Пустая победа

День выдался не очень... Орда чудовищ собирается где-то у гор Апалуза, а в Понивилль заявляется подозрительно дружелюбная странница, которая просто притягивает необычные события...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Луна ОС - пони

Смертные

Друзья Твайлайт Спаркл жили долго и счастливо. Теперь их время подходит к концу, но Рэйнбоу Дэш не собирается уходить просто так. У Твайлайт есть возможность спасти жизни своих друзей. Но стоит ли нарушать естественный порядок вещей?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия ОС - пони

Снежный Ангел

Тысячелетнее наказание - это весомый довод переосмыслить свою жизнь, для любой пони. Теперь, когда она вернулась, Луна пытается наверстать все то, что она пропустила, включая смерть своей близкой подруги Сноудроп. После того, как Луна и Селестия использовали самую первую, и последнюю, снежинку, которую создала Сноудроп., Луна жаждет попрощаться со своим другом. Но сделать это оказывается намного опаснее, чем Луна представляла себе.

Принцесса Луна Другие пони Найтмэр Мун

В гостях у принцессы

Бета-тестеры получили новое задание от Поликарпыча. Вроде бы всё просто и привычно, но мы то знаем, что всё, что связано с пони - просто не бывает. Бета-тестеры: http://samlib.ru/m/moiseew_e_i/beta01.shtml

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Биг Макинтош Лира Мод Пай Старлайт Глиммер

Дождь

Это короткий рассказ о лесе, дожде и прогулках с Ней... Реальный человек. Реальное место. Реальные события?

Твайлайт Спаркл Человеки

Bloody Fear

Это своеобразное дополнен к фанфику:"Фолаут Эквестрия", и еще одна пародия на"my little Dashie". ( во второй главе).

Грань безумия

Вы никогда не задумывались, почему одна пони становится совершенно другой? Что заставило принцессу Луну поддаться искушению своего злого "я"? Из-за чего можно предать все родное, доброе и установившееся в Эквестрии? "Грань безумия" предлагает вам перенестись в ту роковую ночь, погрузиться в разум принцессы Луны и понять всю ту печаль, что заставила ее совершить фатальный поступок, который навсегда останется в памяти Эквестрии.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Planescape: сказка о тернистом пути на вершину

Количество живущих-бывущих баранов значительно увеличилось, а вот ресурсы подсократились, да и разброд с шатанием тут как тут. Впрочем, невезучему не привыкать, а Бестолочь никто и не спрашивает.

ОС - пони Человеки

Как поймать...

Вайт помогает ЭплДжэк с проблемой...

Эплджек Биг Макинтош

Триггер

Преступления, хоть редкие и не слишком серьезные, в Эквестрии случались и раньше, но ряд недавних происшествий в столице поставил стражей порядка в тупик. Почему пони, на первый взгляд не имеющие никаких мотивов, стали совершать поступки, угрожающие жизни и здоровью других, да еще и проявляя при этом владение совершенно несвойственными им навыками? Ограничится ли география подобных случаев Кантерлотом? Не связано ли происходящее с таинственным врагом Принцесс, преследующим непонятные цели? И главное – кому довериться, когда каждый может оказаться врагом?

Рэйнбоу Дэш Рэрити Спайк Принцесса Селестия ОС - пони Стража Дворца

Автор рисунка: BonesWolbach

Единственная глава

Одна единственная, единая и неделимая.

В последних лучах уходящего солнца, остров Биг Таск приобретал удивительный шарм: древние сосны и ели, возвышающиеся на много метров ввысь; слегка зелёные холмы с невероятно яркими северными цветами; седые холмы покрытые трещинами и мхом; древние крепости на скалах, отбрасывающие свои могучие тени на округу. Общую красоту дополняет лёгкий слой снега, что укрывает верхушки деревьев, холмов и скал, а также бодрящий морской ветер полный запаха водорослей и соли, что постоянно обдувает эти спокойные места.

Но сегодня вечером, ветер не пах водорослями и солью. Он пах горящими факелами.

На вершине крепости Хайпоинт, что стоит на самой высокой скале на берегу острова, стоял пони и оглядывал горизонт, где садилось солнце. Солнце медленно и лениво тонуло в сером северном море. Когда солнце почти скрылось под воду, пони повернулся и подошёл к противоположной стороне башни, где в тот момент восходила луна. Он долго глядел на луну, на которой совсем недавно появилась голова Госпожи ночи. Солнце полностью ушло за горизонт, и с последними лучами ушедшего светила на остров упал ночной мрак.

На острове помимо Хайпоинта было ещё много разных крепостей, застав и лагерей в которых, начали зажигаться огоньки. Оглядев весь остров ещё раз пони одобрительно хмыкнул. Подувший внезапно ветер, заставил пони скривить мордочку и закашлять — пахло гарью костров и факелов. Ветер дул с юга — туда пони и обратил свой взор. Погода была на удивление отличной для этих мест, и с вершины Хайпойнта можно было увидеть берег большой земли, берег который был освящён тысячью огоньков, который складывались в один большой светящийся шар.

— А вот и она, значит, Шаттерд Миррор не ошибся, — проговорил пони вслух глядя на большую землю.

В этот момент, люк на башню открылся, и оттуда выглянул единорог.

— Мастер Чарджинг Шок, вот вы где! Собрание собрано, поспешите присутствовать.

— Передай им, что буду через пять минут, — сказал Шок, не оборачиваясь на единорога.

— Да мастер! — отдал честь единорог и спешно скрылся за люком.

Поглядев ещё немного на большой шар из факелов и костров на дальнем берегу, Шок направился к люку.


Зал собрания был небольшой, но его было достаточно, чтобы вместить два десятка пони так, чтобы никто не толкался. В свете немногочисленных факелов, в зале царил полумрак из-за чего, темные флаги и недобро сверкающее оружие создавали мрачную атмосферу. Вдобавок ко всему, за большим дубовым столом в центре комнаты, сидели пять фигур пони с мрачными выражениями мордочек, которые, пристально глядели в карту, лежащую в центре стола.

Тяжёлая дверь открылась, и в зал вошёл земнопони. Он оглядел всех присутствовавших за столом, но те продолжали глядеть на карту, не издавая ни звука. Тогда земнопони громко прокашлялся, привлекая внимания всех в зале.

— А, мастер Чарджинг Шок, вот и вы! — сказал старый единорог, отвлекаясь от карты. — Прошу, присоединяйтесь к собранию, — он указал на пустой стул за столом.

— Благодарю вас, старший служитель Космик Стар, — сказал Шок, садясь за стол.

— Теперь мы можем начать собрание!

Космик Стар встал, как и все остальные сидящие за столом. Оглядев их и поняв, что старые глаза уже плохо видят в темноте, его рог окутала магическая аура, и все жаровни и факела в зале загорелись, полностью освящая помещение.

— Теперь, когда мы все собрались и можем видеть друг друга, поговорим о нашей ситуации, — с этими словами он леветировал в центр стола меч, амулет и плащ.

— Сегодня, один из наших братьев принёс с большой земли ужасную новость: грандмастер Шаттерд Миррор был казнён солнечными раскольниками.

В зале резко похолодало и все упали на свои стулья и обмякли.

— Значит, слухи были правдивы… — сказал упавшим, почти мёртвым голосом Чарджинг Шок.

— Как поведал нам наш брат, грандмастер до конца, под всеми пытками, не отрёкся от своей клятвы и не пожелал преклониться перед солнечной принцессой, — окинув взглядом вещи, Космик Стар продолжил. — Одного из наших братьев, они послали сюда с вещами грандмастера и посланием быть сговорчивее, когда принцесса Селестия придёт сюда.

В зале нависло тяжёлое молчание.

— Поэтому, я хочу перейти к теме собрания… избрание нового грандмастера.

— Но, мы не можем выбирать грандмастера без всех представителей ордена, — сказала пегаска.

— Да, а как же наши ячейки в Грифоньем королевстве, в Зебрике и вообще из всех остальных

государств? Разве нам всё равно на их мнение? — вмешалась сидящая рядом с пегаской единорожка.

Космик Стар поднял копыто и тем самым предотвратив новые вопросы.

— Я понимаю ваши обеспокоенности мастера Фогги Эйр, — он посмотрел на пегаску, — и Бьюти Спаркл, — и на единорожку, — но уверяю вас, наши братья и их мастера понимают всё серьёзность положения в Эквестрии после изгнания лунной принцессы и после коварного пленения Шаттерда Миррора, они высказали полную поддержку нашему выбору грандмастера.

— Из нас шестерых в этом зале, только три мастера, — Чарджинг Шок встал со своего места и посмотрел на вещи Шаттерда Миррора. — Я, мастер от земнопони, Чарджинг Шок, Бьюти Спаркл, мастер от единорогов и Фогги Эйр, мастер от пегасов. Кто из нас сможет возглавить наш орден и нашу веру в это поистине тяжёлое время? Ведь правом голоса обладает каждый из нас, мастеров, и вы, старший служитель Космик Стар, а сестра Шадоу Даймонд и брат Хайтауэр, которые сидят здесь, — он указал на фестралку и земнопони сидящих за столом, — правом голоса не обладают. Из этого следует, что вы, Космик Стар решаете, кто будет грандмастером, если мы все выдвинем наши кандидатуры.

— Да, в конечном итоге решать, кому быть грандмастером, буду я. Но. Но… только потому, что здесь нет других мастеров и других служителей. Мы в жесточайшем упадке, которого не видела наша вера и орден со времён Раскола Двух Светил. Мы тогда думали, что хуже быть не может, но нет, худшее пришло только сейчас, — Космик Стар начал расхаживать вокруг стола. — Многие отвернулись от истинного света звезд и истинных догматов нашей веры, в угоду Расколу. Наши ряды и ряды наших последователей уменьшались долгое время, а ряды раскольников только ширились. Многие наши реликвии попали во владение раскольникам, почти со всех священных мест нас выгнали, — он посмотрел на карту, на которой были изображены все известные земли. — Теперь МЫ, те, кто основали веру и принесли свет звезд всем желающим… волочим своё жалкое существование на границах своих родных и священных земель, а также в других государствах, — он отошёл от карты и подошёл к маленькому окну и посмотрел на большую землю, с которой светящийся шар медленно сползал в воду. — А теперь, когда солнечная принцесса изгнала на луну лунную принцессу, солнечные раскольники решили помимо лунных раскольников покончить и с нами. За то, что мы поклоняемся не только солнцу, но и луне и звездам в целом. И их «богиня» решила лично посмотреть, как мы склоним колени перед ней, после смерти нашего грандмастера. И кто будет тем, кто преклонит перед ней колено? Кто будет тем на ком закончиться наша славная история? Кто будет тем, кто будет записан в летописях как «преклонивший колено и накопытник поцеловавший»? Кто сможет сделать это? КТО?! НУ ЖЕ! КТО ЭТО СДЕЛАЕТ?!

От крика пожилого единорога и магии что покрыла его рог, все источники огня в зале потухли, полностью погрузив зал в кромешную тьму. Падавший лунный свет из окна падал на центр стола, освящая меч, меч, что передавался каждому новому грандмастеру во владение после избрания. Весь зал сидел в полной тишине и молча глядел на меч. Мягкий свет играл на стали, которая видела много эпох и много владельцев. Каждый видел в нём своё отражение, которое мог видеть только смотрящий на сталь.

— Неужели никто? Неужели среди нас нет того, кто возьмёт на себя эту ношу? Разве среди оскудевшего Звёздного Воинства нет того, кто сделает это? — Космик Стар щурился в темноте, пытаясь увидеть хоть кого-нибудь. Оставив попытки разглядеть сидящих, он отвернулся к окну и тяжело вздохнул.

Чарджинг Шок поднялся из-за стола. Остальные обернулись и посмотрели на него.

— Я буду тем, кто примет все последствия на своё имя. Я желаю провести наш орден сквозь тьму будущего. Я, Чарджинг Шок, выдвигаю свою кандидатуру на титул грандмастера, защитника догматов, реликвий и паствы солнца, луны и звёзд.

Все смотрели на Чарджинг Шока с открытыми ртами и не могли произнести не слова.

— Кто-то обязан это сделать, иначе мы потеряем остатки гордости и чести, если Она придёт, а грандмастера не будет, да и к тому же я единственны из мастеров… ну теперь единственный, кто знает кантерлотское наречие.

Старый единорог подошёл к столу и оперевшись на него двумя передними ногами поглядел на претендента. Он долго глядел ему в глаза, в которых играл лунный свет.

— Ещё будут претенденты? — спросил единорог, зажигая люстру над столом.

Из-за стола поднялась Бьюти Спаркл, а за ней Фогги Эйр.

— Нет. Я, мастер Бьюти Спаркл, отдаю свой голос за претендента Чарджинг Шока.

— Как и я, мастер Фогги Эйр, отдаю свой голос в пользу Чарджинг Шока.

— Похоже, я не буду решать… грандмастер Чарджинг Шок, — усмехнулся Космик Стар. — Ну в таком случае от имени всех мастеров и служителей, что не могут быть сегодня с нами, я отдаю их голоса и свой голос за кандидатуру Чарджинг Шока на титул грандмастера нашего ордена. За сим объявляю: Чарджинг Шок избран новою главою ордена. Единогласно.

— Я благодарен вам за поддержку. Честь иметь вас в братьях и сёстрах. — Чарджинг Шок поклонился.

— Ладно, официальная церемония будет ранним утром… ну а пока, мы поговорим о наших «гостях» на острове. Сестра Шадоу Даймонд, каковы силы Принцессы?

Фестралка встала из-за стола и опёрлась на карту.

— У Солнечного тирана помимо своей персоны, ещё две тысячи душ. К позднему утру они полностью переправятся на остров и будут готовы.

Старый единорог поморщился. — Мда, брат Хайтауэр как наши крепости?

Земнопони положил подбородок на копыто и с пустым взглядом посмотрел на потолок.

— Крепости прочны, в этом спора нет, — он вздохнул, — но если мы захотим держать оборону, это место станет нашей гробницей.

— Мастера и грандмастер, сколько воинов вы можете выставить?

— Я могу выставить триста земнопони, — сказал Чарджинг Шок.

— В моём распоряжении сейчас двести пегасов, — ответила Фогги Эйр.

— Сто рогов в нашем распоряжении, — отчеканила Бьюти Спаркл.

— Шестьсот? Но где остальные? Я помню, что у нас больше воинов, чем шестьсот. Это не хорошо, — сказал Хайтауэр, медленно сползая под стол.

— Их преследуют, — сказала Шадоу Даймонд. — Многие сейчас прячутся или бежали к своим братьям и сёстрам в другие земли, — Фестралка опустила уши и свои мышиные крылья. — Мы… одни перед гневом Солнечной.

Все разом сникли после обсуждения положения, в котором они сейчас прибывали.

— Значит, мы должны встретить судьбу, какой бы она не была, — резюмировал Чарджинг Шок.

— Похоже на то… Ладно дети мои идите, подготовьте остальных. Утром наша судьба решится. Объявляю собрание законченным! Идите!

С поникшими головами смотрящими в пол, все вышли из зала. Космик Стар остался один. Он потушил люстру и направился к двери. Дойдя до неё, он остановился и поглядел на меч грандмастера, который продолжал купаться в лунном свете. Он поглядел в окно из которого падал свет: на него смотрело большое лунное око с образом тёмной кобылы на нём, луна и кобыла смотрели на Космик Стара, а он на них.

— Неужели это действительно наш конец. Неужели нам суждено склониться перед раскольниками и их псевдобогом, — он пристально поглядел на образ кобылы на лунном оке. — Вот он, истинный кошмар. Не ты, и не твоя ночь и не твоя сестра, а утрата истинного пути. Путь, ведущий в бездну и сама бездна. Вот это и есть кошмар, а не ты… Найтмер Мун.

Он вышел из зала, захлопнув дверь магией.


Небо было уже голубое и от ночного мрака не осталось и следа, но звёзды всё ещё сияли на небосводе, помогая едва вставшему солнцу освятить землю. Ветер с моря аккуратно покачивал вековые деревья.

От созидания красоты этого сурового северного острова, Чарджинг Шока отвлекли голоса его спутников.

— Грандмастер, вы слышите меня? Ау?

Помотав головой, скидывая воображаемую паутину от красоты созидания, он обернулся и посмотрел слегка сонливыми глазами на отвлекающих его пони.

— Вы в порядке? Грандмастер? — повторила вопрос пегаска. На её лице читалось беспокойство.

— Да, я в порядке мастер Фогги Эйр. Я… я просто задумался, — Чарджинг Шок попытался натянуть улыбку, которая, не вышла.

— Перестаньте, незачем улыбаться. Сейчас произойдёт самый позорный момент для нас, наших предшественников и наших приемников, — фыркнула Бьюти Спаркл.

Они втроём поглядели на берег острова, с которого к ним приближалась войско. Ровным строем они шли, над наземными войсками кружили пегасы, а в центре облака из пегасов была большая белая точка — принцесса Селестия. Даже издалека, Чарджинг Шок чувствовал её пронзающий душу взгляд. Он отвернулся, чтобы не смотреть на неё и не чувствовать её взгляда. Не помогло, он всё ещё чувствовал его.

Чарджинг Шок взглянул на рыцарей, что стояли плотным строем и смотрели на него. Он не видел всех и каждого из шестиста пони, но он чувствовал, что каждый из этого войска смотрит на него. Он смотрел на них, через забрала ихних шлемов, и видел там отчаяние, смятение, ужас, непонимание, презрение, ярость. Он видел каждую эмоцию, что пронизывала его войско. Он смотрел на них, а они на него.

Селестия, его войско и кто-то ещё, кто-то ещё смотрел на него пристально, словно пытался увидеть его чувства. Чарджинг Шок взглянул на самую высокую башню в крепости Хайпоинт — с её вершины на него смотрел Космик Стар. Опустив голову, Чарджинг Шок почувствовать на себе скалу — груз ответственности, которая словно выдавливал из него душу, заставляя его прижаться к земле и погружаться в неё.

— Так вот что значит быть главным действующим историческим персонажем. Быть тем, кто примет все последствия на свою персону и кого будут обсуждать поколения будущего, — сказал он тихо, чтобы его никто не слышал.

Белая точка отлетела от общего строя пегасов солнечного войска и остановилась в небе, порхая над землёй, и весь остров огласил громкий, заставляющий вникать и повиноваться звук кантерлотского наречия.

— КТО ЕСМЬ ВЛАСТИТЕЛЬ ВОЙСКА СЕГО РАТНОГО, ПРИДИ КО МНЕ И ДАЙ КЛЯТВУ ВЕРНОСТИ НАД СОБОЮ И БРАТЬЯМИ И СЕСТРАМИ ТВОИМИ!!!

Обычно кантерлотское наречие заставляет падать ниц или просто относит в сторону тех, кому не посчастливилось услышать его рядом, но рыцари не дрогнули когда до них дошли слова и сметающая сила этого голоса.

Сделав несколько вдохов и выдохов, Чарджинг Шок набрал воздуха в грудь и ответил на кантерлотском наречии на этот призыв:

— КОЛИ ЖЕЛАЕШЬ ПОЛУЧИТЬ КЛЯТВУ ВЕРНОСТИ ОТ РЫЦАРЕЙ РАТНЫХ, ЧТО ЧТЯТ ДОГМАТЫ ВЕРЫ СВОЕЙ, СПУСТИСЬ С НЕБА НЕОБЪЯТНОГО НА ЗЕМЛЮ ВЕЛИКУЮ, ДАБЫ НЕ СМУЩАТЬ КЛАНЯЮЩЕГОСЯ, ЧТО НЕ ОБЛАДАЕТ ДАРОМ ПОЛЁТА И НЕ ОБЛАДАЕТ ДАРОМ ЧУДЕСА СОТВОРЯТЬ, ИБО КАЖДЫЙ РАВЕН СТУПАЯ ПО ЗЕМЛЕ ТВЁРДОЙ!!!

Все оба войска смотрели, как принцесса Селестия спускается на землю, на почтительное расстояние от обоих войск.

— МЫ ОЖИДАЕМ ТЕБЯ!!!

Чарджинг Шок оглядел своих подопечных. Он поднялся на небольшое возвышение перед своим войском и произнёс:

— Братья, сёстры, друзья, товарищи! Я не прошу идти за мной на поклон, это сделаю я один! Никто не обязан подвергать себя такому унижению, как клятва псевдобогу и раскольникам, что отвернулись от истинного пути солнца, луны и звёзд, приносить клятву тем, кто пытал и убил моего предшественника! Не страдайте — за вас отстрадаюсь я и только я! Вы вольны покинуть орден после этого дня, я не буду вас держать, но если вы действительно чтите догматы и наш священный путь, вы не будите корить меня за это, но вы будете держать за меня молитвы и копыта! Да прибудет с нами милосердие солнца, луны и звёзд!

Спрыгнув с возвышения, он ещё раз обернулся назад и побрёл к солнечному аликорну.

Он шёл медленно, опустив голову, в которой царила буря. Буря противоборства с грузом ответственности, со своими убеждениями и ценностями — он бился с самим собой. Он слышал голоса, голоса братьев и сестёр по ордену, мастеров и молитвы простых верующих, что жили по всей необъятной эквестрийской земле. Но один голос он слышал чётче других — это был голос грандмастера Шаттерда Миррора, который был его наставником и произвёл его в мастера. Его голос, как и все остальные голоса говорили, нет, даже кричали на Чарджинг Шока, и в этой буре голосов он слышал лишь одно слово: «Предатель!»

«Предатель! Предатель! Предатель! Предатель!»

И в один миг голоса замолкли. Шока бросило в холодный пот. Он резко поднял голову и посмотрел на белоснежного аликорна. Она была одета в золотую броню, но без шлема, вместо него на её голове была золотая диадема. В её лавандовых глазах читался триумф, хотя её мордочка этого не выдавала. Он посмотрел её в глаза и понял, она глядит сквозь него, прямо в самое нутро его души. Он отвернулся, и его сразила невероятная жгучая боль. Не физическая, но духовная. Он словно горел изнутри.

С трудом стоя на ногах Чарджинг Шок спросил себя: — Неужели это единственный выход? Неужели ничего нельзя сделать? — он поглядел на свой пояс, на котором красовались два меча — его меч и меч грандмастера. Он остановил взор на втором мече, на рукояти которого, были выгравированы слова: «Любая преграда преодолима».

В тот момент, когда он губами произнёс слова на рукояти, время вокруг него словно застыло. Он ощутил ярость и решимость, которая переполнила его до краёв. Ярость за убитого наставника, и тех, кто пострадал от притеснения солнечных раскольников и решимость для противостояния сильнейшему врагу. Он гордо поднял голову и посмотрел Селестии в глаза — он сделал выбор. Выбор достойный восхваления в веках.


Селестия наблюдала как лидер некогда самых гордых рыцарей во всей Эквестрии, склонив голову, плёлся к ней. Ещё не зажила рана от изгнания сестры, и она не желала сейчас терпеть вольнодумие от кого-либо ещё, ибо в каждом акте неповиновения от горя она видела лишь прославление тёмного образа её сестры, и это приносило ей тяжкие мучения.

Помотав головой она отбросила скорбные мысли в сторону и снова поглядела на того кто шёл к ней на поклон… и застыла в глубоком оцепенении. На неё смотрел не сдавшийся, а полный решимости пони, в глазах которого было то, что она увидела в день изгнания её любимой сестры на луну: ярость и мрачную решимость. Увиденное заставило её попятиться назад в ужасе — перед ней опять возникла её сестра.

Селестия смотрела на это и не могла пошевельнуться, как вдруг тёмный призрак её сестры сорвался с места и прыгнул на неё. Она зажмурила глаза. Что-то пролетело прямо над её головой и приземлилось за ней. Ничего не происходило, но вдруг, она почувствовала что-то тёплое ручьями начало стекать с её рога на мордочку и капать с подбородка. Открыв глаза и посмотрев на рог, она ахнула — части её длинного рога не было. Не было и диадемы. Поглядев назад, она увидела воткнутый в землю, покачивающийся меч с каплями крови на нём.

Пытаясь осознать произошедшее, она была оглушена рёвом. Рёв шёл со стороны рыцарей-староверов. Она поглядела в их сторону и увидела плотный строй закованных в броню пони, несущихся по земле и пегасов летящих по воздуху. Все они кричали, но в их криках не было отчаяния или безумства, были лишь радость и решимость.


Чарджинг Шок принял решение встретить судьбу со сталью в зубах.

Он взглянул на Селестию и увидев, что она в ужасе пятиться назад, понял что это тот самый момент, когда надо действовать. Он выхватил из ножен меч Грандмастера и с яростным криком, обернувшись вокруг себя, метнул его в Селестию.

Он завороженно глядел на меч, который нёсся к цели, разрезая воздух.

Первая секунда, вторая, третья, четвёртая… лязг метала и звук меча зарывшегося в землю.

Увидев, что меч попал в цель, Шок обернулся к своим подопечным и увидел на их мордочках улыбки радости и решимости, даже у тех, у кого она пряталась под забралом шлема.

Встав на дыбы, он прокричал им:

— МЫ НЕ СКЛОНИМСЯ!!!

— НЕ СКЛОНИМСЯ!!! — ответила воинство единым хором.

— СМЕРТЬ РАСКОЛЬНИКАМ!!! СМЕРТЬ ИМ!!! — закричал Чарджинг Шок, обнажая меч.

— СМЕРТЬ! СМЕРТЬ! СМЕРТЬ! СМЕРТЬ! — скандировали рыцари.

Рыцари начали двигаться единым шагом на своих противников. Каждый их шаг отдавался эхом от седых скал северного острова.

— Звёздное воинство! Вперёд! Покажем им, чего стоят Старообрядцы! — прокричав это, Шок набрал в грудь воздух и закричал на кантерлотском наречии, — ELAAAAAAN!!!

— ELAAAAAAN!!! — подхватили остальные и ринулись на вражеские построения.

Неуверенность и сомнения пропали. Теперь, окрылённая невероятным боевым духом, небольшая армия рыцарей неслась навстречу своей судьбе, не придавая значения тому, что их численность меньше в три раза. Они бежали в бой, как бежали их предшественники, с радостью и отвагой.


После того дня, в самой древней эквестрийской летописи, появилась новая страница. Страница с описанием той славной битвы что произошла на острове Биг Таск.

В тот день, спустя месяц после изгнания обезумевшей властительницы луны, властительница солнца решила покорить славных рыцарей Звёздного Воинства.

Она привела армию из двух тысяч душ на остров Биг Таск, и потребовала от грандмастера Чарджинга Шока преклонить колено перед ней.

В тот день Звездное Воинство в количестве шестьсот душ, находясь в меньшинстве, храбро сразилось с солнечным воинством, отважно промчавшись по полям Биг Таска. Они бились отважно, достойно своих предков. Они бились как истинные рыцари… и победили. Они отстояли свою гордость.

Комментарии (3)

0

Очень пафосно, хорошо описано. Жаль, что я не ценитель этого, но очень хорошо прописаны диалоги, красивое описание. Молодец автор. Продолжай в том же духе.

Ти-Кей
#1
0

С одной стороны, да, "все умерли". Впрочем, и так было понятно, у кого копыта сильнее. И с военной точки зрения победили Селестианцы. А сама Селестия рог наверняка прирастит обратно.

А вот войну в данном случае выиграли Старообрядцы. Потому что если бы Шок сдался, это означало бы и духовный конец движения. Но сопротивление — в данном случае подвиг. Само движение сохранят "другие ячейки", получившие хороший пример и когорту мучеников за веру.

Zimber
#2
0

Смерть или сдача лидера всегда огромный удар по морали стороны. Оттого во время сражения, если что-то происходило с командующим, это старались скрыть до конца битвы.

А рог, вырастит :D

Hartvein
#3
Авторизуйтесь для отправки комментария.