Автор рисунка: aJVL
10 - Сюрпризы

11 - Низко пасть

Глава одиннадцатая

Низко пасть

Солнце парило высоко, а на небе не было ни облачка. Это был идеальный день для прогулки по городу. А поскольку погода становилась все холоднее, то, возможно, это последний хороший день в этом году. Немного странно, что людей на улице почти не было, но все же это полдень, вероятно, все еще на работе.

Сансет спокойно прогуливалась, наслаждаясь одиночеством. В кои-то веки прошлой ночью снег не выпал, что позволяло ей свободно ходить, не переживая, что придется тащиться сквозь слякоть.

Хотя она и не стремилась к какой-то конкретной цели, Сансет обнаружила, что идет по знакомой дороге. Прежде чем она смогла точно определить, где находится, она набрела на свой любимый магазин. Она остановилась снаружи и стала обдумывать свой следующий шаг. Со времени ее последнего визита прошла пара дней, и она не хотела испытывать судьбу. Но что-то в этом дне ей показалось правильным, так что она решила зайти несмотря ни на что.

Войдя внутрь, она обнаружила, что кассира нигде нет. Да и никого другого, если на то пошло. Обычно в это время года играет рождественская музыка, но сейчас в магазине стояла абсолютная тишина. Сансет продолжила свой путь к разделу с напитками.

Зайдя за угол, она чуть не столкнулась с первым человеком за весь день. Это был тот кассир, которого она видела в последний раз, он стоял посреди прохода. Сансет пришлось резко остановиться, чтобы не врезаться.

— Приветик, — сказал он, растягивая слова. — Разве это не мой любимый клиент.

— Ой, привет. — Сансет заставила себя невинно рассмеяться. — Прости, я не смотрела, куда иду.

— Не беспокойся об этом. Я не возражаю, если ты время от времени будешь сталкиваться со мной. — Он подмигнул ей, и мурашки пробежали по ее позвоночнику. — Помочь чего-нибудь найти?

Сансет нервно усмехнулась.

— Нет, спасибо. Я думаю, что знаю, куда мне надо. — Она прошла мимо него к стеллажам с содовой. Похоже, сейчас она не сможет достать алкоголь, но все в порядке. На самом деле она не планировала этого и просто готовилась дать деру.

— Ищешь вот это?

Сансет обернулась и увидела, как он протягивает ей бутылку “Versant du Soleil”.

— Чего? Нет, конечно нет. Не будь глупым, я слишком юна, чтобы пить такое.

— Не беспокойся об этом. — Он подошел к ней ближе и положил вино в ее сумочку. — Это будет нашим маленьким секретом.

Когда их не разделяла стойка, Сансет не могла не заметить, насколько он выше нее. Она сделала шаг назад, а он в ответ два шага вперед.

— Я, эм… знаешь, мне всего двенадцать.

— Я знаю. Но это не значит, что мы не можем быть друзьями, верно? — Он положил ладонь ей на плечо и крепко сжал. — У меня есть кое-что покрепче вина. Поверь, тебе это понравится.

Сансет повернулась, чтобы убежать, но обнаружила, что проход  перегорожен стеной.

— Что стряслось? — спросил он, подходя ближе. Он встал посреди прохода, поймав ее в ловушку. — Я думал, тебе нравится нарушать правила?

— Отвали от меня, — яростно сказала Сансет, но он этого не сделал.

— Давай, будет весело. — Он протянул ей руку, но она отскочила назад. Она почувствовала твердую стену позади нее и поняла, что стоит так далеко, насколько можно. — Есть много взрослых вещей, которые можно попробовать, кроме простой выпивки.

Поскольку отступать было некуда, Сансет побежала вперед. Она надеялась, что проскочит мимо него, но он успел поймать ее за правую руку. Она схватила что-то с полки, чтобы защититься, но он остановил ее другой рукой, прежде чем она успела что-то сделать. Он прижал ее полу, а его лицо приблизилось к ней.

Изловчившись, Сансет взмахнула левой рукой. Она услышала звук разбившегося стекла, и он упал на нее сверху. Он попытался подняться, но она продолжала отбиваться, даже когда его движения прекратились.

Едва найдя в себе силы, она попыталась оттолкнуть его от себя. Но он был слишком тяжелый, поэтому ей пришлось приподнять его наполовину, чтобы выползти. Она обронила сумку и не стала поднимать ее обратно.

Сансет посмотрела вниз на то, что натворила. Разбитая бутылка лежала рядом с телом, и повсюду была кровь. Она тоже была вся в ней, так что она сняла с себя куртку и перчатки, оставив их на полу. Однако она ничего не могла сделать с остальной одеждой. Она огляделась вокруг в поисках посторонних, но никого не было.

Хотя она и была шокирована, но не позволила панике взять над собой верх. Она спокойно вышла на улицу и обнаружила, что начался легкий снег. Она поразмыслила, стоит ли ей вернуться обратно, чтобы поискать там теплую одежду взамен той, которую она оставила, но решила не делать этого. Ей надо уйти от магазина так далеко, насколько это возможно.

И снова Сансет не обращала внимания, куда идет. Маловероятно, что она заблудится. Потратив годы на блуждания по городу, Сансет могла свободно ориентироваться в большей его части.

И действительно, она приближалась к другому знакомому месту, хотя она была там всего один раз. Это был уютный домик с забором из белого штакетника. Сансет всегда ненавидела эту живописность. Он выглядел, как идеальное место для воспитания девочки.

— Сансет! Ты пришла поиграть?

Сансет нахмурилась, увидев Дью Дроп. Конечно ее удочерила до тошноты милая семейка, какую только можно было себе представить. Семейные пары всегда приходили в приют, чтобы удочерить милых маленьких девочек. Только не таких как Сансет.

— Нет, я не хочу играть, — сказала Сансет.

— Оу. — Со временем Дью Дроп стало лучше, но она продолжала вести себя так, словно нежелание Сансет стать ее подругой было сродни личному нападению на нее. Может так и было, совсем немного. Она посмотрела на одежду Сансет. — Что это за красная штука?

— Сок, — машинально ответила Сансет.

— Это совсем не похоже на сок.

— Разве у тебя нет своих друзей здесь? — раздраженно спросила Сансет. — Я думала, что Шугар Бриз живет по соседству или что-то в этом роде.

— Да, это так. — Дью Дроп не слишком обрадовалась этому напоминанию.

Сансет просто пожала плечами.

— Ну тогда, думаю, проблема исчерпана. Увидимся позже.

— Нет, не увидимся, — огрызнулась Дью Дроп.

Вовсе не смысл этих слов встревожил Сансет, Дью Дроп, вероятно, была полностью права. Нет, это был ее тон. Сансет прожила с Дью Дроп три года, и ни разу ее голос не звучал так сердито.

Сансет повернулась и посмотрела на нее, не уверенная, что ей стоит на это ответить. Но это не имело значения, потому что выражение лица Дью Дроп заблокировало бы все, что могла сказать Сансет, так или иначе.

Дью Дроп смотрела на нее с чистой злобой, и дьявольская ухмылка застыла на ее лице.

— Ты просто будешь продолжать игнорировать меня, как ты игнорируешь всех остальных. И мы будем продолжать игнорировать тебя тоже. Посмотри правде в глаза, Сансет, ты разыгрываешь из себя крутую девочку, поскольку знаешь, что, в конечном счете, всем на тебя плевать.

— Простите?! — Сансет рванула к забору, но Дью Дроп только рассмеялась, отходя назад.

— Честно, я даже не знаю, чего я так долго беспокоилась. — Дью Дроп пожала плечами и направилась к двери дома. Но прежде чем войти, она остановилась и повернулась к Сансет, и выражение ее лица стало смертельно серьезным. — Но запомни это, я действительно пыталась. Я хотела быть твоей подругой, а ты просто не позволила мне. И что бы сейчас с тобой не произошло, это только твоя проблема.

Не дав Сансет шанса ответить, Дью Дроп зашла в дом. Сансет слышала восторженные голоса ее новых родителей, встречающие ее.

Снегопад все усиливался, так что Сансет пошла гулять дальше. Погода становилась только хуже, а у нее не было ни куртки, ни перчаток. Она понимала, что нужно просто вернуться в приют, но у нее было столько дел. Она не была уверена, каких именно, но она знала, что точно что-то есть.

Сансет чуть не прошла мимо другого памятного здания, на которое она наткнулась. Уже много лет утекло с тех пор, как она была там в последний раз. Не говоря уж о том, что оно пришло в негодность до такой степени, что стало почти неузнаваемым. Но это было такое место, которое она никогда не забудет.

Часть стены отсутствовала, так что Сансет не стала возиться с дверью, чтобы войти. Она оглядела полуразрушенную приемную кабинета психолога, который она когда-то посещала каждую неделю. Он выглядел так, словно его бросили сразу после того, как она побывала тут в последний раз, все осталось на своих местах. Обветшалая от непогоды мебель стояла вперемешку с книгами и документами, которые давно упали с полок.

Сансет проигнорировала все, что увидела, и направилась дальше вглубь здания. Она не была уверена, что надеялась там найти, но двинулась по знакомому пути к кабинету Кристал Клира. В отличие от остального здания дверь в кабинет была цела и невредима. Она толкнула ее, но обнаружила, что та заперта. Решив, что здесь ничего не поделаешь, Сансет развернулась, чтобы уйти.

Она остановилась, услышав, как дверь позади нее отворилась.

— Сансет, ты опоздала на наш сеанс.

Сансет резко крутанулась, чтобы увидеть Кристал Клира, хотя он, как и само здание, был едва узнаваемым. Его короткие волосы стали длинными и растрепанными, он выглядел больным и звучал также, а его искусно сделанный дорогой костюм превратился в лохмотья.

— Господи Иисусе, что, блядь, с вами произошло?

Кристал Клир сверкнул той самой улыбкой, которая так легко позволяла ему втереться в доверие. Теперь, когда там осталось только несколько зубов, и те пожелтевшие, она уже не оказывала должного эффекта.

— Это ты сделала.

Сансет начала пятиться от него. По крайней мере, он не собирался ее преследовать.

— О чем ты говоришь? Я нихера тебе не сделала!

Кристал Клир вздохнул и покачал головой.

— Я смотрю, ты все еще отрицаешь? Я надеялся, что к этому времени ты добьешься большего прогресса. В самом деле, Сансет, как ты думаешь, что произошло после твоей выходки? Я потерял свою лицензию, потерял работу. Я не смог позволить себе дом, машину, содержать своего сына. Я потерял все из-за тебя.

Это была неправда. Этого просто не могло быть.

— Все, что я сделала, это рассказала о том, что ты сделал.

— О, ты уверена в этом? — Кристал Клир улыбнулся снова. — Вспомни, что случилось тогда. Ты можешь вспомнить. Спроси себя, что именно я сделал, и я думаю, ты осознаешь, что ответ совершенно отличается от того, каким ты хочешь его видеть.

Сансет стиснула зубы и обвиняюще посмотрела на него.

— Ты писал книгу обо мне!

— Серьезно, Сансет? Да, я действительно использовал тебя в качестве примера. Твой случай был очень важным в детской психологии, и я мог сделать много хорошего для тебя и других детей.

Сансет прищурилась.

— И все это по доброте душевной?

— Ты умная девочка, — сказал он. Он говорил так, словно каждое его слово было частью истины, которую Сансет и без него знала все это время. Наверное, так оно и было. — Люди эгоистичны по своей природе. Они делают хорошие вещи, потому что это принесет им признание или потому что так они чувствуют себя хорошо. В конечном счете важно, чтобы было сделано что-то хорошее. Я действительно много выиграл от работы с тобой, но и психологическое сообщество тоже. Тебе нечего было терять. Мои исследования могли бы занять годы, и вряд ли бы ты стала известной персоной.

— Просто заткнись уже. Как бы ты не старался обелить это, нет никакого оправдания тому, как ты морочил мне голову.

Кристал Клир улыбнулся.

— Думаю, мы добрались до того, что происходит на самом деле. Ты должна посмотреть фактам в лицо, Сансет. Ты знаешь, что я не несу ответственности за твои воспоминания.

— Заткнись! — Сансет закрыла уши ладонями. — Я не хочу говорить об этом!

— Но, ведь к этому все идет, не так ли? Вот что здесь действительно важно. — Кристал Клир открыл дверь пошире, жестом пригласив Сансет зайти. Сквозь дверной проем можно было увидеть, что стены кабинета увешаны рисунками пони. — Скажи мне, Сансет, ты веришь в Эквестрию?

Это случилось незаметно, но Сансет почувствовала. Когда Кристал Клир закончил свою фразу, мир содрогнулся.

Сансет снова убежала. У нее не было ответа для него. Она не хотела знать ответа.

Погода снаружи снова ухудшилась, падающий снег почти закрыл солнце. Даже покинув здание, Сансет продолжала бежать. Она не знала, как долго бежит, также как не знала и направления, она просто убегала.

— Что это такое? — громко спросила Сансет.

— Вот тут и началась вся эт заварушка.

И ответ, и человек должны были озадачить ее, но ни то, ни другое не удивило. Сансет просто повернулась к Эпплджек, как будто только этого и ожидала.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты позволила себе далеко зайти, но ты должна идти дальше. — Эпплджек протянула ей свою руку. — Эт нормально. Никто не говорил, что ты должна эт делать одна.

Сансет на мгновение уставилась на руку Эпплджек, затем, проигнорировав ее, направилась к школе. Эпплджек пристроилась рядом с ней.

— Я не хочу твоей помощи, — напомнила ей Сансет.

— Эт я знаю, что не хочешь.

— Тогда почему ты все еще здесь?

— Потому что хочешь ты эт или нет, но те она нужна. — Эпплджек мягко положила руку на плечо Сансет. Они остановились, и Эпплджек посмотрела на небо. — Самое время.

Сансет проследила за ее взглядом и увидела, что Солнце садится.

— Что произойдет, когда оно сядет?

Эпплджек на мгновение задержала на ней взгляд, и на ее лице отразилась печаль.

— Эт не тот вопрос, на который я могу ответить.

Некоторое время Сансет молчала. Они обе в тишине смотрели на заходящее солнце, рука Эпплджек все еще была у нее на плече. Что-то особенное должно быть в этом зрелище. Она была уверена, что был кто-то другой, с кем она должна наблюдать за этим.

Эпплджек грубо похлопала ее по спине.

— Пойдем, мы почти на месте.

Больше не находя слов для ответа, Сансет позволила Эпплджек подвести ее ближе к статуе. Каждый шаг наполнял ее ужасом, хотя она и не могла сказать почему. Когда Сансет стала отставать, Эпплджек остановилась и протянула ей руку снова.

— Может ты прост перестанешь упрямиться и позволишь кому-нить помочь?

Это звучало так легко, когда говорила Эпплджек, но игнорировать ее все же легче. Сансет двинулась вперед, самостоятельно приблизившись к статуе.

Поверхность была зеркальной, и то, что Сансет увидела, ей не понравилось. Там была она сама, но не такая, какой ей положено быть. В отражении статуи она видела янтарного единорога с ее чертами. Застыв на месте, она наблюдала, как сзади к ней приближается маленькая девочка. Сансет обернулась и увидела Эпплджек, которая вне отражения все еще оставалась подростком.

— Все в порядке, — подбадривала ее Эпплджек. — Ты сможешь эт сделать.

— Нет, не смогу, — испуганно пробормотала Сансет. — Мне нужно идти, я не могу быть здесь! — Она бросилась прочь, пытаясь попасть куда-нибудь еще.

— Стоп, — сказала Эпплджек и Сансет остановилась. — Слушай.

Сансет прислушалась. Она услышала вибрирующий звук и почувствовала, что мир снова затрясся.

— Слышала? Она идет.

— Что?! — Сансет стала панически смотреть по сторонам, пытаясь найти признаки ее присутствия. Ей хотелось бежать, но она не знала, куда.

— Ты должна встретиться с ней лицом к лицу, Сансет. Это единственный способ двигаться дальше.

— Нет! Я не хочу! Я… Я не могу! — Мир снова затрясся, и Сансет бросилась на Эпплджек, отчаянно пытаясь ухватиться за что-нибудь, что могло бы ей помочь.

Эпплджек позволила Сансет уткнуться ей в плечо и закрыла ее своими руками, словно защищая.

— Сансет?

— Чего? — В этот момент Сансет нуждалась во всем утешении, которое Эпплджек только могла ей дать.

Когда другая девочка притянула Сансет ближе, та позволила себе поверить, что все будет хорошо. Каким-нибудь образом Эпплджек сделает все хорошо. Эпплджек положила руку на затылок Сансет, направив ее так, чтобы ухо оказалось рядом с ее ртом.

— Она здесь.

***

Когда Сансет проснулась, вибрация не прекратилась. Она накрыла голову одеялом и прижала его так крепко, как только могла. Каждые несколько секунд снизу начиналась пульсация, и этот ужасный вибрирующий звук отдавался в ее ушах.

Она безмолвно молилась чему-то, чему угодно, чтобы этот звук прекратился, но он не прекращался, а становился громче. Это чувство росло, вскоре кровать стала вибрировать, а затем и весь мир. Этот звук был повсюду.

Еще один звук, давнее воспоминание. Недвусмысленное. Топот копыт. Он доносился из-за двери. Она молилась, чтобы он остался там.

Еще.

И еще.

Они увеличились в частоте по мере того, как набирали скорость. Вскоре они сформировали устойчивый ритм, приближаясь все ближе и ближе. И все сопровождалось не заканчивающейся вибрацией.

Все звуки затихли, после того, как топот копыт раздался рядом с ее комнатой. Сансет задержала дыхание, боясь, что ее услышат. Но это не помогло.

Звук более не повторялся. Сансет понимала, что лучше не надеяться, что все кончено, и приготовилась ко второй волне. Но она так и не пришла. Очень осторожно она приподняла угол своего одеяла, чтобы выглянуть наружу.

Комната была погружена в темноту, только слабый рассеянный свет просачивался через окно. Сансет огляделась в поисках чего-то необычного, но ничего не увидела.

Она с облегчением вздохнула и задержала дыхание на мгновение, чтобы прийти в норму. Хотя ей все еще было немного не по себе, она села. Никто не мог выпрыгнуть на нее, потому что никто не прятался. Это был просто плохой сон, который показался ей реальным, когда она проснулась. Ничего такого, чего бы она прежде не испытывала огромное количество раз.

Если она сейчас снова ляжет спать, то ей приснится очередной кошмар, так что она встала с постели и включила лампу. Она поморщилась от яркого света и тут же поняла, насколько нелепо себя вела. 

Решив немного прогуляться, Сансет вышла из своей спальни. Она бы с удовольствием провела время перед компьютером или телевизором, но сейчас была середина ночи, так что это запрещено. Большинство обитателей приюта спали, но на всякий случай два воспитателя дежурили ночью, если детям что-то понадобится, ну и конечно проследить, чтобы все они были в своих постелях.

Не зная, чем еще заняться, она направилась в ванную комнату. Хотя Сансет ненавидела зеркала, она нашла время, чтобы проверить себя в отражении. Единственное, что смотрело на нее оттуда, это усталая девочка, которой, вероятно, следовало поскорее вернуться в кровать. Сансет улыбнулась и повернула кран. Ожидая, когда вода станет теплой, она опустила туда руку и, когда это произошло, наклонилась над раковиной, чтобы плеснуть немного себе на лицо.

Когда Сансет протирала глаза, она снова услышала это. Тот же вибрирующий звук, и он совсем близко. Она резко подняла голову и поняла, что смотрит прямо в сердитые пурпурные глаза. Сансет вскрикнула, сделала шаг назад и упала в ванную. Когда она снова посмотрела в зеркало, то увидела только себя.

“Я просто устала. Мне нужно снова лечь спать.”

Сансет не верила в это, но повторяла про себя, это было лучшее, что она могла сделать. Она быстро выбралась из ванны, закрыла кран и вернулась в свою комнату.

Хотя мысль о том, что она может там обнаружить, наполняла ее ужасом, Сансет заставила себя посмотреть в зеркало в своей комнате. Все, что она там увидела, это себя в растрепанном виде.

“Она не настоящая.”

Сансет сама не знала, верит ли она в это.

Прежде чем снова лечь спать, ей надо было кое-что проверить. Она отодвинула свой матрас и протянула руку в отверстие в пружинной коробке. Найдя наволочку, она вытащила ее оттуда целиком. Она была полна вещей, которые Сансет не хотела показывать другим людям, к примеру наполовину полная бутылка вина, а также вещей, которые Сансет пыталась спрятать от самой себя. Это было то, кем она была в прошлом. Она достала коричневый дневник с желто-красным солнцем на обложке.

Отложив простыню в сторону, Сансет села с книгой на кровать. Было время, когда она перечитывала каждое слово, написанное в нем. Теперь она открывала лишь одну страницу.

Примерно на середине книги страницы становились пустыми. Сансет перелистнула до закладки, обозначавшей страницу, на которой были записи. Она так часто перелистывала эту страницу, что ей даже не нужно было ее читать. Она узнавала его с первого взгляда, как будто там был портрет, а не текст. Она все равно прочитала его.

“Я думала об этом зеркале, и все еще не могу понять.”

“Сансет, я уже говорила тебе, ты узнаешь о зеркале в свое время.“

И все. Последняя переписка между Сансет Шиммер и Принцессой Селестией.

Все в этой книге было очень странное. Она была аккуратно написана от руки, причем двумя разными почерками. И в большинстве этих разговоров не было ничего особенного. Это явно был фэнтезийный рассказ, но без внятного сюжета.

И, конечно, были еще воспоминания. Сансет могла вспомнить все, что испытывала другая Сансет Шиммер, хотя было очевидно, что они не были одним и тем же. В книге была фэнтезийная обстановка с магическими единорогами и бессмертными принцессами.

Книга явно оказала влияние на Сансет. Она была найдена с ней в руках, и ее имя “Сансет Шиммер” было вышито на сумке, которая также была найдена с ней. Она взяла имя Сансет Шиммер, и иногда ей казалось, что вся ее жизнь находится под контролем этого персонажа.

Нетрудно было догадаться, что случилось, хотя Сансет понятия не имела, как это вышло. Должно быть она читала эту книгу будучи ребенком, когда сама идея стать волшебным единорогом была очень заманчивой. Затем по какой-то причине она потерялась, начисто забыв, кто она такая. Будучи маленькой и впечатлительной, она надела на себя мантию своего любимого персонажа и заполнила пробелы в истории своего появления.

Уставившись на книгу, она удивилась, почему до сих пор не сожгла эту чертову штуку. Она никогда не приносила ей ничего хорошего, и, возможно, тогда она освободится от кошмаров. Освободится от Нее.

“Сансет Шиммер” 

Хотя книга в ее руке не двигалась, Сансет могла поклясться, что почувствовала вибрацию. Она бросила книгу на пол и стала суматошно оглядываться. Ее взгляд тут же пал на зеркало, которое не показывало ничего. Ни ее саму, ни комнату, совсем ничего.

В темной луже, которая должна быть зеркалом, появился тусклый свет, снова послышался топот копыт. На этот раз она поняла, что топот копыт доносился не из ее комнаты, а изнутри зеркала.

Сансет сидела, парализованная страхом. Топот копыт все приближался, а она ничего не могла с этим поделать. То ли из книги, то ли еще откуда-то раздался ужасный вибрирующий звук, который эхом отзывался вокруг нее.

Шум прекратился на мгновение, а потом появилась она. Белое лицо со злыми пурпурными глазами, смотрящими на нее из зеркала. Вот только это уже не было зеркалом и удержать ее не способно.

Длинная белая нога возникла из темноты, наступая на ее комод. Вещи попадали на пол, когда она входила в этот мир. Затем появилась ее голова, призматические волосы тянулись зе ней.

— Сансет Шимер. — Ее голос был резким, когда она приблизилась. Переднее копыто коснулось деревянного пола.

Сансет вырвалась из оцепенения и бросилась к краю кровати, хватаясь за что угодно, чтобы защитить себя. Она нащупала что-то твердое и швырнула это. Она закрыла глаза, не желая видеть, что произойдет, и услышала, как бьется стекло.

И ничего не стало. Ни цоканья копыт, ни вибраций, ничего.

Когда Сансет открыла глаза, она увидела груду разбитого стекла на том месте, где раньше было зеркало. Она облегченно вздохнула, пока не поняла, насколько громким был этот звук. А посреди осколков стекла лежала книга.

Действуя без раздумий, Сансет кинулась вперед и схватила книгу. Кто-нибудь прибежит в любую минуту, и она не должна позволить им забрать книгу у нее. Она почувствовала режущую боль в руке, когда схватила книгу, но не обратила на это внимания. Не заботясь об осторожности или тишине, Сансет отодвинула свой матрас и просунула книгу через отверстие в пружинную коробку.

Только матрас оказался на месте, дверь ее спальни распахнулась. Сансет обернулась и увидела одного из дежурных воспитателей, который с широко раскрытыми глазами смотрел на нее и на весь беспорядок.

— Какого здесь происходит?

— Я могу все объяснить, — сказала Сансет, хотя и не была уверена, как ей это удастся. Она сложила руки в извиняющемся жесте, но когда поняла, что одна из них кровоточит, тут же пожалела об этом.

Воспитатель тоже заметил это.

— Ох, блин... Дай-ка я посмотрю. — Он шагнул в комнату, но остановился, когда его нога наткнулась на что-то, издавшее отчетливый звон.

Всепоглощающее чувство безнадежности охватило Сансет, когда он наклонился поднять оставленную ей наволочку. Все, что она могла сделать, это безучастно смотреть, как он достает оттуда бутылку вина.

Продолжение следует...

...