Автор рисунка: Noben
Глава V: Ну это же Пинки! Глава VI: Побочный эффект

Интерлюдия

Что же, подкину немного пищи для ожидания. Возьму себе недельный выходной, чтобы получше подготовиться ко второму акту и отдохнуть от первого, так что главы в эту субботу не будет. Но, может быть, на неделе будет кое-что интересное.

Хочу предупредить лунафагов: я использую не канонический образ Принцессы, а один из фанонных времен первого сезона. Да, и выглядит она как та пуська из второй серии. Так что не удивляйтесь.

Песенка интерлюдии: https://youtu.be/Gm437BnTeu0

Она всегда со мной.
Она — мой фамильный вампир.
День за днем
Она пьет мою кровь.

Иногда можно позволить себе небольшие слабости. Даже в том случае, если ты — сиятельная принцесса Солнца.

Селестия стояла на балконе, объятая вечерней прохладой, и величественный Кантерлот раскинулся под ней во всем своем закатном великолепии. Золоченые шпили, белоснежные башни… бла-бла-бла. За прошедшие века этот вид менялся не так уж и сильно, чтобы не приесться до глубины души, и кобылицу Зари он нимало не трогал.

А вот выйти опускать светило за горизонт без короны и накопытников, да еще и гриву после ванны не просушив, да еще и по последнему предосеннему холоду… Было в этом что-то трогательное и милое. Прямо как в беспутной сестрице Принцессы.

Кстати, о ней.

Сегодня для Луны была ночь особого развлечения, и сейчас она, наверняка, основательно к нему готовится. И гадать не надо — придумает что-то совершенно сумасшедшее. Как и всегда…

— К ТОРЖЕСТВЕННОМУ ПРИНЯТИЮ ВЕЧЕРНЕГО ПОСТА ГОТОВА! — раздался позади, в палатах Селестии, раскат королевского кантерлотского, только та погасила свой рог.

Принцесса Солнца знала — до балконных дверей сестрица доберется за три удара сердца. И уже через два она обернулась к двери, встречая родственницу — как и положено по форме, в короне и накопытниках. И даже с абсолютно сухой, пляшущей на незримом ветру гривой.

Изящный носик Луны протиснулся сквозь щель между дверями, принюхиваясь, спустя пять ударов.

— Этот вечер… — томно выдохнула принцесса Ночи, просачиваясь на балкон. — Он пахнет… ОБМАНОМ!

Она сделала изящный круг вокруг неподвижной сестры, нарочито задев ее непросушенный хвост, и вытянулась, чтобы посмотреть прямо в глаза:

— Впрочем, я уже перепрятала твои ночные тапочки. Нет-нет, не благодари! Ты ведь знаешь — следить за тем, чтобы ты держала марку, это мой сестринский долг!

Луна невинно улыбнулась, и Селестия уверенно улыбнулась в ответ, даже почти не скрипнув зубами. Ее сестринский долг состоял в том, чтобы терпеть каверзы непутевой младшенькой.

Тем временем, принцесса Ночи вспорхнула на перила балкона, и полумрак озарило нежное голубое сияние. Она изящно балансировала, выводя на небо свое светило. Для нее все было веселой игрой. Возможно, иногда — достаточно жестокой. Но находить прелесть во всем это что-то, без чего крайне сложно нести ее ношу.

Ровно так же она балансировала каждый день — между собою и своей тенью. Когда твоя ежедневная рутина состоит из тьмы пополам с ночными кошмарами, хочешь, не хочешь — научишься держать равновесие.

— Слушай, сестра! — проговорила Селестия, когда Луна отстроила все основные параметры и уже завершала заклинание. — Ты ведь помнишь, за чем я тебя просила приглядеть?

Голубовато-синяя кобылица дернула ухом, и бросила, не отвлекаясь:

— Ты про свою ручную собачонку?

— Не называй ее так! — процедила Селестия сквозь зубы; все же Луна умела иногда допечь. — Ты всегда можешь исцелить свою зависть, заведя собственную ученицу. Я говорила не раз, что…

— Да, да, да. Этот сон снова случился, и случился совсем недавно, — погасив рог, Луна спрыгнула и развалилась прямо на полу балкона, глядя в небо. — Я бы рассказала что-нибудь интересное, да только нечего. Очередной типовой кошмар по учебнику типовых кошмаров, да и тематика тебе прекрасно известна…

— Ясно. Что же, тебе ведь еще радовать наших подданных звездными танцами. Не буду мешать.

С этими словами Селестия покинула балкон, оставив сестрицу одну. Конечно, стоило бы поругать ее, ведь палаты Луны тоже вполне подходили для небесного колдовства… но сейчас это было не так важно.

Надо было понять, что делать. Ученица все больше беспокоила Принцессу.

Селестия степенно опустилась на ложе, подтягивая блюдо с вечерним тортом и чаем прямо на бархатное покрывало. Выхватив телекинезом кусок побольше, она принялась жевать и думать. Думать и жевать, временами не забывая о чае.

Конечно, она прекрасно знала все и тогда. В тот самый день, когда они с Твайлайт впервые встретились. Знала, что это лишь временная мера, и долго ли коротко ли — наступит день, в который все изменится.

Конечно, пока он не наступил. Но каждый сон мог стать спусковым крючком. А ученица… она, откровенно говоря, не справлялась. Нет, определенные успехи у нее были, и нежно уложенная в шкафу стоечка с письмами была тому замечательным свидетельством… Но это было все еще не то. Все еще слишком медленно. Слишком слабо.

Магия дружбы, как мощна не была, не подходила. Нужно было попробовать что-то еще. Определенные наработки, конечно, были, но…

Что?!

…Селестия свалилась на бок, тяжело дыша, разбросав копыта. Мощный магический всплеск, продравший ее тело мгновение назад, уже давно ушел, но отдышаться все еще не выходило. Нет, он не был чем-то, что могло вывести Сиятельную из строя… но это был плохой признак. Особенно учитывая его источник.

Или же… или же нет? Или наоборот, хороший? Ведь что-то подобное ожидалось так или иначе…

Распахнув балконные двери, принцесса Луна прогарцевала внутрь, остановившись около постели. Ехидно глядя на сестру, вновь вернувшую себе представительный вид.

— Сестрица… — произнесла Селестия, придав взгляду задумчивость. — Ты ничего не заметила?

— Конечно! — хихикнула та в ответ. — Предыдущий торт был меньше граммов на триста, а то и на четыреста! Я так скоро смогу звать тебя солнышком совершенно не фигурально!

Взор Селестии пронзил сестрицу. Та не повела бровью.

— Уже слежу, не кипишуй. После такого сны твоей… преданной ученицы должны быть весьма и весьма интересны. Как только что-нибудь будет — весточка окажется у тебя на столе.

Луна вдруг прильнула к Селестии и нежно погладила по голове, зарываясь мордочкой в гриву. Та не могла сдержать благодарной улыбки.

— Ох ты… моя тьма.

— Ты мой покой, — Луна поцеловала сестрицу в щеку, закачивая формулу. — Мне еще есть чем заняться, как, впрочем, и тебе. Так что бывай.

Селестия кивнула вслед исчезающей за дверями палат Луне, и через пару минут уже сидела за столом, задумчиво покусывая кончик пера. Кстати. Неплохо бы к перу и пергамента достать, да.

В ящике для пергамента, помимо ночных тапочек, оказался любовно припрятанный кусочек тортика. Нет, не того, который Селестия кушала в постели. Принцесса Солнца улыбнулась, ударяя по колокольчику.

— Будь добр, завари моей благословенной сестре лучшего чаю из моих личных запасов, — отдала Селестия указание мгновенно возникшему у двери камердинеру. — Как всегда, незаметно. Оставь, скажем, на краю фонтана в Сумрачном саду.

Кивнув, камердинер исчез — столь же мгновенно, как появился. Принцесса же развернула пергамент перед собой, обмакнула перо и нанесла первые строки, к которым за недолгое время успела сильно прикипеть:

«Дорогая Твайлайт Спаркл, моя самая верная ученица…».

...