Fallout: Equestria. Заблудшие души

Рассказ о синем пегасе, чья жизнь была скучна и бессмысленна в постапокалиптическом мире, где все пони живут в закрытых от всего мира убежищах и совершенно не знающих, что творится снаружи.

Другие пони ОС - пони

Последнее испытание

Вы - заключённый за убийство. Вы уже отсидели несколько лет, и вас скоро освободят, но освободят, если вы пройдёте несколько проверок и тестов. А в конце будет дан самый сложный тест - тест на человечность...

Другие пони

Изучение человечьих повадок в Вечнодиком лесу

В Вечнодиком лесу скрывается странное двуногое существо, его повадки не изучены, и никто даже не знает, где его логово. Отважная пегаска отправляется в экспедицию, даже не подозревая, что ждёт её в конце.

ОС - пони Человеки

Лишняя

Я погиб. Я потерял всё, что было мне дорого. Я забыл даже своё старое имя. Но знаю новое, доставшееся мне вместе с другой жизнью. Найтмер Мун. Кобылица с тёмным прошлым и неясным будущим, которой, вообще-то, здесь быть совсем не должно. Которая здесь абсолютно лишняя.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун Человеки

Одиссея воровки

Независимо от намерений, у каждого действия есть последствия. Чтобы покончить с прошлым, Твайлайт Спаркл пойдет на все, чтобы уладить проблемы с Селестией, даже если это означает самоубийственный поход в земли, охваченные хаосом. Забытый Континент Панталасса зовет. Чудовища, бессмертные и создания, чьи имена произносятся с почтением и страхом, стоят между Твайлайт Спаркл, Принцессой Воров, и ее домом.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Энджел

Служанка

Кервидерия. Далёкая страна оленей, что раскинулась в полных жизни лесах и горах. Место, где среди деревьев, ручьёв и ветров обитают духи, а города уступают величию Природы. Где-то в глубинке этой страны робкая лань ищет своё место... И получает шанс найти его с предложением самого Лесного Херрена, от которого тяжело отказаться.

Другие пони ОС - пони

Хищная проблема

В Эквестрии появился неведомый хищник. Понькам придется напрячься умственно, физически и магически, дабы не стать жертвами голодного зверя, невесть как свалившемся в Понивилль.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Дискорд

Хуффилдский рубеж

В Хуффилде за несколько веков его существования не случалось ничего примечательного, ничего такого, чтобы его можно было бы назвать тем местом, где вершится история. Испокон веку все значительные события — такие, о которых будут если не помнить, то хотя бы читать спустя десятки лет, а то и столетия — проходили мимо деревни. Однако настал час, когда именно на зелёных полях, окружающих Хуффилд, некоторым пони предоставиться возможность... нет, не спасти Эквестрию. Но исполнить свой долг — и доказать, что свои мундиры они носят совсем не для красоты.

Спитфайр Сорен Другие пони ОС - пони Вандерболты Стража Дворца

Далеко зашедшая шутка

Кейденс много чего ожидала от первой встречи с вернувшейся из тысячелетнего изгнания тётей Луной. Но первые же её слова превзошли все ожидания! А ещё у Кейденс появилась возможность подшутить.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

О новый чудный мир!

Беда пришла в Эквестрию откуда не ждали. Новая правительница страны сделала всё что в её силах, но странный жемчужный туман оказался сильнее. И теперь у неё есть только один выход - спасти всех, кого ещё можно, уведя жителей страны в новый, неизвестный мир.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Колгейт Сестра Рэдхарт Чейнджлинги

Автор рисунка: Siansaar
Безумец Союзник

Возвращение

— Мистер? Мистер, вы в порядке? – Тенегрив почувствовал, как кто-то толкает его в бок.

Сознание медленно возвращалось. Солнечный луч щекотал глаза Даэдра, до ушей доносилось пение лесных птиц, так сильно напоминающих Тамриэльских, лёгкий ветер обдувал тело жеребца. Тенегриву нравились эти ощущения. Даэдре привили любовь к природе все его прошлые хозяева в мире людей. Шелест листвы под копытами, порывы метра, развевающие гриву, шум леса во время его вечного пути. Жеребец никому об этом не говорил — некому было — но он любил Тамриэль куда больше, чем Обливион. Находясь в своём родном мире, младший Даэдра спал в ожидании нового приказа от Отца. А в Тамриэле… он жил.

Однако сейчас тёмный пони не мог позволить себе прохлаждаться на природе, когда Отец дал ему задание. Тенегрив попытался встать, но внезапно понял, что не в состоянии пошевелить ни одной конечностью. Он даже не мог открыть глаза.

— Сэр? Что с вами? – произнёс кто-то над ухом жеребца.

Голос принадлежал ребёнку, девочке, в этом не было сомнений. Но сейчас Тенегриву было не до этого. Он тщетно пытался пошевелить какой-либо ногой, но дело так и не сдвинулось с мёртвой точки.

«Что со мной? Заклинание паралича?» — думал про себя сын Ситиса, — «Наврятли, тут никто не мог на меня его наложить. Может быть, Шеогорад? Хм, но ему незачем это делать. Хотя...»

— Подождите, мистер, я приведу помощь! – прокричала девочка, удаляясь.

По земле послышались глухие удары копыт, стремительно удаляющиеся от Даэдра. Тенегриву больше ничего не оставалось, кроме как ждать окончания паралича.

Он помнил, как несколько раз попадал в подобные ситуации во время своей службы Тёмному Братству на Тамриэлеле. Обычно они приводили к быстрой смерти жеребца и Слышащего или же к смерти неудачливых убийц, любящих поиздеваться над пойманными жертвами и прозевавшими момент спадания заклинания. Дилетанты.

— Сэр? Сэр, вы живы?! – погрузившись в ностальгию, Тенегрив не заметил, как девчонка, тормошившая его бок, вернулась. – Вот таким вот я его нашла, девочки. Как думаете, он в порядке?

— Скуталу, ты проверила его пульс? – спросила вторая девочка.

— Хмм, подожди-ка ЭплБлум. Кажется, я его знаю.

«Помощь? Да она издевается,» — пронеслось в голове у Даэдра. – «Два ребёнка? Ладно, хуже они точно не сделают».

— Точно, вспомнила! Это же Тенегрив, он как-то помогал моей сестре с платьями, — выкрикнула третья подруга.

«Вот как? Так в этом мире меня кто-то знает?».

— Тенегрив? Это он? – отозвался второй голос. – Биг Мак рассказывал, что мы наняли его для работы на ферме. А потом ЭплДжек сказала, что он уехал из города.

Удивление жеребца росло с каждой секундой. Работа на ферме? Помощь с платьями? О чём говорили эти двое? Не было такого никогда! Не было, он бы помнил! Или может быть…

Внезапно голову Даэдра поразила резкая боль, вместе с которой появились странные видения.

— Парень, да тебе на роду написано быть фермером, — усмехаясь, сказала оранжевая пони со странной шляпой на гриве.

— Просто удачно получилось.

— Эй, — пони подошла поближе и от души врезала ему по спине. — Не скромничай, поздравляю, ты нанят!

Головная боль начала проходить.

Сердце даэдра бешено билось в груди Тенегрива. Второй голос в видении принадлежал ему! Ему! Он был там, разговаривал с этой фермершей, ЭплДжек. Он был там… но почему он этого не помнил раньше?

— Девочки, смотрите, у него лоб вспотел! – прокричала Скуталу.

Действительно, Тенегрив ощущал, как капля холодного пота стекает с его головы. Неужели ему страшно? Нет. Этого не может быть. Даэдра не имеют чувств, и они выше первичных инстинктов, значит, они не могут бояться. Или могут?

— Девчонки, — после небольшой паузы произнесла ЭплБлум. – Вы думаете о том же, о чём и я?

На пару секунд наступила тишина, нарушаемая лишь пением лесных птиц.

— МЕТКОИСКАТЕЛИ, ОКАЗАТЕЛИ ПЕРВОЙ ПОМОЩИ! – подруги прокричали это с такой силой, что у тёмного жеребца заложило в ушах.

Спустя мгновение Тенегрив почувствовал сокрушительный удар по рёбрам. Кости Даэдра предательски затрещали.

— ЭпплБлум, что ты делаешь? – произнесла третья подруга, имя которой Тенегрив так и не узнал.

— Прямой массаж сердца. А что?

— По-моему, ты делаешь его не туда. Надо чуточку ниже.

— Ммм! – сквозь боль Тенегрив попытался прекратить эту пытку, но рот отказывался открываться.

— СвитиБель, отойди, — самонадеянно сказала Скуталу. – Я в этом деле мастер. Я как-то видела, как Флатершай оказывала первую помощь медведю, думаю, у меня получится повторить.

Неизвестно, что повлияло на Даэдра: окончание действия проклятья или оказанная помощь, — но это помогло. Тенегрив вновь обрёл контроль над собственным телом, незамедлительно встал на ноги и наконец увидел своих «спасительниц». Перед ним стояли три жеребёнка, азартно разглядывающих свои крупы. Внимание сына Ситиса привлекла оранжевая пони с короткой гривой и хвостом, окрашенными в сиреневый цвет. Она была самым настоящим, живым пегасом! Даэдра знал, что это лишь миф, появившийся на Тамриэле, но она была тут, перед его глазами.

Люди и эльфы считали их магическими животными, созданными даэдра, дабы нести свет и жизнь в мертвые и холодные пустоши. Неизвестно, кто пустил этот слух, но он разошёлся по всему континенту, не обходя ни одну таверну или магическую академию. Некоторое время на этих несуществующих животных даже велась охота, обернувшаяся одним из самых сильных разочарований Тамриэля.

Двое остальных интересовали Тенегрива гораздо меньше. Обычная пони жёлтого цвета с красной густой гривой, не имеющая никаких отличительных признаков, кроме большого розового бантика на голове. Последняя была единорогом белого окраса со светло-фиолетовой гривой, имеющей розовые оттенки. Тенегрив чувствовал, что должен удивляться, но почему-то ничего не испытывал.

Пока жеребец рассматривал последнюю из друзей, утихнувшая боль вновь вернулась к Даэдра, явив ему очередные видения.

— Приятно познакомиться, Тенегрив — единорог улыбнулась Даэдра.

“Единорог? Как? Откуда?!” — Тенегрив не мог оторвать от нее взгляда. В последний раз он видел единорога в Сиродиле, и тогда его хозяин хладнокровно прикончил животное по воле Гирцина, теперь же, когда статус этих существ ощутимо вырос, Тенегрив не знал, как реагировать на это чудо.

— Э-эм, что-то не так? — Твайлайт была несколько озадачена реакцией нового знакомого.

— О, нет, извини, просто я очень давно не встречал таких, как ты.

— Ничего, — она немного смутилась. — Надо полагать, что в твоем родном крае единорогов мало?

— Их там вообще нет.

Он выходит из какого-то дома, похожего на большой шатёр. С ним прощается белый единорог, надевая на него какую-то накидку. Кажется, попону. Рядом с этим единорогом стоит Свити Белль и машет ему вслед копытом.

— Оу, опять не повезло, — грустно произнесла пегас, переводя взгляд на Тенегрива.

— Не расстраивайся, — похлопала ЭпплБлум подругу по плечу. – Уверена, мы сможем найти свои метки в кузнечном деле.

— Тенегрив, а что вы тут делаете? – спросила единорог. – Рарити говорила, что вы навсегда уехали из Понивиля.

О чём говорило это милое создание, Даэдра не понимал. Какой Понивиль? Какая Рарити? Но при этом тёмный жеребец догадывался, что возможно то место, которое упомянула девочка, как-то связано с видениями, приходящими к нему последнее время. Сын Ситиса хотел узнать, что же они означают. Неужели… воспоминания? Но почему же он их забыл? Ведь Даэдра помнят всё. Было ясно, что тут он найдёт ответы, а значит, ему придётся посетить этот Понивиль. Может быть, в нём он сможет даже найти какие-то зацепки по поводу задания, данного ему Отцом.

Оставалась лишь одна проблема – Тенегрив не знал, как добраться в это поселение. Но дорогу точно знали трое жеребят, стоящие перед ним.

— Понимаешь, Свити, — благодаря видению, Даэдра сразу понял, какое имя кому принадлежит. – У меня возникли срочные дела в этих окрестностях, поэтому я и вернулся. Только дорогу не могу узнать, ты мне не поможешь?

— Конечно, следуй за нами, мы как раз идём домой, — предложила ЭпплБлум. – Ты наверное в прошлый раз шёл со стороны фермы, там основной тракт, а тут ближе вечно дикий лес, мы только что оттуда.

— Понятно. Ну что, ведите.

— Ты пойдёшь без своих сумок? – спросила подскочившая Скуталу.

«Сумок?» — пронеслось в голове жеребца.

Оглянувшись, Тенегрив заметил пару седельных сумок, лежащих на траве рядом с ним. В них не было ничего особо примечательного, кроме одной маленькой детали. На них был отпечаток кровавой руки на чёрном фоне.

Эмблема Тёмного Братства.

«Неспроста. Что же в них?» — с этими мыслями тёмный пони подошёл к сумкам.

Открыв одну из них, Даэдра потерял дар речи. Перед ним лежал небольшой кинжал, сделанный из эбонита, в котором тонули солнечные лучи, с волнистым, немного грубым, но очень острым лезвием, и рукоятью, заточенной на манер крючка. Клинок Горя предстал перед Тенегривом во всей своей красе.

Не в силах вымолвить ни слова, сын Ситиса открыл вторую сумку. В ней не было ничего, кроме маленького клочка бумаги. Раскрыв его, Даэдра увидел лишь два слова, написанных на Тамриэльском языке.

«Веселись!

Шеогорад».

— Я должен был догадаться, — прошептал Тенегрив.

— Что?

— Нет, ничего, — жеребец надел на себя сумки. – Так мы идём?

— Девчонки! – выкрикнула Скуталу. – Вы понимаете, что это значит?

На лицах подруг появились самые жизнерадостные улыбки из тех, которые дитя тьмы видел за всю свою жизнь. Даже принц безумия так не мог. Или просто не хотел.

— МЕТКОИСКАТЕЛИ-ПРОВОДНИКИ!!! – звуковая волна вновь ударила по ушам жеребца.

После этого вся четвёрка двинулась в путь.

Всю дорогу Тенегрива не покидали тревожные мысли. Он пытался сопоставить свои видения друг с другом.

Те пони из его видения… они были как-то связаны между собой. Подруги? Вполне возможно. Но о чём они говорили ему? О каком предательстве? Почему он этого не помнил? Бред какой-то. Вопросов становилось всё больше, а ответа не было пока ни на один из них. Но что-то подсказывало Даэдра, что с этой шестёркой лучше не шутить. Та фиолетовая единорог, Твайлайт, явно не была слабой. Конечно, при желании Тенегрив вполне мог бы убить её, но это привлечет ненужное внимание. А остальные пять? ЭпплДжек, Рарити и трое других, что они из себя представляют?

Но сейчас это не имело значения. Сейчас вообще ничего не имело значения, кроме поручения, данного ему Ситисом. Нужно найти ту брешь, образовавшуюся в барьере между мирами, и устранить её. И по возможности, всех тех, кто узнал о существовании Обливиона. Также нужно выполнить то убийство, о котором просили Матушку Ночи. Эти два задания, несомненно, были связаны между собой.

Для начала Тенегрив решил поработать над Тёмным Таинством. Те, кто его сделали, точно что-то знали о той самой «бреши». В лучшем случае, они и ответственны за её появление. Если это так, то первое задание значительно упростится. В противном же случае они просто дадут наводку, где искать, но и это будет бесценной помощью.

Но брать ли во внимание те видения или воспоминания, жеребец уже не был уверен. Ведь если им верить, то он уже однажды был здесь. Может, его прошлое пришествие как-то связано с тем, что ему поручил Отец? Может, никакого разлома между мирами и не существовало, а его настоящая цель — это ликвидировать все источники информации, указывающие на Обливион? А вместе с ними и всех тех, кто успел эту самую информацию почерпнуть. Если это так, то та шестёрка становится его потенциальными целями.

— А ты всё так же не смотришь никому в глаза? – Этим вопросом Свити Белль вывела жеребца из глубокой задумчивости.

— А, что?

— Рарити говорила, что это какая-то травма детства, но я думала, что за полгода она пройдёт.

А вот это было интересно. Нет, не то, что он отводит глаза при разговоре, эту привычку он выработал ещё в Тамриэле, дабы не пугать случайных путников. А вот то, что с его прошлого посещения этой земли прошло полгода, было действительно важно.

За такой период времени информация о существовании Обливиона могла облететь весь этот мир. А это значит, что количество целей для убийства становится значительно больше… Нет, ему необходимо связаться с тем, кто исполнил ритуал призыва Тёмного Братства. У него точно есть важная информация о первом задании Даэдра. Также нужно посетить этот самый Понивиль, мелькавший в его утерянных воспоминаниях.

Однако с этим будут проблемы. В воспоминаниях та шестёрка пони назвала его предателем и была крайне агрессивно настроена. И, судя по всему, они все, или почти все, живут в этом самом Понивиле, куда Даэдра и отправился. Если они узнают о его присутствии в городе, могут появиться большие проблемы. Этого допустить нельзя. И ведь как назло он встретил сестёр некоторых кобылок из той группы. Они точно разболтают о нём. Хотя… они всего лишь дети. Маленькие наивные дети. Этим можно воспользоваться.

— Эм, Свити Белль, ЭпплБлум, можно вас кое о чём попросить? – как бы невзначай спросил Тенегрив.

— Да, конечно, — улыбаясь, ответила единорог.

— Вы можете пока никому не рассказывать о моём прибытии в Понивиль? Особенно вашим сёстрам. Я хочу сделать небольшой сюрприз.

— Хорошо, всё равно их не будет в городе два дня, — сказала ЭпплБлум.

— Что? – такой удаче Даэдра не верил.

— Да, они уехали в Кентерлот вместе с Твайлайт, Пинки, Флатершай и Рейнбоу Деш. Их позвала принцесса Селестия.

«Так вот как зовут остальных. Интересно,» — подумал сын Ситиса.

Это существенно облегчало задачу на ближайшие пару дней. Но при этом знание того, что шесть его потенциальных врагов имеют связи с монархией, отнюдь не радовало тёмного пони. Если они узнают о его возвращении и доложат принцессе, то за Тенегривом будут охотиться едва ли не все стражники. Интересно, в этой стране их много?

Погруженный в раздумья, Даэдра не заметил, как они достигли города. Выйдя на центральную площадь, Тенегрив попрощался с тремя подругами, снова рассматривающими свои крупы, и решил осмотреть окрестности.

Понивиль был таким… знакомым. Идя по улицам городка, жеребца не покидала чувство дежавю. Мысли в голове скакуна будто сами рисовали карту этого места. Вот тот самый дом Рарити, если пройти чуть дальше и свернуть налево у реки, то можно выйти на огромный дуб, а если зайти в проулок перед рынком, то можно вновь выйти на главную улицу.

Однако жеребец заметил у города одну странность. В городе не было ни одного стражника, не было даже городского ополчения, следящего за порядком. Также у города отсутствовали стены и башни. Понивиль вообще не был защищён! Любой город Тамриэля, хоть что-то из себя стоящий, обладал высокой каменной стеной и массивными воротами с дежурящей парой стражников. Но Понивиль… несмотря на то, что это был определённо провинциальный город, он всё равно был немаленький, и оставлять его без какой-либо обороны было… безумием.

— Мда, я с тобой полностью согласен, — сзади послышался знакомый голос.

Даэдра застыл на месте. Медленно повернув голову, он увидел улыбающегося единорога. Шерсть на нижней челюсти пони слегка свисала вниз и имела белый оттенок, из-за чего её можно было принять за бородку. Жеребец имел странный окрас: шерсть на его правой половине туловища была красного цвета, а на левой — синего.

— Хочешь сыру? – спросил Даэдра пони.

— Что ты тут делаешь, Шеогорат?

— Невежливо отвечать вопросом на вопрос. Я гуляю, разве ты не видишь?

— Чтобы принц безумия просто взял, появился в другом мире и начал прогуливаться по нему, словно обычный смертный со специфическим окрасом? — Ехидно спросил скакун тьмы.

Внезапно Тенегрив понял, какую глупость только что сказал. Ну конечно, для Шеогората подобные выходки были вполне нормальными.

— Ой, ты заметил? — единорог подбежал к жеребцу. – Я решил попробовать новую гамму цветов к этому месту. Нравится?

— Безумно.

— Именно этот ответ я и надеялся получить!

Скакун тьмы молча повернулся и пошёл дальше. Через мгновение Шеогорат нагнал его и поскакал рядом. Даэдрический принц молчал, и это не могло не пугать тёмного пони. Хотя безумная улыбка на лице единорога немного успокаивала. Тенегрив усмехнулся. Всё то, что должно было внушать ужас, в исполнении Шеогората вселяло спокойствие, и наоборот. Но долго так продолжаться не могло, и наконец разноцветный пони нарушил молчание.

— И что же ты планируешь делать, чтобы порадовать своего папочку Ситиса?

— В начале думаю побольше узнать об этом месте, а потом найду того, кто исполнил тёмное таинство.

Шеогорад медленно покачал головой, после чего вскрикнул.

— И что же ты хочешь узнать об этом месте? Хотя нет, постой, я хочу угадать.

Зная, во что это может перерасти, Тенегрив поспешил прервать безумного бога.

— Я был в этом месте раньше, просто почему-то не помню этого. Не помню всего, — Даэдра посмотрел на своего компаньона. – И ты не мог бы говорить потише? Ты кричишь на всю улицу.

После этих слов единорог засмеялся во всё горло. Тенегрив тщетно пытался заставить безумца прекратить, но ни одна попытка не увенчалась успехом. Сейчас лишнее внимание было ни к чему, а Шеогорат старательно пытался его получить.

Неожиданно Даэдра понял, что ни один из прохожих даже не обернулся на них. Все пони шли по своим делам, некоторые кивали Тенегриву, но никто словно не замечал разноцветного единорога, хохочущего что есть сил.

— Пойми же, друг мой, — отсмеявшись, произнёс Шеогорад. – Меня тут нет. Ну, в смысле я есть, но меня нет. Формально, тебя сейчас тоже тут нет. Понимаешь?

— Не совсем.

— Ну да ладно, неважно. Так или иначе, мы пришли.

— Куда пришли? – опешил Тенегрив.

Даэдра осмотрелся по сторонам. Это вновь была главная улица, где он распрощался с теми тремя жеребятами. Зачем он вновь пришёл сюда? Он же собирался совсем в другую сторону.

— Шеогорад, что мы тут…

Скакун оборвал фразу на половине, когда заметил исчезновение единорога. Безумец умел эффектно появляться и незаметно уходить.

«Хмм, но ведь не просто так он привёл меня сюда. Может быть, мне стоит начать свои поиски тут?»

Тенегрив решил использовать старый проверенный метод работы в неизвестном месте. Ему нужно было выследить того, кто позвал Тёмное Братство, но к сожалению, несмотря на своё происхождение, он не мог слышать Мать Ночи, из-за чего поиски заказчика становились схожи с поиском иголки в стоге сена. Всё было бы довольно печально, если бы не опыт, полученный им в Тамриэле. Все его прошлые хозяева начинали с одного – слухов. В таких городах, как Понивиль, это было идеально. Небольшое население способствовало хорошему распространению интересной информации.

Самым лучшим способом узнать интересные слухи было общение с нищими, готовыми выложить тебе едва ли не всю историю города за пару монет. Однако тут был один нюанс. За всё то время, что Даэдра гулял по городу, он не встретил ни одного бедняка. Совсем.

Но это было не так уж важно. Пока Даэдра гулял с Шеогоратом, он успел подслушать разговор двух пони, из которого узнал интересную информацию. Оказывается, сын Ситиса был не единственным гостем этого города. Помимо него, сюда приехал какой-то аристократ из столицы с несколькими телохранителями.

Такие вещи никогда не происходят случайно. С чего бы столичному снобу покидать своё уютненькое поместье и ехать в такую глушь? Ответ прост – дабы что-то скрыть. Иных вариантов нет, в этом Тенегрив убедился ещё в Тамриэле. Если высшая знать хочет отдохнуть, она или едет в свою виллу, или за пределы границы, чтобы ощутить весь вкус «экзотики» других стран. Но чтобы в какой-то провинциальный город? Нет, тут точно что-то не так.

Внезапно Тенегрив заметил одну кобылку, вид которой шокировал жеребца. Сама по себе пони ничем особым не выделялась: невысокий единорог со светло-зелёной шёрсткой и зеленоватой гривой, имеющей белые локоны. Однако её одежда… на пони был чёрный плащ с капюшоном изящного покрова, более похожий на мантию. Всё бы ничего, но на боку плаща отчётливо виднелся белый отпечаток человеческой руки.

— Тенегрив? – Даэдра услышал знакомый голос со стороны ратуши. – О, вы вернулись в Понивиль?

— Появились некоторые дела, требующего моего вмешательства.

Скакун тьмы узнал обладателя голоса. Обернувшись, он увидел мэра Понивиля. Это была светло-серая кобыла с изображением свитка на крупе и пепельной гривой.

Пока Даэдра стоял на площади, он вспоминал свой прошлый визит сюда, в существовании которого уже не сомневался. Жеребец оказался прав: с прибытием в город воспоминания текли в голову бурным потоком, при этом совсем не причиняя боли. К сожалению, хоть информация, полученная из них, и была точной, её было крайне мало. Он вспомнил все те места, которые посетил во время своего прошлого посещения города, а так же некоторых пони, с кем успел пообщаться, но вот что он тут делал, оставалось для него загадкой.

Так или иначе, это внушало надежду. Скорее всего, если он приблизится и увидит те места и тех пони, с которыми контактировал, возможно, его память восстановится полностью. Но почему она исчезла?

— Вот как? – ответила мэр. – И надолго вы к нам приехали?

— Не знаю. Мне ещё нужно многое наверстать, прежде чем я займусь их выполнением.

Мэру не было важно, что же именно Даэдра собирается делать, Тенегрив это знал. Всё, что сейчас происходило, было лишь небольшой формальностью, которую нужно уладить, не вызывая подозрений.

— Полагаю, вам нужно место жительства? – несмотря на свой пост, мэр была крайне любезна и дружелюбна по отношению к жеребцу. – Ваш дом не занят. За прошедшие полгода у нас было мало новых гостей, так что никто туда не заселился.

— Благодарю.

— Так же, если вас интересует подработок, думаю, вы вполне можете вернуться на ферму к нашей общей подруге ЭпплДжек. Она с радостью вас примет.

«А вот тут я как раз не уверен,» — ухмыльнувшись, подумал жеребец.

— Спасибо. Я подумаю об этом. Где мне взять ключ к дому?

— Он у меня дома. Я, кстати, как раз туда. Просто идите за мной.

Весь путь до дома мэра пара прошла молча. Тенегрив понял, что потерял счёт времени, пока шатался по городу, и не заметил наступление сумерек. На улицах стало пустынно, порой казалось, что Даэдра и пепельная пони одни во всём городе. Но свет из окон и радостный смех, слышимый почти из каждого дома, быстро разгоняли эту иллюзию.

Наконец пара достигла цели.

— Вот, держите, — мэр передала Даэдра ключ.

— Ещё раз спасибо, — Тенегрив уже собирался уходить, но неожиданно вспомнил одну вещь. – Скажите, а это правда, что в городе появился выходец из Кентерлота? Я хотел бы с ним познакомиться.

— Хм, я смотрю, вы в курсе последних новостей. Да, это так, нас действительно посетил один такой пони. Он поселился недалеко от вас, ближе к библиотеке. Вот только, — мэр помахала копытом, предлагая Даэдра наклониться поближе. – Я не советую вам идти к нему. Он очень странный. Говорят, он каждую ночь уходит куда-то за город вместе со своей свитой.

— Спасибо, — прошептал жеребец. – Я учту.

Попрощавшись с мэром, Тенегрив поскакал к своему дому.

Это было просто невероятное везение. Столько полезной информации всего за один день. Плюс, тот фактор угрозы в лице Твайлайт, Рарити, ЭпплДжек и остальных был временно устранён. Если так пойдёт и дальше, то задание отца Даэдра выполнит в течение пары дней. В конце концов, можно даже пренебречь поиском ответов на потерянные воспоминания, воля Ситиса важней. Отец Пустоты не терпит, когда с выполнением его воли происходят ненужные задержки.

— Посторонись, плебей! – донеслось до уха жеребца.

Повернув голову на шум, Тенегрив заметил следующую картину.

Высокий единорог, вскинув голову, шёл по мосту в сторону леса, небрежно оттолкнув серую пегаску с рисунком мыльных пузырей на крупе. От толчка пони по инерции сделала несколько шагов влево и ударилась одним крылом об каменную мостовую. За единорогом шли два стражника, закованных в лёгкую металлическую броню. У них не было ни крыльев, ни рога, это были обычные пони, но несмотря на это, вид у парочки был внушительный. Настолько, насколько это возможно.

В единороге сразу был виден аристократ: высокомерие, напыщенность, но при этом элегантность. Вдобавок ко всему, он был единственным пони в одежде, не считая ту, что была в одеянии Тёмного Братства. На жеребце было надето что-то, напоминающие камзол.

— Сэр Реджинальд, а разве сейчас не слишком рано? – спросил один из телохранителей.

— Я сам знаю, когда рано, а когда вовремя! Знай своё место.

«Всё сходится,» — подумал Даэдра. – «Это он!»

Пройдя мимо пегаски, потирающей поврежденное крыло, Тенегрив последовал за единорогом, стараясь сохранить дистанцию. Желания остановиться и помочь пони не было, так как сейчас важнее было не упустить цель.

Преследование затягивалось. Тёмный пони шёл за тройкой уже несколько часов, а те даже не думали остановиться. Пока они двигались, солнце уже окончательно зашло за горизонт, уступая место лунному светилу. Ночью всё выглядело иначе, приобретало особую романтику, или же внушало страх.

Единорог старательно путал свои следы, стараясь сбросить возможное преследование. Например, мимо этих деревьев Даэдра проходит уже третий раз. Аристократу наверняка бы удалось оторваться от неопытного преследователя, но Тенегрив был профессионалом. Опыт пришёл к Даэдре не при рождении, а во время его странствий по лесам Тамриэля, по времени хватившим бы на несколько жизней.

Единорог с телохранителями в очередной раз пропал из виду. Неплохой манёвр, учитывая лесную местность и ночное время, но это было сущий пустяк по сравнению с тем, как прятались жертвы Слышащих, узнавшие о приближении убийцы. Тем более что исчезнуть одновременно троим пони, идущим на близкой дистанции, крайне сложно. Вдобавок ко всему, сын Ситиса прекрасно видел в темноте. От кроваво-алых глаз Тенегрива не ускользнул последний телохранитель, быстро спрыгивающий с крутого берега реки.

Последовав за ними, Даэдра обнаружил небольшой туннель, уходящий куда-то вниз. Туннель был не очень широкий, но один пони мог в него пройти. Недолго думая, Тенегрив последовал за пони в броне.

Спустя пару минут жеребец вышел в просторную пещеру с множеством ответвлений. К счастью, свежие следы чётко указывали направление аристократа со своими подчиненными. Идя по ним, сын Ситиса вышел в небольшой коридор с дверью на конце. Около неё стояли дозором телохранители единорога, сверлящие взглядом пространство перед ними. Даэдра уверено пошёл на них. Сейчас прятаться было глупо: в туннеле не было ни оного ответвления и укрыться от взгляда земнопони, как Тенегрив окрестил не имеющих ни рога, ни крыльев, было невозможно. Сейчас нужно или убить их, или…

— Стой! – крикнул один из телохранителей. – Тебе сюда нельзя!

— Постой, Брик, — притормозил другой пони двинувшегося на встречу Даэдра напарника. – Посмотри на его кьютимарку. Такой же символ, что и на книге.

— Хм, — первый страж пригляделся к крупу сына Ситиса. – Да, ты прав. Думаешь, это тот, кого Реджинальд ждёт?

— Скорее всего.

Телохранители переглянулись и, дружно кивнув, отошли от двери в разные стороны, освобождая проход Тенегриву.

Всё это было очень странно. Всё было слишком… просто. Тенегрив просто не верил в такие совпадения. Отсутствие той шестёрки в городе. Быстрое получение информации о заказчике Тёмного Братства. Этот же самый заказчик появляется перед Даэдра в первый же день его пребывания в этом мире. Да и ещё не оказание никакого сопротивления стражниками. Что-то тут было не так. В чём-то подвох. Однако сейчас нельзя было спугнуть того единорога. Если его телохранители знали о символе Тёмного Братства на крупе жеребца, то скорее всего о нём им сообщил их наниматель. Да и ещё какая-то книга.

Всё сходится. Тот аристократ точно исполнил Тёмное Таинство. Иначе быть не могло.

Войдя в дверь, Тенегрив очутился… в ещё одном туннеле.

«Нет, это просто издевательство» — думал про себя скакун тьмы. — «Неужели всем моим хозяевам приходилось проходить вот по таким вот местам?»

К счастью, этот коридор быстро закончился. Пройдя по нему всего несколько метров, Даэдра вышел на небольшую пещеру, в которой был единорог.

Перед аристократом лежал скелет пони в окружении паслёна и свечей. Кинжал, окутанный золотистым сиянием, сам пронзал скелет, а единорог бормотал знакомые слова призыва.

— Кхе-кхем, — Тенегрив привлёк к себе внимание. – Ваша мольба была услышана, и я пришёл.

Аристократ быстро отскочил от тела и в ужасе уставился на Даэдра, но быстро пришёл в себя и вновь высокомерно вскинул голову.

— А вы не очень-то торопились. Я выполняю этот… ритуал, уже множество дней, а вы соизволили появиться только сейчас?

«Я точно убью его, когда всё закончится,» — решил для себя Тенегрив.

— К делу.

— Хм, а вы нетерпеливы, — улыбнулся пони. – Меня зовут Реджинальд Де Фау…

— Просто Реджинальд, — тёмный пони остановил нанимателя.

Аристократия была крайне не любима скакуном тьмы. Он познакомился с ней ещё в Тамриэле, когда Слышащие выполняли свои заказы. Порой они разговаривали с жертвой, перед тем как убить, и вот тут начиналось. Напыщенные речи, взгляд свысока, угрозы связями — всё это было крайне противно жеребцу, и он ничуть не жалел тех ничтожеств в дорогих костюмах. Конечно, встречались и исключения, но они крайне редки.

— Как вам будет угодно. Мы оба понимаем, зачем вы здесь. Хотя я до последнего был уверен, что ко мне придёт та самая зелёная единорог в тёмных одеждах. Лира, кажется?

— Не знаю такую. А теперь главное.

— Конечно. Я надеюсь, что вы профессионал, по крайне мере та книга очень хорошо отзывалась о вашей… организации. Всё, что вы услышите тут, не должно покидать этих стен, дело весьма деликатное. Но награда будет соответствующая.

— Меня не интересует презренный металл, — ответил Даэдра. – Мне нужна информация. Откуда вы узнали о Тёмном Таинстве и кто ещё разделяет с вами эту тайну?

— Ах да, понимаю, — кивнул головой Реджинальд. – Знания правят миром. Хорошо, я открою вам эту тайну, но только тогда, когда вы выполните заказ. Но я не отказываюсь от своих слов и про денежное вознаграждение.

— Моя цель, — решил пойти ва-банк сын Ситиса.

— Ваша цель, — единорог выждал драматическую паузу, после чего ответил Тенегриву.

И тут Даэдра понял, что его нить везения оборвалась.

— Убить принцессу Селестию.