Но ведь она ничем не примечательна!

Просто ради забавы Спайк и Твайлайт пытаются написать фанфик по Могучим Пони. Казалось бы, простенькое и незатейливое развлечение, так? Вот и нет. Есть в написании фанфиков нечто такое, что Твайлайт обязательно должна узнать, если хочет, чтобы её история понравилась другим пони.

Твайлайт Спаркл Спайк

Заглянуть за грань

В Понивилле случилось нежданное: ферма «Сладкое Яблоко» сгорела дотла, и семья ЭпплДжек погибла при пожаре. Отчаявшаяся пони решает на время переехать к своим родственникам в Мейнхэттен. Там, чтобы не являться обузой для тети и дяди Орандж, ЭпплДжек находит работу в пиццерии. Кроссовер с FNAF, но в роли аниматроников пони из главной шестерки.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони

Магический интеллект / Magical Intelligence

Принцесса Луна сотворила меня, чтобы вовек не забыть той боли, что она причинила Эквестрии. Но это? Не так должно исполняться моё предназначение. Если бы я только мог ей сказать...

Принцесса Луна Другие пони

Отчужденные

Скоро состоится свадьба Принцессы Кейденс и Шайнинг Армора. Но вмешиваются силы зла, и в бой вступают лучшие из лучших. Они сражаются по разные стороны - сильнейший воин Роя и командир легендарного Легиона. «Война меняет каждого...», но насколько изменятся они?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Стража Дворца

Творчество для себя... и для других

Рейнбоу Дэш обожает истории про Дэринг Ду. Но что за история скрывается за самим автором?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Дэринг Ду

Почему принцессе Твайлайт не нужна охрана

Что может быть легче, чем обчистить замок, который никто не охраняет? Даже его хозяйка, принцесса Твайлайт Спаркл, болтается неизвестно где. Но, как и всегда, всё почему-то пошло не так…

Спайк Старлайт Глиммер

Дети Эквестрии

Нелегко найти прощение, особенно когда ты сама не можешь простить себя; Даймонд Тиара прекрасно знает об этом. Проведя десять лет в психушке, она возвращается в Понивилль, чтобы наконец разобраться со своим прошлым. Но она не ожидает найти там свою старую подругу... И уж конечно, не ожидает, что ее подруга тоже вынуждена столкнуться с последствиями своих действий.

Эплблум Скуталу Свити Белл Диамонд Тиара Сильвер Спун Бабс Сид

Белый День Очага

Юная Сансет Шиммер, справляющая в Кантерлоте свой первый День Очага в качестве личной ученицы принцессы Селестии, с ужасом осознает, что на праздники не выпадет снег, и решает что-нибудь предпринять.

Принцесса Селестия Сансет Шиммер

Наваждение

Слабость. Каждый пони испытывает это пагубное чувство в какой-то момент своей жизни, некоторые больше, чем другие. И иногда она может привести их к совершению ужасных поступков. Для одного жеребца эта слабость приведет его обратно в то место, к ней. И он навсегда возненавидит себя за это. Но есть некоторые вещи, от которых мало кто может заставить себя держаться подальше.

ОС - пони Чейнджлинги

Нас делит океан

История про то, как чрезмерное желание выслужиться и быть замеченным может выйти боком тому, кто не знает границ дозволенных знаний. Иногда секреты должны оставаться секретами.

Принцесса Селестия Другие пони

Автор рисунка: MurDareik

В лаборатории

Спайку не по душе новое жилище: слишком много горного хрусталя и металла. В старой библиотеке, прежнем их с Твайлайт обиталище, на взгляд драконьих хозяйственных глаз было уж куда уютнее. А уборка в новом доме – разве это может называться Уборкой с большой буквы? Ни тебе пыльных закоулков, куда не проникнуть никакой шваброй, ни старых скрипучих шкафов – карабкаясь по ним, чтобы вытереть пыль, ощущаешь себя альпинистом. Да и кухня – все эти новомодные магические плиты, духовые шкафы и холодильники – равнодушный полированный пластик, бесстрастный алюминий – ни обжечься, ни испачкаться. Ну и какое удовольствие от такой скучной готовки? Твай этого не понимает: «Ну и чем ты недоволен, Спайк? Я тоже скучаю по библиотеке, но это же не повод ходить целый день букой. Зато посмотри, как тут всё практично, и ты всю работу по дому делаешь быстрее и не так устаёшь, как раньше.» Не скучает она. Только делает вид, а на самом деле втихаря радуется: негорючие стены, легкомоющийся пол и просторный подвал позволяет проводить такие научные опыты, что раньше, в их деревянных покоях, непременно бы закончились пожаром или навеки впитавшимся во всё вокруг химическим смрадом. Вот и сейчас, типа успокаивает своего дракончика-помощника, а самой не терпится поскорее вернуться к своим пробиркам и самописцам. Да и самому надо идти вслед за ней, как же она без него?

Спайк плетётся в лабораторию за скачущей вприпрыжку Твайлайт. Сиреневая крылатая единорожка спешит вернуться к своим исследованиям, её глазки сияют торопливым счастьем, даже гривка, и та подрагивает – не пони, а само нетерпение. «Уж лучше бы так, сломя голову, она бегала бы по утрам на речку, а по вечерам — на танцы, лето же, а она сидит тут днями среди колб и гальванометров,» — ворчит про себя дракончик. Он невольно вспоминает свою подружку Рарити – однажды он пригласил её на медленный танец, и она согласилась, а на тех, кто начали тут же насмешливо прыскать в копыта, она посмотрела так, что те сразу притихли. Эх, опять сегодня просидим в лаборатории до полуночи. Какая уж там танцплощадка! И уж точно снова придётся есть надоевшую пиццу на заказ – когда уж тут приготовить нормальную, полезную пищу? А Твай такая еда нравится. Неудивительно, что у неё регулярно расстройство желудка – тут супчик нужен, лёгкий и горячий, вот только за работой единорожка забывает про всё на свете, в том числе и про то, чтобы отпустить своего помощника на кухню. Чуть отвлечёшься, сразу: «Спайк! Чего витаешь в облаках? Быстренько собери дистиллятор!»

Между тем, Твайлайт весело вбегает в лабораторию: «Не видел мой халат и бахилы?», и тут же щелкает переключателями на электрощите. Огромное, заставленное всякими приборами, и несмотря на это, кажущееся опустошённым, помещение озаряется стерильным, холодным светом люминесцентных трубок. Твай довольно оглядывает нагромождения на бело-беспристрастных рабочих столах и начинает, весело напевая, прохаживаться по лаборатории. Она то постукивает копытцем по звонкому стеклу циферблата: «Спайк, ты записал?», то удивлённо приподнимает бровь, рассматривая осадок на дне очередной колбы: «Спайк, ты это видишь?», то насуплено оборачивается: «Спайк, почему?»

Дракончик, в рабочем фартуке, шлёпанцах и защитных очках семенит за ней следом и то чиркает карандашом в блокноте, то утвердительно кивает, то удивлённо разводит лапами – что бы он там не ворчал себе под нос, но труд в лаборатории интересен и, главное… А что главное? Ну, если сказать напыщенно и цветасто, то ему выпала честь быть рядом с самой известной пони во всей стране. А если говорить, положа свою чешуйчатую ладонь на сердце, он был и навсегда останется всего лишь её помощником: невысоким большеглазым пареньком-драконом с блокнотом, чьи лапы ловко управляются с лабораторной посудой и перед кем первым можно похвастаться результатом очередного изощрённого эксперимента. И этот паренёк зябко кутается в покрывало на своей кровати-корзинке бессонными ночами, слушая дыхание спящей Твай и понимая, что, хоть они и живут, сколько он себя помнит, под одной крышей, хоть и понимают друг друга с полуслова, но всё-таки между ними не может быть чего-то иного, чем «посмотри-подай-спасибо-молодец» отношения. И, если задуматься, то и ни с кем другим ничего другого Спайк на самом деле не хочет: как бы сладостно не трепетало его сердце в мгновения нечастых встреч с Рарити, он понимает, что всё же его место подле сиреневой крылатой принцессы, склонившейся сейчас над очередным самописцем и невольно обмахивающей свои лодыжки прекраснейшим, сиренево-фиолетовым хвостом. И она сейчас по-особому обворожительна – такую красоту видишь на мгновения в тех, кто давно рядом с тобой, и она, эта красота, проявляется только в очень редкие моменты, когда твоё сердце на секундочку получает власть над зрением, и сразу же возникает желание того, о чём не говорят, и не пишут там, где такое может прочитать кто-то другой.

— Ты сегодня какой-то рассеянный, — взгляд Твайлайт останавливает чуть было не налетевшего на неё в задумчивости дракончика.

Спайк виновато поднимает голову. Какие же у неё красивые глаза! Цвета, какой бывает у неба, когда уже отгорают сумерки, но ещё на небосводе не проступают первые ночные светила.

— С тобой всё в порядке? Ты себя хорошо чувствуешь? – в её голосе слышится тревога, но эта тревога какая-то особенная. Не формальное беспокойство о заболевшем коллеге.

Дракончик отстраняется и опускает взгляд в пол. Его лапы сами собой скрещиваются на груди, отчего плечи поникают, и сам он теперь кажется ещё ниже ростом и совсем уже обиженным и беззащитным. В колбе на спиртовке закипает и начинает выбрызгиваться из горлышка жидкость, пищит таймер, щелкает реле, но Твайлайт уже не обращает внимание на всю эту научную суету. Она всё смотрит и смотрит на ссутулившегося, как-то даже виновато съежившегося перед ней дракончика, и её губы вдруг начинают дрожать, а глаза – наполняться слезами.

— Это ведь не из-за?.. – недосказанный вопрос повисает в воздухе среди пряных химических запахов и колкости электрических разрядов.

Спайк молчит, и из глаз единорожки начинают катиться слёзы. На лабораторном столе что-то оглушительно и ослепительно взрывается, но Спайк и Твайлайт не видят и не слышат этого. Они оба парализованы, ослеплены, оглушены тем, что намного сильнее мелкой лабораторной неприятности – тем, что не даёт им, наконец, прильнуть друг к другу, тем, что они прекрасно понимали вопреки своим сердцам – отношения между ними должны оставаться такими, какими были до этого, потому что… Да потому что так правильно, а по-другому – неправильно, вот и весь сказ.

Вокруг расцветают разноцветные вспышки пламени, повсюду раздаётся хруст лопающегося стекла, удушающие волны вырвавшихся на волю паров наполяют лабораторию, а дракончик с единорожкой всё стоят и стоят напротив друг друга: один — прячась в свою зажатость, другая – роняя слёзы. С улицы слышен пожарный набат, топот копыт, встревоженные крики. Дверь в лабораторию распахивается:

— Твайлайт! Спайк! Скорее, сюда!

А дракончик вдруг произносит самое неуместное, что только можно сказать в такой ситуации:

— Пиццу сегодня заказывать?

Комментарии (7)

0

Мда.

Darkwing Pon
Darkwing Pon
#1
0

А Рарити так, быстренько, топ-топ-топ во френдзону... Развей тему, пожалуйста, а то я так и не понял, на каком уровне отношения Твайспайк, если смотреть со стороны Спайка.

Violetmoon
Violetmoon
#2
0

Ух, круто!:))) Будет развитие темы? Уже вижу серию из рассказов, как Спайк добивается внимания Твайки! :)) Будет? А то коваль, похоже, уже себя исчерпал, нет? А из какого фильма слова в шапке?

Dwarf Grakula
#3
0

Dwarf Grakula, планирую парочку Спайк-Твайка развивать и дальше, коваль, к сожалению, себя исчерпал. Строчки из фильма "Фрэнк", недавно посмотрел в кинотеатре, очень впечатлён.

edinorojek
#4
0

Все изменения к лучшему:) Вообще мне кажется, Спайк+Твай должно быть интереснее, чем Твай+коваль. Там у тебя был один живой персонаж и один статист, а тут оба живых, соответственно комбинаций событий будет намного больше. Ну, и, я надеюсь, Твайка будет проявлять другие стороны своего характера. Там она бегала за ковалем, тут за ней будет (видимо) бегать Спайк, соответственно вести себя она будет иначе. О, я ещё про Рэрити забыл! С ней вообще классический треугольник получается!:)
Вообще, если говорить в общем, мне нравится то направление, в котором ты движешься. Ты используешь в своих рассказах лучшее, что у тебя получается и развиваешь эту сторону таланта. В результате короткие рассказы получаются с идеей, здоровскими описаниями и восхитительными персонажами. В общем всё круто!

Dwarf Grakula
#5
0

Dwarf Grakula, спасибо. Постараюсь не разочаровать. Задумка мне очень нравится.

edinorojek
#6
0

Очень приятный и добрый рассказ, спасибо

Oil In Heat
Oil In Heat
#7
Авторизуйтесь для отправки комментария.