Виноградная долина

В порыве любви мы забываем о том, что действительно нужно нашим близким и пытаемся им отдать, то чего так не хватало нам. Так мы и сжигаем себя, пламенем в сердце, чтобы осветить путь тех, кого любим.

ОС - пони Бэрри Пунш

Звезда по имени Солнце

Сансет Шиммер - личная ученица принцессы Селестии, однажды возжелала больше силы и знаний, для этого она решила раскрыть одну из тайн своего учителя. Ей это удалось, но добилась ли она того, чего хотела? Даже через год, идя по вечерним улицам советского Воронежа, она не могла дать на это ответ.

Человеки Сансет Шиммер

Котейка

Меня зовут Вриттен Скрипт. Я начинающий писатель. Явно не самый популярный, но старательный. В моей жизни много интересных моментов, о которых можно написать пару строчек. И сегодня, если никто не против, я расскажу об одном из них - о своей дружбе с одной необычной кошкой.

Другие пони

Кто убил кролика Энджела?

Во время чаепития со своими друзьями Флаттершай вернулась с кухни и обнаружила своего любимого кролика Энджела мёртвым. «Кто убил кролика Энджела?»

Флаттершай Энджел

Виртуальность:Проект "Эквестрия"

Все любят играть в компютерные игры. И люди и пони. Вот и наша героиня из далекого понячего будущего прикупила очередной кристалл с игрой.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Свити Белл Черили Другие пони

Самый первый раз

Все бывает впервые, в том числе и у… о, лягучие богини, кому я это втираю? Просто Твайлайт не устояла перед (чисто научным!) интересом к эффектам употребления спирта вовнутрь, и из этого вышло. А что вышло — о том и зарисовочка.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай

21.12.12

Кругом ад.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

Орхидуза.

Опять о табунских событиях. Примерно месячной давности.Пересказ вольный :3 Летописец любит приукрасить.

Противостояние

Однажды, впустив зло, не так просто избавиться как от него, так и от его разрушительных последствий, даже если это зло было давно побеждено.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Привет, Твайли!

Давайте будем безумны. Это весело!

Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд

Автор рисунка: Siansaar
Откровенный разговор Заселение

Тихое отбытие

Разумеется, неожиданный восход солнца в неурочный час достаточно быстро связали с появлением Анона возле личных покоев Селестии непосредственно перед событием, и самой обсуждаемой во дворце темой стал выбор старшей принцессой нового фаворита. В общем-то и до того слуги и гвардейцы поговаривали, что аликорна и её секретарь как-то чересчур фамильярничают, но когда происходящее получило такое подтверждение…

Так что факт скорого отбытия Селестии (в сопровождении её нового рыцаря, разумеется) в очередную, совершаемую каждые полгода инспекционную поездку по Эквестрии был очень уместен (ну или неуместен — в зависимости от того, с кем вы говорите) для того, чтобы шум от невероятного небесно-постельного события успел угаснуть.

Учитывая, что поезд должен был отправиться с Кантерлотского вокзала в полдень, Селестия и Анон, невзирая на усталость от бурно проведённой ночи, с самого утра развили интенсивную деятельность по подготовке к немедленному отъезду. И принцесса, и её помощник прекрасно понимали, что любая задержка будет, кроме серьёзного нарушения протокола, ещё и подтверждением скандальных слухов, которые вполне могут выйти за пределы дворца. Так что, быстро приняв утренний душ, парочка торопливо спустилась в банкетную залу для завтрака.

— Как думаешь, — спросил Анон, вышагивая рядом с аликорной, — не чересчур ли многие пони сегодня… захотят задать вопросы о происходящем?

От его внимания не ускользнуло, что прибиравшаяся в одной из комнат, которую они проходили, горничная захихикала, увидев их вместе, а стоящий на часах гвардеец у дверей явно прилагал немалые усилия, чтобы удержать на лице уставно-серьёзное выражение, так что человек был практически убеждён, что их секрет уже известен абсолютно всем. Ну что же — он признался своей принцессе в любви и в качестве подтверждения получил очень жаркую ночь, теперь пора расхлёбывать последствия.

— Не сомневаюсь, — со счастливой улыбкой ответила Селестия, — что у многих есть вопросы, но вряд ли найдётся достаточно много столь смелых… или столь невоспитанных пони, которые решились бы задать их лично нам. А когда мы вернёмся в Кантерлот, у всех на уме будут уже другие проблемы. Так что не беспокойся.

Анону прежде не приходилось ухлёстывать за пони, да и за принцессами, разумеется, тоже, так что он не представлял себе, что стоит ожидать. Насколько он понимал, ничего особо запретного в межвидовой связи эквестрийцы не видели, но всё равно неизвестность беспокоила его. Меньше всего человеку хотелось, чтобы из-за интрижки с подчинённым пострадала репутация одной из самых могущественных пони, обитавших в этой стране.

Обратив внимание на его сомнения, Селестия замедлила шаг.

— Серьёзно, не беспокойся, — повторила она. — Пусть я и принцесса, но это не значит, что для меня запретны обычные отношения. Звёзды свидетели, любовь может прийти к кому угодно, включая и аликорнов!

Анон поднял было руку, собираясь возразить, но затем передумал.

— Ладно, ты, пожалуй, права.

Селестия с улыбкой кивнула.

— Честно говоря, на всём свете есть лишь несколько созданий, которые могли бы доставить нам неприятности, но я и с ними справлюсь!

— И кого же, моя драгоценная сестра, сейчас ты имеешь в виду? — прогрохотал откуда-то сзади голос, вынуждая парочку торопливо обернуться.

В нескольких шагах позади из-за угла, сонно пошатываясь, появилась принцесса Луна. Встретить её утром засыпающей на ходу было не такой уж экзотикой, но сегодня младшая из диархов выглядела особенно усталой, с тёмными мешками под глазами и ещё более, чем обычно, неуверенной походкой.

Сделав несколько шагов, ночная принцесса приблизилась, хмуро глядя на старшую сестру и практически игнорируя стоящего рядом человека.

— Л-Луна, у тебя всё в порядке? — ошарашенно пробормотала Селестия, поражённая её внешним видом и настроением.

— Нет, — коротко ответила Луна, останавливаясь перед ней, и мрачно пояснила: — Мне пришлось объяснять всем, почему солнце вновь оказалось на небе, когда его уже убрали на ночь, а потом ещё и удерживать стражников от того, чтобы броситься тебе на выручку, так что эта ночь совершенно меня вымотала!

— Я… — начал было Анон, сбившись со слова, когда младшая принцесса перевела на него пылающий гневом взгляд. Он, разумеется, не планировал её разозлить… однако же получилось. — Спасибо…

— Хотя я, несомненно, довольна тем, что вы сподобились-таки перебороть себя и признаться в своих чувствах, пожалуйста, воздержитесь впредь от нарушения небесного порядка! — фыркнула младшая аликорна. — Мало того, что мне пришлось всю ночь терпеть суету слуг и стражников, но к визиту Дискорда я не была готова!

— Луна, — напряглась Селестия, услышав имя хаотичного божества, — это уже не смешно.

— Да, мне было совершенно не смешно, когда он заявился и принялся в своём стиле комментировать происходящее, — отрезала ещё более раздражённым тоном аликорна. — Учитывая, что я объявила всё происходящее очередной его шуточкой, когда успокаивала впавших в истерику служанок, мне совершенно не захотелось смеяться, когда он заявился и начал высказывать мне свои претензии.

У Анона от её слов по спине пробежала толпа холодных мурашек.

— Он очень рассердился?

— Нет, скорее его позабавила причина нарушения нормального порядка движения светил, — ответила Луна, с видимым усилием подавившая зевок, после чего направилась было куда-то вперёд — чтобы на следующем же шаге быть остановленной движением белоснежного копыта.

— Ты что, рассказала ему? — старшая аликорна была явно поражена.

— А что мне оставалось делать? Начни я отрицать, он бы тут же сам заявился к тебе, чтобы лично расспросить тебя о происходящем, — проворчала ночная принцесса, отодвигая в сторону ногу старшей сестры, — так что я приложила все усилия, чтобы удержать его от этого.

Селестию, разумеется, отнюдь не обрадовало происходящее, но никакой возможности исправить что бы то ни было уже не было. Они с Аноном действительно устроили небесное представление, вызвав у множества пони закономерный вопрос — «что же произошло?». Глубоко вдохнув, она задержала дыхание, успокаиваясь, и медленно выдохнула.

— Я очень благодарна тебе, сестра, и извиняюсь за причинённые неудобства, — вздохнула она, обнимая младшую аликорну. — Я поговорю с ним, и возможно сумею убедить не продолжать представление.

— Это будет мудро с твоей стороны, — пробурчала Луна. — А теперь, если у тебя нет никаких важных тем для разговора, я откланяюсь. Меня постель ждёт! — и, бесцеремонно отодвинув в сторону старшую сестру, поковыляла дальше по коридору.

Подождав, пока замученная работой и неприятностями аликорна скроется за следующим поворотом, Анон наклонился к уху Селестии и прошептал:

— Надо, наверное, сделать для неё что-нибудь хорошее. Мы ведь действительно устроили ей неприятности.

— Ты, конечно, прав, — столь же тихо ответила Селестия, — но это, разумеется, не первый раз, когда одна из нас прикрывает другую. Когда мы были моложе, мы обе любили похулиганить.

— Напомни мне расспросить тебя об этом, — хихикнул человек, испытывая облегчение от того, что сёстры, устраивающие друг дружке мелкие неприятности, оказывается, далеко не уникальное событие. — Но, знаешь, нам серьёзно стоило бы что-нибудь слопать до отъезда.

— Да, разумеется. А после завтрака я пошлю одного из слуг, чтобы помочь тебе с багажом. Не забудь, мы будем в дороге почти две недели, так что собирайся соответственно, — и Селестия продолжила путь в сторону обеденной залы.

Прогнав из головы мысль о разговоре с Дискордом о событиях прошедшей ночи, Анон принялся размышлять о том, что ему потребуется в дороге. Ему не приходилось часто путешествовать по Эквестрии; в отличие от принцессы, обходиться без одежды он не мог — с другой стороны, не стоит брать больше, чем две-три смены одежды, они едут не в глушь, и всегда найдётся кому отдать ношеное в стирку. Так что груз его будет не чрезмерно тяжёлым… ах да, ещё и броня.

— Посоветуешь, что мне стоит взять с собой? — обернулся он к своей гораздо более опытной подруге.

— Не забудь тёплые вещи. Даже в самое тёплое время года в Кристальной Империи и окружающих её северных землях не особенно жарко. С другой стороны, пижаму с начёсом можно не брать, — последние слова сопровождались подмигиванием и кокетливой улыбкой.

Анон нахмурился… и в следующую секунду до него дошло.

— В смысле, мы будем спать в одной постели? — удивлённо прошептал он.

— А почему бы и нет? В любом случае достаточно скоро все всё поймут, а Кейденс, готова поспорить на оба моих солнышка, так и вообще раскусит нас с первого взгляда, у неё дар замечать возникающие между существами романтические порывы, — хихикнула Селестия.

— Логично, — признал человек, всё ещё в сомнениях от перспективы в открытую ночевать вместе. — Главное, чтобы она скандал не устроила.

— Кейденс? Да она будет в восторге! Её титул — Принцесса Любви — это не формальность, она действительно радуется, когда видит любящие друг друга пары. Худшее, что может случиться — это она кинется обнимать тебя и завалит советами и пожеланиями счастья!

Хохоча на ходу, парочка прошла по дворцовым коридорам и в итоге достигла своей цели, обеденной залы. Важное преимущество обитания во дворце — можно заказать на кухне практически что угодно, и опытные повара это тут же и приготовят; впрочем ни принцесса, ни её ассистент не имели привычки роскошествовать и гурманствовать.

После короткого разговора с официантом Селестия получила своё блюдо с блинчиками, политыми кленовым сиропом и накрытыми пышной шапкой взбитых сливок, Анону достался омлет и картофельные оладьи.

Разговаривать во время еды не хотелось ни одному из них, оба были погружены в раздумья о грядущем дне. То, что Луна ни на секунду не сомневалась в том, что они отдадутся прошлой ночью своим желаниям, достаточно их смутило, но то, что её стараниями Дискорд тоже был об этом осведомлён, было уже тревожным моментом. Драконэквус был существом относительно безвредным (по крайней мере последнее время, раньше его стараниями случались те ещё бедствия), но обожающим смешные только с его точки зрения «шуточки».

Человек слопал большую часть доставленной ему еды, принцесса вычистила свои тарелки до блеска; поблагодарив официантов и повара, они разделились, пусть лишь ненадолго — до отбытия поезда оставалось не более часа. Хотя основная часть подготовки была проведена загодя, но события прошедшей ночи и утра уменьшили запас времени, и следовало поторапливаться.

— Встретимся во дворе! — воскликнула Селестия, торопливо убегая в сторону своих комнат.

Анон, кивнув и помахав рукой ей вслед, направился к своему жилищу. Он не знал, что именно требовалось взять с собой аликорне, поскольку ни разу не участвовал ещё в её поездках, но расспрашивать не стал — незачем. Возможно, ей надо было прочитать поступившие только что срочные письма; а может быть, отдать какие-то срочные распоряжения охране — в любом случае, человек был уверен, что принцесса не опоздает. А вот он…

Ворвавшись в свою комнату, он замер и досадливо сморщился — первым, на чём остановился его взгляд, был манекен со сверкающим доспехом. Не то чтобы подарок принцессы был особенно тяжёлым, но вот громоздким и достаточно неудобным в переноске — это точно. Впрочем, ему пообещали прислать помощника, так что надо заняться всем остальным — и Анон полез в шкаф за сумкой…

— Кхе-кхе! — прозвучало у него за спиной через секунду после того, как он зарылся в гардероб. — Принцесса упоминала, что кое-кому здесь потребуется помощь?

Человек даже и не предполагал, кого именно прислали ему в помощь, но сейчас не было времени для выяснения подробностей, поэтому он, не прерывая своих поисков, ответил:

— Да, если вы возьмёте мою броню и доставите её к поезду, я буду очень признателен!

— А как насчёт всего остального? — спросил неизвестный всё ещё собеседник, как-то странно произнеся последние слова.

— Я… гм… думаю, как-нибудь сам справлюсь! — ответил Анон. Он, наконец-то, нашёл, куда делась его сумка — она пряталась под праздничным флагом, завалявшимся в шкафу с предыдущего празднования Летнего Солнцестояния, ухватив её, человек выпрямился, обернулся… и замер.

Рядом с манекеном, разглядывая его, стояла странная химерическая фигура: высокое и тонкое змееобразное тело на не совпадающих по форме ногах, с головой, украшенной несимметричными рогами… да, передние… руки? Лапы? В общем, тоже поражали своей неуместностью. Анон видел Дискорда на картинках, на витраже в тронной зале — а вот теперь сразу же понял, что сподобился личной встречи.

— Очень экстравагантное облачение, — хихикнул Дискорд, запуская отдельные элементы доспеха по орбитам вокруг себя, — вот уж не знал, что люди так любят блестящее.

— Это подарок! — обиженно возразил человек, выхватывая из воздуха пролетающий мимо шлем. — И вовсе не такой уж он блестящий!

— Подарок? — ехидно улыбнулся Дух Хаоса, задирая бровь. — А позвольте-ка спросить, кто же одарил вас столь необычной бронёй? Ох, нет, не надо, не говорите, я догадался! — он снова хихикнул, с ещё более ехидным видом. — Её имя, наверное, начинается на «Эс» и заканчивается на «тия»?

Человек, кое-как придя в себя, поджал губы. Да, он много раз слышал истории о том, как Дискорд, всемогущее существо космических масштабов, приходит к кому-нибудь, чтобы пораздражать и поглумиться, но настоящая встреча всё же несколько его напугала. Насколько он понял, Селестия с Луной, вдвоём и к тому же вооружённые Элементами Гармонии, едва смогли с ним справиться. И вот теперь повелитель хаоса заявился к нему, поиздеваться, и ничего с этим не поделаешь.

— Да, эту броню подарила мне Селестия. Что, это плохо? — самым спокойным голосом, который смог изобразить, ответил Анон и, подойдя к манекену, водрузил шлем на деревянную голову.

— Ух, да ты обиделся? — с театральным изумлением произнёс Дискорд. Щёлкнув пальцами, он заставил все детали доспеха молниеносно занять подобающие места на манекене, после чего обернулся к человеку и одарил его странной, однозубой улыбкой. — А я-то думал, что после столь хаотичной ночи ты будешь в благодушном настроении!

Ага, вон оно, подумал Анон, эта химера наконец-то перешла к основной цели своего визита. Из всех обитателей Эквестрии Дискорд был последним, с кем он стал бы обсуждать свои отношения. Придётся очень тщательно выбирать слова… С другой стороны, пусть это существо многократно превосходит его по всем параметрам, убегать — недостойно. В конце концов, у него получилось подружиться с тремя из четырёх эквестрийских Принцесс, может, и с Дискордом получится приемлемо?

— Знаешь, если ты пришёл просто поболтать, давай отложим, а? Я охотно с тобой пообщаюсь, но наш поезд скоро уходит! — терпеливо произнёс человек и, сняв с манекена шлем, надел себе на голову и посмотрел на собеседника через поднятое забрало.

— Торопишься? — хихикнул Дискорд и щёлкнул пальцами. — Пфе, время — это просто, у нас с тобой масса времени!

Анон не понял, что имел в виду Дискорд, но первый же взгляд в окно на застывших в полёте птичек всё пояснил. Переведя взгляд на свои часы и обнаружив неподвижность секундной стрелки, человек нахмурился. Этот бог просто остановил время, чтобы поболтать, и испортил такой шикарный повод избежать разговора — а других, пожалуй, и не осталось.

— Ну да, ну да, — вздохнув, признал поражение человек, — мы с Селестией теперь пара. Но я совершенно не понимаю, какое тебе до этого дело? — изображая твёрдость воли, он выпрямился и скрестил на груди руки.

Дискорд вперил в него взгляд своих странных глаз:

— Мне не было бы до этого никакого дела, если бы Луна не обвинила меня в том, что вы устроили с солнцем прошлой ночью! И если бы сама она не проболталась о ваших шалостях, — в воздухе повисло призрачное изображение головы Луны с карикатурно высунутым, торопливо трясущимся языком, — я бы и сам всё достаточно быстро выяснил. Не каждую ночь, знаешь ли, солнце вдруг само собой вылетает из-за горизонта!

— Да, разумеется… Я извиняюсь. Но… — Анон замолчал, набираясь решимости, — Пожалуйста, не надо делать это поводом для шуток. Я действительно люблю её и, насколько могу видеть, она разделяет мои чувства.

— А может, ты просто извращенец, которому нравится приставать к принцессам? И до тебя такие случались, знаешь ли! — наклонив голову, Дискорд ехидно уставился на человека.

Анон был готов защищать себя, но услышав такое, сбился с мысли.

— То есть у неё и раньше были ухажёры?

— Ну, можно их и так назвать, — пробурчал Дух Хаоса, закатывая глаза. — Насколько я знаю, не более дюжины добились хотя бы минимального успеха, но и они в итоге упустили подачу.

Рефлекторно отшагнув назад, человек вскинул руки и сумел поймать летящий в него здоровенный пляжный мяч.

— Но она не была увлечена ими? — не сумев сдержаться, уточнил он.

— Не особо, — махнул лапой Дискорд, — а те, кто сумели добиться хоть какого-то интереса с её стороны, быстро его теряли, когда она понимала, что в основе их чувств было тщеславие. Она одна из самых долгоживущих созданий в Эквестрии, но всегда была удивительно скромной — что возвращает меня к вопросу, с чего вдруг она купила для тебя столь аляповатое облачение.

— Не знаю, — честно признался Анон. Да, броня несомненно была красивой и блестящей — но аляповатой точно не была. Ну, на его вкус. — Возможно, ей пришла в голову такая идея, после того как я рассказал о рыцарях, которые были раньше на Земле. Если ты испытываешь сомнения в правильности её вкусов, может, сам и спросишь?

— Может, и спрошу, — без энтузиазма ответил Дискорд, — но сейчас мне куда интереснее, какие у тебя планы на неё?

— Я люблю её, веришь?

— В каком смысле? — придирчиво вопросил Дух Хаоса.

— Во всех! Она весёлая, добрая, заботливая, нежная, умная… самая лучшая из всех пони, что я встречал! — на одном дыхании ответил Анон, — И мне не важно, принцесса она или нет; будь она хоть портнихой, моё отношение к ней было бы точно таким же!

— А я думал, что только Пинки Пай умеет выдавать такие речи, что аж уши от умиления слипаются, — задумчиво произнёс Дискорд, одним движением руки уничтожая мяч и возвращая шлем на манекен. Зевнув, он добавил: — И ещё, я не предполагал, что этот разговор окажется таким скучным — ни воплей ярости, ни стонов ужаса, и ты даже не потратил и полминуты, чтобы нормально мне представиться!

Человек хотел было ответить резкостью, но сдержался.

— Анон, к вашим услугам, — произнёс он, протягивая руку для рукопожатия.

— Тогда уж сэр Анон, но в любом случае я — Дискорд! — ответил его собеседник, встряхнув руку человека львиной лапой. — А теперь, пока этот разговор не усыпил меня окончательно я, пожалуй, пойду.

Бесцеремонно отвернувшись, он отпустил руку Анона и вышел за дверь, чтобы в следующую секунду внезапно просунуть голову обратно в комнату.

— Надеюсь, твоя подруга не окажется слишком горячей для тебя… — после чего исчез окончательно.

Птицы за окном возобновили свой полёт, часы вновь начали с тиканьем отсчитывать секунды. Пусть встреча с невероятным существом была достаточно короткой, впечатления у Анона остались не самые лучшие — он был сбит с толку и смущён. Сам по себе факт того, что Дискорд заявился высказать претензии за облыжные обвинения со стороны Луны был понятен, но в происходящем явно был ещё один слой.

Бросив попытки понять образ мыслей таинственного существа, человек вернулся к сборам в дорогу.

— Анон? Селестия послала меня помочь вам с багажом! — раздался голос с услужливыми интонациями, и торопливо обернувшийся мужчина увидел просунувшего голову в приоткрытую дверь единорога в дворцовой ливрее.

Улыбнувшись, Анон порадовался тому, что происходящее возвращается к нормальному порядку. Уже скоро, как он надеялся, он со своей любимой отправится в путешествие в сторону Кристальной Империи. Внезапное появление Дискорда было досадным — не потому, что человек испытывал к этому существу какую-либо неприязнь, а просто из-за несвоевременности. Как-нибудь потом, если повезёт и если поможет Селестия, они смогут пообщаться в более приемлемых обстоятельствах.

— Ага, — ответил Анон, — я буду очень благодарен, если вы поможете мне донести этот манекен до двора, а затем до поезда.

Уже через несколько минут, быстро покидав в сумку кое-какую одежду и туалетные принадлежности, Анон в сопровождении волшебника-носильщика направлялся по коридорам дворца к главному входу. Несколько коридоров, пара лестниц, просторный холл — и, к радости человека, вот она, Селестия, стоящая возле ступеней и наблюдающая за вьющимися над парковыми деревьями птичками.

Увидев Анона, принцесса тут же направилась в его сторону, и Анон сразу заметил, что чего-то не хватает. Через пару секунд он осознал: вместо привычной улыбки на лице его любимой было выражение тревожной озабоченности. Подойдя к человеку вплотную, аликорна поблагодарила и отпустила слугу. И лишь после того, как тот ушёл, а необычная парочка направилась в сторону вокзала, принцесса заговорила.

— Может быть это прозвучит глупо, а я просто страдаю от лишних опасений, но скажи мне — не происходило ли с тобой ничего необычного в течение последних часа-полутора? — взволнованным голосом спросила она.

— Ну, если считать необходимость вытерпеть назойливые расспросы Дискорда странным событием, то, пожалуй, что да, — увидев, как на лице его любимой появилась гримаса раздражения, он торопливо продолжил: — Нет, ничего действительно неприятного не произошло, просто он вдруг возник рядом и начал выпытывать о… ну… событиях прошлой ночи.

— Когда встречу его в следующий раз, — пробурчала Селестия, — обязательно напомню, что некоторыми вещами не стоит интересоваться чересчур настойчиво. Он же не был чересчур настойчивым?

— Нет, — отмахнулся Анон, покачав головой, — он, конечно, поиздевался надо мной в своё удовольствие… но под конец, вроде бы, даже пожелал мне удачи.

Селестия нахмурилась, внимательно глядя в глаза любимого.

— Он пожелал тебе удачи?

— Ну… — задумавшись на несколько секунд, человек попытался выразить свою мысль другими словами. — Он пожелал мне удачи с тобой, — пытаясь успокоить свою подругу, мужчина протянул руку и нежно погладил её по щеке. — Честно, в его словах не было ничего по-настоящему плохого!

— Не в этом дело, — опустив взгляд, ответила аликорна. — Мне следовало тут же присоединиться к тебе, как только я ощутила магические возмущения; ты не должен был в одиночестве терпеть его выходки.

— Ну знаешь, — хихикнул в ответ Анон, — каким бы я был рыцарем, если бы не мог самостоятельно справляться хотя бы с некоторыми проблемами, и к тому же я тоже участвовал в том ночном происшествии, помнишь? Значит некоторая часть ответственности лежит и на мне. — Он ещё раз погладил белую щёку. — Ох, видела бы ты это — я, в подаренной тобою сверкающей броне, несгибаемо стою против самого Повелителя Хаоса!

— Я не сомневаюсь, что ты у меня доблестный и отважный, но не относись к Дискорду чересчур легкомысленно. Он, конечно, в первую очередь трикстер и зачастую ведёт себя по-клоунски, но ты прекрасно знаешь, что ещё чуть-чуть, и он устроил бы несколько вполне реальных катастроф! — пробормотала Селестия, опуская голову на плечо своего человека.

Следующие несколько секунд Анон, закрыв глаза, гладил невесомо-шёлковую гриву.

— Не беспокойся, я… Ох! — это принцесса сделала шаг вперёд, ещё крепче прижимаясь к своему любимому, и в процессе чуть не сбила его с ног. — Будь чуть поосторожнее, пожалуйста!

— Я… извини, я просто не хочу, чтобы он надоедал тебе… нам, — пробурчала аликорна, потёршись шеей о плечи человека.

Анон не мог видеть её лица, но услышал слегка удививший его звук. Что-то вроде глубокого вздоха… быстро повторённого два раза. Это было странно, но времени чтобы размышлять о мелких странностях сейчас не было: издалека донёсся паровозный свисток, напомнив, что им сейчас следует быстро добраться до вокзала и сесть на ожидающий их поезд. Пообещав себе, что обязательно вернётся к прерванным обнимашкам, когда они окажутся в купе, он неохотно отстранился.

— Нам, наверное, следовало бы… — начал он и, не завершая фразы, мотнул головой в сторону вокзала.

Когда руки человека соскользнули с её плеч, аликорна жалобно вздохнула, но затем кивнула.

— Да, конечно же, поезд… Я, похоже, совсем перестала соображать от усталости. Телепортировать нас туда?

— Я не против и пройтись немного, учитывая, что всю дорогу нам предстоит сидеть, — ответил человек. — Но ты могла бы закинуть на вокзал это всё, — и он похлопал рукой по плечу облачённого в доспехи манекена.

Рог Селестии засиял, и манекен поднялся в воздух, окружённый волшебным ореолом.

— Да, пройтись — это хорошая идея. Я вполне могла бы просто перенести нас прямо в Кристальную Империю, но тогда у тебя не осталось бы возможности насладиться всей красотой нашей страны. Мы поедем в просторном вагоне первого класса, у нас будет большое окно, мягкие сиденья… и прочные двери, никто не будет нас отвлекать! — радостно завершила она свою короткую речь, практически пританцовывая на месте от возбуждения, после чего вприпрыжку направилась к замковым воротам.

Анон на секунду остановился, разглядывая прогуливающихся по столичным улицам и заходящих в магазины и ресторанчики разноцветных пони, и второй раз за день был практически сбит с ног — обернувшись, он увидел, что его белоснежная подруга всем телом прижалась к нему, улыбаясь столь заразительно, что он не мог не улыбнуться в ответ. Не то чтобы Селестия редко прикасалась к нему или не любила потереться иногда, но сейчас в её поведении была некоторая странность, она словно стала куда менее осторожной.

— С тобой всё в порядке?

— Ну-у-у… — протянула аликорна, потираясь щекой об его плечо, и внезапно, тихо фыркнув, спросила: — Что за одеколон ты используешь?

Это был странный вопрос — Анон не только не пользовался одеколоном, у него никогда и не было никакого мужского парфюма — ни на Земле, ни в Эквестрии.

— Нет, я не пользуюсь одеколоном, — удивлённо ответил он, — а почему тебя это вдруг заинтересовало?

— Ты так приятно пахнешь… — пробормотала кобыла и попыталась просунуть голову в подмышку человеку.

Опустив руку на её плечо, слегка удивлённый Анон тем не менее наслаждался обществом своей венценосной подруги. Совсем скоро они окажутся в далёких северных землях, странные и слегка смущающие события этого утра забудутся… по крайней мере он предпочитал надеяться, что это будет именно так.

И всё равно в глубине его разума копошилась надоедливая мысль: «Происходит что-то странное»…