Автор рисунка: BonesWolbach
Глава X

Глава XI

Когда Твайлайт опустила взгляд, она обнаружила широко раскрытые изумрудные глаза, взирающие на нее через проем между дверью и стеной. Она хотела ворваться в библиотеку, стиснуть дракончика в объятиях и расцеловать его, но поняла, что слишком слаба. Все, что она могла сейчас сделать  — это едва слышно выдохнуть от вселенского облегчения. Спайк в безопасности, и это главное.

Дверь раскрылась шире.

— Заходи скорее, — взволнованным голосом поторопил дракончик, пропуская Твайлайт внутрь.

Она переступила порог и тут же рухнула на пол без сил.

— Твайлайт?.. — Спайк заволновался пуще прежнего.

— Я… я в порядке. Просто устала, — она постаралась придать голосу твердости. Получилось не очень.

— Давай помогу тебе добраться до кровати.

— Не уверена, что смогу подняться по лестнице даже с твоей помощью, — ответила Твайлайт с сомнением поглядев на ступеньки, уходящие на второй этаж.

— Ну, тебе в любом случае придется отойти от двери, потому что мне надо закрыть ее на замок и подпереть. — Он сделал коротенькую паузу, прежде чем спросить: — Ты точно в порядке?

— Да, не волнуйся.

Спайк помог ей подняться и доковылять поближе к книжным полкам, где она и легла, рядышком с лампой, источающей слабенький свет. На первый взгляд помещение выглядело в точности так же, как во сне. Раздался щелчок — дракончик закрыл дверь. Послышался скрип, раздирающий слух, и пыхтение — дракончик пододвинул к двери что-то тяжелое. Шаги пересекли зал и поднялись по лестнице. Через пару минут шаги спустились обратно и приблизились к Твайлайт. Из тьмы перед ней возникла охапка из подушек и одеяла, из-за которых торчали коротенькие ноги и маленькие лапы с острыми когтями. Подушки развернулись боком, и стало видно довольную (но все еще беспокойную) физиономию Спайка.

— Вот, чтобы тебе не твердо лежать было, — расстелил дракончик импровизированную кровать.

— Спасибо, Спайк, — ласково улыбнулась Твайлайт, кое-как переместившись на подушки.

— Отдыхай, — сказал он. — И ни о чем не беспокойся. Я буду следить за тем, чтобы тебе никто не мешал.

В это мгновение Твайлайт впервые осознала, что из них двоих старше был именно Спайк. И пускай он родился позже, чем она, на самом деле именно он всегда заботился о ней, а не наоборот. Он смотрел на вещи куда взрослее, чем она. И сейчас он вел себя так, будто между ними не произошло никакой ссоры. Дракончик отринул обиды, потому что они были сущей мелочью в масштабах того, что теперь творится снаружи.

В горле застрял ком. Она провинилась перед братом и должна была просить прощения… Но не могла подобрать слов.

— Я не смогу отдохнуть, Спайк. После всего, что произошло, и что я узнала, у меня не получится нормально поспать, пока я хорошенько все не обдумаю. И… пока не извинюсь перед тобой.

Дракончик посмотрел на нее так, словно никогда прежде не слышал, как она извиняется.

— Не заморачивайся, Твайлайт, — ответил он ровно. — Все нормально.

— Нет, совсем не нормально, Спайк. Ты был прав во всем. Весь день ты пытался достучаться до меня, направить по верному пути, но я не желала слышать никого, кроме себя одной, и вела себя как последняя дура. Мне очень стыдно перед тобой.

Спайк коротко вздохнул и сел на подушки подле нее.

— Я не злюсь на тебя, Твай. Но меня расстроило твое поведение. То, как ты накричала на всех, — это было ужасно настолько, насколько только возможно. Не припомню, чтобы ты так выходила из себя раньше.

— Я тоже, — опустила голову Твайлайт. — Понимаешь… Селестия не поверила моим доказательствам о возвращении Найтмэр Мун и отправила меня в Понивилль. Это уязвило меня. Потом чуть ли не каждая пони, с которой я заводила разговор, очень настойчиво навязывалась ко мне в друзья, как будто нарочно пытаясь замедлить меня. А последней каплей стала вечеринка, которую внаглую устроили в моем доме, когда я так хотела просто побыть в тишине после целого дня контактирования с другими пони. — Она посмотрела на дракончика и встретила укоризненный взгляд. — Но да, это не оправдывает того, что я наговорила.

— Для тебя это, наверно, был стресс, — Спайк поглядел ей в глаза. — Ты почти не вылезала из библиотеки и мало с кем разговаривала — со мной только, по большому счету, — и тут тебя вдруг ни с того ни с сего отправляют в другой город.

— Не думала, что ты начнешь оправдывать меня, — слегка удивилась Твайлайт.

— Я пытаюсь сказать, что не одобряю того, что ты сделала. Совсем, — он нахмурился, как бы подчеркивая слова, но тут же смягчился: — Но я понимаю, почему ты поступила именно так.

— Спайк, — умилилась Твайлайт, его слова были как бальзам на душу, — я так тебя люблю.

И вновь она хотела стиснуть его в объятиях, но на деле смогла лишь с трудом приподнять правую переднюю ногу. Спайк понял, что она задумала, придвинулся поближе и водрузил копыто себе на плечо. Он не злится, думала Твайлайт, чувствуя, как буря в душе постепенно стихает. Он не перестал любить меня. Я бы потеряла последнюю надежду, если бы Спайк от меня отвернулся.

Но затем Твайлайт вспомнила расстроенных ее тирадой пони, и на душе вновь стало гадко. Теперь было не так уж все равно, что она наговорила другим, в особенности будущим подругам, которые явно не заслужили услышать тех несправедливых и обидных слов. Она спросила себя: «Случись та ситуация прямо сейчас, интересно, я бы отреагировала так же, как неделю назад?» Вопрос, на который нет ответа. Будущие подруги, усмехнулась она про себя. Теперь у меня никогда не будет подруг. Не после того, как я потопталась на их стараниях, их дружелюбии и гостеприимстве.

При большом желании Твайлайт могла обнимать Спайка до бесконечности, но у нее начинала затекать нога, да и сам дракончик (хотя он не подавал виду) наверняка устал сидеть в одной позе столько времени. Она убрала копыто с его плеча и тут же почувствовала, как ногу начинает покалывать.

— Не появилось желание поспать?

— Ни капельки.

— Тогда, может, расскажешь, что происходит в Понивилле? Ты столько времени пробыла снаружи — наверняка что-то выяснила.

— Забавно, я хотела спросить тебя то же самое. Подожди, — оживилась Твайлайт, — «столько времени»? Это сколько?

Спайк в задумчивости поднял глаза к потолку.

— День или около того точно прошло.

— С момента чего? С момента нашей ссоры?

— Не уверен, что это можно назвать ссорой, но да, — кивнул он.

— А что было затем?

— Ну, я, разочарованный, ушел спать — было очевидно, что встречать рассвет ты не собираешься, и что праздник для меня закончен. А когда проснулся, за окном уже была темнота и это затмение, а ты куда-то исчезла, даже не оставив записки. Я так испугался! Хотел пойти искать тебя, но потом подумал, что ты можешь вернуться, а меня здесь не будет. К тому же, снаружи могло быть опасно, а я хоть и дракон, но еще маленький, и, в общем…

— Ты все сделал правильно, Спайк. — Твайлайт слабенько потрепала его колючки на голове.

— Ага, я заметил, — ответил дракончик совершенно серьезно. — Выходит, ты была права. Найтмэр Мун вернулась из тысячелетнего изгнания и погрузила Эквестрию в вечную ночь.

Твайлайт сглотнула. Пока что, ради собственного спокойствия, она предпочитала придерживаться другой версии — что это просто сон, и что она никак не может проснуться.

— Так… ты что-нибудь нашла в книгах? Может быть, есть какой-нибудь способ отправить Найтмэр обратно на луну? Принцесса Селестия не спешит наводить порядок, и у меня неприятные соображения на этот счет…

— Прости, Спайк, я не могу тебе сказать. Я просто-напросто не помню, удалось ли мне найти что-то или нет.

— Не помнишь? — дракончик взметнул брови, не понимая, о чем идет речь.

Вместо того чтобы ответить, Твайлайт задумалась над словами Спайка: «Он говорит, что меня не было дома примерно день, но сама я, по ощущениям, бродила по Понивиллю от силы час или полтора. Санфлауэр говорила, что я провалялась без сознания примерно четыре часа. Если предположить, что каждая потеря сознания отнимала по четыре часа, то в сумме получается двенадцать плюс тот самый час — тринадцать. Возникает вопрос: где я пробыла еще половину дня? Правда, это всего лишь предположение — я не знаю наверняка, сколько времени на самом деле провела здесь с момента, когда очнулась».

— Твай, — дракончик легонько потрепал ее по ноге, — ты меня слышишь вообще?

— Извини, задумалась. Ты что-то говорил?

— Я спрашивал, что с тобой случилось. Что с твоей памятью?

— Это долгий рассказ.

Впрочем, не похоже, что надо было куда-то спешить. Более того, Твайлайт понятия не имела, что делать дальше, поэтому подробно рассказала Спайку о семи днях, проведенных в будущем.

— И в итоге я каким-то непостижимым образом оказалась здесь, — закончила она.

— Вау! — поразился Спайк. — Но как? Почему? У меня столько вопросов!

— Как и у меня, Спайк. Как и у меня.

— Но ведь тебя не было всего день! А ты говоришь о целой неделе! Как это возможно? — не унимался дракончик.

По спине Твайлайт пробежались холодные мурашки.

— Это ты верно подметил. Хотела бы я знать, что это значит. — Она мотнула головой и сконцентрировалась на другом: — Раз ты теперь знаешь, что я делала последнюю неделю… то есть день… то есть неважно! Тебе же не покажется странным, если я спрошу, настоящий ли ты? Или все это всего лишь сон? Очень и очень правдоподобный сон…

— А у тебя не возникало мысли, что будущее могло быть сном? — последовал резонный вопрос.

— Не помню. Может быть? — пожала плечами Твайлайт.

— Ну, затмение заставило меня усомниться, но уверен, что это самая реальная реальность, какая только может быть.

— И это меня совсем не радует. Но зато я вернулась домой, верно? — кисло улыбнулась Твайлайт. — Как и хотела…

Неожиданно зал озарил яркий голубоватый свет, заставив Твайлайт зажмуриться. Она почувствовала, как поднимается ветер (в закрытом помещении!), услышала, как с полок падают книги, а затем открыла глаза и обнаружила портал, появившийся прямо посреди зала. Внутри него крутились и завихрялись причудливые узоры, словно капельки краски в воде.

— Что происходит? — встревоженно спросил дракончик, закрывая Твайлайт спиной.

Не отрывая глаз от магической червоточины, возникшей буквально из ниоткуда, Твайлайт негромко ответила:

— Я не понимаю… — Она и вправду не понимала, однако она уже видела этот портал. Неделю назад он появился в тронном зале, и из него выпорхнула Флаттершай. Твайлайт чувствовала, что ответ где-то рядом, но мысли перепутались и никак не состыковывались. Позабыв об усталости, она резко вскочила на ноги, отчего в глазах на секунду потемнело.

Портал заискрился, засветился еще ярче, отчего смотреть на него стало совсем больно, и из него вышагнула высокая худощавая фигура с длинным рогом на лбу. Не прошло и мгновения, как по бокам от нее появились еще две фигуры: одна принадлежала крупному прямоходящему крылатому зверю, вторая — аликорну, по габаритам не уступающему Селестии.

А затем портал закрылся, ветер резко стих, и в зале снова стало почти ничего не видно, кроме маленького клочка, освещенного лампой. Твайлайт с опаской смотрела туда, где находились незваные гости. Сейчас их скрывала темнота, и они не спешили показывать себя.

— Кто вы такие? — выпалил Спайк в темноту. Он отыскал на полу толстенный том с него ростом и поставил его перед собой, словно щит. — Что вам нужно? — Он храбрился, но его дрожащий голос выдавал его с головой. — Мы так просто вам не дадимся!

Послышались приближающиеся шаги. В тусклом свете показалась розово-золотистая грива, и из темноты выплыла улыбающаяся мордочка Кэденс:

— Ты же помнишь меня, Спайк?

Не похоже, что дракончик хотя бы немного расслабился. Он ошеломленно глядел на аликорна перед собой, не спеша покидать укрытие — его когти впились в обложку, царапая ее. У Твайлайт же наоборот, когда она увидела няню, с души словно камень свалился. Она поняла: раз Кэденс здесь, тогда те двое…

На свет вышел Спайк, — взрослый Спайк, — отчего маленький дракончик окончательно потерял дар речи. Вслед за ним показалась принцесса Твайлайт — аликорн и правительница Эквестрии. Дракончик переводил взгляд с одного пришельца из будущего на другого, двигая ртом, словно рыба, выброшенная на берег. Он что-то пытался сказать, но был настолько поражен, что слова его застряли в горле. Наконец, он яростно помотал головой, отпихнул том в сторону и смятенно усмехнулся:

— Знаете, я представлял себя иначе, когда вырасту. Может быть, чуть менее мускулистым? Э-э… без обид, взрослый я! — он обратил взгляд к принцессе Твайлайт: — И ты вымахала будь здоров… и носишь корону…

Удивление Спайка можно было понять. Одно дело услышать, и совсем другое — увидеть самому. Однако не похоже, что троица из будущего вторглась в библиотеку ради шуток и веселья — было очевидно, что предстоит серьезный разговор.

— Темновато здесь, — недовольно заметила принцесса, и раньше, чем Твайлайт успела возразить, та заставила светильник гореть гораздо ярче, чем прежде, так что тьме пришлось отступить к углам.

— Я не уверена, что это хорошая идея. Снаружи бродят непонятные существа, и лишний свет может привлечь их внимание.

— Не беспокойся об этом, — сдержанно улыбнулась принцесса.

Твайлайт провела в теле аликорна неделю, но все равно смотреть на другую себя — и уж тем более разговаривать с ней — было с одной стороны необычно и интригующе, но с другой — неправильно, противоестественно. Взрослый Спайк подошел к окну, поглядел в него, нахмурился и что-то пробормотал себе под нос.

— Может, вы, наконец, объясните, что тут происходит? — вопросила Твайлайт, глядя то на взрослого Спайка, то на няню, то на другую себя.

— Да, — согласился дракончик, — я ничего не понимаю! Как вы сюда попали? Вы совершили прыжок через время?

— Не совсем, — покачала головой принцесса. — Дискорд  искал ваш мир всю неделю. Я тоже не сидела без дела и смогла понять, что произошло с тобой, молодая я, и мной. Спрашивай.

Твайлайт сглотнула. Ее немного затрясло от предвкушения того, что тайна вот-вот будет раскрыта.

— Вы… Ты сказала, что у вас прошла неделя? Но по ощущениям я здесь совсем недолго.

— Твои ощущения тебя не подводят. Видишь ли, время в вашем мире течет иначе, нежели у нас. Медленнее. Гораздо медленнее. Один наш день равен двум нашим неделям.

Твайлайт быстро подсчитала в уме и ахнула:

— Грубо говоря, за два наших часа у вас успеет пройти день и начаться новый!

Принцесса кивнула, ее губы тронула легкая улыбка.

— Так что, все-таки, произошло? — спросила Твайлайт, и сердце почему-то екнуло, а внутренности сжались. — Я вижу тебя — выходит, я была права?

— Почти, — отвечала Кэденс. — Вы действительно обменялись телами. Так вы оказались в разном времени — и в разных мирах.

— Стоп, помедленнее, пожалуйста, — поморщился дракончик, потирая виски. — Слишком запутанно.

— Я тоже не понимаю… Раз мы обменялись телами, почему я не помнила, как приехала в Понивилль и разругалась тут со всеми? Где логика?

Принцесса вздохнула.

— Мне тоже пришлось поломать голову, но логика в этом все же есть. — Она осмотрелась по сторонам, ища что-то: — Здесь где-то должна быть доска и мел, — она бросила вопросительный взгляд на Твайлайт, но та только развела копытами. — Ладно, обойдемся.

Принцесса наколдовала магическую доску рядом с собой.

— Смотри, — она нарисовала два вытянутых вертикальных прямоугольника и пронумеровала их цифрами «1» и «2». — Первый прямоугольник — это мой мир, второй прямоугольник — твой. Когда ты попала в другой мир, твоему сознанию пришлось адаптироваться. Иначе говоря, мы с тобой так же обменялись и воспоминаниями.

Она разделила левый прямоугольник на четыре равные части, на правом отделила только одну часть, равную соседним, в самом низу, затем закрасила ее и такую же на первом прямоугольнике.

— Видишь закрашенные части? Это воспоминания, которыми мы обменялись. Если бы ход времени в мире-один и мире-два был одинаковый, тебе бы перешли все мои воспоминания, — принцесса обвела копытом три незакрашенных кусочка, а затем показала на соседний прямоугольник, где был только один кусочек: — Но так как время идет по-разному…

— То мне перешли только самые ранние твои воспоминания, — закончила Твайлайт. — Поэтому я помнила только Кантерлот. Тогда ты в свою очередь…

— Да, я получила твои воспоминания и видела, как ты поссорилась с девочками. — Принцесса помолчала, как будто собираясь с мыслями. — Однако это не все воспоминания. Я очнулась в Замке Двух Сестер. Кроме старых холодных камней и кучки пепла поблизости обнаружить ничего больше мне не удалось. Благодаря твоим воспоминаниям я сразу поняла, в чем дело, и что значит затмение в небе, однако я не понимала, как тут оказалась. Между ссорой и моим пробуждением среди руин зияет пробел. Я могу только гадать, что произошло в этот отрезок времени.

— Ну, ко мне вроде как возвращаются воспоминания, так что, надеюсь, я скоро это выясню. А что потом? Ты вернулась в Понивилль?

— Сначала я проверила тронный зал, где должны были находиться Элементы Гармонии… но ничего не нашла. Скорее всего, Найтмэр Мун забрала их себе. А потом, да, я направилась в Понивилль. Будь я аликорном в тот момент, мне бы было достаточно телепортироваться, но увы. Мне пришлось продираться через весь лес, на что ушло очень много времени. В итоге, добравшись до города, я снова потеряла сознание и очнулась уже в будущем, на вечеринке.

— Тогда как я вернулась в Понивилль и продолжила путь оттуда, где остановилась ты.

— Именно. — Принцесса развеяла светящуюся от магии доску, и в зале стало чуточку темнее.

— Кстати, почему мои воспоминания стали возвращаться только сейчас?

— Они возвращались и раньше. Вернее сказать, пытались — из-за этого у тебя по утрам возникала амнезия. Я предполагаю, что она больше тебя не беспокоит, верно?

Действительно, с удивлением отметила Твайлайт. Я трижды теряла сознание, но ни разу у меня не пропадали воспоминания, когда я просыпалась.

— Когда мы пытались напомнить тебе моменты из прошлого, — говорила Кэденс, — это, естественно, не вызывало у тебя никакого отклика, потому что многих событий в твоей реальности еще просто-напросто не произошло. Но когда дело доходило до мелочей, вроде пения птиц или грязи на носу, ты сразу вспоминала, и у тебя начинались мигрени.

— Тогда как Твайлайт могла управлять солнцем и луной и делать магию, которую никогда раньше не делала? — спросил дракончик.

— Все дело в связи, которая возникла между их сознаниями, — продолжала Кэденс. — Это и заметил Дискорд. Когда Твайлайт нужно было сотворить мощное заклинание, она подсознательно обращалась к знаниям старшей себя.

— Так все и получается, — кивнула принцесса. — У молодой меня была могущественная магия, которой она не понимала, как пользоваться, а у меня — знания.

— А сон, который все не давал покоя принцессе Луне? Выходит, она не могла им управлять потому, что он был из другого мира? — догадалась Твайлайт.

— Похоже на то, — подтвердила принцесса.

Твайлайт осела, пытаясь переварить услышанную информацию, которой оказалось так много, что голова пухла. Ну, хотя бы картину теперь видно полностью… или ее большую часть. Возникает вопрос — что делать с новыми знаниями? Вообще, тут рядом стоит правительница Эквестрии — кому как не ей знать, какой шаг следует предпринять дальше?

Хотя нет… На самом деле я и сама прекрасно понимаю, что предстоит сделать. Я должна извиниться перед теми, кому сделала больно, кому наговорила столько гадких и несправедливых слов. Да, сначала извинюсь, а потом… потом буду думать обо всем остальном.

— Вы пришли, чтобы помочь нам, да? — с надеждой спросил дракончик взрослого себя. — Прервать вечную ночь и отправить Найтмэр Мун обратно на луну, где ей самое место?

Твайлайт заметила, как Кэденс отвела взгляд. Няня выглядела опечаленной.

— Спайк, разве ты не слышал? — говорила Твайлайт, коротко вздохнув. — Время в нашем мире идет медленнее. Мы не знаем, насколько могущественна сейчас Найтмэр. Если они останутся здесь, чтобы нам помочь, — в их мире могут пройти месяцы, а то и годы!

— Ты преувеличиваешь, — возразил дракончик. — И забываешь, — он указал когтем: — что у нас тут два аликорна и дракон. Это не займет много времени. Найтмэр не сможет им ничего противопоставить. А ведь еще есть принцесса Селестия!

— Селестия, вероятнее всего, сейчас в заточении на солнце, — негромко промолвила Кэденс. — Ты прав, Спайк, я думаю, мы бы быстро разобрались с Найтмэр, но проблема в том, что мы не знаем, чем наше вмешательство в события обернется для вашего мира. Дискорд сказал, что мы можем устроить такую дисгармонию, что то, что творил он в свои лучшие годы покажется детскими шалостями. И не похоже, что он шутил. Я никогда не видела его таким серьезным прежде. К тому же, Дискорд говорит, что Твайлайт должна сама расхлебать ту кашу, которую заварила.

Твайлайт задохнулась от несправедливого обвинения:

— Но я ведь наоборот хотела предотвратить все это! Как он может меня обвинять? Этот грубиян… как же он меня раздражает! — скрипнула она зубами.

Взгляды Кэденс и взрослого Спайка обратились к принцессе, и та ровно говорила:

— Послушай, молодая я. Селестия прекрасно знала, что грядет возвращение Найтмэр Мун, и была уверена, что ты сможешь справиться с ней. Найти друзей она поручила тебе не просто так. В одиночку у тебя ничего бы не получилось, но вместе…

— И с помощью Элементов Гармонии, у нас бы получилось ее победить, правильно? — Получив от старшей себя кивок, Твайлайт почувствовала, как под сердцем образовался лед. Он все рос и увеличивался, погружая сердце в холодные объятья. Она безрадостно усмехнулась: — Я все испортила. Абсолютно все. Кто же знал, что дружба шести пони, может так много значить для мира.

— Вот именно, — сказала принцесса, — ты не могла знать.

— Я подвела наставницу… Принцесса Селестия доверяла мне, но я не отнеслась к ее словам серьезно. Спайк пытался направить меня по верному пути, но я не слушала его. И вот, во что все вылилось. Из-за меня Эквестрия захвачена Найтмэр Мун. Уверена, если бы мы сейчас пересеклись с Найтмэр, она бы искренне поблагодарила меня за помощь, — с трудом договорила Твайлайт. Горло больно сдавило, и на глазах собрались слезы.

— Ну, эм… осознание вины — это первый шаг на пути к исправлению, — сказал дракончик, явно неуверенный, что его слова облегчат груз вины.

Твайлайт невольно улыбнулась, сглотнула комок и вытерла стоящие на глазах слезы.

— Спасибо, Спайк, но боюсь, осознание моих ошибок ничего не исправит. Селестия в заточении. Снаружи вечная ночь. Элементы Гармонии у Найтмэр Мун. Вы трое не можете вмешаться. Мои несостоявшиеся друзья меня, скорее всего, ненавидят.

— Я знаю моих друзей, — ровно говорила принцесса. — Они обижены и расстроены, но уж точно не ненавидят тебя.

— Это никак не поможет. Мы могли остановить Найтмэр, пока она не набрала силу, и я профукала шанс. — Твайлайт сделала глубокий вдох и медленно выдохнула. Раздраженно цокнула языком. — Я не исправлю все то, что случилось по моей вине. Но я могу хотя бы попытаться загладить вину перед теми, кому сделала больно. Пожалуй, это единственное, что в моих силах.

— Как же я зла, что мы не можем вам помочь! — Кэденс притопнула ногой. — Я бы осталась здесь настолько, насколько потребуется, уверена, и Шайнинг, и Фларри бы поняли меня, но…

— Знаешь, это было бы нечестно, — кисло усмехнулась Твайлайт. — Если бы вы вот так просто пришли и исправили мои косяки. — Она обвела всех взглядом, помолчала немного, а затем молвила: — Мне тошно от того, что я сделала. Не знаю, было бы мне тошно сейчас, не проведи я неделю в будущем, но я хочу верить, что хоть немного, но изменилась… в лучшую сторону.

— Ты изменилась, — улыбнулась Кэденс, — это точно. Я наблюдала, как твое отношение к Эпплджек, Рэрити и остальным постепенно меняется. Сначала они раздражали тебя, и ты стремилась сократить общение с ними до минимума, но в последний день ты веселилась со всеми на вечеринке так, будто они действительно твои друзья.

— Ты помогла мне узнать их лучше, Кэденс. Ты подтолкнула меня в правильном направлении.

«Когда же я стала меняться? — спросила себя Твайлайт. — Может, когда я примерила на себя роль принцессы? Когда услышала от Эпплджек, что семья и друзья — это суть одно и то же? Или может, когда осознала, что другие скрывают боль, чтобы не было больно мне, и поняла, что мир не крутится только вокруг меня одной? Когда прониклась проблемой Рэйнбоу Дэш? Сейчас, когда столкнулась с последствиями? Или все это вместе оказало на меня влияние? Нет… Я не смогу говорить, что изменилась, пока не исправлю то, что натворила».

— Мне тоже не нравится, что мы оставляем вас вот так, ни с чем, считай, на волю судьбы, — помрачнел взрослый Спайк, он обратил взгляд к принцессе: — Неужели нет какой-нибудь лазейки, которая бы позволила нам остаться и навести порядок?

— Наши копыта связаны, — тяжело вздохнула принцесса. — Ты слышал Дискорда. Я, может, и аликорн, но власти над другими мирами у меня нет.

Кэденс достала из-под крыла небольшой амулет на цепочке и с рубином в центре и вложила его в копыто Твайлайт:

— Догадываешься, что он делает?

Твайлайт помотала головой.

— Он позволяет принять облик другого пони, иными словами, создает иллюзию. Уверена, ты найдешь ему применение.

— Но я сама могу выучить такое заклинание, — немного уязвилась Твайлайт.

— Не сомневаюсь! Но выгляни в окно, и спроси себя, есть ли у тебя на это время.

— Наверно, ты права. — Твайлайт осмотрела амулет со всех сторон. По виду и не скажешь, что с ним можно творить магию. Больше похож на обычное украшение. Возможно, таковым он и являлся, пока Кэденс не зачаровала его. — И это… нормально? То есть нашему миру от него не станет хуже?

— Прямо сейчас ты смотришь на саму себя из будущего, — серьезно ответила принцесса. — Поверь, амулет — это мелочь.

В помещении снова поднялся ветер, а затем за спинами пришельцев из будущего возник портал.

— Похоже, пора прощаться, — с грустью сказала Кэденс. Она крепко обняла Твайлайт.

— Спасибо за все, что вы для меня сделали, — негромко сказала Твайлайт, чувствуя, как печаль разъедает сердце. Кэденс выпустила ее из объятий, и обратилась к дракончику: — Спайк, позаботься о сестре. Сейчас ей нужна твоя поддержка как никогда. Уверена, ты и сам все понимаешь. Ты всегда был умным драконом.

Дракончик серьезно кивнул.

— Конечно! Проблемы Твай — и мои проблемы тоже.

— Кстати, — вспомнила Кэденс, — Санфлауэр просила передать. Цитирую: «Извиняюсь за свою твердолобость».

Твайлайт хихикнула:

— Передавай ей, что я нисколько не обижена. И что знаю, что она жила в Понивилле.

— Да? — удивилась Кэденс. — По-моему она никогда никому не говорила, откуда она. Как ты узнала?

— О, мы недавно пересеклись.

Поглядев, как два дракона о чем-то разговаривают, Кэденс снова посмотрела на Твайлайт и улыбнулась:

— Ладно. Так и передам, — а затем она уступила место принцессе. Твайлайт взглянула в ее лавандовые глаза — в них отражалась бесконечная благодарность.

— Я единственная, кто до сих пор не поблагодарил тебя.

— Ага. И выглядит это до невозможного странно — говорить спасибо самой себе.

На губах принцессы промелькнула улыбка. Твайлайт заметила, что она стала сдержаннее в проявлении эмоций.

— После всех приключений, что мы с подругами пережили, и невзгод, через которые прошли, я была уверена, что нашей дружбе ничего не страшно, и она выдержит что угодно, — принцесса выдержала коротенькую паузу, будто собираясь с мыслями, а затем продолжала: — С тех пор, как я начала править Эквестрией, я стала уделять дружбе гораздо меньше времени. У подруг тоже были собственные жизни, собственные стремления, цели… Наши узы постепенно истончались, и никто этого не замечал. Проверка временем и расстоянием оказалась самым серьезным испытанием для нас. И мы бы провалили его, если бы не ты.

— Значит, пони, у которой нет друзей и которая ничего не смыслит во всем этом, преподала урок принцессе Дружбы?

— Да, так и есть. И я его не забуду.

Краем зрения Твайлайт заметила, как взрослый Спайк наклонился к маленькому, и последний что-то прошептал ему. Было отчетливо слышно имя «Рэрити».

Взрослый Спайк выпрямился и хмыкнул:

— А этого я тебе не скажу, дружок. Разве интересно знать будущее наперед?

— Блин, — раздосадовался дракончик. — Но я не мог не попытаться.

Закончив прощаться, троица из будущего подошла к порталу. Дракон и принцесса сразу исчезли в голубом свечении, однако Кэденс задержалась и обернулась:

— Мы будем приглядывать за вами.

Она подняла левую переднюю ногу, и свечение портала защекотало копыто. Няня застыла в нерешительности на несколько мгновений.

— Нет, одних я вас не оставлю, — твердо сказала она и опустила ногу. — Вы оба молодые и можете наделать глупостей. Дискорд? Ты меня слышишь? — крикнула она в портал. — Вселенная не сколлапсирует, если я буду просто давать советы, не вмешиваясь в события? Что? Так будет даже интереснее? А если серьезно? На свой страх и риск? Что ж, это оправданный риск. Я не хочу, чтобы они жили под гнетом Найтмэр Мун. Уверена ли я? Спрашиваешь еще!

В тот же момент портал схлопнулся прямо перед ее носом. Кэденс развернулась к Твайлайт и Спайку, светясь счастьем:

— Ну что, беремся за дело?

Спайк поднял указательный коготь:

— Не напомнишь, к чему была грустная сцена прощания?

Продолжение следует...

...