Автор рисунка: Siansaar
Глава I

Начало

До того, как в Эквестрии воцарились сестры-аликорны, ей правила великая императрица Твайлайт Спаркл. Она была мудрой и доброжелательной правительницей, однако времена, когда она правила были далеко не дружелюбными. То нападение грифонов, то драконы устроят налет. А в последнее время начали появляться умбра пони. Нет, вначале их нападения успешно отбивались, но вечно это продолжаться не могло.

И в обороне ей помогали ее генералы. Флэш Сентри, генерал воздушных войск Эквестрии, и Темпест Шэдоу, генерал наземных войск Эквестрии.

Первый был рыжим пегасом с синими гривой и хвостом, и голубыми глазами. Его кьютимаркой был темно-синий щит с жёлтой молнией. Он был мощного телосложения, а его крылья едва уступали размером крыльям императрицы. При этом ростом он превосходил императрицу.

Вторым была вишнёвая единорожка с бордовыми гривой и хвостом. Ее кьютимаркой был золотой щит с пурпурной звездой по центру. Телосложением она была поменьше Флэша, но в силе ему не проигрывала. Ростом она была почти с императрицу, чуточку пониже ее.

И вот после долгих поисков, экспериментов и неудач, ученые-маги, совместно с императрицей и ее генералом, Темпест Шэдоу, смогли создать заклинание, которое раз и навсегда должно было покончить с умбра. Только у такого заклинания и своя особая цена.

— Ваше высочество, должен вас предупредить, что использование этого заклинания может иметь крайне негативные последствия для вас, — сказал один из учёных единорогов.

— Это цена, которую я готова заплатить за прекращение нападений умбров, — невозмутимо ответила императрица.

— Твайлайт, неужели именно ты должна его использовать? — спросил Флэш, генерал армии и, по совместительству, любимый императрицы.

— Да Флэш, именно я. Больше никто не сможет его использовать, — твердо сказала Твайлайт.

— Раз по другому нельзя, но я все равно против этого всего, — недовольно сказал Флэш и ушёл.

Твайлайт ничего не ответила, она уже решила, что не будет рисковать своими маленькими пони, а сама выполнит это заклинание. У нее было больше шансов на его успешное применение.

И во время обороны Кристальной Империи Твайлайт решилась на использование заклинания. Однако, когда она уже начала его активировать, то поняла, что ее сил попросту не хватает. Она уже решила использовать свою жизненную энергию, как к ней подбежали Флэш и Темпест, которые увидели, что что-то пошло не так.

— Флэш, Тэмпест, я рада, что вы здесь, — радостно сказала Твайлайт. Однако держать уже активированную часть заклинания, было не так просто, что виднелось по мордашке императрицы.

— Не будем тянуть время, — сказал Флэш и положил свое копыто на плечо императрице. Тоже сделала и Темпест.

Когда они это сделали, Твайлайт почувствовала, что им троим под силу это сделать. И принялась с утроенной силой плести заклинание.

Когда она закончила, то их троих объял яркий свет, который начал распространяться по Эквестрии, изгоняя умбр обратно в их темный мир. И когда он достиг Кантерлота, то Селестия и Луна поняли, что их наставница использовала заклинание, и они надеялись, что все прошло хорошо.

Тем временем, когда эта волна прошла почти всю Эквестрии, ее источник начал потихоньку тускнеть. И когда свечение полностью погасло, то на месте императрицы и генералов, был лишь большой, черный, непрозрачный кристалл. Однако, когда к нему захотели приблизиться, то он исчез.

— Нужно срочно сообщить об этом в Кантерлот! — выкрикнул один из младших генералов, но на это никто не обратил внимания. Все были поражены тем, что случилось, и ещё больше тем, что их правительница исчезла, вместе с двумя генералами.

Когда об этом всё-таки сообщили в Кантерлот, то все пони были сильно поражены этим и скорбили по императрице. Но больше всего по своей наставнице скорбили Селестия и Луна.

— Ваши Высочества, это оставила для вас Твайлайт Спаркл, — сказал вошедший дворецкий и отдал им письмо, чем вызвал непонимания у двух аликорнов.

«Мои дорогие ученицы, Селестия и Луна.

Если вы читаете это, значит что я использовала заклинание изгнания умбр, и меня, скорее всего, уже нет на этом свете.

Поэтому дальнейший путь вы продолжите без меня. Я сожалею, что не смогла попрощаться с вами, и нормально передать Эквестрии в ваши копыта.

Отныне вы принцессы Селестия и Луна Эквестрийские. Я доверяю моих пони в ваши копытца. Правьте мудро и добро, я лишь надеюсь, что вам не придется переживать такое ещё раз.

Ваша бывшая наставница, императрица Твайлайт Спаркл.»

Сестры стояли и пытались понять только что прочитанное письмо. Спустя почти минуту они поняли, его смысл.

— Сестра, я, — неуверенно начала Луна, — Это всё так неожиданно. Я не готова стать правительницей, это все не для меня.

— Я тебя понимаю, Луна, но мы не можем подвести нашу наставницу, поэтому мы исполним ее последнюю волю и будем править вместе, — обняв крылом сестру сказала Селестия.

— Ты права, мы не можем подвести нашу наставницу, — согласилась Луна, при этом ещё сильнее прижимаясь к боку своей сестры.

Они просидела в обнимку ещё пару минут, но они понимали, что им придется сообщить всей Эквестрии, что их любой императрицы больше нет среди живых. И им необходимо сообщить последнюю волю императрицы.

— Пошли, сестра, не будем заставлять пони Эквестрии ждать, — сказала Селестия, складывая крыло.

И они вместе направились в тронный зал.

За время правления сестер в стране пони было очень мало крупных войн, лишь небольшие стычки, да и те в последний раз были больше века назад. Период их правления считают золотым веком Эквестрии. Но и старую императрицу помнят до сих пор, но уже в виде преданий и легенд.

И даже праздник, что вначале был в честь пожертвовавших своими жизнями императрицы и её двух генералов, теперь он носил название праздника летнего солнца.

И вот спустя больше тысячи лет на границе между Кристальной Империей и Эквестрией на краткий миг возникла белая вспышка и на её месте возник большой чёрный кристалл. Он простоял немного и рассыпался черным пеплом, а из него на белый снег выпали три пони: оранжевый пегас, вишнёвая единорожка и сиреневый аликорн.

Первым пришел в себя пегас. Он попытался встать, но ноги подвели его, и он упал обратно в снег. Спустя несколько минут ему удалось подняться. И в это время пришла в себя единорожка. Она со стоном попыталась встать, но не смогла.

— Что-то я не помню, чтобы здесь было так снежно, — тихо сказал пегас, подходя к единорожка.

— Да, хотя нашел о чем говорить, — также тихо ответила единорожка.

— Ладно, давай вставай, — тяжко сказал пегас, помогая встать единорожке, — Нам надо поскорее начать двигаться, пока мы не замёрзли, — сказал пегас, смотря на аликорна.

— Ты прав Флэш, — согласилась Темпест, — Давай помогу, — сказала единорожка, видя, как Флэш укладывает бессознательного аликорна себе на спину.

— Хорошо, — сказал пегас, удобнее укладывая аликорна, — Если я правильно помню, город был в том направлении.

— Вроде, но я почему-то не могу точно вспомнить, — произнесла единорожка, держась за голову.

— Я тоже не могу, но я уверен, что нам именно туда, — ответил пегас и направился в путь.

Темпест ничего не сказала, лишь молча пошла за своим другом. Она положилась на его интуицию, раньше она редко его подводила.

Шли они около часа, но им пока не встретилось ни одно поселение или, хотя бы, пони.

— Как же холодно, — стуча зубами сказал Флэш.

— Да, — так же стуча зубами, согласились с ним Темпест. Все её силы шли на то, чтобы просто идти, поэтому она не могла согреть их, хоть немного, при помощи магии.

Тем временем тело аликорна начало покрываться слабым инеем, как и сами пони. Но на их счастье спустя ещё пятнадцать минут они смогли разглядеть шпиль кристального замка, и прибавили шаг.

На границе города их встретила пара стражников, которые были крайне удивлены увидеть кого-то в такую погоду.

— Стойте, вы кто такие? — спросил стражник-единорог.

Ни Флэш, ни Темпест ничего не смогли ответить, они слишком замёрзли, пока шли через снежную равнину.

— Ты посмотри, они же полностью замёрзли, — сказал второй стражник, и пока он это говорил, Флэш и Темпест рухнули без сил.

— Смотри! — сказал единорог, указывая копытом на аликорна, который стал виден.

— Быстро беги в город, и зови на помощь, — сказал второй стражник.

— Хорошо, — и единорог со всех ног побежал в город.

Вернулся он спустя двадцать минут, вместе с пони-медиками. Они быстро доставили всех троих в больницу, сказав что это удивительно, но ни у кого нет и намека на обморожение, просто сильное переохлаждение.

Когда их только положили в больницу, то об этом доложили принцессе Каденс. И она не поверила своим глазам, когда увидела наставницу Селестии и Луны, а также двух ее верных генералов.

Первой в сознание пришла Темпест, на следующий день, как их поместили в больницу. Спустя час, в сознание пришел Флэш. Твайлайт все ещё была без сознания. У нее помимо переохлаждения было ещё полное магическое и физическое истощение.

— Ох, давно я себя так не чувствовала, — сказала Темпест, разминая конечности, — Словно по мне дракон прошёлся.

— Ага, согласен, — потягиваясь, сказал Флэш, — Слушай Темпест, как думаешь где мы сейчас. Просто последнее что я помню это было чистое поле, рядом с горами, а где мы появились было полностью заснежено, да и гор не было видно.

— Не знаю, но явно не там, где было сражение, — ответила Темпест, — Надо спросить, — предложила Темпест.

Пока они вели рассуждения о том, где они, в тронном зале Каденс разговаривала с Селестией и Луной, которые прибыли сюда, едва услышав, что их наставница вернулась.

— Так это и правда она, ваша наставница? — удивлённо спросила Кейденс.

— Да, это и в правду она. Даже не верится в это, — задумчиво ответила Селестия.

— Но как это возможно, разве она не пожертвовала собой? — спросила Кейденс.

— Да, это так. Но почему она, вместе с Темпест и Флэшем появились, этого мы с сестрой не знаем, — ответила Луна и о чем-то задумалась.

— Верно, но чтобы узнать больше, нам необходимо дождаться, когда очнётся Твайлайт Спаркл, — произнесла Селестия, смотря в окно.

Больше они ничего не обсуждали, каждая задумавшись о своем.

...