Автор рисунка: Devinian
Глава 11

Глава 12

— И вот, в каком виде я застаю Принцессу Ночи! — были первые слова, которые услышала Луна, очнувшись. — Ее Высочество валяется в похмельной дреме! И это в тот момент, когда над всей Эквестрией нависла страшная опасность!

Последним, что помнила принцесса, было неожиданно завершившееся посещение сна Эрвина. Что было дальше и где она сейчас, аликорн не помнила. Что бы получить ответы на эти вопросы, она открыла глаза и осмотрелась. Как выяснилось, находилась она в одном из винных погребов Кантерлотского дворца. Причем лежала она прямо на полу возле пустой бочки в луже вина. Переведя глаза на источник звука, разбудившего ее, принцесса ночи успокоено выдохнула. Перед ней стояла Селестия. Всего лишь Селестия. Белая аликорн заняла дверной проем, приняв горделивую позу, с брезгливо-обиженным выражением на лице.

— О какой опасности ты говоришь, сестра? — решила уточнить Луна, поднимаясь на ноги. При подъеме ее неожиданно повело в сторону и пришлось сделать пару шагов вбок, что бы не упасть. От внимания Селестии этот конфуз, конечно же, не укрылся и та презрительно фыркнула.

— Опасность, моя дорогая сестра, — патетично произнесла она. — Всегда грозит Эквестрии, когда ее бесподобная правительница не в духе! И в этот самый момент, — она драматично повысила голос. — Я застаю свою младшую сестру, которая должна быть вернейшей опорой трону, в винном погребе. Возле пустой бочки! И в совершенно невменяемом состоянии!

— Но, послушай… — попыталась вклиниться в речь старшей принцессы младшая.

— Не желаю ничего слушать! — воскликнула Селестия. — Я, конечно, тоже могу позволить себе немного алкоголя… Кстати, о нем, — она на мгновение отвлеклась и в желтой вспышке рядом с ней материализовались початая бутылка коньяка и хрустальный стаканчик. Налив себе напитка, белый аликорн телепортировала бутылку прочь и, отпив, довольно причмокнула. — О чем это я? Ах, да! Так вот, я тоже могу позволить себе немного алкоголя, но подобные запои — это то, что совершенно не приличествует принцессе!

— Я не выпила ни капли из этой бочки! — выкрикнула Луна, которой надоело слушать незаслуженные нотации.

— Да? — ехидно прищурилась Селестия. — А почему тебя не держали ноги, когда ты поднималась?

— На меня было совершено нападение! — выпалила темно-синий аликорн. Она решила, что подобное скрывать от сестры не будет, хоть ей крайне не хотелось признаваться в своем постыдном провале при попытке ареста людей. — Это были люди из ведомства Меркулова! Они усыпили меня, а очнулась я уже здесь!

Услышав такое признание, белый аликорн одним глотком допила свой коньяк и уже без иронии поглядела на Луну.

— Я думала, что ты уже вышла из того возраста, когда придумывала всякие нелепые истории, лишь бы не признавать свою вину! — заявила она. — Генерал Берия милейший человек, а этот Меркулов всего лишь его слуга. Уж я-то разбираюсь в характерах. Да ты лично общалась и с ними, и с их подчиненными! Ты сама понимаешь, как глупо звучат твои отговорки? — повысила голос Селестия. Рядом с ней снова материализовалась бутылка и она, вылив остатки себе в стаканчик, залпом выпила крепкий напиток, даже не поморщившись. — Какие-то людишки посреди моей столицы напали на второго по силе мага Эквестрии и смогли победить! Может, ты скажешь, что и бочка вина за твоей спиной опустела из-за людей?

Глядя на разбушевавшуюся старшую сестру, Луна молчала, только скрипя зубами от досады и злости. Эта взбалмошная любительница театров и приемов, последние годы копытом о копыто не ударившая в деле управления страной, теперь еще и поучает ее. Ее! Ту, которая единственная догадалась о реально грозящей опасности!

— Ты хоть понимаешь, что мне пришлось две ночи вместо тебя поднимать и опускать Луну! — предъявила тем временем ей новое обвинение старшая сестра. — А тебя все это время нигде не могли найти! Хорошо, что один мой старый друг подсказал, где тебя разыскать! — перед лицом темно-синей аликорна возник конверт без подписи. Она успела увидеть только символ, состоящий из двух красных ромбиков, стоявших рядом. Большего она разглядеть не успела, так как конверт, повинуясь воле Селестии, дважды хлестнул ее по лицу, а потом пропал в телепорте.

— Прекрати! — топнула ногой Луна. — Ты не видишь заговора прямо у себя под носом. И, если ты не возьмешься за ум, то скоро можешь оказаться на моем месте! Я сообщила тебе информацию чрезвычайной важности, а тебя заботит то, что ты две ночи управляла Луной? Да ты делала это тысячу лет!

— Ты еще смеешь упрекать меня! — выдохнула Селестия. — Все, хватит! Я не желаю выслушивать оскорбления в свой адрес! Ты наказана, а наш разговор окончен! Когда образумишься и будешь готова извиниться за свое безобразное поведение, приходи. А до этого не желаю тебя видеть!

Сказав это, она исчезла во вспышке телепорта.

Луна была просто в бешенстве. Она еще не осмыслила то, что случилось с ней при попытке поимки хитрых людишек. А тут еще эта курица смеет читать ей нотации!

В гневе принцесса со всей силы пнула злополучную бочку, отчего та рассыпалась на отдельные доски. Но аликорн не обратила внимания на порчу имущества. Скастовав маленькое заклинание, она убедилась, что магия ее слушается. Тут же она перенеслась в свои покои. Там было тихо, как будто ничего за время ее отсутствия и не произошло. Следом она прыгнула в комнату Ховальдта. Человека на месте не было, но она нашла в тайном месте его записку, в которой Эрвин сообщал, что следуя ее указаниям, спешно отбывает к порталу вместе с Кребсом.

— Ну, хоть кто-то понимает серьезность ситуации и выполняет мои указания, — пробормотала принцесса ночи. — Пусть пока там и сидит. Ему нужно всего лишь дождаться Твайлайт. А я пока разберусь с произошедшим...

***

Флаттершай сидела в комнате незнакомого дома и смотрела на зеркало, из которого она выпала сюда в прошлую полночь. Что произошло там, на той стороне, она так и не поняла. Павел и Вальтер весь день, начиная с их встречи, общались спокойно и даже дружелюбно. Но потом они набросились друг на друга совершенно неожиданно. А Манфред и еще один человек, которого пегас помнила по нахождению в руинах за большим порталом, присоединились к ним. Ей самой не повезло оказаться в куче-мала, а потом получить увесистый пинок, отправивший ее сюда.

К несчастью, встретил здесь ее не кто иной, как Руперт Кребс. Если бы в тот момент, когда она узнала его, она не лежала бы на полу, то она наверняка бы упала, такой страх ей внушал этот человек. Правда она тут же вспомнила разговор с Твайлайт и подругами, которые рассказали, что помирились с обер-фельдфебелем. Но Флаттершай в тот момент с ними не было, а с тех пор этого человека она так и не видела.

Кребс, впрочем, тоже был не слишком рад ее увидеть. С другой стороны, он хотя бы мог говорить по-эквестрийски, а значит, мог объяснить, что ей делать.

Правда, делать этого Руперт категорически не желал. Когда Флаттершай, собравшись с духом, вошла в комнату, где он находился, человек готовил какое-то мерзко пахнущее варево из явно испорченных продуктов.

С отвращением на лице поглощая свою похлебку, он выслушал историю пегаса. В ответ, он кратко рассказал ей, где они находятся. Правда, название человеческого города ничего не дало Флаттершай. Зато она поняла, что в следующую полночь сможет отправиться обратно. Так она решила и поступить. Находиться в этом покинутом доме, где хозяйничал человек, являвшийся элементом злобы, как поясняла ей Твайлайт, она не хотела. Да и не собиралась она, если честно, отправляться за Рэрити так далеко. Да, Руперт подтвердил, что ее подруга должна прийти сюда, но когда это случится, он не знал.

Поэтому Флаттершай вернулась в комнату с зеркалом и принялась ждать. После пережитых волнений есть ей совершенно не хотелось. Спать она боялась, опасаясь пропустить открытие портала. Мир людей, находящийся вокруг, по-прежнему пугал и исследовать его она совершенно не желала. Так что она просто уселась на пол перед зеркалом и задумалась.

Некоторое время все шло спокойно и она уже начала надеяться, что сможет дождаться полуночи без приключений. Однако шум на улице привлек ее внимание. Пегас выглянула в окно и увидела нескольких людей в одинаковой коричневой форме возле входа. Судя по звукам снизу, они хотели войти. Спустившись с подоконника, она посмотрела на зеркало, надеясь, что, может быть, оно засветится вне расписания. Но вместо этого в комнату ворвался Кребс.

— Так, быстро поднимай свою желтую задницу и бегом отсюда! — свистящим шепотом скомандовал он, тут же ногой подтолкнув ее к выходу. Вытолкав ничего не понимающую Флаттершай из комнаты, он захлопнул дверь и запер ее на ключ. — Ну, что стоишь? Или ты хочешь попасться этим полякам? — таким же шепотом спросил он. — Быстро за мной! — скомандовал он, не дожидаясь ответа, и направился по коридору.

Пегасу не оставалось ничего другого, кроме как последовать за ним. Что здесь было нужно тем людям, она не знала. И не желала выяснять. Руперт, тем временем, дошел до лестницы на чердак и жестом указал, что нужно подниматься. Забравшись наверх, Флаттершай оказалась среди гор мусора и пыли. Поднявшийся следом Кребс, закрыл дверь и подпер ее каким-то сундуком. Здесь было сумрачно, хотя свет из нескольких окошек, выходящих на улицу, позволял свободно ориентироваться.

— Сидим тихо! — снова шепотом произнес человек, наклонившись к ней. — Ты поняла?

— Да, Руперт! — тоже шепотом ответила пегас. — Спасибо!

— Да не за что… — хмыкнул Кребс.

Некоторое время они сидели, стараясь не двигаться, и напряженно вслушивались в звуки, доносившиеся снизу. Судя по всему, люди, вошедшие в дом, что-то активно искали, причем в основном на первом этаже. На этаж выше они поднялись только раз, а потом ушли обратно вниз. Флаттершай вслушивалась в доносившиеся снизу разговоры на неизвестном, скрипучем языке, на грохот небрежно передвигаемой мебели и надеялась, что пришельцы скорой уйдут.

Обыск продолжался уже около получаса, но, похоже, визитеры, так и не нашли того, что искали. Тут снизу раздался тревожный крик, который сразу оборвал другие звуки.

Кребс подошел к окошку и принялся что-то там высматривать. Пегас решила тоже посмотреть на улицу. Она не решилась идти к Руперту, поэтому подошла к другому окну и, взмахнув крыльями, запрыгнула на подоконник. Улица, проходившая перед домом, была хорошо видна, правда, обзор в стороны закрывали соседние дома. Однако и такого урезанного вида хватило пегасу, что бы испугаться. То, что увидела Флаттершай, всколыхнуло недавние неприятные воспоминания. Несколько фигур в знакомой серой форме опасливо продвигались вдоль улицы. Эту одежду пегас хорошо знала — именно так были одеты Руперт и его подчиненные, когда первый раз попали в Эквестрию. А значит, это были солдаты.

Снизу послышалась команда, затем топот. Где-то разбилось стекло, а потом один за другим прозвучали несколько выстрелов. Громкие звуки неприятно ударили по ушам, заставив ее зажмуриться и прижаться к подоконнику. Поэтому результатов стрельбы она не видела. Но, судя по ругательству Руперта, брошенному шепотом, в кого-то из его сограждан попали.

Когда она снова посмотрела на улицу, на ней уже никого не было. Все попрятались. Только Флаттершай подумала, что все закончилось, как из-за угла высунулась фигура в сером, выставила винтовку и, выстрелив в сторону дома, тут же скрылась. Откуда-то снизу снова послышался звук разбитого стекла и несколько выстрелов, которые никак не повредили уже исчезнувшему человеку в серой форме.

— Проклятье! — процедил Руперт. — Еще не хватало, что бы они устроили полноценный штурм!

От такой перспективы пегасу стало не по себе. Но, похоже, продвигавшиеся по улице солдаты не очень хотели атаковать их здание. Судя по звукам снизу, это поняли и оборонявшиеся. В доме снова начали шуметь, что-то ломать и двигать мебель.

— Что будем делать, Руперт? — решила поинтересоваться Флаттершай.

— Да мне вообще все равно, что ты будешь делать… — проворчал Кребс, что-то высматривая в окне. — Главное, не отсвечивай. Эти поляки ищут что-то на первом этаже. Будем надеяться, что они уберутся отсюда раньше, чем к нашим парням придет подмога.

— Ты думаешь, такое возможно? — поежилась пегас. — Это было очень страшно, когда они стреляли друг в друга…

— Молись своим богам, что бы этим дело и ограничилось, — презрительно посмотрев на нее, сказал человек. — Ну, или в кого вы там верите…

О том, что к солдатам в серой форме идет подкрепление, Флаттершай поняла, услышав шум, приближающийся справа по улице. Что-то, пока невидимое, ревело и лязгало металлом. Внизу, судя по крикам, тоже его услышали и насторожились. Через пару минут из-за крайнего дома выкатилось нечто угловатое, серое и на множестве маленьких колесиков.

— Вот черт! — выругался Руперт. — Тупые поляки досиделись! Сейчас за них возьмутся всерьез! — говоря это, он поспешил отойти от окна и уселся где-то посередине чердака, за столбом каминной трубы.

Кособокая и несуразная, вся какая-то угловатая и с торчащими деталями, эта повозка не казалась чем-то опасным, но, глядя на реакцию спутника, пегас поняла, что впечатление обманчиво.

На улице, тем временем, снова показались фигуры в сером, а внизу защелкал выстрелы. И тут верхняя часть повозки повернулась. Флаттершай показалось, что труба, торчащая из нее, направлена точно на ее окно. Но, прежде чем она успела что-то сделать, снаружи раздался страшный грохот, на конце трубы мелькнуло пламя. Здание содрогнулось и какая-то труха посыпалась пегасу на голову. К счастью для нее, повозка стреляла по первому этажу. Тем не менее, невольная гостья мира людей мгновенно оказалась рядом с Кребсом.

Еще более десяти раз дом содрогался от попаданий. В промежутках между ударами что-то на улице стреляло часто-часто. Не в силах вытерпеть такого ужаса, пегас съежилась на полу, зажмурилась и постаралась закрыть уши передними ногами. Внизу, сначала шумели и топали, потом все затихло. Пыль, поднятая тряской, летала в воздухе. Наконец, все затихло.

Флаттершай осторожно открыла один глаз и посмотрела на Руперта, который снова подошел к окну и настороженно выглядывал наружу.

— Ну, наконец-то! — пробормотал он. — Уезжает дальше… А почему наши не заходят внутрь?..

— Что это была за штука? — спросила пегас, вставая и отряхивая гриву от упавшего сверху мусора. Из последних слов своего невольного спутника она поняла, что сражение закончилось.

— Чешский трофей. Легкий танк образца тридцать пятого года (1), — в очередной раз непонятно объяснил человек.

— Ты чувствуешь запах? — вдруг спросила Флаттершай, принюхавшись. Сквозь посторонние ароматы она уловила привкус дыма. — Пахнет горелым?

— Вот зараза! — уже не шепча, выругался Руперт. — Похоже, они попали во что-то горючее! Либо поляки сами подожгли дом при отступлении! — он подошел к окну и выглянул. — Танк уехал! И солдат тоже не видно… — констатировал он. — За сбежавшими поляками что ли погнались? Но, неважно. Главное, что они все убрались отсюда…

Спустившись с чердака на второй этаж, Флаттершай не узнала коридор, по которому только недавно ходила. В воздухе висела смесь из пыли, побелки и дыма. На первом этаже, что-то тлело, испуская черный удушливый дым, из-за которого спуститься вниз было почти невозможно. Стекла из оконных рам преимущественно вылетели. Но сейчас ее интересовало зеркало. Пройдя в сторону комнаты с порталом, она замерла возле дверного проема соседней комнаты. Остатки двери валялись в коридоре, рама в окне осталась только одна, да и та лишилась стекол и висела на одной петле. На стенах виднелось множество выщербленных кусков. Похоже, сюда тоже попал «чешский трофей». К счастью, похоже, в момент попадания в комнате никого уже не было. Что могло случиться с человеком или пони, окажись он здесь в ненужный момент, было даже страшно представить. Пока она с ужасом осматривала следы разгрома, мимо прошел Руперт. Он отпер дверь в комнату с порталом. С превеликим облегчением пегас увидела, что эта комната, а главное, зеркало внутри нее, совершенно не пострадали.

Тем временем, дышать становилось труднее. Пока гостья мира людей осматривала зеркало, Кребс, как выяснилось, успел попытаться спуститься вниз.

— Поляки подожгли там какой-то хлам… — объяснил он. — Но он горит плохо, только тлеет. Нужно уйти отсюда, пока он сам не потухнет. Иначе задохнемся в дыму!

— Но ведь должны приехать пожарные! — заметила пегас.

— Ну, ты и бестолочь! — вытаращился на нее человек. — Пожарные дома по подвалам сидят, либо мобилизованы в армию. Не забывай, тут война! В общем, кончай рассусоливать! Двигай за мной, если не хочешь угореть! На том конце этажа есть пожарная лестница. Хотя, тебе она вообще не нужна…

Заперев дверь в комнату с порталом, Руперт направился к лестнице. Флаттершай несколько секунд колебалась, но потом последовала за ним. До полуночи было еще далеко, а находиться в этом доме становилось опасно…

***

Всеволод Меркулов отложил очередной документ и, прикрыв веки, помассировал их пальцами. Глаза от постоянного чтения страшно уставали, но ничего поделать с этим было нельзя. Не помогали даже специальные очки, изготовленные в одной из «шарашек».

На столе зазвонил аппарат, соединяющий с приемной. Не открывая глаз, нарком протянул руку и наощупь безошибочно нашел трубку, поднеся ее к уху.

— Генерал-полковник Кобулов в приемной, — раздался из динамика голос секретаря.

— Пусть заходит. И принеси нам кофе, — ответил глава НКГБ, положил трубку и открыл глаза. Даже своему доверенному заместителю он не собирался показывать свою слабость.

— Ну, докладывай, — вместо приветствия сказал он вошедшему генералу.

— У меня новости сразу по нескольким стратегическим задачам, — замнаркома прошел к столу для посетителей, положил на него пухлый портфель, уселся на жалобно скрипнувший под ним стул и довольно потер руки. Развернув портфель застежками к себе, он открыл его и вынул папку. — В первую очередь относительно наших заговорщиков, — он презрительно ухмыльнулся и подал несколько листов начальнику.

— А вкратце? — вчитываться в мелкий машинописный текст Всеволоду совсем не хотелось. Тем более что рядом сидел человек, который мог все рассказать.

— Генерал-полковник Гордов и генерал-майор Кулик отстранены от текущих должностей и отправлены в Приволжский военный округ, — отчитался Кобулов. — Гордов назначен командующим округом, Кулик его заместителем.

— Прекрасно, — уголками губ улыбнулся Меркулов. — Формально, это даже повышение, а вот на деле…

— Все так, — продолжая ухмыляться, добавил генерал-полковник. — Округ внутренний, не пограничный. Боеспособных войск там сейчас фактически нет. Так, некоторые тыловые подразделения. К тому же теперь им не так-то просто будет выбраться в столицу.

— Это хорошо, что удалось спровадить их подальше, — одобрил новость нарком. Совершенно не хотелось бы снова начинать аресты. Обстановка и так напряженная и новый Большой Террор нам никак не нужен… Но! Остальных пока не трогайте, только присмотр. Они и так сейчас насторожатся и знать, что мы знаем, им совершенно ни к чему… Ладно, что там дальше?

— А дальше кое-что интересное, насчет наших четвероногих друзей, — достал новую папку из своего портфеля Кобулов.

— Надеюсь, это не от той отвратительно организованной экспедиции по попытке найти портал? Об этом я хотел поговорить отдельно, но раз уж ты упомянул… — разом посерьезнел Меркулов. — Я уже знаю о ее результатах. И в связи с этим у меня есть несколько вопросов к тому, кто ее готовил! — привстав из-за стола, он сверху вверху вниз посмотрел на своего заместителя, которой непроизвольно вжал голову в плечи. — Мне же не нужно тебе объяснять, насколько важны сейчас персонально для нас отношения с этими… существами, — процедил он, сев обратно в кресло. — Мы должны действовать сверхосторожно! А тут! Какой-то лейтенантишка отправлен на задание на территорию, подконтрольную слабо изученному государству. Да еще и в сопровождении всего лишь сержанта, хоть и подготовленного. А с ними еще и немец! Солдат с восточного фронта, которого только-только завербовали! Кто вообще дал согласие на проведение этой операции? Наше счастье, что они смогли добраться назад, несмотря на то, что всех троих основательно приложило чем-то непонятным. И наши четвероногие рогатые «партнеры», похоже, это прохлопали. Только поэтому я пока еще не требую немедленного ареста всех причастных к этой авантюре!

Пока он произносил свой спич, генерал-полковник все сильнее вжимался в свой стул и под конец речи наркома готов уже был съехать с него под стол. Тем не менее, когда он увидел, что шеф закончил и более-менее успокоился, он вернулся в нормальное положение и поспешил отчитаться.

— Я полностью понимаю глубину допущенной ошибки и важность возможных последствий! — отрапортовал он. — Люди, готовившие эту операцию, уже взяты в разработку!

— Действуй, — согласился нарком. — Но без крайних мер. Инициативные дураки нам здесь ни к чему, но где-нибудь в другом месте им вполне можно найти применение… Например, на Колыме! — он улыбнулся, оскалив зубы. — И не карай исполнителей. Они-то как раз сработали на совесть…

В это время в дверь постучали, и в кабинет зашел порученец, поставивший перед генералами кофейник с настоящим бразильским кофе и пару чашек. Меркулов проводил взглядом спину подчиненного, дожидаясь, пока тот покинет кабинет. Потом он налил себе полную чашку и с наслаждением отпил.

— Присоединяйся, — указал он Кобулову на вторую чашку. — Так что ты там принес?

— Мы разыскали одного майора, — генерал раскрыл папку и достал несколько листов. — Во время Освободительного похода тридцать девятого года он служил в армейской группе «Слуцк», которая позже была преобразована в Четвертую Армию.

— Это как-то связано с теорией принцессы Луны? — уточнил Всеволод.

— Я считаю, что то, что рассказал нам этот майор, с большой долей вероятности подтверждает слова нашей хитрой союзницы, — высказался Кобулов. — Кроме того, мы попросили его задержаться у нас на некоторое время. Так что, если есть желание, то он может лично рассказать свою историю.

— Даже так? — хмыкнул Всеволод. — Что ж, ради этого можно немного отложить другие дела. Идем.

В помещение, где находился свидетель, нарком заходить не стал. Он устроился в специально оборудованной комнате по соседству, где, сидя в кресле, мог видеть и слышать происходящее в допросной. Кобулов присоединился к нему, усевшись рядом. Пока допрос не начался, Всеволод взял в руки предусмотрительно положенное на столик рядом личное дело свидетеля и пробежался по нему взглядом.

Устроившись удобнее, он принялся наблюдать. Майор, нервно меривший шагами комнату, ничем особым не выделялся. Молодой, на груди несколько наград и гвардейский знак. Вполне соответствует описанию из досье.

Глядя на своего заместителя, зашедшего в комнату, глава НКГБ усмехнулся. Даже в гражданском костюме высокое звание Влодзимирского можно было распознать по манере поведения. Похоже, майор так же понял, что перед ним высокий начальник и вытянулся по стойке «Смирно».

— Вольно, товарищ Шиков, — махнул ему рукой генерал-лейтенант. — Давайте без официоза. Меня зовут Игорь Васильевич… — представился он вымышленным именем. — И я попрошу вас еще раз рассказать мне историю, которую вы уже озвучивали моему сотруднику. Только прошу, постараться вспомнить все максимально подробно.

— Да, конечно, — майор уселся на стул и, нервно теребя руками лежащую на коленях фуражку, начал рассказ. — В тридцать девятом году я получил назначение в Пятьдесят вторую Стрелковую дивизию, которая в составе Двадцать третьего Стрелкового корпуса входила в группу армий «Слуцк». С ней же я участвовал в освободительном походе в Западную Белоруссию. Вот там-то со мной и случилась одна история. Точно не скажу дату, к сожалению, позабыл. Но это было в первые дни кампании. Мне с моим взводом было поручено осуществлять охрану автомобильного моста через довольно крупную реку…

Слушая рассказ майора, Меркулов мог бы и улыбаться. Ведь со стороны история казалась довольно комичной. Однако нарком был предельно серьезен, внимательно наблюдая за свидетелем до самого конца его рассказа. Говорил командир недолго. Собственно, вся его история была лишь небольшим, странным для непосвященного человека эпизодом…

— И вы точно уверены насчет цвета? — уточнил Влодзимирский, когда майор закончил.

— Абсолютно! — не колеблясь, ответил военный. — Я хорошо рассмотрел его и уверен, что это был естественный цвет, а не краска.

— Ну, что ж, — ободряюще улыбнулся генерал-лейтенант. — Тогда у меня остался один вопрос. Почему вы не сообщили о происшествии в компетентные органы еще тогда?

— Как это? — вскинул голову Шиков. — Я сообщил! Исполняющему обязанности начальника особого отдела армейской группы! Он все записал, изъял… вещественное доказательство и велел мне молчать об этом до особых распоряжений!

— Вот как! — изобразил удивление Влодзимирский. — А в каком звании был этот сотрудник? И как его звали? Может быть, помните?

— Старший майор. Это точно помню! — быстро ответил офицер. — А вот фамилия… — он наморщил лоб и на несколько секунд задумался. — Фамилия у него распространенная такая была… Но не такая частая, как Иванов или Смирнов. Никифоров или Никитин… Что-то такое… Извините, сейчас точно не смогу вспомнить.

— И на этом спасибо! — генерал-лейтенант встал со своего места и протянул руку вскочившему майору. — Я вас больше не задерживаю. На выходе сидит наш сотрудник. Подпишите у него пару документов. И он проводит вас к выходу. Всего хорошего! — он развернулся и покинул помещение.

Офицер еще несколько секунд смотрел на закрывшуюся дверь, потом облегченно выдохнул, надел фуражку и покинул помещение.

Через минуту Влодзимирский появился в комнате, где расположились нарком и его заместитель, и так же уселся в кресло.

— Ну, как? — лучась довольством, поинтересовался он.

— Я даже не буду спрашивать, где вы нашли его! — выдохнул нарком. — Нам решительно везет! Вы только подумайте! Четвертая армия в сорок первом была разгромлена в первые дни войны! Но именно этот человек уцелел! Но, ладно… Оставим лирику… Вы уже поняли, про кого он говорил?

— Фамилию наш майор назвал почти правильно… — кивнул Кобулов. — Проверить его слова не составило труда. Исполняющим обязанности начальника особого отдела по группе армий «Слуцк» был старший майор Никулин.

— Никулин… — повторил фамилию нарком. — А ведь я его помню. А еще вспоминаю, как он весной сорок первого сам попросился на должность начальника особого отдела ЗапОВО (2)… — закрыв глаза и помассировав виски, произнес Меркулов. — Теперь мне понятно, почему он так хотел вернуться в Западную Белоруссию, хотя имел хорошие перспективы в Москве.

— Похоже, он тогда нарыл еще что-то, кроме данного случая, — произнес Влодзимирский. — Но доложить сразу не решился. И я его понимаю! Это сейчас, когда мы знаем о другом мире и его обитателях, мы понимаем, что произошло. А тогда? Интересно было бы услышать, к каким выводам он тогда пришел…

— Но, к сожалению, сделать этого мы не сможем, — вздохнул Всеволод. — Я и так, без выписок из архива, помню, что начальник особого отдела Западного Фронта старший майор Никулин пропал без вести в котле под Белостоком…

— Ну, сейчас мы в любом случае знаем больше, чем он тогда, — ответил генерал-лейтенант. — Зато теперь понятно, что младшая принцесса действительно оказалась в тридцать девятом году. Вот только что она делала так далеко от портала?

— Искала второй! — усмехнулся Меркулов. — Тот, с помощью которого перемещается во времени Луна! И, если она шла от Рославля на запад, то находился он тогда где-то в Польше. Так что, скорее всего, это то самое зеркало, которое потом оказалось в руках «Аненэрбе»!

— Любопытный, но, к сожалению, бесполезный для нас факт… — вздохнул Кобулов.

— Не скажи… — ухмыльнулся нарком. — Не скажи. Так! — он встал с кресла. — Этому майору предложи местечко где-нибудь у нас. Предложи так, что бы он не отказался. Пусть будет под присмотром. У вас все на текущий момент?

— Ничего столь же важного… — ответил генерал-лейтенант.

— Ну, и отлично, зайдете завтра, как обычно, — приказал нарком и покинул помещение. Его заместители посидели в креслах еще пару минут, потом встали и направились по своим делам. А дел у них, не смотря на глубокую ночь, было еще очень много…

***

— Фу! Мерзость! — Старлайт с чавканьем вытащила копыто из болотной жижи и сделала несколько шагов назад, вернувшись на более твердую поверхность. — Я же тебе говорила, что нужно держаться дороги! Похоже, что она проходит по единственному более-менее сухому месту!

Без каких-либо помех перейдя границу, которая сегодня утром перестала существовать, путешественницы столкнулись с одной проблемой. На запад уходила только одна дорога. И она активно использовалась советскими войсками, которые шли по ней почти без перерыва.

Глядя на эту массу войск, Твайлайт ужасалась. Сколько же сил, времени и денег было потрачено людьми на создание инструмента истребления себе подобных! Ведь все эти люди, одетые в одинаковую форму, могли бы быть художниками, врачами, спортсменами или просто крестьянами, наконец. Все эти автомобили, закованные в броню, могли бы перевозить мирные грузы или пассажиров. А сколько металла ушло на отливку многочисленных проезжавших мимо пушек!

Решив держаться от военных подальше, подруги повернули в сторону от дороги. Это направление было им выгодно, ведь дорога шла прямо на запад, а им нужно было забирать южнее.

Однако скоро их продвижение замедлилось. Местность здесь была сильно заболочена. К тому же периодически накрапывал мелкий противный дождь, напоминая, что на дворе первый месяц осени. Наконец, обойдя несколько более мелких болот, они вышли к огромной топи, казавшейся бескрайней. Трясина была неоднородной. Тут и там виднелись многочисленные островки, заросшие кустарником и чахлыми деревцами. Это обнадежило подруг. Единорог предположила, что среди них может отыскаться и тропка на другую сторону.

Уже около часа они пробирались по окраине болота. Все это время шел дождь, поэтому, что бы не промокнуть насквозь, приходилось держать над собой небольшой купол, не пропускавший воду. Это расходовало дефицитную магию, но иного варианта не было. Ни аликорн, ни единорог не знали, что ждет их впереди, а промокнув, можно было легко простудиться и слечь с жаром. Этого они, естественно, допустить не могли.

Наконец, Старлайт показалось, что она видит нечто, похожее на тропу, уходящую вглубь топи. Однако, несколько раз оступившись и перепачкавшись в грязи, она отказалась от затеи пройти по ней.

— Я могу слетать на разведку! — предложила Твайлайт, глядя, как подруга стирает с себя грязь листьями лопуха. — Сверху лучше будет видно, можно ли пройти здесь. И ведет ли вообще эта тропинка на ту сторону.

— Эх! Вот если бы здесь не было проблемы с магией! — вздохнула единорог. — Мы бы давно уже были бы дома, а не бултыхались бы возле этого безымянного болота!

— Оно, может быть, и не безымянное, — возразила аликорн. — Просто мы его названия не знаем. Ну, так что ты думаешь, насчет полета? Смотри, и дождь как раз кончился!

— Попробуй, — согласилась Старлайт. — Только будь осторожней!

— Не волнуйся! Людей в округе все равно нет, — ответила принцесса и, взмахнув крыльями, взмыла в воздух.

Твайлайт уже и не помнила, когда она летала последний раз. Если не брать в расчет моменты, когда ей нужно было подняться на какую-нибудь крышу, то выходило, что с момента попадания в этот мир она первый раз полноценно летела. Впрочем, рожденная единорогом, принцесса довольно легко переносила вынужденное расставание с небом. Вот какой-нибудь пегас на ее месте бог бы и захандрить.

Наблюдая за землей, аликорн старалась найти приемлемый путь через трясину. В какой-то момент ей показалось, что она видит тропинку. Оставалось только понять, куда она ведет. Для этого она поднялась повыше, стараясь разглядеть другой край болота.

Откуда появился самолет, она так и не поняла. Только что небо вокруг нее было тихо и пустынно. И вот, всего мгновением спустя, она увидела крылатую машину, шедшую параллельным курсом и чуть выше. Самолет снижался, и Твайлайт поняла, что до того, как она увидела и услышала его, он находился в густых облаках, которые сегодня плыли сплошной пеленой низко над землей.

Маскировочное заклинание в полете принцесса не использовала, по этому, едва заметив воздушный агрегат людей, сложила крылья, камнем падая к земле. В нескольких метрах от поверхности она раскинула крылья, выходя из пике, и на всей набранной скорости полетела к ближайшему островку. Приземлившись прямо в заросли какого-то кустарника, она тут же активировала маскировочное заклинание, для верности прижавшись к земле.

Экипаж самолета, однако, что-то все-таки заметил, поскольку машина изменила курс в сторону ее укрытия. Снизившись, аппарат сделал два больших круга над болотом, оглашая окрестности ревом мотора. За это время Твайлайт успела рассмотреть его в подробностях. Самолет имел четыре крыла, по два с каждой стороны, установленные одно над другим. Нижние крылья были заметно меньше. Двигатель был один, расположенный спереди. Головы двух летчиков торчали сверху над корпусом. И головы эти активно поворачивались, оглядывая землю.

Но принцесса была спокойна, зная, что увидеть ее сейчас невозможно. Она первый раз наблюдала самолет в действии и делала это с удовольствием. Аппарат ей понравился, казавшись зримым воплощением передовой научной мысли. Поскольку она и сама причисляла себя к ученым, то не смогла не оценить сложности и четкости человеческой инженерной мысли.

Завершив второй круг, аэроплан вернулся на прежний курс и вскоре скрылся из виду. Еще около минуты был слышен звук его мотора, но вскоре затих и он. Выбравшись из укрытия, Твайлайт поспешила вернуться. Старлайт она нашла не в лучшем расположении духа.

— Я же просила тебя быть осторожной! — сделала ей выговор подруга. — Скажи, вот разве обязательно было привлекать внимание этого самолета?

— Я не знаю, как так получилось, — призналась принцесса. — Но он все равно меня не заметил…

— Твое счастье, что он был выше тебя! — единорог была очень недовольна. — И это, похоже, был какой-то разведчик. А если бы это был боевой самолет? Рэйнбоу же рассказывала, что они могут летать с почти той же скоростью, что и она! Ну, ладно… Ты нашла тропу через топь?

— Нет, — призналась Твайлайт. — Это болото непроходимо. Я даже не увидела другого края.

— Тогда возвращаемся обратно к магистрали, — решила Старлайт.

Выбрав направление, подруги развернулись спиной к трясине и направились на северо-запад. Дорога, к которой они шли, была еще не видна, но шум моторов машин на ней был слышен уже за пару миль. Правда, теперь шум часто прерывался периодами тишины. Похоже, интенсивность движения снизилась.

Через пару часов путешественницы достигли шоссе и, не приближаясь к полотну дороги, направились на запад. Так они и шли почти до самого вечера. Периодически их обгоняли идущие по дороге колонны и отдельные машины. Навстречу так же проскакивали отдельные грузовики, но их было заметно меньше. Дождь снова моросил, не добавляя хорошего настроения. Правда, он намочил дорогу и автомобили почти не оставляли за собой клубов пыли.

— Везет же им, — кивнула единорог на очередную обгоняющую их небольшую колонну.

Твайлайт поглядела на нескольких солдат, вольготно устроившихся в кузове грузовика, к которому сзади была прицеплена маленькая пушка. Эта машина шла первой в колонне. За ней ехали еще два грузовика, перевозившие ящики. Сзади, сильно дымя, плелся маленький бронеавтомобиль. Колонна обогнала путешественниц и уехала вперед, как вдруг предпоследний грузовик повело вправо, он резко сбросил скорость и съехал на обочину. Броневик, заскрипев тормозами, еле успел остановиться, почти уткнувшись носом в задний бампер грузовика.

Пока пони, пробиравшиеся вдоль дороги, догоняли колонну, вышедшие из кабин водители и пассажиры совещались. В итоге два грузовика и броневик поехали вперед, оставив сломавшуюся машину чиниться.

— Так! — решительно заявила единорог. — Нам выпадает отличный шанс проехать еще сколько-то миль на колесах. И я с удовольствием этим шансов воспользуюсь! Уж лучше трястись на этих ящиках, чем бродить по мокрому лесу или болоту!

— Для этого еще нужно дождаться, пока люди его починят… — Твайлайт указала на двух людей, возившихся у переднего колеса машины.

— Починят они его быстро, — уверенно высказалась Старлайт. — Если бы он сломался серьезно, то они взяли бы его на буксир, как тогда под Рославлем. А раз оставили, значит, понимают, что проблема пустяковая и эти двое легко ее исправят.

— Я, если честно, тоже устала идти пешком по этим чащам, — согласилась принцесса. — Да и вечер скоро. А ночевать в сыром лесу мне бы совсем не хотелось.

— Тогда чего мы ждем? — единорог накинула маскирующие чары и двинулась к дороге. — Нужно занять места, пока они не уехали.

Водитель и его помощник были так заняты заменой колеса, что не обратили никакого внимания на то, что машина немного покачнулась, приняв на борт дополнительный груз.

В самом конце кузова нашлось немного свободного места, куда и втиснулись подруги. Лежать поверх ящиков не пришлось. Через четверть часа машина тронулась и, завывая двигателем, понеслась по дороге. Водитель явно ехал быстрее, чем положено, стремясь нагнать отставание. Машину потряхивало на неровностях, а вместе с ней потряхивало и примостившихся в кузове нелегальных пассажирок.

Вокруг тем временем темнело и скоро что-либо различить в стороне от дороги стало невозможно. Обзору вперед сильно мешали уложенные в кузове тяжеленные ящики, но Твайлайт, все-таки рассмотрела, что машина оборудована двумя фонарями, освещавшими дорогу перед ней. Тем не менее, когда полностью стемнело, скорость они снизили.

 Однако в темноте наступившей ночи они ехали недолго. Вскоре машина свернула у дороги и остановилась рядом с каким-то лагерем. Здесь горели костры, ходили солдаты. Водитель и пассажир, выключив мотор, ушли. Оглядевшись, Твайлайт увидела стоявший рядом грузовик с прицепленной пушкой. Еще чуть дальше виднелся корпус броневичка. Теперь причина остановки стала ясна. Водитель нагнал свою колонну, а значит, в ближайшее время дальше не поедет. Больше сидеть в кузове смысла не имело, поэтому подруги спрыгнули на землю. К счастью, грузовик остановился на краю освещенной зоны.

Отойдя на несколько шагов от машины, они обнаружили расхаживавшего возле броневика часового. Удалившись еще на пару десятков шагов, они, наконец, спокойно осмотрелись. Выяснилось, что лагерь располагался на высоком берегу большой реки. Ее воды были хорошо видны, отражая даже слабый лунный свет. Дорога здесь поворачивала и выходила к мосту, черный силуэт которого был отчетливо виден на фоне воды.

— Большая река, — прокомментировала Старлайт. — Что-то мне совсем не хочется ее переплывать…

— Здесь есть мост, — отозвалась принцесса.

— Он наверняка охраняется, — единорог немного прошлась туда-сюда, разминая затекшие ноги.

— Так пойдем и проверим, — высказалась Твайлайт. — Сейчас ночь, а значит, люди почти ничего не видят. Если там есть охрана, то перейти надо именно сейчас.

— Это верно, — согласилась Старлайт. — С рассветом здесь опять начнется интенсивное движение. А так же безопасно сесть в грузовик не получится. Да и не известно, когда колонна, машина из которой довезла нас сюда, двинется дальше.

Приблизившись к переправе, подруги еще раз осмотрелись. К въезду на мост вела насыпь, полностью лишенная растительности, под ней, возле самого берега, угадывался силуэт перевернутого грузовика. Охрана, как и предполагала единорог, была. Похоже, на ночь проезд через реку закрывался. В начале моста стоял шлагбаум и сейчас он был закрыт. С правой стороны дороги возле него стояло небольшое строение, похожее на будку, в единственном окошке которого горел свет. Еще один фонарь горел на столбе возле будки. Несколько солдат прохаживались возле шлагбаума и вдоль моста. На том берегу, судя по огонькам, видимо, был такой же пост.

— Всего десяток человек, — презрительно фыркнула Старлайт. — Здесь можно пройти совершенно спокойно!

— Поднырнуть под шлагбаум, а дальше идти посередине дороги, — решила аликорн. — Видишь, по мосту они ходят только вдоль перил. Даже иногда вниз заглядывают, как будто из воды кто-то может на них напасть…

— Может быть, и могут, — задумалась единорог. — Мы же не знаем, что там водится, — она указала на поблескивавшую гладь воды. — Это еще один аргумент, что бы не лезть в нее… В общем, решено. Еще немного понаблюдаем. Если все будет спокойно, то идем!

Спустя полчаса ожидания, подруги под пологами невидимости и тишины, выбрались на насыпь. За это время не произошло ничего тревожного. Зато полностью стемнело. И даже Луна скрылась за облаками. Подходя к посту охраны, они внимательно осматривались. Рядом с будкой, стоявшей на невысокой платформе из двух положенных друг на друга плит, из мешков было выстроено своеобразное укрепление, на котором стоял пулемет. Там все время сидел один солдат. Еще один вышагивал вдоль шлагбаума, на котором была приколочена табличка с надписью «Стой! Предъяви документы!» Остальные охранники прохаживались по мосту. Вся поверхность дороги перед шлагбаумом была залита чем-то темным и маслянисто поблескивавшим в свете фонаря. Несколько мятых бочек, из которых, видимо, и растеклась жижа, лежали на левой обочине.

— Похоже, грузовик, что лежит под откосом, растерял часть своего груза, — прокомментировала шепотом Старлайт. — А люди, вместо того, что бы убрать, развезли все колесами и ногами. Им-то хорошо, их сапожищам никакая грязь не страшна, а вот нам придется своими копытами то этому идти.

— Не пойму, что тут вообще разлили, — принюхалась Твайлайт. — Странный и неприятный запах.

— Не знаю, но не думаю, что это что-то токсичное, — ответила единорог. — Иначе бы они так спокойно по этой жиже не ходили.

Подобравшись поближе, подруги увидели, что люди тоже стараются не наступать в черные лужи. А некоторые из них уже присыпаны песком. Платформа возле будки тоже была покрыта неизвестной гадостью, зато под ней уже все было подчищено и присыпано. Там путешественницы и прокрались, не запачкав копыт.

Выбравшись на середину дороги, они, стараясь ступать аккуратно, направились к противоположному берегу. Но уйти они успели недалеко. Шедший вдоль перил им навстречу низкорослый солдат вдруг остановился, смотря прямо на них, а потом сорвал с плеча винтовку и, выставив ее перед собой, громко лязгнул в ней какой-то деталью.

— Оллоев, ты чего? — удивленно спросил другой солдат, гулявший по противоположной стороне дороги.

— Вот именно, чего это он? — удивилась Старлайт. — Не может он нас видеть, и слышать не может! Но ладно, наложим еще один щит, от магического сканирования!

— Идет кто-то, товарщ комод! — напряженно произнес Оллоев.

— Да кто идет-то? — возмутился с другой стороны дороги солдат, которого почему-то назвали разновидностью шкафа (3). — Нету же никого!

— Идет, идет! — уверенно заявил низкорослый. — Его видеть нельзя! Слышать нельзя! Его чувствовать надо! Я уметь чувствовать!

— Да это же маг! — обомлела Твайлайт. Она внимательно пригляделась к человеку. — Слабый и какой-то неправильный, но маг! И он чувствует, используемые нами заклинания!

— Мне все говорили, что люди не владеют магией, — медленно отходя назад, напряженно произнесла Старлайт. Человек-комод, тем временем, повернулся и пошел к Оллоеву. — Давай отходить назад. Медленно и аккуратно!

Понемногу пятясь, подруги приближались к будке и шлагбауму.

— Ну, и что ты тут увидел, шаман хренов? — поинтересовался комод, вплотную подойдя к человеку с непонятными способностями. — Нет ничего! Ну-ка дыхни! — потребовал он, а потом, встав вплотную, втянул носом воздух. — Так, странно… Спиртом не пахнет… Я уж думал, ты тут глотнул втихомолку! Или опять курил дрянь всякую?

— Уходить он, тарищ комод! — все так же напряженно проговорил Оллоев. — Сейчас совсем уйдет… Уже шлакбаума идет!

— Да что за бред! — ругнулся комод. — Ну-ка, Лемехов, проверь у шлагбаума. Кто тут у нас ходит без пропуска?

Солдат, стоявший у шлагбаума и все это время с интересом наблюдавший за происходящим, снял винтовку и, используя ее огромную, учитывая штык, длину (4), пару раз рассек воздух вокруг себя. Уже находящимся рядом с ним подругам пришлось запрыгнуть на заляпанную черной и к тому же скользкой жидкостью платформу, что бы не попасть под очередной взмах штыка.

— Сотсков! Что за фигня у тебя тут происходит?! — дверь будки резко распахнулась, едва не заехав стоявшей рядом принцессе по носу. Из-за нее показался офицер, стоявший почему-то на одной ноге. Через мгновение Твайлайт поняла, что тот был в одном сапоге. Второй он натягивал впопыхах, уже на ходу. Понимая, что стоит прямо перед дверью, она сделала шаг вперед, уйдя, как ей казалось, с направления движения человека. — Я спрашиваю, что здесь… Ау! Черт! — едва поставив конечность в криво надетом сапоге на землю, офицер вляпался в черную скользкую лужу, нога его поехала и он, размахивая руками в попытке ухватиться за что-нибудь, повалился вперед.

Не успела принцесса обрадоваться, что вовремя отошла в сторону, как что-то с силой дернуло ее за хвост. Не удержавшись на скользкой поверхности, она съехала с платформы и упала прямо на завалившегося командира. Извернувшись, она поняла, что человек случайно схватил ее за конец хвоста.

— Товарищ младший лейтенант! — заорал где-то в стороне комод Сотсков.

— Лейтенанта! Держи его! — заголосил следом Оллоев.

Попытавшись вскочить и дать деру, принцесса поняла, что ее хвост все еще удерживается. А совсем рядом уже находился Лемехов, спешивший помочь командиру. Однако между ней и солдатом тут же оказалась единорог. Не используя магию, она со всей дури лягнула подбегавшего человека. Никак не ожидавший такой подлости от пустого места, солдат охнул и завалился на спину.

— Тревога! — заорал с моста Сотсков и, направив винтовку в небо, выстрелил. Если до этого его мучали сомнения, то увидев, как упал боец из его отделения, он их потерял.

Понимая, что все пошло по наихудшему сценарию, Твайлайт еще раз попыталась вырваться, немилосердно топчась по лежавшему под ней офицеру. Хвост натянулся, и тут она поняла, что свободна!

 - Быстро! На ту сторону! — прокричала оказавшаяся рядом Старлайт. — Бегом, пока тут переполох! Иначе потом вообще не проберемся! — последнее она добавила уже набегу, устремившись по мосту на тот берег.

Аликорн помчалась за ней. Оглянувшись, она увидела людей, суетящихся у шлагбаума. На крыше будки зажегся мощный прожектор. К счастью для них, караульные подумали, что нападавшие отступили на восточный берег и принялись обшаривать лучом именно его.

— Осторожней! — крикнула впереди единорог. И очень вовремя. Несколько человек с винтовками наперевес бежали им навстречу от второго поста. Ширина моста легко позволила подругам разминуться и с этими солдатами, отскочив к самому его краю. Когда последний из людей, тяжело дыша, пробежал мимо, нарушительницы продолжили бег.

На другой стороне их встретили всего два солдата, которые, нервно сжимая винтовки, смотрели на оставленный путешественницами позади берег. Никто из них не заметил, как мимо прокрались две пони.

Не сбавляя скорости, подруги понеслись по дороге прочь от растревоженного поста. Пробежав с милю, Твайлайт почувствовала, что скоро выдохнется. Старлайт выглядела получше, но, посмотрев на наставницу, решительно свернула в лес. Пропетляв среди деревьев еще четверть часа, они, наконец, остановились.

Аликорн без сил повалилась на траву. Ее била дрожь.

— Ох! Ну почему у нас все идет кувырком! — простонала она. — Это ж надо было нарваться на единственного во всей округе человека со способностями к магии!

— И не говори, — Старлайт опустилась рядом. — Ты это… Извини меня!

— За что? — подняв голову, устало поинтересовалась Твайлайт. — Ты в очередной раз выручила меня… Ты права. В вопросах скрытности я полная растяпа…

— Я про другое… — замялась единорог. — Твой хвост. Этот офицер, падая, так в него вцепился… Его пришлось… — она активировала перед собой переливающийся зеленоватым цветом магический клинок. — Пришлось отрезать. Ну, в конце концов, новый потом вырастет…

Принцесса повернула голову и осмотрела себя сзади. Хвоста не было.

А двумя километрами восточнее младший лейтенант Шиков приходил в себя после совершенно непонятных событий. Он сидел в будке дежурного по посту и, с трудом унимая дрожащие руки, пил горячий чай. Что произошло после того, как он поскользнулся, он так и не понял. Кто так потоптался по нему, оставив на новой гимнастерке странные следы копыт, которые не смог опознать ни один из его бойцов? И откуда в его руке взялся этот ровно обрезанный пук фиолетовых конских волос с одной более светлой прядью?

Ответа на эти вопросы младший лейтенант так и не получил. Но шесть лет спустя на допросе он вспомнил эту историю. Уж слишком непонятной и отдававшей мистикой она была.

***

(1) — LT wz. 35 — чехословацкий легкий танк предвоенного периода. После оккупации Чехословакии поступил на вооружение Вермахта под обозначением Pz.Kpfw.35(t). Вооружен пушкой калибра 37 мм и двумя пулеметами калибра 7.92 мм.

(2) — ЗапОВО — Западный Особый Военный Округ. Организован в 1940 году. Включал в себя территорию Белоруссии и Смоленскую область. С началом Великой Отечественной Войны преобразован в Западный фронт.

(3) — Комод — сокращение от «Командир отделения». Звание «Сержант» в описываемый период в РККА еще не введено. Его заменяет звание «Отделенный командир».

(4) — Длина винтовки Мосина с примкнутым штыком составляет 173 см. Зачастую это превышало рост солдата, вооруженного этой винтовкой.

Продолжение следует...

...