Автор рисунка: MurDareik
Глава девятая. Истинный ужас

Глава десятая. Маяк

Преодолевая холод и неумолимый пейзаж, сквозь тьму двигались двое утомлённых путников. Высокая тёмно-синяя аликорн шла вперёд быстрым шагом, её грива потеряла былой блеск, некогда изящная шёрстка растрепалась, а на груди запеклась кровь. Под её шерстью скрывались шрамы от многочисленных ран. Она двигалась с решимостью в глазах, глядя в одном направлении и шагая так быстро, как только могла.

На её спине сидела молодая единорожка. Она крепко держала аликорна за шею, боясь отпустить. В её глазах читалась усталость, тело покрывали порезы и царапины, а грива являла собой сущий кошмар. Хотя малютка выглядела так, словно её протащили через огненные ямы Тартара, в её глазах был виден какой-то обнадёживающий блеск.

— Змея? — спросила она.

Как только две пони воссоединились и разделили душевные объятия, они сразу же двинулись в путь. Аликорну и единорожке было ясно, что им дали ещё один шанс, и они не собирались его упускать. Пока они двигались вперёд, Свити рассказала Луне о том, что ей пришлось пережить после схода лавины. И теперь старшая пони рассказывала свою часть истории.

— Она была огромная, — сказала принцесса со смешанными чувствами в голосе, — и быстрая. Сначала я даже не поняла, что она ужалила меня, но во время драки эта рептилия вонзила свои клыки прямо мне в грудь.

Свити поморщилась и сжалась в комок, после чего ещё крепче обняла Луну за шею, стараясь держаться к ней как можно ближе. С тех пор, как они снова нашли друг друга, Свити всегда держала Луну в поле зрения. В её сознании поселился реальный и очень сильный страх, что она вновь потеряет Луну, как только её отпустит.

— Но... разве змеи не ядовиты?

— Ну, — ответила Луна, — не все. А вот эта, конечно, была. Это стало понятно, когда мир вокруг меня начал вращаться и я рухнула на землю.

— Небеса... — в шоке выдохнула Свити.

— У этой твари в клыках содержался токсин, способный свалить с ног.

От одной этой мысли Свити задрожала ещё сильнее. Она почти что чувствовала, как два острых клыка вонзаются ей прямо в грудь.

— Ч-что случилось? Я думала, змеиный яд смертельно опасен.

Луна на мгновение обернулась и одарила свою спутницу лёгкой ухмылкой.

— Быть аликорном — это гораздо больше, чем просто называться принцессой. — Она усмехнулась. — Наши враги давным-давно поняли, что нас с Селестией нельзя уничтожить, просто подсыпав яд в наши напитки.

— Тело аликорна во многих отношениях намного сильнее, чем у простого смертного. Внешне мы как пони, и меч всё ещё способен поразить нас, но во многих других отношениях мы улучшили защиту. Наши сердца гораздо крепче и не перестают биться так же легко, а мышцы не так быстро выдыхаются. Это не так уж часто случается, но у нас с Селестией потрясающая иммунная система. Слышала ли ты, чтобы кто-то из нас болел?

Свити моргнула.

— Эмм... нет, не слышала...

— Существует очень мало ядов, которые могут нас убить. Мы способны сопротивляться и отталкивать большинство токсинов, прежде чем они смогут нанести существенный ущерб. Змеиный яд оказался довольно быстродействующим, и ему удалось вырубить меня, но я лежала недолго.

— Так, подождите... — перебила Свити, — Значит вам… удалось извлечь яд?

— Именно.

— Как?

Луна промолчала.

— Это... не очень приятная история.

Свити тут же отклонила свой вопрос.

— Ух ты... я и не думала, что аликорны невосприимчивы к ядам и болезням...

— Да... — размышляла Луна, продолжая скакать галопом, — нас не так-то просто убить без чистой, грубой силы. Мы способны преодолеть большинство преград. Помнится, я как-то раз здорово озадачила Твайлайт Спаркл, после чего у бедняжки сильно разболелась голова. Мне пришлось допивать всё одн… ах э-э... — Луна замолчала, вспомнив, с кем именно она разговаривает.

Свити в замешательстве наклонила головку:

— Что?

— Неважно, — коротко ответила старшая пони.

Свити просто пожала плечами.

— Значит, теперь вы в порядке?

— Я чувствую себя настолько хорошо, насколько это вообще возможно. Во всяком случае, в этом месте...

— Луна, вы такая классная... — маленькая кобылка была в восторге от пони, на которой продолжала ехать вперёд, — вы настолько удивительная! Я рада, что пони, которая оказалась здесь со мной в столь неприглядном месте, это именно вы.

— Приму как комплимент, — усмехнулась принцесса.

— Значит, когда вы проснулись, то полностью оправились?

— М-м-м, — пробормотала Луна, — я была вне опасности и по-прежнему жива, но всё ещё не знала, куда мне идти. Некоторое время я бесцельно скакала кругами... и вот тогда я наконец увидела его.

Свити и Луна некоторое время молча смотрели вперёд сквозь темноту. Их глаза остановились на точке, к которой они неслись галопом.

— Свечение... — пробормотала Свити.

— Именно... — тихо ответила Луна, — оно было настолько слабым, что я едва заметила его. Тогда я вспомнила твои слова, что ты видела какой-то свет с вершины горы. Я понятия не имела, что это такое и даже подумала не играют ли со мной  глаза злую шутку? Однако поняла, что это лучше, чем просто скакать наугад, и поэтому направилась к нему.

— И я тоже... — добавила Свити, — это свечение по непонятной причине мне знакомо. Я просто каким-то образом поняла, что если смогу туда попасть, то произойдёт что-то хорошее.

— Хорошо, что мы обе его увидели, иначе наши пути не пересеклись бы.

Леденящий озноб пробежал по телу Свити, когда она в полной мере осознала это.

— Д-да...

— Твой крик был довольно далёким, когда я услышала его, но я была совершенно уверена, что это именно ты. Я бежала на пределе своих возможностей.

Свити крепче обняла её за шею.

— Ещё раз спасибо, Луна. Я никогда не смогу отплатить вам за всё, что вы для меня сделали...

— Не глупи, милая, — сказала Луна с улыбкой, — то, что ты в безопасности — уже награда.

Крошечная усмешка появилась на мордашке кобылки.

Несколько минут они скакали молча. Свити смотрела на тёмный пейзаж, что их окружал. Она так много повидала в этой клубящейся тьме, что та, откровенно говоря, приелась. Чернота больше её не пугала. Они с ней почти что сроднились. Но её по-прежнему тревожило то, что скрывалось за клубящимся чёрным туманом. Она сглотнула и сжала шею Луны.

— Ненавижу это место... — пробормотала кобылка.

— Я знаю, Свити...

— Этот мир тьмы... Он такой пустой...

— Всегда кажется, что вокруг совсем ничего нет...

— Это не похоже на Эквестрию. Эквестрия полна жизни! Там столько... столько всего! А тут нет вообще ничего!

Свити почувствовала, как Луна внезапно оживилась под ней.

— О! Я только что вспомнила!

— Что?

— Думаю, что, возможно, я что-то восстановила в памяти...

Всё внимание единорожки тут же переключилось на Луну.

— Что? Правда?

— Да... — ответила старшая пони, — когда я потеряла сознание после укуса змеи, то услышала знакомые голоса в голове. Всё воспринималось как в тумане, и большинство из них слышались какими-то далёкими... хотя я узнала себя, свою сестру и тебя.

— И вы думаете, что это произошло до того, как мы оказались здесь? — взволнованно спросила Свити.

— Случившееся определённо пробудило во мне старые воспоминания, — ответила принцесса, — мы втроём, как и некоторые другие собрались в одном месте и были очарованы... чем-то. Я помню только голоса, никаких зрительных образов, но я думаю кто-то создал нечто.

Свити внимательно слушала слова Луны, но никаких подобных воспоминаний у неё не возникало.

— Потом раздался очень громкий шум, и все в комнате запаниковали. Происходило что-то ужасное. Селестия и кто-то из пони пытались собрать всех в безопасном месте, где бы моя сестра смогла их защитить. Думаю, большинство пони находились в безопасности... но у тебя возникли неприятности.

— Я была... — слабо выдохнула Свити.

— Ты кричала. Какая-то пони, которая, как я думаю, является твоей сестрой, звала тебя по имени. Я сказала, что спасу тебя... но, полагаю, беда коснулась и меня.

— О нет... — пробормотала Свити. Странная дрожь охватила кобылку, воздух вокруг неё внезапно стал намного холоднее. — Что-то... схватило меня?

— Я не уверена, но мне кажется, нас что-то "засасывало". Ну, знаешь, как огромный пылесборник.

— П-правда?..

— И мы обе... "провалились", во что бы это ни было, и теперь мы здесь.

— Я ничего из этого не помню...

Луна бросила на единорожку быстрый взгляд.

— Воспоминание было очень нечётким, и мой разум пребывал в довольно безумном состоянии. И всё же, это кажется реальным. Такое чувство, что это случилось, хотя я едва помню об этом.

Они помолчали ещё минуту-другую. Луна уже мчалась сквозь голые деревья, умело лавируя между ними. Свити почти не замечала, что они хоть сколько-нибудь продвигаются. Они так долго бежали по этой земле, что малышка уже привыкла к ней. Сияние оставалось вдалеке, дразнило, но не приближалось.

— Вы... — тихо спросила Свити, почти шепча, — вы думаете, это был несчастный случай?

Луна ответила не сразу.

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, мы оказались... с нами... что-то случилось с вами и мной, и слышался громкий шум или что-то в этом роде... Я имею в виду... Случайность ли это? — маленькая пони судорожно сглотнула. — Или... кто-то сделал что-то, чтобы это случилось с нами?

И снова Луна ответила не сразу. Между ними повисла многозначительная пауза, аликорн смотрела прямо перед собой, пока бежала.

— Луна?

— Я не могу ответить на этот вопрос, Свити. Я едва понимаю, что произошло в первую очередь. В конце концов, я не думаю, что это имеет значение. Был ли это несчастный случай или нет, но сейчас это неважно, ведь мы здесь, и нам нужно вернуться домой.

— Эмм... наверное... — Свити прижалась к Луне, чувствуя утешение от одного её присутствия. — Я о том, кому это могло понадобиться?

Луна вздохнула.

— Ну... Я не могу представить себе никого, кто бы захотел сделать это с тобой... О себе, однако...

Свити нахмурилась и посмотрела на принцессу, заметив печаль на её лице. Затем кобылка уткнулась носом в шёрстку Луны.

— Мы любим вас, принцесса, — тихо произнесла она, — я люблю, Селестия любит, Твайлайт и её друзья тоже вас любят.

Последовала короткая пауза, прежде чем она услышала искренний ответ Луны:

— Спасибо тебе.

Аликорн скакала галопом по неприглядному ландшафту. Темнота, медленно клубящаяся вокруг, казалось, высасывала из них все тёплые, счастливые соки. Создавалось ощущение, что окружающее пространство воплощало собой страх и тревогу. Пока они продолжали пробираться сквозь тьму, настроение у Свити падало всё больше и больше.

— Я... я надеюсь, мы единственные, кто провалился... — прошептала Свити.

Молчание, последовавшее за этим, было тяжелее, чем когда-либо прежде.

— Надеюсь, ты права, — ответила Луна.

***

Минули часы. Две уставшие пони расположились перед ярким потрескивающим костром. Их окружал тёмный туман и холодный воздух. Свити лежала под крылом Луны, отчаянно пытаясь согреться.

В понимании спутниц, прошла целая вечность с тех пор, как они оказались в этом мире.

И всё же был достигнут определённый прогресс. Хотя Свити не могла сказать наверняка, Луна не сомневалась, что они приблизились к таинственному сиянию вдалеке. В её глазах оно казалось намного ближе. Она поделилась со Свити своим осторожным оптимизмом, что они смогут добраться туда за несколько дней.

Теперь, однако, пришло время дать отдых усталым ногам и измученным умам. Свити прижалась к ней носом, глаза единорожки были закрыты, но она не спала. На этот раз маленькая пони настояла на том, чтобы самостоятельно развести костёр, и Луна была поражена её мастерством. После этого аликорн применила заклинание, чтобы огонь горел ярче, так что костёр был их совместной заслугой.

Луна взглянула на слегка дрожащую кобылку. Принцесса очень любила всех своих подданных, и эта молодая единорожка не являлась исключением. Однако, пройдя через это место вместе с ней, они стали гораздо ближе, чем она ожидала. Это был тот вид общения и обожания, которого она так отчаянно искала, пока в итоге не утратила рассудок более тысячи лет назад.

И всё же, это было нечто большее. Свити Белль не восхищалась ею как могущественной правительницей или верховной пони. Луна тоже заботилась о малышке и гордилась ею. Они пришли к тому, чтобы создать особую связь, скреплённую трудностями, через которые прошли.

Такие узы связывали её прежде только с Селестией.

Она почувствовала, как Свити зашевелилась. Повернувшись, принцесса посмотрела на неё сверху вниз.

— Тебе достаточно тепло? — тихо спросила она.

Свити сухо усмехнулась и ответила:

— Нет.

Луна ухмыльнулась и крепче прижала её к себе крылом.

— Так я скоро простыну от холода... — пробормотала кобылка.

Принцесса вздохнула. Она вгляделась в странную клубящуюся тьму.

— И правда, холодно... я подозреваю, что это как-то связано с пустым небом.

Она почувствовала, что Свити слегка дрожит.

— Чем больше я думаю об этом мире, тем меньше вижу в нём смысла, — пробормотала она, — такой мир не должен существовать. Здесь не должно быть жизни, хотя кое-какая всё же имеется. Сами законы природы, кажется, не работают в этом месте, и попытка понять это просто озадачивает меня. — Она помолчала, а затем продолжила: — Так или иначе, хаотический мир Дискорда имел больше смысла, чем эти края...

Пони впилась взглядом в темноту, словно ожидая, что та ответит ей. Но она не отвечала, только продолжала окружать и поглощать свет из её рога.

— Ну... — начала Свити, слегка приподнявшись, — может, в этом и есть смысл, но в очень странном роде.

Луна посмотрела на неё.

— О чём ты?

— Ну, это как... Я не знаю... — пробормотала единорожка, подбирая слова, — наверное, я просто много думала об этом. Это не имеет смысла, но вроде как и имеет. В... как будто... — Свити сморщила мордашку. — Эхх, не могу это точно объяснить...

Луна слегка хихикнула и улыбнулась.

— Не торопись, милая. Я тебя слушаю.

Свити на мгновение замолчала и задумчиво наморщила лоб.

— Хорошо... Значит, дома на небе есть что-то такое, верно? Там есть солнце, луна, звёзды, облака... Но здесь наверху ничего нет.

— Верно... — ответила Луна, внимательно прислушиваясь.

— И в Эквестрии повсюду есть растения, животные и пони... но здесь ничего этого нет. У нас есть деревни, полные жизни, но в той деревне, где мы находились, ничего не было. В землях пони есть свет Селестии и ваша ночная мгла. А здесь? Здесь просто... ничего. Что же мы нашли за время наших странствий?

— По большей части... только пустоту.

— Я знаю, что в этом нет особого толку, но... Я вроде как чувствую, что мы в мире из ничего, — объяснила Свити, — и я не имею в виду, что мы в мире, где совсем ничего нет... Хотя, здесь находимся мы... но, например... Это мир, который... гм...

— Состоит из пустоты?

— Да...

— Хмм... — Луна отвела взгляд, обдумывая объяснения юной спутницы. Конечно, это было не лучшим объяснением всего происходящего, но при этом воспринималось гораздо лучше, чем то немногое, что она придумала сама. Если подумать, это имело хоть какой-то смысл.

— Но, — заговорила Луна, — как насчёт тех существ, с которыми мы столкнулись? Если бы этот мир был пустым, разве здесь не было бы ничего живого?

— Создания-из-пустоты! — пропищала Свити.

Луна моргнула.

— Что, прости?

— Они — существа из ничего! Вот почему они такие странные!

— ...Хм. — И почему же ты подобрала для них именно это объяснение?

— Не знаю... — пробормотала кобылка, — мне просто так кажется.

Старшая пони вздохнула.

— В любом случае, мне бы очень хотелось выбраться отсюда как можно скорее.

— Вы же сами это сказали, — затем Свити широко зевнула и положила головку на бок Луны. — Я устала, — пробормотала малышка.

— Я тебя не виню... — тихо произнесла Луна. Она снова вспомнила, сколь молода была Свити Белль, и какой ужас пережила кобылка, пройдя через столько испытаний. Это было истинным чудом, что ей удалось продержаться так долго. Хотя она была так молода, её сила и храбрость были видны невооруженным взглядом. В конце концов, Свити сможет оглянуться на это путешествие, как на что-то, чем можно гордиться.

— Может, мне лечь спать? — донёсся до неё усталый голос крошки.

Луна взглянула на костёр, и на относительную безопасность, которую тот обеспечивал. Затем она повернула голову и посмотрела в неизвестность. Богиня смогла различить фиолетовое свечение. Оно не угасало и не пропадало, и его легко было разглядеть на расстоянии. Через некоторое время пони встала на копыта.

— Конечно, — ответила она, левитируя Свити на спину, — но я собираюсь продолжать бежать. Надеюсь, тебе не составит большого труда заснуть во время моего галопа.

В ответ единорожка рухнула на спину Луны, как тряпичная кукла, и громко захрапела.

Это заставило Луну усмехнуться.

— Ладно, держись, глупышка. — С этими словами она галопом понеслась в темноту.

— Л-луна... — пробормотала Свити через некоторое время, её голос звучал всё более и более усталым с каждой минутой.

— Да?

— Как вы думаете, почему оно ф-ф-фиолетовое?

Луна сделала паузу и задумалась.

— Я не уверена, — наконец ответила она. — На самом деле, это загадка для меня. Но я точно знаю, что это что-то яркое, что-то, создающее свет. Он достаточно сильный, чтобы прорезать тьму, которую даже мой рог не может. Это делает его чем-то важным, что мы должны увидеть.

На мгновение воцарилась тишина. Луна подумала, что Свити, наверное, заснула.

— А как ты думаешь, что это, Свити?

— М-м-м... — простонала единорожка в полусне, — ...дом...

Луна продолжала смотреть на далёкое, таинственное свечение в течение мгновения, прежде чем сорваться в галоп. Затем принцесса улыбнулась.

Дом... Это звучит замечательно...

***

Свити нервно оглядывала тёмный мир вокруг себя. Она дрожала от страха, чувствуя, как темнота надвигается на неё. Они пробыли здесь так долго и проделали невероятно длинный путь. Ей казалось, что она находилась на этой пустоши целую вечность.

Всё кругом представлялось беспорядочной массой. Что же ей теперь делать? Какое направление выбрать? Внутри неё нарастало такое смятение, что ей хотелось просто сесть и заплакать. Малышке хотелось домой.

Она чувствовала, что не может нормально дышать. У единорожки было такое ощущение, что ноги её не слушаются. Свити на мгновение показалось, что она не должна быть живой, но ей каким-то чудом удалось обхитрить смерть. Что-то было не так с этим миром, даже больше, чем обычно. Когда она осторожно пробиралась вперёд, дрожа как осиновый лист, её глаза постоянно метались из стороны в сторону.

Свити видела вспышки призрачных существ, которые на самом деле являлись плодом её воображения. Она услышала ужасный рёв, который, должно быть, ей померещился. Свити быстро начала терять контроль. В ней проснулось то безошибочное чувство, что она просто не может больше этого выносить. Это было уже слишком!

— Свити Белль?

Единорожка ахнула от шока, когда темнота расступилась, и она увидала, что находится впереди.

— Вот ты где!

Она не могла поверить своим глазам, но перед ней стояли две потрёпанные кобылки. Одна была жёлтой с потускневшим розовым бантом, а другая оранжевой с крошечными крыльями. Они выглядели так, словно также прошли через те ужасные испытания, что и она, и после нескольких мгновений молчания она обняла двух кобылок.

— Эппл Блум!.. Скуталу!.. — дрожащим голосом воскликнула Свити, когда подруги обняли её в ответ, — к...как... ч-что вы здесь делаете?! Почему?..

— Свити!.. — задыхаясь, пробормотала Скуталу, — мы должны выбраться отсюда.

Маленькая белая кобылка плакала, и странное чувство переполняло её сердце. Она смотрела на них со смесью счастья и недоумения.

— Я... поверить не могу, что вижу вас обеих!

— Здесь опасно... — произнесла Эппл Блум, — я рада, что мы нашли тебя...

Свити слегка попятилась, глядя на своих лучших подруг. Их покрывали те же царапины и шрамы, что и её, они обе решительно смотрели на неё. Единорожка была совершенно растеряна.

Слишком много эмоций прошло через неё. Сначала она обрадовалась, увидев кого-то знакомого. Это были две пони, по которым она скучала больше всего, и наконец она снова их встретила. Она почувствовала облегчение, когда убедилась, что, хотя они тоже оказались в этом мире, обе были в относительной безопасности. Кроме того, ей стало немного легче, когда крошка осознала, что теперь они вместе как компаньоны.

Затем, однако, пришло отрезвляющее осознание того, что хуже и быть не могло. Конечно, она скучала по своим лучшим подругам, но она думала, что те остались дома, где безопасно. Теперь они оказались в той же опасности, что и она.

— Свити?

— Я... — её грудь тяжело вздымалась, — что случилось?..

— Ну же! — поторопила Скуталу, оборачиваясь и глядя на неё, — мы должны двигаться!

— Она права, — согласилась Эппл Блум со своим удивительно знакомым сельским акцентом, — здесь небезопасно!

— Но... — Свити огляделась вокруг, а затем встала на копытца, — в-вы правы. Держите глаза открытыми... Нам нужно держаться поближе к... — она замолчала и снова огляделась, — ...принцесса Луна?

Её мысли были прерваны громким, леденящим кровь рычанием. Свити застыла, когда её глаза распахнулись. Подруги отчаянно озирались по сторонам, на их лицах читалось мужество, за которым явно скрывался страх.

— Что это было? — прошептала Свити.

Скут, берегись! — внезапно закричала Эппл Блум.

Всё стало размытым, когда кто-то разорвал их круг. Свити закричала от ужаса, и её отшвырнуло на землю, когда хищник пронёсся мимо. Кто-то вскрикнул.

Единорожка с трудом заставила себя выпрямиться. Она уловила вспышку жёлтого цвета, в которой опознала Эппл Блум, занявшую боевую стойку. Она лихорадочно искала оранжевую пони.

— Свити! Осторожнее! — это было всё, что успела произнести Эппл Блум, прежде чем её с силой повалили на землю, заставив Свити закричать от ужаса.

Какое-то отвратительное призрачное существо возвышалось над ней, удерживая земную пони в одной из своих лап. Эппл Блум стиснула зубы от боли, и Свити увидела следы крови. В другой лапе была зажата обмякшая оранжевая пегаска. Скуталу не реагировала, и с её тела определённо капала кровь.

— Нет! — воскликнула Свити, и слёзы брызнули из её глаз. Она смогла подняться на ноги, но ужас не позволил ей сделать больше. Единорожка в шоке смотрела на то, как Эппл Блум слабо вырывается из-под хищника, навалившегося на неё всем своим весом. Он собирался раздавить земную пони!

— Эппл Блум! — крикнула Свити, переводя взгляд с одной подруги на другую. — Скуталу! — Существо издало оглушительный рёв, заставив её прижать ушки и поморщиться от боли. Свити могла только наблюдать, как оно подняло свой коготь над жёлтой пони, только для того, что снова ударить им в неё.

Свити почувствовала, как у неё остановилось сердце. Она больше не видела Эппл Блум. Звуки её борьбы прекратились. Тварь снова взревела и швырнула тело Скуталу на землю, где оно перевернулось и замерло. Это было трудно разглядеть, но Свити не могла увидеть, как поднимается грудь пегаски.

— Нет!.. — прошептала она, и из её глаз потекло больше слёз, чем когда-либо за всю её жизнь. Ужас, паника и отчаяние охватили разум юной пони, когда она медленно попятилась от существа, которое только что забрало у неё двух лучших подруг. Хищник повернулся к ней и уставился на неё, оскалив острые зубы. Кровь малышки застыла в жилах, когда к ней пришло осознание, что она следующая.

Она зашлась громким криком, когда он прыгнул на неё. Кобылка закрыла глаза и стала ждать смерти, но та так и не пришла. Совершенно сбитая с толку, она открыла глаза и обнаружила, что его больше нет. Однако она всё ещё слышала его и поняла, что тот перескочил через неё.

Однако это было не всё, что Свити могла услышать. Она почувствовала, как её сердце упало прямо в живот, когда до неё донёсся крик ещё одной пони, кричащей от боли, когда её пожирало существо.

Напуганная до невозможности, она дрожала как лист; её маленький разум был полностью разрушен.

***

“РЭРИТИ, НЕТ!”

— А-а-а!

Свити почувствовала, как что-то сдвинулось под ней, заставляя кобылку крепче держаться копытцами. Всё вокруг неё замерло, и она услышала чьё-то тяжелое дыхание рядом с собой.

Под ней ощущалась тёплая шёрстка. Она держалась за чью-то шею, за чью-то большую шею. Пока её головка металась в смятении, холодный пот покрывал всё её тело, и её глаза наконец встретили пару нежных бирюзовых глаз.

— Свити, ты чуть не заставила меня выпрыгнуть из собственной шкуры! — воскликнула Луна, глядя на неё с огромным беспокойством, — что случилось?

— Что?.. — пробормотала Свити, пытаясь отдышаться и понять, что происходит. Существо исчезло. Её подруг и сестры здесь больше не было. Она ехала на спине Луны, как и раньше. Ничего не изменилось, кроме их местоположения. Свити слегка приподняла головку и посмотрела мимо головы Луны. Вдалеке она увидела пурпурное свечение.

— Л...Луна?.. — всхлипнула она.

— Ты заснула у меня на спине, — произнесла Луна ровным, успокаивающим голосом, — тебе приснился кошмар?

— Я... неужели мне?..

— Должно быть, да. С тех пор как мы ушли от костра, ничего примечательного не произошло.

На мгновение воцарилась тишина, пока Свити обдумывала услышанное. А потом единорожка не смогла сдержать слёз.

— Ох, Свити... — проворковала Луна, продолжая бежать вперёд, — не волнуйся. Рядом со мной ты в безопасности.

Малышка не могла удержаться от рыданий и крепко обняла Луну за шею.

— Он... Это было так ужасно... — простонала она, — я... я...

Луна попыталась ответить ей как можно более утешительным взглядом, продолжая идти вперёд.

— Не беспокойся. Это был всего лишь сон. Мне очень жаль, что я не могла быть там с тобой.

— Мои... мои подруги оказались в этом месте... Я имею в виду, в этом тумане. Эппл Блум и Скуталу появились здесь, в этом ужасном мире... — она шмыгнула носом. — И он схватил их! А потом ещё и Рэрити!

Принцесса тактично молчала, слушая кобылку.

— Одно из этих ужасных, кошмарных созданий! Оно... убило всех пони! Я... я просто... думала, что потеряла всех, кто мне дорог!

— Ш-ш-ш-ш... — прошептала Луна, — я уверена, что твои друзья и сестра в безопасности дома и с нетерпением ждут твоего возвращения. Просто попытайся убедить себя, что этого на самом деле не было.

— М-м-м... Я просто... я надеюсь, что вы правы, Луна... — всхлипнула она.

— Хм?

— Надеюсь, вы правы насчет того, что их здесь нет... Хочется верить, что все они в безопасности... потому что если они здесь, а мы их ещё не нашли... тогда...

— Даже не думай об этом, Свити. Просто сосредоточься на цели нашего путешествия.

Свити дрожала на спине Луны.

— Мы должны сосредоточиться, дорогая. Это нормально — бояться, но мы не можем позволить страху взять над нами верх.

Дрожащая кобылка закрыла глаза и попыталась сделать несколько глубоких вдохов. Она снова и снова повторяла про себя, что её друзья на самом деле не умерли. Она постоянно твердила себе, что её сестра в безопасности, и с девочками всё в порядке, и что всего этого на самом деле не произошло.

— Это казалось слишком реальным... — пробормотала она.

Луна вздохнула:

— Как и большинство кошмаров.

— То, что атаковало нас... Это было не просто страшно, но и жутко! Это было нечто зловещее и призрачное.

— Оно правда так выглядело?

— Д-да... — пробормотала Свити, — и он был большим, и очень опасным. А ещё звучал очень громко!.. Словно...

— Г-р-р-р-р!

Глаза обеих пони широко распахнулись, и кровь застыла у них в жилах.

— Вот так! — воскликнула Свити, крепко обнимая Луну за шею всего за несколько мгновений до того, как принцесса рванула с места в карьер.

Оглушительный рёв вырвал их из задумчивости и заставил насторожиться. Сердце Свити бешено колотилось о рёбра, когда Луна попыталась отстраниться от того, что бы это ни было, прежде чем оно успело их увидеть. Проблема, однако, заключалась в том, что звук был настолько громким, что невозможно было определить, с какой стороны он доносился.

Луна резко остановилась, чуть не сбросив Свити. Их головы взметнулись вверх, когда они увидели существо, которое теперь стояло перед ними, угрожающе глядя вниз.

— Замечательно!.. — пробормотала Луна с ноткой сарказма в голосе, — это медведь. Я всё гадала, когда же мы увидим медведя.

Тёмный как смоль медведь возвышался над ними. Он стоял на задних лапах, как барибал, но размером был с большого гризли. Его когти были исключительно длинными, а пропорции казались неправильными, отчего его передние конечности были большими и мощными. Он рычал сквозь оскаленные зубы, его светящиеся жёлтые глаза смотрели прямо на них.

Луна сделала осторожный шаг назад. На что хищник ответил громким рёвом прямо им в лицо. Когда тот утих, Свити показалось, что она оглохла.

Быстрое кинетическое заклинание выбило его из равновесия и позволило Луне ускользнуть вправо. Свити почувствовала порыв воздуха, когда взмах его когтей прошёл всего в миллиметре от них.

Беги! — крикнула она, хотя и знала, что этого делать не стоило.

Через несколько мгновений Луна чуть не врезалась прямо в живот существа. Эта тварь была быстрой! Не успев вовремя остановиться, Луна была вынуждена ударить его кинетическим заклинанием прямо в морду. Он был отброшен назад, позволяя ловкой принцессе перемахнуть через него. Свити почувствовала, как аликорн дёрнулась от боли, когда когти медведя коснулись её болтающихся копыт.

Луна бежала так быстро, как только могла, но они обе слышали топот существа у себя за спиной. Свити обернулась и увидела, что тот стремительно приближался. Это существо было намного быстрее Луны. Им не удастся просто так уйти от него!

Принцесса попыталась сделать зигзаг, чтобы сбить тварь со следа, но это закончилось только тем, что синяя пони взвизгнула от боли, когда он придавил её хвост своей лапой. Она рванулась изо всех сил и едва успела освободиться, но другая лапа коснулась её бока всего в нескольких сантиметрах от того места, где расположилась Свити. Кобылка вскрикнула от ужаса, когда увидела сколько крови выступило из раны.

Луна рванулась вперёд, но ещё один удар медведя отбросил её вправо. Свити крепко держалась, когда Луна приземлилась на бок, животом к приближающемуся существу. Она с ужасом смотрела, как тот несётся к ним, они были буквально на волосок от смерти.

Малышка видела растущую панику на лице принцессы. Рог Луны начал светиться голубым светом, и вокруг медведя быстро образовалась аура. На долю секунды его движения показались вялыми, но не более того.

Как только заклинание не сработало, Луна быстро выругалась, а затем послала более полезное кинетическое заклинание. Существо на мгновение остановилось, хотя и успело поцарапать два её копыта. Луна с трудом поднялась с земли.

Этого было недостаточно, и медведь был готов растерзать их. Свити знала, что должна была что-то предпринять, и поэтому сделала единственное, что могла. Закрыв глаза, она пустила в ход своё кинетическое заклинание.

Это было самое сильное заклинание, которое она когда-либо использовала. За короткий промежуток времени Луна смогла успешно встать на копыта и отступить.

Как только медведь пришёл в себя, он злобно посмотрел на двух пони. Луна осторожно взглянула на него, продолжая пятиться назад. Хищник, казалось, понял, что имеет дело не с лёгкой добычей, и теперь смотрел на них сверху вниз, очевидно, рассчитывая свой следующий шаг.

Свити была близка к абсолютной панике. Луна истекала кровью; она была ранена и быстро теряла силы. Эта стычка складывалась не в их пользу. Глаза Свити лихорадочно обшаривали всё вокруг: Луну, медведя и окружающий пейзаж. Она должна была сделать всё возможное, чтобы помочь своей спутнице победить. Единорожка понимала, что если Луна упадёт, то для них обеих всё будет кончено.

Медведь сделал смелый шаг. Луна выстрелила кинетическим заклинанием, но тот ловко увернулся в сторону. Он приспосабливался. Существо ударило когтями, глубоко вонзив их в бок Луны. Свити в шоке дёрнула задним копытцем вверх, которое находилось всего в нескольких сантиметрах от того места, где его могли начисто отрезать. Луна вскрикнула от боли и метнула в медведя ещё один энергетический заряд, к которому единорожка присовокупила свой. Соединившись, они снова создали дистанцию между ними.

Свити слышала, как изменилось дыхание Луны. Этот удар был глубоким и разрушительным. Страх одолевал маленькую кобылку по мере того, как ситуация продолжала ухудшаться.

Луна продолжала отступать так быстро, насколько хватало её сил. Глаза Свити продолжали блуждать по пейзажу, а затем она внезапно прошептала на ухо синей пони:

— Слева есть утёс. — И действительно, слева от них появилась неровная скалистая стена, уходящая вверх.

Свити увидела, как рог Луна на мгновение вспыхнул, а затем снова потускнел. Медведь продолжал приближаться, внимательно выбирая момент, чтобы покончить с жизнью двух пони. Казалось, сердце Свити вот-вот выскочит из груди. Её дыхание стало прерывистым, когда ужас наполнил молодое тело единорожки.

Медведь снова прыгнул на них. На этот раз, однако, Луна быстро увернулась в сторону. После этого хищник оказался зажат между ними и стеной утёса. Не теряя ни секунды, Луна кинетической магией оттолкнула медведя к скале.

Она продолжала применять кинетическую силу, удерживая существо у преграды. Он отчаянно сопротивлялся, и Свити слышала, как Луна стонет от напряжения, пытаясь сохранить достаточно мощное заклинание. Затем, вспышка голубой магии накрыла её рог, когда она подняла что-то перед ними.

Это была очень острая палка. Луна держала её так, что заострённый конец был направлен прямо на медведя. Она направила орудие туда, где должно было быть сердце. Всего лишь один удар магии принцессы, и всё будет кончено.

— Луна!

Аликорн на мгновение задержала взгляд на кобылке, а затем снова обратила внимание на сопротивляющегося медведя. Хмыкнув, она толкнула палку вперёд, глубоко вонзив ту в плечо существа.

Вся магия Луны исчезла, и медведь повалился вперёд, рыча от боли. Луна развернулась и побежала изо всех сил, игнорируя ранения. Свити встревоженно оглянулась, но почувствовала лёгкое облегчение, когда увидела, что медведю трудно даже встать. Мгновение спустя тот исчез в клубящейся темноте.

Луна скакала галопом в течении многих минут, и Свити могла чувствовать боль аликорна при каждом шаге. Кобылка продолжала оглядываться по сторонам, особенно назад, но существо, казалось, не преследовало их.

Принцесса изо всех сил старалась не выдавать своей боли, но Свити могла сказать, через какие муки пришлось той пройти. Кобылка была бесконечно благодарна, что ей удалось преодолеть это испытание невредимой, но она чувствовала, что может ощущать всё, что переживает Луна. Одного лишь ощущения того, как двигалась принцесса, хватало, чтобы понять, что она испытывает настоящую пытку.

Прошло совсем немного времени, а погони всё не было. Казалось, что сейчас они были в безопасности, хотя ни одна из них не теряла бдительности. Луна тяжело дышала, но в остальном держала себя в копытах, пока скакала галопом.

Наконец что-то привлекло внимание Свити, и она похлопала Луну по плечу. Местность стала холмистой и усеянной камнями, и малышка едва успела заметить то, что казалось входом в пещеру. Она указала в его сторону, и Луна стремглав повернулась к нему. Пещера была достаточно просторной для них, чтобы они могли расположиться в ней с комфортом.

Луна быстро зажгла свой рог и произнесла какое-то заклинание у входа в пещеру. Свити не знала, что это было, но казалось, что это был тонкий, полупрозрачный "пузырь", закрывающий вход. Как только это было сделано, они обе сделали несколько шагов в пещеру, где Луна тут же рухнула.

Раненый аликорн наконец выпустила животный вопль боли и страдания. Ушки Свити распухли и ей показалось, что её сердце разрывается надвое. Здесь, в тесной пещере, где заклинание света Луны имело больший эффект, Свити смогла увидеть, насколько серьёзны были некоторые раны принцессы. Малышка вздрогнула и отвернулась.

Через несколько мгновений Луна только и издавала приглушённые болезненные стоны. Она тяжело дышала и стиснула зубы, повернувшись, чтобы посмотреть на взволнованную маленькую кобылку.

— Ну... Мы сделали это... — произнесла она с болью в голосе.

— В… вы будете... в порядке? — пискнула Свити. Её сердце болело, а желудок не находил себе места. Со всеми переживаниями, которые она испытывала, было удивительно, что она вообще могла говорить.

Луна ответила ещё одним громким криком боли. Свити не смогла удержать несколько непрошенных слёз. Казалось, принцесса умирает.

— Со мной всё будет в порядке... — хмыкнула Луна, её рог уже светился тёмно-синей аурой магии. Свити увидела, как та распространилась, закрывая её раны. Принцесса лечила себя.

Наступило лёгкое облегчение, но Свити его почти не почувствовала.

Луна застонала и громко выругалась. Единорожка слегка вздрогнула от этого грязного слова, но вскоре это чувство прошло. Аликорн тяжело дышала и стонала, лёжа на боку и изо всех сил пытаясь сосредоточиться на своей магии.

Молодой кобылке потребовалась вся её выдержка, чтобы не разразиться истерическими слезами.

Богиня перевела взгляд на кобылку, и Свити тоже уставилась на неё. Она могла видеть искреннюю заботу и беспокойство в глазах аликорна, несмотря на ужасную боль, которую она, должно быть, чувствовала.

— С тобой всё в порядке? — просто спросила Луна.

— Я... — заикаясь, пробормотала Свити, — я... я в норме... Оно не... достало меня...

— Хвала небесам...

— Луна, я... — ей показалось, что у неё сжалось сердце. — Это неправильно. Это не должно было произойти с вами... — всхлипнула кобылка. — Вы этого не заслуживаете.

Луна усмехнулась, хотя боль всё ещё была очевидна.

— Не смеши меня, — сказала она напряжённым голосом, — в моей жизни бывали травмы и хуже...

— Я больше не хочу, чтобы это с вами случилось... Я не хочу, чтобы вы продолжали страдать!

— Всё в порядке, Свити... — с течением времени голос Луны становился всё менее и менее напряжённым. Её рог всё так же сиял, пока заклинание продолжало творить магию. Со мной всё будет в порядке, и здесь мы в безопасности. Главное, что ты жива и невредима, всё остальное не имеет значения.

Свити неуверенно огляделась по сторонам.

— А... мы точно здесь в безопасности?

Луна указала своим рогом на вход в пещеру, где пузырь едва видимой магии всё ещё был различим, если Свити прищуривалась.

— Звуковой пузырь, — сухо сказала принцесса, — снаружи нас никто не услышит.

— О... — Свити заметно успокоилась, с её плеч свалилось огромное напряжение. Она снова обратила своё внимание на раненого аликорна и спросила: — Вы уверены, что с вами всё будет хорошо?

— Как только я залечу свои раны, со мной всё будет в порядке, Свити.

Несмотря на все эти заверения, крошке всё ещё хотелось выплакаться.

— Эта тварь была страшной... — пробормотала она.

Луна вздохнула, словно вспомнив особенно неприятный ужин.

— Всё прошло не так гладко, как я надеялась...

— Он почти добрался до нас...

— Знаю... — ответила Луна, — мне очень жаль. На мгновение меня охватила паника. Это место, должно быть, действительно начинает действовать мне на нервы. — Она на мгновение застонала, когда исцеляющее заклинание коснулось особенно болезненного места. — Я... я всё испортила и попыталась ударить по нему сонным заклинанием.

— Мне кажется, я это видела...

— Да. Именно так и нужно обращаться с медведями — усыплять их. На самом деле я плохо соображала, и, конечно же, это не сработало.

На несколько мгновений в пещере воцарилась тишина. Единственным звуком, который слышала Свити, было затруднённое дыхание Луны.

— Я всё ещё не понимаю, почему магия не работает... — пробормотала единорожка.

— Я тоже не могу понять, — ответила Луна, — иногда заклинание может не иметь желаемого эффекта, если оно наложено на конкретное существо, но оно всегда должно что-то делать. Единственный случай, когда правильно наложенное на живое существо заклинание потерпит неудачу, это если у этого существа есть своё собственное защитное заклинание, потому что каждое живое существо имеет...

Луна внезапно ахнула, привлекая внимание Свити.

— Что? — спросила единорожка.

Принцесса не ответила. Она глядела в пространство с глубоко задумчивым выражением лица. Казалось, ей внезапно открылись тайны самой жизни.

— Луна?..

— Я... я думаю, что теперь понимаю, — тихо проговорила аликорн.

— А? Понимаете что?

— Ну... я не совсем уверена, и это очень странно... но в любом случае в этом больше смысла, чем во всём, о чём я думала ранее...

— О чём вы говорите, Луна?

Принцесса повернулась к ней с серьёзным, вдумчивым выражением лица. Её рог по-прежнему светился, пока она исцеляла себя, но в остальном она не двигалась.

— Этот мир, Свити, — просто ответила она, — я думаю, что... теперь могу лучше понять это место...

— Неужели?.. — ахнула кобылка.

— Не совсем, но... — Луна медленно покачала головой и начала всё сначала. — Свити Белль, чему тебя учили на уроках магии в первую очередь?

Малышка нахмурилась и попыталась вспомнить. Свой первый урок магии она прошла в начале года, так что запомнить его было нетрудно.

— Магия требует основы для работы, — уверенно произнесла она.

— Верно, — ответила Луна с ноткой гордости в голосе, — чтобы заклинание сработало, должна быть цель, и она должна физически существовать. Вот почему нельзя создать что-то из ничего с помощью магии. Именно поэтому я не могу просто сотворить еду и воду для нас.

Свити кивнула и продолжила слушать.

— Ты узнаешь больше о том, что я собираюсь тебе рассказать, на последующих курсах. В целом, есть две возможные сущности, на которых можно наложить магию. Если ты наложишь её на что-то, что не является живым существом, например, на камень, облако или пергамент, твоё заклинание начнёт взаимодействовать и будет управлять скрытой природной магией, которая резонирует с объектом.

Свити внимательно слушала, изо всех сил стараясь понять сложные слова. Луна заметила затруднения малышки и попыталась объяснить яснее.

— Весь мир наполнен магией, Свити. Она повсюду. Она столь же распространена и обыденна, как воздух. Даже самая крохотная песчинка будет резонировать с магией мира. На самом деле, я почти уверена, что это относится к миру, в котором мы сейчас находимся. — Она прервалась и использовала свою магию, чтобы левитировать крошечный камушек. — Вот почему я могу захватить его.

— Однако... Те же самые законы не применимы к магии, наложенной на живое существо. Живые существа, и особенно разумные, такие как пони, используют другой вид магии, которым не так легко манипулировать. Вот почему, если бы ты левитировала что-то столь же большее, к примеру одну из своих подруг, даже так тебе было бы невероятно трудно левитировать, несмотря на вашу близость.

— Правда?.. — пробормотала Свити.

Луна кивнула.

— Это потому, что заклинания, наложенные на живое существо, соединяют и управляют его жизненной силой.

Глаза Свити слегка расширились.

— Ч-что?..

Принцесса снова кивнула.

— Через несколько лет ты всё узнаешь. Это сложный раздел арканологии, который даже мы с сестрой до конца не понимаем. Но мы знаем, что врождённая магическая энергия пони, та самая вещь, которая даёт им жизнь — это то, что позволяет использовать магию на них. Мы знаем это отчасти потому, что левитировать мёртвое тело, то же самое, что левитировать неживой объект, например, камень.

Свити в замешательстве посмотрела на себя, как будто каким-то образом могла увидеть собственную жизненную силу. Мысль о том, что кто-то, даже Луна, будет делать что-то с её жизненной энергией, когда левитируют её, вызвали странную дрожь, которая пробежалась по её спине.

— Это... странно... — только и смогла сказать единорожка.

Луна усмехнулась её наивности.

— Странно, но это правда. Ты можешь узнать об этом из любого эквестрийского учебника. — Она сделала паузу, и на её лице появилось серьёзное выражение. — Итак, зная это, можешь ли ты увидеть причину, по которой заклинания не действуют на существ этого мира?

Кобылка на мгновение отвела взгляд, обдумывая вопрос Луны. Её глаза слегка расширились, когда она начала понимать, к чему клонит старшая пони.

— Вы хотите сказать... — она посмотрела на аликорна, — что в них нет жизненной силы?

— Да, что-то в этом роде, — кивнула Луна.

— Чт... что это значит?

— Ну, пони и другие существа нашего мира полны жизни. Эта жизнь, которая "подпитывает" нас. Однако в этом мире, я думаю, всё может быть наоборот.

Свити начала дрожать.

— А?..

— Мы живём в мире, который управляется жизнью. Эквестрия полна ею, Свити! Но, что насчёт этого мира? Это ясно видно. Куда бы ты ни посмотрела, всё, что ты сможешь увидеть — это смерть...

Её сердце замерло в горле. У маленькой пони отвисла челюсть, а дрожь стала ещё сильнее.

— Ч-чт... что вы хотите сказать, что мы... Луна, мы... мертвы? Мы в... загробном мире?

Луна покачала головой, на её лице читалось мягкое утешение.

— Нет, Свити. Мы не в стране мёртвых. Скорее, мы находимся в каком-то... параллельном мире, где всё вращается вокруг смерти.

Свити только моргнула.

— Подумай об этом. Существа Эквестрии стремятся к жизни. Мы наслаждаемся острыми ощущениями, которые приносит нам жизнь, и делаем всё возможное, чтобы это путешествие продолжалось. Даже самые жестокие, разжигающие войну индивидуумы пытаются продлить или улучшить жизнь, которая им дана, пусть и за счёт других...

— Но здесь все существа, которых мы встречали, зациклены на том, чтобы убить нас. Смерть — это всё, что их волнует, и всё, что они знают. Их сердца и души поглощены смертью. У них нет жизненной силы, но... скорее что-то другое. Может, "Сила смерти?". — Аликорн пожала плечами.

Кое-что из сказанного Луной имело смысл для единорожки. Она понимала, почему магия не работает, но у неё всё ещё оставалось так много вопросов без ответа.

— Я... — пробормотала она, пытаясь составить связное предложение. — Я не...

— Даже если ты просто подумаешь о землях нашего мира... Всё наполнено цветом и новыми мгновениями. Океаны, равнины, дикие утёсы и каньоны. Это прекрасная земля, сотворённая чудесами жизни. Тот же крайне опасный Вечнодикий лес полон красок. Здесь, однако, нет ничего, насколько ты можешь видеть. Есть только смерть и пустота.

— А взять небеса нашего мира; что там наверху? Свет солнца Селестии распространяет тепло, свет и жизнь на всех обитателей планеты. А вот моя луна, проливающая мир и гармонию на земли. Ночь не такая яркая и лучезарная, как день, но она по-прежнему полна волшебства и жизни, ты согласна?

— Д-да… 

— Вот почему небо здесь лишено светил. Возможно, именно поэтому здесь так много облачного мрака. Там нет жизни, которую нужно распространять. Ни тепла, ни света... только жуткая, пустая чернота смерти.

На мордашке кобылки застыла огромная озабоченная гримаса.

— Луна... — прошептала она, — мне страшно.

Богиня повернулась к ней и сочувственно нахмурилась.

— Прости меня, Свити. Я не хотела тебя напугать. Мы просто так долго пытались понять этот мир.

— Я... я знаю... Я благодарна, что вы всё это объяснили... но мне всё равно страшно.

— Если хочешь, можешь сесть рядом со мной. Только осторожно, не задень мои раны.

Свити безмолвно подбежала и осторожно села рядом с принцессой. Она уткнулась носом в шёрстку аликорна, и её дрожь немного утихла.

— Вы... вы действительно думаете, что мы оказались в таком плохом месте?

Луна вздохнула.

— Я не уверена, что могу сказать что-то наверняка об этом месте, но мне кажется, что в происходящем есть какой-то странный смысл.

— Я... наверное соглашусь...

— Кажется, что везде, где есть жизнь в нашем мире, здесь есть только смерть. Смерть и тьма... — Она на мгновение замолчала. — Это словно... Напоминает мне одну из видеоигр, в которой я опробовала "Светлый мир" и "Тёмный мир". Возможно, наш дом и это место можно рассматривать как "Мир Жизни" и "Мир Смерти".

Свити прижалась к синей пони ещё теснее, изо всех сил стараясь сохранять спокойствие.

— Ч-что же тогда всё это значит?..

У принцессы вырвался ещё один вздох.

— Ну, в конечном счёте, не очень много. Мы находимся в той же ситуации. Наша цель остаётся прежней: найти дорогу домой и оставить всё это позади.

— М-м-м... — пробормотала единорожка.

Аликорн снова вздохнула, но на этот раз гораздо мягче.

— Так... с вами всё будет в порядке?

— Конечно, Свити.

— И мы здесь в безопасности?

Луна бросила взгляд на вход в пещеру.

— Мы не будем здесь задерживаться. Как только я поправлюсь, мы снова двинемся в путь. Но до тех пор я буду оставаться бдительной и следить, чтобы нас ничто не побеспокоило.

— Хорошо...

Свити почувствовала, как её веки отяжелели. Её последний сон был беспокойным, и поэтому она всё ещё чувствовала себя совершенно разбитой. То, что им приходилось жёстко экономить еду и воду, определённо не способствовало хорошему самочувствию. Хотя Луна заверила её, что они в безопасности, кобылка просто не могла принять это. В этом месте ничего не казалось безопасным, и поэтому она слишком боялась заснуть.

Единорожка испустила тихий вздох отчаяния. Тишина заполнила пещеру на несколько минут, пока Свити отдыхала, а Луна исцеляла себя. Возможно, на некоторые вопросы были даны ответы, но на их место пришла целая куча новых. В любом случае, единорожка знала, что их опасное путешествие ещё не закончилось, и поэтому не могла унять тревоги.

— Подождите... — прервала молчание кобылка, — вы играете в видеоигры?..

Продолжение следует...