Автор рисунка: Stinkehund
X. Лира XII. Культурный шок

XI. На дороге

Лира почувствовала на лице тепло солнца и лёгкое касание ветра. Она очнулась стоящей по центру плоской каменной дороги, которая уходила вдаль в обе стороны за чистый голубой горизонт. Дорогу окружали плоские зелёные поля. Также сбоку тянулся ряд высоких столбов с верёвками, по непонятной причине натянутыми между ними. В воздухе висел едва уловимый запах, немного похожий на запах гари, но Лира не могла его опознать.

Но что действительно беспокоило её, так это огромный оттеняющий пейзаж знак, что нависал прямо над ней.

15-и минутный звонок поможет вам сэкономить 15%

Надпись была сделана на вполне читаемом эквестрийском, но значение её не имело никакого смысла. И особенно беспокоило Лиру изображённая рядом с надписью ящерица. Не человек. И она выглядела скорее как фотография, чем рисунок. Возможно, это был геккон, хотя приписанное рядом название было написано с ошибками. Селестия точно отправила её в мир людей? Она пока не видела здесь ни одного. Что если произошла ошибка?

Лира отвернулась от знака. Если есть дорога, значит, она куда-то ведёт. Значит, по ней надо идти. Она выбрала направление прочь от знака и отправилась в путь.

Лира разглядывала свои ноги, которые шагали вдоль жёлтой линии, нарисованной по центру дороги. Кто её нарисовал? Надо надеяться, не гигантская ящерица… Линия, похоже, тянулась столь же далеко, как и сама дорога.

Всего мгновение назад она стояла в Кантерлотском Замке. А теперь она… где-то в другом месте. Эти поля казались похожими на те, что она привыкла видеть в Эквестрии, но дорога, эти странные столбы и, особенно, этот странный знак с ящерицей, наглядно показывали, что она действительно в другом мире. Нужный ли это мир или нет, ещё предстояло выяснить.

Несколько минут прошли без каких-либо событий. Затем послышался низкий гул, идущий откуда-то сзади. Лира обернулась и увидела далёкий предмет, движущийся прямо к ней, причём быстро. Она застыла, не в силах сдвинуться с места. Эта штуковина пронеслась мимо неё, дёрнувшись в сторону с заставившим её зажать руками уши невероятно громким звуком, похожим на визг трубы музыканта-неумёхи. Тот запах гари усилился, когда эта штука стремительно пролетела мимо.

Это же одна из них!

Одна из повозок из её снов. Наподобие той, что она пыталась сделать из тележки Эпплджек. И той, что была изображена на фотографии родителей. Люди управляли ими. Они были настоящими, и Лира только что увидела её собственными глазами. Как бы эта повозка ни пугала своей скоростью, Лира чувствовала лишь радость. Там внутри мог быть человек, — думала она с улыбкой до ушей.

Повозка двигалась в том же направлении, куда шла Лира, и сейчас она превратилась уже в крохотную искорку вдали. Лира перешла на обочину дороги. Если за этой повозкой последуют другие, то ей бы не хотелось оказаться у них на пути. По собственному опыту она знала, как тяжело ими управлять.

Продолжая свой путь, она увидела зелёный знак — не такой огромный как предыдущий, тот, что с ящерицей. Этот содержал на себе всего несколько слов. Лира остановилась прямо перед ним.

DES MOINES 7

И как это читается? И что это такое? По крайней мере, по счастливой случайности предыдущий знак нормально читался по-эквестрийски, но о значении этого знака Лира не имела ни малейшего понятия.

Продолжая идти вперёд, Лира проговаривала про себя это слово «Des Moines», подбирая разные варианты произношения. Ни один из них не звучал подходяще. Что ж. Рано или поздно она разберётся.

Что-то замаячило впереди на дороге — белая точка, постепенно обретающая очертания дома. На вид он не слишком отличался от привычных Лире построек. Любая постройка означала что всё хорошо, ведь там может кто-то жить, и этот кто-то наверняка поможет ей определиться со своим местоположением.

Подойдя поближе, она приметила одну из повозок — красного цвета, слегка ржавую и совершенно неподвижную. Лира направилась к ней, чтобы разглядеть получше. В настоящее время штуковина сохраняла неподвижность, но Лира всё равно подбиралась к ней с осторожностью, на всякий случай.

Сойдя с дороги, она пошла по грунтовой тропе, идущей мимо дома. Сбоку от неё тянулся ряд деревянных столбиков с натянутой между ними железной сеткой. И тогда она увидела их.

Не людей, а пони. Они выглядели совсем иначе, не так, как дома. Их шкуры были тусклых оттенков серого и коричневого, и, когда Лира подошла ближе, то обнаружила, что у них нет Меток. Их лица также были несколько длиннее. Но всё же здорово было повстречать кого-нибудь, с кем можно поговорить.

Лира подошла к ограде и положила руки на ближайший столбик.

— Эм, извините. Я здесь недавно. Я ищу людей.

Пони ничего не ответили. Один из них взмахнул хвостом.

— Ну, вы знаете о людях, так? Они выглядят… ну, как я… — голос Лиры затих. Что-то здесь было не так. — Вы ведь говорите по-эквестрийски?

По-прежнему нет ответа.

— Звините. Частная территория.

Поначалу Лире показалось, что это сказал пони, что было странно, так как ни один из них не открыл рта. Но затем она обернулась и увидела человека, стоящего и смотрящего на неё в упор. Она отшатнулась от неожиданности и ударилась спиной об ограду, выставив руки назад, чтобы удержаться.

Этот человек был мужчиной — в этом она была уверена. Его волосы были очень коротки, они едва доходили до ушей, как, судя по рисункам, было принято у большинства людей-мужчин. На нём была надета белая рубашка и тёмно-синие штаны, а также тяжёлые, обляпанные грязью ботинки.

Лире понадобилось некоторое время, чтобы обрести дар речи.

— О… да? Я просто… — во рту у неё пересохло. — Я, эм, ищу какое-нибудь место ну, с людьми. Вроде нас с вами.

Сказав это, она широко и напряжённо улыбнулась.

Человек посмотрел на неё так, будто она сказала что-то странное. Он поднял руку и указал в направлении, в котором она изначально шла.

— Ближайший город — Де-Мойн. Всего несколько миль по дороге.

Он произнёс это название как «Дэй Моинэ».

Лиры уставилась на его руку, а точнее, на пальцы.

— О… Спасибо!

— Я не знаю, куда вы направлялись, но я хочу, чтобы вы ушли. Вы пугаете лошадей, — сказал человек.

— Д-да… Извините, — испуганно сказала Лира. Она уставилась на свои ноги, потому что вдруг забыла, как ими пользоваться — просто передвинуть сначала одну, потом другую…

— Спасибо ещё раз!

Она развернулась и побежала к дороге, по которой пошла затем вперёд, опустив голову и скрестив руки на груди. Только поняв, что уже отошла на достаточно большое расстояние, она, наконец, расслабилась и замедлила шаг.

Несмотря на то, насколько ужасно прошёл этот разговор, Лира всё равно не смогла сдержаться и не рассмеяться от радости.

Она только что поговорила с настоящим человеком! Конечно, она и сама им была, но всё же чувство было чудесным. Каким бы невозможным это ни казалось, люди жили и процветали. И ей предстояло встретиться с ними во множестве.

Лира на всякий случай потыкала себя в лицо рукой. Потом ещё раз, посильнее, но по-прежнему ничего не происходило. Значит, она не спит. Она ожидала, что проснётся и обнаружит, что заснула от скуки на Гала и ей всё это приснилось. Но она была здесь, и она была человеком.

Лире предстояло ещё привыкнуть к тому факту, что люди широко распространены в этом мире. Они всегда казались ей далёкими и недостижимыми. Но в этом мире их, наверное, целые тысячи. И в Де-Мойне будет больше подобных уже встреченному.

— Дэ-Мойн… — произнесла Лира вслух, стараясь выговорить это слово как тот человек. Наверняка от неё потребуется знание правильного произношения этого названия.

В следующий раз, когда она увидит человека, ей надо постараться сохранять спокойствие. Это ведь просто очередной этап её исследований — наблюдение в естественной среде. Ей потребуется некоторое время, чтобы понять, как этот мир живет, и ей придётся воспользоваться всем, что она знает о людях, если она рассчитывает прожить здесь всю оставшуюся жизнь.

Всю оставшуюся жизнь… Здесь теперь её дом. Она оглянулась вокруг, но пейзаж немногим изменился с прошлого раза, как она оглядывала окрестности. Он выглядел мирно. Не о чем было беспокоиться. В мире людей всё будет хорошо.

И всё же… что-то ещё беспокоило. Пони ей так и не ответили. И опять же, они не слишком были похожи на пони; их черты лица были совершенно другими. Они, конечно, более-менее подходили для того, чтобы хотя бы напоминать тех пони, с которыми она прожила всю жизнь…

Лира встряхнулась. Не о чем здесь беспокоиться. Она теперь человек. Нет больше никаких причин думать о пони.

Ступни начали болеть. Удивительно, конечно, само по себе то, что она так легко научилась ходить на двух ногах, но всё равно это было непривычно. До этого она ходила на двух ногах только во снах.

Стараясь не слишком думать об уставших ногах, Лира принялась осматривать руки. Она провела пальцами одной руки по другой, ощупывая кожу и структуру лежащих под ней костей. Она изучала интересные узоры из линий на ладонях. Руки не имели вообще ничего общего с копытами пони, равно как и с её сотворёнными магией руками.

Но что лучше всего — эти руки у неё навсегда. Бон-Бон отныне не может приказать ей от них избавиться, и, к тому же, они были той важной частью, что делали людей людьми.

— Ты думала, что мы даже не существуем, — сказала она шёпотом, улыбаясь. — И вот, хотела бы я, чтобы ты меня теперь увидела, Бон-Бон…

Эта мысль заставила её остановиться, потому что именно сейчас она внезапно осознала, что никогда больше не увидит Бон-Бон. Лира, возможно, больше никогда не сможет поговорить с другой пони — те, что ей повстречались, не были способны к речи, насколько она поняла. Только сейчас на неё начало обрушиваться понимание того, скольким же она пожертвовала за возможность стать человеком.

Но всё ведь не так уж и плохо, да? Она мечтала об этом с самого детства. И вот она оказалась в королевстве существ, о которых она читала все эти годы — её собственной расы, как оно оказалось в итоге. И это понимание вернуло улыбку ей на лицо.

За последующий час, мимо пронеслось ещё несколько повозок, и Лира провожала каждую любопытным взглядом. Как же на самом деле они ездят, если люди не способны управлять магией? Они двигались гораздо быстрее, чем повозки, ведомые пони. Одна из встретившихся ей была огромной, с несколькими парами колёс и большой, похожей на коробку, секцией сзади. На ней было что-то написано, но повозка двигалась слишком быстро, так что она не успела ничего разобрать.

По крайней мере, Лира была уверена, что люди не способны к магии. Заметив стеклянную бутылку на обочине дороги, она сосредоточилась на ней, пытаясь поднять её в воздух… По-прежнему ничего. Бутылка осталась безжизненно стоять на своём месте.

Лира подняла голову и увидела вдали несколько построек. Группа домов, довольно близко стоящих друг к другу. Возможно, это то самое поселение, в которое она и направлялась. Это была её цель, и, увидев её собственными глазами, она почувствовала прилив новой энергии. Там будут другие люди. Может быть, даже её родители.

Ходьба на двух ногах отныне была уже почти бессознательным действием. Она сосредоточилась на тех зданиях. Ещё одна повозка пролетела мимо, задув волосы на лицо. Лира сдвинула их пальцами, обратив внимание на ещё одно полезное им применение. По мере того, как она подходила к городу, постройки начали обретать чёткость.

Осталось совсем немного.





Спустя несколько часов она дошла до города. Разбросанные по округе фермерские дома сменились кварталами из сотен жилищ, каждое высотой в один или два этажа. Затем постройки становились всё больше и больше, пока не превратились в огромные башни ближе к центру. Этот город запросто мог оказаться столицей человеческого мира. Или той страны, в которой она оказалась.

Лира смотрела вверх, на самое высокое из зданий, прямо у основания которого она стояла. Оно должно быть как минимум тридцати этажей в высоту, и крыша его была сделана в виде тёмной пирамиды. От одной близости к этому зданию у неё закружилась голова.

Она видела высокие дома и в Эквестрии. Но эти здания… Они казались совершенно гигантскими. Когда башни только попали в её поле зрения, она подумала, что они довольно велики, но на деле здания эти были больше, чем любая постройка Мейнхеттена. И даже более того, башни Кантерлота, которые, несмотря на все разделявшие два города мили, ясно видны из Понивилля, казались карликами на их фоне.

Как и говорила Принцесса Селестия — эти люди определённо развились куда дальше, чем те, что обитали когда-то в Эквестрии.

Лира шла по улице, задрав голову и не отрывая взгляда от вершины башни, а потому врезалась в человека.

Столкнувшись с препятствием, она подпрыгнула от неожиданности.

— И-извините… — сказала, заикаясь, она.

— Смотри куда идёшь, — ответил одетый в костюм с галстуком мужчина и тут же поспешил дальше.

Здесь их были сотни. Люди. Везде. Всех цветов — но, как Лира и ожидала, спектр расцветок лежал в пределах от тёмно-коричневого до светло-бежевого оттенка, как у неё самой. Немного больше разнообразия было в расцветке волос. Множество коричневых и чёрных тонов, но также было несколько рыжих, жёлтых и серых.

Лира осознавала, что у неё самой волосы — зелёные. Никто на это не обращал особого внимания, но, всё равно, кое-кто бросал на неё взгляд-другой. Может… это просто очень редкий для людей цвет. Как Рейнбоу Дэш была единственной известной Лире пони с подобной многоцветной гривой.

Но это был лишь один из множества вопросов, что витали в тот момент у неё в голове. Город выглядел практически точно так же, как тот, что ей раньше постоянно снился. Она не узнавала конкретных деталей, но, в целом, всё выглядело очень похоже. Безусловно — это место, откуда она родом, и мысль эта несла с собой радостное возбуждение.

Всё казалось почти нереальным. Лира находилась в центре человеческого города, со всех сторон окружённая людьми, и она не выделялась из толпы. Она была одной из них. Может, её и вырастили пони, но в душе она была настоящим человеком.

Здесь всё дышало энергией. Понивилль был тихим маленьким городком… Большую часть времени, по крайней мере. Но обычный день в человеческом городе полнился невероятным количеством движения — идущие в разные стороны люди, сияющий свет кругом — всё казалось праздником…

И эти повозки, что ездили между домов! По-видимому, в этих узких проходах они могли замедляться и управляться с высокой точностью. Какую бы магию люди ни использовали, они контролировали её безупречно. Более логичного объяснения Лира придумать не могла.

Лира наблюдала за людьми вокруг, но ни разу не заметила, чтобы кто-то использовал магию. По крайней мере, не в том виде, который она бы могла распознать. Они носили всё только в руках. Ну конечно, как иначе? Если есть выбор между переносом чего-то силой разума и возможностью почувствовать настоящий, осязаемый предмет у себя в руке, то какие могут быть сомнения? И всё же она не могла с уверенностью сказать, что повозки и свет работали бы, если бы люди не пользовались какой-то магией.

Лира стояла на очередном углу улицы, ожидая сигнала к переходу. Она решила, что попробует перейти улицу только будучи в группе. На пересечениях улиц располагались панели с фигурками людей и яркими красными ладонями. Эта деталь мгновенно привлекла её внимание. Понаблюдав за поведением людей, она поняла, что рука означает «прохода нет», а идущий человек — что улицу можно переходить. Так или иначе, лучше было следовать за другим человеком, на всякий случай.

Перед ней затормозила и остановилась повозка. Из неё доносилась громкая музыка. Точнее, что-то вроде низкого басового ритма, который, казалось, сотрясал землю. Лира обернулась на неё, переходя улицу, и увидела человека на переднем сидении, постукивающего пальцами в ритм. Откуда эта музыка идёт?

Лира продолжила свой путь вглубь города, но она чувствовала, что уже заблудилась. Эта сеть зданий и улиц казалась бесконечным лабиринтом, и она совершенно не представляла куда идёт. Ей хотелось повидать всё.

Всё кругом было в знаках и словах, и не все из них были понятны. Откуда ей знать, что значит «Обслуживание в машине и банкомат»? И она была совершенно точно уверена, что «У Квизно» осмысленным словом не являлось. А может быть и нет. Может, она понимала в устройстве этого мира ещё меньше, чем думала.

На одном из зданий было написано большими красными буквами «Мариотт», что было, судя по всему, названием. Похоже на отель. Это ей напомнило — у неё нет места, где она могла бы переночевать. Но без денег ей даже не имеет смысла искать подходящее для ночлега место. Что бы люди ни использовали в качестве валюты, у неё этого не было. К тому же этот отель выглядел невероятно напыщенно. Судя по тому, что она разглядела в его вестибюле, комнаты в нём должны быть даже лучше, чем королевские номера в гостинице Кантерлотского Замка.

Дальше по улице Лира увидела магазин с выставленными на витрине книгами. Она остановилась и пригляделась к заголовкам. Здешние книги отличались от эквестрийских. Обложки были интересными: по большей части с полноцветными фотографиями на них, но при этом они казались едва ли толще самих страниц. Впрочем, здесь лежало и несколько традиционных книг в твёрдой обложке, но они были в меньшинстве.

Лира открыла звякнувшую колокольчиком дверь и вошла внутрь, чтобы оглядеться. Внутри оказалось несколько столов в ряд, с разложенными на них книгами, а ближе к дальней стене магазина располагались ряды полок.

— Привет, как дела? — сказал человек за стойкой, по-видимому, владелец. Мужчина с прямоугольными очками в толстой оправе.

— Неплохо… — ответила Лира.

— Скажите, если вам понадобится что-нибудь подсказать.

— Спасибо, — она направилась к полкам, не оглянувшись на продавца.

Совершенно обычное, повседневное приветствие. Пони сказал бы то же самое, если бы она зашла в его магазин, но это был человек. Существо, которое ещё совсем недавно перестало быть для неё просто картинкой в книге, только что с ней поговорило. Тяжело будет к такому привыкнуть.

Здесь было тихо, и запах бумаги напомнил ей о доме. Она была рада узнать, что люди ценили книги так же высоко, как их ценили пони.

Лира пропустила пальцы сквозь волосы, наслаждаясь касанием руки, пока придумывала, что ей делать дальше. Её внимание привлекли выставленные перед ней на полке книги. Некоторые стояли обложками, а не корешками к ней. Имена авторов были написаны местами даже крупнее, чем названия самих произведений — Роберт Джордан, Стивен Эриксон, Томас Микелакос… У людей такие интересные имена.

Она взяла одну книгу с полки. Она лежала тяжело в руке, но то был хороший вес. Люди, изображённые на обложке, судя по стилю одежды, напоминали скорее тех, кого она знала по своим старым книгам. При близком рассмотрении оказалось, что это был рисунок, а не фотография. Эти крытые соломой жилища на фоне выглядели в точности как тот дом, в котором она жила с Бон-Бон, но вместо пони там обитали люди — одетые в броню и носящие с собой длинные мечи и топоры.

Положив толстую книгу обратно на полку, она заметила табличку над стеллажом. Значит, это секция «фэнтези»? Но… Это были единственные знакомые ей по исследованиям вещи, тогда как всё остальное в этом мире на самом деле выглядело как фантазия.

Лира поблуждала по магазину ещё какое-то время. Большинство книг были о выдуманных историях. И всё же, каждая была написана о людях, а значит, они все очаровывали её. Она просто хотела понять, как работает этот мир, в котором она чувствовала себя такой потерянной.

У неё нет времени поддаваться ошеломлению. В первую очередь ей надо найти способ заработать немного денег. А затем надо будет побеспокоиться о месте, где переночевать и поесть. Лира впервые заметила с момента, как вошла в город, что голодна — возможно, из-за того, что потратила немало сил на дорогу.

Покинув магазин, она пошла дальше по улице. Количество людей, что встречалось ей на пути, было действительно потрясающим. В Понивилле она знала каждого пони. Кантерлот казался большим городом. Но здесь — здесь должно быть живут сотни людей.

Здания расступились: она подошла к открытому зелёному парку. Поразительно, насколько он был похож на парк Понивилля. Здесь были газоны, деревья, ухоженные сады… По парку ходили люди, так что у неё была аудитория. Это самое главное.

Лира уселась на скамейку, так же, как делала это дома. Достала лиру из сумки, поставила кофр на землю перед собой и принялась играть.