Автор рисунка: BonesWolbach

Стражники Небес

Мы Стражники Небес — гвардейцы высоты
И свой исполним долг — для неба рождены
Мы Стражники Небес — мы слышим зов опять...
И снова рвутся в бой, рожденные летать

(c) HMKids — Guardians of Heaven

Эдриан Фаст повернулся, услышав знакомый голос. Это был Лайт Хит, его сослуживец и с недавних пор подчинённый.

— Всё никак не свыкнешься с тем, что тебя повысили, а Эдри? — небрежно бросил он весёлым тоном. 

— Да вот, залип немного на облака...- ответил ему новоиспечённый командир отряда. Лайт улыбнулся.

Пегасы Эдриан Фаст и Лайт Хит были друзьями детства. А ещё они были самыми что ни на есть настоящими королевскими гвардейцами лётной кантерлотской гвардии, лучшего подразделения воздушных войск во всей Эквестрии. Лишь Вандер Болтам они могли уступить в скорости и манёвренности, но ведь этим спортсменам не особо нужно было напрягаться по поводу оттачивания боевых навыков, тактики ведения боя, моментального реагирования в экстремальных условиях, и, что немаловажно, по поводу ношения тяжёлой (пускай и считающейся облегчённой по меркам вояк) сверкающей брони гвардейца.

— Хорошенько вчера отметили. — с небольшим подколом сказал Лайт. 

— Да уж. Слишком много ядрёного сидра даже для гвардейца. Интересно, когда же запретят летать в нетрезвом виде? — слегка усмехнувшись, ответил ему Эдриан, видимо припоминая, как Лайт на спор выпил 13 кружек и спокойно пролетел над барной стойкой, не опрокинув ни одной ёмкости, а сам он чуть не разбомбил заведение. Благо, будучи виновником торжества, был прощён барменом, а сослуживцы сами вызвались оплатить неустойку.

— В тебе кровь стынет, если ты ничего не сломаешь, Эдри. Ну что же, пойдём, скоро начнётся. — расплываясь в тёплой улыбке, сказал Лайт.

— Хех. Ладно, долг зовёт. — ответил ему белый пегас. Лайт Хит распрямил крылья и взлетел с холма, где предавался размышлениям его друг. Броня гвардейца ярко сверкала на солнце.

Он был статным и хорошо сложенным тёмно-серым пегасом с идеальными лётными характеристиками, в отличии от белоснежного и немного неуклюжего Эдри. Родители и родственники пророчили ему спортивную карьеру, но молодой жеребец после окончания школы решил до конца следовать своей мечте детства. Вместе с юным Эдрианом, который был его соседом в Клаудсдейле, они грёзили о строевых полётах и подвигах в сияющих доспехах гвардии. Чего собственно через несколько лет и достигли, несмотря на позднее появление у закадычных друзей соответствующих кьюти-марок в виде двух скрещённых мечей у Эдриана, и вспышки света поверх щита у Лайта; да вот только строевые полёты оказались не столь интересными, а о подвигах не только лётной гвардии, но и всей стражи уже давно никто не слышал.

Но это не значило, что легендарные стражники небес заслужили свою репутацию только благодаря статному, даже немного чопорному виду и бесконечным строевым подготовкам с последующей наглядной демонстрацией отточенности и слаженности движений на каком-либо мероприятии. Многие годы назад, когда Эквестрия была не столь относительно спокойным краем, находилось место великим героям, совершавших невероятные подвиги. Часть рассказов о них наверняка выдумана, другая часть переврана, но никто никогда не усомниться в героизме белокрылых пегасов в сияющей на солнце золотой броне. 

Это сейчас стали брать в гвардию всех пегасов любого цвета, раньше все они до единого обязаны были быть белыми. Может этим и объясняется неожиданное повышение Эдриана Фаста и белокрылые пегасы действительно обладают некими мистическими качествами воздушных боевых асов, кто знает?

Но история говорит следующее: отряд из всего лишь 7 гвардейцев смог остановить грозящую тогда Кантерлоту опасность в лице ужаснейшего и жесточайшего из драконов за все известные времена. Он пришёл из далёких южных земель, где уже выжег дотла несколько государств и превратил их некогда цветущие земли в бесплодные пустыни. Ни мощь армий, ни стены крепостей не могли выстоять под его натиском. Сейчас достоверно нельзя сказать, правда ли всё это, и вторженец был настолько ужасен, но драконы — могучие и опасные существа, и даже самый заурядный из них является опаснейшим противником.

Невероятным образом, эти семеро смельчаков смогли одолеть столь могучего врага, пускай и ценой своих жизней. В жутком воздушном поединке сошлись рыцари света и чудовище. Действуя, как единое целое, они измотали дракона, всячески играя на его самолюбии и кидая колкие оскорбления в его адрес. Зверь ревел и изрыгал на них огонь и проклятия. Двое уже горели, но продолжали своё дело. Отважные воины увели чудище от Кантерлота и продолжили легендарную схватку в горах. Семь пылающих метеоров и израненный исполин в небесах хорошо были видны всем внизу. Наконец, когда в строю остался лишь командир отряда, а пылающие останки его друзей уже посыпал горный снег, могучий зверь взревел и кинулся на последнего своего врага. Его глаза были полны гнева, ненависть охватила его сознание. А командир, превозмогая ожоги и порезы, летя горящей сферой, словно падающая звезда, наметил курс прямо в гору. . .

Можно было увидеть, как дракон пустил вихрь огня ему вслед. Звезда врезалась прямиком в сердце высочайшей горы, а зверь с ужасом осознал, что это была ловушка. Но было поздно. Словно хвост кометы, он последовал путём звезды, врезаясь в собственное пламя, и с громким грохотом взорвался, размозжив себя об гору. Тот полуразрушенный пик до сих пор иногда именуют драконьим.

Эта легенда сохранилась не только среди самих гвардейцев, но и в памяти простого народа. Возможно именно она и вдохновила двух молодых пегасов. Но как бы там ни было, им такого точно не доводилось ни видеть, ни слышать в своей настоящей практике.

***

Сегодня в Катерлоте был важный день. Нет, не празднование по случаю официального вступления Эдриана в должность командира отряда, хотя это было бы не так плохо, пускай и вчерашняя попойка была довольно суровой.

Это была свадьба капитана всей кантерлотской стражи, Шайнинг Армора Спаркла и принцессы Ми Аморе Кадензы. Что и говорить, видное и громкое событие, ради которого в столицу приехало множество пони. Посты охраны были усилены, патрули удвоены, а город охватил магический купол. Простые граждане вряд ли могли знать, что здесь дело было не только в свадьбе. Рядовым стражникам тоже мало что известно, но командиры и элитные подразделения (каковым и была лётная гвардия) получили приказ лично самого капитана Армора быть в полной боевой готовности на момент проведения торжества, подписанный самой Селестией. Вряд ли это можно было расценить как излишнюю щепетильность в приготовлениях к венчанию, ибо капитан попусту никогда ничего не говорил. 

Отряд Эдриана, состоящий из 17 бравых жеребцов, не считая его самого и считая Лайт Хита, был поставлен как резерв в районе вокзала. Они патрулировали небеса с этой части города и изредка докладывали о замеченном командиру. Предыдущий, уже немолодой Дорл Хардвинг, бывший в своё время "грозой небес", владельцем неофициального титула, которым награждают гвардейца за подвиг или выдающиеся заслуги (он спас жеребёнка от древесных волков), ныне был повышен и переведён в ранг командора всей лётной гвардии.

Большая часть пегасов-гвардейцев располагалась именно в центре всей шумихи, чем малость был раздосадован Лайт. "Они там пироженьки втихаря хрумкают, да чаём иностранным запивают, а мы тут над приезжими небо коптим" жаловался он. Конечно в его словах была правда, но долг есть долг, каким бы он ни был. Эдри сделал замечание своему другу, уже как старший по званию — панибратству при исполнении обязанностей не место. Тот слегка понурил голову, но тут же бодро доложил, что ничего подозрительного не заметил, а собратья-гвардейцы на земле вполне себе справляются со своим делом. После чего вновь взмыл в небо и был таков.

Новая должность не то чтобы не нравилась Эдриану Фасту, он просто ещё не освоился. Всего лишь первый день. Но груз ответственности уже дал о себе знать, да и слишком всё неожиданно произошло. Письмо, явка в замок, капитан Армор, принцесса Селестия, приказ и печать. И вот он уже не рядовой гвардеец, а командир целого отряда (пускай и не самого опытного) лучшего лётного подразделения во всей Эквестрии. Нельзя сказать, что он не желал этого, что он не мечтал о дне, когда получит такой шанс. Но всего через три года после начала службы... Отчасти поэтому попойка в одном из местных баров в захолустном райончике Кантерлота и была такой лютой. Вряд ли остальные виды войск (Лайта всегда веселила сама мысль о веселящихся и пьющих единорогах с будто каменной физиономией из наземных отрядов) или даже другие отряды той же лётной гвардии имели подобную с одной стороны вредную традицию знатно перебирать сидру и прочего с высоким градусом по любому значимому поводу — от дня рождения товарища по крылу — до собственно повышений. А это повышение было кстати первым в их отряде. Что и говорить, атмосфера в коллективе царила добрая и непринуждённая. 

Но вот на посту — разговорчики смолкают, лица каменеют. Ничто не выдаст в воине лётной кантерлотской гвардии вчерашнего буянщика из трактира, который с друзьями перебил всех местных забияк в копытопашной. Подобные заведения и события хоть и редки для Кантерлота, но всё же имеют место быть.

Ничто не предвещало беды, однако в самом воздухе будто бы застыло напряжение. Что-то было не так. И в этих пышных речах, и в подобранных со вкусом, но без души декорациях. В преломляющем лучи солнца магическом куполе. И в тонкой улыбке невесты. Почти оскал. Так улыбается хищник, готовый к прыжку.

Эдри попытался вымести мрачные мысли из своей головы, но тщетно. Стоя среди других командиров на улице во время прохождения в зал к алтарю процессии невесты, он невольно вспоминал один эпизод из прошлого, прежде чем, по прибытию виновницы торжества, не вернулся к своему посту.

***

Эдриан был ещё жеребёнком, когда это случилось. В лагере юных летунов, куда записаны были практически все дети в Клаудсдейле, произошла небольшая стычка между ныне небезызвестной летуньей Рейнбоу Дэш и парой оголтелых ребят. Точно причины он уже не помнил, однако там была замешана одна скромная и стеснительная пегаска, которая тогда очень нравилась юному Эдри. Звали её кажется Флай Шай или что-то в этом духе. Лайт клялся, что видел её или похожую на неё поняшу где-то в толпе сегодня, но старый приятель всегда любил подкалывать "белоснежку", как он шутя его называл. В ответ ему частенько доставалась "клякса" или "трубочист".

Так вот суть в том, что тогда, бедная пегаска, которая ещё не очень хорошо летала и частенько слышала в свой адрес насмешки (видимо это и была причина конфликта), упала с облака в начале залёта спорящих ребят. При том она не была участницей, а лишь давала сигнал к старту. Никто за азартом состязания не заметил, как она полетела вниз тихо крича от страха. Никто, кроме Эдриана Фаста. Он храбро бросился вниз за небезразличной ему тогда пони, и только его друг Лайт заметил, что кое-кого не хватает рядом, кто мог бы его подсадить, чтоб лучше видно было состязание (взлететь ему видите ли, лень было).

Однако, герой-любовник и сам ещё "твёрдо не стоял на крыльях", поэтому беднягу отнесло потоками воздуха в сторону ВечноСвободного Леса. Можно вполне себе представить, как громко кричал пегасёнок, потерявший контроль над полётом и рухнувший куда-то в кусты, упустив возможность спасти интересную для него даму. Слава Селестии, по слухам она выжила, хотя говорят она перебралась жить куда-то ещё и совсем отказалась от полётов как активного способа передвижения. По крайней мере, её в облачном городе с тех пор не видели.

Беднягу Эдриана Фаста первым нашёл прибежавший на шум древесный волк. Пегас навсегда запомнил, как оскалился хищник при виде беспомощной жертвы. Нога жеребёнка застряла под упавшей веткой, и тот не успевал её достать. Но как только тварь подалась вперёд, путь ей преградил невесть откуда налетевший Лайт Хит, полностью оправдавший своё имя в тот момент. Он стеной встал за своего друга, дав тому возможность выбраться из ловушки. Когда же волк напал на Лайта, успешно применив обманный манёвр, Эдриан в свою очередь вступился за товарища и мощным ударом корпуса отбросил того назад. Тварь встала, оклемалась. Взвыла. Послышался ответ. Крылья пегасов были изнемождены после битвы, и никто не скажет, чем бы всё это закончилось, если бы всё вокруг не накрыла ударная волна от чего-то очень мощного и на небе не появилась радуга. Всё это спугнуло лесных хищников и они убежали. Позже выяснится, что это был легендарный Sonic Rainboom в исполнении той самой Рейнбоу Дэш, которого пегасы не видели уже много поколений.

Но самым главным было то, что юные жеребцы получили свои метки — щит и вспышку у Лайт Хита, символизирующие преданность товарищу и способность вступится за него, а также скрещенные мечи, как знак мужества и благородства у Эдриана Фаста. Ещё важнее было то, что теперь их мечта детства могла теперь стать не просто мечтой. Вскоре жеребята уже вовсю капали родителям на голову о том, что хотят в гвардейцы, а Эдри наконец-то забыл о той розовогривой пегаске.

***

Лайт сделал очередной рапорт своему командиру. Что-то странное происходило за периметром... Сотни пегасов, совершенно одинаковых, летали где-то на границе купола. Причём со всех сторон. Они выглядели как гвардейцы.

— Либо у нас большое пополнение, господа, либо что-то не так. Немедленно доложите командору Хардвингу! — отдал свой первый приказ Эдриан. Но было поздно. Пегасы, якобы патрулировавшие окрестности за периметром в столь больших количествах, мгновенно преобразились в каких-то жутких существ и принялись разрушать барьер, видимо сдерживающий их. Появились первые крупные трещины.

— Боевая тревога!!! — послышался отчаянный крик с земли. В тот же миг что-то произошло в церемониальном зале и магический защитный купол рассыпался на мельчайшие осколки, мерно испарявшихся, так и не долетев до земли. Чёрные насекомоподобные твари роем хлынули в город. Существа, долгое время считавшиеся лишь мифом. Перевёртыши. Слишком хорошо и чётко спланированная атака. Слишком. Началась конечно же немедленная эвакуация населения и главной важной точкой стал как раз таки вокзал, но стража ничего толком то и сделать не смогла. Среди своих явно был"крот".

В попыхах организованный Эдрианом опорный пункт на вокзале каждую секунду принимал бегущего от напасти беженца, каждые 10 минут уезжал один поезд, заполненный до отказа, но слишком многие оказались в ловушке посреди Кантерлота, а среди гражданских не раз попадались перевёртыши.

В сердце города творился полный бардак и хаос, сотни, если не тысячи, опутанных странной липкой субстанцией жителей, гостей и пытавшихся сражаться стражей. Что-то совсем странное происходило в самом замке, а оттеснённые остатки гвардейцев под командованием Хардвинга, безуспешно пытались пробиться из квартала, в котором их зажали, к дворцу.

— Эй командир, они вновь напирают! — послышался голос запыхавшегося Лайта. Он и ещё несколько ребят по приказу Эдриана Фаста попытались пробиться к позициям командора Хардвинга.

— Сконцентрировались целым роем в центре, никого туда не пускают, попавших внутрь периметра облёта гоняют или хватают — обрисовал он ситуацию.

— Кого- нибудь удалось вытащить? Есть связь с замком? — напряжённо спросил командир отряда.

— Пока что всё глухо, письма не доходят, не приходят. Насколько могу судить, ситуация не под нашим контролем, почти все бойцы захвачены в плен, подкреплений не будет, неоткуда, прорыв захлебнулся. Мощные заклятия тоже недоступны. Селестии не видно. — ответил ему командир единорогов. 

— А как же гвардия Луны? — с надеждой спросил Лайт.

— Боюсь, они доберутся до нас только ночью, как и Принцесса Луна.- 

— Так, господа, выход один. Там, где не справится большое воинство, справится маленький слаженный отряд. Я надеюсь, вы справитесь тут без нас. Лётная Гвардия! Выдвигаемся! По перьям. Это приказ.-решение командира казалось безумным, но он знал, на что шёл. 

Знали это и его бойцы. Пускай громких побед не было в числе их заслуг, пускай почти никто из них даже крови не пролил ни разу, но все они знали, что такое настоящий воин лётной кантерлотской гвардии. Это не множество побед и наград, не кривляние на камеру и не внимание кобылок. Это мужество, храбрость, преданность родине и друг другу, это сплочённость, воля к победе. Это единство разумов в разных телах. Это честь и доблесть, отвага и справедливость. Не важно, скольких врагов ты сразил, важно, скольких ты смог защитить, делая это. Этому не учат в академии. Это постигается в состязаниях, на поле боя, в экстремальных условиях. Это ежесекундный выбор каждого пегаса в золотой броне — оставаться настоящим гвардейцем или стать манекеном из почётного караула, "игрушечным солдатиком".

*** 

Восемнадцать пар крыльев вспарили над землёй. Разных мастей, цветов, форм. Лишь сверкающая в лучах солнца броня роднила этих пегасов. Но то только внешне. Стоило только приглядеться, и казалось, что это летит одна птица с разными перьями. 

— Что ж. Хочется верить, если мы погибнем, то и про нас сочинят легенду. — мрачно пошутил Эдриан.

— Ага, легенду о первых эквестрийских камикадзе — Джапони и не снилось такое! — отшутился в ответ Лайт. Все засмеялись, но сразу посерьёзнели: рой заметил их. И применил уловку — твари превратились в белых пегасов, бешено крутящихся вокруг замка.

— Буу, это чой-то так первый отряд Хорс Миста разросся! И все белые! Точно они! — не унимался Лайт Хит, даже сейчас он продолжал шутить. Первый отряд действительно, следуя старой традиции, набирался из белых пегасов. Эдриану даже предлагали туда перевестись, но он не мог оставить своего друга. И видимо, не зря.

Командир повёл своих бойцов в бой. В воздухе сошлись рой и небольшой отряд, почти мгновенно им поглощённый. Но это не означало победу роя. Маленький отряд действовал чётко и слаженно, прикрывая друг другу спины и резко меняясь ролями в боевом построении. Годы практики, у кого-то больше, у кого-то меньше, но это не помешало им стать единым целым. Было видно, как из общей массы выпадают вырубленные белые пегасы, обращаясь на лету в чёрных монстров и громко шмякаясь об собственную же слизь, которой было покрыто почти всё в центре.

Эдриан старался прорубить в толпе врагов воздушный коридор для войск командора Хардвинга, а уже тогда с земли подоспели бы остальные стражи.

Но врагов было всё больше. Вскоре они начали мимикрировать и под членов отряда. Трое бойцов уже были схвачены, несмотря на все манёвры. Нужно было что-то предпринять.

— Лаайт! У меня есть план. Нужно сделать торнадо! — прокричал Эдриан ближайшему звену в цепочке.

— Но нам крыловатт не хватит! Их слишком много! — отвечал сквозь жужжание крыльев товарищ.

— Делай что я сказал! По моей команде, веди остальных за мной! Команда! — заорал командир. Лайт Хит всё же выплнил приказ. Медленно но верно, в сердце роя появились завихрения. Они и сами способствовали этому, гонясь за гвардейцами. 

— Прямо как в той легенде! Йухуу! — кричал Лайт, сшибая копытом в полёте очередного врага.

Но перевёртыши умные твари, которые быстро учатся. Вычисляя траекторию, они смогли схватить ещё пятерых бойцов. Вскоре пять коконов красовались на одном из шпилей дворца, мерзко стекая каплями по куполу.

Эдриан применил знания в геометрии и физике (вы удивитесь, но будущие лётные гвардейцы обязаны знать эти дисциплины, элита как-никак), создав непостоянную траекторию движения, при этом не сбавляющей темпа набора оборотов. Но даже тогда стражники небес продолжали нести потери. Вскоре их осталось всего семеро. Вихрь постепенно нарастал, захватив в себя уже несколько особей. Некоторые смекнули в чём дело, но было поздно. Вихрь разросся...

Но примечая успех, лидер отряда не заметил, что остался совсем один. Лайт уже давно висел вниз головой в коконе, свисающем с крыши консерватории.

Отдалённо Эдриан слышал, как где-то за вихрем раздаются боевые возгласы: то видимо командор Хардвинг пришёл на выручку. Но сам он не мог более поддерживать вихрь. Твари вцепились в него, а он, лишившись последних сил, отдался мощи стихии. Вскоре его угасающий разум и изможденное тело выбросило вместе с перевёртышами куда-то в сад и он шмякнулся мордой обо что-то мягкое.
"Это что, торт?... Принцесса Кейденс будет недовольна. Хотя теперь она по любому будет недовольна..." — последнее, что Эдриан Фаст успел подумать, прежде чем его сознание провалилось в забытье.

***

Белый пегас, щурясь от света, открыл глаза. Над ним нависла симпатичная кобылка с белым головным убором, на котором красовался красный крест. Медсестра смывала с него какую-то липкую субстанцию.

— Уже очнулись? Мистер Фаст, да вы теперь настоящий герой! Впрочем, думаю об этом лучше рассказывать не мне. — взволнованно проговорила она.

— Вот именно, сестра Рэдхарт. Дайте старым воякам пообщаться! — не узнать этот голос было невозможно. Старина Лайт Хит.

— Дружище, я так рад, что ты жив! — искренне радуюсь сказал Эдриан.

— Жив? Ещё бы! Да за время нападения никто вообще не погиб! Наверное... Эти твари питались не плотью а чувствами, поэтому перед падением возникает такая опустошённость. Но я скажу одно. Да, мы теперь — настоящие герои!

— Я вас оставлю. — скромно молвила сестра, домыв белого пегаса, и скрылась за дверью. Лайт лежал на соседней койке в палате.

— Ну, здорово. А остальные, они как? — спросил Эдри.

— Да ты издеваешься! Дружище, мечта детства сбылась! Да в порядке они, мы вообще с тобой самые последние в палате валяемся, ибо последними нас заховоли, вроде как... — бодро отвечал товарищ.

— А что вообще произошло? Кантерлот спасён? — всё ещё не чувствуя себя на месте, спрашивал командир.

— Спасён ага. Ты только представь, Кейденс это не Кейденс, а королева этих тварей была! Но потом пришла настоящая Кейденс, надавала люлей с мужем этой самозванке силой любви и очистила Кантерлот от перевёртышей. Да-да, магия любви, конечно же, да без нашего урагана ничо бы у них не вышло! А ещё, свадьба будет повторно, теперь настоящая, и ты приглашён как особый гость! Сам Хардвинг просил передать тебе своё восхищение и пожелания скорейшего выздоровления! Также, он просил отметить, что... — не закончил Лайт, как тут дверь в палату отворилась и вошёл лично старый Командор.

— ... если бы не ваш блестящий манёвр с вихрем и тактический гений, нам бы никогда не пробиться к замку и не отвлечь большую часть врагов на себя, что позволило Носителям Гармонии выиграть время и в конечном счёте привести к разгрому противника! Я помню вас и ваш отряд ещё совсем доходягами, но я видел в вас потенциал — и я был прав! Вы доказали это своим поступком. С гордостью могу сказать, что вы, Фаст, были не только моим лучшим курсантом, но и являетесь моим лучшим гвардейцем! Поздравляю! Награждение пройдёт во время свадьбы. — молвил Хардвинг, хлопая крылом по плечу присевшего на кровати Эдриана.

— Ну и вы, мистер Хит, тоже отличились! — сказал старый вояка, глядя на то, как Лайт слегка поджал губу, когда о нём ничего не упомянули.

— Могу я увидеть своих ребят? — спросил Эдри. — Без них я бы ничего не смог.

— Конечно! Мальчики, заходите! Он очнулся! — крикнул куда-то туда командор.

В тесную палату битком набилось пегасов, членов отряда Эдриана. Все герои были в сборе.

— О! Орлы! Настоящие гвардейцы! Пожалуй, вы войдёте в историю как первый отряд, целиком состоящий из "гроз небес". — бросил лестное замечание Хардвинг. Ребята засмущались.

— Эй, сорвикруп. А ведь мы стали легендой! И нам даже не пришлось умирать! — весело заметил Лайт.

— Да. Да, ты прав. Я счастлив, что смог послужить своей стране. И я счастлив, что сделал это с вами. — искренне улыбаясь сказал Эдриан. 

— Теперь мы действительно — Стражники Небес.

Комментарии (6)

0

Интересно...

Night Guard
#1
0

Довольно таки хорошо написано, было приятно читать, хорошая работа, так держать...

d.dray29-12
#2
0

Спасибо

Это первая проба чего-то более позитивного

Постараюсь и в дальнейшем что-то в этом духе написать.

misterio
#3
0

Буду ждать от тебя еще позитивные фанфики, ведь ты способенхорошо писать)

d.dray29-12
#4
0

Спасибо за рассказ .Приятно читать.

Успехов))))

Смех
Смех
#5
0

Спасибо

misterio
#6
Авторизуйтесь для отправки комментария.