Слушай, всё, что я хочу…

Человек прибыл в Эквестрию с одной целью. Как оригинально. Но ... Он не ищет друзей? Не ищет романтики? И он не умер? Почему же тогда он пришел в земли пони? Лично он винит Обаму.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Мэр Человеки

Полтора дня в Эквестрии

Вам стоит лучше знать своих друзей

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони Человеки

Не тот кристалл

Не стоит проводить волшебные ритуалы, основываясь на отрывках из старых книг… Ведь так можно и добро со злом перепутать!

Другие пони Король Сомбра

Ход конём

Рассказ о юном летуне Реннене, который пытается доказать отцу, что он его достоин. И после неудачной попытки, пегас уезжает в Понивиль, где меняется его взгляд на жизнь.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Пинки Пай ОС - пони

Правила полёта.

Непроста жизнь пони, не владеющих магией - и пегасов это тоже касается. Скольких проблем удалось бы избежать, умей они запустить во врага файерболом или молнией.

Принцесса Селестия Другие пони

Рай?

Что увидит умирающий брони-любитель и писатель клопфиков и различной гурятины?

Принцесса Селестия ОС - пони

Судьба и Жнец

История о Жнеце Душ пони, по имени Дэд Мастер. И о событиях, что с ним приключились.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Мэр ОС - пони

Проблема с родословной

Возвращение Луны было отмечено грандиозным празднеством. Впрочем, торжества улеглись, а до восстановления работы ночного ведомства оставалось ещё несколько месяцев, поэтому Луне не остаётся ничего иного, кроме как маяться от безделья. По крайней мере, так считает Селестия. Когда же она обнаруживает, что Луна тайком забралась в Министерство Записей, то интересуется зачем сестрёнка вообще туда полезла?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Заражение 6

Прошлые события нанесли серьёзный удар по Эквестрии, а жители стараются восстановить всё как было, пытаясь забыть вампиров как страшный сон. Твайлайт удалось сохранить свой секрет, но новые события рискуют всё окончательно испортить. Пока одни боятся вампиров, Твайлайт боится потерять всё то, что ей дорого.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Другие пони

Ламповые посиделки. История Эквестрии. Лекция №5 – Первое вторжение Дискорда

К сожалению, по техническим причинам аудиозапись этой лекции была утрачена. Всё, что у нас осталось – магическая стенограмма. Поэтому сегодня запись лекции выложена в текстовом виде. Общественное Радио Понивилля просит прощения у всех слушателей за эту досадную накладку. Впредь мы будем внимательнее с бэкапами.

Другие пони Дискорд

Автор рисунка: Siansaar
Глава 8. Полет под куполом. Глава 10. Странности и то с чем их едят.

Глава 9. Дикая Чащоба.

Эплджек вздрогнула и проснулась. Ночной воздух был сух, возможно слишком сух для лесной чащи. Пегаска уже давно дрыхла внутри, Де ла Дрок сидел в странной позе и не шевелился – какое-то подобие транса, решила Эплджек. По ее подсчетам до выезда из леса оставалось около пяти часов в среднем темпе, конники уже порядком устали и недовольно фыркали, пугая светлячков.

– Эй там, скоро прибытие?

В ответ донеслось лишь недовольное бурчание.

– Ну и ладно! – Эплджек откинулась и попыталась рассмотреть звезды сквозь плотную завесу крон.

Когда глаза немного привыкли к темноте, и фонарь трясущийся сбоку телеги перестал слепить, Эплджек наконец-то могла осмотреться в ночном Вечнодиком. Да, теперь она понимала, почему его называют Дикой Чащобой! От пестроты насекомых рябило в глазах, а огромные корневища, казалось, вот-вот сорвутся с места. Или… Эплджек быстро поднялась, прижавшись спиной к теплому дереву телеги, и испуганно протерла глаза. Раздался хруст, и скрипение мельтешащих веток. Громоздкое дерево по правую сторону только что отпрянуло от дороги и ввалилось вглубь чащи. Эплджек пару раз удивленно моргнула, и придавила одним копытом второе – нет, вроде бы не спит.

– Гулящие деревья.

– А?

Де ла Дрок, зажмурившись, начал медленно раскачиваться. Но глаз так и не открыл.

– Гулящие деревья. Ночью Дикая Чащоба оживает. Чем глубже в лес – тем больше чудес. Не слышали такую поговорку?

– Э-эм, не уверена, – протянула Эплджек, все еще думая, что ей почудилось. – А как вы…

– Я слышал скрип, – предугадал вопрос Сид, – вот и решил, что ты немного удивилась, яблонька.

– Да, я и правда не ожидала, хах.

Пони наконец-то открыл глаза, и тут же хлопнул себя по полам импровизированной мантии – сигары! Через несколько секунд танцующий огонек уже блестел напротив, больно ударяя горечью по носику Эйджей.

– Кх-кх, а почему вы не кх-спите? – зашлась кашлем Эплджек.

– Ну, мало ли что может произойти. Нападут дикие зверозубы, – выпустил колечко Сид, – а может быть кротовые собаки сорвут у телеги пару колес? О, эти твари любят полакомиться круглыми кусками древесины даже больше чем понятинкой! – Сид неприятно захохотал и вылупился на Эплджек.

– Хе-хе, за порядком следите, да? – аккуратно улыбнулась пони. Ночью смех Сида казался скрежещущим и до боли знакомым, а глаза жгли ее двумя зелеными угольками.

– Бу!

– Ай! – Эпджек чуть не свалилась в обрыв по правую сторону и осталась в тележке только благодаря тому, что Сид ухватил ее за передние копытца, и втянул обратно.

– Аха-ха, о да! Видела бы ты свое лицо! – затрясся в беззвучном смехе Сид. – Не бойся, я просто люблю подшутить над друзьями.

– Я заметила, – сердито бросила Эплджек, отряхиваясь.

– Надеюсь, ты не в обиде? Знаете-с, тут очень красивая природа, и не хотелось бы, чтобы вы вдруг стали ее частью… Разумеется, если с тележкой и правда что-то не случится.

– Эй, завязывайте там! Черти что городите! – коричневый конник сердито прикрикнул на пассажиров.

– Агась, ну и темы! То деревья у них ходят, то тележки падают! Через три-четыре часа мы уже выберемся отсюда, хватить каркать! – подал голос торгаш.

– А вы что, не верите, что деревья ходят?

– Да нам все равно, пока они на дорогу не выползают! – в запале выкрикнул коричневый. – Завалитесь тольк.. О-о-о!

Рог Де ла Дрока засветился мягким зеленым светом и Эплджек могла поклясться, что он резко дернул тележку вправо. Задние копыта соскользнули, а передними Эйджей глупо замотала в воздухе. Секунда пронеслась как в тумане, падая, пони услышала вскрик пегаски со сломанным крылом, видела, как она вылезает запутавшись в какой-то ткани, даже не думая протянуть ей копыто. Краем глаза она заметила полы мантии Сида, с отблесками зеленого свечения, и, не придумав ничего лучше, схватилась за нее зубами. К несчастью, ее вес оказался куда больше, чем у хиленького старика, и они кубарем скатились в глубокий овраг, собрав с десяток пеньков и пару раз порезавшись о колючие ветки.

– Ааа!

– Какого черта!

– Вы тут?

– Да, благодаря вам! – застрявший между двумя крупными стволами Де ла Дрок обиженно смотрел на Эплджек, которая уже успела отпрыгнуть от пенька в который врезалась, и теперь грозно уставилась на попутчика.

– Зачем вы перевернули телегу?!

Рог Сида зарделся зелеными искрами.

– Эй, так не пойдет! – Эплджек, пригнулась и подняла зубами увесистый камень с земли, что есть мочи кинув его в единорога. Но зеленоватая молния уже соскользнула с его рога.

– Ай! – камень влетел в голову Сиду, громко стукнувшись о черепушку. Скоро там обещала вскочить приличная шишка, удовлетворенно отметила Эплджек, и обернулась на шум – как раз вовремя, чтобы увидеть как зеленая стрела пронзает древесного волка замахивающегося на нее лапой.

– Грааахр! – только и успел прорычать тот, прежде чем разлетелся на безобидные головешки.

– Так вы это, не в меня стрелу пускали?.. – Эплджек виновато оглянулась на Сида, и зачем то вытерла нос.

– Представь себе, яблонька, представь себе! – с бородой полной листочков и запутанной в древесной стружке гривой, Де ла Дрок выглядел как какой-нибудь старец-лесовик, ведающий всеми тайнами природы. Ну или на худой конец добрый леший. Правда сейчас, «леший» добрым явно не выглядел – тяжело сопел, и смешно дергая головой, пытался замотать тюрбан обратно на голову. Тот цеплялся за ветки и каждый раз путался все сильнее, пока через несколько секунд Сид не подсветил гриву и бороду и резкой зеленой вспышкой не прогнал от себя все осевшие веточки и листочки. Эплджек следила за этими процедурами, виновато чеша затылок.

– Это что еще такое… – Сид поднялся, понимая, что какой-то жесткий предмет уперся ему в спину.

– О, моя шляпа! Кидайте, – Эплджек протянула копыта в ожидании, и чуть погодя добавила, – пожалуйста?..

– Э нет, яблонька, обожди. Сначала расскажи, почему ты так яростно хотела сбежать в чащу?

– Чтооо?

– А как это еще назвать? Столкнула с повозки, когда я пытался запихнуть ее обратно магией, кидаешься камнями, когда тебя от волка спасаешь. Дитя воинственной природы, ну вот он лес, беги! – произнес он последние строчки нараспев.

Эплджек не понимала, шутит Де ла Дрок на этот раз или нет, но ей было очень-очень стыдно и она решила объясниться. Пылая алыми щеками и потупив взгляд, она тем не менее твердым голосом, возразила:

– Я думала вы меня столкнуть хотели! И молнией запустить!

– Ох понечка, зачем же мне это все?

– Откуда я знаю. Вы… Странный.

– Что ж, пожалуй, твое замечание не лишено смысла.

– Так может вернете мне шляпу?..

Пролетев по косой дуге, шляпа приземлилась точно в копыто Эплджек.

– Так куда лучше! – Эплджек весело надвинула ее на копну соломенных волос и огляделась. – И где мы сейчас?

– На самом Дне.

– Где-где это?

– Да что ты кричишь? Подойди уже сюда! Не кусаюсь я. И молнии не пускаю.

– Точно не пускаете? – рассмеялась Эплджек, съезжая по крутой стенке.

– Точно, точно.

Спустя минут тридцать они уже шли по Дну, перебираясь через многочисленные корни, озираясь по сторонам и прислушиваясь к подозрительным скрипам. Дно – самый большой овраг Вечнодикого Леса, если верить Де ла Дроку. Он же и самый загадочный – стирается со всех карт, куда его пытались нанести. Лет пятьдесят назад даже был производственный казус: Селестия отдала приказ распечатать подробные карты Вечнодикого Леса, чтобы патрули смогли создать адекватную систему фортов, и выделила огромные средства из бюджета. Кучу-кучу битов ушло на бумагу, строительную подготовку и краску, а потом, когда все черные и коричневые краски кончились, и основные места ландшафта нанесены, овраг бац, и пропал. Нагоняй получили все ответственные. Да и обычным конникам и стражникам он тоже принос немало бед. Кратчайшая дорога пролегала по самым краям Дна, и если не проходило и недели без сорвавшегося экипажа. Что примечательно, со Дна было очень тяжело подняться. Без достаточной сноровки – практически невозможно. Ходили слухи, что пропавшие вовсе не погибли, а основали свое поселение. Слухи, скорее всего, безосновательные – дикого зверья здесь полным-полно, ночью лес превращался в своеобразное магическое поле боя, где сновали ящеровидные летриски, раскидывали ловушки ожившие лианы, а из недр ходячих деревьев гурьбой валили древесные волки.

– А если это не вы магией повозку опрокинули, кто же тогда?

– А кто знает? – пыхнул Сид. Маленькая сумочка, до этого прячущаяся за плащом, теперь гордо висела на груди. – Может быть на кочку наскочили, может зверь какой под копыта шмыгнул… Я увидел только, что она влево накреняется, и сразу же не преминул магию на правую использовать. Но я думаю, что это не просто так. В Дикой Чащобе случайностей не бывает. Наверное, само Дно захотело, чтобы мы попали сюда.

– Как это Дно захотело?

– Ну я так, предполагаю… Откуда я знаю, что этому Лесу может взбрести в голову! – воскликнул Де ла Дрок и с дерева неподалеку взлетела стайка каких-то животных.

– Я думала птицы спят…

– Птицы? О, это было бы лучше всего… – опять начал говорить загадками Сид.

– А вы не можете телепортировать нас отсюда?

– Теле-что?

– Ну, переместить. Вы же единорог.

– Оу, яблонька, если ты встречала единорогов которые могут переносить себя или друзей на десятки метров – тебе крупно повезло! Это очень сложная магия, требующая огромных усилий. Бьюсь об заклад, тот кто может это делать, еще с детства избрал путь магии! Кьютимарка в виде снопа искр прилагается, – усмехнулся Сид, а Эплджек заметила, что из-за плаща так и не разглядела его метку.

– Ну да, я видела. Моя подруга, очень хороша в магии. Портует все на десятки метров! Твайл… – Эплджек прикусила язычок.

– Ммм?

– Да нет, ничего, – запнулась Эплджек. «Болтливая кобылка! Хватит каждому встречному рассказывать про Элементы Гармонии! Хватит, хватит, хватит!»

– Хватит! Ай!

– Яблонька, что случилось? – Сид видел, как Эплджек с закрытыми глазами бормотала себе что-то под нос, и поэтому споткнулась о вылезающий из земли корень и теперь растянулась по грязной земле, испачкав на животе всю шерстку.

– Потеряла баланс.

– Сас…

– Не волнуйтесь, все нормально! – перебила его Эплджек и быстро вскочила, отряхиваясь. – Лучше расскажите о себе побольше. Все равно нам нужно куда-нибудь идти, а молчать в дороге – хуже дождя! Вы же маг?

– Ну в молодости я занимался магией… А потом мне прострелило колено.

– Кто?! – воскликнула Эплджек.

– Не кто, а что. Ранний радикулит и проблемы с сухожилиями. Стреляло так, что держись! И в странствиях своих, леченье я нашел, – нараспев продолжил Сид, – ну, а потом заниматься магией было уже поздно, и я стал путешественником.

– И далеко путешествовали?

– Так далеко, что далеко это близко, по сравнению с такими расстояниями.

– То есть очень далеко? – уточнила Эплджек и почему-то прыснула в копыто.

– Да, очень далеко, – с улыбкой ответил Сид и поудобнее перекинув сумку через плечо.

Разговаривая и подшучивая, они шли уже второй час, не видя ни одного пони или крупного зверя поблизости. Там, наверху, на кромке горизонта уже можно было увидеть робеющую полосочку света – ночь подходила к концу. Но на Дне даже в самый яркий день был таинственный полумрак, что уж говорить про утро. Наступая в противную жижу на дне оврага, Эплджек щурилась и пыталась рассмотреть путь, но не видела ничего кроме расступающейся гряды редких деревьев. Стены были слишком отвесные, чтобы забраться по ним, любой с виду пологий склон, оканчивался обрывом метров под десять. Подбежав к очередному скату и затем, нервно хмыкнув, вернувшись к спутнику (незаметный обрыв там достигал метров тридцати), Эплджек удивленно вскрикнула.

– Откуда это у вас?!

– Откуда что, яблонька? – прищурил глаз Сид.

Эплджек протерла глаза и еще раз посмотрела на копыта Де ла Дрока, что-то поднявшие с земли. Да, сомнений не было, этот круглый белый плод был…

– Яблоко! Оно слишком крупное для незрелого, но я не…

– Понечка! У тебя кьютимарка яблок и ты даже не знаешь, что это такое? – расхохотался Сид и перекинул яблоко в другое копыто.

– Я знаю, просто у нас не принято есть незрелые яблоки, – насупилась Эплджек, – но если так хотите, то пожалуйста. Но я вас предупредила, это вредно для желудка.

– Ох-хо Эплджек, как странен мир, не правда ли? Самая яблочная пони из всех что я встречал, не знает про, – Сид пнул дерево, около которого стоял все это время, – антоновку!

С дерева свалилось несколько яблок, одно из которых упало точно в копыто к старику. Эплджек, опять отвлекшаяся на поиски выхода, оглянулась. Уже полчаса они шли в окружении корявых яблочных деревьев, раскинувших свои темные листочки и крупные белые плоды.

– На, попробуй! – он кинул ей пойманный плод.

Эплджек схватила его в полете и зубки жадно впилась в белесую мякоть. Но уже через секунду она выплюнула плод на землю.

– Бу-э, оно же кислое! Я же говорила, незрелое!

– А ты как хотела, это же антоновка! Сорт такой. А еще сюда почти не доходит солнечный свет. Не удивительно, что они почти бесцветные и кислые – деревья по-своему приспособились к таким никчемным условиям.

Сид преклонил копыта, закинул себе в сумку пару-тройку плодов и встал, намереваясь идти. Несколько шагов спустя, он оглянулся – Эйджей все еще стояла около того дерева.

– Ты чего? – крикнул он достаточно громко, чтобы Эплджек вздрогнула.

– Да ничего, все нормально!

– Точно?

– Точно, точно! – Она поправила шляпу и галопом подскакала к нему. – Не понимаю, как я могла их не знать… Гренни Смит мне многое рассказывала. Ладно не знать, как я могла не заметить яблоневый запах! – удивленно воскликнула Эплджек.

– Ну, они пахнут куда слабее, чем яблоки снаружи.

– И потом за ними же должен кто-то ухаживать, хозяева, – Эплджек оглянулась на рощу, – дичка не бывает такой крупной. Я видела в Эпллузе, это махонькие-махонькие яблоки, даже кислее этих.

– А кто сказал, что хозяев нет? – Сид пространно помотал копытом в воздухе, словно дирижер. – Ответствовать за них, могли б все звери мира. Когда б мы знали, что за звери здесь…. Считай, первопроходцы, хо-хо! Изволите чаю?

«После которого я буду говорить так же странно?», – пронеслось в голове Эплджек, но она тактично улыбнулась.

– Нет, спасибо, я еще не хочу пить.

– Тогда-с, и я подожду. Незачем делать привал, когда отдыхать буду я один.

Впереди задребезжало подобие света. Эплджек радостно посмотрела на Сида, и по-дружески толкнула в бок.

– Выход! Побежали! Выход, выход, йихааа! – Эплджек подкинула шляпу в воздух, и со всех копыт бросилась вперед. В последний момент Де ла Дрок зубами успел схватить ее за хвост.

– Яблонька! Боюсь, ты перепутала стороны!

– Что?

– Еще пару минут назад, света там не было!

– И что вы хотите этим сказать? – Эплджек надвинула шляпу на глаза.

– Что, что, – провел копытом по бороде Сид, – вот они.

– Кто?

– Хозяева!

Свет огней нарастал, слышалось приглушенное рычание и топот, но звуки явно не были похожи на дробь копыт.

– Ч-что…

– Бежим!