Автор рисунка: aJVL
XVIII. Прошлые жизни XX. Снова дома

XIX. В небо

Прямо над их машиной пролетела какая-то огромная штука с жёсткими крыльями, которые были явно созданы для планирования. Лира прильнула к окну, желая разглядеть, что это такое. Она была совершенно точно уверена, что эта штуковина не живая, несмотря на громкий рёв, с которым она пронеслась над ними.

— Что это было? — спросила она, всё ещё пытаясь рассмотреть её через окно уже с другой стороны. В небе по-прежнему было темно.

— Это просто самолёт. Ты, скорее всего, полетишь на таком же, — сказала Одри. Её, кажется, этот вопрос застал врасплох.

— Точно. Ты сказала, что я полечу… — Лира никогда прежде не видела ничего подобного. Она ожидала, что полетит на дирижабле или воздушном шаре, ну или чём-нибудь, хоть немного похожем на правду.

После того, как они поговорили по телефону с её отцом, родители Одри помогли ей забронировать билет в Филадельфию. Он стоил ей практически всех денег: и тех, которые она заработала, помогая этой семье по дому, и тех, которые получила в качестве концертных гонораров. Она беспокоилась по поводу долга перед Нэтаном за гитару, но тот попросил её не волноваться. Гитара сейчас лежала в багажнике вместе с чемоданом, в который была сложена её одежда.

Лира проснулась около часа назад. Было ещё так рано, что казалось — всё ещё стоит ночь. По мере того, как они приближались к аэропорту, Лира постепенно начинала всё больше и больше тревожиться и осознавать, насколько же неуютно она себя чувствует.

Не полет сам по себе заставлял её нервничать. Проблема была скорее в том, как люди летают. И её сомнения только начали расти, стоило ей узнать, что люди летают на этом самом «самолёте». Он ужасно громок, ужасно быстр и ужасно громоздок. Люди способны добиться невероятных вещей безо всякой помощи магии, но вот самолёт казался ей сомнительным достижением.

Она раньше уже бывала в облаках, и неоднократно. Циррус родом из Клаудсдейла и по-прежнему работает там в одном из тамошних производственных центров. Когда Лира была совсем маленькой, отец, точнее, нет, не отец, а просто Дьюи — брал её с собой в облачный город.

Он создавал заклинание, благодаря которому единороги могут ходить по облакам, а потом они вылетали туда на воздушном шаре из Кантерлота. Лира по-прежнему отчётливо помнила, каким удивительным ей показался в первый раз этот город в небесах. Он ничем не напоминал обычные наземные города. Поездка в Клаудсдейл казалась путешествием в другой мир.

Как только Лира достаточно подросла и научилась пользоваться магией, Дьюи научил её самостоятельно пользоваться заклинанием для хождения по облакам. Это было заклинание повышенной сложности и не слишком широко распространённое, но после некоторой практики она его освоила. Родители ей очень гордились.

Ну, ясное дело, гордились. Человек сумел освоить такое сложное заклинание? Они, должно быть, прекрасно тогда понимали, что это значит. Ещё ни один человек не мог до неё пользоваться магией. И всё же, они не сказали об этом ни слова в течение всего её детства.

Недавно Лире показалось, будто она снова очутилась в Клаудсдейле. Снова к ней вернулось то самое чувство, которое она испытала, оказавшись единственным единорогом в городе пегасов. Это чувство не притуплял даже тот факт, что здесь, в Де-Мойне, она была таким же человеком, как и все его обитатели.

— Просто чтоб убедиться. Ты не забыла посадочный талон? — голос Одри вернул Лиру назад, в настоящее время.

Она задумалась на мгновение, старательно вспоминая, что это означает.

— Ты имеешь в виду билет? Ага, — Лира нашла его в сумке. Это был листок бумаги, который Одри распечатала у себя на компьютере. Им даже не пришлось ехать в аэропорт, чтобы его купить.

— У тебя пересадка в Чикаго. Постарайся дойти до гейта вовремя, иначе… В общем, лучше об этом не задумываться. Ты справишься самостоятельно, да? — сказала Одри.

— Конечно. Я… — Лира собиралась было сказать, что прожила самостоятельно уже много лет и уже не раз путешествовала поездом, но решила, что поднимать тему своего прошлого, особенно прошлого в Эквестрии, было бы не самым умным решением. — Не беспокойся обо мне.

Одри глубоко вздохнула.

— Ага. Ты, пожалуй, права, — произнесла она. — К тому же твои родители сказали, что будут тебя встречать в аэропорту Филадельфии.

Её родители. Она так волновалась о предстоящем полете, что практически забыла, для чего это всё было затеяно. Может, именно из-за этого она и нервничала.

— Они будут ждать… Они тебе так и сказали, да?

— Конечно, — ответила Одри. — Слушай… Если ты нервничаешь по поводу встречи с ними в первый раз, я тебя понимаю. Это совершенно естественно.

— Они не уверены до конца, что я их дочь. Они сказали, что мне устроят какой-то тест.

— Ну, тест ДНК — на самом деле единственный способ надёжно тебя опознать. Он всё равно будет необходим, даже если ты не сможешь ничего вспомнить.

Лира могла догадаться, что имела в виду Одри. Она всё ещё была убеждена, что Лира сумасшедшая, или что она что-то скрывает. Они обе не касались темы Эквестрии с тех самых пор, но она по-прежнему была у обеих на уме.

— Ты не забыла дать ей наш телефонный номер, Одри? — сказала мать за рулём машины. — Лира, когда приедешь домой, постарайся нам позвонить. Дай нам знать, что нормально доехала.

— Пожалуй, — ответила Лира. Она повернулась обратно к окну, в надежде углядеть, что над головой пролетят ещё самолеты. — Как, говорите, далеко мне лететь?

— Ты там будешь не раньше полудня. Это примерно… Ну, наверное, шесть, семь сотен миль?[1] — сказала Одри. — Почти полстраны.

— Ты серьёзно? — удивилась Лира. — Сегодня в полдень?

Ничто в Эквестрии не отстояло друг от друга на шесть сотен миль. Такое расстояние казалось невозможным. И пересечь его меньше чем за день... Если люди способны на такое, то Лира поражена их возможностям даже больше, чем прежде.

И всё же самолёт должен быть безумно скоростным, чтобы так быстро преодолеть это огромное расстояние. Лира опять почувствовала себя как на иголках.

— Просто расслабься, — сказала ей Одри. — Я летала несколько раз. Всё не так уж страшно.

— Конечно… — постаралась выжать улыбку Лира.

Машина въехала в обширное тёмное здание. Здесь было припарковано множество других автомобилей, все разных цветов и форм. Машина долго лавировала в этих узких проходах, забираясь по пандусам на несколько уровней вверх. Хоть к настоящему моменту Лира и привыкла уже к машинам, а миссис Лорен была гораздо более аккуратным водителем, чем Нэтан, она всё равно боялась, что они слишком близко проезжают мимо других машин и стен. Но, по крайней мере, они пока что оставались на земле.

Как только они остановились между двух других автомобилей, Одри тут же распахнула дверь и вылезла наружу. Лира последовала за ней следом. Крышка багажника отщёлкнулась, и она достала оттуда гитару и чемодан. Он был маленьким и дешёвым — просто наскоро купленная сумка, чтобы упаковать её небогатый гардероб. Ручка у чемодана выдвигалась, чтобы его можно было тащить одной рукой, катя за собой на колесиках. Это гораздо проще, чем нести багаж у себя на спине или даже левитировать по воздуху магией.

— Тебе помочь донести чего-нибудь? — спросила Одри, наблюдая за тем, как Лира водружает себе на спину гитарный футляр. У её бедра уже висела маленькая сумка, а у ног стоял чемодан.

— Вы же меня проводите? — спросила Лира.

— Мы будем с тобой, пока ты не дойдёшь до досмотра. Там проверят содержимое твоих сумок, — объяснила Одри. Лира недоумённо на неё посмотрела. — Всё не так сложно, как кажется. Правда.

— Я просто никогда прежде не проделывала столько действий, чтобы куда-то поехать. Я ездила на поезде несколько раз, — сказала Лира. Они пошли мимо рядов тихих и неподвижных машин. Ещё один автомобиль проехал по проходу, но больше им никто не встретился.

— На поезде? А где это было? — спросила миссис Лорен.

— Это… — Лира обратила внимание на выражение лица Одри. — Это было довольно давно.

Ей надо следить за собой. Она опять попалась, несмотря на то, что пообещала себе так больше не делать. С её родителями всё будет начато с нуля, так что она упростила свою историю — она будет говорить, что просто ничего не помнит. Она расскажет им ровно столько, сколько им бы хотелось услышать о Де-Мойне: о жизни с семьёй Одри, об изучении гитары и о прогулках по городу. И абсолютно ничего о происходившем с ней до того. Всё должно быть так, будто Эквестрии никогда не существовало.

Они пересекли переход, идущий над дорогой. За это время, под ними проехало всего несколько машин, освещая перед собой дорогу фарами в тусклом утреннем сумраке. Здание, в котором они оставили машину, было несколько этажей в высоту, и оно было довольно большим, но остальная часть аэропорта казалась ещё больше. Совсем ничего похожего на простую железнодорожную платформу в Понивилле.

Даже вокзал в Кантерлоте обычно казался огромным, но он был просто ничем по сравнению с этим зданием. Этот аэропорт был, к тому же, гораздо запутаннее — казалось бы, совершенно неоправданно. Ей всего-то нужно сесть этот их самолёт и лететь, так чего в этом должно быть такого сложного?

Она доверила Одри и её матери говорить с людьми в аэропорту. Им нужно было встать в очередь, чтобы показать билет человеку за стойкой, где он сидел за компьютером. Затем служащие забрали у неё чемодан и гитару. Лира было запротестовала, когда они взяли их со стола и унесли, но Одри ей сказала:

— Они просто проверяют твой багаж. Когда прибудешь в Филадельфию, тебе надо будет просто прийти на выдачу багажа и там их забрать.

— Но…

— Они не теряют вещи при перелёте. Обычно, — сказала Одри. Лира снова было запротестовала, но та её перебила. — Забудь, что я только что сказала. Всё будет хорошо. Не беспокойся ни о чём.

Лира никак не могла понять, почему не может взять с собой в самолёт все свои вещи. Гитара, конечно, по-прежнему ей не принадлежала. Она потратила на авиабилет практически всё, что у неё было — осталось всего несколько долларов. Ей очень хотелось заплатить Нэтану за инструмент, хотя бы в благодарность за то, что он сделал для неё столько хорошего. Без того концерта она не смогла бы оплатить билет. Нэтан сказал ей, чтобы она не беспокоилась о гитаре, и что она может отдать ему деньги как-нибудь потом. Но как? По почте? Она надеялась, что почтовая система работает здесь как в Эквестрии… и что доставщикам можно доверять.

Сдав большую часть багажа и оставив только сумку у Лиры на плече, они пошли дальше по аэропорту. Лира была поражена размерами этого места. Подумать только — ей казалось, что молл был велик.

Они подошли к необычным лестничным пролетам: они двигались. Одри с матерью встали на лестницу и просто остались стоять; подвижные ступени сами потащили их наверх. Лира настороженно последовала их примеру и встала на ступень. Почему именно в этом была необходимость, она не понимала — судя по всему, достичь следующего этажа было бы проще и быстрее, если бы они просто пошли сами — впрочем, у Лиры и без этой загадки было много всего на уме.

Она скоро будет дома. И тогда она сможет расслабиться. Сосредоточиться на изучении человеческого поведения. А пока ей надо просто перетерпеть.

Они остановились прямо перед тем местом, где Лира должна была проходить досмотр. Здесь стояла длинная очередь из ожидающих прохода людей. Она пригляделась к тому, что происходило в переднем краю очереди — пассажиры отправляли вещи в какую-то машину и проходили через воротца, которые время от времени издавали писк, заставляя людей останавливаться, после чего их обыскивали сотрудники в синих униформах. Весь процесс становился всё страннее и сложнее, по мере того, как они всё дальше продвигались по аэропорту.

— Дальше мы идти не можем, — сказала миссис Лорен. — Ты справишься?

— Когда доберёшься до Чикаго, просто сразу иди к нужному гейту. Не потеряйся. Не знаю, что тебе делать, если ты пропустишь следующий рейс, — сказала Одри.

Лира кивнула, всё ещё поглощенная разглядыванием очереди, место в которой ей предстояло занять.

— Пожалуйста, приготовьте документы с фотографией[2] при подходе к пункту досмотра! Спасибо, — объявил один из людей в форме.

— У меня нет документов, — Лира бросила взгляд на Одри, потом на её мать. — Что мне делать?

— Тебе тогда в другую очередь, вон там. Проблем быть не должно. Но они… скорее всего тебя всё равно обыщут. [3]

— Эм… хорошо… — произнесла Лира. Она поглядела туда, куда показала Одри. Там очередь, по крайней мере, была гораздо короче.

— Тебе лучше поторопиться. Ты же не хочешь пропустить рейс? — сказала Одри.

— Ага, — Лира кивнула.

— Не забудь позвонить, когда будешь дома, — добавила миссис Лорен.

— Обязательно. Думаю, я запомнила, как это делать…

— Ты справишься, не волнуйся, — сказала Одри.

— Ты права… Я там буду уже сегодня в полдень, как ты говорила.

— Ты как, готова? В смысле, путешествовать самостоятельно? И… встретиться с ними.

— Ага… Я ведь как раз этого и хотела с самого начала. Мне надо попасть обратно домой, к моим настоящим родителям, — сказала Лира. — Я бы не смогла так далеко продвинуться без вашей помощи.

Бросив прощальный взгляд назад, Лира поспешила занять место в очереди. Пока она ждала там какое-то время, она наблюдала за проходящими досмотр людьми, задаваясь снова и снова вопросом, в чём смысл этого этапа… её основные вещи уже забрали, но, очевидно, ей можно было взять с собой одну сумку, которая тоже должна быть досмотрена. Всё это было как-то бессмысленно усложнено.

— Пожалуйста, подойдите, мэм.

Лира поняла, что обращались к ней. Пришла её очередь.

Сотрудник аэропорта принялся ощупывать ладонями её руки и ноги. Будто бы искал что-то, спрятанное в рукавах. Лира ничего не скрывала, так что, если не обращать внимания на неприятное вторжение в личное пространство, она не возражала.

Но она чуть было не запаниковала, когда увидела, что люди принялись копаться в её сумке. Они открыли кофр с лирой и пролистали дневник, заполненный наблюдениями за человеческим поведением. Раз они увидели, что она их изучала, они начнут задавать вопросы, а ведь Одри не слишком хорошо отреагировала на ответы…

Досмотр закончился, и всё было положено на место. Лира тщательно проследила за тем, чтобы всё было положено как надо. По-видимому, они не нашли в её вещах того, что искали, а потому пропустили её без помех. Ей вернули сумку, и она, повесив её обратно на плечо, прижала к бедру рукой и поспешила с пункта досмотра на другую сторону.

Снова сама по себе.

В некотором роде, она чувствовала себя так же, как в свой первый день жизни человеком. Одинока, без друзей, которые могли бы ей помочь и указать дорогу дальше.

Это место, по ту сторону досмотра, называлось «Столичный Рынок». По-видимому, здесь можно купить еду. Несколько людей сидели здесь, ели завтрак, но Лира сейчас слишком нервничала, чтобы даже думать о еде.

Лира бросила взгляд назад, на пункт досмотра. Эти люди в форме явно что-то искали. Не всех они обыскивали так тщательно, как её, но всё равно очень старательно. Но сколько бы Лира ни наблюдала за процессом, она так и не увидела, чтобы они нашли то, чего боялись найти.

Экран над головой — как телевизор, только с неподвижными буквами, — похоже, показывал все рейсы и направления. Она осмотрела этот список. Атланта, Остин… Чикаго! Он находился довольно высоко в списке. Гейт C6. Главное, осталось его найти.

— Внимание, пассажиры, — раздался женский голос. Он говорил спокойным тоном, но Лира всё равно вздрогнула от неожиданности, так как не могла никак понять, откуда он доносился. — Объявляется посадка на рейс 3849, Delta Airlines в Орландо, через гейт A2.

Коридор справа, похоже, вёл к номерам группы C. C6, должно быть, находится где-то в конце. Она пошла по коридору, разглядывая разных людей, ожидающих своих рейсов. Несмотря на столь ранний час — примерно шесть часов утра — в аэропорту было полно людей. Хоть для неё этот способ полётов был в новинку, люди, похоже, давно к нему привыкли. Ещё один аспект человеческой жизни, в котором ей доведётся поучаствовать. В любом случае — даже если это её пугает.

Между секциями коридора через одинаковые промежутки были расставлены сидячие места. Сквозь широкие окна виднелось несколько самолетов, ожидающих своих рейсов в сумерках раннего утра. Комната с табличкой C6 обнаружилась в самом конце коридора.

Заняв место на мягком сиденье, она откинулась на спинку и попыталась расслабиться. То тут то там на глаза попадались другие люди. Некоторые читали книги или глядели в устройства, выглядящее как переносные компьютеры, другие же, похоже, спали, или просто отдыхали, что было неудивительно, учитывая столь ранний час. Здесь попадались представители всех возрастов — был один человек с седыми волосами и морщинами, а также несколько семей с маленькими детьми. Эти юные люди были особенно уставшими. Один из них, который не спал, выглядел сердито. Обратив внимание на этих детей, Лира подумала о своей собственной маленькой сестре. Как она выглядит? Как вообще люди выглядят в семилетнем возрасте? У них, в отличие от пони, другие стандарты возрастов… Она даже не могла предположить возраст присутствующих здесь детей.

Лира открыла сумку. Всё, вроде, было в полном порядке, даже после обыска. Найдя дневник, она достала его и пролистала несколько первых страниц, на которых были набросаны зарисовки из её снов. Записи в дневнике в одном месте резко изменились в почерке — то был момент, когда она начала использовать для письма руки. Позже, записи изменились снова, на этот раз, когда она уже стала человеком. Лира нашла пустую страницу и принялась составлять список городов, которых могла вспомнить.

Атланта. Мемфис. Эти было легко запомнить. И ещё какое-то место, под названием «Феникс».

У Принцессы Селестии был один из них. Лире было интересно, водятся ли они ещё в человеческом мире — за время своего пребывания здесь ей доводилось видеть не так уж много животных, так что она не могла сказать точно, какие существа тут обитали, а какие нет. Если единороги здесь даже не считались за реальных существ, то в чём вообще может быть какая-то уверенность?

Она сидела здесь уже несколько минут, просто наблюдая за другими людьми. Они ничего особенного не делали. Ещё несколько пришло за это время в эту зону ожидания и расселось на сиденьях.

Снаружи, огромные крылатые машины, типа той, на которую она вот-вот взойдёт, скользили по дорогам, и где-то там, вдали, можно было видеть, как они взлетают. У них есть крылья, но они ими не машут. Как же они двигаются? Она нечасто задумывалась над тонкостями работы человеческих технологий, но эта штука ведь поднимет её на сотни футов в воздух…

— Внимание, пассажиры. Рейс United Airlines 6190 в Чикаго открыт для посадки на гейте C6.

Лира вскинула голову при упоминании Чикаго. Она ничего не знала об этом городе, только то, что ей как раз туда и нужно. Люди двинулись к проходу, который, похоже, был соединён со ждущим снаружи самолётом. Ей ничего не оставалось, кроме как последовать их примеру и встать в очередь на проверку талонов и вход в самолет.





Самолёт внутри оказался всего лишь трубой с рядами кресел и низким потолком. На большинстве из этих сидений уже устроились люди. Выглядело всё это в некотором роде похоже на поезд, только… меньше, и эта штука собиралась взлететь в облака.

Лира прижала к боку сумку, продвигаясь по проходу. Она не хотела задерживать очередь у себя за спиной. Она оглядывала сидения в поисках ближайшего свободного.

— Извините… — она перешагнула через человека, мужчину, и упала на своё сиденье. По-прежнему прижимая сумку к груди, она глубоко вздохнула.

— Ой-ёй. Ну у тебя и видок, — сказал человек на соседнем кресле. Это был мужчина со светлыми волосами, может, лишь немного старше её. Ей по-прежнему трудно было оценивать возраст людей, но он, кажется, выглядел только чуть-чуть старше Нэтана, но не настолько старше, как члены её группы. — С тобой всё нормально будет? Меньше всего мне надо, чтоб ты тут блевала весь полёт.

— С-со мной всё будет в порядке, — выдавила Лира.

— По тебе не похоже.

— Я просто никогда не бывала в такой ситуации.

— Первый полёт?

— Нет… я бывала в облаках кучу раз. Только… — она обвела салон руками. — Не в этих штуках.

— Ты либо упоролась, либо совсем сумасшедшая.

— Я не сумасшедшая! — воскликнула она. Похоже, этот возглас прозвучал, как чересчур несдержанная вспышка, потому что он на неё теперь странно смотрел. Она начинала с чистого листа, и ни к чему всё портить, как она испортила с Одри. — Я летала… на воздушном шаре.

Он медленно кивнул.

— Мда, это определённо будет интересный полёт.

— Правда? А что случилось?

— Ты, например.

— О. Точно, — она попыталась улыбнуться. — Не волнуйся. Я просто слегка нервничаю.

Опустив глаза на свои руки, она вспомнила о человеческом этикете. Оторвав правую руку от сумки, она протянула её для пожатия.

— Меня зовут Лира Микелакос, — то был первый раз, когда она представилась полным именем.

Он медленно взял её руку.

— Пол Чандлер, но… Погоди, только не говори мне, что тоже летишь в Филадельфию. Ты же не родственница…

— Томаса Микелакоса? Ты о нём слышал? — она широко распахнула глаза.

— Ты серьёзно?

— Он мой отец.

Он посмеялся и покачал головой в удивлении.

— Это… вау. У меня, кстати, есть подруга, работающая в магазине подержанной книги. Она с ним встречалась пару раз.

— Правда? — сказала Лира. — Честно говоря, я сама с ним ещё ни разу не виделась. Я не знала, кто мои настоящие родители до совсем недавних пор. Это… довольно долгая история.

— Я не против. У нас впереди долгий полёт, и мне повезло сидеть бок о бок со знаменитостью. Или с кем-то с родителями-знаменитостями, что тоже неплохо, — сказал он. — Следующие несколько месяцев я буду рассказывать об этом людям каждый раз, когда будет провисать разговор. Это неписанное правило встречи со знаменитостями в самолёте.

Лира уставилась на него с широко распахнутыми глазами.

— Я и не знала…

— Ага, у меня есть один друг, который видел Орландо Блума в аэропорту. И я слышал историю об этом без перерыва несколько недель подряд. Ты, конечно, не настолько знаменита, но тоже сойдёшь.

Орландо… где она ещё слышала это слово?

— А, точно! Мне кажется, я видела несколько рейсов в списке, летящих в Орландо.

— Это другой Орландо.

Так же, как и в аэропорту, из ниоткуда вдруг раздался голос. На этот раз он был мужским. Он звучал немного искажённо и с шумом на фоне.

— Внимание пассажирам, с вами говорит капитан. Мы хотим поблагодарить вас за то, что выбрали United Airlines. Мы полетим на высоте около тридцати тысяч футов…[4]

— Тридцать… тысяч… футов… — повторила Лира.

— Боишься высоты? Я серьёзно, я не собираюсь терпеть, если ты будешь блевать.

— Зачем нам лететь так высоко? Это же безумие! Я даже близко на такую высоту не забиралась, когда летала в Клаудс… то есть… неважно, — она должна себя контролировать. Я начинаю с чистого листа. Никаких упоминаний Клаудсдейла и пони. Этот человек и так уже считает, что я странная.

В это время стюарды показывали, как пользоваться спасательным снаряжением. Лира понимала, что ей, возможно, стоит уделять этому внимание, но легче от этого не становилось. Они ещё даже не начали двигаться, а они уже говорят первым делом, что делать, если они упадут? Определённо, утешением такое назвать трудно.

— Мэм, я должен вас попросить положить сумку под сиденье впереди, — Лира поняла, что стюард обращается к ней по поводу её сумки, которую она ещё крепче прижала к груди.

— Ч-что? О… — она поступила, как ей указали, но после этого сразу же принялась искать что-нибудь ещё, за что можно ухватиться. Пальцы сжались на подлокотниках с обеих сторон кресла. По какой-то причине, она чувствовала себя лучше, когда руки чем-то заняты.

Закрыв глаза и делая глубокие вдохи, она просидела так какое-то время. Пол, похоже, не беспокоился ни о чём.

Затем, у них над головами вновь раздался тот же самый мужской голос:

— Нам разрешён взлёт.

Лира почувствовала, как самолет начал двигаться вперёд. Она напряглась всем телом и уставилась себе на колени, стараясь избегать взглядов в окно.

— С тобой точно всё будет нормально? — спросил Пол.

Она не могла выдавить ни единого слова.

Он откинулся назад на спинку.

— Похоже, будет весело.

Когда она, наконец, смогла поднять голову, чтобы выглянуть наружу, они уже находились на длинной полосе дороги и медленно двигались вперёд… Затем высокий гудящий звук стал громче, и они начали разгоняться. Её вдавило в спинку кресла. Она сжала подлокотники так крепко, как только могла. Затем тряска прекратилась. По большей части. Самолет поднялся вверх и её вдавило в спинку кресла. Оказалось не так уж и страшно.

Она вдруг вскинула руки к ушам. С ними что-то случилось, и это было больно.

— Возьми, — голос Пола звучал как издалека. Он протягивал ей что-то. Она приоткрыла глаза ровно настолько, чтобы разглядеть в его руке журнал.

— Скаймолл? — сказала Лира, прочитав заголовок на обложке. — Я...я бывала раньше в молле, но зачем…

— Может, это тебе поможет пересидеть полет. Лично я всегда жду возможности его почитать.

Она опустила руки от ушей, хотя это странное ощущение по-прежнему никуда не делось, и принялась просматривать каталог. Человеческие изобретения её действительно интересовали.

— И все эти штуки в самом деле можно купить? Невероятно…

— Эм, я не совсем об этом говорил, — сказал он.

— Что ты имеешь в виду? Здесь всё такое интересное.

— В некотором роде, да, так можно сказать. Но в самом деле, кто решится так много потратить на самый большой в мире кроссворд? И, соглашусь, садовая скульптура снежного человека… «интересна», но далеко за пределами моих финансовых возможностей.

Лира продолжила листать каталог человеческих изобретений, и у нее на губах постепенно расцвела улыбка.

— А это что такое? — Лира указала на фотографию. На ней была изображена человеческая рука с каким-то устройством, привязанным к ней и соединенным с каждым пальцем. — «Тренажёр для рук»? Как он работает?

— Никто не знает. Наверное, даже те люди, которые его придумали, — сказал он. — И он твой всего за тридцать долларов. Вау. Хотя, с учетом того, кто твой папа, ты, наверное, можешь спустить сколько угодно денег, на что твоя душа только пожелает. У тебя, наверное, денег до дури.

— А?

— Он же писатель-бестселлер. Типа местной знаменитости какой-нибудь, наверное.

— Мне кажется, я об этом не задумывалась… Его книги ведь продаются везде, да?

Он кивнул.

— И вот, посмотри, ты уже забыла, что боишься летать.

— Я же сказала, я не… — Лира замолчала. Странное дело, она и правда почувствовала себя гораздо лучше после того, как взяла этот журнал. Нервничала куда меньше. Хотя она по-прежнему не могла заставить себя посмотреть за окно. — Эм… спасибо.

— Рад, что смог помочь, — сказал он. — В любом случае, ты упоминала, что можешь рассказать свою историю. Я по-прежнему хочу её послушать.

— О, да. Точно…

Она рассказала ему практически всё о тех нескольких неделях, которые прожила в доме Одри. Встречу с Нэтаном, освоение гитары, игру на концерте с Рэндэлом, и, наконец, обнаружение своей настоящей семьи. Это была, в некотором роде, репетиция того, что она расскажет родителям, когда доберётся до дома. Пол по большей части слушал, но также сделал несколько комментариев.

— Хочу себя поправить. Я, похоже, буду рассказывать всем об этом годами, а не месяцами, как собирался.

— Что ты имеешь в виду? — Лира вскинула голову.

— Честно, мне кажется, ты это всё выдумываешь.

Лира лишилась слов. Это было как проклятье — что бы она ни говорила, никто ей никогда не верил.

— Но ведь это всё правда.

— Ты, конечно, рассказала интересную историю, но я бы добавил инопланетян, может, нашествие зомби, или магическое…

— Погоди, я ведь ничего не говорила о магии, — она шокировано на него поглядела.

— А стоило бы, — он пожал плечами. — Но байка всё равно неплохая.

Может, это просто такая шутка… Она попыталась себя в этом убедить.

— Итак, а что у тебя были за дела в Де-Мойне? Ты ничего не рассказал мне о себе, — сказала Лира. Что угодно, только бы увести разговор подальше от магии.

— Я заезжал к старому другу, который туда переехал несколько лет назад.

— Наверное, было здорово. Он так далеко, а ты можешь прилететь к нему, чтоб повидаться?

— Ну, он на самом деле тот ещё гад, но да. Наверное, ты права. Это здорово.

Полёт в Клаудсдейл обычно всегда проходил гладко, тогда как этот самолёт постоянно трясло. И двигатели по-прежнему были довольно громкими. Она старалась не думать об этих демонстрациях спасательных средств, которые проводили перед началом полёта.

Лира, наконец, набралась смелости взглянуть в окно. Как она и ожидала, там были облака… но они были совершенно пустыми. Там не было никаких построек, зданий — только плоская равнина облаков.

— Тут так пусто… — пробормотала она.

— А чего ты ожидала? — сказал Пол. — К тому же, разве не было бы хуже, если бы тут что-то было?

Значит, люди могли подняться сюда, но не могли здесь ничего делать. Очевидно. Они не могли летать самостоятельно, так что они, скорее всего, не могли ходить по облакам. Все эти недели Лире неспроста казалось, что погода во всём этом мире сама по себе. Она не знала, как они её предсказывали, но иногда им это удавалось достаточно точно.

— Ты прав… Я не знаю. Я впервые так высоко.

— Ну, я так и понял. Ну, расскажи, каково это — летать на воздушном шаре? Ни разу такое не пробовал.





Они спускались.

Полёт длился чуть меньше часа. Ну или так, по крайней мере, сказали, так как ей самой он показался целой вечностью. Она даже представить себе не могла, что бы она делала, если бы не на что было отвлечься.

Лира видела в окне, как земля медленно приближается к ним, и какая-то часть её души в страхе готовилась к удару… но в остальном она была просто заворожена зрелищем.

Вся поверхность земли была покрыта зданиями. Целое море серых коробкообразных построек. Некоторые были маленькими, как в районе Одри, но там были ещё и высокие башни. Трудно было сказать наверняка, но этот город — Чикаго — был даже больше, чем Де-Мойн. И, насколько она могла судить, в нём почти не было открытых зелёных участков. Чувство, что она находится в совершенно незнакомом мире, было сильно сейчас как никогда.

Она почувствовала, как самолет сильно встряхнуло. Должно быть, они коснулись земли. Теперь они неслись по дороге, и она ощущала тянущую силу, будто они действительно замедлялись. Но всё равно было невозможно поверить, что они успеют затормозить вовремя…

Другим людям, впрочем, было всё равно. Некоторые потягивались, просыпаясь ото сна. Только представьте себе — сон здесь. Когда происходит такое.

Снова зазвучал голос капитана с тем же странным трескучим отзвуком:

— От лица United Airlines я желаю поприветствовать всех вас в Международном Аэропорту О’Хара, Чикаго. Пожалуйста, оставайтесь на своих местах, пока мы не остановимся. Надеюсь, ваш полет был приятен.

Лира откинулась назад со вздохом.

— Наконец-то. Не хочу больше так летать.

— Соберись. У нас впереди ещё один перелёт до дома, — сказал Пол.

— Ты прав… Как думаешь, я тебя ещё увижу? В Филли…, то есть, в Филадельфии?

Он рассмеялся.

— Ты уже говоришь, как местная.[5] Может быть, и встретимся.





Этот аэропорт был даже больше, чем Де-Мойнский и гораздо многолюднее. Она начала понимать, что Пол имел в виду, мол, Де-Мойн «маленький город».

Она потеряла его след, едва все покинули самолет. Может она ещё найдёт его, когда они сядут на следующий рейс. Когда под боком кто-то есть, поддерживать себя в ясном сознании в самом деле гораздо проще. Слишком о многом сейчас надо было волноваться.

У неё было ещё некоторое время до следующего рейса, которое неплохо было бы чем-нибудь занять. Около двух часов, плюс ещё сколько-то там будет длиться сам полёт. Она забрела в один из магазинов, над входом в который горели слова «Хадсон Ньюс», написанные белым курсивом. Похоже, здесь было всего понемногу — закуски, футболки, сувениры, журналы… У одной стены стояла полка с книгами, в мягких, а не твёрдых обложках.

Фамилия отца внезапно притянула к себе её взгляд. Голос в Темноте, Томас Микелакос. Его имя было написано чуть большим размером, чем название самой книги. Рисунок обложки был похож на другие — одетые в броню или плащи люди; один из них сидит верхом на пони.

Что ж, это существо было ближе к тем пони, которых она видела в Айове, чем к тем, которых она помнила по Эквестрии. Выше, с длинным лицом и маленькими глазами-бусинками. И всё же, человек у неё спине… Спайк нередко ездил таким образом на Твайлайт. Но человек? Это другое. Может, конечно, если бы она была пони, то согласилась бы на это, если бы человек хорошо попросил.

Странно было об этом думать.

Здесь было мало сказано, о чём эта история. В аннотации было написано только то, что это его первая книга.

Она стоила всего пару долларов, и Лире было любопытно узнать, о чём же там идёт речь. Ожидание рейса и скука в полёте обещали ей кучу времени, которую можно будет потратить на разъяснение этого вопроса. Она достала оставшиеся деньги, отсчитала нужное количество и пошла к стойке.





Второй полёт прошёл гораздо легче, чем первый, возможно, от того, что она знала, чего ей ожидать. Она видела Пола в очереди, когда они садились в самолет, но потеряла его из виду, когда они заняли места. Вместо него рядом с Лирой сидела взрослая женщина, которая весь полет проспала, громко храпя. Лира потихоньку начала привыкать к самолётам, но, всё-таки ещё не дошла до того, чтобы спокойно в них спать. Вместо этого, как только уселась, она заняла свои мысли повестью папы.

Книга начиналась с многословного вступления, а затем перешла к истории… войны.

Вроде той, что произошла в Эквестрии.

Но эта война не уничтожила человеческую расу в том мире, который придумал её отец. Очевидно, раз речь о ней пошла в самом начале книги. Но зачем людям читать о чём-то подобном? Война — это наихудшее из всего, до чего люди додумались, пусть даже и получается, что они могут остановиться, пока не зайдут чересчур далеко и не уничтожат самих себя окончательно.

Она, впрочем, продолжала читать. Вскоре тон истории посветлел, когда повествование сфокусировалось на людях, живущих в маленькой деревушке. Детали её напомнили о Понивилле — крытые соломой дома, фермы по окраинам города, рынок, открывающийся каждую неделю для продажи урожая и других товаров.

Но затем в книге упомянули магию.

Мир в этой истории был населен людьми, но некоторые из них были способны к магии. Но, судя по всему, люди не рождались со способностью к ней. В этой книге магию мог освоить любой обычный человек, если потратит достаточно времени на учёбу. Помимо этого, владение магией создавало огромную пропасть между знающими её и остальными. Маги жили совершенно самостоятельно в городах вдали от этой маленькой деревеньки. Это напоминало разделение рас в истории для Вечера Тёплого Очага. Столь же вымышленной, впрочем, как и эта.

Лира опустила книгу и уставилась в окно. Человеческий мир простирался под ней далеко внизу — настолько, что сложно было даже разглядеть детали. Он огромен и удивителен. Может, однажды ей доведётся его изучить целиком.

Но что важнее всего… Магия на самом деле не создавала никакого напряжения между теми, кто владел ей, и кто не владел. Лира и Бон-Бон, конечно, имели разногласия во многом и постоянно спорили, но никогда о магии. Споры эти были… о других проблемах Лиры. Она посмотрела на свои пальцы. Впрочем, быть может, в этой книге магия порождала подобные сложности, потому что каждый владеющий ею человек был столь же могущественен, как и Твайлайт, а может быть даже больше. Магия не была такой простой или полезной в обычной жизни, как в Эквестрии. В этой книге всё совершенно неправильно…

Её отец не знает о настоящей магии ничего.





Полёт длился долго, так что она успела прочитать уже большую часть книги, пусть это и было нелегко. Она только и делала, что обращала внимание на несоответствия и постоянно размышляла, почему такие вещи интересуют людей, живущих в мире, в котором можно пересечь целых шесть сотен миль всего за несколько часов.

Лира была рада, когда самолет, наконец, сел в Филадельфии. Он вновь опустился на такую же длинную дорогу и, плавно замедляясь, понёсся по ней, пока, наконец, не остановился.

— Спасибо, что выбрали наш рейс. Местное время в Филадельфии — 12:53. Мы надеемся, что вам было приятно с нами лететь.

Как только идущий с потолка голос капитана стих, она тут же с радостью встала и потянула ноги, надеясь, что ей никогда больше не придётся летать таким способом.

Она последовала за целой рекой людей, вытекающей через единственный выход. Они, должно быть, знали, куда надо идти. Она попыталась снова отыскать в толпе Пола, но он ей так и не попался на глаза. К тому же, теперь ей надо искать кое-кого другого. Кое-кого поважнее…

Висящие над головой таблички указали ей путь к пункту выдачи багажа, что напомнило о чемодане и гитаре. Одри сказала, что она сможет их забрать, когда прибудет в Филадельфию.

Лира пошла по стрелкам. Аэропорт, в котором она теперь оказалась, отличался от Чикагского и Де-Мойнского — получается, она уже побывала в трёх? Как и те два, он был столь же огромен и многолюден.

Взгляд внезапно зацепился за кое-что — за её собственное имя. Имя и фамилию, написанные толстыми квадратными буквами на листе белой бумаги.

Который держала знакомая женщина.












[1] Принципиально не считаю нужным переводить в метрическую систему. Речь идёт о 960 и 1120 километрах.

[2] Как и в Европе, в Америке существуют только загранпаспорта. Внутри страны/Евросоюза используется I.D., который просто маленькая карточка с фотографией. Эту роль могут играть и права или вообще любой документ с фотографией. Никаких прописок и прочей макулатуры, ограничивающей свободное передвижение там нет. Вообще.

[3] Проверка документов в Америке и Европе — только на международные рейсы. Внутри Штатов/Союза — достаточно только купленного по карте билета и невинно выглядящей рожи.

[4] Таки 10 километров. Стандартный крейсерский эшелон, если кто не знает.

[5] Местные действительно называют свой город Кобылкой. Так что Филлидельфия — это, пожалуй, самая удачная понификация города в сериале.