Автор рисунка: Devinian
Глава 1. Мой первый день кобылой

Пролог

Меня разбудило голубое сияние, пробивавшееся в щель под дверью. Сев на кровати и поморгав, я убедился, что мне не мерещится: свечение никуда не делось и продолжало слабо мерцать. Что-то происходило снаружи спальни. Неужели я забыл выключить телевизор?

Вставал я осторожно, стараясь не разбудить спящую рядом Бритни. При взгляде на неё я улыбнулся: она просто великолепна. Светлые волосы, большие буфера, тонкая талия и отличные бёдра. Боже, да она самая шикарная тёлка в мире, которую я когда-либо имел удовольствие трахнуть! Признаться, моя подружка не особо блещет умом, но имеет ли это значение, когда её горячая киска — вообще нечто! Отвернувшись от Бритни, я всё же поднялся и накинул халат, затем подошёл к двери и осторожно приоткрыл её.

Здесь сияние стало гораздо ярче, и исходило оно из гостиной. И надо же, когда я прошёл в комнату, телевизор впрямь оказался включён. Хотя я не знал, что это за канал: экран просто мерцал голубым, слегка подёргиваясь по краям.

Загипнотизированный, я подошёл к телевизору; вот же странность. Так или иначе, я слишком устал, чтобы разбираться с этим. Протянув руку, я нажал кнопку питания под телевизором — и ничего не случилось. Я нажал ещё несколько раз, но экран продолжал светиться. Встав на четвереньки, я проверил, ту ли кнопку нажимаю; кнопка была правильная, но совершенно никак не влияла на телевизор. Я уже собрался просто выдернуть шнур из розетки, но моё намерение прервал раздавшийся из динамиков чудной голос:

ѬฟอظѦذง يЩมัЪظ นั Ѯ

— Какого хрена? — голос словно говорил на смеси из лошадиного ржания и французского или вроде того; я мог разобрать слова, но таких слов мне в жизни слышать не доводилось. Я ползком выбрался из-под телевизора и взглянул обратно на экран. Тот продолжал мерцать голубым, но уже не был пустым: посреди него находилась Кейденс и следила за мной взглядом.

Я тряханул головой в попытке избавиться от бредового видения. Но нет, Кейденс в самом деле была в моём телевизоре: она просто стояла и любопытными глазами изучала меня. Я сразу узнал её, благо смотрел мультсериал несколько лет. Никогда особо сильно не увлекался, но видел каждую серию первых четырёх сезонов. И кажется, мультсериал закончился в прошлом году или около того: я уже давно перестал следить за новостями о пони.

Итак, я знаю, что передо мной Кейденс, но какого хрена она делает в моём телевизоре?!

ѬฟอظѦذง يЩมัЪظนั — повторила она и, улыбаясь, показала на пол рядом со мной.

Я послушно глянул в указанную сторону, вряд ли ожидая что-либо найти. Но нашёл. На полу гостиной лежал непонятный кристалл не больше футбольного мяча, слабо сиявший собственным розовым светом. Больше всего смущал тот факт, что этого предмета не было здесь несколько часов назад, когда я уходил спать.

Ладно, чем дальше, тем большую жуть я ощущал. Кейденс находится в моём мерцающем телевизоре и хочет, чтобы я сделал нечто с кристаллом, появившимся в моей гостиной. В этом нет никакого смысла…

— Ааа, ну я и дебил, — до меня наконец-то дошло: мне снился сон. Как же я раньше не понял? Ничего здесь не имело смысла. Последнее, что я помнил — как ложился в кровать, а сейчас со мной пытается поговорить пони из телевизора. Вне всяких сомнений, всё происходит у меня в голове. Глянув обратно на Кейденс, я помахал ей рукой:

— Ха-ха, очень смешно! Прикольно, но я знаю, что это всего лишь сон!

Вроде бы она попыталась пожать плечами, затем поставила копыта на некий кристалл на полу рядом с собой, посмотрела на меня и сказала снова:

Ѯงอัككนหو — прозвучало, как приказ.

Я прищурился: среди голубых помех было непросто что-либо разобрать, но теперь, присмотревшись, я увидел, что Кейденс на самом деле стоит в маленькой комнате с деревянным полом и какой-то мебелью вокруг. На полу рядом с ней находился брат-близнец того кристалла, что лежал в моей гостиной. Снова она поставила на него копыта, а после указала на меня и мой кристалл.

Я посмотрел в его сторону, перевёл взгляд обратно на неё.

— Ты хочешь, чтобы я сделал в точности, как ты?

ѮงอัككนหوѨغظ يЩมัЪظนั — она просто опять странно ржанула мне.

Я почесал голову:

— Понимать это, как «да»? — я сел рядом с кристаллом. Часть меня задавалась вопросом, правильно я поступаю, но какая разница, ведь всё вокруг лишь сон.

Я глянул на пони, которая улыбалась от уха до уха. Выглядело жутковато, но терять-то нечего. Я вдохнул поглубже и схватил кристалл.

Это оказалась плохая идея.

БЖЖЖЖ! Разряд из кристалла сотряс моё тело в неописуемом чувстве. Я попытался отдёрнуть руки, но треклятая штукенция словно приклеилась к ним!

БЖЖЖЖ! Проклятье, что-то мне очень нехорошо! Частью я почувствовал себя странно… мне нужно избавиться от этой штуки!

БЖЖЖЖ! Разряды сотрясали моё тело синхронно с мерцанием телевизора; примерно каждую секунду воздух подёргивался и вместе с этим…

БЖЖЖЖ! Ох ты ж, это уже становится больно! Я дёргал плечами из стороны в сторону, пытаясь освободиться, но добился только того, что лишился халата и остался голым.

БЖЖЖЖ! Ааа! Я замотал головой от боли и вместе с тем ощутил странное: как волосы мазнули по плечам. Глянув назад, я увидел свои волосы — но это же невозможно, ведь я коротко стригусь и…

БЖЖЖЖ! Очередная волна вошла в моё тело, и я увидел, как волосы прямо на глазах прибавили ещё несколько дюймов. И они больше не были коричневыми… это что же, розовый? В голубом свете сложно было разглядеть, но они казались розово-фиолетовыми…

БЖЖЖЖ! Я вздрогнул, когда ногу свело судорогой. Что за чертовщину эта штука вытворяет со мной? Я посмотрел на телевизор, и моё сердце замерло. Кейденс изменялась. Грива пропала, и на её месте появилась короткая коричневая шевелюра. И также в нескольких местах полиняла шерсть.

БЖЖЖЖ! Я метнул взгляд вниз, на свою грудь, и увидел пробивающиеся пучки розовой шерсти. Что? Не может быть… Я посмотрел обратно на Кейденс.

БЖЖЖЖ! Кристалл в телевизоре пульсировал в такт моему, и я видел, как с каждой волной всё больше мелких изменений затрагивают тело пони.

БЖЖЖЖ! Я увидел, как её крылья втянулись в тело и… Аххх, твою ж мать! Моя спина вспыхнула болью, когда кожа на ней разорвалась и что-то прорвалось наружу. Я оглянулся и увидел, как розовые крылья Кейденс вырастают из моей спины. Этого не может быть!

БЖЖЖЖ! Продолжая улыбаться, Кейденс развернулась задней частью ко мне и раздвинула ноги, показав своё вымя и крупную лошадиную щель. В мгновение ока я связал всё воедино:

— Нет, прекра…

БЖЖЖЖ! Мой живот скрутило от смеси боли и удовольствия, а мои глаза отметили, что на экране у Кейденс половые губы срослись вместе. Ощутив, как мой член безжизненно повис, я отчаянно попытался сдвинуть руки вниз, чтобы хоть как-то спасти себя. Если бы я смог оторвать руки от этого шара, тогда ухватился бы за своё естество и, может, смог бы удержать…

БЖЖЖЖ! Поздно. Я укусил себя за плечо, когда член медленно втянулся внутрь. Секундой позже я перевёл взгляд и увидел, как у Кейденс из ниоткуда стал расти человеческий член. Заодно я заметил, что её вымя разгладилось и исчезло; несколькими секундами позже два холмика плоти начали расти у меня внизу.

БЖЖЖЖ! Внезапно я ощутил, как сокровенное пространство между ногами разделилось надвое. «Аиииии!» — я невольно закричал, испытывая боль и плотское удовольствие разом. И пока я кричал, мой голос зазвучал выше, а яйца исчезли вслед за членом. О боже, я не хочу смотреть вниз, я не вынесу этого!

БЖЖЖЖ! Судьба имела другие планы, и новый разряд отозвался болью в позвоночнике, заставив меня согнуться вдвое. Нечто вышло из позвоночника, и вскоре появился розово-фиолетовый хвост… прямо позади лошадиной киски, которая теперь находилась между моих бёдер. Кажется, меня сейчас вырвет.

БЖЖЖЖ! Несколько секунд я задыхался, пока моя челюсть сжималась, а голове увеличивалась.

БЖЖЖЖ! Не желая думать о происходящем, я закрыл глаза, пока форма головы продолжала меняться, а по всему телу трещали и хрустели кости.

— Почти готово, ты рад? — раздалось из телевизора.

БЖЖЖЖ! Мои колени содрогнулись, пальцы иногти онемели. Я посмотрел на экран, где больше не было Кейденс, её место занял некто, более-менее смахивающий на человека. Хотя и не до конца, ведь он по-прежнему имел рог и…

БЖЖЖЖ! Мой лоб взорвался, когда рог буквально вырвался из черепа. Я с трудом повернулся к телевизору, хотел спросить, зачем всё это происходит, хотел попросить прекратить! Я открыл рот, совсем иначе ощущая челюсти:

ѪعทองฟФฝน — о боже, мой голос. У меня не получалось выговорить нормальные слова, только странное ржание как…

БЖЖЖЖ! Я не знал, сколько ещё смогу вынести, я был так опустошён и измотан. Подняв же глаза, я увидел, что человек в телевизоре теперь на все сто был похож на прежнего меня.

Бжжж... Гул стих, и мои руки наконец-то освободились. Я упал вперёд и упал на четвереньки. На четвереньки? Я изогнул шею и увидел розово-фиолетовое тело пони позади меня. Боже милостивый, Кейденс, что ты сделала со мной?

Я заметил, что мерцание прекратилось, и теперь из телевизора исходило ровное голубое свечение. Обернувшись же, я чуть не обделался при виде собственного человеческого тела, стоящего перед телевизором. Я уставился на него, разинув рот:

— Какого чёрта ты сделала? Что за хрень происходит? — я удивился, поняв, что понимаю собственные слова. Ну хоть какое-то облегчение: на мгновение я подумал, что останусь обречён говорить странным ржанием.

Моё тело слегка усмехнулось:

— Лалипи эномари рэтер.

Я моргнул, ведь он говорил по-английски, я был уверен, что это английский. Я просто не мог… понять его. Что, чёрт возьми, он сказал?

— Я больше не понимаю по-английски? — спросил я.

Я слышал свои слова, понимал их смысл и осознал, что на самом деле говорю на том странном языке пони, на котором изъяснялась Кейденс несколько минут назад. Это что же, эквестрийский? Только на нём я теперь могу говорить и только его понимать? Какого чёрта происходит?

Но я слишком устал, что соображать обо всём, слишком обессилел, чтобы даже задумываться об этом. Моя гигантская голова пони начала клониться во сне. А человек подобрал меня и понёс на обеих руках. Я открыл глаза: куда он меня несёт?

Он двигался к телевизору и ровному голубому свету, в котором стекло экрана странно подрагивало. Он начал раскачивать меня вперёд-назад, размахиваясь — как тот, кто собирается кинуть что-то тяжелое в воду.

Сообразив, что он затеял, я решил попытаться остановить его. Однакож именно в это мгновение он отпустил меня и бросил навстречу телевизору. Чёрт, это ж дорогущая штучка, и я точно разломаю её надв… ПЛЮХ!

Я пролетел сквозь экран, словно он был сделан из воды, и с грохотом упал на деревянный пол другой стороны.

— Ох-х-х… чтоб меня, — я оглянулся в том направлении, откуда появился, и увидел сужающийся голубоватый портал. Через него я мог разобрать только мою гостиную и мой человеческое тело, машущее мне на прощание. Я попытался подняться, но у меня просто не хватило сил даже сдвинуться с места. Простонав, я смотрел, как портал уменьшается — до тех пор, пока с хлопком не свернулся полностью. На его месте осталось лишь обычное настенное зеркало. Вокруг же зеркала были развешаны платья и разложены довольно откровенные чулки с подвязками, как и другие личные дамские вещички для пони. В зеркале я мог видеть собственное отражение: крайне смущённую и уставшую кобылу, никого иную, как принцессу любви собственной персоной. С какого хрена я очутился в этом теле? Зачем Кейденс похитила моё? Она пыталась спастись от чего-то или кого-то?

— Милая? Ты там? Уже довольно поздно, пора спать, — ржание раздалось снизу, и мой понячий мозг немедленно перевёл фразу на язык, который я понимал.

Затопали шаги, и дверь в комнату открылась. Подняв голову, я увидел, как сам Шайнинг Армор вошёл внутрь и посмотрел на меня. В этот миг я всё ещё лежал на полу, поэтому невольно мне предстал полный вид на подбрюшье Шайнинга. Боже, такого в мультсериале точно не показывали! Я зажмурился и в ужасе отвернулся. Между задних ног Шайнинга свисал член размером больше человеческой руки… какого хрена?!

— Милая, пора в кровать, я уже приготовил её и согрел… — довольно заржал Шайнинг Армор, наклонившись и укусив меня за хвост.

Мой разум мигом понял его намёк. Ох ты ж, этот сон превращается уже в полный пиздец, и даже во сне я совершенно точно не хочу, чтобы меня покрыли как кобылу!

— Я, м-м-м, очень устала, — сглотнул я комок в горле. — И у меня болит голова… да, голова болит.

Шайнинг Армор усмехнулся:

— Кейденс, ты моя жена, и у тебя только что началась охота. Впереди тебя ждёт много длинных ночей, с головной болью или без, — Шайнинг поцеловал меня в бедро, прямо в кьютимарку, и к ужасу я ощутил, как мои новые гениталии чуть дрогнули, когда губы жеребца отодвинулись от шкуры. Как можно скорее я постарался вытолкнуть лишние мысли (и его слова) из головы. Мне нужно сосредоточиться на том, что здесь происходит. У Кейденс началась течка, я в её теле, Шайнинг думает, что я его жена, и хочет хорошенько оттрахать её — ничего я не пропустил? Что за сон породил мой мозг? Слава богу, что я проснусь раньше, чем всё зайдёт гораздо дальше.

Я посмотрел на Шайнинга, который дожидался ответа.

— Ну да, милый, конечно. Не волнуйся, позже ты получишь меня. Ты сможешь делать со мной что угодно, но пожалуйста, дай мне сначала отдохнуть. Обещаю, завтра мы сделаем кое-что! Просто я так устала сейчас… так устала, — я был чертовски напряжён, обещая, что он получит меня; хотелось блевать при мысли, что придётся лечь с другим парнем. Однако в то же время мои новые гениталии чуть ли не дрожали от одной мысли приступить к делу. Ухх, жуть-то какая — дождаться не могу, когда выберусь из этого тела. Мне нужно просто выиграть немного времени, и неважно, что Шайнинг сделает с Кейденс потом; как только я проснусь утром, то окажусь в безопасности. Мне надо просто «заснуть» в этом сне, чтобы проснуться в реальном мире.

Шайнинг нахмурился:

— Ну-у-у, ладно, Кейденс, сегодня ты можешь отдохнуть. Но завтра ты так легко не отделаешься! Давай я отнесу тебя в кровать, тебе следует хорошенько выспаться… для завтрашнего дня, — закончил он, подмигнув, и я нервно сглотнул.

Рог Шайнинга засиял, и моё тело поднялось над полом и опустилось ему на спину. Открыв дверь, он понёс меня в спальню, и я не мог не оценить жест. Сам я никогда раньше не относил девушек в кровать… а сейчас действительно устал. Я опустил голову ему на спину, ненароком чувствуя, как под белой шкурой перекатываются мышцы. И пах он хорошо — очень мужественным, естественным запахом, который и правда немного успокаивал.

Секундочку, это моё тело шутит с головой или как? Я не должен чувствовать ничего такого к жеребцу. Впрочем, так или иначе, всё это сон. Можно спокойно смотреть дальше, ведь нет ничего такого в том, чтобы восхищаться мускулами.

Мне даже стало немного грустно, когда магией Шайнинг снял меня со спины и уложил на кровать — должен признать, мне в самом деле недоставало чувства близости его тела с моим. Однако долго ждать не пришлось, потому что он сразу присоединился ко мне под одеялом, повозился и обнял меня за бок. Разве это не мило?

Внезапно Шайнинг повернулся и оказался со мной мордой к морде. Я уже хотел спросить, но не успел произнести и слова, как мне в открывшийся рот скользнул его большой гладкий язык и начал тереться о мой. Поражённо распахнув глаза, слишком удивлённый, чтобы думать, я чисто машинально ответил ему взаимностью, и несколько секунд мы целовались. Я уже готовился спросить себя, какого чёрта целуюсь с жеребцом, но тут Шайнинг разомкнул поцелуй так же обыденно, как и начал.

— Спокойной ночи, Кейденс.

...