Два одиноких сердца

Двое таких разных существ, что может их объединить?

Зекора Стража Дворца

Сад красных цветов.

Над спокойно существующим царством нависает угроза уничтожения. Что должна сделать главная героиня, чтобы предотвратить всё это?

Брачное ложе

Свадьба - это всегда знаменательное событие. Эпплджек и ее супруг явно желают сделать эту ночь незабываемой.

Эплджек

Машина Гаусса

История рассказывает о больном "Грифоним Раком" пони. Неизлечимая, смертельно опасная болезнь. Заразившись ею в свои пять лет, Винсент не теряет надежды. Удача улыбается ему - в семь лет он находит схемы великого механизма, в совокупе с загадочным Эмоциональным Кристаллом она способна излечить любую болезнь. Однако, не все так просто, как кажется на первый взгляд...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Рог

Твайлайт, занимаясь генетикой, обнаруживает нечто удивительное. Селестия посвящает её в ещё более удивительную тайну.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Мелодия детства

В безуспешных поисках, маленькая пони обретает то чего совсем не ожидает обрести.

ОС - пони

Дипломатический иммунитет

Принцесса Твайлайт Спаркл недавно вернулась из дипломатической миссии в Грифонстоун. Прежде она много раз бывала за пределами Эквестрии, однако это был её первый государственный визит в качестве принцессы. Дабы отпраздновать её успех, принцесса Селестия устраивает чаепитие, во время которого остальные монархи Эквестрии делятся историями о своих дипломатических оплошностях: столкновении Кейденс с аравийскими законами о нравственности, едва не состоявшемся обезглавливании Луны и мучениях Селестии с лаймами.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Падение во тьму (продолжение)

Продолжение рассказа "Падение во тьму".

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун Человеки

План Икс

Во время магической дуэли с Твайлайт Спаркл авторитет Трикси был сильно подорван,и жизнь единорожки стала горькой.Но Трикси,не желая мириться со своей судьбой,решилась на отчаянный шаг...

Твайлайт Спаркл Спайк Трикси, Великая и Могучая Кризалис

Фаэтон-8

История о тяге к звездам и нелёгкой судьбе космонавтики в Эквестрии. А также о том как М6, совершенно неожиданно для себя, стали её частью в самом амбициозном проекте за всю историю - полёте на Луну.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Автор рисунка: Noben
Глава 31

Эпилог

Земля НС. Пионерский лагерь «Артэк». Гани

А я и не представляла, как тут здорово! Просто я судила о пионерских лагерях по воспоминаниям, взятым из головы у папы. А как оказалось, не больно-то он и любил бывать в таких местах. Я у него даже стишок в голове откопала как-то, связанный с пионерскими лагерями:

Жив здоров,

Лежу в больнице.

Сыт по горло,

Жрать хочу.

Приезжайте поскорее,

Я вас видеть не хочу.

Что поделать — мой папа скорее домосед, который не очень-то и любит новые места и новые знакомства. Если ему дать возможность заниматься любимым делом и не мешать, то он так и будет сидеть на месте, не отвлекаясь ни на что другое. Этот так мама Чика говорит. Но тут, по моим впечатлениям, она скорее права, чем нет. Уж я-то знаю — я в папиной голове с самого рождения пасусь. Это опять же уже его слова. Ну и что? Не очень-то он и возражает. А мне очень нравятся его забавные истории из жизни и байки. Их у него в голове мно-о-ого. А его знания по электронике — это что-то с чем-то! Особенно то, что он делал с микроконтроллерами. И чего он их с собой не привёз? Мне бы очень хотелось попробовать всё это на практике. Упросить, что ли, принцессу Твайлайт сделать какой-нибудь магический аналог? Как в том же «Первопроходце» было. Хотя… думаю я, это нереально. Даже в фанфике магический аналог вычислителя вон как долго делали! А микроконтроллер вроде того же Intel 8050 гораздо сложнее устроен. Но что-то я размечталась. Заканчиваю. Хотя… вполне можно найти что-то такое в Зазеркалье. Возит же принцесса Твайлайт оттуда компьютеры. Надо будет узнать об этом, но потом. Сейчас мы отдыхаем.

Что касается меня — мне в пионерском лагере очень понравилось. Я со столькими новыми друзьями познакомилась! Тут кроме знакомых нам ребят из первой звёздочки были и другие дети. Причём не только люди, а много кто ещё: пони, демикорны, грифоны, кирины, яки, гиппогрифы и минотавры с оленями… да всех и не перечислишь. Даже чейнджлинги — и те были. Так что мы очень весело проводили время. Тем более, что и воспитатели у нас были ох, какие затейники. Я даже не припомню, когда за все эти дни оставалась одна, не занятая чем-нибудь или без присмотра, но это было всё так естественно и непринуждённо организованно, что как-то даже не напрягало. И хоть под вечер мы сами валились с ног от усталости, а глаза сами собой закрывались, но всё равно ночью у нас были обязательные разговоры. Лежишь себе и болтаешь о том, о сём. Нас с Лито, Дашей, Аой и Куро поселили в отдельную комнату. Причём комнаты были рассчитаны на четверых, но мы потеснились. Аой и Куро не так уж и много места занимают — маленькие они ещё. Зато по вечерам можно было спокойно поговорить о своих семейных делах. Воспитатели не сильно придирались к тому, что мы не спим — главное, чтобы не шумели. И вот, когда младшие уже заснули, зашёл у нас однажды такой разговор:

— Даша, а, Даша! — позвала я сестру.

— Чего? — повернула та одно ухо в мою сторону. Почему-то забавно это у неё выходит. Всегда умиляюсь.

— А тебе было страшно, когда ты стала Кози Глоу?

Та надолго притихла, видимо, обдумывая это. Потом всё же сказала:

— Да не особо. Я, если честно, её и так всё это время чувствовала.

— Чего?! — выдохнул Лито, резко разворачиваясь к Даше.

Ну, а что? Я тоже от этого заявления как-то немножко… изумилась.

— Я сказала, что всё время чувствовала Кози, — повторила сестра. — Она и сейчас во мне. И сейчас даже больше, чем раньше.

— Стоп-стоп-стоп-стоп! — поднялась я, усаживаясь на кровати. — Как это так — «больше, чем раньше»?

— Ну-у-у-у… — протянула Даша. — Это довольно трудно объяснить, но я как бы чувствую её внутри себя. Как свою вторую половинку. А сейчас ещё и воспоминания её добавились. Раньше только чувства были. Или вернее, их отголоски — как будто далёкое эхо.

— А сейчас?

— Сейчас я помню всё, что с ней происходило. И если говорить честно и откровенно, то эти воспоминания не очень-то и красят всехпони.

— В смысле?

— В смысле того, что все, кто был за неё ответственен, просто бросили её, оставили одну, пустили всё на самотёк. Отмахнулись, словно от ставшей ненужной вещи. А она просто отчаянно хотела найти друзей. Много друзей!

— Хм… наверное, это логично, — протянул Лито. — А что ты чувствовала, когда появился Тирек?

— Я испугалась! — выдохнула Даша. — Мы обе тогда очень сильно испугались.

— А ты говорила, что разговариваешь с ней, да? — спросила я.

— Ага, — кивнула Даша. — Даже сейчас разговариваем.

 — А почему я этого не слышу? — спросила я, переглядываясь с братом. Тот тоже только недоумённо пожал плечами.

— А мы не вслух разговариваем, а тихонечко так, про себя.

Мы с братом снова переглянулись, но в этот раз уже ошарашенно. Это же та самая техника сокрытия мыслей, которую в нас пытались вдолбить учителя! А освоила первой её даже не чейнджлинг, а пегас! Пусть и не совсем обычный. Даже как-то обидно слегка. Совсем чуть-чуть. А ещё я подумала, что те тёти Твайлайт были не так уж и неправы. Возможно, надо было провести с Дашей какой-нибудь обряд экзорцизма.

— А что ты теперь собираешься делать со всем этим? — вслед моим мыслям поинтересовался Лито у Даши. — Как собираешься жить дальше вдвоём в одном теле?

Даша грустно улыбнулась и сказала:

— Не думаю я, что это уж такая большая проблема. Я чувствую, что с каждым днём мы с Кози всё больше и больше сплетаемся душами в одно целое. Пройдёт совсем немного времени, и нас уже будет не двое, а одна.

— Но… но как же так?! — я была так ошарашена её словами, что даже вскочила с кровати. — Как же ты будешь жить с этим?!

Я хоть и шёпотом, но практически прокричала это, стараясь не разбудить младших.

— А что в этом такого страшного? — подняла бровь сестра, смотря на меня снизу вверх. — Пойми, Гани, я заглянула в её душу — там нет ничего, чего бы мне следовало бояться. Мы вместе с Кози убрали всё то, что успел занести Тирек. А она сама… она… она хорошая! Вот! Я не боюсь стать единым целым с ней.

— Но… но… но можно же что-то сделать?! — не выдержал брат. — Мы можем сказать маме. Она или бабушка смогут вычис…

— И убить Кози?! — перебила его Даша. — Вообще-то это я гость в её теле! И это меня следовало бы… кхе-хе… вычистить!

Тут брат и я просто застыли на месте от этой мысли. Мы оба прекрасно знали, что мир не делится на чёрное и белое. Что есть ещё куча серых оттенков, и чаще всего все решения — это поиск приемлемого для всех сторон компромисса. Но знать — это одно, а столкнуться с этим самому… Да ещё вот так, когда на кону жизнь дорогого тебе существа…

— Да что вы такие грустные стали? — весело улыбнулась Даша. — Не надо себе придумывать всякое! Я — это по-прежнему я. Просто меня стало немножко больше. Так что не надо киснуть, — а потом добавила уже тише и совсем другим тоном: — И родителям, пожалуйста, не говорите — у них и так хватает проблем.

Следующее утро. Лунная база. Лёха

Запись закончилась, но я всё ещё не шевелился, неподвижно сидя за столом и уперев лицо в ладони. В голове металось множество таких разных мыслей. Как-то привык я к тому, что тут, в Эквестрии, проблемы какие-то несерьёзные, которые решаются одним не очень сложным усилием. Мультяшный мир — мультяшные проблемы. Так тут было почти всегда. Ну или так я это воспринимал. А вот теперь я внезапно узнаю, что моя и так уже однажды умершая дочь вполне себе могла снова умереть, исчезнуть как личность. Не… про Тирека я помню. В тот раз я тоже беспокоился, но тут снова. И уже другое. Да и сейчас она всё равно постепенно становится не совсем собой, и процесс этот не остановится сам собой. А как узнать — плохо это или хорошо? А если плохо, то насколько? И будет ли лучше, если мы вмешаемся? Очень меня слова Даши по поводу убийства Кози и кого считать хозяином тела… эм-м-м-м… впечатлили.

Я всё же поднял глаза, чтобы встретиться с сочувствующим взглядом лавандовой принцессы, сидящей напротив. Я почувствовал, как почти забытое было уже раздражение на эту гугл-пони, которое я чувствовал ещё в мире СССР, опять вот-вот готово вырваться наружу. И тогда…

Внезапно я ощутил руку Чики на своей ладони. От её ладошки ко мне потекла тёплая волна энергии, в которой моё раздражение растворилось без следа. Что ж… спасибо тебе, милая — теперь я хотя бы могу спокойно поговорить с принцессой Спаркл:

— Я и не подозревал, что в пионерских лагерях ведётся слежка за детьми.

Лавандовая аликорна поморщилась, но всё же ответила:

— Это и для меня стало сюрпризом. Мне только сегодня рассказали. В лагере отдыхают дети стольких разных существ, что руководство решило, что постоянный контроль с помощью компьютера будет не лишним. Обычно эти записи не видит никто, но специальная программа может определить зарождающуюся проблему, и тогда запись попадает к детскому психологу, одному из тех, кто работает в лагере. Тут неплохо себя показали чейнджлинги. Лучше них никто не может справится с душевными проблемами других существ, — принцесса покосилась на букву «пси» на крупе моей жены. Похоже она знает, что означает эта кьютимарка. — Это позволяет им решить проблему очень быстро и даже, чаще всего, до того, как станет слишком поздно.

— Наверное, вы рады, принцесса, — всё же не удержался я от шпильки. — Вы оказались правы, когда настаивали на проверке.

Лавандовая поняшка вспыхнула и протестующе взмахнула крыльями:

— Вовсе нет! Я… я вовсе не рада! Я не хотела изображать из себя Инквизицию, и моя коллега из того мира тоже! Я посмотрела потом, что значит этот термин, — пояснила она.

— И вы просто?..

— Просто меня попросили отнести вам эту запись. Психологи решили, что вы должны знать. Ведь решать в конечном итоге тоже вам, — пояснила Твайлайт Спаркл. — Но я решила, что просто передать запись и уйти… после всего… э-э-э-э… того… что случилось ранее, будет неправильно. Да и даже тогда мы с другой Твайлайт беспокоились, прежде всего, о самой Даше. Ну и о безопасности других по… существ, конечно. Это, вообще-то, наш долг как принцесс.

Принцесса Дружбы пожала плечами, словно говоря этим, что она сказала именно то, что думает. И это была именно забота, а не что-то иное. А от Чики ко мне пришло ощущение того, что лавандовая аликорночка не врёт, а говорит правду, только правду и ничего кроме правды. Мда… необычные ощущения. Я такое, наверное, и не чувствовал раньше.

Блин!.. Вот… вот гадство! Я… я почувствовал, как краснею и как краска стыда заливает моё лицо от макушки до кончиков полыхающих сейчас алым светом ушей. Уж не знаю почему, но я всегда как-то настороженно относился к Твайлайт Спаркл. Не с неприязнью, нет. Мне она так-то даже нравится — есть у неё многое, за что я её искренне уважаю. Мда — искренне уважаю Искорку. Каламбур, блин! Просто я подспудно ждал от неё какой-то неожиданности. И совсем не приятной. А по сути, если говорить честно и откровенно, то я снова поддался первому впечатлению. И как же теперь мне стыдно!

— П-простите! — выдохнул я и попытался было продолжить извинения, но Твайлайт коротким жестом прервала меня.

— Я на вас не в обиде, — пояснила она. — Наверное, когда у меня самой будут жеребята, то я так же буду реагировать на разных странных тёток, что захотят что-то сделать с моими детьми.

Рядом сидящая Чика коротко фыркнула, явно соглашаясь со словами аликорны.

Там же. Чуть позже. Лёха

Чика подала идею, что для более всестороннего обзора проблемы надо позвать экспертов. Ну… я согласился. У самого-то идей вообще не было. В доме вдруг стало очень поньно. Так поньно, что такого не бывало даже тогда, когда все наши дети были дома. Отвык я уже от этого. Так вот и сидим, обсуждаем. Хотя по сути — переливаем из пустого в порожнее.

— Да что тут решать? — выдал Дискорд. — Кто вам такая эта самая Кози Глоу?!

В этом споре он добровольно взял на себя роль плохого советчика и менял свои утверждения с точностью до наоборот чуть ли не через раз, вызывая возмущение остальных пони. И я ему был за это благодарен — очень он этим разряжал обстановку, да и излишне радикально настроенных пони осаживал. Причём быстро и как-то… без обиды. Я б так не смог.

— А я и говорю — надо вычистить эту заразу из моей внучки!

Ну, это уже Кризалис. Даже удивительно — она всех моих детей считает своими внуками и искренне переживает за них. Похоже, она их действительно любит. На свой манер, конечно. Чика говорит, что она ещё только учится быть бабушкой.

— А как это воспримет Даша? — спрашиваю я и тут же наблюдаю редкую картину — смущённую мордашку тёщи.

От сидящих рядом пони тут же посыпались смешки, которые тут же прекратились, стоило Кризалис повернутся к ним. После этого дебаты возобновились с новой силой.

Чуть позже. Земля НС. Пионерский лагерь «Артек». Лёха

Хм… судя по эмоциям, которые я ощутил от старших детей, и тому визгу, с которым они налетели на нас, они действительно были рады нас видеть. Ну и мы, конечно, были рады видеть их тоже. Я честно соскучился по этим сорванцам, хоть и наслаждался сейчас наступившими дома тишиной и покоем. Чика в этот раз выступала в роли эксперта, которая приехала сюда оценить всю тяжесть проблемы. Мы очень боялись, что Лито и Гани что-то почувствуют, но вроде бы всё прошло просто замечательно и они ни о чём не догадались. По крайней мере, я не заметил ничего такого. Наконец все подарки были отданы, новости рассказаны, а в воротах лагеря появилась демикорна со значком дежурной по лагерю, которая бросала на нас многозначительные взгляды. Всё ясно: «Мы вам, конечно, рады, но пора и честь знать, гости дорогие!». Так что мы скоренько попрощались и побрели назад, к машине, всё время оглядываясь и махая руками удаляющимся и также оглядывающимся детям.

— Ну? Как всё прошло? — спросил я Чику. — Какие у тебя выводы? Лито и Гани ничего не заметили?

— Заметили сразу же, — поморщилась Чика. — Как я и предполагала. Так что сними эту гадость немедленно и выбрось куда-нибудь!

Пришлось мне снять шляпу и стащить с головы бандану.

— Вот! Так оно гораздо лучше! — одобрила Чика. — А то когда ты в ней, я словно с неживым истуканом разговариваю.

Аккуратно складываю изделие семьи Шарм и кладу в карман. Чика на это только морщится, но ничего не говорит. Да она и сама знает, что я этой штукой не собираюсь пользоваться часто. Да ещё и для того, чтобы от неё свои мысли скрыть. Но пригодиться этот платочек вполне ещё может. И мне он нравится гораздо больше, чем пресловутая шапочки из фольги. Тем более, судя по нашим с Чикой экспериментам, что она совсем не помогает.

— Ну так что ты там говорила про детей? — повторяю я вопрос.

— Заметили они всё, — ответила жена. — Сразу заметили и тут же хотели по этому поводу возмутиться. Так что я рассказала им всё и попросила попридержать всё в тайне.

 — И они согласились?

— Конечно!

— И что ты выяснила про Дашу? — перешёл я к главному.

Чика поморщилась, словно ей неприятно было это говорить, но всё же ответила:

— Уж поверь мне, Алексей — телепату с, кхм… кое-каким опытом. В день эпизода с Тиреком там точно была Кози Глоу. Но теперь её не то чтобы нет… Вернее, она там точно есть, но она так сплелась душой с Дашей, что… Извини, Лёша, я тут уже ничем не смогу помочь. Да и надо ли?

Кризалис, стоящая рядом, тоже согласно закивала, а потом просто возвела глаза к небу, чтобы показать, что даже она, телепат с большим опытом, не берётся решить, кто это теперь — моя дочь или Кози.

Я обернулся, почувствовав за спиной какое-то шевеление, и обомлел. За моей спиной теперь стояло гораздо больше пони, чем было со мной в начале. И все смотрели на меня так… словно только я один смогу разрешить сложившуюся ситуацию.

— И что теперь вы предлагаете мне сделать? — спросил я, обводя взглядом всех этих «умудрённых опытом» кобылок.

В ответ лишь увидел смущённую мордашку Чики, отвернувшуюся от меня Кризалис и застывшую, словно маска, полосатую мордочку Зекоры. За ними топталась на месте, не смея поднять на меня свои большие глаза, Твайлайт. Похоже, она чувствует вину передо мной — это же она тогда поучаствовала в том представлении. Что ж… в чём-то она здесь права — есть в этом часть её вины, но не думаю, что большая. Даша же сказала, что она и до этого чувствовала Кози. Так что зря она так. Надо бы как-нибудь поговорить с ней об этом. Но не сейчас. Сейчас есть у меня дела поважнее.

Остальные две мои жены тоже были здесь и смотрели на меня так, будто я являюсь решением всех проблем. Словно на фокусника, который сейчас — раз!.. — и вытащит решение из своего чёрного цилиндра, словно кролика! Но в принципе, они правы — решение этой проблемы точно за мной. Всё же я отец этой… кхм… пони. Да и вообще главный в семье. На этой мысли я ощутил целую гамму чувств со стороны моей семейки — дичайшую смесь восхищения, недовольства, одобрения и иронии. И пойди разберись, кто там что думает — всё перемешалось в такой винегрет, что без пол-литры и не разберёшь. А раз я не пью, то у меня шансов разобраться и вовсе нет! Но надо с этим что-то решать, а то пауза уж больно затянулась. Ну что ж, хотите кролика из шляпы? Получите!

— Кхм-кхм… — прокашлялся я перед трудной речью. — Раз уж вы все решили, что я должен решить эту проблему, то… то я её и… решу.

Всепони мигом замерли и уставились на меня очень внимательно. Ну прямо как те бандерлоги перед удавом из старого советского мультика про Маугли. Похоже, они думают, что я им сейчас что-то умное скажу. Да вот только у меня, на беду, в голове в этот миг полная пустота! Ни одной ценной мысли! Да и что я могу тут решить? Эксперты расписались в своём полном бессилии, сама Даша высказалась, как она относится к мысли о причинении вреда Кози, весьма недвусмысленно, да и живёт она всё-таки в теле этой поняшки, так что это им решать надо, а вовсе не мне. А они меж собой уже всё решили. И вот не поверю я, что Даша просто так это всё рассказала Лито и Гани. Наверняка, если бы её не спросила Гани, Даша бы сама всё это им рассказала. Это только на первый взгляд у меня дочь простая, но я за всю свою жизнь не один раз ловил себя на мысли, что она гораздо умне… мудрее, чем кажется на первый взгляд. Что же будет тогда, когда она полностью соединиться с Кози Глоу? Хех, а вот и посмотрим!

Я глубоко вздохнул и, пока не передумал (хотя с чего это вдруг?), выпалил:

— Пусть всё идёт так, как идёт! Это личное дело Даши и Кози, и не нам в это дело вмешиваться.

— Ты уверен? — задумчиво переспросила меня Чика.

Она внимательно следила за ходом моих рассуждений и в общем-то и так знала, что я уверен. Но спросить всё же спросила.

— Уверен! — кивнул я.

— Значит, пусть будет так! — кивнула в ответ Чика.

Всепони при этом испустили облегчённый вздох. Похоже, они даже дышать перестали, пока ждали моего ответа.

Позже. Ялта. Пляж. Вечеринка. Вельвет

Как мы тут оказались? Да это всё благодаря Пинки Пай. Это она нас сюда притащила. Устроила сюрприз — пикник на берегу моря. А то мы, по её словам, были скучнее и пасмурнее самых тёмных туч, вот она и организовала всё, при этом подослав к нам совершенно постороннего жеребёнка, который даже не знал о сюрпризе, да и о том, кто его послал, тоже не догадывался — учла эта розовая интриганка, что посвящённого в тайну Чика мигом вычислит. Так что мы примчались на пляж практически по тревоге, недоумевая при этом, кто нас сюда позвал и зачем, готовые к любым самым опасным вариантам развития событий. И когда уже спустились вниз, к морю, и зашли в огромную палатку, нас встретили весёлые крики и хлопки хлопушек. А мы стоим и тоже хлопаем. Глазками. Я вообще чуть было из болтера по этой розовой интриганке не пальнула.

Но надо признать, что сюрприз удался на славу, и он был как нельзя кстати. Потому что уже через минут десять я услышала звонкий смех Трикси, которая бегала за Лёхой, пытаясь натянуть на него праздничный колпак. Поначалу мужу удавалось избежать этого, но потом к погоне присоединились Чика и я. Втроём мы его быстро отловили и нарядили в костюм клоуна. Дальше пошли ещё более безбашенные конкурсы и задания. Пинки была просто в ударе!

Вскоре солнце село прямо в воду, и стало темно. На небе загорелись яркие звёзды. Я сидела и смотрела на них, когда кто-то подошёл ко мне и сказал:

— И тут звёзды очень красивые!

Я узнала голос принцессы Луны (местной, конечно), и тут же попыталась вскочить, чтобы поприветствовать её как положено, но она движением копыта усадила меня обратно.

— Вельвет, а в твоём мире звёзды так же красивы? — спросила она.

— С планеты мало что можно разглядеть, ваше высочество, — ответила я. — Из-за смога и солнце толком не видно, не то что луну и звёзды.

— Очень жаль, — произнесла Луна. — Я не представляю, как можно жить без звёзд.

— Зато на Лунной Базе можно любоваться ими часами! Там атмосфера не мешает.

— О да! Мне… говорили, — усмехнулась Луна, а я прикусила себе язык. Ну это ж надо — напомнить ей о её тысячелетнем заточении! Совсем я из ума выжила! — Да не волнуйся ты так, Вельвет! — рассмеялась Луна, увидев моё смятение. — Я вовсе не обиделась!

Мы ещё долго с ней говорили. Её интересовало, как я жила, где бывала, как мне теперь живётся. А потом я… заснула. Даже сама не поняла, когда. А вот уже когда проснулась, обнаружила, что лежу у костра, укрытая тёплым пледом, голова моя покоилась на коленях мужа, рядом с ним, прижавшись с боков, сидели Чика и Трикси. Костёр негромко трещал, изредка разбрасывая в воздухе яркие искорки. Леха негромко говорил, видимо, продолжая разговор:

— Да у меня что ни жена, то трагическая судьба и непростой характер. По каждой можно отдельный роман написать… с продолжением.

— Зато продолжение явно счастливое! — сказала Трикси, чмокнув мужа в щёку.

— Ну, а как же иначе?! — согласился Лёха, прижимая к себе счастливо пискнувшую Трикси. — Сделать вам счастливыми — это одна из важнейших задач в моей жизни!

— А ты сам, — несмело подала я голос, смотря на мужа снизу вверх, — счастлив?

— Вне всякого сомнения! — улыбнулся он и, быстро наклонившись ко мне, чмокнул прямо в нос. — Когда вы счастливы, то я счастлив втройне! А уж если и дети счастливые, то это…

Все примолкли, видимо, вспомнив о Даше. Всё же этот наш праздник… какой-то он не очень правильный… в данной ситуации.

— Да всё он правильный! — воскликнула Чика, сердито покосившись на меня. — Даша ничуть не тяготится всем, что с ней произошло! Я точно знаю — можете мне верить! Она точно счастлива! Как и остальные наши дети. А вы понапридумывали себе тут всякого. Разнылись!

— Ну, раз Чика говорит, что все у нас в семье счастливы, то это… — протянул Лёха.

— Что это? — включилась в игру Трикси.

— Это обалдеть, какое счастье! — усмехнулся муж. — От такого и лопнуть можно!

— Только посмей лопнуть, и я тебе такое устрою — небо с овчинку покажется! — выдала Чика, потёршись щекой о его плечо. — И вообще, давайте просто посидим. Смотрите, какие красивые тут звёзды!