S03E05
Глава 4

Глава 5

Странная это вещь — судьба. Мы творим ее сами, но именно по этому не в силах изменить.

Медленно оседает пепел. Мертвые, черные небеса, навсегда лишенные звезд, угнетающе нависают над головой. Словно пустая глазница бога. Этот мир позабыт, позаброшен высшими силами. Не потому что о нас забыли, но потому что бог наш мертв. И лишь скалящийся череп ее величества Смерти навсегда навис над нами.

Тяжелые хлопья пепла пригибают к земле, давят на тело и душу, лишая сил и желания жить. Слишком сложно идти, куда бы то ни было. Да и незачем уже. Все давно мертвы. От когда-то живших остались только черные тени, медленно засыпаемые таким же черным прахом, что посмертным саваном укутывает землю. Легче просто стоять, любуясь танцем агонизирующего мира.

Откуда-то снизу исходит слабое красноватое свечение, позволяющее увидеть полуразрушенные скелеты зданий, осыпавшиеся руины и мёртвые остовы машин. На периферии зрения иногда заметно какое-то шевеление. Даже не столько видимое, сколько ощутимое. Это хозяева нового мира. Стоит сосредоточить внимание на них, и сразу все затихнет. Их не увидишь обычным зрением, их можно только почувствовать. Они сильны, свирепы и беспощадны, но больше всего они опасны своей хитростью.

Я подарил им этот мир. Преподнес на блюдечке. Сделал его таким, каким он есть теперь. Но сейчас им нужна и моя жизнь тоже.

Давно пора.

Один шаг. Второй. Третий… Так тяжело двигаться. Гора разрушенного камня под ногами, некогда бывшего зданием, чем-то важным для меня, но теперь ставшего тленом, как и все вокруг.

Я все еще слишком высоко. Нужно спустится вниз. Тогда Они наконец-то выйдут, и я смогу их увидеть. Хозяев того, во что превратился этот мир. Тогда все и закончится.

Еще шаг. Еще. Под ногами путается арматура, мешают крошащиеся глыбы бетона. Ступни скользят в пепле. Я касаюсь перегораживающего путь куска стальной решетки, и та плавится под пальцами. Я вижу, как языки огня медленно сползают вниз, угасая в пепле. Огонь жарко пылает в ладони. Но почему же тогда так холодно? Моя одежда давно превратилась в обуглившуюся, местами сгоревшую, а местами оплавившуюся грязь, равномерно прилипшую к телу. Я должен погибать от жары, задыхаться от угарного газа и температуры. Но мне просто холодно. Странно. Впрочем, это уже не имеет значения.

Шаг следует за шагом. Я уже почти спустился. Мертвые остовы зданий угрожающе нависают над головой, грозясь рухнуть. Так было бы даже лучше. Быстрая смерть.

Еще шаг. Внизу сильный ветер. Он несет в себе бетонную пыль и ржавчину, что так и норовит забраться в рот и глаза. Стоит спуститься еще ниже, и уже все вокруг тонет в оранжевом тумане, полном смертельных частиц, так похожих на обычную ржавую пыль. Уже не получается защитить лицо руками, эта пыль везде, сам воздух словно состоит из нее. Она больно режет кожу, оставляя на множество мелких ран.

Я уже почти дошел. Тени вокруг сгущаются, откуда-то издалека слышен низкий, утробный рык, полный ярости и голода. Они уже близко.

На лицо выползает усмешка. Чего же они ждут? Почему не нападут сейчас же? Неужели Они настолько боятся меня? Вскоре я все узнаю.

Шаг. Еще шаг.

Где-то впереди неожиданно замерцал яркий свет. Аххх... Так больно глазам. Что это? Уже давно не осталось ничего, что может давать такой свет. От него исходит тепло. Тепло и покой. Словно раскалённая искра света, зовущая за собой. Если это смерть – пусть. Зато там тепло. А ведь мне так холодно… Ноги сами начинают идти быстрее. Ветер сильно мешает, но остановить не в силах. На фоне света виднеется какой-то силуэт. Это Они? Но ведь нет, такие, как Хозяева, никогда не выходят к свету. Но кто же тогда? Кроме Них, больше никого не осталось.

Искра мигнула, словно разочаровавшись в моем недоверии, и стала удаляться.

— Постой. – Я хотел крикнуть, но пересохшее горло выдавило лишь невнятный хрип.

Прикрывая руками лицо от несущего смерть ветра, я сорвался на бег.

— Не уходи. – На этот раз не лучше. Я лишился голоса. – не покидай меня тут.

Я спустился уже до самого дна. Перепрыгивая по ржавым крышам мертвых остовов машин, я пытался догнать ускользающую искру света.

Позади раздался полный ярости рёв, а следом топот множества ног, или лап, или что там у них есть. Это Хозяева. Они недовольны.

Свет приблизился к частично уцелевшему зданию неподалеку, и замер, словно в ожидании. Я во весь дух припустил к нему. Оборачиваться нельзя. Когда я увижу Их, наступит конец. А я еще не узнал, что это за свет. Я должен узнать. Напоследок. Почему-то это донельзя важно.

Свет судорожно замерцал, словно прощаясь, и нырнул в распахнутые двери здания. Кажется, это когда-то была обычная жилая многоэтажка, по неведомой причине не рухнувшая до сих пор.

— Иду. Да. Уже близко… – Из горла вырвался бессвязный хрип, когда я забежал внутрь.

Ветер не утих даже тут, под защитой стен. Наоборот, он, кажется, стал даже еще сильнее, словно до последнего сопротивляясь мне.

Передо мной был старый заброшенный подъезд. Мерцание виднелось уже где-то на верхних этажах. Я поспешил за ним. Хрупкие бетонные ступени крошились под ногами, проржавевшие поручни крошились от прикосновения, все так и норовило помешать, остановить, отбросить назад.

Первый этаж позади. Второй тоже. Но манящий за собой светлячок находится где-то выше. Уже близко.

Снизу послышался протяжный вой, не похожий ни на что из слышимого ранее. За ним последовал множественный скрежет когтей по бетону, наряду с иными, куда более мерзкими звуками. Они уже очень близко.

Третий этаж позади.

Сбивая в кровь ноги, и сдирая руки о выщербленные стены, я забрался на площадку четвертого этажа. Это здесь, да. Встречный ветер наконец-то начал утихать. Снизу раздался полный ярости и разочарования вопль.

Ржавая железная дверь справа была слегка приоткрыта. За ней виднелись отблески искомого свечения. Дверь издала жуткие, полные муки скрежеты, проворачиваясь в проржавевшей петле, когда я потянул это ржавое железо на себя, распахивая настежь.

Приятное тепло, за которым я так гнался, заполнило все пространство вокруг, принимая меня в свои объятия. Каждый шаг сопровождался приглушенным эхом, словно в длинном тоннеле. На стенах были следы погулявшего вволю огня, черные силуэты погасших языков пламени навсегда застыли замысловатыми рисунками на бетонных стенах. Под ногами были следы сгоревшей мебели, у стены холодно сверкала какая-то темная лужа, словно от расплавившегося стекла. Кроме виднеющегося в глубине квартиры мерцания, других источников света не было.

Стоило зайти внутрь, как входная дверь с визгом ржавого металла захлопнулась за спиной. Через миг после этого, в нее врезалось что-то тяжелое, издавая нечеловеческие вопли и неудобоваримые звуки. Острые когти заскрежетали по стали. Но мне это уже безразлично. Ведь я нашел то, что искал. Впереди только тепло, покой, и спасение от всех земных и душевных тягот.

Я прошел в следующую комнату. Некогда это пустеющее, обугленное помещение было залом. Копоть концентрическими кругами расчертила пол и стены. В центре я нашел под ногами черную «тень», пятно, подобное тем, что остаются от людей при вспышке ядерного взрыва. Этот след сильно контрастировал на общем фоне испещривших комнату черных пятен, напоминая о чем-то, что я давно позабыл.

Кажется, я уже был тут раньше. Очень давно. В прошлой жизни. Или еще раньше…

Внезапно я осознал, что все звуки смолкли. Прекратились доносившиеся с улицы вопли и визги. Утихли и скрежеты за дверью, и злобно воющий ранее ветер. Было только мерное, мягкое гудение, струящееся из-за последней оставшейся в квартире двери.

За ней находятся все ответы. Там конец пути. Там покой.

Тонкая деревянная дверь сильно выделялась своей кристально чистой белизной, окруженная ореолом мерцающего из щелей света. Круглая бронзовая ручка приятно легла в ладонь. Она с легким скрежетом провернулась, когда я распахнул дверь.

Удалось. Мне удалось дойти сюда, найти это место. Открыть эту дверь.

Я вошел внутрь, навстречу свету. Теперь все будет все хорошо…

Наконец-то.

Но едва я шагнул внутрь, как все сразу же изменилось. Приятное тепло стало пронизывающим до костей холодом, а дверь рывком захлопнулась позади, сильно толкнув в спину. В лицо с победным визгом ударил жестокий ветер, полный заскрипевшей на зубах пыли.

Противоположного конца комнаты не было. Погнувшиеся пруты арматуры, торчащие из растрескавшейся по краям огромной дыры в стене, напоминали о некогда отгремевшем тут взрыве. Передо мной была подавляющая картина всеобщей разрухи. В дыре виднелись черный горизонт и серые скелеты зданий, на фоне неведомого красноватого свечения. Всё, что осталось от мёртвого города, распластавшегося внизу.

А еще был свет. Тот, за которым я пошел. Он был здесь, в этой комнате, прямо передо мной, лишь протяни руку. Когда я вошел, он словно бы приугас, отшатнувшись от меня. На его фоне виднелся смутный, размытый силуэт какого-то крылатого существа.

С улицы вновь поднялся яростный вой тех, кого я окрестил Хозяевами. Но теперь в нем слышались страх и ненависть. Словно возмущенные возгласы мелких падальщиков, разогнанных настоящим хищником.

Из глубин души поднялась чёрная волна отчаяния и боли, наконец настигших меня, подобно каре за все грехи минувшей жизни. Я так не смог от них убежать. Не успел. С переполненным страданием криком я рухнул на колени, хватаясь за голову. Куски бетона больно впились в ноги, раздирая кожу.

Обман. Везде обман!

Покоя не будет. Ничего не будет!

Даже просто заплакать не получается. Как это остановить?! Почему я ничем не могу заглушить эту всепоглощающую боль, идущую изнутри?!

Силуэт неведомого существа все так же стоял, нависнув надо мной, на фоне мерцающего света. Теперь ставшего холодным, ледяными лучами пронизывающим меня.

— Начало и конец, все слито воедино. – Произнесло существо мягким, бархатным женским голосом, полным доброты и сострадания. – Некогда здесь все началось, а теперь здесь же и закончится. По крайней мере, для тебя.

— Кто ты? – Выдавил я из себя, пытаясь подняться с колен. Это было неожиданно тяжело сделать. – Что ты?!

— Ты знаешь, кто я. – Мягко ответил силуэт. – Просто не помнишь об этом. Но уже не важно. Для тебя.

— Я сам решу, что для меня важно, а что нет! – Выкрикнул я, щурясь от света. Мне удалось встать, опираясь на обуглившуюся стену.

Несмотря на то, что между нами было не больше метра, я никак не мог разглядеть того, кто говорил со мной.

— Кто ты?! – Повторил я, не сильно, впрочем, надеясь на ответ.

— Иди сюда. Ближе ко мне. И ты узнаешь. – Мягко ответило Оно.

Ничего больше не оставалось. Повинуясь голосу, я пошел навстречу сиянию. Свет окружил меня, проник в самую глубину души, тела и сознания, пронизав насквозь.

И тогда я сгорел. Сгорел в этом сиянии, не в силах противостоять его напору.

Огонь окутал меня плотным саваном, прожигая плоть, обугливая кости. Я видел все это, я чувствовал, как тело распадается на части.

Но боли не было.

Только холод. Всеобъемлющий, пронизывающий до дна холод. Казалось, все покрывается ледяной коркой, а кровь застывает в жилах.

Так холодно…

Сильнее всего холод шел со спины, он вымораживал все внутренности, парализуя.

Одежда уже давно пропиталась этим холодом, больше никак не защищая от него.

Вредно долго лежать на по-осеннему ледяном асфальте. Так и воспаление лёгких получить не долго.

Я со стоном отрыл глаза. Вернее один глаз. Второй открываться отказывался, что-то ему мешало. Ну и глюки же мне сейчас приснились. Я отнюдь не экстрасенс, с их постоянными видениями, скорее уж наоборот, прямо им противоположный по силе чародей, стихийный заклинатель, вот ведь не ожидал от себя подобного бреда на почве магии. Даже тогда, когда я экспериментировал с теми травками для медитации, такого не было… Наверное, это от пережитого организмом шока. Точно.

Так, все, забыли-забыли-забыли! На подобном лучше не сосредотачиваться. Вредно для психики.

В вышине, между крыш стоящих почти впритык домов, виднелась узкая полоса хмурого осеннего неба. Кажется, уже начинало темнеть. Неизвестно откуда доносился резкий неприятный запах неясного происхождения. Сколько же я тут провалялся?

Напрягшись, я попытался подняться.

Но лишь для того, что бы с хриплым ругательством вернутся в исходное положение. Мне попросту не удалось оторвать себя от асфальта, одежда словно прилипла к нему. А попытка повернуть голову, что бы осмотреться, была наказана резкой болью в шее. Ох, тот телекинетический удар по голове явно не прошел даром, теперь дня три как минимум придется имитировать движение орбитальных тел, вращаясь целиком, пока боль в надорванных шейных связках не утихнет. Или что я там надорвал? Никогда анатомией особо не увлекался.

Я продолжал хмуро пялиться в доступный мне клочок неба. Стоило только подумать, с какими последствиями я столкнусь, пытаясь вернуть себе вертикальное положение, как сразу же пропадало всякое желание делать это. Может ну его? Лежать тут не так уж и плохо, даже удобно. Ну, во всяком случае, ничего не болит. Холодно, правда…

Я закрыл единственный подконтрольный мне глаз и попытался сосредоточиться, взывая к источнику своей силы, огню. Медленно, вдох-выдох, вдох-выдох… Хорошо… А теперь, плавно направляем тепло…

Лучше бы я этого не делал.

— Агхррр!!! – В голове словно взорвался склад термоядерного вооружения. От боли меня выгнуло дугой, подобно эпилептику в припадке. – Дерьмо!

Жутко хотелось проорать какую-нибудь мозгодробительную ругань, но на ум ничего адекватного не приходило. Голова тупо отказалась работать. Поэтому я просто яростно заорал во всю мощь лёгких.

Может, кто услышит и прибежит…

Но нет, ну нафиг, не хочу сейчас никого видеть! Пора уже убираться отсюда, я и без того бездну времени потерял, разлеживаясь в этой подворотне.

Единственный плюс – после вопля у меня хорошо прояснилось в сознании. Ну и еще, пока я дергался в припадке, мне удалось отодрать руки от асфальта.

Но вместе с этим, пришла боль в разодранных при памятном падении локтях и ногах… Кхм. Отстой.

Я решился сделать еще одну попытку встать с земли, аккуратно, по возможности не напрягая шею. Едва ли не выворачивая руки из суставов, я уперся в землю, и попытался отодрать от асфальта спину, каким-то образом прилипшую к нему. Я закряхтел от напряжения, и, кажется, дело пошло. Во, во, еще чуток…

Хрррррусь.

О, этот неповторимый звук рвущейся синтетики! Все, п*YaY*ц одежде.

Не без труда перевернувшись, я принял сидячее положение. К горлу сразу же подступила тошнота. Давно уже мне не было так хреново.

Ненавижу. Кого? Всех.

Рядом со мной валялась небольшая кучка какой-то грязно-желтой ваты. Боже, что за хрень запихивают в эти куртки. Так, а вот тут я только что лежал на спине. Большой кусок темно-синей синтетической ткани оказался буквально вдавлен в асфальт. Да и само покрытие вокруг казалось каким-то непривычно ровным, и такого глубокого черного цвета, словно свежеуложенный… Блин. Неужели я во время того махача умудрился асфальт под собой расплавить? И, похоже, пока лежал тут без сознания, одежда качественно к нему припеклась. Ну да, это всё объясняет.

Кроме одного.

Какого хрена!?

При какой там температуре асфальт начинает плавиться? 60-80 градусов вроде? Конечно, это не так уж и много, но я ведь совершенно не пытался на него воздействовать! Как я вообще умудрился сотворить такое, даже того не заметив?! Не мог же я столько силы выбросить случайно!

За свои возмущенные размышления я был награжден еще одним приступом головной боли.

Ох… Ну и фиг с ним, с асфальтом. Пусть плавится, если хочет. Мне не жалко. А одежде и без того наступил кирдык.

Теперь я смог нормально осмотреться. Все так же стараясь не двигать шеей.

Выщербленный участок стены, разбросанные куски кирпичей и цементной кладки, красивый круг потемневшего от температуры асфальтового покрытия вокруг меня, редкие пятна крови, а еще длинная выжженная полоса на той же стене, это кажется след от огненной плети. А вот тел не было. Я лежал тут в гордом одиночестве.

Так значит, они выжили? Их кто-то забрал? И при этом не тронули меня, беспомощно валяющегося рядом? Странно это как-то. Неестественно. Может просто посчитали меня убитым?

Кхм. Кстати об этом.

За всеми своими проблемами я как-то даже не успел удивиться тому, что выжил. Вот так всегда. Люди вначале видят в происходящем только худшее, а такие мелочи как внезапное спасение жизни обычно не замечают…

Так что же произошло? Он ведь выстрелил в меня почти в упор, промаха не было.

Я дотронулся правой рукой до лица. Кажется, я не мог открыть второй глаз, потому что он был полностью залеплен какой-то дрянью, подобной резине на ощупь.

— Это еще что за новости? – Я попытался соскрести ее ногтями, но ничего не выходило. Этот материал качественно прилип к коже, и отдирать его было бы слишком уж болезненной процедурой.

Так, надо заставить себя встать. Пора идти в дом, под защиту его стен. И его заклятий. После того как я начал осваиваться в магии, фраза «мой дом – моя крепость» приобрела для меня новый смысл, более практичный. Ко мне пробиться сможет далеко не каждый, и отнюдь не сразу.

Хотя после сегодняшнего боя я уже не был так уверен. Те, кто напали на меня, проявили воистину недюжинные способности. Еще пару месяцев назад никто и подумать не мог, что бы телепатически поднять в воздух сколько-нибудь крупную вещь, а уж о применении телекинеза в бою и речи не шло! Уже больше полугода я активно поддерживаю связь со многими магами, что подобно мне идут этой тропой постижения. По большей части общаюсь анонимно, через сеть, но нескольких приходилось видеть в лицо. Я знал, на что они способны, следил за их развитием, некоторым даже давал советы. Но еще никто, никто и никогда, не мог стать мне достойным соперником в магическом плане. Я не зря всегда считал себя сильнейшим из магов города, а может и всей страны. Нестандартные способности, плюс устойчивость к любым чужым воздействиям давали мне подавляющее превосходство над любым другим чародеем. Но такая самоуверенность наказуема, что я сейчас и ощущал на собственной побитой шкуре. Похоже, магия продолжает наполнять этот мир, давая все больше силы своим адептам. И судя по тому, что сегодня произошло, это истечение магии в мир начинает ускоряться по геометрической прогрессии. Возможно, я слишком сгущаю краски, но как тогда иначе объяснить силу своих противников, которые явно не уступали мне? Ведь не полезь они тогда в ближний бой, то вполне могли бы победить меня магией, попросту задавив количеством силы.

С другой стороны, мои возможности тоже не остались без изменений. Взять хотя бы тот последний финт, с обвившими руки лентами пламени. Никогда ранее мне не удавалось ничего подобного, во всяком случае, без ритуальной базы. Я их чувствовал! Ощущал, подобно собственным конечностям! Такое единение со стихией было впервые. Бой и адреналин послужили хорошим катализатором, позволив мне еще больше раскрыть свой потенциал. Это дорогого стоит. Хотя и приходится сейчас расплачиваться жестокой головной болью.

Опираясь на стену, я с каким-то чудом смог подняться на ноги. Меня шатало. Все тело болело, словно один большой синяк. Ну, наверное именно так оно и было.

Странно, что до сих пор на меня так никто и не наткнулся из прохожих. Судя по моим наручным часам, что сумели пережить тот бой и даже остаться работоспособными, я провалялся тут больше шести часов. Но наверное оно и к лучшему, меньше будет вопросов.

Опираясь на стену, я неспешно похромал к дому, хмуро оглядывая окрестности единственным доступным мне глазом.

Все-таки что это за хрень мне на лицо прилипла? Гадость.

Спустя долгое путешествие по двору и героический подъем по лестнице, я сумел-таки добраться до квартиры! Аллилуйя!

Теперь бы упасть в ближайший угол да сдохнуть…


Я стоял напротив зеркала и, сморщившись, пытался поддеть щипцами край этой серовато-синей гадости, что залепила мне пол лица. Уже минут десять дело не продвигалось с мертвой точки, это вещество, чем бы оно и было, словно приросло к коже, никак не желая отделятся. В конце концов, в самый ответственный момент у меня дернулась рука, и натянувшаяся кожа на лице разорвалась.

— Зараза… — Прокомментировал я, наблюдая, как по щеке стекает тоненькая струйка крови из образовавшейся ранки. Я в сердцах кинул эти бесполезные щипцы. Пролетев куда-то в сторону зала, они зазвенели, встретив на пути массивную чугунную батарею.

Я залил ранку перекисью и прошел в сторону кухни.

Более-менее восстановив в памяти минувшие события, я пришел к единственному логическому умозаключению, что у меня на лице сейчас налипли остатки пули, которая в меня попала. Резиновой пули из травматического пистолета, как я полагаю. Наверное, подобный выстрел в голову с ближней дистанции, пусть даже мягкой, резиновой пули, мог убить. Но мне повезло. Судя по всему, травматический снаряд долетел уже расплавившимся, потерявшим убойную силу, что и спасло мне жизнь.

Раз уж не удается соскрести с лица эту кляксу обычными методами, то пора переходить к менее традиционным. Пусть я и успел уже слегка отдохнуть, пока в полусознательном состоянии отлеживался на диване, но магия все равно лишь едва-едва подчинялась мне сейчас. Но вот что с моей устойчивость к температурам? Не пропала? Я сунул руку в огонь из зажженной конфорки.

Прекрасно. Мягкая плазма синеватого огня плавно перекатывалась в ладони, ни в малейшей мере не обжигая.

Далее, недолго думая, я достал давно валявшуюся у меня туристическую газовую горелку и отправился в ванную.

Открыл воду, сел рядом с большим медным тазом, которым обычно всё накрывается, включил горелку и приступил к процедуре. Думаю, вы уже догадываетесь, какой. Синеватый лепесток огня коснулся застывшей резины, стремительно нагревая ее. Через пару секунд она загорелась.

Весьма необычные ощущения, надо заметить. Чем-то даже приятные. Но думаю те, кто не является устойчивыми к термальному воздействию, огненными магами, едва ли меня поймут, когда начнут тыкать работающей горелкой себе в глаз.

Напевая себе под нос веселый мотивчик, я нащупал правой рукой кран ванны, переключил в режим душа, и направил струи воды себе в лицо, смывая плавящуюся резину…

Через четверть часа, радостно ухмыляясь, я вновь разглядывал свою физиономию в зеркале, теперь уже двумя глазами! Грязные спутавшиеся волосы, сломанная и слегка распухшая переносица, разодранная щека, покрытая слоем засохшей крови, а так же большое пятно покрасневшей кожи на пол лица, что еще недавно было залеплено слоем резины. Одно слово – красавец!

Осталось разобраться со сломанным носом, и можно будет собирать вещи. Печенкой чую, что задерживаться на ночь тут не стоит.

Спустя три часа, две большие черные сумки стояли в коридоре полностью укомплектованными. Я взял всё, что мог унести, и все что могло быть полезно вдали от цивилизации. От той самой газовой горелки и до ноутбука, на который перекинул всю полезную информацию с компьютера, включая файлы моих разработок в области рунной и ритуальной магии. Сам стационарный ПК остался стоять полностью опустошенным. Отформатировал всю систему, а затем и выковырял жесткий диск, для верности. Мои разработки останутся только моими! Только этот козырь внушает мне сейчас уверенность и дает неплохие шансы выжить в дальнейшем. Я не допущу, что бы против меня начали использовать мое же оружие.

Рядом с сумками лежал и ТТ. Было бы глупо не взять с собой самое надежное оружие, которое пока еще эффективнее любой магии. Да, если его найдет полиция, будет океан проблем… Но без надежного огнестрела их, очень вероятно, будет еще больше. Кстати, надо бы зачаровать оставшиеся в обойме пули, ведь хрен его знает, с какими противниками мне придется столкнуться в будущем. А в том, что придется, я уже не сомневался. Настигающие меня неприятности уже явно принимают вид системы, а их причинно-следственные связи выстраиваются во внушительный каскад событий, поддерживающих самих себя. Подобно катящимся с горы камням, каждое происшествие влечет за собой множество других, которые в свою очередь являются пусковым механизмом для последующих, и так далее, порождая всесокрушающую горную лавину. И я не могу ее остановить, поскольку сам являюсь ее частью, лишь одним из множества мчащихся по склону бытия камней. Единственное, что мне остается, это постараться позаботится о том, что бы самому уцелеть в этом хаосе, не разлететься на осколки, под давлением иных, более габаритных валунов.

Но прямо сейчас мне не нужно было из последних сил сражаться за жизнь, куда-то бежать или кого-то спасать. Наоборот, сейчас еще есть пара часов отдыха, и их лучше использовать в полной мере, неизвестно когда в следующий раз выпадет такая возможность.

Я лежал в горячей ванне и откровенно кайфовал. Напряжение и боль постепенно уходили из тела, хотелось никогда отсюда не вылезать. Кто бы мог подумать, что такая приятная и необходимая вещь как вода, может стать для меня наибольшей опасностью, как противоположная стихия. В конце концов, я не единственный в своем роде стихийный чародей, стоит только вспомнить того мага воды, что я заметил в больнице утром. Вот уж действительно, олицетворение Врага с большой буквы. Никогда не думал, что подобное возможно. Я и сам был ненормально силен для обычного чародея на сегодняшний день, но тот, кого я тогда повстречал, на много порядков превосходил меня. Не нужно было быть экстрасенсом, что бы это почувствовать, ведь одно лишь его присутствие подавило все мои способности.

Сейчас, когда у меня появилась возможность передохнуть и обдумать ситуацию, в душе опять начинал шевелиться страх. Я же собираюсь лезть буквально напролом, искать силу и власть, которую может дать магия. Ведь это самый надежный способ обезопасить себя в будущем. Но справлюсь ли я? Чем дальше я зайду, тем опаснее станет каждый последующий шаг. Всегда страшно идти в неизвестность. Сегодня я был на волосок от гибели, вся моя хваленая сила опять спасовала против оружия. Мерзкое ощущение беспомощности. В следующий раз мне может не повезти, и в голову попадет уже не резиновая пуля.

Возможно, лучше остановится, пока не поздно? Попробовать просто убежать? Не отступить на заготовленные позиции, как собираюсь сейчас, а действительно сбежать, далеко, за горизонт. В другую страну, на другой континент. Найти место, куда волна хаоса, порождаемая магией, докатится еще не скоро. Это даст время. Двадцать-тридцать лет спокойной жизни. Наверное.

С другой стороны, даже убежав на край земли, я не смогу уже спать спокойно, каждый день, ожидая в страхе, когда прошлое меня настигнет. Пока что у меня есть шанс что-то сделать, как-то изменить события. А через четверть века уже не будет.

Не знаю, что бы я выбрал. Убежать и спрятаться, это, как ни крути, очень соблазнительный вариант. Но есть один маленький фактор, который сдвигает застывшие в равновесии весы выбора, — Лёха убегать не станет. Уж если он вбил в себе в голову идею спасения этих четвероногих, то теперь не отступит. И такие мелочи, как возможная смерть его не пугают. Уже не знаю, где он этой дури набрался, но дебилизма в нем вполне достаточно, что бы быть героем.

При этом он мой друг, к тому же, я ему обязан за одну старую услугу. А всегда выплачивать все долги,– это уже мой бзик. Вот такой вот коктейль получается.

Закрыв глаза, я с головой погрузился в воду.

Не хочу никуда ехать…

Да пошло оно всё, я рыба.