Pain

Боль, моральная и физическая. Как с ней справиться, если выбора нет, а шанс на хэппиэнд можно вообще забыть?

Флаттершай ОС - пони

Посылка на день рождения

Дерпи уже предвкушала, как вернётся домой и отметит свой день рождения, когда внезапно ей подкинули работёнку. Доставить одну посылку - ничего сложного для такого опытного почтальона. По крайней мере, так думала пони, но у самой посылки были другие планы.

Дерпи Хувз Другие пони

Селестия против Флаффи Пафф

Краткая история жизни Флаффи Пафф до встречи с королевой перевертышей.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Грязный ход

Тысячелетие ждал Сомбра своего возвращения. Но чёртовы эквестрийцы........ Ну, у него есть и план В. Ингредиенты уже на своих местах, заклинание просчитано до мельчайших деталей. Да начнётся магия!!

Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия ОС - пони Человеки Король Сомбра Шайнинг Армор Флеш Сентри

Тернистый путь

Сегодня Судьба тебя приласкает, завтра она начнет раздавать тумаки. Её не понять. Не угадать, что будет завтра. Особенно, если ты решил изменить всё в одночасье. Особенно, если это решили за тебя...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Черили Мэр Дерпи Хувз Лира Бон-Бон DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Октавия Найтмэр Мун Бэрри Пунш Колгейт

Обещание

Просто... Просто грустный рассказик про Флаттершай. А подсчёт слов сбоит.

Флаттершай Другие пони ОС - пони

Поворот

Да чего тут описывать...И так всё ясно...Любовь, дружба, предательство, слёзы, радость, попаданцы...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

Хлопоты

Ещё один сборник микрофанфиков.

Твайлайт Спаркл Эплджек Спайк Другие пони Кэррот Топ Человеки

Пинки Пай пробует кофе

Самое ужасное событие в вашей жизни, которое вы не забудете никогда. Такое случилось в жизни мистера и миссис Кейк, когда они купили новую кофе-машину и одной гиперактивной розовой пони захотелось его попробовать...

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Мистер Кейк Миссис Кейк

Модификатор

Пони будущего очень изменились. Что же на это повлияло?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Автор рисунка: Stinkehund
15. Первый ход ладьёй 17. Праздник на четверых

16. Готовка по-Хэйзовски

*Ощущения у меня такие же, как и от 12 главы «Дела налаживаются» – проходная глава. Здесь опять-таки происходят промежуточные взаимодействия героев, без которых дальнейшие события могут показаться чересчур резкими или необоснованными. Хотя, может, после ужасов 15 главы одна спокойная и немножко забавная ночка выдастся как раз кстати? Кто знает…

P. S. К моему сожалению, оставленный в той же 12 главе якорёк насчёт Новы Аркэйн никто не увидел. Поэтому я решил объявить о нём в открытую и ещё раз сконцентрировать на нём внимание (не так явно, как в прошлый раз – но всё же). Это поможет чуть лучше понять мотивацию единорожки до того, как об этом мы узнаем подробнее. Бонус для внимательных, так сказать :)

Выпроводив Рамбла, Сатина и Ниддл (пришлось пообещать ещё дважды, что мы обязательно придём на праздник), все Хэйзы занялись своими делами. Стеади пропал в саду. Даймонд и Руби взялись за уроки. А я слонялась по дому без всякого дела. «Основы ритуалистики» были дочитаны этим вечером (шестьсот страниц! Будто снова к Тваечке вернулась…). После финального броска меня колыхало, будто после обморока. Поэтому я спустилась на первый этаж и отдышалась в мастерской. В последнее время стала уединяться там с книжечкой – конечно, если там не работала кто-нибудь из Хэйзов.

Тронула сердолик копытом. Выпить бы чего-нибудь.

Взмахнув крыльями, спланировала к порогу и поцокала на кухню. До меня донёсся звон перекладываемых тарелок и глухой стук ножа о доску.

За кухонным столом хлопотала Эмеральд. Разглядеть, что хозяйка решила приготовить, у меня не вышло – единорожка спиной и головой перегородила обзор. Заварю себе чай по-быстрому, мы друг другу и не помешаем.

— Роза? Добрый вечер! Как спалось?

— Плохо, — я вспорхнула на стол и схватилась за ручку чайника зубами.

— Кошмар приснился? Расскажешь?

— М-м, — отрицательно промычала, подталкивая стул к раковине.

— Ну, как знаешь. Но, уверена, обед тебе поднимет настроение! Этой вкуснятины много не добудешь. А ты – я даже не уверена, когда ты в последний раз что-то подобное пробовала!

Поставив чайник набираться воды, я обернулась влево.

Ч-

Что у неё на доске?!!!

Не разбирая дороги, стуча копытами, метнулась в ванную. Раз – и задвижка щёлкнула, отгородив меня от безумной хищницы. Позеленев, я прижалась к холодной эмали.

Не думала, что после похождений с Кризалис когда-нибудь снова увижу мёртвое животное.

Вот… Дискорд!

Из-за мерзких воспоминаний меня помутило окончательно и вывернуло наизнанку.

— Роза? – с той стороны двери донёсся дробный стук копыт. – С тобой всё в порядке?

Ой, она ещё и спрашивает!

— Конечно… а что не так? – пыталась отдышаться я. — Разве что… не знаю… трупик на обед?!

— Дай мне объясниться! Я сама виновата! Открой, пожалуйста, дверь!

Я молча смыла остатки содержимого желудка, прополоскала рот и с недоверием покосилась на дверь ванной.

— Я ведь не стою с ножом в копыте, просто хочу поговорить!

— Да кто вас знает, — пробормотала я, снимая задвижку.

Тендер виновато улыбалась. Ножа у неё не было.

— У меня совершенно вылетело из головы, что ты долгое время провела в приюте, Роза. Вряд ли дневные пони кормили тебя животной пищей?

Я медленно кивнула, соображая, не противоречит ли это моей легенде.

— Не удивительно, что ты такая тощая, — Эмеральд провела копытом по моему боку. Я отмахнулась крылом и возмутилась:

— Я просто маленькая!

— Говори больше. Вот я в твои двенадцать лет была гораздо упитаннее и больше, потому что правильно питалась и…

— Да-да, хорошо, в следующий раз буду есть до тех пор, пока не смогу взлететь, — перебила единорожку. Тендер кашлянула, покраснела и продолжила:

— Конечно же, вид курицы тебя мог шокировать.

— Так это была курица?!

— Да. Тушка, уже разделанная. В Сильвер Шорс Перч держит большую птицеферму ради яиц. Когда курицы становятся слишком старыми, ему некуда их девать. К счастью, мы покупаем их и пускаем в пищу. Конечно же, мне хотелось, чтобы это всё осталось нашим маленьким секретом. Дневные пони и к рыбе относятся с ужасом, а к курице… Ну, ты сама показала, как. – Эмеральд слабо улыбнулась. – Никому не говори. Ясно?

— Ага. И извините за такую… реакцию, — продолжила только после кивка Тендер. – А что насчёт другого м-мяса?!

— Не бойся: кроме курицы и рыбы ты у себя на тарелке ничего мясного не найдёшь. Фестралы всеядны, но наша семья знает меру.

Вдруг Эмеральд округлила глаза:

— Постой! Если в приюте ты так сильно отвыкла от животной пищи, то почему в первый день ела рыбу? Или ты помнила её с родительского дома?

— Нет. На самом деле, меня тогда чуть не стошнило, — неожиданно призналась. Я ловила себя на мысли, что Тендер чем-то походила на Шайнинг, и из-за этого мне становилось легче с ней говорить. Не замечала этого сходства раньше. Может, стоило просто получше приглядеться?

— Зачем же тогда ела?

— Не то, чтобы на меня тогда кто-то смотрел, как на врага Эквестрии, — процедила я. Найденное сходство меня расстроило. Даймонд – это Даймонд, она такая – одна! Что же, теперь перед каждой похожей единорожкой распинаться? – И мне вовсе не приходилось из шкуры вон лезть, чтобы всем понравиться, не казаться ненормальной?

— Я уже извинялась перед тобой за это! Тебе больше не нужно изображать из себя идеальную пони. Если ты не хочешь есть рыбу с курицей – твоя воля. Хотя, — Тендер сощурилась, — уверена, они бы тебе не помешали.

Наступило неловкое молчание. Чуть нервничая из-за бедняжки курицы, «Тендер Даймонд» и тощих боков, я начала ковырять пол копытом. Эмеральд, посмотрев мне в ноги и, очевидно, увидев в них угрозу семейному паркету, прикусила губу.

— Не хочешь помочь с готовкой? По-моему, тебе всё равно нечем заняться. С мясом я разберусь сама, но что насчёт салатика?

Хм.

Даймонд занята, в городе меня никто не ждёт, к Нове пойду к полуночи, а к книгам прикасаться не хочется всю оставшуюся ночь. Так что… Повеселимся? Заодно и произведём ещё одно хорошее впечатление, их мало не бывает.

— Тогда с вас чай.

— Хитрюга. Думаешь, я тебе за охапку рубленой зелени чай сделаю?

— Эй! – я подняла копыто. – Ты знаешь, сколько раз мне приходилось готовить еду самой буквально из подножной травы? Да я из ромашек подоконных сделаю шедевр!

— Уже на «ты»? Это было быстро.

Эмеральд ухмыльнулась жуткой фестральей улыбкой. Осознав свою промашку, я пискнула и закрыла рот копытами, пробормотав «Извините».

— Идёт, — Эмеральд хихикнула, кивнула, и - почти как Даймонд - зашагала на кухню. – Приготовим обед, а там – почаёвничаем.

Я засеменила за ней.

Итак. Кхм-кхм. Добро пожаловать на кулинарное шоу «Готовим с манипуляторшей-почти-захватившей-Эквестрию и маньячкой-живодёркой!». Ого, а на грифонском радио наверняка бы хитом стало… Сегодня мы будем готовить! Салат! Рецепт простой: берём столько ромашек и васильков, сколько найдём, рвём, как можем, мешаем и радуемся жизни: ещё один день не в тюрьме.

Старательно не задевая взглядом кухонный стол, открываю холодильник…

Ого. А тут, оказывается, очень много вкуснятины. Я и забыла, когда в последний раз видела перед собой столько овощей и фруктов.

Скорее всего, мой фирменный рецепт домочадцам покажется слишком уж простым. Возможно, у меня получится его немно-о-ожечко доработать, пошарившись по холодильнику.

— Ты точно знаешь, что делать?

— Безусловно! – я бросила в раковину к листьям салата пару персиков и отправилась за капустой. Ещё мне помощи от Эмеральд не хватало.

Вымыла первую часть ингредиентов (в холодильнике есть столько всего, что я хочу добавить!) и начала искать нож для шинковки. К несчастью, магнитная доска находилась прямо над разрубленной на мелкие кусочки курицей (Тендер на месте тоже не стояла). Изо всех сил стараясь не глядеть влево и не внюхиваться, я сняла нужный нож, но любопытство пересилило.

— А что это такое, железное? – подошла к Эмеральд с другой стороны. Нечто с вращающейся ручкой было плотно прикреплено к столу двумя зажимами. Будто бы очередной чудной механизм из мастерской перенесли сюда.

— Тебе же было противно даже смотреть на мясо. Почему спрашиваешь?

— А чем оно с курицей связано?

— Это – мясорубка, — довольно ответила Тендер.

Что?!!!

— Вот это? Эти две спаянные трубы – и есть мясорубка?!

— Да, та самая, которой жеребята друг друга пугают. Нам её по заказу собрали в самой Грифонии! Даже ручки удобные сделали, под копыта, — Тендер приложила копыто к плоской ручке и с лёгкостью дважды её провернула. – Недёшево она обошлась, конечно, но зато какие котлеты получаются!

— Такая маленькая, — почти расстроенно проговорила я. – И совсем не страшная. Почти тоже самое, как быть фестралом. Напридумывают и боятся, а на деле – во.

— Золотые слова! Только ты это им скажи. С такими-то зубами.

Мы посмотрели друг на друга, а затем прыснули. Видимо, Тендер за свою жизнь стала гораздо спокойнее относиться к своей клыкастой проблеме, нежели Даймонд или Руби. С такой лёгкостью она обо всём этом говорила.

Отложив персики в сторону, я принялась за банку со свежим горошком, помидоры и листья салата. Наскоро покромсав и перемешав, свалила их в салатницу и с жадностью отправилась за морковкой с лучком. Ух, а потом ещё и бананчиков добавим!..

— Я ещё раз хочу узнать: а по какому рецепту ты готовишь?

— По собственному! Хочу посмотреть, что получится!

— Не думаю, что из этого выйдет что-то хорошее…

— Вы пробовали именно эту комбинацию продуктов?

— Нет, но…

— Ну вот! Мне же виднее, нет?

— Роза, послушай, — Тендер загородила мне путь к доске. – У меня куда больший опыт в готовке, и я вижу, что, если ты продолжишь в том же духе, у тебя ничего путного не выйдет. Но я могла бы дать пару советов…

— Мне не нужны ваши советы! – Дискорд, ну почему все Хэйзы такие упрямые? Я ведь ясно дала понять: отвяжись от меня! Даже вежливость уже играть не хочется! – Или вы думаете, что я сама не справлюсь?

Эмеральд прикусила губу. Ну уж нет. Я хочу приготовить свой салат, я его сделаю. Пусть Тендер сколько угодно упира-

— Хорошо! Можешь продолжать!

— То есть? – единорожка застала меня врасплох. Я, подсознательно запуская талант, кинулась к салату. Она ведь успела что-то туда добавить, не так ли?

Нет. Перемешанные ингредиенты оказались нетронутыми. Даже торчащий лист салата остался ровно на том же месте, что и был.

— Делай, как знаешь, — доброжелательно ответила Эмеральд. – Вот только, раз уж ты собираешься добавить туда ещё и редиску с персиком и бананами – может, снимешь половину в другую тарелку?

— Да тут полно места!

— Раз полно – перемешай!

Схватила ложку и, поддерживая листья салата копытом, начала мешать. Тут же с другого края высыпалось несколько кусочков помидоров.

— А Даймонд, между прочим, тоже много готовит, — надулась я. – После нашего первого сна она сделала целый котелок редискового супа. Еле его съели.

— Ты, надеюсь, помогала ей с готовкой?

— Нет. Но я собирала хворост для костра.

Эмеральд поперхнулась:

— Хворост? Даймонд что, отправила тебя одну в лес за хворостом?!

— Да. Что? Я, между прочим, самостоятельная!

Эмеральд лишь покачала головой и потянулась за бутылкой масла.

— К тому же, я сама со всеми трудностями справилась. Хоть и солнце слепило…

— Она тебя ещё и днём отправила.

С потаённым страхом я смотрела на закрывшую и что-то шепчущую под нос Тендер.

— Но… Я ведь сама на это согласилась, разве не всё в порядке?

— Вы обе друг друга стоите, — наконец вздохнула единорожка. – Давай уже сниму…

— Я сама!

Эмеральд, дождавшись, пока я не вывалю половину салата в другую тарелку, подхватила её магией и вместе с маслом отнесла в сторону. «А ведь любой другой взрослый меня бы уже остановил», — подумала я, хватая зубами баночку с мёдом. – «И что ей от меня надо?..»


Обхватив кружку двумя копытами, зажмурившись, склонилась над ней. Мерцающий в лунном свете пар приятно окутал носик и остался капельками на шёрстке. Тендер же продолжала хлопотать над мясом и уже поставила сковородку на разогрев. Честно говоря, не думала, что смогу расслабиться, сидя в одной комнате с врагом. А хотелось бы, ни о чём не думая, продолжать жмуриться, пока мама не позовёт тебя обедать…

Но Эмеральд – не моя мама. И этот дом – не мой. У меня ведь нет дома.

Поэтому я, отбросив всякие сентиментальности, начала думать, что ещё полезного я могла бы выудить из матери семейства.

— Тётя Тендер. Почему Руби никогда не пытался изменить отношения к фестралам в клубе Меткоискателей? У меня получилось превратить страх в интерес за одну встречу. Почему он не смог?

Эмеральд нахмурилась и вернулась к плите.

— Не все пони одинаково смелы и открыты, Роза. К тому же, вскоре после нашего приезда случился… инцидент, выставивший нас в не лучшем свете. Руби и так был стеснительным. А случившаяся буря задела нас всех, не только Даймонд. Ты, Роза, другая. Тебе было гораздо проще сделать столь дерзкий шаг. Наверное, и в приюте у тебя были друзья, да?

— Конечно! Все пони были моими друзьями! И жеребята, и взрослые!

— Нет-нет! Я имею в виду другое! Такие друзья, с которыми ты знакома и с которыми ты частенько перекидываешься словечками – это одно; а я говорю про других, близких друзей! О тех, с которыми ты всегда была вместе, с которыми ты прошла огонь и воду, которым ты рассказывала свои секреты?

— А-а-а. Такие.

Интересные же ты сказки придумываешь, Тендер. Хотя, чего мне ещё ожидать от обычных пони?

— У меня… да, был. Один друг, на самом деле. Но потом он меня бросил. Мы сильно повздорили и разошлись. Больше не общались.

— Ты не попыталась помириться?

— Нет, — раздражённо ответила я. — А в чём смысл? Он критиковал мои поступки, вставлял палки в колёса!

— Может, он что-то пытался тебе сказать? Друзья ведь всегда стараются помочь друг другу!

 - Ничего он не старался! Просто хотел использовать меня, как и все, вот и всё!

Тендер, помолчав, высыпала в тарелку крошки от сухарей.

— А что было потом? Другие друзья?

— Не было у меня других таких друзей. Больше никогда.

— Я сожалею, что всё так вышло. Но зато здесь у тебя появилась новая подруга, Ниддл!..

— Она мне не подруга! – я разозлилась. Что о себе Эмеральд вообще возомнила? Она мне что, какая-то близкая пони? Мама? Думает, что может обо мне заботиться? Чего она от меня хочет? — И, вообще, мне не нужны друзья, которые всё обо мне знают! В чём их смысл?

— А разве ты никогда не чувствовала себя одинокой?

— У меня много обычных друзей, я никогда не одинока! – выпалила я.

— Правда?

И это была ложь.

Понятное дело: простые пони для меня слишком просты, а покруче сначала не обращали внимания, а потом — взъелись. Но что мои напарники по «злодействам»? Нас никогда не связывало что-то большее, чем общее дело. Тирек всегда смотрел на меня свысока. Кризалис – зуб даю – каждую неделю грозилась жуткой расправой. До копытоприкладства не доходило, но мы частенько клали друг другу соль в напитки. Эти двое были лишь немногим умнее пони. Даже Нову с командой я не знаю.

Так что…

Даймонд и впрямь привнесла в мою жизнь что-то новое.

— Что ж, если ты когда-нибудь почувствуешь, что весь мир бросил тебя –помни: в этом доме всегда есть пони, с которой ты можешь обсудить что угодно.

— Даймонд?

Тендер, протяжно простонав, приложила тыльную часть копыта к лицу.

— Кто о чём, а ты – всё о Даймонд. Прилипла к ней, как репей. Может, тебя за неё замуж выдать?

— Не надо… замуж! – вспыхнула я. — И с каких это пор я к ней прилипла?

— А сколько раз ты из дому без неё выходила?

— Будто бы меня кто-то одну отпускал!

— И почему ты тогда проводишь гораздо больше времени с ней, а не с ровесником, Спиритом?

 - Потому что Руби ничего, кроме игрушек и приключений не интересует!

— Ага! – ухмыльнулась Эмеральд. — Значит, любишь выбирать наряды и каждую пятницу запускаешь рок на полную катушку?

— Что? Аргх!!! Вы… невыносимы!

— О, ты не лучше.

Вдруг со стороны шипящей сковородки я почуяла странный, но жутко аппетитный запах. Но там же ничего нет, кроме котлет! Неужели я…

У меня громко заурчал живот. Не спохватившись, я выдала свой разыгравшийся аппетит и облизнулась. Взглянув в ошеломлённое лицо Эмеральд, ойкнула и прикрыла рот копытами. Тогда единорожка попросту расхохоталась:

— Ты и впрямь – удивительная кобылка, Роза!

 - Сочту это за комплимент, — порозовев, промямлила я.

Вдруг единорожка бросилась к окну. Взлетев поближе, я поняла: в саду показался Стеади, подвязывающий куст смородины. Он заметил машущую копытом Эмеральд и, улыбнувшись, помахал в ответ.

— Что вы делаете? – нахмурившись, спросила я. Тендер, закончив странное движение копытом, пояснила:

— Чтобы не открывать окно лишний раз и не тревожить детей, мы разработали такой язык жестов. Я ему сказала, что скоро будет готов перекус.

Я приняла слова Тендер как вызов. Сщурившись, попыталась сама разгадать значения загадочных взмахов.

— Дайте угадаю, — круговое движение копытом для меня было загадкой. Но голодный, устремлённый к дому взгляд, покачивание головой… А учитывая, что поворотов ноги было три…

— Он будет через пятнадцать минут?

— Верно, — удивилась Эмеральд. Но тут Стеади резким взмахом привлёк внимание собравшейся уходить единорожки и совершил ряд совсем уж непонятных жестов. Эмоции, игравшие на его лице, тоже ввели меня в ступор. Мне казалось, что где-то я их уже видела, но я точно с этим сталкивалась редко. И, самое странное – у меня возникала прочная ассоциация их с горящим, кислотным зелёным цветом.

— А что… это значит? – спросила у внезапно зарумянившейся единорожки. Тендер кашлянула и смущённо ответила:

— А это значит, что я сегодня очень красиво выгляжу.

Ах, вот оно что!

Ухмыляясь до ушей, я вернулась на своё место и скрестила копыта на груди. Вернувшаяся к плите Эмеральд на секунду повернулась ко мне… и тут же мотнула головой обратно, фыркая и краснея ещё сильнее.

Йей! Шалость удалась!


Вдруг оказалось, что, когда Тендер не пытается выведать моё прошлое, с ней вполне можно сидеть за одним столом, пить чай и даже разговаривать. Обсуждали мы искателей и учёбу – ведь все попытки матери поговорить обо мне я отсекала. А вот о кьютимарках…

— Я тоже не понимала всей суеты с метками. Она ведь появляется именно за талант! Почему тогда просто не заниматься тем, что у тебя превосходно получается? В одиннадцать лет я свою-таки получила.

— А я – в восемь. И вдоволь насмотрелась на жеребят, из шкуры вон лезущих за знаками. Столько безумных и совершенно бессмысленных идей! Честное слово, как у них до сих пор никто не попал в больницу?

— Ну, не скажи, — нахмурилась Тендер, делая ещё один глоток чая. – Я думаю, что подобные встречи – отличный способ попробовать что-то новое. И идея Руби насчёт поиска хобби просто замечательна!

— Аргх, — простонала я, — а мне только начало казаться, что вы за меня.

— Но энтузиазм, с которым они берутся за что-то новое… — Тендер мои слова проигнорировала. — Порой это бывает чересчур. Как с метками мореплавателей пару месяцев назад.

— Жеребята, — я пожала плечами.

— Будто ты взрослая?!

— Знали бы вы, сколько раз мне это уже говорили, — вздохнула и покачала головой. Эмеральд прыснула. – К тому же, не вы ли сказали: «опытная кобылка»?

— Одно другому не мешает…

— Всем привет! – Даймонд, подпрыгивая, направилась к своему месту – справа от меня. Гуськом за ней проплёлся Руби (с чернильным пятном на щеке) и довольный Стеади с небольшой корзинкой белой смородины в зубах. – Ты всё-таки сделала котлеты?

— Ага. А ещё Роза решила порадовать нас салатом! Собственного рецепта, между прочим, я ей нисколечко не помогала!

— Не терпится попробовать! – попытался поддержать меня Руби, вытягивая шею в стороны салатницы. Тендер с хитрой ухмылкой (нет, она ничего не добавляла туда, я не спускала с неё глаз!) подхватила мою тарелку телекинезом и в мгновение заполнила её. И, как только блюдо вернулось на место… аппетит куда-то пропал.

Единственная котлета, на удивление, выглядела не так уж и плохо. Для пропущенной сквозь мясорубку, извалянной в крошках и поджаренной на сковородке бедной курочки – уж точно хорошо. Даже аппетитно. Хм, а если Луна давным-давно создала фестралов, получается… Ей тоже хотелось курицы?!

Тьфу!

Просто сделаю вид, что ем обычную запеканку.

Но вот салат…

Я делала его из самого, что только было в доме. Бананы – великолепны, морковка – хрусти не хочу, редиска – сочная и сладкая! И ещё с десяток других ингредиентов, которыми бы я с удовольствием закусила по отдельности!

Но получившаяся каша приятных ощущений не вызывала. Клянусь, она выглядела не так плохо, когда я всё замешала! Может, во всём виноват мёд? Или масло было лишним?

Cо странным хлюпом воткнула ложку в смесь и попыталась её перемешать. Ложка застряла. Осторожно оглядевшись, вцепила в неё два копыта и попыталась выдернуть. Безуспешно.

Да, мёд определённо был лишним.

Тут я увидела, как Даймонд (с самым несчастным выражением лица) вилкой отковыряла кусок салата и отправила к себе в рот пережёвывать. Мучительно проглотив, она нерешительно посмотрела на меня – очевидно, пытаясь придумать какое-то утешение.

Мой талант стал проклятием. Я словно бы на себе почувствовала эмоции Руби, Хувза, Шайнинг. Как они, один за другим, пытались в очередной раз попробовать кусочек, изо всех сил стараясь нагнать на себя счастливый вид. Я ведь хотела покрасоваться; показать, что могу готовить не хуже других, но…

— Это… съедобно, — пробормотал Хувз. – но тебе стоит попрактиковаться.

— Да, — почесал затылок Руби. Он с отвращением выронил ложку из копыта и, качая головой, повернулся ко мне. – Знаешь, урок-поиск-хобби готовки от Скупа тебе бы не помешал.

Ох.

Мне давно так стыдно не было. В своих планах я ещё не плошала.

Вдруг мне кое-что бросилось в глаза. Эмеральд к своей порции вовсе не притронулась. А на её губах играла лёгкая улыбка.

Ах ты… Ты!..

— Ой, как неловко вышло, — начала невинным, но желчным тоном. – Похоже, я немнооожечко ошиблась в рецептике. Но, к сожалению, за мной никто не наблюдал и не мог меня подправить, не так ли? Вы ведь с самого начала знали, чем всё закончится! Решили выставить меня дурочкой? Поздравляю, обыграли!

— Я этого не хотела, — спокойно пожала плечами Эмеральд.

— Да ладно?! А если не хотели, почему не помогли?

— Ты сама отказалась.

— Что?.. Да я… Когда это я отказывалась? Как это? – Спросила я уже саму себя. Смутившись ещё больше, исподлобья стрельнула взглядом Тендер и снова попыталась выдрать ложку из салата. Всё равно ведь поиздевалась надо мной, негодяйка. Выставила курицей перед всей семьёй! Как на меня теперь будет смотреть Даймонд?

— Ну что ещё? – чуть ли не плача от злости, спросила единорожку. Эмеральд, оторвала от меня пристальный взгляд, поправилась и сказала:

— Роза, разве ты не сделала из провала с салатом каких-либо выводов? Ты же умная кобылка. Уверена, сама догадаешься.

— Не класть мёд в салат? – буркнула я.

— Не только, — улыбнулась Тендер. – Не бойся принимать помощь других в чём-либо. Даже если ты хотела поступить по-своему, тебе стоило меня выслушать до конца. Но ты упёрлась на своём и подвела нас всех.

Опустив взгляд, я призадумалась. Кажется, я поступила очень глупо.

— Извините за испорченный обед, — тихо обратилась ко всей семье. Это был настоящий, не наигранный стыд. Даже не стала усиливать или скрывать его. – Кажется, меня унесло с готовкой. Я знаю, как делаются салаты, но мне всегда хотелось попробовать что-то своё, и, в общем… я не сдержалась. Если хотите, могу быстренько сделать другой, уже хороший салат…

— Этого не нужно.

Подняв голову, я с удивлением увидела, что Эмеральд начала соскребать с тарелок мою кашицу и класть туда какой-то другой, капустный салат. Кастрюлька с ним показалась мне знакомой… Точно! Туда Тендер сложила половину моего салата – когда убедила меня освободить место под новые ингридиенты!

— Ещё ты не смогла вовремя остановиться. Я взяла то, что у тебя получилось, чуток украсила петрушкой – и вышло на объедение!

Под радостные возгласы Хэйзов Тендер продолжила раскладывать настоящий салат. А я, вздохнув, начала соскребать ложкой собственную кашу. На вкус она была просто омерзительной. Что-то подобное мне пришлось съесть последней зимой, в бегах с Тиреком и Кризалис. Живот потом болел ужасно.

Вдруг мою тарелку окутала тёмно-зелёная аура. Я тут же вцепилась в неё копытами и не дала Эмеральд её забрать:

— Что вы делаете?!

— Хочу дать тебе нормальную еду, конечно же!

— Но я же её не заслужила! И как же наказание?

— Наказание? – удивилась Тендер.

— А как же? Разве я не должна есть свой же «шедевр»? Или вы придумали для меня что-то повеселее, за испорченные продукты? Отработки по дому? Или… вы… — наткнувшись на холодный взгляд Эмеральд, я сглотнула и расстроенно продолжила. – В приюте нас всегда наказывали за подобные проступки. Вот я и подумала.

Тендер без всяких слов слевитировала тарелку и отправила остатки салата в мусорное ведро.

— Ты осознала свою вину, Роза. От твоей выходки никто не пострадал. Тебя не за что наказывать. Пожалуйста, насладись семейным обедом… и не забывай о моих словах.

Под разговор Даймонд и Хувза о садовых яблонях я задумчиво отправляла в рот ложку за ложкой. Получается… Разве я заслуживаю наказание за то, что произошло в школе Дружбы? Тогда ведь тоже никто не пострадал? А даже если бы план удался, вернуть всё на свои места было бы совсем несложно!

Но я повела себя… плохо. Очень плохо. Наверное, из-за этого меня и посадили за решётку.

А сегодня? Я нагрубила Тендер! И всё же, она простила меня.

Вдруг я взглядом поймала уставившиеся на меня тёмно-изумрудные глаза. Эмеральд с беспокойством и заботой осматривала меня, не обращая внимания на веселую болтовню дочки. Я не смогла смотреть с ответ и, отвернувшись, смахнула навернувшиеся слезинки.

Если бы Твайка была хоть немножко похожа на Тендер, я бы жила совсем по-другому.


После такого обеда отпроситься «полетать» мне не составило труда. Взмыв в небо и лишь немножко поигравшись с ветром, я медленно полетела к горе, на которой скрывалась Нова и компания. Они не ожидали меня увидеть; и, несмотря на возражения команды, Аркэйн настояла:

— Проведём тренировку. Веавер всё равно ушёл за продуктами; нам его ещё встречать придётся.

Повторили и начали создавать разметку для расфазировки. Несложно, но долго и требует знаний высшей математики. Последнюю я не то, чтобы хорошо знала… самый минимум, нужный на практике. Но даже крохи (рода нахождения площади под простой кривой) повергли команду в шок.

— А ты точно маленькая кобылка?

— Нет, я клянусь: ещё кто-нибудь из взрослых спросит меня о возрасте, я ему всю кровь выпью, — пропыхтела от злости я.

— В п-прямом или п-переносном смысле? – пискнула Виктори. Я исподлобья посмотрела на неё и прошипела:

— В обоих.

— Но мне интересно, — начала оправдываться Нова. – Если тебя заколдовали, или заперли в другом теле, то… потом мы могли бы помочь?

Истину глаголешь, Нова.

Я со вздохом осмотрела трясущихся колдунов. Думаю, стоит приоткрыть завесу тайны и успокоить их. А то драпанут в самый ответственный момент, и что же мне, с кусочком мела против мисс Заучки идти?

— Да, мне действительно двенадцать лет. Нет, я не древнее зло, не хочу устраивать конец света и не кусаюсь. Поверьте, я более чем насмотрелась на кусючих древних чудищ. С двоими даже подружилась. А так — простая пегаска, честно-пречестно!

Троица покосилась друг на друга и, неуверенно пожав плечами, вернулась к своим делам. Думаю, я их успокоила. С такой крутой напарницей ничего не страшно, ведь так?

Деливер, с отсутствующим взглядом, вместо того чтобы завершить кривую «лепестка», пошла дальше. Мел она не отпускала. Если бы она не споткнулась о камень, точно бы свалилась в ручей.

Это они так от моей улётности, что ли?

Нова тряхнула головой и потянулась через бревно за корзинкой с яблоками. Она достала одно из них копытом и сумрачно захрустела им.

— Эй! Можешь мне тоже яблочко кинуть? – крикнул отмывающий сумки в ручье Торнадо. Аркэйн, издав тихий рык, снова потянулась за яблоком и удивительно точным взмахом кинула его единорогу. Тот на полпути подхватил фрукт телекинезом и, зачавкав, снова схватился за мыло.

— К слову. Если ты действительно простая кобылка, зачем идёшь с нами? У тебя же здесь семья, родители…

— У меня нет ни семьи, ни родителей, — отрезала я. – Их убили. Шесть лет назад. А те, с кем я живу сейчас – они мне… никто.

— Мне… очень жаль.

Как бы топорно эти слова ни прозвучали, талантом я почувствовала настоящее, неожиданно глубокое сожаление Новы.

— Не надо их жалеть, — махнула копытом. – За них я уже отомстила.

Проявленная единорожкой эмоция подсказала мне, что делать дальше. И, не дав Аркэйн высказать ни слова, тут же вставила встречный вопрос:

— А твоя семья? Она жива?

— Да, — сморщившись, ответила Нова. – Лучше бы у меня её не было.

— Не говори так, — меня это задело. К тому же я чувствовала, что слова Аркэйн были не совсем честными. – Ты не знаешь, насколько велика разница между родными, которых ты недолюбливаешь и родными, к… к-которые ушли.

Почувствовала, как мне снова захотелось плакать. Ну, не хватало ещё перед Новой разреветься! Ты кто – холодная и умная пони или хлипкая кобылка?

Но привычная подколка не помогла. Поэтому пришлось отвернуться от странно покрасневшей Новы и чуть ли не бегом отступить к Виктори.

— Я тоже сожалею, — прошептала Деливер. Она протянула копыта, приглашая меня в свои объятия. Но я твёрдо отстранила их и (чтобы всхлипы не прорвались сквозь защиту таланта) завела разговор:

— А почему ты решилась на заговор?

— Я? – Виктори огляделась. Лишь убедившись, что встревоженная Аркэйн вскочила на ноги и начала ходить по кругу, не обращая на нас никакого внимания, единорожка зашептала:

— Мы с Новой – давние подруги. И, скажу честно: я очень многим ей обязана. Действительно многим. Без неё я бы вылетела из Кантерлотского магического университета в два счёта. А она мне помогала не только с учёбой. Ты понимаешь, я не совершенно могла её бросить. Тем более… ох. Она…

— Что – «она»?

— Ну… с её особенностью. Она бы пропала одна. Ты же понимаешь, о чём я говорю?

— Да, — я решила сблефовать. Ничего странного в характере Новы я не замечала. Интересно, что имеет в виду Виктори?

— Хорошо. Я знала, ты сама догадаешься. Нова об этом не любит говорить. Ах, точно, заговор! Когда она рассказала свой план, я попыталась отговорить её, но…

Вдруг слева раздался жуткий треск кустов. Через мгновение оттуда выскочил задыхающийся Веавер с съехавшими сумками на боках.

— С… Стражница! За мной погоня!

— Что?! – мы одновременно вскрикнули. Аркэйн, зашипев от злости, в два прыжка очутилась возле единорога:

— Зачем ты привёл её сюда? Почему не избавился от хвоста в городе?

— А что мне было делать?! – просипел бледный Веавер. – Она прилипла ко мне, как репей к шерсти! Я туда – она туда, обратно – она за мной! Думал, в лесу получится от неё оторваться…

— Болван! Почему сразу же не подошёл к ней и не объяснился? Легенду забыл? Покупаешь запас еды для картографов!

— Я испугался!

— Кто там? – буквально в двух сотнях шагов снизу раздался крик. Веавер, пискнув, закрыл рот копытами.

— Придётся бросать всё здесь, — багровая Аркэйн прикусила губу. – Мы не успеем стереть меловые круги. Лучше остаться без вещей, но на свободе… КТО СМЕЁТСЯ?!!!

— …Я? Ой, извините, не хотела вслух, — я тоже зажала рот копытами.

— Что смешного?!

— Это всего лишь одна стражница, — улыбаясь, прошептала я. – Справиться с ней – сущие пустяки!

— Я знаю, ты где-то здесь! – голос раздался куда ближе. Разъярённая Нова подняла меня за хребет копытом и прошипела:

— Раз так – иди и справься, ходячее противоречие!

— Без проблем, — прекратив болтаться в воздухе, пожала плечами. Вдруг вокруг меня всё закружилось. По свистящему ветру и приближающейся зелени поняла, что на всех парах лечу к кустам.

Ну, знаете, швыряться было не обязательно!

Сгруппировавшись, смогла приземлиться и с ходу перейти в галоп. Хлёсткие ветки, лужи грязи – всё было нипочём. Неслась, пока впереди не мелькнуло что-то розовое – и, чуть повернувшись, мягко ударилась боком о земнопони в синей форме.

Стражница отпрыгнула и, затормозив всеми четырьмя копытами, уставилась прямо на меня. Я круглыми от сыгранного ужаса глазами уткнулась в неё в ответ.

— А-А-А-А-А-А!

— А-А-А-А-А-А!

Не прекращая вопить, бросилась к ногам земнопони и приобняла её, переходя с воя на всхлипывания. Стражница из моих слабеньких объятий вырвалась быстро, но, разглядев меня (я так думаю… слезящиеся глаза ради должного эффекта решила не поднимать), очень робко коснулась моей головы копытом:

— Ну, не плачь, пожалуйста. – Я осторожно подняла голову в ответ. Незнакомка, испуганно переведя взгляд с крыльев на глаза, резко добавила: — Ты кто такая?!

— Я – Роза Кэндл, приехала к двоюродной сестре, в дом Хэйзов, в гости. Мы ночные пони.

— А-а-а, — с некоторым облегчением протянула земнопони. Но её копыто всё ещё дрожало, словно бы стражница пыталась дотянуться до моей головы, но не могла. – Вот как вы выглядите. Я недавно переехала сюда… Так, стой!

— Что случилось? – с напускным страхом спросила оглядывающуюся земнопони.

— Здесь шастает подозрительный незнакомец, и я…

— Мамочки! – пискнула, на этот раз сворачиваясь клубочком у ног стражницы и неистово дрожа. – Мама, мама… Зачем я только одна полетела в этот лес?

— Ну так лети обратно, — пожала плечами земнопони, но я умоляюще перебила её:

— Я растянула себе правое крыло! Оно очень болит, я не могу летать! Еле-еле смогла приземлиться, и уже целый час брожу по этому лесу!

— По-моему, с твоим крылом всё в порядке, — земнопони коснулась его, но я с жутким вскриком отдёрнулась. Встав на все четыре копыта, с немым укором и слезящимися глазами уставилась на стражницу. Бедняжка, полыхая от стыда, села на землю и схватилась за голову:

— Селестия, ну за что мне такое наказание… Я и с жеребятами-то толком обращаться не умею, и в крыльях не смыслю ни сена!

— Пожалуйста, не оставляйте меня одну здесь, — прошептала я. – Пожалуйста!..

— Ладно! – простонала земнопони. Бросив хмурый взгляд в сторону кустов, за которыми скрывалась компания, стражница помогла мне подняться. – Отведу тебя в больницу…

— Только не в больницу! Отведите меня лучше домой! Я полетела в лес без разрешения, если тётя с дядей об этом узнают, меня точно накажут!..

— Да, да, да! – земнопони, прижав уши к голове, попросту схватила меня за передние ноги и забросила к себе на спину. – Отвезу тебя до города, идёт?

— Идёт! – закивала я.

Напоследок обернулась. Среди ветвей увидела лицо прищурившейся, удивлённо ухмыляющейся Новы. Не подав ни единого знака, она с тихим треском скрылась, оставив меня наедине с ворчащей стражницей.

Поупражнялись, нечего сказать.