Трудности адаптации

Луна вернулась из изгнания, благодаря судьбу за шанс новой жизни. Однако, она многое пропустила и пришло время навёрстывать упущенное, даже если что-то вдруг пойдёт не по плану

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Изменённые

Изменённые. Существа настолько ненавидящие свою изначальную суть, что их тела перестают отвергать чужеродную плоть и металл. Главный герой, Виктор, заперт в собственной квартире, без возможности сделать что-либо, кроме как ждать. Но мир вокруг него движется, а его убежище словно дрейфует в океане тьмы и неизвестности.

Рыцари знаков отличия

После того как Дискорд освободился от своего каменного плена, три подруги попадают в довольно мрачные времена. Смогут ли они вернуться домой и какие приключения их ждут на пути к нему?

Эплблум Скуталу Свити Белл ОС - пони Дискорд

Жизненное течение

Спокойная жизнь может быстро смениться на насыщеную и беспокойную. Что и происходит с героем из нашего мира, который внезапно попадает в Эквестрию.(да, это заезженный сюжет с попаданцем)

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Человеки

Дневник Принцессы Луны

Когда варвары вторглись в Эквестрию, Селестия отказалась от правления и ушла, сказав Луне, чтобы она возродила прежнюю жизнь.

Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд Кризалис

Проклятая любовь

Что случится если Спайк всё-таки признается в любви к Рэрити, отвергнет или примет ли она его любовь, и каковы будут последствия

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Спайк Дерпи Хувз

Налоговая декларация Эплджек

Эплджек неприятно удивили, она должна оплатить большую сумму точно в срок, или потеряет ферму, но у неё есть идея, как исправить эту проблему.

Эплджек Биг Макинтош

Счастье на троих

Поняши идут на ярмарку и кое кто из них влюбляется.

Пинки Пай

Живая книга Кантерлота

Далеко не все пегасы стремятся быть среди потоков ветра, свободы неба и освежающих прикосновений облаков. Находятся и те, что выбрали своим окружением пыль библиотеки, строки старых рукописей и историю, которая порой не имеет начала и точно не имеет своего завершения. Один из таких, Скорпи и его питомец Дрифтик, оказываются в центре событий, последствия которых сказались на ходе истории как камень брошенный в водную гладь.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун

Свет ее радуги

Кроссовер с мультфильмом "Король Лев": Юный Така, в будущем злобный тиран Скар, страдает от одиночества и равнодушия семьи. Однако каким-то чудесным образом он встречает в своей жизни маленькую разноцветную пегаску... Чем закончится их дружба?

Рэйнбоу Дэш

Автор рисунка: Stinkehund
Привет из прошлого Возвращение

Безумец

Безумец

Мир закружился, словно в водовороте. Очертания ночного леса расплылись перед глазами, создавая непроглядный туман, который постепенно менял цвета. Лёгкая прохлада пронеслась по всему телу жеребца, обволакивая его, словно покрывало. Тенегриву было знакомо это чувство. Оно означало, что Барбас переносит его точно не в обливион, и это настораживало.

— Ты же сказал, что Они меня ждут, — крикнул Тенегрив. – Так почему мы ещё на Тамриэле?!

— Успокойся, друг мой, твои опасения ложны, — донеслось из портала. – Ты уже бывал у него много раз, так что в том, что ты не узнаёшь ощущения перемещения, нет ничего страшного.

— Не вижу смысла!

— В этом-то и смысл!

— Я так и не понял, — надрывал глотку скакун тьмы. Свист в ушах усилился и не позволял услышать даже собственного голоса. – Куда ты меня ведёшь?!

— …ож… …ва! – Тенегрив уловил лишь обрывки слов Барбаса.

— Что?!

— … …Ва!! – слышимость только ухудшалась.

— Барбас!

— …

Неожиданно внутри Тенегрива произошёл какой-то хлопок, за которым последовала боль в груди.

«Что за?!» — пронеслось в голове жеребца.

Меж тем, хлопок повторился, и казалось, что лёгкие были сжаты в тиски.

— Барбааас!!! – Тенегрив был на пределе.

Неожиданно всё замерло. Появилось странное ощущение невесомости.

«Я… умер?» — невольно подумал сын пустоты.

Только мысль прозвучала в голове, как неведомая жеребцу сила вытянула его из портала.

— Я говорю: "Дрожащие Острова", — послышался голос Барбоса.

Тенегрив медленно поднял голову. Его взору открылся лесной пейзаж, сопровождаемый некоторыми… странностями. Из-за деревьев возвышались гигантские грибы, имеющие, мягко говоря, необычный цвет. Землю освещало голубое солнце, периодически меняющее окрас. В небе летали чайки, взмахивая неестественно маленькими крыльями.

По спине жеребца пробежал лёгкий ветерок, успокаивая нервы даэдра. Тенегрив уже хотел было встать на все четыре, как неожиданно ветер резко сменил направление. Воздух резкими порывами, доносящимися сверху, прижал скакуна к земле.

— Хорошо, это место стало ещё более странным, — угрюмо проговорил жеребец.

— Знаю, знаю, — Барбас закивал головой. – Всему виной какая-то странная книга, которую недавно нашёл Шеогорад. С тех пор его сила резко увеличилась, чего нельзя сказать о его умении держать себя в руках.

— Книга?

— Книга, Тенегрив, книга. Никто не знает, где он нашёл такой артефакт, а сам Шеогорат отказывается говорить напрочь.

— То есть, — Тенегрив поднялся на ноги и двинулся в сторону замка безумца. – Они хотят, чтобы я выяснил это?

— Нет, нет, даэдра позвали тебя не за этим. Над этой тайной сейчас бьётся Хермеус Мора, правда, пока тщетно. Для тебя у них есть особое задание. Сам Падомай велел тебя вызвать, — Барбас поспешил за жеребцом.

— Отец? – Тенегрив остановился как вкопанный.

С чего бы Ситису вызывать его сейчас?

— Советую поторопиться, — питомец Клаветуса даже не замедлил шаг. – Мы и так потеряли кучу времени, пока ты спал.

Спустя несколько минут даэдра остановились возле высокого замка, из которого доносился дикий хохот.

— Он никак не успокоится, — проворчал Барбос. – Ну что, пошли?

Стоило псу произнести эти слова, как массивные двери с грохотом отварились. Не задумываясь, Тенегрив вошёл внутрь.

В тронном зале восседал сам безумный бог, азартно спорящий о чём-то с Клавикусом Вайлом.

— А ты представь себе такое: ну просят они дождь, так дай ты им этот дождь! Только чтоб из облаков лилась не вода, а, скажем, горячий шоколад!

— Интересная задумка, Шеогорат. Правда, я предпочитаю по старинке: маленький дождик и ещё несколько лет сплошной засухи. Хе, мне нравится смотреть на их тщетные попытки заговорить со мной вновь!

— Клавикус, ну нельзя же постоянно использовать одну и туже шутку! Скоро она выйдет из моды, и тогда, — Шеогорат повернулся на шум цокающих копыт. – Ааа, вот он и сам! Извини, друг мой, но нам придётся отложить эту беседу и заняться более насущными проблемами.

— Барбас, почему так долго, шавка ты несчастная?! – поигрывая топором, произнёс принц обмана.

— Я спешил, как мог, хозяин, — пёс поклонился своему господину.

— Ладно, у нас сейчас есть дела поважнее, — даэдра повернулся к Тенегриву.

— Вы звали меня, и я пришёл, — жеребец встряхнул гривой. – Зачем я здесь?

Вдруг залы замка наполнились ледяным холодом. Рядом с троном безумца появился чёрный дым, взглянув в который, можно было увидеть саму пустоту.

Он был здесь.

— Отец, — Тенегрив поклонился материализовавшемуся Ситису. – Чем я могу служить тебе?

— Ты послужишь мне тем, для чего ты был создан, — голос Падомая звучал сухо и без эмоций. — Шеогорат, начинай.

— С радостью! – безумец встал с трона, и, играя Ваббаджеком, двинулся в сторону Тенегрива. – Недавно грань мироздания была нарушена, и незваные гостьи стали проситься к нам на наш маленький праздник!

— Я не понимаю, — произнёс младший даэдра после нескольких раздумий.

— Более того, они стали докучать одному из созданий нашего отца! – Шеогорат не обратил внимание на слова Тенегрива. – Той, кому я служил верой и правдой, когда был смертным, до сих пор не дают покоя!

Безумец ударил посохом об пол, и зал озарила яркая вспышка. Когда свет погас, в центе зала появилось то, что Тенегрив точно не ожидал увидеть. На полу, в окружении свечей и паслёна лежал… Шеогорат, над которым склонился… второй Шеогорат, азартно протыкающий своего собрата эбонитовым кинжалом и произносящий до боли знакомые слова.

— Милосердная матушка, пошли мне своё дитя, ибо грехи недостойных должны быть омыты в крови и страхе.

— Тёмное Таинство?! — жеребец был шокирован. – Но я не понимаю, почему вы обратились ко мне? Ведь это работа слышащего и тёмного братства! Мать ночи должна была услышать призыв, и…

— В том-то и дело, — перебил Тенегрива Клавикус. – Что призыв тёмного братства идёт не с Тамриэля!

Наступила тишина.

— Не с Тамриэля?

— Тенегрив, — вновь начал Ситис, — твоя задача — найти того, кто исполнил тёмное таинство, узнать, откуда он узнал про этот ритуал, выявить любую брешь, связывающую наши миры, и, разумеется, исполнить контракт.

— Я, — Тенегрив слегка запнулся.

Самостоятельное задание? Без участников Тёмного Братства?

– Я выполню этот приказ.

— Молодец. Теперь мне пора. Шеогорат займётся твоим переносом в тот мир. Ты уже был там, поэтому я не сомневаюсь в тебе, — Ситис исчез в тёмной дымке.

«Был там? Где там?» — не мог понять жеребец.

— Отлично, приступим к делу! – Безумный принц встал напротив скакуна и направил на него посох.

На конце Ваббаджека начал загораться бордовый огонёк, тут же сорвавшийся в полёт. Удар пришёлся по голове жеребца и тут же вызвал нестерпимую боль. Тенегрив забился в агонии. Неожиданно,очертания зала стали пропадать, заменяя себя снежными горами, на фоне которых возвышалась разрушенная крепость.

«Что? Опасная тень? Но ведь это же…» — додумать Тенегрив не успел. Перед ним вновь возникли Дрожащие острова.

На секунду всё замерло. Перед ним возникла голова Шеогората и ,улыбаясь, произнесла.

— Ничего не напоминает?

Спустя мгновение тело Тенегрива вылетело из бурлящего чёрного озера.

Перемещение ещё никогда не было столь болезненным. Жеребец потерял сознание.