Легенда ушедших лет

Эквестрия, процветающая страна. Во дворе Эпоха Гармонии, но каким путем удалось ее добиться? Много столетий назад родилась легенда о герое, спасшем не только Эквестрию от бед, но и прекратившем раз и навсегда Эпоху Раздора.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Доктор Хувз

Два слова

Через много лет после окончания Войны Колокольчика Эквестрия пребывает в мире, а её земли полны существ, живущих в согласии и дружбе. Гармония правит безраздельно. Принцесса Твайлайт Спаркл обрела опыт, мудрость и силу, что не может не радовать придворного советника Спайка. Если бы не то, что происходит каждый год и так сильно ранит его принцессу и друга. Зачем она заставляет себя вновь и вновь проходить через это?

Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони Кризалис

Пинки не может найти обложку

Она буквально только что была здесь! Куда она могла подеваться? Небольшая юмористическая зарисовка, в которой Пинки — такая Пинки!

Пинки Пай

Муки Сердца: Том II

Продолжение легендарного романа!

Другие пони Стража Дворца

Игра вслепую

Некогда успешный детектив и хороший муж лишается жены в результате несчастного случая, в итоге главный герой теряет веру в жизнь и справедливость. Все эти факторы и многие другие сводят его вскоре в плохую сторону, в следствие чего он меняется в худшую сторону и пытается хоть как-то выжить, но все бы ничего, но как быть, если твой лучший друг отворачивается от тебя, а за тобою следит некто, кто на шаг впереди и знает о тебе больше, чем ты сам.

Мама Понк

Перевод одного из моих любимых >гринтекстов с форчана. Короткая история о том, как мама Пинки, узнав, что у её сынули не вяжется с противоположным полом, решает ему всё рассказать и показать.

Пинки Пай Другие пони Мод Пай

Надежда

Прошло два года, с тех пор, как Рэрити по неизвестным причинам завалила заказ для Саффайр Шорс. Что же с ней стало?

Твайлайт Спаркл Рэрити Другие пони

Очень важное письмо

Добрая и слегка сатирическая сказка про одну почтальоншу.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Пинки Пай Дерпи Хувз Другие пони

Звездная пыль

Первый из цикла рассказов о наполовину легендарном народе ночных пегасов, фестралов. Древняя история и современность, служба принцессе Луне и Найтмер Мун, любовь и страх. Свет звезд и тьма бесконечной ночи.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Fallout Equestria: Under Radiant Sky

Жизнь ... жизнь никогда не кончается.

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: MurDareik
Глава 2

Глава 3

Глава вышла большой, поэтому обновление задержалось. Как будет дальше, пока точно сказать не могу. Но всегда можно подписаться на группу в ВК, где периодически появляются новости.

Утро добрым не бывает. Такие слова я частенько повторял про себя, когда приходилось вставать к первой паре, нужно было куда-то тащиться на выходных или заставляли пахать на огороде пока нежарко. В общем, фраза на все случаи жизни. И для моего нынешнего положения она подходила как нельзя лучше.

Вот уже четвертый день я пленник этой странной семейки, помешанной на камнях, которая заставляет меня работать на шахте. Было несколько теорий насчёт того, почему я оказался здесь. Все они выглядели нелепыми и безумными, поэтому я решил пойти от обратного.

В магию, проклятия, заговоры и прочую чушь я никогда не верил, так что подобный бред отмёл сразу. Дальше на очереди шёл гипноз. Он существовал на самом деле, и с его помощью можно было многое объяснить. Вот только я хорошо помнил свой последний день среди людей, и никто не вводил меня ни в какой транс. Тоже мимо. Следующими шли инопланетяне. В существовании других форм разумной жизни я верил, правда никогда не думал, что они могут выглядеть как обыкновенные пони. И пусть мои надзиратели не казались высокоразвитой цивилизацией, способной путешествовать по космосу, эту теорию я не спешил забрасывать. Возможно, меня похитили другие пришельцы. Скажем, некие космические пираты, которые потом продали меня этой ненормальной семейке. Звучит бредово? Ещё бы! Но из всех теории эта показалась самой правдоподобной.

Мои размышления нарушил щелчок замка. Сейчас Злюка принесёт мне «тюремную баланду» (хотя будем честны, даже в тюрьме не кормят камнями!), даст минут десять на завтрак и отведёт на каторгу. Я специально нахмурился, чтобы показать пленителям, что меня так просто не сломить.

Однако Злюка не торопилась спускаться, а это было совсем не в её духе. Я навострил уши, пытаясь услышать разговор или звуки шагов, но после скрипа двери воцарилась гробовая тишина. Такое затишье мне сразу не понравилось.

Неожиданно в другом конце подвала что-то упало с металлическим лязгом. Я обернулся на звук, но увидел только катающееся по полу ведро, лужу и несколько камней.

— Какого чёрта... — проговорил я напряжённым голосом, как вдруг прямо передо мной появились два огромных глаза.

Я не трусливый, но скажем честно, тут бы каждый второй наложил в штаны. А я всего лишь отскочил назад... ну, может быть, слегка завизжал... то есть издал воинственный клич! К сожалению, это не сработало, и нечто бросилось на меня. Я успел разглядеть только розовый силуэт, когда почувствовал множество... не то чтобы ударов... Знаете, когда тебя тыкают палкой? Вот сейчас было нечто похожее. Только вместо палки копыто. Я попытался поставить блок, но нечто сразу появилось за спиной. Чисто на рефлексе я успел схватить его за ногу и попытался перебросить через себя. Вот только на борьбу я ходил давно, да и не то чтобы особо результативно, плюс ситуация нетипичная... В общем, секунд через десять я понял, что лежу на спине и пялюсь на камень, подвешенный над потолком. Я подскочил, готовый продолжить неравный бой, но врага не оказалось.

Через пару минут бесцельного кручения на месте в боевой стойке — если так можно назвать поднятые перед лицом руки, — до меня наконец дошло, что в подвале никого нет. Зато на полу чудесным образом появилась миска с каменной похлёбкой, а под ней листок. На ней был корявый человечек, который заливал в рот зелёную жижу из тарелки.

Более или менее успокоившись, я попытался проанализировать случившееся. Нечто розовое — предположительно, одна из пони, — бесшумно забралось в подвал, напало на меня, а затем бесследно исчезло, оставив завтрак. И вдобавок ко всему оно двигалось с такой бешеной скоростью, что я успел различить только его цвет. Очередная тайна зоны... то есть этой каменной фермы. Совсем уже крыша едет... Только этого мне не хватало.

Чтобы хоть немного отвлечься, я начал завтракать.

Ещё вчера вечером я твердо решил, что не стану есть камни без крайней необходимости. Чёрт его знает, как пони их готовят. Может быть, они их в какой-нибудь кислоте варят. Не просто же так они становятся мягкими...

В общем, камень я сразу выбросил. А вот бульончиком заправиться.  Вкус у него, конечно, не комильфо, но есть можно. Хотя  от куриной ножки или палки колбасы я бы не отказался. Да чего уж там, сейчас я бы обрадовался и ломтику хлеба.

Вскоре пришла Злюка и принесла мне воды. Не то чтобы я особо любил свою надзирательницу, но по крайней мере понимал, чего от неё можно ждать.

— А кто это ко мне спускался? — поинтересовался я без особого энтузиазма.

Едва ли она могла меня понять, однако сразу ответила. Правда, что именно, я мог лишь догадываться. Возможно, это был даже не ответ, а приказ «заткнуться и пить».

Дав мне вдоволь утолить жажду, Злюка сняла цепь. Я легко мог её вырубить крепким ударом, но твёрдо решил прикидываться послушным рабом, пока не появится план.

В подвале находились две двери. Одна выходила сразу на улицу, а вторая, как я полагал, вела в дом. Возможно, где-то внутри хранились ключи к разгадке моего таинственного появления в этом мире, но туда меня не пускали.

Каждое утро по дороге на шахту я видел на огороде нескольких пони. Обычно это были мистер Шляпа и Мамочка (я хотел назвать её «Большой Мамочкой», но потом подумал, что для неё это перебор), иногда к ним прибавлялась Препод или Садистка. Сегодня же здесь трудилась вся каменная семейка. И не только она.

На фоне мрачных цветов местных резко выделялась новая, розовая фигура. Но даже будь она такой же серой, то всё равно бы бросилась в глаза. Если члены каменной семейки двигались медленно и размеренно, как моя бабка на огороде, то эта носилась туда-сюда чуть ли не вприпрыжку. Раньше эту пони я здесь не видел, поэтому решил, что она приезжая. Если только до этого её не держали в каком-нибудь подвале на цепи... Ладно, несмешная шутка.

Мы подошли к семейке. Пока Злюка разговаривала с мистером Шляпой и Мамочкой, эта новая пони... даже не знаю, как её назвать... В общем, Розовая подскочила ко мне и начала тараторить. Да ещё с такой улыбкой,  прямо как у Джокера, только это не грим и не шрамы. Жуть.

Честно говоря, раньше мне было неуютно рядом со Злюкой или Садисткой, но эта Розовая давала фору им обеим. Нет, правда, вот она прыгает в пяти метрах, а в следующую секунду уже стоит перед тобой! От неожиданности я так резко отскочил, что споткнулся и упал на землю. Это мне ещё повезло, что приземлился не на камень.

Наверное, это прозвучит безумно, но я был рад увидеть Злюку. Уж лучше вернуться в шахту, чем быть рядом с этой Розовой. Вот только вместо того, чтобы отвести меня туда, Злюка обмолвилась парой слов с Преподом и Садисткой и вернулась к мистеру Шляпе. А эти две подошли ко мне и жестом приказали следовать за ними.

Мне это сразу не понравилось. А когда мы пошли не налево, где находилась шахта, а прямо к воротам, я укоренился в своих подозрениях. Правда, пока ещё не знал, в каких именно.

За огородом шла обыкновенная грунтовая дорога. Точно такая же была у меня в деревне, разве что там ещё стояли чужие дома, а тут до самого горизонта тянулись мрачные луга, как будто в какой-то каменной пустыне. Нет, правда, кое-где здесь только росла низкая трава да редкие цветочки. А в остальном то ли земля, то ли камень... Может быть, в этом мире случилась глобальная катастрофа? Типа несколько лет назад какой-нибудь извергся огромный вулкан, и погибла почти вся растительность? А эта семейка — одна из последних выживших? Это бы объяснило местную флору и странный рацион питания.

Пока я пытался припомнить похожий фильм-катастрофу, мы свернули с дороги и вскоре пришли к небольшой речке. Здесь росло заметно больше зелени, в воде так и вовсе были какие-то кустики, возле которых плавали рыбки. Будь здесь нормальный песочек на берегу, я бы даже мог спутать её с обыкновенной речкой из моего мира.

Препод достала из сумки, на которую до этого я не обратил внимания, листок и положила на землю. На нём красовалась моя корявая физиономия, речка и стрелочка. Я почесал макушку. Понятное дело, чего от меня хотели. Но зачем? Вряд ли они так довольны работой, что решили устроить мне выходной с купанием. Вот только что тут ещё делать? Не ловить же рыбу голыми руками? Если только... Я принюхался к одежде и вдруг понял, что от меня здорово воняет. Три дня рабского труда в шахте дали о себе знать. Но какого черта я только сейчас почуял запах? Наверное, раньше мне было не до этого. Да и к своему «аромату» обычно привыкаешь и не замечаешь его до поры до времени. А вот мои надзиратели, видать, его хорошо чуяли.

Успокоившись от этой мысли, я начал раздеваться. Олимпийка, штаны, носки, кроссовки — уж не знаю, кто меня похитил, но спасибо ему, что догадался прихватить несколько вещей, — всё аккуратно складывал на землю. Но когда дело дошло до трусов, я остановился и обернулся. Препод, как обычно, смотрела на меня с полным безразличием, а Садистка как бы стеснительно поглядывала одним глазком. Мне стало не по себе от одной мысли, что они будут пялиться на мою задницу и причиндал. Не то чтобы мне было чего стесняться, но у них свои стандарты, а у лошадей, как я слышал, размерчик большой... В общем, полез в речку так.

Без понятия, какое здесь время года — и какие времена бывают в принципе, — но водичка была ещё прохладной. Плавал я хорошо, да и купаться любил, однако сейчас на веселье не тянуло. Надзиратели пристально наблюдали за мной, как будто я собирался от них уплыть. На самом деле я мог попытаться сбежать. Пока эти пони переплывут речку (для них здесь глубоко), у меня будет пару минут форы уж точно. Но какой смысл? Вот убежал, а дальше что? Как вернуться домой, я не знаю. Куда податься за помощью — тоже без понятия. Да, не придётся пахать на шахте, а питаться чем? Если они тут даже сами варят суп из камней, хрен я что найду. А через денёк-другой так выдохнусь, что при всём желании никакого зверя не поймаю... В общем, такая себе затея.

Садистка тем временем подошла к моим вещам, скомкала всё и кинула в воду. Причём так слабо, что «мячик» упал на самой отмели. Я кинулся к одежде, боясь, что течением может что-нибудь унести. Вот же гадина. Нет, чтобы позвать или там на берег положить...

Я грозно покосился на неё, а она смущенно отвернулась, как будто чувствовала вину. Но я-то знал, что она наслаждалась моей злобой. Настоящая Садистка!

Я выбрался к берегу, положил комок на земле, а сам взял олимпийку и принялся стирать. Никогда не делал это вручную, если только чуток пыль водой смыть. Сейчас я бы с удовольствием намял рожу этой Садистке, но по понятным причинам не мог этого сделать, поэтому выплеснул эмоции на одежду. В итоге она постиралась как в машинке, если не лучше!

Закончив, я выложил вещи сушиться, а сам прилёг на берегу. Садистка что-то сказала — видимо, хотела, чтобы я шёл так, — но Препод заступилась, в итоге мне дали время отдохнуть. Пока я высыхал вместе с одеждой, Садистка полезла в воду. Видимо, решила немного остыть. А вот Препод осталась со мной на берегу. Она начала собирать лежащие рядом камушки и складывать в разные кучки. Лично я не видел между ними особой разницы, но пони сделала целых десять разных горочек.

Погода стояла летняя, так что я быстро высох. Чего нельзя было сказать про мою одежду. И ладно ещё олимпийка и штаны, можно и без них обойтись, но вот щеголять в мокрых трусах, особенно в такой компании, мне не особо хотелось. Однако выбирать не приходилось.

Когда мы вышли на дорогу, я заметил вдалеке какую-то коричневую точку. Похоже, кто-то приближался к даче, но рассмотреть получше мне не дали.

Несмотря на плачевность ситуации в целом, после речки настроение у меня приподнялось. Хотелось верить, что мне позволят хотя бы подсушить одежду, а не отправят на шахту сразу — только заболеть мне не хватало.

Когда мы вернулись на дачу, оставшаяся часть семейки и Розовая (едва ли эта гиперактивная, пёстрая пони была их родственницей) копошились возле нескольких больших камней. В первый день я принял всё это за обыкновенную груду странного мусора, но теперь вокруг него появилось подобие оградки. Может быть, это особый вид камней? Типа местный деликатес? Чёрт его знает.

Мистер Шляпа жестом подозвал нас к себе. Хотя речь явно шла обо мне, я больше смотрел на Розовую. Она продолжала скакать взад-вперёд, умудряясь в воздухе махать ногой. Пока я пытался понять, что это означает, Препод ловко вырвала одежду прямо из моих рук.

— Эй! Отдай! — крикнул я вслед, но пони даже ухом не повела и пошла в сторону дома.

Мистер Шляпа вышел вперёд и жестом дал понять, чтобы я шёл за ним. Как бы мне не хотелось возразить, но жеребец всем своим видом говорил, что с ним лучше не спорить.

Мы пошли к дому, а затем спустились в подвал. От одной только мысли, что меня посадят на цепь в таком виде (а ещё здесь холодно!), по телу побежали мурашки. Однако вместо этого мистер Шляпа кивнул на стопку досок. Немного потупив, я всё-таки догадался, что от меня требуется. Доски оказались не такими уж и тяжёлыми, но сильно геройствовать я не стал, поэтому прихватил только парочку. Сам мистер Шляпа закинул себе на спину ещё тройку. Мы вернулись к остальным, положили доски возле ограды и пошли обратно. Так мы перенесли половину их запасов «древесины», несколько металлических прутьев и кирпичей. Последним мы вытащили здоровенный котёл. Честно, таскать камни в шахте было проще, чем эту махину. Благо, на улице нам помогли Злюка и Розовая.

После работы мне жестом приказали уйти — или разрешили отдохнуть, — и я с удовольствием подошёл к лавочке, на которой сушилась одежда. Нормально высохли только носки, но погода и правда стояла отличная, так что я был не против немного посидеть и в одних трусах.

Тем временем с огорода донёсся стук молотка, к которому затем присоединилась и пила. Похоже, мои надзиратели решили что-то соорудить или наварить супа на свежем воздухе. Причём на неделю вперёд, судя по размеру котла. Нет, правда, в такую махину даже я помещусь... Так, стоп...

Мимолётная мысль вдруг плотно засела в голову, и весь шутливый настрой как рукой сняло.

Каждый меня выгоняли в поте лица долбить камень, а тут вдруг отправили искупнуться на речку... Нет, как бы от меня воняло... да и одежду не просто же так заставили стирать... Вот только... Что это за здоровенный котёл?.. Даже не так, зачем им такой огромный котёл?.. Может, просто... Вот эта Розовая приехала... Да, скажем, это их дальняя родственница или знакомая, и они решили приготовить нечто особенное... Да нет, бред... Никто не будет жрать людей... Особенно эти... Они ж только камни да траву готовят, ни кусочка мяса, а тут целого раба... Да и кто будет своего раба убивать для супа?.. Я же отлично работаю... Ну ладно, может... Да не, нормально работаю, никто же не жалуется, не бьёт плёткой... Наверное, они просто большой камень решили сварить... Да, точно! Вон какие куски валяются. Такие в кастрюлю не положишь, а в такой котёл — в самый раз!

Пока я пытался себя успокоить, на дачу заехала повозка. Её тянули два крепких на вид жеребца примерно одной гнедой масти, разве что у левого была сероватая грива. На самой же повозке сидел ещё один пони. В отличие двух работяг, на нём был приличный чёрный костюмчик и небольшая шляпа. В любой другой ситуации я бы удивился, что одни пони везут другого, но сейчас меня больше насторожил сам факт, что к семейке приехал кто-то ещё.

Как бы не очередные гости припёрлись полакомиться... каменным супчиком. И только каменным! Слышишь? Каменным!

Мистер Шляпа и Мамочка подошли к тому пони на повозке и принялись о чём-то разговаривать. Уж не знаю, о чём шла речь, но приезжие подозрительно покосились в мою сторону, а в какой-то момент мистер Шляпа и вовсе указал на меня.

Сколько бы я ни пытался оперировать здравым смыслом, но скажу честно, тут мне реально стало страшно за свою жизнь. В какой-то момент я даже подумывал дать дёру, пока надзиратели далеко, но быстро отказался от затеи. Вряд ли меня так просто отпустят, а беглого раба скорее захотят сварить, чем покорного.

Я ухватился за эту мысль, как за спасительную тросточку. Бунтовать ещё успею, сейчас самое главное — избежать котла!

Когда мистер Шляпа позвал меня (догадался по жесту), я быстренько напялил полусухую одежду и побежал к нему. Можно было ещё честь отдать, но к пустой голове руку не прикладывают, да и чёрт его знает, как он воспримет. В общем, просто встал перед ним и выпрямился, дабы казаться здоровее. Он начал мне что-то рассказывать, указал на Мамочку, а затем на тележку и приехавших пони. Честно говоря, я ничего не понял, но живо закивал. Разберусь по ходу дела.

Мы с Мамочкой отошли в сторону, поближе к котлу. Я невольно косился на эту махину, в которой запросто мог оказаться, пока пони достала из мешка рулон бумаги и принялась отрезать ровные кусочки. Остальные члены семейки ходили по огороду и смотрели на камни, лежащие на земле.

Вдруг прямо передо мной появилась Розовая. Меня чуть удар не хватил. Пусть она уже и выкидывала подобный фокус, но одно дело — подскочить за один прыжок или красться в подвале, и совсем другое — за несколько секунд пробежать... пролететь... в общем, вот она почти у забора, а через мгновение — уже стоит перед тобой. Магия какая-то... Может быть, зря я назвал Розовой? Такой больше Ведьма подходит.

Пока я пытался определиться с прозвищем и успокоить колотящееся сердце, пони хихикнула и отдала Мамочке камень. Та его внимательно осмотрела, завернула в бумагу, как будто нечто ценное, и отдала мне. Я чисто по инерции взял его и пошёл к тележке. Судя по тому, что никто не закричал и не кинулся следом, я всё делал правильно. Там я положил его в ящик, на который указал пони в одежде и уже хотел идти обратно, как вдруг заметил у этого жеребца рог. Настоящий рог! Не то чтобы это было самое удивительное за последнее время, но встретить тут единорога из сказок... Само мистическое создание тоже смотрело на меня с интересом и настороженностью. Похоже, люди здесь были в новинку.

От взаимного разглядывания меня оторвал голос Мамочки, я быстро опомнился и поспешил обратно. Там мне вручили новый камень, я отнёс его в тележку и назад.

По такому сценарию всё повторялось минут десять. За это время я успел хорошенько рассмотреть приезжих, а они — меня. Мы более или менее привыкли друг к другу, и даже наличие у одного из них рога уже не так удивляло. Ещё я понял, что камни, которые ношу, безумно похожи на «суповые». Разве что весят заметно больше. Страшно представить, чем их обрабатывают, что они становятся такими лёгкими, да ещё и относительно мягкими. Последнее было только предположением, но проверять я его, конечно же, не стал.

В какой-то момент к тележке подошёл мистер Шляпа, что-то сказал мне и мотнул головой. Мамочка меня не позвала за новым камнем, и я быстро догадался, что пока хватит. Единорог тем временем достал откуда-то из тележки странную конструкцию, напоминающую две чаши, приваренные друг к другу с помощью металлического прута. Причём весь агрегат буквально парил в воздухе, окутанной голубой аурой, как и рог этого пони. Неужели и правда магия?

Пока я глазел на ауру и парящие предметы, на одну чашу мистер Шляпа положил камень, а на другую единорог опустил несколько гирек. Только теперь до меня дошло, что это весы. Очень старые весы. Даже в сельском магазине, куда меня в детстве частенько отправляли на велосипеде за хлебом, стояли весы с циферблатом. А тут только гирьки. Тоже мне, пришельцы из далёкого космоса. Хотя если учитывать возможную глобальную катастрофу...

Камни один за другим отправились на весы, затем единорог магией левитировал их в другой ящик, который потом относили в другую часть тележки. Я стоял рядом, готовый по первому приказу прийти на помощь. Все шло гладко. Мистер Шляпа довольно кивал, пока единорог ему что-то рассказывал и улыбался.

Вдруг тележка резко дёрнулась, и гирьки с камнем упали на землю. Единорог прикрикнул на одного из пони, который мудрил с колесом. Мистер Шляпа поднял камень, а я бросился к гирькам. И тут опять раздался крик. На этот раз, судя по грозному взгляду единорога, он орал на меня. Он резко вырвал гирьки у меня из рук магией и грозно фыркнул. Мистер Шляпа ему что-то спокойно сказал и мотнул головой, давая понять, что моя помощь не требуется. Я от греха подальше сделал пару шагов назад, всё ещё в лёгком ступоре от случившегося.

Благодарности я не ждал, но зачем сразу кричать? Может быть, он подумал, что я хочу их стащить? Ага, конечно, рабу и гирьки... баланду свою взвешивать, чтобы потом требовать заслуженную добавку?.. Может быть, гирьки заколдованные, поэтому их нельзя трогать руками или копытами? Да нет, вроде всё так же взвешивает... Может, этот единорог сам по себе нервный? Ну мало ли, бзик какой-нибудь, типа в детстве у него игрушку украли... Или как там эти детские травмы формируются... Как бы там ни было, всё равно обидно. Уж лучше бы так кричали, когда я камни таскал. Они-то заметно тяжелее этих гирек...

Вдруг в моей голове что-то щёлкнуло. А ведь и правда, этот съедобный кварц заметно тяжелее. Я присмотрелся к весам. Первый камень — две больших и одна маленькая, второй — две больших, третий — две больших и две маленьких.

На ум пришла идея. Вначале она показалась мне тлеющим огоньком абсурда, но потом разгорелась до настоящего костра... Да, авантюра опасная. Если я ошибаюсь, то по головке меня уж точно не погладят. Но если я прав... Возможно, это мой шанс избежать котла даже в обозримом будущем.

Быстро взвесив все плюсы и минусы, я решил рискнуть. По-хорошему, надо было идти сразу к мистеру Шляпе, но рядом постоянно крутился единорог. А если он и правда обманывает моих хозяев, то сразу начнёт ставить палки в колёса. Да и объяснить на словах не получится, а хватать камни мне уж точно не позволят. Тут бы хорошо подошёл рисунок.

Я закрутил головой по сторонам и заметил, как Мамочка смотрит на стопку камней перед собой и что-то записывает. Без долгих раздумий подошёл к ней, приветливо улыбнулся и попросил один из листов. Она смерила меня недоверчивым взглядом, но потом дала мне бумагу и карандаш.

— Ты не пожалеешь, — произнёс я уверенно.

Изобразить обман без слов оказалось непростой задачей, но времени на раздумья не оставалось. Кое-как я нарисовал весы, на одной чаше — камень, а на другой — парочку гирек. По-хорошему, надо было делать их не на одном уровне, но я подумал об этом слишком поздно, поэтому просто дорисовал стрелочки, показывающие движения. А ещё бахнул сверху знак равенства и перечеркнул.

Отдав листок, я принялся с нетерпением ждать решения. Уж не знаю, поняла она меня или нет, но картинку разглядывала пристально, даже очки поправила. Для пущей наглядности я и сам изобразил весы: в одну руку положил «мысленные» гирьки, в другую — камень. Со стороны выглядело нелепо, но стыдиться буду потом, сейчас нужно донести мысль любой ценой.

Тем временем к нам подходили другие пони с камнями, Мамочка показывала им рисунок, и они начинали разговаривать. Так продолжалось до тех пор, пока здесь не собралась почти вся каменная семейка. Когда подошла Розовая, Мамочка ей что-то сказала, и та пулей умчалась в дом.

Наконец к нам подошёл сам мистер Шляпа. В присущей манере «строго отца» он начал недовольно говорить, но после слов Мамочки сразу замолчал, а его морда помрачнела. В этот же момент появилась Розовая. Как и всегда, она возникла как будто по мановению волшебной палочки. Но меня поразило другое... Знаете, как в цирке бывает, когда морской котик там держит на носу мячик? Так здесь то же самое, только вместо резинового мячика — здоровенный камень. Ну ладно, не слишком здоровый, но килограмма два в нём точно будет! Ещё на спине у Розовой были весы, но их я заметил только, когда все пони пошли к тележке.

Немного помешкав, улыбающийся я поспешил следом и застал живописную картину. Прежде довольной и весёлый единорог с бледной физиономией покойника что-то мямлил, еле шевеля губами, а на весах здоровенный камень, который принесла Розовая, перевешивал две гирьки. Теперь я заметил на этом валуне высеченный знак, похожий на римскую цифру десять. Только когда добавили ещё одну маленькую гирьку, чаша весов склонилась в другую сторону.

Единорог вдруг заслонил собой весы, нервно улыбнулся и начал что-то сбивчиво объяснять. Примерно с таким видом я врал родителям, что не брал ту сотку из кошелька. Родители мне тогда не поверили и крепко всыпали. И мистер Шляпа, похоже, тоже не повёлся на ложь. По крайней мере, он взял камень (Мамочка забрала гирьки), и подошёл к весам на тележке. Когда пони выложили всё здесь, чаши и вовсе стали на одном уровне. Голос единорога сразу затих. Бледный, дрожащий единорог буквально уменьшился на глазах под натиском взглядов каменной семейки. В воздухе повисло такое напряжение, что я буквально чувствовал, как оно давит мне на плечи. Благо, в центре внимания сейчас был кто-то другой. Я сделал пару шагов назад и замер в предвкушении грандиозной развязки.

В следующую секунду округа содрогнулась от грозных голосов каменной семейки. Местные обступили его со всех сторон. На секунду мне показалось, что они сейчас в прямом смысле слова его затопчут. Но вот в плотном кольце появилась брешь, и побледневшая фигура пулей выскочила на свободу. Я так от собак не убегал, как этот торговец улепётывал от обманутых клиентов. В пару ловких движений он запрыгнул в повозку и что-то прокричал. Видимо, в его голове телега должна была рвануть стрелой с дачи, вот только двое жеребцов, которые её тянули, стояли в стороне. И, судя по всему, не торопились закрывать своего хозяина от «летящих камней».

Ещё несколько минут семейка — и особенно мистер Шляпа со Злюкой, — высказывали плуту всё, что о нём думают, а тот лишь вяло оправдывался, закрываясь копытами. Зачем он это делал, я так и не понял, потому что пока его никто и пальцем не тронул. Хотя пальцев у них и нет... Ладно, проехали.

В общем, пока одна часть семейки осаждала торговца, остальная быстро разгрузила телегу. Ещё они прихватили какой-то мешочек, но потом положили его на место.

Скажу честно, я ждал настоящей драки, но в конце концов повозка вместе с постаревшим на несколько лет единорогом просто умчалась прочь с дачи.

С одной стороны, мне хотелось подойти и «потребовать заслуженную награду», но с другой — я боялся попасть под горячее копыто. В итоге я простоял так минут пять, пока меня всё-таки не подозвал мистер Шляпа. Мы убрали упавшие камни в ящики и отнесли их в подвал. После мне жестом дали понять, что можно передохнуть, и я вернулся на лавочку. Не то чтобы я был против, но всё-таки ожидал кое-чего другого.

Сами пони уселись на доски, которые мы с мистером Шляпой недавно вытащили, в дом ушла только Мамочка и Розовая. Вскоре вернулась первая с большой кастрюлей и несколькими тарелками. Всю утварь пони несла на спине. Не особо понимаю, как ей это удавалось. Хотя, если учитывать, что в Индии женщины носят на головах огромные корзины с кирпичами (где-то читал), то почему бы инопланетные пони не могут делать то же самое, только на спине?

Внезапно меня кто-то тронул за плечо. Я резко обернулся, но за спиной никого не было. В недоумении пожав плечами, я медленно развернулся и увидел перед собой улыбающуюся морду Розовой. Подобный фокус она выкидывала уже не в первый раз, но меня всё равно слегка передёрнуло.

— Может, хватит так пугать?! — выпалил я испуганно-недовольным голосом.

Розовая в ответ засмеялась и подпрыгнула на месте. А через пару секунд мне прямо на колени приземлилась булка. Причём не какая-нибудь маленькая булочка из столовой на один зубок, а такая здоровенная плюшка, как полбатона. Затем пони выставила вперёд ногу, и по ней, как по горке, на скамейку съехала чашка с горячим чаем. Не давая мне и шанса прийти в себя, Розовая дотронулась до моего носа, звонко хихикнула и поскакала к остальным. На спине у неё была целая Пизанская башня из таких булочек и стопка чашек вместе с чайником. Ума не приложу, как это всё постоянно подпрыгивало и ни разу не упало.

Как ни странно, но в чувства меня привёл аппетитный запах свежей выпечки. Я уже хотел схватить её зубами, но в последний момент одумался. Вдруг это камень в тесте? Тогда я осторожно откусил кусочек, и не почувствовал никакого камня, зато ощутил приятный вкус сладкой булочки. С чаем я поступил так же. От него слегка вязало язык, точно переборщили с заваркой, но после каменной похлёбки это было блаженство.

По-хорошему стоило оставить булочку на чёрный день, но я подумал об этом, уже когда запивал последний кусочек. Ну ладно, это проблемы раба из будущего, а пока я наслаждался приятным послевкусием. Скажу честно, до последнего боялся сломать зуб о какой-нибудь каменный изюм, но булка оказалась вообще без камней. Кто бы мог подумать, что эти помешанные на минералах пони способны приготовить человеческую еду?

Но без каменного деликатеса меня не оставили. Пока я смаковал момент, Мамочка принесла мне тарелку фирменной каменной похлёбки. Выпил половину «бульончика» без особого энтузиазма, а «мясо» так и вовсе хотел выкинуть. Но местные могут неправильно понять, так что пришлось для приличия откусить кусочек. Без фанатизма. Хрен его знает, в чём они варят эти камни, что те потом такие мягкие.

После обеда ко мне подошла Злюка и показала листок, на котором человек шёл за пони. Без понятия, почему одни вещи они объясняют жестами, а для других используют рисунки.

Настроение у меня было приподнятым. Даже когда мы двинули в сторону шахты, я не предал этому особого значения. Не могут же они заставить меня долбить камень после того, как я раскрыл обман торговца?

Оказалось, что могут. Правда, на этот раз со мной работала и надзирательница. Удивительно, но она держала кирку зубами, причём выходило у неё даже лучше, чем у меня. Может быть, я уже здорово устал или у неё просто такой натренированный рот.

Мы управились за час или даже быстрее. Приходилось ориентироваться по ощущениям, а они часто обманывают, особенно когда долбишь камень киркой.

Положив все камни в вагонетку, мы вытащили её по рельсам наружу, загрузили «добро» в корзины и не спеша вернулись на ферму. Там уже соорудили вроде импровизированного мангала — ну, знаете, когда из камней или кирпичей ставят бортики для шампуров, — а наверх водрузили котёл. На периферии сознания ещё маячила мысль, что приготовить могут меня, но здравый смысл подсказывал, что этого не случится. По крайней мере, в ближайшее время.

Оставшийся день прошёл гладко. Мы поработали на огороде, таская туда-сюда камни, я принёс воды из речки, а ближе к вечеру меня отправили искупнуться. Если бы всё время меня не сопровождал кто-нибудь из надзирателей, я бы даже подумал, что просто приехал «отдохнуть» в деревню.

 В подвале меня тоже ждал приятный сюрприз: вместо старого и провонявшего потом одеяла лежало новое, чистенькое и даже небольшая подушка. На ужин была каменная похлёбка, но с маленькой булочкой. Я присел на одеяло и выставил ногу, чтобы меня приковали, но надзирательница Злюка молча ушла, просто заперев двери.

Впервые за последние дни я почувствовал себя относительно свободным. Возможно, теперь мне даже удастся попасть в дом. А там, глядишь, получится отыскать ключ к моему таинственному появлению в этом мире и вернуться домой.

Продолжение следует...