Стражи Эквестрии 1 - Эпизод V: Конец Цикла

Фух, ну вот мы и добрались до последней части этой истории. Готовьтесь к поворотам, новым персонажам и эпичному финалу.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд Человеки Кризалис

Особенная ночь для Зекоры

Зебра и человек празднуют годовщину совместной жизни.

Зекора Человеки

Найтмер и я

Она никому не доверяет. С презрением относится к моим новым друзьям. Неустанно насмехается над сестрой. Ах да, забыла сказать: она — это я.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Пожарная безопасность для чайников. Как заниматься любовью с вашим кирином (безопасно)

(👨🚒🎇 Спонсором данного сообщения является Пожарный департамент Кантерлота. 🎇🚒) Запомните: пожаров и вызванных огнём увечий среди пар, состоящих из кирина и пони, можно полностью избежать, если знать особенности физиологии вашего партнёра-кирина и соблюдать ряд необходимых мер. Следование ряду правил и мер предосторожности обеспечит вас безопасными и приятными моментами близости с вашей второй половинкой-кирином.

Другие пони

Яд, что течёт в нас

Пережив время подвигов и захватывающих приключений, Твайлайт Спаркл остепеняется, полностью отдаёт себя работе принцессой и даже заводит семью. Проходит несколько лет и Твайлайт обнаруживает себя одной из самых любимых и занятых принцесс, её здоровье уже далеко не идеально, а отношения с дочерью трещат по швам. Желая исправить ошибки и наладить жизнь, Твайлайт решает вновь установить хорошие отношения со своей родной кровью, но возможно для этого уже слишком поздно.

Твайлайт Спаркл Рэрити Другие пони ОС - пони

Отдых

Иногда всё, что тебе нужно - это тишина и Луна

Принцесса Луна Человеки

Второй шанс

Второй шанс даётся всем.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Серая вечеринка

Пинки Пай проиграла и отдала право провести вечеринку Чизу Сэндвичу, но что же чувствует сама Пинки Пай?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Hell ponyfication

Трепещи, грешник, ибо имя моё Табилариус, и я пришёл за твоей просроченной душой! Ладно, обойдёмся без патетики. Не такой уж я и плохой, это работа такая... Я обычный демон, вроде судебного пристава. Начальство целенаправленно выдаёт мне разнарядки на каких-то там новых грешников, как оказалось, не зря - мне понравилось! Люди продают души направо-налево, но на что? Сами никогда не догадаетесь. Нервы ни к чёрту, лучший друг регулярно чистит харю, кот дома... Срок вышел, я иду к вам!

Октавия Человеки

Электрическая овца

Свити Белл пытается понять из-за чего у неё кошмары последние несколько лет.

Эплблум Скуталу Свити Белл Другие пони

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 3 Глава 5

Глава 4

Иногда, излишняя самоуверенность гораздо опаснее чем слабость.

Как бы того не хотелось, но уже никак нельзя отрицать, что в мире случилось нечто совершенно невообразимое — началось с малого, но теперь неостановимо набирает ход, катится от меньшего к большему, постепенно обрастая событиями и угрожающими подробностями. А ведь с чего всё начиналось тогда, год назад? В самом начале, никто ничего особенного не почувствовал, только вот у многих самых обычных людей, среди которых волей случая оказался и я, внезапно начали проявляться необычные способности. Весьма разнообразные и совершенно необъяснимые, которые были единодушно названы магией.

Сегодня процесс уже пошел по нарастающей, как бывает со снежным комом, порождающим лавину, и людей, способных на то, что нельзя объяснить с точки зрения рационального знания, в дальнейшем станет появляться все больше. Вскоре, особенности изменившейся энергетики мира почувствуют все. И уже никто не сможет отрицать, что мир внезапно наполнился магией, хоть это, конечно, совершенно не укладывается в рамки науки. Кто-то сможет пользоваться новыми возможностями, кто-то нет, но одаренные необычной силой быстро обнаружат, что они находятся на особом положении. Для них теперь ничего не значат законы или власть тех, кто следил за исполнением этих законов.

Конечно, останутся среди них люди, сами по себе считающие нужным соблюдать чужие права, но в большинстве случаев все-таки будет происходить совсем иначе. Да что там говорить. Такова уж человеческая натура, что, получив какое-то преимущество, счастливчик сразу норовит использовать его во всей полноте. И сила, конечно, не разбирает, кто умеет владеть собой, а кто склонен к психопатии и человеконенавистничеству, она слепо одаряет сверхъестественными возможностями всех, кто от природы имел к ней склонность.

И в мире воцариться анархия. Это вполне объяснимо. Без сомнения, что одними из первых окажутся нейтрализованы те, кто по должности обязан контролировать работу государственной машины — чиновники. Они станут совершенно беззащитны перед ненавистью, которую испытывают к ним взыскующие их же помощи сограждане. Ведь проклятия довольно просто создавать и направлять… Во всяком случае для обычных магов, которые и составляют сейчас подавляющее большинство «одарённых».

Я не знаю, сколько уже людей обрели паранормальные способности, не знаю насколько смогли их развить, ведь мне приходится судить лишь по самому себе и своим нестандартным возможностям. Однако хватает и того, что я вижу. Так что я могу без сомнений заявлять, что всеобщий хаос уже не за горами. А что может быть страшнее анархии, внезапно рухнувшей на страну, едва сумевшую на руинах прошлого возвести хрупкое здание порядка?

Необузданная мощь магии пришла в мир, прежде лишенный даже ее бледных признаков, — она без разбора наделяет новыми возможностями обычных людей. Она не выбирает, хорош человек или плох, совестлив или безжалостен, простой обыватель или прирожденный преступник. Ее не волнует, чем человек руководствуется в этой жизни, пользуясь своими новыми возможностями — собственной ли выгодой или собственными представлениями о счастье всех людей. И то, и другое будет нести гибель всем слабым и несогласным.

И вот сейчас, как еще никогда ранее, я жаждал использовать свое преимущество над простыми людьми. Где-то в этой больнице, переживший несколько операций, лежал сейчас Лёха. Который был моим единственным другом, сколько себя помню. А этот человек, эта сволочь, что сейчас стоит передо мной, едва его не убил. Весь его образ вызывал у меня жгучую ненависть, с которой я не мог совладать, а впрочем, и не хотел. Никогда не предполагал, что кто-то сможет настолько взбесить меня одним своим видом. Все тренинги по контролю эмоций были мгновенно забыты, на лицо выползла безумная, яростная улыбка психопата. Только последние остатки рассудка не дали мне сразу же бросится на него. Вокруг слишком много людей. Но на этот раз он не уйдет как вчера, теперь он мой, со всеми потрохами. Правой рукой я раскрошил кусочек древесного угля у себя в кармане, равномерно распределив тот по ладони. Давно уже хотел испытать свою теорию магической «метки» на практике.

А пока раскрошившийся уголь пропитывается моей магией, можно и поговорить. Благо, у меня найдется о чем. Когда я подошел к вчерашнему грабителю, тот попытался что-то сказать. То ли в свое оправдание, то ли что бы чем-то пригрозить мне, но я его перебил:

— Ах, какая встреча. – Моя ухмылка расползлась еще шире. Каким бы ни был я пацифистом ранее, сейчас я желал лишь мести. — Скажу честно. Оч-чень рад.

Мои слова так и искрились избыточным пафосом, присущим книжным злодеям, но сейчас мне было глубоко на это плевать. Я не стал придумывать что-то изысканное, что бы начать этот разговор, завязанный не в последнюю очередь для того, что бы просто усыпить бдительность оппонента, поэтому просто сказал все как есть:

— Зря ты это сделал. Правда. Твоя агония будет длиться долго.

— Послушай. Я правда не хотел этого. – Начал оправдываться вчерашний грабитель. Он был каким-то неожиданно спокойным, и это лишь еще больше меня раздражало. — Мне очень жаль твоего друга. Ты должен меня понять: за несколько минут до того ублюдок, который толкнул вам Рэинбоу, ранил моего друга. Он сейчас тут в реанимации. Он был при смерти. А РД я просто спасал от темных, вроде вас. А твой друг сам в меня выстрелил. Я так сказать паладин.

— Не хотел. Паладин говоришь. – Я усмехнулся. Затем, зло шипя, продолжил: — Это что, заразно, черт возьми?! Какого хрена вас всех тянет охотиться за этими грёбанными лошадьми?! Ты бы знал, как мне хочется просто удушить тебя!

Кажется, я задел этого «паладина». На его лице проступило раздражение. — Позволю себе напомнить, что первым выстрелил твой друг, да причем, когда я на него не смотрел! – Выпалил он. Затем, слегка успокоившись, продолжил: — А насчет охоты: как ты относишься к рабству?

— Знаешь, мне, если честно, глубоко насрать кто там первый стрелял. – Сухо ответил я, игнорируя его попытку перевести тему разговора. И, сверля его взглядом, продолжил: — Ты напал на нас. Из-за тебя он сейчас при смерти. И если он умрет, ты последуешь за ним.

— Знаешь, подрыв квартиры обойдется тебе не меньше, а у меня есть свидетели. – Резонно заметил он. Как же это было глупо с его стороны, давать заведомо сильнейшему противнику лишнюю причину тебя уничтожить… Интересно, на что он надеется? У него есть могущественные покровители? А может, это была умышленная провокация? — Давай успокоимся для начала. Какие были ваши отношения с тем ублюдком, который ранил моего друга?

Я хмыкнул в ответ:

 — Угрожаешь? Смелый. – Прищурившись, я посмотрел на него, раздумывая над его опрометчивым заявлением. — Но хорошо, давай поговорим. Кажется, ты можешь сказать что-то интересное про происходящее. И насчет того "ублюдка", ты, похоже, тоже что-то знаешь, не так ли?

— Верно мыслишь. Ты что-либо знаешь про пони? А то у меня складывается впечатление, что ты был просто за компанию с твоим другом? – Ответил он вопросом на вопрос.

— Да, про пони я кое-что знаю. – Сказал я, помедлив. — Но Лёха знал больше. И еще, похоже, знаешь ты. – Возможно, он действительно знает что-то полезное. Так что для начала я спрошу его сейчас, в более-менее мирной обстановке… — Так может, просветишь меня, каким образом они оказались тут?

— Ну… Где-то в этом городе находится чертов магазин, где их продают. Я не знаю, как они вынули их из своего мира, но их продают. Я с друзьями ищу их и спасаю. Но мы редкое исключение, остальные "брони" – В его голосе засквозило презрение. Точно, фанатик. — Их насилуют, бьют и унижают. А мы бьем "темных". Чувак, который продал вам Рейнбоу и ранил моего друга, был "темным". – Он демонстративно горестно вздохнул, и продолжил: — Теперь мой вопрос: был ли тот парень внутри, когда вы все там взорвали, и если да, то зачем вы это сделали?

Магазин значит? Странно это как-то. Бессмысленно на первый взгляд. Хотя это уже что-то. Задумавшись, я отстранился от него, и затем ответил:

— Думаю, ты понимаешь, что все это звучит как бред обколовшегося психа? Впрочем, я уже ничему не удивляюсь. Возможно это и так. Что их действительно, как ты сказал "продают". Отвечая на твой вопрос, «паладин», — Я иронически подчеркнул это звание усмешкой, — скажу что да, что остатки проживающей в Той квартире мрази теперь находятся по всему району. Впрочем, ты и сам видел фейерверк. А уж зачем мы это сделали, спросишь у Лёхи когда тот очнется. Думаю, вы поймете друг друга, светочи, блин.

Мда… если в городе есть еще подобные кадры, наподобие этого борца справедливости, то мирным людям на улицы лучше не выходить в тёмное время суток. Для таких фанатиков, как правило, безразлично, кто ты или что ты на самом деле, они живут в своем мире и видят всё через призму своей собственной правды. Такие «паладины» зачастую гораздо хуже любых серийных маньяков. Те хотя бы не лицемеры.

-Светочи? Ты хочешь сказать... – Кажется, до него наконец дошло. Как до боксёра в анекдоте. На следующий день. — Оу. Какой я идиот! Прости меня. Мне очень жаль. Давай это как-нибудь уладим. Чем я могу помочь?

— Ты уже достаточно помог. – Холодно ответил я, с удовольствием хлопая его по раненому плечу вымазанной углем ладонью. Тот поморщился. Кажется, он не заметил несколько оставшихся на его одежде черных полосок. Отлично. Заложенная в древесный уголь энергия вскоре смешается с его жизненными потоками, или как нынче модно говорить, его аурой. Даже если он теперь отмоет, сожжет или выбросит свою куртку, я все равно смогу почувствовать его на расстоянии… Еще где-то пару недель. Теоретически. — Пусть даже ты стрелял из "благих побуждений" это ничего не меняет. Мы еще сочтемся. Лучше ответь, что это за магазин такой, где торгуют живыми персонажами мультсериала? И сколько вообще этих пони теперь в нашем мире?

— Я... Не знаю. Порой мне кажется, что их бесконечность. А магазин, нам не удалось его вычислить. Все адреса оказались неверны...

— Дерьмо. – Констатировал я. Не много же ему известно. Или он не все говорит?.. Ну ничего, при следующей встрече мы это выясним. — Весь мир летит в пропасть. И на этот раз в буквально смысле. – Я устало хлопнул себя по лицу, в классическом стиле фейспалма. Как же меня это уже все-таки достало… — Сколько вас еще таких разыскивают пони? Десятки? Сотни? Помнится, тот сайт в свое время так и кишел паладинами...

-Теперь нас максимум десяток, тех, кто остался верен идеям. Нас слишком мало, поэтому мы действуем э... слегка насильственными мерами... – Да уж. Такие всегда действуют «слегка». А потом их объявляют серийными убийцами, террористами, и… да много еще как. — А насчет вчерашнего: извини, но если вы спасали РД, почему вы не попытались объяснить? Я же не хотел стрелять...

Я хмуро посмотрел на него. Он что, правда не понимает?

— Издеваешься? Посреди ночи на тебя налетает какой-то мужик с пистолетом и угрожая, требует отдать коробку. О да, хороший момент для всяческих объяснений. Особенно, когда не понимаешь что ему, то бишь тебе, конкретно нужно. – Сказал я, не жалея сарказма. После чего без долгих прощаний развернулся и пошел прочь. У меня больше не было ни малейшего желания продолжать этот бессмысленный разговор.

Долбаные паладины! Лицемерные фанатичные ублюдки! Ну вот делать людям нечего! Все за лошадками мультяшными гоняются, героев из себя строят, «спасают», понимаешь! А ведь любого из них прикуй наручниками к батарее, встань напротив с бейсбольной битой, и куда только денется всё это наносное благородие?! В штаны?! Эти идиоты даже не представляют куда ввязываются, в лучшем случае их просто прирежут. Причем в самое ближайшее время. Сейчас наша реальность соприкасается с иными мирами! А эти паладины придумали какую-то херь, и бездумно следуют ей! Люди осваивают искусство магии! На кону, возможно, само будущее человеческой расы! А кардинальные изменения в культуре народов никогда не проходят без массовых кровопролитий. Близится глобальная война, каковой еще не видел этот мир. Не знаю, сколько времени еще пройдет, год, пять лет или десяток, но в обозримом будущем все мы увидим разрешение военного спора между магией и технологией. И не дай бог оказаться в центре грядущих событий. Теперь уж не до спасения цветных пони.

Кхм. Куда-то меня не туда понесло. Эта встреча явно вывела меня из себя. Я вообще-то не привык размышлять о таком глобальном положении дел, но за последнее время на меня свалилось столько всего, что в голову неизбежно лезут подобные пафосные мысли. Однако, как ни крути, мысли верные. Нельзя больше отсиживаться в стороне, нужно быть готовым, когда пробьет час.

Позже мы еще поговорим обстоятельно. Когда я приду за ним. А пока что у меня есть другие дела. Лёху нужно вытащить отсюда до того, как к нему нагрянет полиция. Наверняка им уже сообщили о недавнем инциденте…

Неспешным шагом я вернулся к кабинету, у которого сидел с утра. Так, где там этот врач? Если он до сих пор не пришел на место, клянусь, я устрою на месте этой больницы извержение вулкана!

Подойдя ближе, я услышал приглушенные голоса из-за двери. Похоже, я наконец-то выловил этого мастера маскировки, что лечил Лёху. Даже удивительно. В свете последних событий я ожидал очередной неприятности, вроде длиннющей очереди, известии о спонтанной смерти этого врача или, скажем, конца света. Но, похоже, мне наконец немного улыбнулась удача. Наверное, все-таки есть где-то справедливость. Я вошел в кабинет.

— … и приходите завтра, когда будут результаты. – Закончил какую-то свою фразу пожилой врач. Углядел заходящего меня, он добавил – О, а вот, кстати, и молодой человек, о которым вы спрашивали.

Рано я обрадовался. Неприятности продолжались, сейчас приняв вид крепко сложенного мужика, одетого в гражданское, что демонстрировал мне полицейское удостоверение. Я мысленно перебрал ряд затейливых ругательств.

— Просто отлично, здравствуйте, мне нужно задать вам несколько вопросов. – Чрезмерно вежливый тон полицейского, и, судя по удостоверению, капитана, навевал самые мрачные предположения.

— Да, конечно. – Выдавил я, стараясь сохранить полную невозмутимость на лице.

Не то что бы я не ожидал, что органы заинтересуются поступившем в больницу пациенте с огнестрельным ранением, просто надеялся на всегдашнюю нерасторопность наших хранителей правопорядка. Как оказалось, зря. Черт, как же это не вовремя!

С полчаса я втирал полицейскому высосанную из пальца историю о том, как я получил звонок от умирающего друга, приехал к нему, подобрал таком-то переулке и отвез в эту больницу. Как бы ничего о его ранении не знаю, оружия у него никогда не видел и вообще не при делах. Адрес переулка я дал совершенно рандомный, пускай мозги ломают, опрашивая местных. Некоторое время он еще мурыжил меня, уточняя все и всяческие детали. Не знаю, поверил мне страж порядка или нет, но в конце концов он отпустил меня, попросив не покидать пределов города и заверив, что все мои слова проверят, и, при надобности, меня еще навестят. На этой веселой ноте мы и распрощались.


Я сидел в четырёхместной палате у койки Лёхи, задумчиво разглядывая его физиономию. Остальные места пустовали. Врач объяснил, мол так и так, операция прошла успешно, причин волноваться нет, теперь всё само заживет. Сегодня-завтра пациент, то бишь Алексей, должен очнутся, но еще с недельку придется соблюдать постельный режим, что бы какие-то там швы не разошлись.

И всё бы хорошо, но… Когда Лёха придет в себя, то сразу угодит в радостные объятия полиции, которая к тому моменту уже убедится в фальши моей истории. Не составит им труда и соотнести этот инцидент с прогремевшим вчера взрывом в спальном районе. Особенно если окажется, что кто-нибудь там слышал выстрелы, что было бы неудивительно – эхо тогда было знатное, даже не смотря на шум от взрыва. Так же, на руках Лёхи обнаружили следы пороха, о чем мне сообщил допрашивавший меня капитан. И хотя оружия они так и не найдут, уж об этом я позабочусь, проблем все равно будет очень много. Короче, ситуация аховая.

Если бы полиция навестила больницу, скажем, завтра, то за сегодня я успел бы по тихому вытащить отсюда своего непутевого друга. Вытащить до того, как установили бы наши личности. И пускай потом ищут ветра в поле. Но не судьба. Теперь полиция в курсе всех наших с ним паспортных данных, что не есть очень хорошо. И лишь до тех пор, пока Лёха лежит тут без сознания, менты не смогут однозначно опровергнуть мои показания. Во всяком случае, не сразу.

— Я тебе уже много раз это говорил... – Обратился я к лежащему в отключке другу, — но скажу еще раз: ты засранец. Из-за тебя я теперь по уши в дерьме. В последний раз я сейчас стараюсь тебя вытащить. И тебе еще придется в полной мере заплатить за все проблемы, что я сейчас разгребаю.

Я положил правую руку ему на лоб, и вздохнул, сосредотачиваясь. Если Лёха остается в относительной безопасности лишь пока он валяется тут без сознания, то для выигрыша так необходимого мне времени, достаточно будет лишь продлить это состояние подольше. Скажем так, устроить «небольшую» искусственную кому. Позже я еще придумаю, как скрытно вытащить его из больницы, после чего и сниму налагаемые сейчас чары.

Перед мысленным взором одна за другой вспыхивали переливающиеся оттенками красного руны, тонкие нити энергий сплетались в причудливую сеть, опутывая спящее сознание Алексея. Я действовал медленно, осторожно, что бы случайно что-нибудь не повредить, все-таки это первая моя попытка наложить заклятие на кого-то другого. У меня не очень много опыта в подобном роде магии, не факт что я смогу предсказать все последствия и учесть все факторы в заклинании, поэтому я предпринял все возможные предосторожности, дабы не навредить таким вмешательством. По большей части мне требовалось лишь зафиксировать Лёху в его бессознательном состоянии, не дать разуму очнутся. С бодрствующим человеком подобное не сработало бы. Действовать приходилось без вспомогательных средств, вроде пропитанного силой угля или физически нарисованных рун, что серьезно усложняло дело. Всю магическую структуру пришлось создавать мыслеобразно, после чего напитывать силой и помещать в Лёхино сознание…

Через десять минут я уже любовался получившимся в результате плетением, которое я теперь ощущал как тонкую сеть, опутывающую чужой разум. Вроде неплохо. На несколько недель должно хватить, а большего и не требуется.


Недалеко за городом, среди просёлочных дорог, спрятанный в глуши подлеска стоит двухэтажный каменный дом. Кажется, когда-то вокруг него возвышалась стена из красного кирпича, огораживая красивый и ухоженный участок, но сейчас все было позаброшено, и лес уже давно захватил этот клочок цивилизации, подступив вплотную к стенам дома. А некогда внушительная стена частично обрушилась и утонула в зарослях кустарника. Во всяком случае, таким я запомнил то место два года назад, когда помогал Лёхе, который кстати и был владельцем того дома, выносить оттуда мебель и некоторые другие предметы быта. Не знаю, как достался Лёхе тот участок, то ли в наследство от кого-то там, то ли он его где-то выкупил по дешевке, но главным преимуществом того жилища было то, что о нем практически никто не знал. Прекрасное место, что бы пересидеть, пока шум в городе уляжется. Конечно, будет ряд неудобств, из-за отдалённости от цивилизации, но несколько недель это перетерпеть вполне реально. Тем более что подобное укромное место как нельзя лучше подходило для моих планов.

Наверное, кто-то скажет что я слишком уж паникую, столь спешно покидая город, залегая на дно, но судя по нарастающей интенсивности событий, над которыми я уже явно потерял контроль, подобные предосторожности излишними не будут. Я буквально печенкой чувствую, что приближаются серьезные перемены, в городе со дня на день разразится буря. Я слишком много отдал изучению магии, что бы игнорировать столь явные предвестники и знамения. Да, конечно, это все устаревшие пафосные понятия, покрытые пылью тысячелетий, затасканные десятками лжепророков, но они все равно имеют силу. Те, кто не отдали полжизни на изучение тонких материй, самопознание и расшифровки древних магических текстов, могут не понять, каково это – видеть, а скорее даже чувствовать, звенящие от напряжения нити событий, готовые разорваться от малейшего движения. Я не ведаю, чем обернется грядущая буря, не знаю, какой она примет облик, но ясно одно – простым полицейским расследованием, пусть даже с наихудшим исходом, дело для меня отнюдь не ограничится. Так что лучше переждать в глуши, пока все не утихнет.

Но есть и еще одна причина. Раз уж мне больше не удастся оставаться в стороне, то теперь жизненно необходимо обрести достаточную силу для противостояния новым проблемам самого разного характера. Проще говоря, мне нужно больше магических «козырей в рукаве». Ведь если я раньше изучал магию как таковую, выводил и совершенствовал базовый магический алфавит, то теперь мне придется создавать осваивать разделы, собственно, Боевой магии. Когда на нас с Лёхой напал памятный паладин, я оказался не в силах как-либо противостоять обычному пистолету, одной пули оказалось вполне достаточно что бы перевесить все мое магическое искусство, а подобная ситуация меня в корне не устраивает. Так что нужно выиграть время, что бы придумать противовес огнестрелу.

А что бы ускорить этот процесс, не растягивать изучение и тренировки на долгие месяцы, мне нужно больше информации. Информации о магии, о ее применении, о тех многих ее аспектах, которых не узнать самому, без команд ученых и опыта многих веков исследования. Мне нужны те, кто сталкивался с магией на протяжении всей жизни, кто изучал ее и знает многие секреты, еще не доступные мне. Мне нужны единороги. Существа из иного мира, преисполненного этой мистической энергии. Пожалуй, я слишком опрометчиво вчера заявлял, что не желаю ввязываться во всю эту историю с продажами пони. Они могут оказаться просто кладезем ценной информации! Ведь если они действительно каким-то непостижимом образом попали сюда из того выдуманного мира, про который был создан мультсериал, то само их существование чрезвычайно интересно как с магической, так и с чисто научной точки зрения.

И я даже знаю, откуда мне начать поиски такого, столь ценного объекта для изучения, как единорог. Тот фанатик, которого я встретил больнице, кажется говорил что они заняты «спасением» пони? Прекрасно, значит, есть вероятность найти у них искомое. Еще одна причина, что бы навестить его. Хм. Я, кажется, так и не узнал, как его звали?.. При случае исправим это.

Тем временем я уже подъезжал к своему дому. Необходимо было взять там всё, что может мне пригодится в планируемом мероприятии, а так же ликвидировать следы моей магической деятельности. Если кому-то придет в голову взломать мою квартиру, то ничего ценного или способного меня скомпрометировать он там не найдет. А в том, что желающие меня навестить найдутся, я почему-то даже не сомневался. Взять хоть ту же полицию…

Машина остановилась. Единственный проезд, ведущий к моему дому, красиво перегораживали две иномарки. Вроде обе и на обочине стоят, а проехать меж ними никакой возможности.

— Тьфу ты! Ну что за напасть! – Такие вот мелкие неприятности раздражали почему-то больше всего. Другого пути по близости не было, во всяком случае, я не знал такового. Придется сходить пешком, благо тут не слишком далеко.

Закрыв машину, я быстро пошел по знакомой улице. Уж если неприятности подстерегают даже в мелочах – то дело совсем плохо, надо поскорее убираться отсюда. К моему дому можно было добраться по узкому, извилистому проходу меж стоящими почти впритык домами, значительно сократив путь. Как правило, я именно через него и добираюсь, так поступил и на этот раз.

И снова не ощутил приближающейся угрозы. Кажется, словно последние двое суток так меня ничему и не научили.

Примерно на середине пути, за очередным углом дома, я увидел три фигуры с натянутыми на лицо черными масками.

Мда. Не каждый день подобное встретишь в переулке. Но если раньше я мог уверенно положиться на свой статус мага, то теперь я уже не был столь самоуверенным. Что это еще за засада у моего дома? Они меня ждут? Или просто любого прохожего?

Заметив, как я вышел из-за поворота, они сразу встали в какую-то странную стойку, чем-то напоминающую позы карате, и сделали синхронное движение руками, выкрикнув какое-то невнятное слово.

Едва они встали в стойку, я ощутил, как накапливается магическая сила для удара. Хм. Похоже, это все-таки ожидали меня.

Наверное, именно сам образ эдаких колдунов-гопников так шокировал меня, что я тупо стоял и смотрел на них, никак не успев отреагировать на это выступление. Все-таки дерьмовый из меня боец еще…

Когда они спустили эту сжатую в тугой пучок энергию, я ощутил, как невидимая сила плашмя ударила меня в грудь, словно резкий порыв ветра чудовищной силы. Несколько мгновений полёта спиной вперед, и я, несколько раз перекувыркнувшись, больно падаю лицом на землю, откинутый на три метра назад. На секунду меня оглушило. Сразу же вспыхнула боль в изодранных при падении руках и коленах. Ох, хана одежде. Что-то влажное закапало с онемевшей от удара левой щеки, которой я смачно проехался по асфальту. Наверняка, если бы не моя устойчивость к чужой магии, меня просто размазало бы по кирпичной стене дома, что стоял позади. Я с кряхтением приподнялся на локте. Нападавшие, словно бы замешкались в недоумении, без сомнения они ожидали большего от ударившей в меня волны телекинеза.

Еще никогда ранее мне не приходилось сталкиваться в бою с магами, настоящем бою, где на кону не просто деньги или мнение, а собственная жизнь. Я давно готовился к подобному бою, понимая, что магия с каждым днем становится все сильнее, и ее адепты не будут долго сидеть в тени. Но все равно это стало для меня неожиданностью.

Как бы то ни было, сдаваться я не собирался, сейчас мне придется испытать себя, узнать чего стоили все мои достижения в искусстве магии. Я потянулся к источнику своей силы, пламени, постепенно разгорающемуся в моем теле. Этот источник ощущался как пульсирующий в такт с сердцем комок энергии в районе солнечного сплетения, приятный комок тепла, который всегда со мной. И сразу, словно бы огонь заструился по моим жилам, разгоняя кровь, заставляя сердце биться чаще и сильнее, выжигая всё вредоносное, что скапливалось в организме. Волна энергии омыла разум, убирая боль, возвращая ясность мысли и четкость восприятия.

Я попытался встать. Но, кажется, те трое что-то почувствовали, — едва лишь я приподнялся на локте, меня придавил к земле пресс силы, лишая возможности двигаться. Я скосил глаза на того умельца, который так играючи пробил мою устойчивость к магии. Он делал какие-то пассы руками, поддерживая придавившее меня поле, а двое других медленно, с осторожностью, подходили ко мне. Судя по их слаженным и четким действиям, напавшие на меня маги явно были не из последних, они были тренированны и умели эффективно использовать свои силы, так что версия о случайности этой встречи испарилась окончательно. Меня ждали, и кажется, догадывались о моих возможностях, ввиду выбранного ими места нападения. Здесь нечего было поджигать, только мокрый асфальт и кирпичные стены зданий вокруг. Не знаю, чего они хотят, и почему используют именно чары, а не оружие, но раз уж они имели наглость в открытую напасть на меня магией, я приму правила этой игры, а вопросы буду задавать потом, когда лишу их возможности сопротивляться. Я изучаю магию почти всю свою жизнь и у меня есть свои трюки, к которым они попросту не могут быть готовы. Ведь я их еще не применял против живого врага. Пора исправить это упущение.

Не вставая с земли, я с трудом протянул левую руку и коснулся кирпичной стены дома. Благо, переулок был узкий, так что тянутся было не далеко. Зверски улыбнувшись, я просто взорвал каскадом резких и сильных перепадов температур часть стены напротив них. Осколки кирпича рвали одежду и оставляли болезненные раны, ничего фатального, но продолжать давить меня прессом они больше не могли. Проулок заволокло облаком цементной пыли, послышался кашель и отборный мат кого-то из напавшего на меня трио.

Пользуясь замешательством врага, я рывком поднялся с земли, раскручивая вокруг себя потоки энергий, собирая мощь для ответного удара. Мне срочно нужен огонь! Как ни крути, но он главное мое оружие, а просто так создавать его в своей руке я не умею. Во всяком случае, быстро.

Вокруг меня взвыл быстро нагревающийся воздух. Я собирался сейчас в полной мере использовать свою устойчивость к высоким температурам и просто создать условия, которых враг не выдержит. Но они явно не собирались давать мне такой возможности. Один из магов выбросил руку вперед, проорав какое-то режущее слух слово, и меня словно кочергой огрели. В голове сильно зазвенело, колени стали подкашиваться, я на секунду оглох и едва не потерял контроль над своими силами. Но почти сразу это прошло, все-таки моя устойчивость чего-то да стоит. Двое других кинулись вперед, похоже, посчитав меня оглушенным. Прорываясь через поток горячего воздуха, они подскочили ко мне. Блеснуло лезвие ножа.

В ближний бой против мага огня?! Самоуверенные глупцы!

Я шагнул им на встречу, еще больше раскручивая образовывающийся вокруг меня температурный вихрь. Тот что слева, сделал замысловатый пасс руками и мне в лицо ударил кулак из телокинетической энергии, едва не свернув шею и расквасив нос. А правый, просто и без изощрений, ударил ножом.

Наверное, только бьющий сквозь меня поток силы позволил мне тогда сохранить ясность сознания и вовремя среагировать. Нож я просто остановил рукой, в лучших традиция голливудской фантастики. Лезвие должно было пробить мне ладонь, но я ощутил только тупой удар и увидел светящиеся брызги. Сталь попросту расплавилась, соприкоснувшись с моей рукой. Кисть продолжила движение, и я схватил неудачливого мага за удерживающую нож руку. Такого вопля я еще не слышал. Мерзко зашипев, расплавившийся металл мгновенно прожег его ладонь до кости. Кажется, я даже почувствовал, как захрустели его пальцы, кости трескались от чрезмерных температур. Он вырвал свою руку из моей хватки и с криком свалился на землю. Явственно запахло жареным мясом.

Мне удалось подхватить несколько капель от расплавившегося ножа, и я, не мудрствуя лукаво, попросту кинул их в оставшихся двух противников. Стоящий ближе маг, который уже явно готовил очередной магический удар, принял на себя основной заряд этой огненной шрапнели, с воплем падая на землю следом за своим коллегой. Раскаленные капли стали сразу же прожгли одежду и впились в уязвимую плоть. Его черная куртка, из какой-то синтетики, загорелась.

Огонь! Наконец-то!

Я протянул руки к катающемуся по мокрому асфальту противнику, тщетно пытающемуся потушить горящие капли метала. Пляшущие лепестки огня взмыли вверх питаясь источаемой мною энергией, они разгорались, набираясь силы. Я коснулся их – и огненные плети, словно живые змеи, обвили мои руки. Я чувствовал их пульсацию, синхронную с биением моего источника, ощущал живую, словно бы дышащую плазму огня, словно продолжение себя самого.

Как ни странно, но даже от такого моя одежда не загорелась. Никогда не мог до конца понять природу этого феномена. Хотя сейчас не до размышлений. Я развернулся к оставшемуся последним противнику, оставляя за собой шлейф огня, и…

Мне в лицо холодно смотрело пистолетное дуло.

Что?! Как?! Почему?! Я же победил их! Я сильнее, я не могу теперь проиграть так глупо!

Страха не было. С момента, когда мой разум в прямом и переносном смысле, охватил огонь, все стало восприниматься как игра. Были только азарт и радостная ярость. Теперь же, появилась обида. Сильная обида и злость. Это не честно! Так не должно было быть! Это… да это читерство!

Выжить должен сильнейший! И это должен быть я! Умри!

Пышущие жаром огненные плети рванули к магу, сопровождая свое движение низким гулом раскалённого воздуха. Но мне так и не довелось увидеть, чем это закончится. Направленный в меня пистолет вспыхнул выстрелом, и мир погрузился в темноту.