Автор рисунка: Stinkehund

Читать

Квотербек плюхнулся на облако, тяжело дыша; пот покрывал каждый дюйм его тела. С тех пор как Рэйнбоу Дэш победила в соревновании «Лучший Юный Летун», он прилетал в Понивилль каждый раз, когда мог отпроситься с работы, чтобы попрактиковаться вместе с ней. Он надеялся переквалифицироваться в погодного пони, но даже и не думал, что это потребует столько труда.

Рэйнбоу Дэш легко подлетела к задыхавшемуся на облачке серому пегасу и ткнула его копытом.

— Поднимайся, здоровяк! Мы всего-то два часа полетали на ста километрах! Ну не мог же ты выдохнуться уже!

Квотербек с трудом поднял голову, укрытую чёрной гривой по самые глаза, и пропыхтел:

— Просто... *фух* нужна минутка. *хрип* Я не столь... *вздох* скоростной, как ты...

Голубая пегаска с её фирменными радужными гривой и хвостом расположилась на облачке рядом с Квотербеком, шлёпнувшись на спину.

— А, ладно... Думаю, перерыв нам не повредит. — Она смотрела на солнечное небо, закинув передние копыта за голову и положив ногу на ногу. — Так что, Хупс и Дамббел снова струсили?

Квотербек перевернулся на спину, его дыхание выровнялось.

— Оу, ну ты ж их знаешь, — вздохнул он. — Они всё время ищут кого-нибудь нового, чтобы пооттягиваться на нём.

Дэш повернулась и посмотрела на дюжего жеребца, выгнув бровь.

— Они хоть с кем-то могут обходиться по-хорошему?.. Недели с соревнований не прошло, как они снова начали называть меня «Рэйнбоу Крэш»... Но не ты.

Пегас только пожал плечами и вздохнул. Он о многом не мог поговорить с ребятами, но с Дэш... он чувствовал, что мог.

— Ну, они были моими друзьями в течении многих лет. Я не могу просто взять и отказаться от них... — Он вздохнул и повернулся к Дэш, чтобы сменить тему. — Слушай, а как там Дитзи поживает?

Дэш лишь усмехнулась.

— О, всё так же обожает маффины, да разносит почту. По-прежнему время от времени ошибается, но всё-таки хорошо, что она здесь, в Понивилле, а не в Клаудсдейле.

Квотербек одобрительно кивнул и снова тяжело вздохнул.

— Ага... Моя сестрёнка всегда была немного не в себе. Врачи говорят, что-то не так в её голове из-за того, что мама пила слишком много крепкого сидра, пока была беременна. Но она хорошая.

Дэш снова отвернулась и посмотрела в небо.

— Ты из-за этого не пошёл в профи, Квотербек? Ты был лучшим хуфболистом во всей лётной школе! Я думала, что ты точно запишешься к Филлидельфийским Пегасам или к Лихачам Сан-Бронко!

Парень просто кивнул.

— После того как мама и папа умерли, кто-нибудь должен был остаться рядом. Я не мог взять с собой Дитзи, ведь за ней требуется постоянный присмотр. И некоторые из тех пегасов в Клаудсдейле были, ну, не слишком вежливы насчёт её состояния. Ей на почте не шибко много платят... Это больше добровольное дело. Так что я стал работать строителем, когда Дамббел предложил мне работу в компании его отца. Но я бы предпочёл быть погодным пони... Вот где реальные деньги! Тогда я мог бы остаться рядом с сестрёнкой и не беспокоиться, будут ли у меня завтра деньги, чтобы оплатить счета.

Дэш повела плечами, недовольная повисшей грустной атмосферой.

— Хей, Квотербек? Когда там тебе надо возвращаться в Клаудсдейл?

Серый пегас пожал плечами.

— Я взял недельный отпуск на работе, чтобы повидать сестрёнку и попрактиковаться с тобой перед тестом на погодного пони в следующем месяце, так что в ближайшее время я свободен... А что?

Дэш украдкой посмотрела налево, потом направо, и наклонилась, чтобы кое-что прошептать на ухо большому пегасу.

— Насколько ты... непредубеждённый?

* * *



Большинство пони в Понивилле знало об этом баре на окраине города. Просто о нём не слишком много говорили. Во всяком случае, не при жеребятах. В каждом большом и малом городе Эквестрии были бары и клубы, подобные этому, что было вполне естественно, поскольку большинство населения составляли женщины. Но, тем не менее, существование таких мест, как это, почти никогда не упоминалось вслух. Фактически, это было неписаным правилом клуба — не обсуждать тех, кого вы там видели... Ведь упоминание чьего-либо имени предполагало, что и вы тоже были там.

Безымянный бар Понивилля был в ведении Эйса — бывшего профессионального теннисиста. Всё ещё сохраняя форму после долгих лет, он работал одновременно управляющим и вышибалой, великолепно справляясь с предотвращением любых возможных проблем. Каждый вечер на закате он открывал двери своего бара и пони начинали вливаться внутрь: одни сами по себе, другие парами или в небольших группах.

Когда солнце Селестии село, Дэш с хихиканьем провела Квотербека через двери клуба.

— Я тебе говорю, после долгого дня тренировок несколько стаканчиков расслабят тебя к завтрашнему!

Квотербек осмотрелся вокруг и выпучил глаза.

— Р-Р-Рэйнбоу Дэш! Почему ты привела меня сюда?! Разве это не бар для...

Дэш подняла левое копыто и мягко ткнула серого жеребца в нос, чтобы тот умолк.

— Он не только для этого... В этом месте делают лучшие напитки во всём городе! И если ты собираешься быть здесь с лучшим летуном Эквестрии, ты должен знать, что мы не говорим плохо о лесби и геях в этом баре. Ты просто делаешь то, что считаешь правильным, и никто ничего тебе не скажет на следующий день...

Квотербек покачал головой и тяжело вздохнул.

— Я просто не думал, что ты была... Я имею в виду, ты никогда не казалась...

Дэш вопросительно посмотрела на другого пегаса, наклонив голову набок.

— А как ты думаешь, почему меня выперли из лётной школы? Меня застукали с несколькими кобылками во время тренировки. Старый директор был совсем зашоренным и отчислил меня за «непристойное поведение».

Квотербек опустил взгляд от стыда.

— Блин, а мы всегда думали, что это ты бросила, а не что тебя выгнали за... ну... за это!

Дэш, посмеиваясь, по-дружески ударила крепкого парня копытом в плечо.

— Оу, не надо об этом сейчас! Мы здесь, чтобы ПИТЬ! Ты в моём городе, и я собираюсь показать тебе, как пьют у нас в Понивилле!

* * *



Прошёл час возлияний, и Квотербек чувствовал себя прекрасно. Он никак не мог тягаться с Дэш по части выпивки, но приканчивал уже второй эль за вечер и чувствовал себя вполне трезвым. Одним из недостатков житья пегасов был быстрый обмен веществ, так что им требовалось намного меньше алкоголя, чем земным пони и единорогам, чтобы свалиться под стол.

То ли дело Дэш. Казалось, что она стремилась компенсировать излишки крови в своём спиртотоке! Серый пегас откинул гриву с глаз, чтобы глянуть на Дэш, стоявшую в другом конце бара. Очевидно, её здесь хорошо знали, о чём свидетельствовало наличие семи-восьми кобылиц, вившихся вокруг неё. Каждая из них смотрела на талантливую летунью с искрами обожания в глазах, пока та потчевала их преувеличенной историей о том, как она победила Шедоуболтов с помощью Тройного Сверхзвукового Радужного Удара.

Тряхнув головой, так что грива снова упала ему на глаза, Квотербек со стоном встал. Хоть алкоголь и притуплял боль, она всё ещё была ощутима после дня тренировок с Рэйнбоу Дэш. Потягиваясь, он вдруг замер в этом положении и разинул рот: там, в кабинке напротив барной стойки, между двух подруг сидела прекраснейшая из кобылиц.

Её шёрстка была светло-розового цвета, а ярко-розовая грива имела просто совершенные стрижку и укладку. На ней был аккуратный белый халатик, из кармана которого выглянула расчёска для волос, когда она засмеялась над шуткой одной из двух других кобыл. Слева от неё сидела аквамариновая единорожка с золотыми глазами, в её бирюзовой гриве показался белый локон, когда она посмотрела в сторону. А справа сидела жёлтая земная пони, её слегка кудрявая фиолетовая грива также содержала розовую прожилку.

Направляясь к кабинке, где сидела троица, Квотербек ни на что особенно не рассчитывал. Его просто влекло к прекрасной пони. Он никогда не видел девушки столь же красивой, как и она. «Я понимаю, что она, вероятно, как Дэш, но я просто обязан узнать её имя...» — подумал он, приближаясь к кабинке и негромко откашливаясь.

Трио кобыл подняло глаза, две по бокам выглядели немного удивлёнными, а та, что в центре, начала улыбаться и скромно хлопать ресницами, после чего опустила взгляд в застенчивости. Румянец выступил на её розовом лице, и она нервно сжала передние копыта, лежавшие на столе.

Квотербек кашлянул ещё раз и потёр копытом затылок.

— Я извиняюсь, кобылки... Меня зовут Квотербек, и я здесь лишь на неделю. Я никогда не был тут раньше, но я хотел бы узнать... Эм... как же в таких случаях полагается? Ну, вы трое кто будете?

Аквамариновая единорожка испустила лёгкий смешок. Голос выдавал в ней высокое происхождение, несмотря на все попытки избежать излишней напыщенности.

— Ну, что ж. Боюсь, вы могли ошибиться столом. Я Лира, а это Бон-Бон, и мы были парой уже больше нескольких лет, так что...

Квотербек покачал головой и поднял копыто.

— Всё нормально. Мне просто было интересно, как её зовут? — он указал на кобылу в середине, и две другие, проследив взглядом за его копытом, уставились на свою спутницу.

— Что? — в один голос спросили Лира и Бон-Бон в шоке, а кобыла в центре покраснела ещё сильнее.

— Гм, — начала Бон-Бон неуверенным тоном. — Это Хаирспрэй...

Розовая пони, сидевшая в середине, внезапно поднялась и громко, женственно рассмеялась, прикрывая мордочки Лиры и Бон-Бон своими копытами.

— Я сестра Бон-Бон из Кантерлота, где я до недавнего времени работала у Фотофиниш. Я приехала сюда, когда услышала, что в спа может потребоваться стилист, и моя дорогая сестра, которой я позволила остановиться у меня давным-давно, когда родители вышвырнули её, теперь возвращает мне долг. ВЕРНО, СЕСТРА? — Розовая пони сделала лёгкое ударение на последней фразе, добавив к своему тону чуточку язвительности, и пронзила Бон-Бон взглядом.

Бон-Бон немного отшатнулась и нервно покивала.

— О, да... Она моя сестра, всё верно!

Квотербек мягко усмехнулся.

— Кантерлот, говорите? Ну, я помогал строить новый ресторан там прошлым летом. Может быть, как ещё один новый в Понивилле пони, вы захотите выпить со мной? — Квотербек сам слегка покраснел, немного нервничая от того, что флиртует с такой красивой кобылкой.

Розовая пони посмотрела на своих подруг, как бы спрашивая разрешения, и Лира махнула копытом.

— Ой, да иди. Ты уже большая девочка, просто смотри, не попади в неприятности!
Выйдя из кабинки, аквамариновая единорожка освободила место, чтобы розовая пони смогла выскользнуть.

Когда они с серым пегасом удалялись к стойке бара, розовая пони прислонилась к его левому боку и мечтательно улыбнулась.

— Ммм, такой большой и мускулистый... Девушка могла бы привыкнуть к такому парню, как ты...

Когда они ушли за пределы слышимости, Лира скользнула обратно в кабинку и шепнула Бон-Бон:

— Твоя сестра?!

Бон-Бон лишь пожала плечами и вздохнула.

— Эй, если Хаирспрэй хочет быть моей сестрой, какой от этого вред? Кроме того, я действительно обязана ей...

— Это не имеет значения! — сердито прошипела Лира. — Что Хаирспрэй будет делать, когда правда выйдет наружу?!

Бон-Бон наклонилась к ней и ласково провела копытцем по лицу своей возлюбленной.

— Милая, расслабься... Хаирспрэй знает, что делает. Но если это не произойдёт... Ну что ж, она всё равно остановилась на нашем диване до того собеседования. Но если всё пройдёт, как запланировано... — Жёлтая пони облизнула губы и загадочно подмигнула единорожке.

У Лиры округлились глаза, и на её мордочке расплылась аналогичная озорная улыбка.

— О, это пахнет хорошей ночкой в конце концов...

Тем временем в баре новая парочка наслаждалась их вечером. Квотербек рассказывал Хаирспрэй о том, как играл в хуфбол ещё в лётной школе, и кобыла ловила каждое его слово.

— А потом, — рассказывал пегас, который и сам увлёкся историей, подпитываясь волнением розовой пони, — чуть только линия обороны стала смыкаться вокруг меня, я нырнул в прореху и бросился к очковой зоне, чтобы забить победный тачдаун!

Хаирспрэй захихикала и захлопала передними копытцами, после чего обняла бок серого пегаса.

— Мммм, ты такой храбрый и сильный пегас! А что насчёт чирлидерш? Уверена, ты далеко не одну из них привёл к себе домой после той игры! — Розовая пони игриво подмигнула, слегка ударив серого пегаса по передней ноге.

Квотербек только кашлянул и отвёл взгляд.

— Эх, вообще-то... Я, э-э... Блин, как же неловко... — Он потёр затылок, отводя в смущении глаза. — Мои друзья, Хупс и Дамббел, вот они всегда были теми, кто гонялся за кобыльими хвостами. На самом деле, я до этого вечера даже ни разу не приглашал кобылу выпить...

Хаирспрэй ахнула и, прижав передние копытца к щекам, в шоке покачала головой. Затем наклонилась вплотную к грузному пегасу и прошипела, забыв понизить голос:

— Ты имеешь в виду, ты всё ещё девственник!?

Квотербек слегка подпрыгнул и замахал на неё копытами.

— Можно потише? То есть... Да, так и есть, но всему бару необязательно об этом знать... — К этому моменту его румянец стал практически малиновым.

Хаирспрэй испустила ещё одно девичье хихиканье и покачала головой.

— Нет, нет, нет... Пожалуйста, не расстраивайся! Я думаю, это мило! — Она коснулась его нижней челюсти и, мечтательно улыбаясь, провела по ней копытом. — Это значит, что ты чист... Ты не был ещё запятнан грехами Эквестрии, как некоторые из нас. По правде говоря, я даже нахожу это привлекательным.

Улыбнувшись, пегас потёрся щекой о копыто розовой кобылы. Он начал вести носом по передней ноге Хаирспрэй, его нос добрался до холки и направился к её гладкой, элегантной шее. Там он её мягко куснул, и Хаирспрэй издала тихий стон удовольствия. Все в переполненном баре вдруг словно бы исчезли, и они остались наедине в этом мгновении, только они двое.

Повернув головы, пара встретилась губами в лёгком поцелуе, их глаза закрылись, и два пони обняли друг друга, углубляя поцелуй. Он длился лишь минуту или около того, но для них это показалось вечностью. Когда поцелуй прервался, оба густо покраснели, ловя ртом воздух.

— В-воах... — только и сумел выдавить из себя Квотербек. Его грудь тяжело вздымалась, пока он просто смотрел и смотрел на розовую пони. — Так вот чего я был лишён все эти годы.

Хаирспрэй лукаво улыбнулась и облизнула губы.

— О, мой большой, сильный, мужественный пегас... Это была только закуска. Если хочешь, я с удовольствием ознакомлю тебя со всем меню.

Квотербек был не из тех, кто запросто прыгает в постель с незнакомой кобылкой, но атмосфера клуба, алкоголь в крови и красота этой кобылы пробуждали в нём желание отбросить всякую осторожность. Вынув из спрятанного в гриве мешочка несколько монет, он бросил их на барную стойку.

— Я снял комнату в гостинице на неделю. Мы можем пойти туда, чтобы ещё поговорить...

Розовая пони лишь посмеялась, нежно прильнув к мускулистому боку пегаса.

— О, милый, мы можем сделать больше, чем просто поговорить...

* * *



Дверь арендованной серым пегасом комнаты распахнулась, и пара ввалилась внутрь бесформенной кучей, не прерывая глубокий поцелуй. Пегас стонал в поцелуе, его копыта ласкали мягкие розовые волосы красивой пони, запутавшейся в его ногах.

Перекатившись через край кровати, Квотербек повалился на одеяло. Он засмеялся: алкоголь ночи наконец начинал действовать на него, и у него слегка кружилась голова. Одарив земную пони одурманенной улыбкой, он поманил её левым копытом.

— Ммм, милая, иди сюда... Я хочу ещё тех сладких поцелуев.

Хаирспрэй покачала головой, глядя на большого мускулистого пегаса и облизывая губы.

— Не-е-е... У меня тут целый буфет из огромного образца мужской красоты, и я собираюсь им насладиться. Так много сильных и мощных мышц, чтобы потерять себя в их объятиях... — Она нежно улыбнулась и подмигнула парню. — Не позволишь ли мне немного безобидного развлечения?

Квотербек кивнул, вопросительно глядя на розовую пони.

— Пожалуй... Ты же не из тех пони, которым нравятся удила и вожжи?

Рассмеявшись, Хаирспрей игриво оттолкнула пегаса передними копытцами.

— Ах ты гадкий мальчишка! Где ты такого набрался?

Квотербек отвернулся и нервно сглотнул.

— Ну... У Дамббела была раньше подружка, которая покупала много костюмов у пони по имени «Мадам Р». Я думал, он просто пошутил насчёт вещей, о которых рассказывал... — Пегас нервно потёр копытом затылок, найдя, что не желает, чтобы разговор принял такой оборот так быстро.

Хаирспрэй засмеялась и покачала головой.

— О, нет... Я не из тех. И я довольно хорошо знаю «Мадам Р». Я делала макияж для некоторых из её личных фотосессий и закрытых показов мод. К сожалению, я та, кого можно назвать «ванильной» пони с лёгкой перчинкой. Просто у меня имеется некоторая... — Она опустила голову, дразняще ущипнула губами чуть выше правого копыта с внутренней стороны его задней ноги и прошептала: — ...оральная фиксация.

Серый пегас вздрогнул, покалывание от щипка пробежало по его ноге, и он испустил низкий стон. Он слегка прикусил нижнюю губу, чтобы сдержать стоны, и закрыл глаза от удовольствия.

Хаирспрэй, цыкая языком, покачала головой.

— О, нет... Не надо быть тихим, мой сексуальный жеребец. Я хочу помочь тебе наверстать всё то, что ты упустил за всё это время... — Её ухоженные копыта мягко ласкали внутреннюю сторону задней ноги пегаса, она опустила голову вниз и вернулась к своим нежным поцелуям-покусываниям.

Розовая пони медленно проделывала свой путь вниз, ощущая языком вкус высохшего пота в шерсти пепельного жеребца и чувствуя рельеф мощных мышц его ног. Она добралась до колена, музыка его вздохов и стонов от этих замечательных новых чувств посылала дрожь удовольствия по её собственной спине.

Кобыла выбирала, куда идти дальше, основываясь на малейших реакциях жеребца. Её уши шевелились под прекрасно уложенной гривой, ловя издаваемые Квотербеком сладострастные стоны, когда она начала спускаться по внутренней стороне его бедра. Посмотрев вниз и увидев свою награду, розовая пони вдохнула запах пробуждающейся мужественности её любовника, аромат мужского мускуса заставил её испустить низкий стон предвкушения.

«Скоро, уже скоро...» — подумала она про себя, двигаясь линией сладких поцелуев-покусываний от внутренней части левого бедра жеребца вниз по ноге. Её нежные копыта ласкали его сильные мышцы, на короткий миг она подняла одно из них и проказливо провела им по его пробуждающейся мужественности, вынуждая жеребца издать низкий стон желания.

Хаирспрэй хихикнула, покраснев, когда лизнула с внутренней стороны колено Квотербека, и улыбнулась.

— Мммм... Тебе нравится это, мой секси?

Жеребец поднял голову, глядя через своё тело на розовую пони, и трудно сглотнул. Облизнув пересохшие губы, он тихо прошептал:

— П-пожалуйста... Не дразни меня так... Во имя Селестии, до чего же это приятно...

Хаирспрэй мягко хихикнула, прежде чем притворно надуться.

— О, я надеюсь, ты не думаешь о Селестии, когда в постели со мной! — Она медленно провела дразнящим копытом от внутренней части бедра жеребца до его пробуждённой мужественности, начавшей подниматься, словно кинжал, и начала её гладить. Она почувствовала влажность под своим копытом, и это ощущение было ей весьма хорошо знакомо.

Подняв это копыто к своей мордочке, она нежно лизнула его, пробуя на вкус солёную сладость мужчины, после чего поднялась на все четыре. Пройдя по кровати, она наклонилась, чтобы подарить жеребцу глубокий поцелуй, языки двух пони сплетались между собой в танце столь же старом, как само время. Может быть, Квотербек никогда не был ни с какой другой пони до этой ночи, но он, очевидно, быстро учился.

Прервав поцелуй, Хаирспрэй, дразня, лизнула губы тёмного жеребца и подмигнула ему.

— Ммм... Ты такой вкусный, мой дорогой. Но, так как это твой первый раз, я хочу дать тебе нечто особенное...

Квотербек застонал, чувствуя, как её голова опускается ниже, и вдыхая аромат вишнёвого шампуня в её волосах, пока те дразнящие покусывания-поцелуи спускались вниз по его лошадиной шее. Его протянутые копыта зарылись в простыни, когда он почувствовал, как прекрасная розовая кобыла медленно движется вниз по его груди... Вниз по его тугому животу...

Наконец, Хаирспрэй достигла своего десерта — приза, который она хотела заполучить всю ночь. Её ноздри раздувались, вдыхая аромат мужчины, и она испустила трепетный стон желания. Они уже были за
гранью слов, время поддразниваний тоже осталось в прошлом. Устроившись на кровати между разведёнными бёдрами пегаса, она бережно обняла самую мягкую и тёплую часть тела Квотербека своими чуткими копытами.

Она приподняла его мужское достоинство и провела своим языком по полыхающей головке, наслаждаясь вкусом. Это то, чего она с нетерпением ждала. Это было то, что прямо сейчас ей было необходимо. Предавая себя этой самой интимной части своего любовника, она медленно взяла головку копья жеребца в свою мордочку.

Квотербек испустил низкий вскрик удовольствия, поражённый тёплой влажностью, когда Хаирспрэй начала ухаживать за ним по всей длине. Он чувствовал её мягкие ухоженные копыта... ощущение от мягкого сосания, медленно охватывавшее его тело... эти восхитительные ласкания её языка снизу... Жеребец медленно покачал головой в изумлении. Ни о чём подобном Хупс или Дамббел в своих бахвальствах в жизни не говорили. Этот момент был для него чистым экстазом, и он был пойман как наркоман на это сладкое чувство, что розовая кобыла дарила ему.

Хаирспрэй начала глотать его длину, наслаждаясь богатым ощущением могучего конского члена, наполняющего её мордочку. В её голове возникла идея... нечто, что она делала очень редко, но ведь это была особенная ночь. Медленно склонив шею, розовая пони заскользила всё дальше и дальше по члену жеребца, пока её мордочка не уткнулась в его мощный живот. Дотянувшись, она слегка коснулась тугих шаров под его жезлом: уже с уверенностью можно было сказать, что скоро этот сильный жеребец отдаст ей свой величайший дар любви.

Медленно отклонилась она назад, удерживая его полноту лишь в своей мордочке, и принялась ласкать копытами вокруг основания. Она застонала, не раскрывая наполненного рта, вибрации её голоса устремились к самым корням эрогенных зон жеребца, и Квотербек с такой силой зарылся копытами в простыни, что было слышно, как они рвутся.

— О, Селестия... — выкрикнул жеребец, купаясь в волнах наслаждения, пока вскоре не почувствовал, что вот-вот упадёт через край в бушующий океан самой страсти. Вздрогнув всем телом, он вдруг закричал: — О, Луна... О, ХАИРСПРЭЙ! ДА!

Хаирспрэй едва успела отодвинуться: лишь верхушка чудесного толстого члена оставалась внутри её мордочки, когда она почувствовала, как брызги бедного, так долго сдерживавшегося жеребца начали наполнять её рот. Она жадно глотала, удивлённая тем, сколь сладок был дар мужчины, лишь с намёком на солёность. Через некоторое время взрыв утих.

Проглотив последнее, она подняла мордочку и с удовольствием облизнула губы.

— Ммм, ты восхитителен, мой сильный жеребец... — Она подняла глаза и увидела, что Квотербек отключился во время оргазма. Тихо хихикая, она взяла одеяло и накрыла им спящего пегаса.

Свернувшись калачиком под боком у Квотербека, розовая пони положила голову на его медленно поднимающуюся и опускающуюся грудь и закрыла глаза. Сейчас Хаирспрэй была более чем счастлива... В этот момент она была более удовлетворена, чем когда-либо за последние годы. Уже засыпая, прижавшись к своему жеребцу, она послала молитву Луне, чтобы та удержала их вместе.

* * *



На следующее утро, пока Рэйнбоу Дэш пыталась передремать своё похмелье на облаке подходящей пушистости, Квотербек возник рядом с ней тёмным пятном, возбуждённо кувыркаясь и ныряя в воздухе вокруг голубой пегаски. Перекатившись на бок, Дэш застонала и попыталась натянуть на голову кусочек облака.

— Блин, да что в тебя вселилось прошлой ночью?..

Гордо вскинув голову, серый пегас отбросил гриву с лица и испустил радостный клич.

— Ничего, просто я познакомился с кобылой вчера вечером!

Рэйнбоу Дэш резко подскочила, раскрыв рот в шоке, и указала копытом на серого пегаса.

— Ты... Ты познакомился с КОБЫЛОЙ... В баре, в который я тебя вчера привела?!

Квотербек рухнул на облако и с гордостью кивнул.

— Ага, она вчера вечером даже наведалась в комнату, которую я снимаю...

Дэш лишь рассмеялась и игриво толкнула пегаса.

— Давно пора, здоровяк! Дай брохуф! — Пара ударила передними копытами, и оба начали смеяться. — Ого, да это же повод отпраздновать! Ну, Квотербек! Когда ты снова увидишься с этой кобылкой?

Пегас усмехнулся.

— У неё сегодня собеседование в спа, так что я встречу её сегодня вечером в баре, чтобы помочь ей отпраздновать или же утешить её, если она не получит работу.

Дэш взлетела и тряхнула гривой.

— Отлично! Тогда давай хорошенько потренируемся сегодня, чтобы было отчего напиваться! — И с этими словами она устремилась полосой в небо.

Квотербек быстро салютовал в сторону уносящейся радужной полосы.

— Да, мэм! — Поднявшись, большой пегас взлетел и помчался за тающим радужным следом.

* * *



В спа-салоне земная пони с тёмно-голубой шёрсткой, известная как Лотос, сдвинула повыше белую головную повязку, удерживавшую её розовую гриву, после чего взглянула через стол на кандидатку, хлопая ресницами.

— Итак, Хаирспрэй... В вашем резюме говорится, что вы работали у Фотофиниш до недавнего времени... А до этого на Ле-Мэйн-Дисплэй в Филлидельфии... И вы учились у Графа Луи-де-Сизу в Кантерлотской Школе Укадки Волос и Косметики! Очень впечатляет!

Хаирспрэй, вскинув голову, рассмеялась весёлым девичьим смехом.

— Всё это в прошлом, если честно. Я становлюсь старой кобылой и просто хочу найти спокойное место, чтобы ухаживать за гривами и встретить хорошего, сильного жеребца, с которым могла бы разделить свою жизнь.

Лотос мягко кивнула.

— Ах, кто из нас не хочет. Ну а теперь, лишь по налоговым причинам, я должна спросить... Хаирспрэй — это ваше имя или художественный псевдоним?

Хаирспрэй сглотнула и нервно огляделась.

— Гм, это имя, которое я для себя выбрала. — Она немного поморщилась, ещё раз посмотрев по сторонам. Потом тихо сказала: — В налоговых свитках Селестии я числюсь как Джеймс Дресс. — И покраснела, как свекла.

Лотос ахнула и, прижав правую ногу к груди, покачала головой.

— Вы хотите сказать, что вы... — Розовая кобыла озабоченно кивнула, и Лотос радостно рассмеялась. — Честное слово, девочка моя! Если вы настолько умело справляетесь с собой, то только представьте, что вы сможете сделать для моих клиентов! Если вам всё ещё интересно, то работа, конечно же, ваша!

Хаирспрэй подняла голову, её глаза наполнились слезами радости.

— Вы имеете в виду... Вам всё равно?

Лотос покачала головой.
— Хаирспрэй, это же КРАСОТА! Никого не волнует, какие части у вас есть, покуда вы можете делать пони красивыми! Теперь позвольте мне показать вам помещение, которое вы будете арендовать...

* * *



Тем же вечером в баре Квотербек буквально свалился на барный стул, хватая ртом воздух.

— Чёрт, Дэш... *хрип* Тебе обязательно было пытаться научить меня ЭТОМУ манёвру?

Дэш лишь ухмыльнулась и хлопнула по спине вымотанного пегаса со смехом.

— Эй, благодаря моим урокам ты теперь летаешь на двадцать процентов круче! Сейчас ты просто с блеском сдашь свой тест на погодного пони!

— О, тогда у нас обоих есть повод для праздника! — раздался позади них женский голос. Обойдя их, Хаирспрэй прыгнула на усталого и больного пегаса и уткнулась мордочкой в его живот. — Квотербек! Лотос наняла меня почти на месте! Я буду ухаживать за всеми гривами Понивилля начиная со следующей недели!

Квотербек издал радостное восклицание, боль почти забылась, когда он в ответ прижался носом к её макушке.

— Это замечательная новость! Эй, я хочу, чтобы ты познакомилась с моей подругой Рэйнбоу Дэш... Она помогала мне готовиться к моим тестам в следующем месяце.

Хаирспрэй повернулась, скромно хлопая ресницами. Однако её ноги сжали талию серого пегаса немного крепче, а глаза сверкнули оттенком ревности, когда она кивнула голубой кобыле с мальчишеской причёской радужной гривы.

— Очарована, — начала она холодно. — Меня зовут Хаирспрэй, и я несказанно рада, что нашла здесь Квотербека.

Дэш узнала этот вид и тон, знакомый ей по нескольким ошибочным попыткам флирта в клубе. Подняв в воздух копыта, она немного отступила.

— Эй, расслабься! Мы просто учились в лётной школе вместе, а недавно снова встретились на состязании за звание «Лучшего Юного Летуна»!

Хаирспрэй мягко рассмеялась, выпуская Квотербека из тисков, и просияла яркой улыбкой.

— О, да это же замечательно! Ты обязательно должна выпить с нами, но сначала мне нужно попудрить носик. Рэйнбоу Дэш, не составишь ли компанию?

Дэш почесала затылок, после чего пожала плечами.

— Хм, ладно... Я обычно подобными вещами не занимаюсь, но можно... — Она легко постучала по барной стойке. — Бармэн, начинай записывать. Всё, что мы пьём сегодня — всё на меня! Мы празднуем!

Когда две кобылы проскользнули в дамскую комнату, Квотербек лишь покачал головой. Взглянув на бармена — жеребца с желтовато-коричневой шерстью и коричневой гривой — он пожал плечами.

— Эх, кобылы... Что с них возьмёшь?..

Коричневый жеребец посмеялася и покачал головой.

— О, меня даже не спрашивай, дорогой! Я предпочитаю компанию других жеребцов. Ну а теперь, что мне вам троим принести?

* * *



Как только две кобылы вошли в туалет, Хаирспрэй резко повернулась к Рэйнбоу Дэш с испуганным выражением на лице.

— Пожалуйста, — заржала она тихо. — Ты не можешь увести его, я только недавно оправилась от плохих отношений с грубым, жестоким единорогом и приехала сюда, чтобы начать с чистого листа! Ему нравлюсь Я, и я не могу его потерять!

Дэш лишь покачала головой и моргнула.

— Подожди... Ты беспокоишься, что я... Отниму его... У тебя?.. — Розовая пони мягко кивнула, в её глазах стояли слёзы от тревоги. Дэш, однако, начала смеяться. — Ох, блин! Подруга, ты не на ту лошадку ставишь! Конечно нет, я привела вчера Квотербека сюда как друга! Я гоняюсь за милыми кобылками, вроде тебя!

Хаирспрэй моргнула и покачала головой.

— Погоди... Ты... Ты не такая, как я?

Дэш моргнула.

— Что? Ты имеешь в виду, натуралка, как ты? Нет! И, кстати, я никогда не буду бегать за кобылкой, про которую знаю, что она «нормальная».

Хаирспрэй покачала головой.

— Натуралка?! Дорогая... Я... — Она закусила губу, подошла поближе и шепнула Дэш на ухо: — Я родилась мальчиком.

Смех Дэш резко оборвался, её челюсть практически ударилась об пол. Она метнулась вперёд, схватила передними ногами Хаирспрэй и с силой её затрясла. В этот момент в Дэш словно бы вселилась неудержимая скорость и неистовство Пинки Пай. (Где-то в другом месте Пинки Пай стала такой спокойной и безмятежной, какой не была никогда в жизни, но это уже совсем другая история.)

— Чтозначиттымальчик?! Квотербекзнает?! Ктонибудьвообщезнает?! — Хаирспрэй поморщилась, её уши прижались к голове. Рэйнбоу Дэш помолчала, глубоко вздохнула и покачала головой. — Это не может быть правдой. Квотербек сказал, что вы вдвоём... Всмысле, прошлой ночью вы...

Хаирспрэй покраснела и отвела взгляд.

— Ну, Он был тем, кто вчера вечером получил основное удовольствие. Это был... ОЧЕНЬ глубокий поцелуй, который помог ему уснуть.

Дэш побледнела и покачала головой.

— Мне совершенно, совершенно не нужно было слышать об этом. Но ты и правда должна сказать ему! Я уже через это проходила, и могу сказать, что правда ВСЕГДА всплывает!

Хаирспрэй повернулась, тряхнув гривой, и грустно вздохнула.

— Да знаю я, знаю! Но я не нашла, когда сказать об этом вчера вечером. Мы просто... свалились друг на друга!

Дэш покачала головой и ещё раз вздохнула.

— Чёрт, а ты хороша. Понятно, почему Лотос наняла тебя: если ты можешь себя ТАК обработать... Но ты должна сказать ему сегодня. Если не скажешь ты, то скажу я. У него есть сестра, которой он каждый месяц посылает деньги, и ему надо сосредоточиться на предстоящем тесте, чтобы получить работу получше.

Хаирспрэй грустно кивнула.

— Я знаю, знаю... Я скажу ему до конца ночи. Но можно мы пока просто пойдём праздновать?

Дэш кивнула и ободряюще хлопнула другую пони по спине.

— Конечно! А теперь давай выбираться отсюда, пока он не подумал, что я тут ем твою «конфетку»!

* * *



Когда Квотербек и Хаирспрэй стояли вместе в дверях бара, ночь Луны снаружи была наполнена стуком дождя, и на земляных дорогах уже скапливались лужи. Когда другие посетители начали напирать сзади, пара поняла, что нужно уже двигаться. Указав на большие свисающие ветви дерева-библиотеки, серый пегас усмехнулся.

— Давай спрячемся там, пока дождь не кончится.

Двое помчались вперёд, оббегая лужи, прохладный летний дождь омывал их тела. Повалившись кучей в мокрую траву под одной из крупных ветвей, они начали смеяться, потирая носами о шеи друг друга и не обращая внимания на воду, цеплявшуюся за их шерсть, гривы и хвосты.

— Ах, Хаирспрэй... — начал серый пегас, перед тем как ущипнуть загривок розовой пони с левой стороны. Он провёл носом от шеи до её левого уха и нежно укусил его мягкий краешек, Хаирспрэй издала мягкий чувственный стон.

Когда большие лошадиные копыта, лаская, скользнули по меньшим плечам, Хаирспрэй вздрогнула и повернулась, внезапно оттолкнув Квотербека от себя.

— Н-нет! — вскрикнула она, глаза её наполнились слезами. — М-мы не м-можем!

Пегас моргнул, смотря на другую пони, опешив от того, что его оттолкнули.

— Что? Разве... я что-то сделал не так? — спросил он весьма обеспокоенно.

Хаирспрэй закусила нижнюю губу. Она должна была сказать ему, пока дело не приняло серьёзный оборот. Она посмотрела на жеребца, её глаза наполнились страхом и трепетом, и она начала беспокойно перебирать копытами.

— Это не ты, Квотербек... Это я. Я не была честна с тобой. Во всяком случае, не полностью.

Квотербек вздрогнул и удручённо отвёл глаза.

— А, понимаю... У красивой кобылки, вроде тебя, уже есть парень, ждущий её в Кантерлоте, и я всего лишь мимолётное увлечение... — Он побрёл прочь, в печали опустив голову и хвост, когда выходил под дождь.

Розовая пони потрясённо ахнула, прикрыв мордочку копытом, и выбежала за ним под дождь. Вцепившись в его хвост, она начала тянуть его назад, пытаясь остановить, и проговорила сквозь стиснутые зубы:

— Нет, нет, нет! Стой, Квотербек, дело совсем не в этом!

Он остановился, почувствовав буксир и услышав эти слова. Крылатый пони повернулся и вопросительно посмотрел на розовую кобылу, от дождя её обычно идеальная грива грустно повисла.

— Тогда в чём же, Хаирспрэй? Если это не другой жеребец, то в чём же дело?

Хаирспрэй выпустила его хвост и грустно вздохнула.

— Ну, был другой жеребец до того, как я приехала сюда, но я порвала с ним. Я устала от насилия и от того, что мне приходилось использовать свои навыки стилиста, чтобы скрывать синяки. — Кобыла вздохнула и покачала головой. Подняв взгляд на свинцовые тучи, она вопросила к ним: — Во имя Луны, ну почему это должно быть так сложно?!

Квотербек подошёл к ней, его копыта оперлись на плечи меньшей пони, он улыбнулся.

— Эй, оставим это... Мы оба сейчас ведём себя как королевы драмы. Ну так что же такое? У тебя был плохой парень до меня... — Его правое копыто приподняло её подбородок, он одарил её улыбкой. — ...Но сейчас ты с лучшим пони, разве нет?

Хаирспрэй отвела взгляд далеко в сторону, её мордочка соскользнула с копыта серого пегаса, она захныкала.

— Ты не захочешь быть со мной после этого...

Серый пегас ахнул.

— О, нет, ты беременна?! Разве мы в прошлой ночью сделали жеребёнка?!

Хаирспрэй, услышав это, моргнула, прежде чем испустить мягкий женский смех. Положив голову на грудь жеребца, она тихо вздохнула.

— О, Квотербек... Ты не можешь сделать пони беременной таким образом... И, кроме того, понадобится очень серьёзная магия, чтобы я забеременела.

Пегас вздохнул и прижался мордой к макушке его кобылы, дождь продолжал лить на них.

— Ну, это облегчение, — усмехнулся он тихо. — Но что может быть настолько плохо, что ты думаешь, будто потеряешь меня из-за этого?

Хаирспрэй с трудом сглотнула. Сейчас или никогда. Она должна была сказать этому милому, но введённому в заблуждение пони правду, если хотела, чтобы у их отношений был шанс.

— Квотербек, ты знаешь, что некоторые кобылы иногда влюбляются друг в друга?

Пепельный пегас медленно кивнул.

— Ну да. Рэйнбоу Дэш одна из них. Ну, то есть я имел обыкновение шутить в раздевалке о том, какие лесби горячие, но это было лишь чтобы не быть белой вороной в компании. Теперь же я не вижу в этом ничего плохого, раз она счастлива.

Розовая пони снова закусила губу, слушая, и начала дрожать.

— И... И ты слышал когда-нибудь, чтобы два жеребца стали любовниками?

Пегас моргнул, не совсем понимая, куда идёт этот разговор.

— Ну... да, конечно. Я имею в виду, мы шутили в школе, называя друг друга гомосеками и тому подобным, чтобы поопускать друг друга. Но, хочу сказать, в этом нет ничего плохого. Я был в их баре уже две ночи подряд, и все были очень приятными! Я думаю, они просто получили плохую репутацию.

Хаирспрэй медленно выпустила дыхание и опустила взгляд на землю... Потом посмотрела вверх на ветку дерева, из-под которого они выбежали... Всё, что угодно, лишь бы не смотреть на жеребца, к которому она испытывала такие растущие чувства. И нервно продолжила:

— Ч-что если... Что если бы ты обнаружил, что тебя влечёт к жеребцу? Что бы ты сделал тогда?

Квотербек покачал головой.

— Я не понимаю, куда ты ведёшь. То есть, ты кобыла, и я хочу быть с тобой! Не с жеребцом!

Розовая пони издала разочарованный стон.

— Квотербек... Я... Я не знаю, как тебе это сказать, так что я просто скажу. — Она вздохнула и посмотрела вниз, её голос снизился до спокойного тона, а глаза опять наполнились слезами. — Я не совсем кобыла.

Пегас был в полном замешательстве, совершенно не понимая, куда розовая пони вела.

— Это... Это потому, что ты не можешь завести жеребят без магии? Дорогая, если у нас дойдёт до этого, мы просто раздобудем заклинание! Сейчас я просто хочу быть с тобой! Ты приносишь мне счастье, Хаирспрэй!

Хаирспрэй понимала, что она больше не могла ходить вокруг да около. Этот милый жеребец изливал ей своё сердце, и она должна была говорить честно и без обиняков. Никаких больше красивых слов. Подняв глаза, всё ещё полные слёз, она тихо покачала головой.

— Нет, милый... Я пытаюсь тебе сказать тебе, что я могу жить как кобыла, выглядеть как кобыла, называть себя кобылой, но я... я родилась мальчиком, как и ты.

Квотербек отступил назад с ошеломлённым выражением на лице. Он потряс головой, пытаясь прояснить её, в шоке отступив ещё на шаг.

— Я... Ты... Ты жеребец?!

Хаирспрэй поморщилась.

— Только когда мой хвост поднят, — вздохнула она. Нервно, она подняла правое копыто и обеспокоенно положила его на плечо другого пони. — Я... Я понимаю, если ты очень зол и ненавидишь меня. Я... просто не могу жить как жеребец. Я всегда чувствовала себя более комфортно как кобыла. Так что в молодом возрасте я просто начала действовать и жить так, словно и родилась такой. Внутри я кобыла... У меня есть лишь одно маленькое отличие... — Розовая пони кашлянула и нервно посмотрела по сторонам. — Ну, не такое уж и маленькое, вообще-то, но...

Квотербек смотрел на неё, не зная, как реагировать. Покачав головой, он отвернулся.

— Я... Я тебе не верю! Ты просто пытаешься порвать со мной!

Хаирспрэй ахнула в шоке.

— Нет, нет, нет, милый! Я совершенно серьёзно. Я действительно не хочу потерять тебя! Я... Я думаю, что влюбилась в тебя!

Пегас покраснел от слов другой пони. Повернувшись, он с серьёзным выражением посмотрел на Хаирспрэй.

— Докажи это.

Она снова ахнула в шоке.

— Ч-ч... Что?

— Ты слышала меня, — сказал Квотербек, уперев передние копыта в землю. — Докажи мне прямо сейчас, что ты действительно жеребец, потому что я не верю в это! Я не могу! Я смотрю на тебя и вижу самую милую и приветливую кобылу, какую я только встречал... Я просто не могу увидеть это!

Она вздохнула и посмотрела на мокрую траву.

— Прямо здесь? Под дождём?

Он решительно кивнул.

— Да, потому что пока ты этого не сделаешь, я просто не поверю...

Она кивнула и расположилась на траве на боку.

— Ради тебя я сделаю это... Но пожалуйста... Пожалуйста, не бей меня... — Она перевернулась на спину и раздвинула задние ноги, а передние поджала, защищая лицо. Дождь лился вниз, придавая её гриве глянцевый блеск,
вода скатывалась по её телу. Когда дождь начал струиться у неё между ног, тщательная укладка, что она сделала, чтобы «спрятать кое-что», разгладилась, являя правду глазам Квотербека.

Он посмотрел вниз между её ног, потом поднял взгляд на её испуганное лицо с полными страха глазами. Он сделал шаг, чтобы подойти ближе, и Хаирспрей вздрогнула и отвернулась, крепко зажмурив глаза... Розовая пони ожидала худшего.

Но тут она почувствовала, как пегас оставил на её щеке лёгкий поцелуй.

— Ты всё равно выглядишь как моя кобыла, дорогая... — Его голос звучал мягко и всё ещё любяще. Она взглянула в его глаза с надеждой, и его взгляд потеплел. — Я вижу «это»... Но... Я не знаю, на самом деле. Я хочу сказать... для меня ты всё ещё моя кобыла. У нас могут быть одинаковые... штуки в некоторых местах, но клал я на то, что другие могут подумать! Для меня ты кобыла. — Он покраснел и добавил: — И к тому же прекрасная.

Хаирспрэй задохнулась от этих сладких слов. Она протянула к нему передние копыта, обхватила шею жеребца и притянула его голову к себе, сливаясь с ним в поцелуе. Её язык скользнул в его рот, её копыта гладили его голову сзади. Он ответил на поцелуй: сначала осторожно, затем с глубокой, нарастающей страстью. Два пони в это мгновенье просто потеряли себя.

Квотербек лёг в мокрую траву рядом с меньшей пони, его ноги, обнимая её, подтянули розовую пони ближе к животу, не прерывая поцелуя. Одно из его копыт стало тихонько гладить её по животу. Меньшая пони простонала в поцелуе и выгнула спину, реагируя на поглаживания, которые спускались всё ниже и ниже. Она прервала поцелуй с громким ржанием, когда почувствовала, как то копыто стало ласкать её пробуждающуюся частичку мужественности.

— О, Квотербек... М-мы не должны... Не здесь... — Она осмотрелась над травой нервно, вдруг осознав, что они находились в общественном месте. — Что если кто-нибудь пройдёт?

Серый пегас поцеловал шею кобылы и сладострастно улыбнулся.

— Я лишь делаю своей кобылке хорошо. И сейчас три часа ночи, идёт дождь. Никто нас не увидит... — Пока он говорил, его копыто продолжало медленный танец, как будто он работал над собой. Это не казалось ему странным, просто... новым. Новый опыт, который не был ему противен. На самом деле, он нашёл его весьма приятным, несмотря на все грубые шутки, что он слышал о подобных занятиях в свои юные годы в тех раздевалках.

Кобыла посмотрела на своего жеребца, дрожа всем телом как от дождя, так и от чудесных ощущений, которые дарил ей большой пони. Она покраснела и закусила губу.

— Милый... Если я твоя кобыла... можешь ли ты заставить меня почувствовать себя так? Как кобыла?

Квотербек приостановил свои ласки копытом и вопросительно посмотрел на розовую пони.

— Что ты имеешь в виду?

Взгляд страстной нужды Хаирспрэй пронзил его глаза, когда она заржала:

— Я... Я хочу, чтобы ты взял меня. Овладей мною, мой сильный, мужественный жеребец.

Квотербек сел и покачал головой в недоумении.

— Подожди... Ты... Мы можем сделать это?

Хаирспрэй кивнула и, перекатившись на живот, приподняла свой круп в воздух. Откинув хвост в сторону, она показала пегасу своё сокровенное место и оглянулась на него через плечо.

— Просто... Иди медленно. У меня никогда прежде не было столь большого жеребца.

Квотербек кивнул и сглотнул. Он встал и, сжав передними копытами бёдра другой пони, примерился. Из-за дождя их тела блестели в тусклой ночи, только лишь случайные молнии в облаках заставляли их тела кратко сверкать в ярком белом свете.

Когда жеребец начал продвигаться вперёд, Хаирспрэй слабо вскрикнула от боли. Он остановился, обеспокоенно поглаживая её бёдра.

— Ты... Всё в порядке?

Она кивнула, оглянувшись через плечо.

— Да... Это пройдёт. Просто войди в меня, мой жеребец... Сделай меня своей кобылой...

Квотербек кивнул и начал двигаться вперёд, его член медленно пронзал тугую теплоту, погружаясь всё глубже и глубже. Издав низкий стон от неописуемого чувства наслаждения, он замотал головой, разбрасывая во все стороны капли дождя, срывавшиеся с гривы. Наклонившись вперёд, чтобы покрыть Хаирспрэй, он начал осыпать её спину, шею и плечи лёгкими любовными покусываниями, медленно ускоряя свои движения.

Хаирспрэй отвечала на каждый его выпад, поднимая и опуская круп, и при этом чувствовала себя полнее, чем когда бы то ни было. Её глаза закатились, и её собственная длина покачивалась в воздухе. Когда она почувствовала, что её возлюбленный начал достигать самого сокровенного из всех её внутренних мест, она ощутила, как приближается её кульминация.
— О, любовь моя, — застонала она в непрестанно растущем удовольствии. — Прошу, наполни меня! Сделай меня своей кобылой...

Квотербек никогда не испытывал ничего подобного. Дождь... Облегающее, тугое тепло... Ощущение, как его кобыла извивается под ним... Он вошёл вперёд, инстинкт, любовь и желание направляли его, неминуемо толкая через край. С громким ржанием страсти он пронзил её один раз... Второй... И на третьем, последнем движении он испустил глубокий вздох, его налитая мужественность начала биться и пульсировать, выпуская горячее семя глубоко внутрь крупа розовой кобылы.

Хаирспрэй почувствовала взрыв, когда копыта пегаса сжали её крепче. Она сама упала через край и своей собственной кульминацией оросила траву под собой, она заржала в похотливом восторге.

Они пролежали так несколько минут. Дождь наконец-то стих до мелкой мороси, как будто даже погода финишировала вместе с ними. Повернув голову, Хаирспрэй потёрлась щекой о жеребца и умиротворённо вздохнула.

— Ммм, спасибо тебе... Это было просто чудесно.

Пегас потёрся носом о её голову в ответ, после чего с большой осторожностью вынул себя из кобылы и улыбнулся.

— Давай вернёмся в мой номер. Нам нужно принять горячий душ, а потом... Я вроде как хочу попробовать это ещё разок. — Обмениваясь ласками, пара медленно встала и начала брести к гостинице.

* * *



Тем временем, в дереве-библиотеке Твайлайт Спаркл задрожала в приятной истоме после представления, которое только что разыгралось за окном её спальни. Перекатившись на постели, она мысленно сделала заметку повидать Принцессу Луну завтрашним вечером, чтобы дать ей подробнейший отчёт о том, что она пропустила, не оставшись сегодня ночевать.

* * *



Квотербек сел в постели, когда солнечные лучи начали заливать комнату. Хаирспрэй лежала рядом с пегасом, пока тот сидел в задумчивости. Прошлая ночь... Вспоминая события последних двух ночей, он признавался себе, что это были лучшие ночи в его жизни. Вздохнув, пегас опустил голову на копыта.

Прошлой ночью Хаирспрэй сказала ему, что розовая земная пони, спящая в его постели, розовая земная пони, в которую он совершенно влюбился, родилась мальчиком, как и он. Квотербек часто слышал слухи и шутки о «лесби», «геях» и «трансах», и всегда эти слова использовались для оскорблений или наговоров. Как и все другие молодые жеребцы, он всегда смеялся либо ворчал на эти темы. Но теперь это не казалось ему шуткой: теперь, когда он вдруг оказался в такой ситуации, влюбившись в эту уникальную кобылу.

Он вспомнил свою прошлую жизнь. Он никогда не ходил на свидания с кобылами до той ночи. Он ни разу даже не пригласил кого-нибудь, он белел от нервозности. Но с Хаирспрэй он чувствовал себя хорошо. По некоторым причинам он чувствовал, что так и должно было быть. Но ему нужно было с кем-то поговорить об этом. С двумя пони, на самом деле. Наклонившись, он поцеловал лоб спящей розовой пони, которая медленно просыпалась.

— Ммм?..

Квотербек погладил бок уставшей пони и мягко улыбнулся.

— Отдыхай, милая... Мне просто нужно выйти, чтобы выполнить некоторые поручения. Я вернусь к полудню на обед, хорошо?

Хаирспрэй зевнула и кивнула, поудобней свернувшись калачиком в простынях.

— Хорошо... *зевок* Люблю тебя...

Квотербек взглянул на кровать, встав из постели. Пегас убрал гриву с глаз, чтобы посмотреть на спящую розовую пони и надолго задержать на ней взгляд. Он чувтсвовал это, но пока ещё просто не мог высказать. Есть пони, с которыми ему надо было сначала поговорить.

Открыв дверь, он вышел в коридор и осторожно закрыл её за собой. Выйдя из двери гостиницы, он поднялся в воздух, чтобы найти свою сестру.

* * *



В Почтовом Отделении Понивилля Дитзи Ду — серая пегасочка с желтоватыми гривой и хвостом, сосредоточив свой хороший глаз и задумавшись, привязывала свою почтовую сумку и широко улыбалась своим мыслям. Вчера она доставила почту, затем её брат угостил её маффинами, потом они летали вместе, он пускал пузыри, которые она ловила. Она любила пузыри. Почти так же, как маффины. И своего брата. Она правда-правда любила всех троих. И Рэйнбоу Дэш тоже была там! Она тоже принесла маффины! Это был просто отличный день.

Перепроверив свою сумку, она надулась. Было лишь пять писем там, которые надо доставить. Хорошенькая единорожка, что жила в дереве, не получит новых книг до завтра. Она знала, это потому что, после того как книги прибыли, почтовое отделение предоставило ей два выходных дня. Завтра будет тяжёлая работа, но в конце концов это окончится ещё одним отличным днём!

Когда она выбежала из Почтового Отделения, её лицо просветлело. Её ждал брат! Он прилетел, чтобы увидеть её! Может быть, у него есть маффины! Или пузыри! Сегодняшний день тоже обещает быть отличным!

Квотербек приземлился на траву и тряхнул гривой, глядя на сестру, скачущую к нему. Когда бледно-серая пегасочка приблизилась, она крепко обняла его и потёрлась щекой.

— Большой Брат! Большой Брат!

Серый парень-пегас прижался к своей сестре и улыбнулся.

— Эй, сестрёнка! Мне... Мне надо поговорить с тобой кое о чём, хорошо?

Дитзи Ду наклонила голову, смотря на брата, её плохой глаз уехал вправо.

— Большой брат выглядит грустным... — простонала она и сунула копыто в свою почтовую сумку. Вынув оттуда маффин, она протянула его брату. — Маффин? Мафины с хрустящими банановыми бумерангами делают счастливыми и супер весёлыми, доставляя радость рту.

Старший пегас покачал головой.

— Я так не думаю, Дитзи. Видишь ли, я кое с кем познакомился на днях.

Пегасочка улыбнулась и обняла брата за шею.

— Это здорово, большой брат! Фиолетовые мармозетки подтвердят!

Квотербек слегка оттолкнул сестру и покачал головой.

— Нет, нет... Видишь ли, она... она не всегда была кобылой. Она родилась мальчиком, как и я! Ну, не как я... Она мягкая, нежная, и то, как свет играет на её гриве, это просто... просто чарующе... — Он покачал головой, собираясь с мыслями. — Но она всё же жеребец «там внизу», — продолжил он, указав копытом на соответствующее место. — Значит ли это, что мне нравятся жеребцы?

Дитзи хихикнула и подмигнула.

— Жеребцы с жеребцами становятся лучшими друзьями, да! И друзья обнимаются с друзьями как воздушные шарики и облака мармелада! Не могу определить, кто такие друзья! Они просто становятся как милые коровки, с радостью заполняющие небо!

Квотербек уткнулся лицом в свои копыта, пытаясь объяснить это.

— Нет, Дитзи... Я думаю, что, возможно, я гей.

Его сестра лишь рассмеялась.

— Ты гей, я гей, весь МИР гей! Это хорошо — быть счастливым, спроси Рэйнбоу Дэш! У неё хорошенькая грива и милый хвост, и она делает красивые цвета! Будь геем! Быть геем — делать Эквестрию лучше!

Это было не совсем то, чего хотел старший брат. Качая головой, он положил копыта на плечи сестры и посмотрел ей прямо в лицо.

— Хорошо, давай говорить напрямик, ладно?

— А-га!

— Я — парень...

— А-га!

— И Хаирспрэй была парнем...

— А-га!

— И у неё есть мужские... части...

— А-га!

— И я думаю, мне она действительно нравится...

— А-га! Нравится — это хорошо.

— Так же, как мама и папа любили друг друга...

— А это плохо?.. — Младшая сестра посмотрела на своего брата любопытным, но нисколько не осуждающим взглядом. Не было никакой злобы в её голосе, никакого отвращения. Ей просто было любопытно, ведь она не видела проблемы.

Квотербек отступил назад и задумался.

— Нет... Нет, я так не думаю. По правде говоря, если не считать наших с тобой встреч, часы, проведённые с Хаирспрэй, стали для меня первыми счастливыми часами с тех пор, как умерли наши близкие.

Дитзи Ду приподнялась и, схватив морду брата, стала её тискать.

— Большой Брат, ты много для меня делаешь. Ты никогда не называешь меня Дерпи, как делают другие. Ты заслуживаешьсчастья. Будь счастлив. Я могу быть счастливой с вами, и у нас у всех будут пузыри, маффины и зелёные письма из космоса, падающие из синих коробок!

Квотербек вывернулся из хватки сестры и начал смеяться.

— Да ты чокнутая, сестрёнка, но в твоих словах также немало смысла. Эй, приходи в гостиницу где-то к полудню. Я хочу тебя кое с кем познакомить.

Дитзи выпрямилась и отсалютовала.

— Да, Капитан! Как только почта найдёт свой дом и мир будет спасён от Киберпони! — Кивнув с улыбкой, она полетела вверх тормашками в направлении города.

Пегас смотрел, как его сестра улетает, и тут услышал чих, раздавшийся сверху. Подняв глаза, он увидел Рэйнбоу Дэш, выглядывающую из-за облаков, и сглотнул.

— Д-Дэш! Как давно ты тут?

Рэйнбоу Дэш усмехнулась и потянулась.

— О, ещё до того как ты приземлился. Я как бы догадывалась, что ты, что бы ни случилось, захочешь рассказать всё своей сестре. Ммм, а кроме того вокруг почтового отделения всегда самые мягкие облачка, на которых можно неплохо вздремнуть.

Квотербек только покачал головой.

— Значит, ты слышала, что Хаирспрэй...

Дэш усмехнулась.

— ...Очень красивая пони, которой повезло, что у неё есть ты? Да. Она даже поделилась со мной своим маленьким секретом прошлым вечером, и я сказала ей, что она должна всё тебе рассказать. Иначе было нельзя.

Серый пегас взлетел и, приземлившись на облаке рядом с Дэш, вздохнул.

— Эй, Дэш? Когда ты поняла, что была по кобылкам?

Бледно-голубая пегаска пожала плечами.

— Я всегда подозревала, но не была уверенна, пока не встретила дочерей директора лётной школы.

Парень повернулся и ахнул.

— Тройняшки Винг?! Вау, не удивительно, что тебя выгнали! Удивительно, что он не запретил тебе появляться в Клаудсдейле!

Дэш рассмеялась и вытянула копыта в воздух.

— Ага, но это абсолютно того стоило! Лучшая Тренировка в Мире!

* * *



Хаирспрэй сидела у гостиницы, нервно поглядывая на часы. Было 12:30, и до сих пор никаких признаков Квотербека. Не сбежал ли он? Собирался ли возвращаться? Она положила голову на столик, накрыв нос передними ногами, и нервно вздохнула... И тут на кончик её носа приземлился лепесток розы. Она опустила ноги, глядя на розовый лепесток, перед тем как другой лепесток упал ей на левое копытце... и на правое плечо, и на стол! Подняв голову, она взвизгнула от удивления, увидев целый дождь летящих с неба лепестков роз.

Моргая, в то время как розовый ливень уже почти закончился, она увидела Квотербека, державшего опустевший мешок и машущего ей копытом, сидя на стропилах.

— Хэй, Хаирспрэй! Как тебе мой подарок?

Розовая пони потрясла своей ярко-розовой гривой и тихо хихикнула.

— Честное слово, Квотербек! Что... Где ты был? И почему ты опоздал? Я волновалась!

Большой пегас медленно спорхнул вниз и приземлился на пол, пристыженное выражение было на его лице.

— Извини, но у цветочных тройняшек возникли проблемы с добычей всех розовых лепестков, что я должен был тебе подарить.

Хаирспрэй залилась густым румянцем и покачала головой.

— Ох, ты не должен был делать этого...

Парень подался вперёд и, положив передние копыта на плечи Хаирспрэй, посмотрел ей в глаза.

— Нет, должен был. Я кое-что понял сегодня утром. Я понял, что люблю тебя, и не мыслю ни секунды своей жизни без тебя. — С этими словами он наклонился вперёд, его морда встретилась с ней в поцелуе, который, казалось, длился вечность. Когда, наконец, поцелуй прервался, он был потрясён, увидев слёзы, текущие из её глаз. — Хаирспрэй, что случилось? Я тебя расстроил?

Она покачала головой, беря салфетку со стола, чтобы вытереть слёзы.

— Нет, нет, нет. Я... Я плачу потому, что очень счастлива. Я боялась, что ты мог возненавидеть меня или, не дай Селестия, захотеть даже выместить на мне злобу. Я просто так... так счастлива...

Он протянул передние ноги вперёд и обнял её за спину, прижимая меньшую пони к своему телу, и потёрся щекой о её голову.

— Ну, ну, я обещаю тебе, слёзы радости будут единственными слезами, которые тебе в будущем придётся пролить.

Она всхлипнула и вздохнула.

— Ммм, я думаю, мне понравится быть с тобой. Но, милый, почему ты пролил все лепестки роз на пол? Что же мы будем есть на обед сейчас?

Пегас усмехнулся.

— О, милая... Лепестки роз были лишь чтобы осыпать тебя любовью! Нет, на обед у нас...

— МАФФИНЫ! — раздался громкий крик от двери, ведшей наружу, через которую влетела Дитзи Ду с корзиной свежих маффинов из Сахарного Уголка.

Положив переднюю ногу на плечо земной пони, Квотербек с улыбкой повернулся к двери.

— Если мы хотим быть вместе, Хаирспрэй, я хочу, чтобы ты познакомилась с моей сестрой Дитзи Ду...

* * *



Рэйнбоу Дэш прошла по облаку и кивнула.

— Итак, на эту Уборку Зимы у нас есть новобранцы! — Капитан погодных пони Понивилля посмотрела на три новых лица и коротко кивнула. — Твайлайт предоставила нам план, по которому мы должны действовать. Так что давайте постараемся закончить в этом году в рекордные сроки!

Громкие воодушевлённые восклицания наполняли воздух, когда пегасы разлетались во всех направлениях. Серый парень-пегас уже собирался взлететь в южном направлении, чтобы привести южных птиц, как вдруг голубое копыто остановило его.

Серый парень повернулся и мягко улыбнулся.

— Да, босс?

Дэш лишь усмехнулась.

— Ладно, хватит уже. Я поручила твоей сестре сортировать почту для лесных животных, так что удачи с полётом на юг. Это небезопасное путешествие, но я знаю, что ты сможешь слетать туда и обратно. В конце концов, я знаю, кто тренировал тебя, а я слышала, что она — лучший летун во всей Эквестрии!

Квотербек улыбнулся и ещё раз салютовал.

— Да, босс! Кстати, Хаирспрэй просила узнать, не согласишься ли ты залететь к нам на ужин после Уборки Зимы? Она готовит кукурузу и морковную запеканку, а ещё она раздобыла несколько бутылочек медовухи!

Рэйнбоу Дэш кивнула.

— Вас понял! Теперь отправляйся за птицами, а после скажи Хаирспрэй, пусть приготовит ещё одно место... Посмотрим, смогу ли я сегодня заарканить себе свою собственную розовую кобылку.

Комментарии (17)

0

Читал на ДП 810 :)

DrDRA #1
0

обратная тяга, тык скызыть: писанина г.К. сначала появилась здесь, а уже потом — на ДаркПони. С этим рассказом — наоборот ;)
а рассказ хорош, хотя и про несколько... нестандартную пару ;))

xvc23847 #2
0

Офонареть! — рявкнул он таким тоном, что было непонятно: восклицание это или приказ? ;)))

xvc23847 #3
0

а як же не пообвинять, если т а к подставляешься?...
ну, хорошо... допустим, я согласен с тем, что в тэги стоит добавить "гомосексуализм" (или "трап" или как там такое обозначается...).
НО! это выдуманные персонажи выдуманной вселенной в выдуманной (не каноничной) ситуации1 и начинаются тиакие претензии, как будто вам на это билет по дикой цене продали / вас гомосеки просто осаждают ;) / у вас ГПТД (глубокая психологическая травма детства)...
лично я — гет, но в данном рассказе порадовался за сюжет, логичное обоснование поведения персов и романтику. почему нельзя просто принять факт существования тех, кто не такой как ты? они что — в друзья до гроба напрашиваются?
остаюсь при своём мнении — рассказ хорош, ваши претензии преувеличены и малообоснованны.

xvc23847 #4
0

Это ловушка!

Skuzl #5
0

дак и я о чём!! It's a Trap!

xvc23847 #6
0

>О, Луна... О, ХАИРСПРЭЙ!
Тут я почему-то захохотал в голос.

>Мисс Р
OH U, Miss R!

Август Бебель #7
0

А мне очень понравилось) все тут так гармонично. И сюжет есть и переживания и клоп сцен не много. Лайк, тоталли!

Furen #8
0

Фу, гомосеки... Поставлю единицу, за такую подставу. Однако, оценка некоим образом не отражает мое отношение к переводчикам, труд был не маленький.

Ответ автора: Странно, из гомосеков ток Дэш тут в рассказе.

KingCost #9
0

Мда, подстава конечно:) Хотя на его месте многим было-бы пофиг.

0

It’s a Trap!

MorozS #11
0

Мило! И никакого насилия! +1

Лерчик #12
0

рассказ конечно странный... но это все выдумано, нормальный человек прочитал и забыл... А если кто-то пытается это притворить в жизнь, это его дело... Конечно было потом мерзко вспоминать, что они делали первый раз... А она с таким секретом... Жесть полная...

ponnyboi #13
0

Всем здры, дорогие брони... Я думал над этим рассказом много времени... Знаете, иногда с первого раза не доходит... Понравился рассказ, любит он её такую, какая есть... Конечно понять этот секрет было не легко... Автор молодец!

ponnyboi #14
0

Кхе-кхем... Без комментариев! И, кажется, я случайно поставил лайк.....

ПесиQ #15
0

В целом, фик классный!!!:-)
единственное что растроило- лесби Дэш.:-(
а так вроде неплохо:-)

ametista #16
0

Моя реакция, SURPRISE MOTHERFUCKER!

DarkDawn #17
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...