Автор рисунка: Stinkehund
Глава 6

Глава 7

Отсутствию Флаттершай наверняка была куча вполне разумных объяснений: бегала по делам, проведывала чью-то заболевшую зверушку, вышла перекусить, решила сходить в спа-салон, болтала с нашими друзьями. И это хорошо, напомнила я себе, что ныне она могла преодолеть робость настолько, чтобы гулять в одиночку. Какой-никакой, а прогресс.

Но всё же я не могла удержаться от волнения, неприятно скрутившего мой живот.

Я взлетела на крышу, надеясь найти там Флаттершай. Небольшой участок травяной кровли был немного примят, повторяя очертания пегаски, лежавшей здесь на животе, однако сама пегаска отсутствовала. Не было видно ни птиц, ни насекомых, ни каких-либо других лесных обитателей — лишь одна я находилась на крыше и щурилась под слишком ярким солнцем.

Ветер переменился, задув со стороны леса на краю луга, и принёс с собой новые запахи — листьев, мха и чего-то похожего на кровь. Нахмурившись, я поглядела на укрытые тенями промежутки между деревьями.

— Флаттершай! — позвала я во весь голос. — Ты там?

Только ветер ответил мне, ласково потрепав перья и соблазняя к полёту. Я раскрыла крылья, поймав восходящие потоки, и воспарила на несколько десятков метров вверх. С такой высоты моему взору предстал лес, простирающийся на многие километры к югу; я видела бесконечное море деревьев, скалы и искажённые летним маревом далёкие горы.

Солнце было слишком ярким. Я зажмурилась и сложила крылья. На мгновение мой желудок поднялся к горлу от ощущения падения, но я легко приземлилась на крышу дома. Ещё несколько перелётов, и я оказалась внизу, в благодатной тени его стен.

В окнах было темно, дверь — закрыта. Я постучалась и, не дождавшись ответа, открыла её.

— Флаттершай!

Никого — лишь темнота. И не было слышно даже шуршания её животных, реагирующих на гостя. Я осторожно ступила внутрь. Повернувшись к лестнице, находившейся в нескольких шагах от двери, я позвала ещё раз:

— Флаттершай!

На стропилах что-то зашевелилось, заставив моё сердце подпрыгнуть. Я глянула вверх и заметила десятки смотревших на меня маленьких глазок, сверкающих подобно самоцветам. Послышалось царапанье когтей и хлопки крыльев, и на кухонный стол с дребезжанием столовых приборов и подскочивших чашек приземлился огромный ворон, который был с нами на крыше во время моего прошлого визита.

Всего лишь безобидная птица. Я мысленно пожурила себя за пустые страхи и подошла к ворону, остановившись, правда, на некотором расстоянии. Так далеко, чтобы его большой клюв не смог достать моих глаз в мгновение ока.

— Здравствуй, мистер Ворон. Где твоя хозяйка?

Он издал низкую трель. У воронов весьма широкий голосовой диапазон, а некоторые даже способны имитировать речь пони. Неловко пропрыгав по столу, он приблизился и посмотрел на меня. Даже я, пони, которая почти ничего не знает о животных, видела в его глазах проблески интеллекта. Я протянула ногу, как тогда сделала Флаттершай.

Ворон наклонил голову, изучая предложенную конечность. Он снова выдал трель, что-то невнятно пробормотал и, вытянув шею, тукнул клювом по копыту. По ощущениям было похоже на стук в дверь. Увидев, что я не убрала ногу, ворон прыгнул ещё ближе и ласково по-кошачьи потёрся головой и клювом о моё надкопытье.

На шерсти осталось пятно крови. Я поморщилась и убрала ногу. Ворон с любопытством наблюдал за мной.

— Флаттершай, — проговорила я. — Она здесь?

— Да.

Горда сообщить, что я не закричала — лишь несильно взвизгнула и резко развернулась навстречу раздавшемуся позади меня голосу. Напуганный ворон захлопал гигантскими крыльями и взлетел к потолку, опять устроившись на стропилах. На меня упали несколько линялых чёрных перьев.

— Флаттершай! — Вырвавшийся у меня смешок был отнюдь не из-за веселья. — Прости. Ты меня немного напугала.

Она улыбнулась:

— Извини, я не ожидала увидеть дверь открытой и кого-то у себя на кухне.

Ах да, вторжение без спросу.

— Э-э, прости. Я стучалась, но никто не открыл, а когда проверила крышу, тебя там не было, поэтому я решила заглянуть внутрь и проверить, не занята ли ты чем-то громким, из-за чего не слышала мой стук; но в доме было темно и казалось, будто никого нет, так что я немного разволновалась и... — Спохватившись, я замолчала, переводя дыхание. Опять я начала тараторить. Я принцесса, а принцессам такое не к лицу. Я глубоко вздохнула, затем ещё раз.

Прежде чем я успела окончательно изойти на нервы, Флаттершай потянулась ко мне, прижала свою щёку к моей и прошептала:

— Всё хорошо, Твайлайт. Я всегда рада тебе у себя дома, независимо от того, здесь я или нет, — тебе и всем остальным друзьям.

И в тот же миг все мои глупые страхи улетучились. Я ощутила, как губы растягиваются в нелепой улыбке, и ответила на ласку Флаттершай. Её грива пахла полевыми цветами, свежим потом и землёй.

— Ты была в лесу, — сказала я.

— Да. — Обойдя меня, она приблизилась к столу, поправила разбросанные вороном столовые приборы и смахнула перья к остальным на полу. — Снаружи замечательный день, да и лес очень спокойный.

— Искала то новое животное?

— Она всё ещё там, — кивнула Флаттершай. — Я временами замечаю оставленные ею следы: сломанные ветки и тому подобное. Иногда — остатки пищи.

— В смысле?

— Хищники редко поедают добычу полностью. Некоторые части несъедобны.

Ох. Я сглотнула. Мне послышалось, будто где-то вверху на стропилах прыгал ворон.

— Ты узнала, что это за животное?

Флаттершай отрицательно покачала головой. Впервые на её лице возникла лёгкая гримаса недовольства: между бровями пролегли еле заметные морщинки, уголки губ самую малость опустились вниз.

— Нет. Она, думаю, очень умна, а вдобавок ещё застенчива. Животным свойственно такое поведение, если они не привыкли к пони.

— Ну, уверена, что ты её скоро отыщешь, — поспешила я утешить свою подругу. Всё что угодно, лишь бы вернуть ту улыбку. — Скажи, а у тебя, случаем, не найдётся белокопытник?

Флаттершай моргнула, сбитая с толку внезапной сменой темы разговора, затем понимающе ахнула:

— Тебе для глаз? Кажется, был! Минуточку. — Она сорвалась с места жёлто-розовой молнией, выскочила за дверь и забежала за угол дома, да так быстро, что уследить было невозможно. Послышался звук открывающегося погреба и грохот чего-то упавшего.

Спустя минуту действия повторились, только в обратном порядке. Флаттершай поставила на стол небольшую стеклянную баночку, закупоренную сургучом. За мутными стенками виднелись толстые сочные листья округлой формы с крохотными шипами — как помесь толстянки и падуба. Я приподняла бровь.

— Мне их несколько месяцев назад дала Зекора, чтобы помочь справиться с сенной лихорадкой, — объяснила она. — Сожги листья и добавь чуток получившейся смолы в любой напиток. Лучше всего подходят горячие вроде чая. Это поможет твоим глазам, а ещё при отравлении ядовитым плющом, случись у тебя такая беда.

Я взяла баночку магией и аккуратно положила в сумку.

— Спасибо. — Одних лишь слов казалось категорически недостаточно, так что я потянулась вперёд и потёрлась о её щёку своей.

Она ответила на жест, сияя улыбкой.

— Не за что. Тебе нужно что-нибудь ещё?

Вообще, да.

— Ты Дискорда не видела?

— Последний раз — до того, как началась эта проблема. — Судя по её тону, проблемой ей это особо не казалось. Однако она просто не воспринимала Дискорда так же, как я, и не слышала предупреждений Луны. — Но если я его увижу, дам знать, что ты хочешь поговорить.

— Он и так это знает. Скажи ему, что он должен с нами поговорить. А ещё лучше, пускай прекратит лезть в сновидения пони. Это намного опаснее, чем ему кажется. Уже даже Луна вмешалась.

Её ушки стали торчком, а глаза расширились:

— О нет! У него неприятности?

Да, и ещё какие. На его месте у любого были бы. Но разве можно чем-то пригрозить духу хаоса?

— Нет. Но будут, если он продолжит свои делишки.

Флаттершай чуть слышно притопнула копытом:

— Тогда я обязательно скажу ему! Скажу, что больше никаких чаепитий, пока он снова не станет вести себя хорошо!

Ну, видимо, пригрозить всё же было чем. Всё сводилось, как и говорила Луна, к его желанию привлечь к себе внимания. Быть может, я неверно подходила к решению этой проблемы, и следовало плюнуть на мои бесполезные исследования, вернуться в библиотеку и тихо-мирно читать книги, а там, глядишь, всё само собой придёт в норму. Так, наверное, мне и нужно было поступить.

Ага, как же.

— Спасибо, Флаттершай. Это очень смело с твоей стороны, — улыбнулась я, и, Селестия мне в свидетели, на этот раз улыбка была стопроцентно искренней. — Тебе, э-э, необычного ничего не снилось?

Она мотнула головой:

— Мои сны скучные, Твайлайт, ты же знаешь. Я их не помню. Мне снятся просто... образы. Странные идеи, лишённые всякого смысла, которые мигом забываются.

— Ну да. Если, конечно, ты не спишь с... то есть рядом!.. Если не спишь рядом с кем-то! Ха-ха. Ох... — Я прямо остолбенела, когда у меня в голове возникла одна крохотная идейка. Безобидная проверка. Только ради науки! Дружеское предложение. Мы, девочки, раньше уже делили друг с другом постели. В этом нет ничего предосудительного. Молодые кобылки делают так постоянно. Да и жеребцы, скорее всего, тоже. Вероятно. Я не знала ни одного жеребца, у кого смогла бы осмелиться спросить нечто настолько откровенное, так что эта крупица знания навсегда останется вне моей досягаемости. Но вот Флаттершай... я бы могла попросить её, и она наверняка согласится. Я уже даже представляла себе её тело возле моего на матрасе и её лёгкий запах — полевых цветов и свежего пота. Какие грёзы увидела бы она в моей компании? А какие увидела бы я?

Она захихикала, вырвав меня из размышлений.

— Из твоих уст это звучит прямо совсем непристойно, Твайлайт. Но я понимаю, насколько важны для тебя все эти дела со снами, поэтому, если мне приснится что-то странное, я обязательно дам тебе знать.

Ох. Ну, так тоже можно. Я сглотнула.

— Замечательно! Отлично!

— Это наименьшее, что я могу сделать. — Флаттершай вытянула крылья, разминая мышцы. — А теперь, если ты не против, я вернусь в лес. Хочу поискать свою новую подругу, пока солнце не село.

Мы перекинулись ещё парой слов, но у меня не было желания задерживать её, так что я снова потёрлась о щёку своей и вышла вслед за ней наружу. Она закрыла дверь, помахала мне и улетела в лес.

Я прищурилась. Неужто солнце стало ярче за время моего пребывания в доме? По ощущениям было именно так. Я подняла ногу козырьком к глазам и шла так, пока не достигла укрытой тенями вязов тропинки в Понивилль.

* * *

Я отрезала квадратик фольги размером примерно с моё копыто и положила на него пухлый листочек белокопытника. Под завязку наполненный маслами, он задрожал подобно желе. Я сморщила нос от исходящего от него горького запаха. Ну, лекарству необязательно хорошо пахнуть.

К счастью, в моей лаборатории была вытяжка. Я закрепила фольгу с листиком на держателе над бунзеновской горелкой, выкрутила огонь на максимум и принялась ждать. Листок потрескивал и шипел выгорающей зеленью, пока на фольге не осталась вязкая чёрная лужица. Я сняла фольгу с горелки и дала смоле остыть.

Не знаю насчёт остальных, но я в приготовлении средств народной медицины использовала науку.

Выйдя из библиотеки, я услышала доносящиеся из кабинета возле кухни приглушённые женские голоса. Принадлежали они наверняка Старлайт и Трикси, вернувшимся после долгого дня хождений по магазинам и визита в спа-салон, а также интимных отношения, про которые я уж точно не думала. На несколько минут гудение пламени под чайником и тихий свист пара заглушили их голоса. Я заварила обычный жасминовый чай, вполне подходящий для начала вечера, и добавила в горячую воду немного смолы белокопытника. Она растворилась мгновенно, оставив после себя лишь едва заметный горький запах, почти неразличимый на фоне цветочного аромата чая.

— Есть кто? — громко сказала я, прежде чем войти в кабинет. Негоже было бы зайти в тот момент, когда они слишком уж наслаждаются компанией друг друга. Если ж они хотели уединения, тогда не стоило занимать одну из открытых зон замка, и поэтому я задержалась перед дверью всего на пару секунд.

Выяснилось, беспокоилась я зря. Вместо занятий какими-то непристойностями они сидели рядышком на диване и читали журнал. Образ довершали исходящие лёгким паром чашки и тарелка с кусочками нарезанного яблока.

— О, привет, Твайлайт, — улыбнулась Старлайт, помахав мне. — Хочешь к нам? Трикси как раз показывала мне свои новые фокусы.

— Надеюсь, неопасные в закрытом помещении? — Я могла только представить, какой урон могло нанести одно из шоу фейерверков Трикси в такой маленькой комнатке. 

— Нисколько, принцесса, — ухмыльнулась Трикси. — Готовься удивляться самому виртуозному представлению колдовского искусства из всех, когда-либо виденных тобой! — Её голос приобрёл сценические интонации, достаточно мощные, чтобы заполнять собой пространство и резонировать у меня в груди. Она протянула копыта и повернула их, показывая, что они пусты.

Вот только пустыми они не были. В них внезапно оказалась колода карт. Ни свечения магии, ни использования потайных карманов — колоды сперва не было, а потом она просто появились. Я моргнула и хотела было спросить Трикси, как у неё это удалось без явного использования рога, но она уже принялась её тасовать. Карты сливались одна с другой, пока она стремительно разделяла их и перемешивала.

— А теперь не будет ли моя прелестная помощница столь любезна, чтобы снять колоду? Дабы недоверчивые пони не заподозрили Трикси в жульничестве. — Удерживая колоду карт на копыте, она протянула её Старлайт, которая, захихикав, отделила магией несколько карт сверху и перенесла их под низ. 

Трикси забрала колоду и разложила карты веерообразной дугой на столе, причём промежутки между каждой совпадали идеально. Я бы и за час не смогла разложить их так, как она — одним движением копыта.

— Пожалуйста, выбери одну. Взгляни на неё, запомни, а потом положи на место. И не говори Трикси, что это за карта.

О, участие зрителя? Ладно. Я оглядела карты, выискивая малозаметные отличия в рисунках рубашек — любые подсказки о том, как она могла догадаться о моём выборе.

Трикси заметила и закатила глаза:

— Мнительная какая. Так лучше? — Она полностью отвернулась и закрыла лицо копытами.

Я выбрала случайную карту примерно из середины и осторожно вытянула, но не совсем, а так, чтобы можно было чуть приподнять её и разглядеть лицо. Четвёрка цепей. Я сунула карту обратно и для верности встряхнула стол, перемешивая остальные. Удачи ей с отгадыванием.

— Выбрала? Отлично. — Трикси повернулась обратно, собрала карты и начала ими манипулировать: складывала, стучала и тасовала так и этак со всё той же молниеносной скоростью, что и прежде. Попутно она говорила: — Ты же запомнила свою карту, да? Выйдет ужасный конфуз, если ты забыла! Да что там, это, скорее всего, испортит представление ещё до его начала!

— Запомнила, не волнуйся, — отозвалась я. Нельзя было спускать глаз с её копыт. Плевать на остальную часть фокуса — один её способ тасовки при помощи копыт сам по себе был волшебным.

Трикси перемешала колоду последний раз и положила её посреди стола между нами. Три раза постучав копытом по верхней карте, она поводила над ней ногами и объявила:

— Удивляйся же, ибо эта не твоя карта!

Она перевернула её. Девятка тайн.

Я медленно поаплодировала:

— Поразительно.

Трикси улыбнулась ещё шире:

— Мы ещё не закончили, принцесса, поскольку это тоже не твоя карта! — Следующей перевернутой был ангел звёзд

Я дёрнула плечами:

— Вероятность того, что одна из этих карт окажется моей, была меньше четырёх процентов.

— Ты права, моя любящая математику подруга. Однако Трикси наверняка знает, что и это не твоя карта! И ни эта, и ни эта, и ни эта...

С каждым повторением Трикси переворачивала карты: восьмёрка тайн, двойка мотыльков, королева цепей. Она продолжала переворачивать, пока наконец не осталась лишь одна карта. Её копыто задержалось над ней.

— Что ж, колода кончилась. Трикси полагает, что эта карта должна быть твоей, так?

— Ладно, ты меня подловила, — вздохнула я. — Но как ты это сделала? Я не видела...

Она оборвала меня на полуслове, перевернув последнюю карту. Принц мотыльков.

Э-э. Я ошалело моргнула:

— Куда делась моя карта?

— Ты про неё, что ли? — Трикси наклонилась вперёд, потянувшись к моей голове. Её копыто коснулось моего уха, и, клянусь Селестией, я ощутила, как она действительно что-то вынула из моей гривы. Не просто ловкость копыт — а как если бы у меня в гриве было нечто, чего я не замечала, пока она это не вытащила.

Трикси положила карту на стол рубашкой вверх. Я перевернула её. Четвёрка цепей.

— Как ты это сделала? — спросила я.

— Магией, естественно, — пожала плечами она.

— Нет, — мотнула я головой. — Я всё время наблюдала за твоим рогом. Ты вообще не использовала магию. — Я подняла карты телекинезом и разложила в воздухе. Ты наверняка использовала какой-то хитроумный трюк, который я не заметила. — Покажи мне, как ты это сделала.

Трикси рассмеялась:

— Ох, Твайлайт, какая ж ты идеальная жертва. Ну почему ты не ходишь на каждое моё представление?

Я попробовала другой подход:

— Это не настоящая магия, а лишь... введение в заблуждение. Иллюзия. Ты меня как-то отвлекла.

— Угу. Так и есть, скорее всего. — Трикси собрала карты из воздуха и снова перетасовала. Я на мгновение бросила взгляд на Старлайт, а когда посмотрела обратно, колоды уже не было. Старлайт заметила мою реакцию и усмехнулась:

— Она тренировалась. — Затем лишённым прежнего веселья голосом произнесла: — Трикси, расскажи Твайлайт то, о чём говорила мне раньше.

— Что? — Трикси взяла кусочек яблока с тарелки, кинула его в рот и громко захрумкала. — Про сон, что ли?

Это привлекло моё внимание. Я отбросила глупые мысли о картах и полностью сосредоточилась на Трикси.

— Что там насчёт снов?

Она вздохнула, долго и нарочито громко.

— Не знаю, что в этом такого особенного, но последние несколько ночей мне снились на удивление ясные сны — которые в кои-то веки были осмысленными. И знаете, про что? — Она наклонилась вперёд, поставив копыта на стол. — Мне снилось величайшее представление на свете. А зрителями — тысячи пони. Целый город, который пришёл удивиться невозможному — ни каким-то там ерундовым фокусам и заклинаниям, которые может выучить любой единорог, а самой настоящей магии!

Трикси подняла ногу и повернула её, явив виду карту, стоящую ребром на её копыте. Она медленно и осторожно поставила её также ребром на стол, каким-то образом удерживая от падения.

— Смотри внимательно, — сказала она, затем наклонилась и подула на карту.

Та зашаталась и через секунду упала.

— И это всё? Что должно было... — Слова застряли у меня в горле, когда я подняла взгляд от карты. Старлайт негромко ахнула.

Трикси исчезла.

«Здравствуй, мистер Ворон. Где твоя хозяйка?»

Продолжение следует...

...