с сестрой. – А государственные визиты будут?

– Обязательно! Об этом мы уже договорились. Как я поняла, наш официальный, публичный визит в мир людей каким-то образом может придать дополнительный политический вес Советскому Союзу. Если так – почему бы не посодействовать возможному союзнику? Это может затем оказаться полезным для нас самих, в части преференций при торговле, например. Мы постараемся с ними подружиться.

Сёстры ещё долго обсуждали ситуацию. Наконец, принцесса Луна решительно отправила Селестию отдыхать. Но солнечная принцесса уснула не сразу. Сначала она вызвала начальника стражи. Мрачноватый, суровый, вечно хмурый, немолодой уже пегас вытянулся в струнку перед повелительницей, ожидая распоряжений.

– У меня очень важное задание для тебя, Тенакс. Где-то на севере, в горах, пробудилась сила, которая, как я думала, покинула этот мир очень давно и навсегда.

– Враги? Кто они? Это дракон?

– Нет. Не дракон, и, скорее всего, пока не враги. Но присмотреть за ними необходимо. Для начала просто найди их и установи наблюдение.

– Да, принцесса. Но… что мы должны искать?

– Что-то вроде входа в пещеру. С массивной сдвижной дверью, замаскированной под дикий камень. Когда дверь закрыта, её не отличить от склона горы. Над открытой дверью должны быть начертаны руны, вот такие, – подчиняясь телекинезу принцессы Солнца перо вывело на листе бумаги строчку угловатых символов.

– Это должно что-то означать? – спросил Тенакс. – Охранное заклинание?

– Нет, просто девиз. Очень-очень древний девиз.

– Хорошо. Кого мы можем там найти?

– Очень сильные, высокие пони, с меня ростом, с длинным, острым, слегка изогнутым рогом и перепончатыми крыльями, как у фестралов. И у них длинные шипастые драконьи хвосты с острой костяной стрелкой на конце.

– Вы говорите о таких, как та леди… Артефактор, Диксди Дуо, если не ошибаюсь? Это её соплеменники? Как те шестеро, что недавно были здесь? – уточнил начальник стражи. – Я думал, что все они сгинули давным-давно?

– Я тоже так думала… Но я ошибалась. Скажем так, родственники её соплеменников. И они не сгинули, Тенакс, они героически пали в боях с армией Сомбры.

– Понимаю. Простите, но если они воевали против Сомбры, зачем нам их опасаться?

– Потому что они вшестером взяли замок Ордена, Тенакс. И я не знаю, чего от них ждать в следующий момент.

– Да… Это грозный противник. Либо – могущественный союзник, – заметил начальник стражи. – Орден давно уже нарывался… на порицание, я даже рад, что их… скажем так, поставили на место. К тому же, они спасли принцессу Луну.

Солнечная принцесса улыбнулась:

– М-да, Тенакс, ты умеешь подбирать эвфемизмы… Порицание… – белоснежный аликорн коротко хихикнула.

Суровый пегас коротко поклонился:

– Задача ясна, Ваше Высочество. Найти и проследить, в бой и контакт не вступать. Разрешите выполнять?

– Да, Тенакс, выполняйте.

* * *

Принцесса Твайлайт Спаркл, покидая мир людей, взяла с собой буквари, учебники русского языка и грамматики, чтобы пони могли научиться не только говорить, но и читать по-русски. Теперь она передала специалистам первой экспедиционной партии эквестрийские буквари и учебники языка. Их переслали лингвистам для изучения.

По совету Доктора Хувза на эквестрийской стороне решили возвести такую же стальную раму, ограничивающую и упрощающую локализацию окна перехода, как и в лаборатории. Лабораторную раму небольших размеров заменили рамой железнодорожного габарита, смонтированной внутри ангара. Туда заходили рельсы, а внутри было оборудовано рельсовое сужение, сдвигающее вдоль осей «ползающие» колёса адаптивных тележек вагонов и локомотивов. Ширина рельсовой колеи в Эквестрии была меньше, поэтому весь подвижной состав пришлось оборудовать тележками, способными перестраиваться с одной ширины колеи на другую. Рельсы подходили прямо к раме.

Пограничный терминал с эквестрийской стороны оборудовали на подъездных путях гидроэлектростанции, построенной между Кантерлотом и Понивиллем. Здесь при строительстве было построено ответвление от основной магистральной ветки, а оборудование для электростанции возили из Сталлионграда и Мэйнхеттена. Теперь ранее проложенные рельсы пригодились.

Из засветившегося зелёным муаровым сиянием «окна» выехали несколько грузовиков и автокран. С их помощью из готовых деталей бригада монтажников собрала переходную раму и установила в одном из тупиков. Установку перенастроили на нужные координаты, и «окно» вновь открылось уже внутри рамы.

Доктор Хувз оказался прав – как только окно перехода на обеих сторонах было заключено в стальную раму, потребление энергии тут же упало на несколько порядков. Теперь торговля с другим миром становилась полностью рентабельной.

Первый же состав, прибывший со стороны людей, доставил мостовой кран в разобранном виде, а также погрузчики для контейнеров и мини-погрузчики для паллет. Электричество подавалось с местной гидроэлектростанции, через привезённый людьми трансформатор. Впоследствии свинцово-кислотные аккумуляторы погрузчиков заменили местными энергетическими кристаллами, имевшими много большую ёмкость и плотность энергии.

Человеческий поезд поразил пони своими размерами – их поезда были больше похожи на наши узкоколейные составы. Подвижной состав и локомотивы, предназначенные для эксплуатации в Эквестрии, тоже были узкоколейными, с небольшими двухосными вагончиками. Фактически, в Эквестрию постепенно продали весь устаревший вагонный парк Советского Союза, заменив колёсные пары на нужную ширину колеи.

Управление погрузчиками пришлось делать ручным, как для инвалидов – короткие ножки пони не доставали до педалей, зато с ручным управлением легко справлялись не только единороги, но и земные пони.

С экспортом и импортом вообще всё оказалось непросто. Электрическое напряжение в Эквестрии было совершенно другое, другими были и единицы измерения, при согласовании систем измерения у метрологов с обеих сторон прибавилось седых волос. Ручки и кнопки управления на радиоприёмниках и телевизорах для пони оказались маловаты – срочно созданному НИИ специальных технологий пришлось работать «в обе стороны», согласуя товары с требованиями получателей.

Все эквестрийские фрукты и овощи были проверены на содержание витаминов, сахаров и прочих веществ. Вот они как раз оказались «на высоте» – все они были вкуснее, питательнее и полезнее «земных». Даже морковка в Эквестрии была сладкой – дети ели её с удовольствием, тогда как обычную морковку по большей части не жаловали.

Все изделия эквестрийских технологий были, по сути, штучными – среди партии энергетических кристаллов поначалу не было пары одинаковой ёмкости, и выдававших одинаковые параметры электричества. Понятия стандартизации в обществе кустарей-ремесленников не существовали. Однако, желание сотрудничать было велико с обеих сторон, а потому за инициативы политиков отдуваться, как обычно, пришлось инженерам.

Читать дальше

...