S03E05
Глава 60. Защита и дефенестрация¹ Глава 62. Тайный подлог

Глава 61. Игры с огнём

Девизом острова, давно позабытого историками, было слово «терпение». Предсказания были истинными, и знаки недвусмысленно на это указывали. Жребий брошен. Теперь оставалось лишь ждать.

Увидь кто сейчас неподвижную фигуру последнего обитателя острова, то легко мог бы спутать его со статуей, а его красочный пернатый эскорт, сидящий у него на голове и плечах — с голубями. Однако при более близком рассмотрении наблюдатель обнаружил бы тело, что было ни живым, ни мёртвым, разум которого всё ещё был активен, подчинённый одной-единственной цели. И сидящие на нём птицы никоим образом не проявляли неуважение к своему насесту. Они радостно щебетали, демонстрируя своими криками полное одобрение его миссии. Их насест был практически неподвижен, только глаза его периодически двигались, в ожидании смотря куда-то туда, на многие мили за горизонт.

Его цель, его добыча была где-то в том направлении. По крайней мере, именно в той стороне она была в последний раз обнаружена. Показатели уровня силы, которой обладал враг, значительно ослабли, упав ниже порога его чувствительности, значит, злодей не мог уйти далеко. И если направление на цель было известно, то дистанция до неё, увы, нет. Поэтому сейчас у него был лишь один выход. Поэтому мститель ждал своего часа.

Многие поколения страдали под пятой этого воплощения зла. Поколения, что поклялись, что никто более не станет его жертвой. Лучшие умы подготовились к абсолютно любым неожиданностям. Лучшие заклинатели вложили всё, что могли, чтобы подготовить ловушку, из которой будет невозможно сбежать. Самые чистые сердца пожертвовали всем, чтобы создать неотвратимую немезиду. Всё это входило в глобальный план. Поэтому мститель ждал своего часа.

Вспышка магии была недвусмысленной и легко узнаваемой. Тиран схватил невинного, откармливая словно жертвенного ягнёнка, заставляя собирать и вырабатывать маны больше, чем требовалось. Этот сценарий был предусмотрен и входил в глобальный план. Поэтому мститель ждал своего часа.

Было выковано оружие, украшенное золотом и драгоценными камнями, дабы скрыть от врага его истинное предназначение. Оно обнаружит связь между тираном и его жертвой. Как только враг начнёт передавать жертве ману, устройство включится, защищая невинного, одновременно парализуя и истощая тирана. Это оружие стало ключевой деталью глобального плана. Поэтому мститель ждал своего часа.

Подобное зло невозможно уничтожить. Даже если уничтожить его вместилище, оно в конце концов найдёт себе другое. А значит, тюрьмой тирана станет его собственная душа. Его будут подпитывать маной в объёме, достаточном, чтобы удерживать привязанным к миру смертных, заставляя пребывать в вечном пограничном состоянии между жизнью и смертью, при этом не позволяя ему как-либо на этот мир влиять. Именно это и было целью глобального плана. Поэтому мститель ждал своего часа.

Конечно, потребуется время, чтобы события произошли по просчитанному давно сценарию. Он чувствовал, что оружие исполняло своё предназначение. Он знал, что события будут разворачиваться именно так, как и было предсказано. Всё пройдёт согласно глобальному плану. Поэтому мститель ждал своего часа.

Правосудие пусть и поздно, но всё же настигнет преступника. И мститель ждал своего часа.


▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

Когда профессор Макгонагалл вошла в кабинет трансфигурации, воздух едва не звенел от напряжения. Конечно, она не врывалась в помещение, проносясь в двери подобно летучей мыши, чем порой грешил профессор Снейп. Тем не менее, когда она вошла, в её поведении было нечто непривычное. Она была напряжена, как будто готова сорваться и немедленно начать действовать, а все её чувства, казалось, обострились, отчего она подмечала даже малейшие детали. И несмотря на то, что её появление было практически беззвучным, оно привлекло внимание всех в кабинете, и ученики были готовы поклясться, что в этот момент профессор напоминала охотящуюся львицу.

— Кто-нибудь знает, где сейчас находится мисс Блум? — спросила Макгонагалл, окинув помещение взглядом.

Равенкловцы вразнобой покачали головами.

— У них было немного свободного времени перед уроками, — сказала Падма. — Уверена, гриффиондорцы как всегда придут вместе всей толпой.

— Что ж, хорошо, когда начнётся урок, откройте третью главу в ваших учебниках, — сказала Минерва и, прикрыв глаза, вздохнула. — Мне нужно будет поговорить с вашими однокурсниками, когда они придут.

Мгновением позже ведьма могла поклясться, что увидела сквозь закрытые веки вспышку света. Внимание её привлёк голос, услышать который она несколько не ожидала.

— Вот и она, — произнёс Дискорд, и Минерва, открыв глаза, вдруг обнаружила, что находится в школьном лазарете, заполненном теми самыми её пропавшими первоклашками. — Можем её спросить.

— Минерва, — сказала мадам Помфри, не прекращая накладывать чары на Невилла, лежащего на одной из кушеток, тогда как на соседней с ним расположился Дин. — Рада, что ты здесь. У нас ЧП.

— Насколько сильно мои львята пострадали? — спросила Макгонагалл.

— Да в порядке я! — возмутился Дин. — Это всего-то было, словно батарейку лизнул, только по всему телу, и оно быстро прошло.

— Я тоже в порядке, — неуверенно вторил ему Невилл. — Просто дайте мне минутку, и я встану.

— Ни один из вас не встанет, пока я вам не разрешу, — скомандовала Помфри голосом, не терпящим возражений. — Минерва, эти дети утверждают, что на пути в свои комнаты на них напали.

— Напали? — профессор Макгонагалл даже не стала утруждать себя попытками скрыть удивление в голосе.

— Какой-то старший мальчишка выскочил у нас из-за спины и стал кидаться проклятьями, — проворчала Парвати. Она, как и остальные гриффиндорцы, терпеливо дожидалась на другой половине помещения. — Причём напал без причины и без предупреждения.

— Вы знаете, что за проклятье он использовал? — спросила профессор.

— «Horendum digitos», — незамедлительно ответила Гермиона.

Мадам Помфри и Минерва переглянулись с Дискордом.

— Вы уверены? — переспросила декан Гриффиндора.

— Да, — кивнула Гермиона. — Он его сказал два с половиной раза.

— И потом его выкинула в окно мисс Блум? — уточнила Минерва.

— Та у меня даж’ и шанса не было и копытом тронуть, — Эппл Блум разочарованно вздохнула и пробормотала себе под нос: — Такой шикарный йоко тоби гери1 пропал.

— Хочешь сказать, он сам по себе улетел в озеро? — профессор Макгонагалл не собиралась мириться со столь откровенной ложью. И хоть взрослые пони настаивали, что Эппл Блум просто не может говорить неправду, по своему опыту она знала, что родители порой просто не видят в своих детях недостатков.

— Нет, мэм, — покачала головой красноволосая девчушка, затем обернулась к Лаванде: — Шо мне, кстать, напомнило. Я те г’рила не швырять ж’ребчиков, так?

— Я не собираюсь извиняться, — скривившись, выпалила Лаванда. — Он напал на Невилла и Дина.

— Знаю, — ответила Эппл Блум, — однак’ швырянье ж’ребчиками у тя уже стало дурной привычкой. Так шо после уроков ты пойдёшь со мной на поле перед замком и проскачешь двадцать кругов, шоб от неё отучиться.

— Двадцать? — ахнула Лаванда.

— Я г’рила «двадцать»? — потёрла подбородок превращённая земнопонька. — Вообще-т’ я хотела сказать пятьдесят.

Вместо ответа Лаванда обиженно надулась, мудро решив промолчать.

— Не думаешь, что это немного перебор? — спросил Дискорд без своей привычной ухмылки.

— Нннеа, — пожала плечами Эппл Блум. — Сила нишо без контролю. И ежли б это не было за дело, то она б двести кругов наматывала, не меньш’. Я отучу её от этой дурной привычки.

— То есть это мисс Браун кинула нападавшего в озеро, а не мисс Блум? — весьма скептически переспросила профессор Макгонагалл.

— Я б зашвырнула куда дальше, — заверила её красноволосая девчушка.

Филомина кивнула и что-то утвердительно прощебетала.

— Вам не кажется лицемерным утверждать подобное? — спросила мадам Помфри, закончив с обследованием Невилла.

— Я не г’рила, шо буду их швырять. Я г’рила, шо засуну ему его палочку туда, где не светит солнце, — с вызовом произнесла Эппл Блум, сложив руки на груди в замок.

— Не вижу разницы, мисс Блум, — отметила профессор Макгонагалл. — Вы собирались физически навредить нападавшему.

— Есть куча способов вырубить ж’ребчиков и окромя швырянья. Не хочу, шоб ж’ребёнки привыкли всё решать швыряньем.

— Ты уверена, что тебе этого достаточно? — приподнял бровь Дискорд.

— Я не собираюсь калечить каждого хорька, шо решил угрожать моему табуну, — отозвалась превращённая земнопонька.

Тем временем мадам Помфри перешла к Дину, начав водить палочкой уже над ним.

— Вы уверены, что их обоих поразили одними и теми же чарами? — спросила она несколько секунд диагностики спустя. — Реакции организма мистера Лонгботтома соответствуют последствиям применения вышеуказанного проклятья вплоть до электрических ожогов на теле. Однако у мистера Томаса всё совершенно иначе.

— Я не успела вовремя обернуться, чтобы точно увидеть, что он наколдовал, однако слова были одни и те же, — заверила Гермиона школьную целительницу.

— Судя по всему, он немного ошибся в чарах во второй раз, поскольку мистер Томас практически невредим, — сказала мадам Помфри. — У мистера Лонгботтома диагностированы лёгкие электрические ожоги, но в целом он тоже в порядке.

— Что возвращает нас к моему вопросу, — вклинился Дискорд. — Что будем делать с нападающим?

— Меру наказания для него решит директор, — сказала Минерва. — Сейчас он вместе с деканами остальных факультетов вылавливает нападавшего из озера. И мы, конечно же, должны сначала услышать об этом событии с его точки зрения. Тем не менее, подобное поведение неприемлемо, и он в любом случае будет наказан.

— Вы будете вызывать полицейских? — спросил Дискорд.

— Об этом тоже решать директору, — ответила декан Гриффиндора. — Так как никакого реального вреда не было нанесено, он, скорее всего, решит справиться с этой проблемой внутренними силами.

— Будут ли об этом извещены родители этих детей? — с нажимом произнёс Дискорд.

— Это тоже решит директор, — лаконично ответила Макгонагалл.

— Мой дорогой профессор, в любом цивилизованном обществе пережитое этими детьми назовут не иначе как «издевательства и жестокое обращение с детьми», и это ещё мягко сказано. Поэтому родители узнают об этом немедленно, — Дискорд щёлкнул пальцами — и в комнате внезапно стало куда больше народа.

— Дискорд! — рявкнула та, кто пришла в себя первой, приглаживая рукой свои мятно-зелёные волосы. — Ты что, для одного дня недостаточно проблем создал?

— Дорогая моя Лира, — цыкнул он. — Я за сегодня ещё ни одной не создавал. Вообще-то, я проводил бесценные минуты наедине с Алисой и Флаттершай, когда вдруг почувствовал, что бедный Невилл пережил столько боли, что хватит, чтобы слона свалить.

— Ты это клиентам Дырявого котла объясняй! — огрызнулась Лира. — Видел бы ты, как они разбегались!

— Что случилось с моим Невиллом?! — взъярилась Августа Лонгботтом, проламываясь к кушетке, на которой лежал её внук.

— Луна? Ты где попкорн достала? — спросила сбитая с толку Джинни.

— Его только что принёс домовой эльф, — пожала плечами блондинка, держа ведёрко, полное сладких, блестящих покрывающим их маслом вкусняшек. — Думаю, он здесь будет уместным. Хочешь?

— Так, всё, — провозгласила Скуталу. — Даже не думайте когда-нибудь оставлять её наедине с Пинки Пай!

А-А-А-А-А!!! *Хрясь! Дзынь!*

— Мой лекарственный шкаф!

— Лаванда! — стала отчитывать её Эппл Блум. — «Не швырять ж’ребчиков» значит не швырять взрослых ж’ребцов тож’!

— Но он попытался наброситься на Рона! — возразила Лаванда.

— Это что, был Криспин Ли? — спросил Артур Уизли, осматривая грязного мужчину в лохмотьях, только что выпавшего из дыры размером с человека, проделанной в шкафу его телом. — Он же должен быть в Азкабане!

— Я подумал, что родители подсудимого также должны присутствовать, — заявил Дискорд.

— Вы выдернули их из тюрьмы ради родительского собрания?! — Профессор Макгонагалл совершила нечто невообразимое: повысила голос при учениках!

— Тогда понятно, почему та женщина, что только что вышла за дверь, так шаталась, — заметил Гарри.

— Мерлин и Моргана! — выругался Артур, поспешив к выходу.

— Гоблины будут недовольны из-за того, что я опять пропала без предупреждения, — отметила Эльза Бейтс.

— Привет, мам! — тут же с энтузиазмом замахала Эбигейл.

— Беру свои слова назад, — сказала Скуталу. — Это Эбигейл нельзя оставлять наедине с Пинки.

— Предлагаю никого из них не оставлять с ней наедине, — предложила Парвати.

— Стойте! — сказала Свити Белль, указывая на ошарашенного голубого пегаса с радужным ирокезом на голове, стоящего между Эпплджек и Рерити. — А это кто?

Мгновенно проведя расчёты в голове, Скуталу неуверенно приблизилась к жеребцу:

— Папа?

— Что? — очнулся от ступора жеребец. — Рейнбоу Дэш?

— А? — Скуталу замерла прямо посреди шага.

Жеребец с недоумением осмотрелся, после чего перевёл взгляд на сиреневоволосую девчушку.

— Не знаю, что здесь происходит, но Рейнбоу Дэш моя единственная дочь, и она пони. Ты, видимо, меня спутала с пони-будь ещё, и я даже не знаю, что ты вообще такое, — последнее он сказал, ткнув копытом в сторону Скуталу.

Ошеломлённая девочка перевела пылающий взгляд на Дискорда.

— Прошу прощения, — извинился он. — Рейнбоу всё ещё оформляет документы для твоего удочерения. Похоже, у меня просто немного сбился прицел. Уверяю, я это не специально.

— Я… — по щекам Скуталу градом покатились слёзы, — я понимаю.

Мгновением позже, резко обернувшись, она буквально вылетела прочь из комнаты. Гарри, Рон и Свити поспешили за ней.

— Присмотри за ж’ребчиками, — сказала Эппл Блум, обернувшись к Лаванде, а затем поспешила за остальными Меткоискателями.

— Ну, молодца, Дискорд, — раздражённо рыкнув, Эпплджек поспешила за первоклашками, на бегу меняя форму.

Никто не обратил внимания на одинокий носовой платок, спланировавший на пол позади исчезнувшей в дверном проёме девушки в ковбойской шляпе.

— Похоже, действие трансфигурации на наряде мисс Эпплджек закончилось, — зачем-то озвучила очевидный для всех факт Минерва.

— Угу-у-у, — согласились находящиеся в комнате представители мужского пола.

— И похоже, она была права насчёт силы людского вымени, о которой она рассказывала, — добавила Рерити, воспользовавшись моментом, чтобы превратиться в человека.

— Йяуч! — вскрикнул отец Лаванды. — За что?!

— Твои глаза должны смотреть сюда, — прошипела его жена, постукивая палочкой по ладони свободной руки.

— В любом случае, — поспешно вклинился Дискорд, — я всё ещё считаю, что Дэш должна здесь присутствовать.

Он щёлкнул пальцами — и через комнату пронеслась яркая радужная полоса, с грохотом впечатавшись в пошатывающегося мужчину, до этого лежавшего возле пробитого его телом шкафа и только-только сумевшего подняться на ноги.

*Бам!* — это не выдержавшая издевательств дверь шкафа, отвалившись, с грохотом упала на пол.

— О, а я о нём и забыла, — призналась мама Симуса.

— А? Чё? Какого сена? — возмутилась Рейнбоу Дэш, пытаясь разобраться, где чьи конечности и как их расплести.

— Рейнбоу! — воскликнул голубой жеребец с ирокезом. — Как поживает моя девочка?

— Пап? — радужногривая пегаска удивлённо на него уставилась. — Ты что здесь делаешь? Стоп, а что здесь я делаю? — Затем, опустив взгляд, чтобы понять, на что это такое мягкое она приземлилось, она воскликнула: — Ой! Врача, срочно!

— Иду-иду! — отозвалась мадам Помфри, поспешив к лежащему мужчине.

— Мы что, просто проигнорируем ту голую женщину, которая только что выбежала отсюда? — спросил отец Парвати.

— Она не была голой, — поправил Дискорд. — На ней была шляпа.

— Ну да, — ответил отец Парвати, — это всё меня-а-а-а-а-а-а…

— Хмм, — задумчиво сказала Рерити. — Я даже не направляла в них магию, но, похоже, здесь важен размер.

— Пожалуйста, можете опустить свою блузку обратно?! — с нажимом попросила мать Парвати.

— Я просто хотела проверить, — недовольно ответила фиолетововолосая женщина.

— Да что за ужас здесь творится?! — возмутилась Рейнбоу Дэш, отпрянув от людского жеребца, которому сейчас оказывалась медицинская помощь.

— Я и сам понятия не имею, — сказал мистер Лавгуд, беря ещё горсть попкорна из ведёрка, которую держала его дочь. — Но, думаю, мистер Дискорд нам всем поведает.

— Вообще-то, — произнёс вышеупомянутый, — я для начала надеялся узнать, почему Лира считает, что я виноват в том, что от Твайлайт все посетители паба разбегаются.

— Два слова, — сказала зеленоволосая. — Сжигание книг.

— Оу, — поморщился Дискорд. — Это всё проясняет.

— А я не поняла, — заговорила мама Дина. — Почему это всё проясняет и почему из-за неё разбегаются люди из паба?

— Я никогда раньше не видела, чтобы у кого-то так полыхали волосы, — пожала плечами Эмма Грейнджер.

— А ещё она раскалилась добела от магической ярости, — кивнула Лира, соглашаясь с ней. — Вселюди тут же решили, что хотят оказаться где угодно, только не там.

— У неё загорелись волосы?! — ахнула мама Дина. — Какой ужас! Ей срочно нужна помощь!

— Во-первых, я не имела в виду, что у неё загорелись волосы, — пояснила Эмма. — Её волосы буквально превратились в огонь и начали бесконтрольно метаться во все стороны. А во-вторых, нет, нам стоит дать ей остыть, прежде чем даже пытаться к ней приблизиться. И это не шутка. Я впервые в жизни видела, чтобы одежда от жара испарилась в самом прямом, буквальном смысле.


▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

Рыбалка выдалась весьма успешной. Дамблдор возглавлял шествие обратно с невозмутимостью на лице. Трое деканов факультетов сформировали позади него конвой вокруг их добычи — высушенного и избавленного от ила и водорослей Барнаби Ли. Семиклассник, пошатываясь, следовал за директором в школьный лазарет. Юноша утверждал, что первоклашки сами без причины внезапно на него напали, а «та психованная» Лаванда Браун вышвырнула его в окно.

Один лишь факт подобного нападения, мягко говоря, был весьма досадным и раздражающим. Конечно, Дамблдор не стал отрицать возможность, пусть и крайне малую, того, что первоклассники и правда подкараулили семиклассника. Однако более вероятный сценарий произошедшего станет для его планов катастрофой. Мисс Браун — младшая дочь из весьма процветающего рода, тогда как мистер Ли — последний из своего рода. И нужно быть крайне деликатным в этом вопросе, чтобы не допустить того, чтобы род Ли оборвался на нём. Если повезёт, он сможет разрядить ситуацию, не прибегая к радикальным мерам, однако ему придётся действовать быстро, чтобы это событие не стало известно общественности.

Их группа вдруг остановилась, когда из-за угла коридора показалась пышущая здоровьем и молодостью блондинка в шляпе.

— Профессор Снейп, рада, шо на тя наткнулась, — сказала она, сдвигая шляпу на затылок. — Ты Скуталу не видал? Жеребёнка ток’ шо пережила сильнейший шок за свою жизнь.

— Гха! — ответил профессор Снейп, отпуская руку Барнаби Ли, которую сжимал до этого, даря ему молчаливую поддержку.

— У нас нема на эт’ время. Мои глаза вообще-т’ выше. Ежли хошь, можешь поглазеть на остальное позже.

— Гха! — мудро повторил Снейп.

— Да пошли ужо! — блондинка в шляпе цапнула декана Слизерина за руку и потащила по коридору прочь.

— Вот же удачливый ублюдок! — присвистнул Барнаби, когда Снейп скрылся за поворотом.

— Следите за языком, мистер Ли! — предупредила его профессор Спраут.

— Пусть порадуется, — сказал профессор Флитвик. — Пусть хоть немного за него порадуется.

— И правда, — молвил Дамблдор, поворачиваясь, чтобы продолжить путь. — Похоже, что наш мастер зелий будет какое-то время занят. Придётся нам продолжать без него.

Однако не успел он и двух шагов ступить, как перед ним возникла серебристая кошка, состоящая из магии:

— Альбус, если планируешь прийти в лазарет, то лучше не надо. Я бы хотела обойтись минимумом травм и повреждений имущества. Просто отправь туда мистера Ли и Северуса. Тебе же лучше потратить время на поиски Имоджен Ли, которая сейчас прячется где-то в школе.

— Мама? — удивлённо спросил Барнаби, когда кошка растаяла в воздухе.

Декан Хаффлпаффа посмотрела на декана Равенкло.

— У меня тут бутылка огневиски тридцатилетней выдержки завалялась, — сказала она. — Может, зайдёшь после уроков?

— Тогда я возьму с собой Паолу и бутылку из своего запаса.

— Вы считаете разумным заниматься подобным в школе на ночь глядя? — спросил директор.

— Ой, думаете, после всего, что произошло, нам повредят пара рюмок огневиски? — в свою очередь спросила профессор Спраут.


▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

— Жжёт! Жжёт! Жжёт!

— Горит! Крыша! Крыша горит!

— Нас вода уж не спасё-о-от… Пусть пылает оно всё-о-о…

— Эй! Не слушайте её! Это мой дом! Тушите! Тушите!

— Пхже, всё, — сказала Берри Панч, неуверенно пошатываясь на своих четырёх. — Дерпи в зюзю.

— Эт’ тошно, — Кэррот Топ также ощутимо штормило. — Хто б по-ИК! Хто б поду-ИК! Хто б подумл, шо мешать охне-ИК!-дыщщее виски, пехаса и-ИК!-и сомолен… солемен… соло-мен-ную кры-ИК-шу может быть пожа-ИК!.. пожа-ИК!.. Может случиться пожар?

— Не дхание, — заметила Роузлак. — Обртная тяга.

— Невжно, — махнула головой Берри. — Мнуэт, наливай. Тут пони жажда змучила свсем, — сливового цвета кобыла обернулась, чтобы посмотреть, как исполняется её команда. — Ладн’, нважно, можшь и дальше спать. Кэррот, нальёшь нам двоим?

*Бух!*

— Или я сама налью, — Берри процокала… хотя нет, скорее её повело в сторону стола с импровизированным баром, где она решила продлить удовольствие.


▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

В скором времени порядок в лазарете был восстановлен. Старший мистер Ли, пригипсованный к койке, морщился, пытаясь не заорать после сразу нескольких доз костероста. Тем временем Рейнбоу Дэш сначала объяснила своему отцу, Боу Хотхуфу, кто такие люди, после чего познакомила его с родителями остальных учеников. Однако кое-что всё равно казалось неправильным.

— Прежде чем мы продолжим, — Рейнбоу подняла копыто, вися в воздухе и лениво помахивая крыльями, — я бы могла получить одно из этих превращательных колец? А, и одно для папы.

— Ну, конечно же! — улыбнулся Дискорд, доставая из ниоткуда знакомую шкатулку.

— Спасибо, Дискорд, — поблагодарила радужногривая пегаска.

— Да не стоит, — ответил Дух Хаоса. — Благодаря им моя магия оказывается кому-то полезной.

— Не хотелось бы навязываться, — сказал Дэн Грейнджер, — однако меня там пациент ждёт. Я только готовился сверлить, когда вы меня выдернули. Если это не слишком проблематично, можете вернуть меня обратно?

— Ой, да сена с два! — воскликнула Рейнбоу Дэш, принявшись яростно стаскивать с себя розовый до рези в глазах наряд, обтягивающий её стройную атлетическую фигурку.

— С другой стороны, — пробормотал Дэн, — он может и подождать ещё пару-тройку минут.

— Дэн! — с угрозой в голосе проворчала Эмма.

В это же время Рерити критически осматривала новый облик её подруги.

— Дорогуша, боюсь, с такими ты многого не навоюешь.

— Вообще-то, светить ими перед всеми — не очень-то прилично, — проворчала мать Лаванды, покачав головой.

— Как будто кто-то против… — буркнул себе под нос её муж, за что тут же схлопотал от неё подзатыльник.

— С меня довольно, — сказала профессор Макгонагалл, доставая палочку.

Одним коротким заклинанием позже розовый ужас сменился натуральной смирительной рубашкой с длинными рукавами, завязанными на спине, и ремнями там же, держащими всю эту одежду вместе.

— Миссис Дэш, — строго произнесла Минерва, — это был не лучший способ продемонстрировать себя волшебному миру.

— Но оно такое… такое… такое…

— Полагаю, моя подруга хотела сказать, что этот наряд слишком жеребцовый, — заметила Рерити. — И пони-будь может принять её за жеребца.

— Что ж, ладно, — Макгонагалл снова взмахнула палочкой.

— Рерити! — взвыла радужногривая атлетка. — От твоей помощи только хуже!

Увы, её возмущённый вопль пропал втуне: надетый на ней ужас любого дизайнера медленно перетёк в поистине сказочный наряд. Возникшие на ногах балетки едва виднелись из-под пышного кринолинного подъюбника, который, в свою очередь, едва-едва выглядывал из-под нескольких слоёв шёлка и кружев. Нижняя часть рукавов превратилась в белоснежные перчатки до локтя, тогда как верхняя обернулась короткими, но пышными рукавами, и также с кружевами. Ошейник сменился воротником Медичи2, тогда как остальная часть верха стала лёгкой блузкой с, конечно же, кружевами.

— Эй! — ещё громче возмутилась жертва «Модного приговора». — Это ещё хуже!

— Ох, ты выглядишь просто очаровательно, дорогуша, — хихикнула Рерити.

Внезапная вспышка света — и все, обернувшись к её источнику, обнаружили Дискорда с огромной старинной раздвижной камерой и поддоном-вспышкой для магниевого порошка в руках.

— НЕ-Е-Е-ЕТ! — прокомментировала его действия Рейнбоу, патетично схватившись за голову.

— Дискорд, дорогуша, мне понадобится десять копий, — тут же произнесла фиолетововолосая девушка.

Пока все отвлеклись, Боу решил превратиться, чтобы не оставаться единственным пони в комнате, и сейчас изучал своё отражение в зеркале.

— Скажите мне правду, — наконец сказал он. — Мне кажется, или этот наряд меня полнит?

Все остальные обернулись на голос — и единственным, что было слышно в следующие пару минут, был звук падающих на пол челюстей.


▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

К своему неудовольствию, Скуталу вдруг обнаружила, что в людском облике она и близко не была столь же быстрой, как в родном, пегасьем. Вдобавок размывавшие окружение слёзы ничуть не помогали ей сбежать.

— Скуталу, подожди! — вдруг произнесла большая красная клякса, заполонившая её поле зрения.

— Уйдите, — всхлипнула превращённая пегасёнка. — Я хочу найти неприметный угол в пустом классе.

— Ни за что, — раздался у неё из-за спины голос Гарри, который впервые в жизни отважился кого-то обнять первым. — Ты не оставила меня, когда то же самое случилось со мной, и потому даже не думай, что я оставлю тебя, чтобы ты страдала в одиночестве!

Рон и Свити Белль присоединились к объятьям, и Скуталу, не выдержав, разрыдалась.

— Мы Меткоискатели, и мы всегда были и бу’м вместе, — сказала Эппл Блум, зорко осматривая окрестности в поисках даже намёка на проблемы.


▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

— У нас проблемы, — сказала шестиклассница, заходя в зельеварню. — Кое-что пошло не по плану.

— Не можешь найти нашего пропавшего профессора? — спросил один из ожидавших парней.

— О, нет, я его нашла, — ответила девушка. — Он хочет, чтобы мы процеживали раствор эйфорийного эликсира, пока он не вернётся.

— И в чём же здесь проблемы? — спросил другой шестиклассник.

— Причиной, из-за которой он задерживается, оказалась тащащая его куда-то блондинка с огромными сисяндрами.

— Всё равно не пойму, в чём проблема, — сказал первый парень.

— Она опять разгуливала голышом, — фыркнула шестиклассница. — Причём по коридорам и посреди учебного дня.

— Ты уверена, что это та же самая? — уточнил ещё один из шестиклассников.

— Я её по веснушкам узнала, — раздражённо рыкнула девушка.

— Так это же замечательно! — воскликнул второй парень. — Она точно поднимет ему настроение… и не только.

Мгновением позже девушка с чёрными как смоль волосами швырнула в него жалящими чарами.

— Неудивительно, что у тебя нет девушки! — окрысилась она. — Он же Зекоре изменяет, болваны!

— Ну, зато это делает его счастливым. Последние дни его хотя бы терпеть можно…

— Вы хоть понимаете, насколько это всё неправильно? — включилась в разговор третья девушка.

— А вы понимаете, насколько диковинной кажется фраза «делать Снейпа счастливым»? — в свою очередь спросил первый шестиклассник.

— Мы должны послать Зекоре сову, чтобы она пришла и сразилась за своего избранника, — не унималась первая девушка.

В зельеварне повисла тишина.

— И что, вы даже не собираетесь отпустить очередную дурацкую шуточку про то, что Снейп должен приударить за ними обеими? — требовательно сказала черноволосая ведьмочка.

— Неа, мы всё ещё пытаемся осознать весь масштаб идеи того, что за Снейпа хотя бы одна ведьма будет драться, не говоря уже о двух.

— Ауч, теперь от твоих слов у меня голова разболелась, — пожаловался второй парень.


▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

— Так, раз уж мы все здесь собрались, то, полагаю, можем наконец-то перейти к делу, — сказала профессор Макгонагалл всем собравшимся в лазарете. — Сегодня нам придётся обсудить ряд довольно серьёзных обвинений.

— Одну минуточку, пожалуйста, — прервала её Рерити. — Возможно, это не имеет отношения к делу, однако здесь отсутствуют родители трёх поступивших последними жеребёнок.

— Они не были вовлечены в этот инцидент, — пояснила мадам Помфри. — Потому, думаю, не стоит их лишний раз беспокоить.

— Напротив, они имеют право знать о том, что твориться в вашей школе, — возразила Рерити.

Дискорд только вздохнул и щёлкнул пальцами.

— Что? Что за?.. — начал Филси Рич, удивлённо оглядываясь.

Его жена, как и родители Сильвер Спун, выглядели не менее озадаченными.

— Принцесса Кейденс? — ахнула Лира при виде крупной розовой пони, которая слегка пошатывалась после внезапной смены своего местоположения.

— Где я? — спросила принцесса Кейденс. — А это разве не те «люди», о которых в последнее время всепони говорят?

— Добро пожаловать в Хогвартс, ваше высочество, — вежливо обратилась к ней Макгонагалл. — Да, всё верно, мы люди.

— Минуточку! — едва не пропела Рерити. — Вы — мама Клаудед Хоуп?

В следующие несколько секунд, пока Кейденс обдумывала ответ, её мордочка сменила добрый десяток выражений.

— Наверно? — наконец ответила она как-то неуверенно.

— А не слишком ли молоды вы были, когда решили с вашим особым пони её завести? — отметила Лира.

— Эм, Шайни очень… способный жеребец, — ответила розовая принцесса, неуверенно переминаясь на месте, не совсем понимая, в какой ситуации оказалась и как на неё реагировать.

— Ма-а-амочки, скандалы-интриги-расследования! — оживилась фиолетововолосая.

— Подождите, вы имеете в виду Шайнинг Армора? — спросила зеленоволосая, создавая в воздухе изображение рослого белого жеребца в форме королевского стража.

— О да, это он, мой жеребец, — буквально промурлыкала Кейденс.

— А он разве не старший брат Твайлайт? — продолжала допытываться Лира.

— Наверно?

— Тогда примите мои соболезнования, — сказала Лира. — А Твайлайт сообщили эту новость?

— Новость? — переспросила Кейденс.

— Вы довольно стойко переносите его утрату, — посочувствовала зеленоволосая.

— Шайни живой! — вскинулась принцесса.

— Но Дискорд же перенёс всех родителей… — глаза Лиры вдруг изумлённо округлились. — А-а…

Остальные родители поспешили скрыть усмешки рукой или вежливым покашливанием.

— Да-да, бурная молодость, ошибки юности и всё такое, — раздражённо проворчала розовая принцесса. При этом каким-то немыслимым образом сквозь шёрстку на щеках проступил отчётливый румянец.

— О-хо-хо, сегодня и правда день открытий чудных, — прокомментировал происходящее Дискорд.

— У Твайлайт есть брат? — удивилась Рейнбоу Дэш.

— Кстати, хорошо, что напомнили, — взяла слово Эмма. — Пожалуй, нам стоит вернуться в Дырявый котёл и посмотреть, не успокоилась ли она.

— Она не маленькая и сможет сама о себе позаботиться, — покачала головой Лира. — И потом, если нипони не будет её направлять, она просто притянется к ближайшему книжному магазину.

— А почему Твайлайт надо было успокаиваться? — полюбопытствовала Дэш.

— Дискорд спалил целую полку редких книг, которые были семейными реликвиями, — пояснила зеленоволосая.

Ошарашенная радужноволосая девушка перевела взгляд округлившихся глаз на Духа Хаоса:

— А ты хоть решил уже, что напишут на твоей могиле?


▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

Мадам Малкин просто не могла поверить, что ей столь широко улыбнулась Фортуна. Это правда, что сезон подготовки к школе всегда был словно даром свыше для её бизнеса, однако в этом году ей повезло продать несколько наборов полных гардеробов уже после обычной предшкольной суматохи, в том числе семь из них только за сегодняшний день. В итоге на неё свалилось столько работы, что она уже даже собиралась пораньше закрыть магазин, когда висящий над дверью колокольчик сообщил о прибытии ещё одного посетителя.

Услышав, как её помощница ахнула, мадам Малкин, оторвавшись от изучаемого ею заказа, подняла взгляд на посетителя.

— Добрый день.

— Эммм, добрый, — поздоровалась с ней посетительница. — Мне нужна одежда.

— Я заметила, — сказала мадам Малкин, заодно отмечая цвет гривы волос клиентки, точнее, все три цвета. — А что случилось с вашей розовой униформой?

— Рерити сожгла её сразу, как ей представилась такая возможность, — призналась покупательница.

— Понятно. Надеюсь, вы не обидитесь на мои слова, однако я всегда считала фразу «словно мешок на себя надел» всего лишь преувеличением.

— Ну, честно говоря, когда я сюда прибыла, на мне был надет довольно неплохой наряд.

— И?

— Ну, он тоже сгорел, — густо покраснела синеволосая девушка. — К счастью, банковский ключ и моя палочка не горят.

— Понятно, — кивнула швея. — Возможно, вас заинтересуют огнеупорные чары? Я могу наложить их на приобретаемую вами одежду.

— Да, буду очень признательна.


▬▬▬▬▬ ● ● ● ☼ ● ☼ ● ☼ ● ● ● ▬▬▬▬▬

Её не догонят. Никто и ничто ни в этом, ни в каком-либо ещё мире не сможет это сделать.

Сегодня она как никогда ранее была рада, что знала тот тайный проход, который вёл почти от самых дверей лазарета до одного из коридоров возле расположенных в подземельях покоев слизеринцев.

Годы недоедания и отсутствия физической активности сильно сказались на её теле. Приток магии, поддерживаемый страхом и надеждой, хотя бы частично компенсировал то, что у неё украли когда-то. Однако то, чего не могли дать они, дало отчаяние. Именно оно дало женщине силы пересечь охранный периметр и войти в Запретный лес.

Не тратя ни мгновения, чтобы даже перевести дыхание, женщина крикнула:

— Йиппи! Ко мне! Скорее!

Раздавшийся рядом с ней хлопок свидетельствовал о прибытии той, кто помогал ей, когда она была ещё ребёнком, и кто, по сути, вырастил её, проводя с ней времени намного больше, чем её собственные родители.

— Гаспажа, ваша свободная!

— Быстро, Йиппи, принеси мне палочку дяди Тарквина из хранилища. Мне нужно срочно попасть в убежище.

— Йиппи отнесёт ваша прямо туда!

Ещё один негромкий хлопок — и на опушке Запретного леса вновь воцарилась тишина.

Как известно, чистокровные относятся к домовым эльфам как к бессловесным рабам, а то и вовсе как к грязи. Однако это верно не для всех.

Узнай одноклассники и сверстники женщины о том, что самым надёжным и самым лучшим другом она считала домовушку Йиппи, они бы точно не промолчали, критикуя за то, что среди них считалось едва ли не позором.

Когда другие наказывали Йиппи за малейшие провинности, Имоджен защищала её, не давая причинить вред.

Когда другие ругали и кляли прислугу, у Имоджен всегда находились для Йиппи добрые слова.

Когда другие просто игнорировали её присутствие, Имоджен радовалась компании Йиппи.

Когда другие кричали на Йиппи, Имоджен радовалась и смеялась вместе с ней.

Когда другие не давали Йиппи еды и всё остальное, что ей было необходимо, Имоджен щедро делилась с ней едой со своей тарелки.

Не все чистокровные относятся к домовикам как к грязи. Имоджен безоговорочно доверила своё единственное дитя этой домовушке, надеясь, что та вырастит его так же, как вырастила саму Имоджен.

Несмотря на годы разлуки, несмотря на принудительно разорванные узы между ними, несмотря на предупреждение Министерства магии, что этот домовой эльф больше не имеет права подчиняться и выполнять команды осуждённой, Йиппи всё же пришла. Домовушка нарушила законы министерства. Домовушка нарушила законы своего народа. Потому что домовушка заплатила бы любую цену, лишь бы услышать её зов.

Как для тех, кто идёт тёмным путём, так и для тех, кто идёт светлым, одна важная истина остаётся неизменной.

Дружба — это магия.

Сторге, агапе, филия, эрос3… Любовь во всех её формах бывает ещё сильнее.



Примечание:

В карате — боковой удар ногой в прыжке: один, два, или в исполнении самой Эппл Блум.

Примеры воротников: один, два

О типах любви в понимании древних греков можно почитать здесь. А здесь — с примерами из MLP.