S03E05
Пролог

1

Бе-едная моя спина!

Выгибаюсь, упираясь руками в поясницу, чтобы хоть немного снять напряжение с мышц спины, обиженных на необходимость готовить, согнувшись над понячьми столами и плитой. Всё утро горбился, теперь спина мстит мне. Если я буду готовить на этой кухне, то необходимо заказать новый стол, как минимум! Я уже неделю здесь, чёрт! Для того чтобы приделать одёжный крюк возле двери, мне потребовалось несколько дней, и это лишь приятное удобство, но кухня… Готовка на местной кухне — боль!

Отчётливо слышу, как Твайлайт выключает воду в душе, и это прерывает тягостный поток мыслей о неудобствах кухонного оборудования. Хорошо, что местный водопровод такой… звучный. Пони уже изобрели сантехнику, но явно не достигли в ней совершенства. Пока что.

Уже второй раз за неделю мне приходится уничтожать улики. В этом случае, правда, на Рэйнбоу Дэш не свалишь, я облажался самостоятельно.

Нихрена не умею готовить вафли.

Каким-то образом, каким-то грёбаным образом эта дрянь одновременно и сырая, и сгоревшая. Непропечённый центр истекает заляпывающим всё жидким тестом, когда я лопаткой пытаюсь выковырять из вафельницы обугленные края.

Надо запомнить: не берись, Анон, готовить ничего, кроме яиц. Ты умеешь готовить яйца, и твои подруги всегда охотно их жрут. Остановись на этом.

Стук копыт по лестнице — она идёт! Боже, она уже идёт!

Остатки теста вытекают из мерного кувшинчика так медленно, словно сама гравитация не желает иметь с ними ничего общего. А потом эта гадкая жидкость (она ведь считается жидкостью?) шлёпается на дно мойки и прилипает, игнорируя включённую на полную воду.

Нахрен. Всем покинуть кухню!

Выключаю воду, проверяю плиту — да, газ выключен. Взрыв на кухне в качестве завершения этого дерьмового утра мне точно не нужен. Сбрасываю передник, даже не глядя, куда он упадёт.

Словно крутой киногерой, позади которого пылает и взрывается вражеская база, а он даже не оборачивается, я выхожу с воняющей палёным и забрызганной тестом кухни.

…и сталкиваюсь со своей любимой у подножия лестницы, перегораживая ей путь. Её грива и шёрстка ещё влажные, на полу за ней остаётся дорожка из капель воды.

— Принимаешь душ второе утро подряд? — подначиваю я её. — О, какое разочарование, а я-то думал, что принцессы не потеют и какают исключительно бабочками!

Твайлайт Спаркл закатывает глаза, но всё же улыбается.

— А кто-то говорил, что ему нравится мой природный запах… — отвечает подначкой на подначку она, слегка отпихивая меня копытцем, так что мне приходится пропустить её на лестницу.

— Ну, возможно…

На самом деле, да, нравится. Твайлайт пахнет как лаванда и гибискус, и этот аромат приятнее, чем любые земные или местные духи, которые я когда-либо обонял. Но я уже знаю, как на запахи реагируют пони; трёхдневной продолжительности игровой марафон, в котором я однажды поучаствовал, рассказал мне о понячьей гигиене заметно больше, чем я хотел бы знать. Возможно, они чувствуют какие-то запахи, которых не ощущаю я…

— На завтрак у нас палёные вафли? — с невинным видом произносит она, оглядываясь на кухонную дверь. — Как здорово, что Спайк возвращается уже завтра, поскольку готовить ты не умеешь абсолютно. Хорошо хоть, что ты довольно привлекателен… для безволосой обезьяны, в смысле.

— Ну-у…

На её лице появляется игривая ухмылка.

— Мне приходится мыться из-за тебя, — уверенным тоном заявляет она. — Кто вчера днём забыл постирать простыни?

— Ты вчера шлёпнулась, ни слова не говоря…

— Я просто спала на менее заляпанной половине, — ехидным тоном поясняет Твайлайт. И подмигивает.

А потом бросает взгляд на часы и морщится.

Кажется, я догадываюсь, о чём она сейчас думает.

— Да, мы классно проспали сегодня.

— Спайк придёт с минуты на минуту, — она слегка хмурится, — и у меня совершенно нет желания объяснять, чем именно заляпаны простыни. А у тебя?

— Пфе, я просто совру, что пролил майонез!

— Майонез?! — не сдержавшись, она хихикает. — Почему? Впрочем, не надо, не отвечай. Просто начинай убираться, а я займусь завтраком.

Движением крыла она подгоняет меня в сторону лестницы, и к тому моменту, когда она заходит на кухню, я уже на середине лестницы. Впрочем, часть её сердитого бормотания мне слышно:

— …сама готовлю себе праздничные вафли… какого чёрта, Анон, какого чёрта… наихудший кольтфренд…

Стук в дверь вынуждает её замолчать.

— СЕЙЧАС ОТКРОЮ!

— Нет! Ты иди…

Но я не пошёл, а сбежал вниз по лестнице и промчался мимо Твайлайт, высунувшей голову с кухни, вызвав у неё яростный писк.

И вот я уже перед дверью. Быстрый взгляд вниз — да, штаны на месте.

Один раз я уже открыл дверь, спросонья, голышом. Больше никогда…

Никогда. Ни за что.

Просто встретить неодетого… кого угодно… наверное, это ещё приемлемо для пони, но утренний дуб прямо перед носом…

Это было год назад, а Роузлак до сих пор меня избегает.

Задержка на проверку наличия штанов дорого мне обошлась — любимая догнала меня и попыталась пролезть к двери. Хватаю её правой рукой поперёк туловища (проверка Захвата — успешно!) и отрываю от пола. Отчаянно запищав, она размахивает всеми четырьмя копытцами, пытаясь дотянуться до двери.

— У нас нет на это времени! — кричит она, яростно выворачиваясь из моих рук.

Игнорируя её протесты, свободной рукой тянусь к дверной ручке.

Твайлайт поворачивается, упирается всеми четырьмя копытцами в мою руку с силой, достаточной для…

…в этот момент её крыло распахивается на всю длину, шарахая жёсткими сиреневыми перьями мне по физиономии. От внезапной боли я выпускаю пони из рук, и мы кучей валимся у двери.

— Анон! — Твайлайт первая поднимается на ноги и сейчас стоит надо мной с озабоченным видом. — Ты в порядке? — её глаза панически распахиваются. — Ох Селестия, у тебя кровь течёт!

Прикасаюсь к лицу, и да, ладонь чувствует влагу.

Принцесса переступает, разглядывая моё лицо с другой стороны, и облегчённо вздыхает.

— Просто носовое кровотечение, — произносит она с улыбкой, — но всё равно прости меня…

— Да ладно, я, пожалуй, заслужил…

— Нет, серьёзно! — сочувственно говорит она. — Я виновата…

— Ладно уже, я в порядке.

Башка реально болит, и от удара крылом по лицу, и от того, что я приложился черепом о каменный пол, но она без этой информации точно обойдётся. Я же мужчина! Могучий, волосатый мужчина, невосприимчивый к боли! Гр-р-р-р! Окровавленной рукой хватаюсь за загривок пони и с некоторым усилием перехожу в приблизительно сидячее положение.

— Повезло… — произносит Твайлайт, обнимая меня за шею передними лапками, а потом ещё и крыльями.

Повезло? Моя подружка дала мне по морде!

Увидев обалдение на моём лице, она хихикает и поясняет:

— Птицы, бывает, убивают ударом крыла, — и целует меня в лоб.

— А пегасы?

— И даже аликорны.

В дверь снова стучат.

— Эй? — раздаётся голос с улицы. — Есть кто-нибудь дома?

Я пытаюсь встать, но почему-то мои ноги не очень мне повинуются. Угу. Я отшиб мозги и теперь буду инвалидом. Тычу пальцем в дверь.

— Лучше открой, прежде чем позовут стражников!

Твайлайт неуверенно отпускает меня, слышит ещё один стук в дверь и только тогда, бросив на меня ещё один сочувствующий взгляд, отворяет дверь.

Мне не очень-то видно, всё загораживает бок принцессы, но… Да. Серые ноги, болтающаяся на ремне сумка.

— Всё в порядке, принцесса? — сбоку от Твайлайт появляется голова в шапочке, ярко-золотые косящие глаза, на лице Дерпи быстро сменяются выражения удивления, страха и «я ничего не видела».

— Что привело тебя сюда, Дерпи? Просто регулярный облёт?

— Э… гм… письма, принцесса…

— Что случилось, Дерпи? — Твайлайт переступает на месте. — Ты обычно куда более разговорчивая!

— Нет-нет, всё в порядке! — слышится шуршание, пегаска явно роется в покачивающейся на ремне сумке. — Честное слово, всё нормально! Клянусь!

Твайлайт магией берёт у неё изо рта несколько конвертов, издаёт тихое, но злобное рычание, напуганная почтальонша резко срывается с места, вверх и в сторону, едва не врезаясь в другого пролетавшего мимо пегаса.

Твайлайт пинком закрывает дверь.

— Какого Дискорда, что с ней такое? — произносит она, тасуя в воздухе конверты.

— Э-э-э, Твайлайт…

— Что? — она резко разворачивается в мою сторону.

Я показываю пальцем на свой нос, потом на её крыло.

— Кажется, ты об меня испачкалась.

Она расправляет крыло, смотрит, и по выражению её лица можно заметить момент, когда до неё доходит: лицо вдруг вспыхивает тёмно-красным румянцем смущения, почти таким же ярким, как кровавые пятна и потёки вдоль перьев. Моя кровь. Самое обширное пятно — на загривке и плече, там, где я хватался рукой.

— Н-на… надо ли догнать её и всё объяснить? — неуверенно спрашивает Твайлайт, продолжая рассматривать крыло.

— Погнаться за испуганной кобылой с испачканными кровью крыльями? Классная идея, принцесса.

— Д-да… Я пошлю ей корзинку маффинов и письмо с просьбой не рассказывать…

Пауза.

— Ладно, тоже дурацкая идея, молчи, Анон.

— Уже молчу.

Она закатывает глаза и телекинезом подбирает с пола рассыпавшиеся письма.

— Итак…

Придерживаясь за косяк, поднимаюсь. Привет, ноги, я рад, что вы снова со мной.

— …что заставило тебя так зарычать? Счета? Тебе пришла охапка счетов?

Принцессам приходят счета? Наверняка да, и их приходится оплачивать, а то замок конфискуют за долги.

— Да есть один псих… — со вздохом отвечает она. — Постоянно присылает мне письма, то объясняется мне в любви, то в ненависти, то обещает пожрать мою плоть заживо, и так далее, — её голова покачивается из стороны в сторону, глаза карикатурно выпучиваются, в голосе звучит саркастический энтузиазм: — О ДА, СТРАШНЫЙ НЕЗНАКОМЕЦ, ТАК УВЛЕКАТЕЛЬНО!

— Да, я знаю, ты у меня немножко извращенка, но серьёзно…

Она закатывает глаза.

— Быть съеденной заживо — моя величайшая мечта, — нераспечатанное письмо воспламеняется и сгорает прямо на лету. — По приоритету сразу за выходом шестой редакции Burrows and Basilisks, разумеется.

— Разумеется…

Пепел собирается в небольшую серо-сиреневую тучку и улетает в сторону мусорного ведра.

Остальные письма опускаются на игровой стол, сразу раскладываясь в стопки по степени важности, и Твайлайт торопливо срывает ленточку с очень знакомо выглядящего свитка.

Я протягиваю руку к самому последнему, наименее важному, письму.

Твайлайт хмурится.

— Ой, извини. Не хочешь, чтобы я читал свои письма?

— Читай всё, что хочешь, но только после того, как постираешь простыни! — принцесса делает жест в сторону часов.

Кидаю конверт обратно и поворачиваюсь к лестнице: спорить не из-за чего, и вообще, чистые простыни — это приятно.

— Подожди! 

Я останавливаюсь с ногой на первой ступеньке лестницы.

Твайлайт выглядит смущённой. Ну не то чтобы совсем смущённой, но смущённой тем, что она должна чувствовать.

— Селестия оставляет у себя Спайка ещё на неделю, — произносит моя любимая, — я ей писала с просьбой поселить нас во дворце, и в итоге Спайк будет нас дожидаться прямо там.

— То есть… мне не надо стирать простыни?

— Тебе НАДО стирать простыни! — кричит она в ответ, швыряя в меня тем самым конвертом. — Ты испачкал, ты и убирай!

— Ладно, но торопиться уже не надо? — подбираю с пола и разглаживаю письмо.

Твайлайт отвечает невнятным бормотанием, не отрываясь от письма Селестии.

Да, это обычно означает «да». Нет, иногда, конечно, бывает и «нет», но кажется не в данном случае.

На конверте символика издателей Burrows and Basilisks.

— Смотри, похоже это письмо от…

— Я видела, — перебивает меня принцесса. — Наверняка очередная реклама какого-нибудь никому не нужного или давно всем известного барахла…

Скорее всего, так и есть. Но проверить стоит… разве что в конверте сибирская язва.

Очень вряд ли, разумеется, здесь это не модно. И если что, магия меня спасёт.

Вскрывая конверт, на какую-то секунду чувствую себя крутым, решительным героем, которому нипочём вражеское бактериологическое оружие. Достаю из него содержимое.

Ор-ригинально…

— Эй, Твайлайт, это не реклама, это приглашение.

— Что, купить очередную не очень нужную книгу? Чёрт, Селестия и Луна на выходных будут заняты, а я надеялась вытащить их на конвент…

— Серьёзно, Твай, взгляни.

— Если это что-то стоящее, то оно у меня уже в предзаказе, — отвечает моя подружка, вскрывая следующий конверт. — Так, Кейденс и Шайни приедут в Кантерлот, но на конвент не пойдут. А нам желают хорошо повеселиться.

— Ну круто. Все четыре принцессы не пойдут на торжественное представление шестого издания B&B…

Сиреневая аура вокруг письма Кейденс гаснет, свиток падает на пол. Твайлайт медленно поворачивает голову и смотрит на меня… нет, на листовку у меня в руках.

— Не может быть…

— И тем не менее.

Издали демонстрирую ей цветастую бумажку.

— Если ты меня обманываешь…

Листовка вырывается у меня из пальцев и сиреневой кометой улетает к Твайлайт.

— Нет, не обманываешь.

Второй раз за последние… да, за последние три минуты я вижу это выражение на её лице: принцесса не знает, что чувствовать.

— Все наши книги устаревают… Всё, что у нас есть — придётся выбросить…

— Читай дальше, Твай.

Мне очень нравятся её глаза. Яркие, большие… такие большие, что даже издали можно видеть, как её взгляд перемещается по строчкам.

— Обратная совместимость? — она поднимает взгляд. — Тогда в чём вообще смысл обновления?

— Слушай, ты счастлива или рассержена?

— Я не знаю! — стенает она, продолжая читать. — Просто изменение сеттинга? Но почему?

Она закрывает глаза и громко вздыхает.

— Нам, пожалуй, стоит там побывать, — признаёт она. — По крайней мере увидим катастрофу с первого ряда трибуны.

— Правильно, Твай! Во всём надо видеть хорошее!

— Пытаюсь…

Похлопав её по плечу, поворачиваюсь чтобы уйти.

— Теперь всё же займёшься стиркой? — произносит она, переходя к следующему письму.

— Не-а, я за ножом.

— Нож? Зачем?

— Ну ты же сама сказала, что быть съеденной — твоя следующая мечта, сразу после шестой…

— Простыни. Сейчас же, — она угрожающе заносит окровавленное крыло. — СЕЙЧАС ЖЕ!

— Или что? Ты меня снова поколотишь? Я стражников позову!

— Стражники принадлежат мне! — Твайлайт с улыбкой делает шаг в мою сторону. — Я принцесса, помнишь?

Хохоча, убегаю по лестнице.

Через час скучной, недостойной обсуждения стирки и прочей работы по дому развешиваю влажное постельное бельё.

Хотелось бы пошутить, но в голову не приходит ни одной подходящей к ситуации шутки. С другой стороны, если подумать, оно того стоит: чистые простыни это немалая роскошь. Особенно если есть кого положить рядом с собой.

— Эй, ну ты наконец закончил? — раздаётся снизу голос Твайлайт, читающей почту и составляющей ответные послания. — Я бы хотела принять душ, а то ты всю горячую воду себе забираешь!

— Что, ЕЩЁ раз в душ?

— Я тут слегка испачкалась, — застенчиво улыбается она, демонстрируя крыло. — Какой-то говнюк ворвался и залил меня своей кровью…

— Да, вот ведь козёл…

— Я хотела спросить… у тебя на сегодня есть планы?

— Я думал завоевать мир, победить чудовищ и богов, после чего воссесть на троне из стали и слоновой кости, но… — делаю жест в сторону часов, — кажется, сегодня уже не успеваю.

Она вежливо хихикает. Очень вежливо. Похоже, мне не поверили.

— Ну, поскольку твои планы на сегодня уже отменились, я подумала… — она умилительно похлопала глазками, — может ты выполнишь несколько мелких поручений?

— Что? «Пойди и принеси»?! Ты посылаешь меня на доставочные квесты?!

— Да, Анон, доставочные квесты.

— Нахрен доставочные квесты. Я планирую стать богом.

— Осторожнее, — укоряет меня принцесса. — Это звучит еретически…

В отчаянии воздеваю руки к потолку:

— ЛА-А-А-АДНО!

Она отдёргивает голову, когда я резко тычу пальцем ей в нос.

— Но я потребую достойное вознаграждение!

Твайлайт обалдело хлопает глазами.

— Ну-у… если вернёшься домой вовремя, сможешь застать меня выходящей из душа… голышом…

Она наклоняется вперёд, игриво прикасаясь кончиком языка к моему пальцу.

— Ты и так всё время ходишь голышом. Следующая попытка[3].

— А если я… я… вежливо попрошу? — она наклоняет голову набок. — Это сработает?

Подумав секунду, отвечаю:

— Возможно.

— Пожа-алуйста, выполни несколько моих поручений.

— Всё что угодно для моей любимой. Что мне сделать?

Она закатывает глаза и громко вздыхает.

— Просто… Зайди к Рэрити и проверь готовность заказа, ладно? — она взялась за следующее письмо. Да, принцессам приходит много почты, почему у неё нет секретаря? — И купи по дороге новые простыни. Пожа-алуйста.

Новые простыни?

Секундочку… заказ?

В моём мозгу внезапно схлестнулись вожделение и любопытство.

— Я… э… да.

Внезапно осознаю, что всё ещё тычу в Твайлайт указующим перстом, потому что она вдруг снова лижет его.

— Ну-у? — спрашивает она, поблёскивая полными возбуждения глазами. — Делай, что пожелаешь, а я пойду купаться.

Оставив бумаги, Твайлайт проходит мимо меня, потёршись об мою ногу всей длиной тела.

— Мне хочется как следует отмокнуть, долго… — мурлычет она, наконец завершив не столь уж мимолётную ласку, — но не чрезмерно долго…

Так, пора отправляться.

Уже сделав полшага за дверь, вспоминаю про висящую на крюке куртку, но возвращаться не хочется — не глядя шарю вдоль косяка, с третьей попытки всё же нащупывая мою верную спутницу во всех местных приключениях. Сначала к Рэрити — бутик Карусель рано закрывается, так что стоит поторапливаться.

Через пару минут торопливой ходьбы невольно начинаю оглядываться в поисках коричневого жеребца, который просто обязан появиться и произнести нечто зловещее. Он последнее время появляется каждый раз, когда я высовываю нос на улицу.

Каждый. Чёртов. Раз.

Но, похоже, не сегодня.

Абсолютно без неожиданностей добираюсь до бутика, под звон колокольчика распахиваю дверь.

— Сейчас, иду-у! — откуда-то из служебных комнат раздаётся певучий голос Рэрити, и через несколько секунд её голова высовывается из-за занавесей. — Ой, Анон! Извини, я сейчас очень занята, но я абсолютно уверена, что мы для тебя что-нибудь придумаем.

— Для меня? Зачем? Я пришёл, чтобы поинтересоваться заказом Твайлайт, что бы это ни было.

— Это… это… дорогуша… — единорожка хмурится и задумчиво морщит лоб. — Не самое худшее, но…

— Но?

Она вздыхает и качает головой.

— Проще будет показать, — изящно качает головой Рэрити. — Если ты не против последовать за мной.

Она ведёт меня мимо примерочных, мимо комнат, уставленных поникенами, в самую дальнюю комнату — обильно увешанную не законченными одеждами. Это как-то не похоже на Рэрити, обычно она старается не показывать наряды, не доведённые до совершенства. Заметив моё удивление, Рэрити слегка краснеет, удивительно заметно на фоне ослепительно белой шёрстки.

— Как правило, клиенты доверяют моему вкусу, но иногда… — она вздохнула с несчастным видом, — иногда им хочется достичь какой-то определённой цели, и они настаивают на возможности видеть промежуточные стадии изготовления… Я их понимаю… В конце концов, эти работы не являются оригинальными, а мои клиенты очень ценят подлинность…

Мне реально сложно представить себе, как славящаяся оригинальным мышлением Рэрити вдруг принимает решение копировать чью-то работу, так что её смущение вполне объяснимо. Чтобы скрыть неловкость, я принимаюсь оглядываться. Моё внимание привлекают два платья, не столько внешним видом или тонкостью отделки, сколько непривычно большим размером. Одноцветное красное платье размерами на кого-то примерно вдвое крупнее, чем средний пони, и рядом чуть меньшее — кружевное чёрное платье с голубыми и белыми узорами.

— О, — в голосе Рэрити звучит гордость, — это для Санни Смайлс и Мунбим. Мне пришлось повозиться, чтобы под платьями не были заметны крылья.

— Кто-кто?

— Санни Смайлс и Мунбим, разумеется! — Рэрити повторяет эти имена таким тоном, словно не знать их — просто невообразимо.

— Гм… я перефразирую: а кто они такие?

— Самые знаменитые косплееры в Эквестрии! — отвечает Рэрити, не то потрясённо, не то оскорблённо ахнув. — Не удивительно, бедняжка, что для тебя ничего не запланировали. Ты же и не знал?

Блин-блин-блин, во что Твайлайт меня втравила?

— Ты уже больше года в Эквестрии, дорогуша, и не был на предыдущем КантерКоне?

Да, дерьмово. Я в тот момент уже был в Эквестрии, но из-за каких-то там странных приказов какой-то там солнцекрупой принцессы стражники не выпускали меня из камеры. И я не попал на какое-то игровое действо, о котором не имел в тот момент ни малейшего понятия.

Негодяи.

Сейчас, впрочем, я знаю немногим больше.

— Не-а, не довелось.

— Ох, дорогуша… — она закрывает глаза и глубоко вдыхает. Я слышу, как она очень тихо произносит себе под нос: — Успокойся, Рэрити, успокойся. Ты как-нибудь найдёшь ещё немного времени…

— Слушай, я вообще не понимаю, о чём идёт речь, но нет необходимости…

— Разумеется, есть! — кричит в ответ она. Очень вежливо, разумеется. — Я не желаю, чтобы надо мной посмеялись!

Она торопливо подходит к висящему поблизости красному плащу с высоким воротником и рассматривает его, словно надеется прочитать записанный на нём ответ.

— Сделать парное облачение, совпадающее по духу? Ах нет, невозможно, я не представляю себе Анона, играющего роль слуги!

— Может быть ты всё-таки объяснишь, о чём идёт речь?

— Конечно же! Прошу меня простить, это была такая напряжённая неделя! — Рэрити улыбается настолько натянутой улыбкой, что я начинаю опасаться, не слетит ли она с катушек прямо сейчас. — Из-за всех этих срочных заказов и небывалой удачи Свити Белль я, возможно, не настолько внимательная, как обычно! Можешь себе представить, она ушла прошлым вечером гулять в концертном платье! Я так боялась, но, к счастью, она сумела не повредить его…

— Объяснение?

Нервно тараторящая и заливающаяся ненатуральным смехом Рэрити замолкает. Потом, уже несколько спокойнее, произносит:

— У каждого конвента есть своя ключевая особенность. Своя «особая черта». У КантерКона, так уж повелось, это косплей.

Теперь её улыбка становится настоящей, голос — увлечённым. Да, она волнуется, но теперь понятно, почему. Вся её фантазия, все эти костюмы, это её шанс ещё раз показать всем, что она — лучшая.

— Каждый пони приходит на конвент в костюме, — продолжает Рэрити. — Абсолютно каждый пони.

— А не-пони?

— И они тоже, разумеется.

— У меня есть шанс избежать?..

— Невозможно!

Н-да, как говорится, приехал в Рим… заворачивайся в простыню.

Впрочем, у меня нет для этого подходящей простыни…

— Большинство пони одеваются в подражание джапоньским киногероям или персонажам игр, — продолжает своё объяснение Рэрити, — а другие…

Она замолкает, явно чересчур глубоко уйдя в мысли о костюме для меня.

О, идея!

— Как насчёт фантастических существ?

— Ну, иногда… — неохотно соглашается она. — Что у тебя на уме?

— Я мог бы использовать один из тех костюмов, которые ты для меня шила.

— Чересчур просто.

— Человеческий костюм? На настоящем человеке? Этого недостаточно?

— Чересчур неконкретно. И к тому же я не успею сделать новый костюм для Твайлайт в пару к твоему.

— Но ведь костюм будет для меня…

Рэрити фыркает, одновременно смеясь и качая головой.

— Нет, разумеется. В любом случае для вас двоих. Но… на худой конец сойдёт.

Раздражённо пересекая комнату взад-вперёд, Зефирка вдруг восклицает:

— Почему с тобой и с Рэйнбоу всегда так сложно?

Во-о-о-от… Получается, не все пони ходят в костюмах?

— Эта кобыла просто отказывается что-либо надевать! — подвывает… нет, вычеркнуть, Рэрити не подвывает, она вежливо жалуется. Да. Вежливо жалуется Рэрити. — Она утверждает, что все варианты для неё недостаточно круты.

— Что, даже Камина?

— Кто?

— Ты не слыхала про него?

Надо сказать, что я уже много раз замечал потрясающие аналогии между земными и местными сказочными и фантастическими героями. Как по волшебству… или просто идёт утечка самой интересной информации с Земли?

— О, не важно, — отмахивается копытцем Рэрити. — Я не могу следить за всеми новинками и моды, и кино. Да и в любом случае, я уже не успею сшить для неё…

— И не потребуется! Только скажи мне, кто делал очки для Винил. Всё, что нужно будет — особого вида очки.

— Я поспрашиваю, — Рэрити благодарно улыбается. — Но, тем не менее, что же делать с тобой?

— А Твайлайт под кого маскируется?

Рэрити делает жест в сторону плаща, а когда видит отсутствие реакции с моей стороны, тяжело вздыхает.

— Заргон[4]. Ей, разумеется, хочется выглядеть настоящим повелителем подземелья.

Сначала Старсвирл, теперь Заргон. У моей принцессы явно любовь к переодеванию в пожилых бородатых мужчин. Ну что же, каждый день узнаю что-то новое. Например, что это точно не мой фетиш. Абсолютно.

Рэрити снова тяжело вздыхает.

— Её костюм почти готов, и если ты согласишься подождать полчаса, я могу…

— Нет-нет, ты и так вымотана, нет необходимости торопиться ради меня!

— Мне всё равно придётся торопиться, Анон, — её улыбка печальная и благодарная. — За один из костюмов я даже и не бралась.

Внезапно Рэрити останавливается на полушаге, словно озарённая идеей.

— Ой, Твайлайт одевается как DM…

— Да?

— Паладин, — мягко предложила она. — Ты оденешься Паладином.

— Но тогда мне нужны будут доспехи!

— Доспехи это несложно…

Я лишь усмехнулся, рассматривая ближайшее платье. Какой ровный шов…

— Доспехи делают из металла, а ты швея…

— Швея? Швея?!

Кажется, я непреднамеренно обидел Рэрити…

— Я — модельер! Да, я умею шить, но многие из моих идей требуют для воплощения гораздо большего!

Она повела копытцем, указывая на развешанные вокруг одеяния, и до меня вдруг дошло: некоторые включают в себя металлические и кожаные части. Настоящий металл, а не крашеное под металл дерево.

— Просто придаёшь металлической пластине нужную форму и закрепляешь на ткани, — пояснила Рэрити. — Для боя результат не подойдёт, но внешне будет абсолютно достоверно! И удобно!

Рэрити притопнула копытцем по полу.

— Решено, я делаю для тебя костюм Паладина! И это не обсуждается!

Поднимаю руки в жесте капитуляции: раз уж Рэрити решила, значит костюм будет, красивый и качественный, как обычно.

— Но вот с остальными двумя костюмами тебе придётся что-нибудь придумать самому.

— Подожди… ещё два?

Рэрити печально покачала головой.

— КантерКон продолжается три дня, и уважающие себя пони имеют по костюму на каждый день. Или больше.

— То есть у Твайлайт есть ещё два костюма?

Ещё пара знаменитых пожилых бородачей? Ну-у-у… например, Император Минг Безжалостный, его получится изобразить, используя в качестве части одеяния тот же самый плащ…

— Я пыталась убедить её, — ответила Рэрити, — но не смогла. С другой стороны, она принцесса, ей простительно. У неё есть обязанности, положение в обществе. Но ты…

Она даже не стала завершать фразу.

— Да, знаю. Я тунеядец.

— Дорогуша, я неплохо тебя знаю. Ты кто угодно, но не тунеядец. Хотя… неряха и лентяй, да.

Итак, она забраковала мою идею просто одеться человеком. Для жанра фэнтези костюм — броня Паладина. Какие ещё есть подходящие традиции?

— Я как-то пытался изготовить силовую броню…

Да, а потом выяснил, что техномагии в этом мире нет, так что получилась просто неуклюжая, очень неудобная жестяная оболочка. Впрочем, процесс поначалу был увлекательным, и у меня даже были помощницы. Три. Привлечённые необычным занятием. Интересно, это не принесло им пользы из-за неудачи проекта? Или просто дело было совсем дурацким?

— …я могу разрисовать её в цвета Космодесантников.

Я ведь действительно надеялся сделать настоящую силовую броню, на основе книжной. Сервоусилители, герметичность, защита… Я не понимал тогда, как работает местная магия. Впрочем, и сейчас не понимаю. То, что я по внешним признакам принял за здешнюю техномагию, оказалось чем-то другим. Возможно, это вообще «орочья физика» — ведь педальный вертолёт Пинки Пай РЕАЛЬНО ЛЕТАЕТ… а она даже не единорог.

— …только добыть где-нибудь красной краски и…

— Нет! — перебила меня Рэрити, покачав головой.

— А что плохого в том, чтобы изображать Космодесантника?

Она рассмеялась, изысканно прикрыв лицо согнутой лапкой.

— Зачем изображать Космодесантника, если… — её улыбка шире, чем можно заслонить копытцем, — можно добыть золотую краску?

— А это не будет чересчур… безвкусно?

— Разумеется, но зато достоверно — не помню, чтобы ты упоминал о том, как Бог-Император носил красную броню…

Да уж, для изысканной Рэрити куда уместнее предстать в обществе бога, чем обычного солдата.

— Не уверен, смогу ли соответствовать…

— Будь крепок в вере! — ответила она с улыбкой. — Как насчёт третьего костюма?

Дело стало ещё сложнее. Фэнтези-костюм — есть, фантастический — есть, лишнего времени — нет. Домашних заготовок, подходящих к случаю, больше в голову не приходит. Надо придумать что-то на основе обычной одежды. Или что-то, подо что можно модифицировать обычную одежду.

— Помнишь, ты мне делала рубашку с растительным орнаментом пару месяцев назад? И ещё мешковатые штаны с карманами, за месяц до того?

— Это получится вариант «обычный человек», мы уже обсуждали…

— А ещё я добуду солнечные очки.

Рэрити поднимает бровь, немножко наклоняет голову и с любопытством смотрит на меня. Похоже, я её заинтересовал.

— Соберу волосы в «ирокез»…

— Ну скажи же наконец, кто получится в итоге?

— Сам не знаю!

С хохотом она выталкивает меня из комнаты.

— Иди уже… — кажется, она поняла, что рассчитывать на меня в надежде на подходящую дизайнерскую идею не стоит. — Передай Твайлайт, что её заказ будет готов завтра.

Практически выталкивая меня из бутика (очень вежливо, разумеется), она вдруг добавляет:

— И постарайся не убивать никаких богов!

Засунув руки в карманы куртки, выпячиваю грудь.

— Ничего не обещаю.

Она вежливо хихикает от дверей.

— Кстати… — я оборачиваюсь, с любопытством глядя на усталую, но, по крайней мере, весёлую кобылу, — а твои костюмы, они кого изображают?

— Через неделю увидишь! — она пытается лукаво улыбнуться, но сами собой опускающиеся веки сильно портят впечатление.

— Всё-таки тебе нужно поспать.

Рэрити кивает и закрывает дверь. Очень надеюсь, что она последует моему совету — это будет напряжённая неделя, а потом, на конвенте, тоже будет не до отдыха. Соревнования косплееров, игровые вечера по случаю новой версии Burrows and Basilisks и всё прочее — сомневаюсь, что хоть кто-то вообще сумеет в эти выходные нормально поспать.

И к слову про «поспать» — я же планировал добыть простыни. Самое время заняться.

Живот внезапно издаёт громкое бурчание — ему не нравится, что я обошёлся без завтрака, а время уже к обеду. Возможно, стоит прихватить что-нибудь по дороге домой.

Впрочем, даже с книгой Твайлайт не станет долго валяться в ванне, а я уже потратил немало времени, добираясь до бутика и обратно. А с другой стороны, ну пропущу я один-два приёма пищи и что, похудею? На кухне стоит ваза с фруктами, утащу оттуда яблоко… А может быть, Твайлайт решится сама сделать вафли и устроить мне сюрприз… Но если я заявлюсь не вовремя, сюрприз будет испорчен… Нет, если планируется сюрприз, то там поблизости будет Пинки Пай, и уж она-то точно не даст сюрпризу пропасть.

Надеюсь, принцесса не станет снова обедать в ванне. Это была ну очень так себе идея; Твай гениальна, но иногда совершает такие… не хочется говорить «тупые поступки», поскольку я её люблю, но это самые подходящие слова.

Нет, я этого не говорил.

Лучше бы тостеру оставаться на кухне. Там от него куда больше пользы.

Захожу в хозяйственный магазин и беру два набора постельного белья: светло-голубой и тёмно-сиреневый. Возможно, это покажется глупым — покупать сиреневые простыни для сиреневой пони, но мне очень понравился цвет. Яркий, насыщенный, царственный. Простыни для короля. Или для королевы. Для принцессы тоже подойдёт.

Кассир очень странно на меня посмотрела, но я к такому уже привык — я единственный местный человек, в этом магазине ещё не появлялся, она могла меня ни разу не видеть до сего дня…

Когда я добывал из кармана нужное количество битов, продавец предложила мне бумажный пакет. Да, это уместно — я не захватил с собой свою сумку, а идти по улице с охапкой постельного белья под мышкой… Было бы реально по-дурацки. Типа, СМОТРИТЕ, ПОНИ, Я ТРАХАЮ ВАШУ ПРИНЦЕССУ ТАК ЧАСТО, ЧТО У НАС УЖЕ ИЗОРВАЛИСЬ ПРОСТЫНИ И Я КУПИЛ НОВЫЕ!

Гм, это что, стыд? Я ещё умею стыдиться? Да, пакет действительно уместен.

С коричневым пакетом в руке я направляюсь домой. Ловлю себя на том, что постоянно ускоряю шаг. Вроде бы торопиться некуда, Твайлайт уже наверняка вышла из ванной и сейчас сидит где-нибудь с книгой.

…интересно, что будет, когда она дочитает "Разведчика пустоты". Гарантированно интересный день…

Оказываюсь возле замка даже быстрее, чем ожидал. Удивительно, как удобно двигаться по городу, когда таинственные незнакомцы не пытаются напугать тебя таинственными фразами… Аж скучновато слегка.

Дверь с лёгкостью распахивается… цепляя стоящую сразу за ней жестяную корзину для мусора, которая с лязганьем катится по полу, разбрасывая вокруг своё содержимое.

С чего это вдруг?

Загудевшая в трубах вода даёт мне ответ.

Качая головой, начинаю собирать в корзину выпавший из неё мусор: смятые листы чистой белой бумаги. Твайлайт — умница, она специально подстроила всё так, чтобы задержать меня, но не устроить при этом настоящий свинарник. Пара минут, и вновь наполненная корзина возвращается на безопасное место, а я направляюсь к лестнице.

Вой воды в трубах затихает. Ванна за такое короткое время наполниться точно не могла. Замедляю шаг, чтобы дать принцессе побольше времени на выполнение её плана, и только услышав стук копытец по полу, ступаю на лестницу.

— Ты быстро вернулся! — Твайлайт встречает меня на верхних ступенях лестницы, с её мокрой гривы капает вода. — Ита-а-ак…

Она делает несколько шагов по коридору, переступая задними ногами таким образом, что её покрытая влажной шёрсткой попа необычно покачивается, поворачивает голову ко мне и смотрит с ожиданием.

— Что, мне следовало купить по дороге пиццу?

Сбитая с толку моим вопросом, Твайлайт цепляет одной ногой за другую, спотыкаясь и с трудом восстанавливая равновесие. Она пытается продолжить движение, но момент уже потерян — вместо игривости поза получается исключительно неуклюжей.

Теперь я чувствую себя идиотом, но спросить надо было.

— Пицца?

— Но зато я принёс простыни, — поднимаю над головой бумажный пакет, доставочный квест выполнен.

— Пицца?!

— Прости…

У меня уже не получается сдержать смех.

— Я понимаю, что ты сейчас делала, но нельзя же так подражать плохим порнофильмам…

Она садится там, где стояла, опускает голову и смотрит в расплывающуюся вокруг неё лужицу.

— Мне захотелось выглядеть сексуальной… — тихо произносит она. — У меня мало опыта в таких делах…

Я давно это подозревал.

На её лице появляется грустная улыбка.

— Извини.

— Да ладно, это было сексуально, только…

— Чересчур?

Киваю и швыряю пакет с простынями в сторону дивана. Он отскакивает от края и падает на пол, но я делаю вид, что так и задумано.

— Ты замечательная и очень сексуальная, моя маленькая принцесса.

Она жалобно улыбается, а я подхожу и опускаюсь рядом с ней на колени.

— А знаешь, что гораздо привлекательнее, чем «Сексуальная Твайлайт»?

— Что угод…

— «Моя Твайлайт», — и целую кончик её носа. — Моя маленькая умница, — снова целую, на этот раз в губы. — Но знаешь, наряжаться Заргоном…

Она густо краснеет.

— Злобный DM из настольной игры двадцатипятилетней давности, к тому же с другой планеты — это, милая, потрясающее задротство.

— Я думала, что будет уместно… — она прижимается ко мне, от прикосновения влажной шёрстки моя рубашка мгновенно промокает насквозь.

— Даже более уместно, чем ты думаешь.

Обнимаю её за плечи и прижимаю к груди.

Твайлайт издаёт милый понячий звук, выражающий любопытство, но не произносит ни слова, лишь трётся лицом и мокрой гривой об мою грудь.

— Знаешь, какой маскарадный костюм придумала для меня Рэрити?

Снова тот же самый звук, лишь несколько громче. Убираю с её глаз прилипшую ко лбу мокрую чёлку, с моей ладони теперь тоже капает.

— Ты ведь полотенце не прихватила?

— Я думала, что вскоре снова окажусь под душем… но теперь чувствую себя совершенно глупой. Намочила твою рубашку и штаны…

— Только спереди. Сзади одежда ещё сухая.

Твайлайт издаёт удивлённый звук, когда я отодвигаю её от себя, впрочем, не далеко — просто чтобы снять рубашку. Провожу рубашкой по её бокам, чтобы хоть немного вытереть, и завершаю попыткой выжать воду из гривы.

— Так лучше?

— Да-а-а… — она бросает на меня взгляд из-под накрученной на голову ткани, потом стряхивает мокрую рубашку прямо в натёкшую под её попкой лужу и со счастливым вздохом прижимается лицом к моей голой груди.

— И что же там придумала Рэрити? — тихо шепчет она, прикасаясь губами к моему подбородку. — Костюм?

— Сначала она хотела сделать нам похожие костюмы, но…

— Практически невозможно, — с сожалением завершила фразу принцесса. — Чёрт, вот я мечтаю…

Провожу рукой от гривы по шее и вдоль спины.

— Иногда мечты сбываются…

Подхватываю её под попку и встаю, прижимая к себе. Твайлайт издаёт удивлённый писк. Её мягкая шёрстка чересчур влажная, мои руки начинают соскальзывать, но принцесса тут же хватается передними лапками за мою шею.

— Так что там с костюмом? — напоминает она.

— Рэрити хотела, чтобы их было три.

— Представить себе не могу, чтобы они все соответствовали моему…

Качаю головой.

— Первый будет «Старый Хендерсон»[5], у меня всё для него есть, надо только сделать безумную причёску и начать говорить как псих.

Твайлайт улыбается — ей тоже нравится эта история.

— Второй будет «Бог-Император».

Принцесса фыркает — вот так я и знал, что она не поверила мне, когда я сказал, что планирую стать богом.

— Ни один из этих двух моему не соответствует. А третий?

— Ты оденешься в костюм данжон-мастера.

Она молча кивает.

— И в общем не важно, какой именно это DM, главное что это DM и это ты.

Трусь носом об её, она счастливо мурлыкает и жмурится. Потом её глаза широко распахиваются — догадалась.

— Паладин. Ты оденешься Паладином!

Покрутившись у меня на руках, она кладёт голову мне на плечо.

— Только не показывайся Луне в этом костюме… — соблазняюще мурлычет она мне на ухо. — Мне не хочется потерять особого друга, да и Кантерлот жалко…

— Ах во-о-от оно в чём дело…

Она поднимает голову, чтобы заглянуть мне в лицо. Она явно ждёт продолжения фразы.

— Ну, Паладин ведь действительно похитил сердце Луны…

Твайлайт фыркает, потом нервно хихикает.

— Нет-нет, — произносит она с сомнением в голосе. — Ты мой и только мой… — её лапки напрягаются, плотнее прижимая тело к моей груди. — Полиамория была нормой сотни лет назад…

Она снова кладёт голову мне на плечо и принимается тереться носом об мою шею, но я успеваю заметить, что она густо покраснела.

— Я знаю, что ей нелегко привыкать к современным обычаям, но наверняка ведь…

Теперь это характерный голос «Твайлайт Спаркл, не уверенная в своих логических выводах».

— Никогда об этом не задумывался, но кобыл вокруг больше, чем жеребцов, раза в четыре? И если они не создают… табуны?

— Угум, — принцесса кивает, не отрывая нос от моей шеи, подтверждая, что я выбрал правильное слово.

— …то как же все… ну… Находят себе пару?

— Не пытайся меня убедить, что люди бывают только гетеросексуальными, — хихикает Твайлайт мне в шею. В её голосе появляется энтузиазм — она очень любит объяснять и доказывать. — Я видела такие картин…

Она внезапно напрягается и замирает, не закончив слова. Видела картинки? Похоже, она проболталась и только сейчас это поняла.

— Картинки?

Твайлайт не отвечает.

Пытаюсь вспомнить, была ли у меня на планшете порнуха. Не может быть.

Ведь не может же быть, правда?

— У меня очень мало опыта, — тихо произносит она, снова прижимаясь к мне. — Ты мой первый…

— Первый?

УХ ТЫ, ЧЕЛОВЕЧЕСТВО ПОЛУЧАЕТ ПРИЗОВОЕ ОЧКО!

— …первый СЕРЬЁЗНЫЙ кольтфренд, — завершает фразу она. Ну что ж, тоже победа, хотя и менее яркая. — Все, и мой брат, и Кейденс, и друзья — пытались меня свести с жеребцами… и с кобылами…

При звуках последнего слова моё воображение почему-то порождает несколько очень увлекательных изображений.

— …кроме разве что Пинки Пай. И ни разу это не продолжалось дольше одного-двух свиданий, — её голос звучит практически счастливо. — Ни разу ничего… интимного…

ДА, ТОЧНО ПРИЗОВОЕ ОЧКО! БЫСТРО ЧЕКАНЬТЕ ДЛЯ МЕНЯ МЕДАЛЬ!

— И значит этот соблазнительный проход по коридору с качанием бёдрами, и знания о человеческой сексуальности?..

Она настолько сильно вжимается лицом в мою шею, что мне на несколько секунд становится тяжело дышать.

— Я попросила Пинки о помощи, — неохотно призналась принцесса. — И она предоставила мне увлекательную… информацию…

У Твайлайт есть порнуха. В моём мозгу внезапно вспыхивает конфликт. С одной стороны, ух, ПОРНУХА! С другой, а зачем, собственно? Учитывая, что именно сейчас чувствуют мои ладони и грудь?

— Но оставить себе она мне не позволила… ничего…

Вот и закончились мои надежды когда-нибудь снова увидеть сиськи.

Удивительно, впрочем, насколько коротким был импульс сожаления от предыдущей мысли. Моим ладоням сейчас реально хорошо. Особенно той, которая на пушистой попке.

— Я не подумала, что обязательно нужна будет пицца, — в голосе моей любимой звучит разочарование. — Если бы я только знала… Что же, получается один — один.

— Один — один?

— Прошлой ночью мне… не хотелось… — однако, откуда такая неуверенность в голосе? — а теперь, похоже, тебе…

— Кто сказал?

Моя более удачливая ладонь слегка сжимает свою пушистую добычу.

— Но ты посмеялся над мной! — восклицает она, слегка подпрыгнув у меня на руках.

— Ты задротствуешь.

Она наклоняется назад, чтобы продемонстрировать нахмуренный лобик.

— Но делаешь это очень привлекательно.

Она зажмуривается и хихикает. Снова прижимается ко мне и вдруг расслабляется. От этого внезапного изменения нагрузки я чуть не роняю её, влажная шёрстка проскальзывает под ладонями, но я умудряюсь обыграть это, опуская её на игровой стол. Может быть чуть быстрее, чем планировал, но и так неплохо получилось.

Стол массивный, овальный и гладко отлакированный. Меньше, чем её — наша — кровать, но в данном случае вполне сойдёт. И его куда легче будет привести в порядок, чем простыню.

Моя драгоценная принцесса ахнула, внезапно обнаружив себя лежащей пузиком кверху на столе, сразу всё поняла и радостно посмотрела на меня. Упёрлась копытцем в стол, чтобы перевернуться, и вдруг замерла.

— Ты хотел бы… видеть моё лицо? — робко спросила она. — Я видела, как люди…

— Сейчас важны не только мои, но и твои желания…

— Ой… — Твайлайт прикрыла лицо крылом, глядя на меня в промежуток между перьями. — Это не будет чересчур… развратно?

— Заняться сексом на столе, за которым мы каждую неделю играем в компании друзей нормально, а делать это лёжа на спине — чересчур?

— Было бы лучше, если бы на нас были костюмы… — пробормотала она, плотно прикрывая лицо крылом.

Ей нравится отыгрывать даже такое… Не то чтобы меня это удивило.

— Что именно тебе показывала Пинки Пай?

Если /b/… Клянусь всеми богами…

— Гетеросексуальный секс в миссионерской позиции не обязательно…

Она резко выдохнула и сжалась, поджав и скрестив задние лапки.

— Нет, нет… — тихо простонала она, — это… для пони…

Ну да, они пони, они…

Твайлайт расслабилась, её задние лапки раздвинулись и опустились на стол. Крылья всё ещё плотно закрывали лицо.

— Это не обязательно… Если тебе хочется по-другому…

— Я не уверена, что стол выдержит наш вес, — ответила вместо этого принцесса, прекрасно осознавая, что выдержит.

— Ты не обязана…

Она тихонько застонала, раздвигая задние лапки ещё шире.

— Если ты делаешь это, чтобы доставить мне удовольствие…

— Может, я хочу, чтобы ты это сделал! — ответила она резко, слегка опуская крыло, достаточно для того, чтобы видеть меня. Её рог засветился и штаны сами собой соскользнули с меня.

Твайлайт пискнула, увидев здоровенный бугор в моих трусах, и снова спрятала лицо, когда я спустил трусы.

— Может быть, стоит…

Я забрался на стол, устроившись на четвереньках над раскинувшей задние лапки и поджавшей передние принцессой. Стол даже не скрипнул.

— Может быть, тебе повязку на глаза сделать? Тебе будет спокойнее?

— Нет…

Она раскрыла крылья и потянула меня на себя передними лапками, с наслаждением вздохнув, когда наши тела соприкоснулись.

— Просто трахай меня, пока поза не перестанет меня беспокоить, — прошептала она мне на ухо. — А потом продолжай.

* * *

— Стол твёрдый… — жалобно заявила принцесса, слегка отталкивая меня, чтобы выбраться.

— Раньше ты на это не жаловалась.

— Раньше и ты был твёрдый, — хихикнула принцесса, коротко целуя меня в щёку. — Всегда есть что-то самое важное…

Слезаю со стола и начинаю собирать одежду. Трусы, штаны… рубашки нету, она…

Она в магическом поле Твайлайт, и моя любимая вытирается ею. Там, ага.

— А мне её потом надевать…

— То есть мне лучше закапать весь пол по дороге к ванной? — поднимает бровь Твайлайт. — В любом случае её надо будет стирать…

Да, блин, так и так что-нибудь пострадало бы. Если не рубашка — не повезло бы моим носкам.

— В любом случае у тебя есть ещё одна, — потом Твайлайт задумывается и добавляет: — Вроде.

— Может мне просто стоит перетащить сюда все свои вещи, а хижину забросить?

— Пока не надо. Мы ведь ещё не поженились!

— Ещё?

— Да, пока ещё, — она встаёт на дыбы и кладёт передние лапки мне на плечи.

— У тебя на выходные запланировано что-нибудь?

— Не скажу! — отвечает моя любимая, вынуждая меня нагнуться настолько, чтобы достать своими губами до моих. — Плохим бы я была DM-ом, если бы позволяла всем всё узнать заранее!

Она сунула мне в руки испачканную рубашку и, хихикая, убежала вверх по лестнице пружинистой походкой свежеудовлетворённой кобылы.

— ЭЙ, ЖЕНИТЬБА — ЭТО НЕ ЛОВУШКА, ТЕБЕ ОБ ЭТОМ МАМА НЕ ГОВОРИЛА?

Твайлайт не отреагировала, а я остался перед обильно заляпанным разными жидкостями столом, с грязной рубашкой в руке. Кажется, ещё грязнее она уже не станет — и я, найдя более-менее сухой участок на влажной ткани, вытираю стол.

Разумеется, потом надо будет нормально помыть его, но пока что и так сойдёт.

С гулом просыпаются водопроводные трубы — моя любимая добралась до ванной комнаты. Я бы тоже не отказался сполоснуться, но в эту ванну вдвоём не залезть. Придётся подождать.

Надо постараться не забыть, когда буду договариваться с мастерами по поводу переделки кухни, спросить ещё и про ванну. Не то чтобы мне не терпелось перепихнуться с любимой прямо во время мытья, но и просто чтобы не ждать в очереди на помывку.

Или поставить ещё одну ванну в гостевой комнате. Или… или вспомнить, что это замок Твайлайт и такие вещи надо сначала обсуждать с ней.

Шлёпаюсь на диван в ожидании возможности помыться и вижу стопки писем. Вот она куда их дела… Вспоминаю улыбку Твайлайт, когда она оказалась на столе… она что, это спланировала?

Письма разложены по степени важности, но приглашение на открытие шестой редакции лежит сверху. Выше письма Селестии. Ну да, это интересно, я не дочитал, и тут как раз свободное время образовалось.

Просматриваю уже прочтённую часть, чтобы убедиться все ли важные детали заметил.

Объявление о новой редакции в ходе трёх игровых вечеров.

Все предыдущие книги остаются актуальными.

Серьёзные изменения сеттинга без пояснений, что изменилось.

Да, вроде всё. Что там на второй странице?

Опа, «пригласите с собой четверых друзей». Это означает, что двоих из моей группы придётся оставить за бортом, если, конечно, у кого-нибудь из них нет собственного приглашения.

Так, каждый пони должен иметь заранее накиданного персонажа восьмого уровня. Каждый пони, и это означает, что Твайлайт и в этот раз будет игроком, а не данжон мастером. И ещё — никому из моих друзей не придётся заморачиваться, по результатам игры, завершившейся лунопадом, они как раз получили восьмой уровень.

И в конце листовки: «Настоятельно рекомендуется одеться как подобает вашему герою». Чёрт, права была Рэрити, косплей на этом конвенте в большом фаворе.

Жаль, что я ничего не знаю о новом сеттинге. Он вообще возник словно ниоткуда, ни слухов, ни утечек, вообще НИКАКОЙ информации о шестой редакции не было. Как же мне создать игроломного героя? Просто накидать персонажа, подходящего по умениям к существующей партии? Даже такой ход может оказаться не выигрышным, наверняка столов будет несколько, и никто не гарантирует, что мы все окажемся за одним.

Разумеется, вероятность, что организатор разобьёт готовую группу невысока, но если есть в природе существа более злонамеренные, чем DM-ы, то это именно организаторы.

Откидываюсь на спинку дивана, в очередной раз рефлекторно сожалея о неудобной позе, в которой приходится сидеть — похоже, мастер, делавший эту мебель, совершенно не задумывался об удобствах для людей. Вспоминаю и тут же отбрасываю традиционные варианты «перекошенных» билдов — достойный мастер точно умеет расправляться с такими.

А на конвенте мастера будут достойными.

Ну, я на это надеюсь.

Хорошо бы.

Если звёзды правильно сойдутся и удача будет на моей стороне.

Я чересчур часто видел, как уважаемые игровые компании делают дурацкие ошибки: и TSR, и Sabertooth, ну и, разумеется, EA.[6]

Нахрен EA.

Ах, вот было бы хорошо, если бы B&B не свалилась в эту яму… Очень грустно наблюдать, как загибается хорошая игровая система, а уж если это та самая, благодаря которой я сейчас сижу на этом диване и слушаю, как за дверью бултыхается в ванне моя любимая, самая лучшая девушка на планете…

Подхожу к одному из шкафов с книгами, похоже, у Твайлайт больше шкафов с книгами чем в сказочной библиотеке Candlekeep[7], и после просмотра трёх… нет, вру, забыл ещё одну… четырёх книг начинаю понимать, каким будет мой герой.

Герой, способный сломать игру.

Или спасти.

Надёжного пути сломать игру обычно не бывает… ну, за исключением… как тогда сказала Твайлайт, «каждый хочет быть героем»?

Шепча тихонько эти слова, беру чистый лист персонажа и вписываю, для начала, мировоззрение. Chaotic Evil.

Нет, не нравится. Неуместно. Кажется, мир мармеладных лошадок сделал меня мягким.

Ладно, ладно, Lawful Evil.

Класс героя?..

Листаю основную книгу правил, радуясь за милых разноцветных лошадок, которые так любят делать всё простым, понятным и ожидаемым. Вот, классы NPC[8]. Та-а-ак…

Да. Таблица отражает экспоненциальный рост, без верхнего ограничения.

Такое впечатление, что никто никогда не вводил в игру неигровых персонажей восьмого уровня.

Чтобы вырастить урожай репы, первоуровневому фермеру требуется десять недель. На втором уровне — пять недель. На восьмом — тринадцать часов.

Это удобно. На этом можно попробовать сломать игру. Но… недостаточно. Чересчур некруто после той атаки стратегической атомной луной, которую провернул Паладин. Приземлённо.

Пролистываю пару страниц.

Если я сделаю то, что сейчас задумал, мой герой будет вообще без боевых умений. Ну и что? В первый раз, что ли, я создаю героя с недостатками? Найдётся, чем их скомпенсировать. Итак, четыре уровня Торговца. Доход — почти миллион битов в день. И… уровень Лидера. Нет, два.

— А это интересная идея… — Твайлайт хихикает за моим плечом, глядя, как я записываю данные на лист персонажа. Я не услышал, как замолчали трубы, не заметил, как она вышла из ванной. — И кого этот Лидер будет вести?

— Приключенцев!

— И? — принцесса наклоняет голову, мокрая грива проходит холодной волной по моей спине. — Если ты берёшь два уровня, значит у тебя два умения!

Твайлайт умница. Она помнит такие вещи лучше, чем кто-либо.

— Потом придумаю. Чуть позже, — целую её в нос. — Когда помоюсь.

— А ещё два уровня? — спрашивает она с любопытством, пытаясь разгадать мой замысел.

— После того, как помоюсь!

Поднимаюсь по лестнице, вваливаюсь в ванную, скидываю остатки одежды кучей на пол. Протягиваю руку за мылом — а нету! Чёрт, придётся воспользоваться шампунем принцессы и благоухать потом как цветочная поляна.

На что я жалуюсь? В любом случае я буду так пахнуть после пары минут обнимашек.

Не забыть: купить нормальное мыло.

И ванну побольше.

И высокие столы на кухню.

* * *

Спускаюсь по лестнице, одетый в трусы и полотенце. Нет у меня здесь чистой рубашки. Вообще ничего чистого. Ну, кроме моей свежепомытой мускулистой задницы.

Твайлайт встречает меня с озорной улыбкой — она знала. Блин, она точно знала!

— Я дописала твоего героя, — она делает жест в сторону дивана, приглашая меня сесть рядом. — Надеюсь, тебе понравится.

— Ну-ка…

— Один уровень Колдуна, один — Головореза.

— Вау, по одному уровню? Мой герой будет одинаково никчёмен сразу в двух профессиях?

— Вот уж вряд ли, — она покачивает головой после каждого слова, — я поняла, что ты задумал. У него на начало игры будет доход за весь прошлый год.

— Да, именно так задумано. Статы получатся паршивые, но такая гора денег позволяет купить кучу полезного снаряжения.

— И толпу наёмников, — добавляет она, прижимаясь к моему боку влажной шёрсткой. — Даже удивительно, почему никто так не поступает. И почему ты раньше так не делал.

— Это совсем другой стиль игры, не многие захотят так играть. Ты же сама говорила, все хотят быть героями…

Она хихикает мне в подмышку.

— Ты хочешь сказать, для тебя это недостаточно выпендрёжный стиль?

— Да. И это тоже.

— Но герой мне нравится… — продолжает она, поднимая лист со стола и разглядывая его. — Такой… аферист.

— Да! А когда ко мне приходят проблемы, я кидаю в них деньгами, пока они не исчезнут!

Твайлайт тихо рассмеялась, подлезая мне под руку, протискиваясь, пока моя ладонь не оказывается у неё на загривке.

— Я пока не вписывала способности и недостатки, — произнесла она, жмурясь от движения моих пальцев в её гриве. — Насчёт моего героя идеи есть?

— Попробуем то же самое?

— Нет, разумеется! — отвечает Твайлайт, вскидываясь и сверкая глазами. — Ты и сам сможешь скупить все ресурсы на многие мили вокруг.

— Никто не обещал, что мы будем играть вместе.

— Я не сказала? — её огромные глаза раскрываются ещё шире. — Я получила письмо от Шайни, он общался с одним из организаторов.

— Да?

— Угум! — отвечает она, радостно кивая. — Они не планируют разбивать пришедшие вместе группы. Мы играем с Шайнинг Армором и двумя его друзьями!

Ох, бля…

— Это круто, вау!

Твайлайт смотрит на меня с большим подозрением, мой показной энтузиазм явно не впечатлил её, но ничего не произносит.

— Но как насчёт твоего приглашения?

— Я отдам своё Эпплджек — это единственный способ обеспечить, чтобы вся наша компания попала на мероприятие, — она довольно улыбается, радуясь удачно придуманному плану.

— Вся компания?..

— Да-а… — в её голосе появляется нотка сомнения. Твайлайт уверена в себе, но уже знает, что отметать мои слова, сказанные таким тоном, себе дороже. — Ты со мной и компанией Шайнинг Армора, Эпплджек берёт с собой Рэрити, Дэш, Флаттершай и Пинки Пай.

— А Черили?

— Бля…

Я так доволен собой, что не могу не рассмеяться над внезапным пропаданием её самоуверенности. Она сердито смотрит на стол с раскиданными книгами.

— Может быть… может, кто-то из них тоже получил приглашение? — произносит она с жалобной надеждой в голосе. — Может же быть…

Стук в дверь прерывает наш разговор — Твайлайт смотрит на меня с опасливым ожиданием.

— Открывай, — левой рукой демонстративно приподнимаю край полотенца, накинутый на плечи. — Я немножко не в форме для встречи гостей. Честное слово, не стану пытаться обогнать тебя по пути к двери!

Вежливо улыбнувшись, Твайлайт выбирается из-под моей руки.

Листаю рулбук, размышляя над героем для принцессы. Клирик? Чтобы благословлять большие группы наёмников? Шайнинг Армор играет паладином; я с ним не играл, не знаю его стиля, но по всем рассказам это как раз тот вариант игрока, который не согласится ни на что, кроме сверкающего доспеха. Паладин Солнца, скорее всего, — насколько я знаю, мстительность не его конёк.

Скорее всего.

И это не здорово.

— АНО-ОН! — голос Твайлайт от входной двери.

— ЧЕГО?

— Я ТАК И ЗНАЛА — МЫ ВСЕ ПОЕДЕМ!

— КОМУ ДОСТАЛОСЬ?

— ЛИРЕ! ОНА ПРИШЛА СПРОСИТЬ, СМОЖЕТ ЛИ ПОЛУЧИТЬ ТЕБЯ НА ВРЕМЯ!

— ОНА ЗНАЕТ, ЧТО МЫ ВСТРЕЧАЕМСЯ?

— НЕ О ТОМ РЕЧЬ, КРАСАВЧИК! — а это уже сама Лира. — НО НЕ ПРОБЛЕМА, Я ОКТАВИЮ ВЫТАЩУ!

— ЧТО, ОНА ТОЖЕ ИГРАЕТ?

— ПОКА НЕТ! — доносится радостный ответ. — ЛАДНО, БЫЛО КРУТО… УСЛЫШАТЬ… ТЕБЯ, ПОКА!

Тихо хлопнула дверь.

Вот и одной проблемой меньше, йей.

БАМПФ!

Да, кое-кому лень подниматься по лестнице.

— Эй, красавчик… — ластится Твайлайт. — Одной проблемой меньше!

— Это было элементарно, теперь к по-настоящему сложным делам. Как быть с Ужасающим Отсутствием Чистых Рубашек?

— Пфе, я что, похожа на служанку?

— А что… точно нет?

Рассмеявшись, она садится и тоже начинает листать рулбуки, игнорируя мою попытку обзавестись новым фетишем.

— Итак… — она пытается вернуться к той точке обсуждения, на которой нас прервали, — на чём мы остановились?

— На попытке решить, кем будет твой герой.

Твайлайт пихает меня плечом и показывает язык.

— Это я помню!

— Случайно не знаешь, кем будут… эмм… друзья Шайнинг Армора? — пока у меня не хватает духа называть его «Шайни».

— Ни малейшего намёка. Я даже не знаю, кто они. Но зная его самого… — она вздохнула, подпирая подбородок копытцами, — пара качков, наверное.

— Ты вроде бы говорила, что он воспринимает такие вещи всерьёз.

— Он — да, вполне… — Твайлайт пытается подобрать слова, подходящие для объяснения.

— И друзья у него с совпадающими интересами?

— Да! — обрадованно отвечает принцесса.

— Я знаю, как такое случается; у меня самого есть Рэйнбоу Дэш!

— Хорошее сравнение! — смеётся Твайлайт.

…и это означает двое воинов в довесок к паладину. Или, если повезёт, боевых магов.

— Значит, герой для поддержки?

Переглядываемся в напряжённой тишине.

— Не-а!

— Не-а!

Одновременный ответ — повод для того, чтобы посмеяться.

— А может…

— Может, ты…

Снова замолкаем, через полминуты жестом предлагаю ей продолжить.

— Зачем мне играть клириком, если ты можешь нанять весь храм? — хихикает Твайлайт, прикрывая рот копытцем. — Колдунья?

Неохотно соглашаюсь.

Рог Твайлайт озаряется магией, карандаш движется по чистому листу персонажа.

— Chaotic neutral?

— Не могу я играть злыми героями, — вздыхает она. — Совсем не соответствую.

— А не будет тебе…

— …сложно отыгрывать? — завершает фразу она. — Да, знаешь как я ненавижу игроков, которые берут это мировоззрение и используют его как оправдание для желания делать всё, что захочется?

Она нервно постучала по странице карандашом.

— Это просто для… обоснования особенностей поведения, да, — она не глядя вытащила с полки за спиной пару рулбуков.

— А теперь… какой класс?

— Будешь делать мультикласса[9]?

Твайлайт качает головой.

— Можно, но такие герои очень быстро становятся бесполезными, — принцесса начала листать сразу обе книги. — Ох, как много вариантов…

Громко вздыхает.

— Я вполне тебя понимаю. Некоторые игры постепенно…

— Раздуваются?

Киваю. Очень точно сказано.

— Но игнорировать эти дополнительные классы тоже не получается, — жалобно произносит Твайлайт, — потому что они заметно круче исходных. Ну вот нужно ли было вводить дюжину «Я-крутой-воин-и-маг» — классов? Чем плох был обычный мультикласс воин/маг?

Она захлопывает одну из книг и рассерженно кидает её на край стола.

— Грёбаные псионики, — бормочет она. — Зачем я вообще эту книгу купила?

Раздосадованная принцесса опускает голову на стол, подложив скрещённые лапки.

— Может, просто кинешь кубик?

— Что? — её голова остаётся лежать на столе, но ушки с интересом приподнимаются. — А, по таблице профессий NPC?

— Да, по таблице из Complete Dungeon Master Guide, просто кидаешь кубик и играешь тем, что выпало.

— А если выпадет что-то совсем неудобоваримое?

— Тогда перекинешь. Делов-то?

— Можно, — Твайлайт снова нормально садится, выкладывает перед собой книгу и достаёт d100 из кучи кубиков.

Через минуту она находит нужную таблицу, на беглый взгляд напомнившую мне таблицу из Warhammer Fantasy Roleplay. Там множество совершенно дурацких профессий, но их существование оправдано — можно быстро сделать много уникальных NPC…

С глубоким вздохом Твайлайт запускает кубик. Он катится, катится… 35. Она заглядывает в таблицу и фыркает.

— Студент. Пфе.

— Перекидываем?

— Разумеется!

Кубик снова катится по столу… 78.

— Артиллерист.

— Снова перекидываем?

Переглядываюсь с любимой.

— Ну?

— Я думаю… — бормочет она. — У артиллеристов нет магических способностей, и для этого класса требуются предварительные условия, но если взять пять уровней мага…

— Но ведь получится слабак!

— Да, слабак. Если без хорошего, дорогого снаряжения.

Любимая с ожиданием смотрит на меня.

— Ну?

— Что «ну»?

— Ты заплатишь? — спрашивает она с невинной улыбкой.

— …на кикстартере за «Взрывающихся котят»[10]

— Мне точно стоит знать, что это такое? — хихикает Твайлайт.

— Даже мне не следовало этого знать…

Она смеётся — да, я это я, и ей периодически от этого весело.

— Найдёшь для меня заклинание преобразования? — Твайлайт передаёт мне основной рулбук, выискивая тем временем что-то в книге «Странные классы и профессии».

— Могу заодно посмотреть данные осадных орудий. Тебе какие нравятся? Пушки? Баллисты? Катапульты?

Твайлайт злобно ухмыляется.

— Мне нравится физика!

— Это что, ересь типа «peasant railgun» и «shitcannon of holding»[11]?

— Нет, конечно же! — сердито ответила Твайлайт, поднимая взгляд от книги. — Это совершенно нереалистичные штуки!

— Но ты однажды разрешила мне…

— Да, я единожды позволила тебе проделать такое, — жёстко ответила моя любимая. — Единожды, для демонстрации принципа. И потому что ты рассказал мне тогда про Dwarf Fortress[12]. Я ни за что не позволю осквернять праздник в честь шестой редакции этим дерьмом!

— Кстати, у меня есть время перекидаться как Урист[13]?

— НЕТ!

— А…

— Нет, я не позволю изобретать новые единицы измерения времени, чтобы запутать DM-а!

— Ла-а-а-адно…

Заглядываю ей через плечо, наблюдая, как заполняется список заклинаний её героя.

— Ух.

Она оборачивается и подмигивает.

— Ну как тебе? — и начинает постукивать ластиком на конце карандаша по столу, дожидаясь моего ответа.

— Я никогда ничто и никого не любил так сильно, как прямо сейчас люблю тебя!

— И даже сегодня утром, когда я…

— …вытворяла такое своим хвостом?

— Уффф… — на лице Твайлайт появляется самая довольная улыбка из всех, которые я когда-либо видел. — Можно было не отвечать.

Облегчённо вздыхаю.

— Но застелить кровать я всё равно потребую! — с ехидной улыбкой она слегка пихает меня плечом. — Я смогу докидать героя и без помощи.

— Тогда я, пожалуй, займусь обедом. Это более срочное дело!

Не знаю как она, но я вообще сегодня ничего не ел. Даже яблоко, которое хотел стащить из чаши с фруктами, так и осталось на своём месте.

Глаза Твайлайт широко распахнулись.

— О да, — счастливо простонала она. — Еда! Замечательная идея!

Кажется, я услыхал бурчание у неё в животе. Совершенно неудивительно, моя любимая принцесса способна на сутки и более забыть про необходимость питаться.

Захожу на кухню, оглядываюсь по сторонам — чисто, и почти совершенно не видно следов моей утренней вафельной катастрофы.

Вот чем она занималась, пока я был на улице.

Заглядываю в шкафы, в холодильник… да, есть всяческие остатки от предыдущих трапез, но хочется чего-нибудь полноценного.

Гм… вот.

Приготовлю-ка я грибные фахитас[14].

Да!

Есть грибы мне почему-то кажется неправильным, словно преступление против природы, но поскольку мясо здесь практически не добудешь, приходится импровизировать. И тратить на готовку куда больше времени, к слову.

Достаю-таки яблоко из вазы с фруктами.

— Еда-а-а-а-а… — Твайлайт толкает меня плечом в бедро. — Еда-а-а?

— Сейчас начну готовить. Хочешь пока фруктов?

— Еда! — кивает принцесса.

Со вздохом засовываю яблоко в её открытый рот.

— Хрумпф! — она радостно вцепляется в яблоко зубами и убегает с кухни, сладкий сок течёт по её шее.

Когда сиреневый хвост исчезает из вида, снова запускаю руку в вазу, чтобы взять яблоко для себя, но почему-то не удаётся найти ни одного… это было последнее яблоко, оказывается. Остались одни груши.

Хорошо, что Эпплджек меня не видит.

…но она, возможно, сейчас ощутила внезапную грусть, сама не зная почему — думаю я, вонзая зубы в мягкий грушевый бок. Я просто сердцем чувствую её душевную боль.

Быстро дожёвываю грушу — кажется, фрукт только разбередил голод в моём желудке — и начинаю орудовать ножом. Грибы, белый лук, сладкие перцы один за другим превращаются в тонкие полоски. Мимолётно задумываюсь, не приготовить ли пико де гайо[15], но лень, и я просто нарезаю кусочками помидоры, чеснок и кинзу. Это не пико, но для сельской местности сойдёт.

Ныряю в холодильник в поисках сыра… пфе, только овечий романо.

Хотя…

Вполне сойдёт. Точно сойдёт.

Кладу тортильи на противень, посыпаю базиликом и засовываю в духовку для разогрева.

Как же мне не хватает микроволновки…

Твайлайт с интересом заглядывает в миску с резаными томатами и кинзой, которую я выставляю на стол, и на её лице отражается разочарование.

— Не бойся, сейчас будет всё остальное.

Она неохотно тянется к миске.

— Это не салат, а топпинг.

— О-о-о! — радостно восклицает она. — Тако?

— Фахитас. Но надо ещё пожарить, так что потерпи несколько минут.

— Я беру свои слова обратно, — моя любимая улыбается. — Ты умеешь готовить!

— Но вафли будешь делать ты!

— Договорились!

По дороге на кухню я мельком замечаю, что она всё-таки засовывает нос в миску с помидорами. Ладно, я нарезал достаточно много, так что пусть жуёт, раз уж ей не терпится. Это, в конце концов, тоже еда. Лишь бы она оставила хоть немного для фахитас.

Как и обещал, через минуту возвращаюсь, в одной руке тарелка с жареными грибами, луком и перцем, политыми расплавленным сыром, в другой — тарелка с горячими тортильями.

Возбуждённый взгляд Твайлайт напоминает мне кое о чём.

— Берри Пинч удивлялась, что мне приходится готовить.

— Ты не всё это приготовил, — отвечает Твайлайт, хватая одну тортилью. — Большую часть, но не всё.

— Я не это имел в виду.

Сооружаю себе тортилью с начинкой — к счастью, уцелело почти полмиски помидоров.

— Давай как-нибудь пригласим её и Берри Пунш на обед, пусть посмотрят, что люди тоже умеют готовить, — моя любимая принцесса откусывает кусок и счастливо стонет, впервые за день добравшись до горячей пищи.

— Смысл не в том, что я человек, она думала, что готовить должна ты.

Твайлайт проглатывает кусок и закатывает глаза.

— Да, точно следует пригласить их в гости, — произносит она, прожевав. — Попробуем на этой неделе?

— Не знаю… мне предстоит масса возни с костюмом императора для поездки на конвент.

— И мне есть чем заняться, я запустила многие дела, — неохотно соглашается Твайлайт.

— Важные обязанности принцессы?

— Чистая одежда для тебя и всё такое, — хмурится в ответ она, — и да, важные обязанности принцессы.

Я, честно, до сих пор не понимаю, в чём именно состоят её официальные обязанности; за исключением пары очевидных случаев типа торговых переговоров, она в основном просто ходит по городу и старается сделать всех счастливыми, как повелела Селестия.

Впрочем, народ этим явно доволен — ни крестьянских восстаний, ни покушений на чиновников… Ну, по крайней мере, я не слышал ни о чём подобном. Да, Селестия явно темнит, у неё больше секретов, чем мне бы хотелось для комфортной жизни, и Твайлайт однажды проговорилась, что иногда пони пропадают…


Анон явно не ценит зрелище мокренькой голенькой пони. Вот у кого надлежит учиться.

DM из настольной игры Hero Quest

Он упоминался в первой книге.

TSR, Sabertooth Games, Electronic Arts. В общем, очень известные производители настольных игр.

Замок-библиотека в фантастическом D&D-шном мире Forgotten Realms.

Неигровые персонажи (NPC) в играх тоже зачастую описываются теми же методами, что и герои. Надо же как-то показать, что этот рыбак круче вон того рыбака? Тот рыбак будет первоуровневым, а этому запишем третий уровень класса "Рыбак"…

Мультикласс — это герой, имеющий уровни сразу двух классов. Например, несколько уровней мага и несколько — воина. Такой подход даёт универсальность (герой сможет и рубиться мечом, и колдовать), но и недостатки (маги, как правило, не способны колдовать в воинских доспехах).

Реально есть такая игра.

Достаточно знаменитые попытки злоупотребить игровыми правилами 3,5 редакции D&D: Peasant railgun и Shitcannon of Holding.

11  Дварфовское имя из игры строчкой выше.

Продолжение следует...

...