Один среди них

Родители. Они наши покровители. Те, кто родил нас. Те, кто воспитал нас. И те, которые нас любят. И мы их любим. Несмотря ни на что. Даже если этот родитель - пони. Какова будет судьба у нашего главного героя, если его воспитали пони?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда Диамонд Тиара Сильвер Спун Черили Хойти Тойти Фото Финиш Энджел Совелий Лира Бон-Бон DJ PON-3 Человеки

Самое простое желание

Я часто наблюдаю за облаками, проплывающими по небу над Понивиллем. Есть в них что-то завораживающее, заставляющее мечтать о чём-то далёком и хорошем. И если повезёт, то среди погодной команды, гоняющей облака над нашим городком, я смогу увидеть её.

Танк

Совершенство осанки

Рак в Эквестрии, работающий в спа массажистом, заинтересовал в баре Рэрити, и все заверте...

Рэрити

Замерзшая надежда

Небольшая история от автора «Идеального дня». В ней рассказывается о чувствах Дерпи Хувз, которая вынуждена вместе со своей дочерью и другими чудом уцелевшими пони выживать во время чудовищных холодов обрушившихся на Эквестрию. P.S. Идея данной истории пришла автору после прохождения игры: «Frostpunk».

Дерпи Хувз Другие пони Флёр де Лис

Ponyhammer: Повелитель Ночи

Сама реальность была сломлена силами варпа, пусть и находящаяся в другой реальности Эквестрия всегда могла противостоять этой угрозе, но повреждения нанесённые Скрабрандом с незримой помощью Принца Наслаждений и Архитектора Судеб смогли уничтожить барьеры, и пусть сила Проклятого Легиона остановила вливание Варпа, реальность Хаоса Эквестрии смешалась с ним, став одним единым каналом энергии, грозящимся уничтожить этот мир. Великий Поход Освобождения начался.

Другие пони ОС - пони

Ничто так не портит Пламя, как его фанаты

Быть капитаном Вандерболтом вообще непросто. А когда каждый жеребец смотрит на тебя, как на живое воплощение скорости и еще чего-то, но не видит в тебе пони - это очень неприятно...

Спитфайр Сорен ОС - пони

Конец или начало

Конец. Учебного года. Свити Белль ожидает неожиданность.

Рэрити Эплблум Скуталу Свити Белл

Разбитые надежды

У вас хоть раз была ситуация, когда вы пытались сделать все идеально, но вместо этого встречали непонимание и ненависть?

Лайтнин Даст

Конференция

Недолго пришлось их высочеству принцессе Твайлайт Спаркл сидеть без королевских обязанностей. Селестия отправляет ее руководить ежегодным съездом величайших умов единорогов. Но как же это тяжело, быть принцессой, перед теми, кем восхищалась всю жизнь. К счастью, от волнения есть отличное средство — бережно подставленное плечо друга.

Твайлайт Спаркл Рэрити ОС - пони

Сердцу не прикажешь

Иногда надо просто набраться смелости и поздороваться. Или признаться в любви, или - кое в чём ещё. А земной пони Граунд Хилль придётся выполнить все эти три шага. Школьная любовь двух пони, как она есть.

ОС - пони

Автор рисунка: aJVL
Глава 1: Победа и бисквит

Глава 2: Маршируя с высоко поднятой головой

Темпест не сбавляла галопа до тех пор, пока не миновала три переулка и несколько кварталов, заполненных разбитыми тележками, сплющенными палатками и раздавленными продуктами. Она слышала жалобы Граббера на скорость, но тот факт, что она все еще могла его слышать, ясно давал понять, что он выклянчил у одного из стражников, чтобы донес его. Но ей было плевать. По ее венам тек адреналин, от которого она почувствовала себя живой. Наконец-то стало интересно. Кто-то по-настоящему сопротивлялся.

Звуки драки стали более слышными, когда командир остановилась перед зданием, сильно обветшавшим за время штурма города. На мемориальной доске на стене у главного входа еще можно было прочитать, что это здание школы, но она была так сильно разрушена в результате падения высокой башни, что ее структура была под большим вопросом. Это было в лучшем случае слабое место для контрнаступления, но умный противник знал бы, что место это маловероятное и, следовательно, отличный штаб для убежища. По крайней мере, подумала Темпест, последняя принцесса не полная дура.

Темпест встала прямо перед зданием, ее адъютанты встали по бокам, и она предъявила ультиматум:

— Выходи, принцесса дружбы! Я знаю, что ты там, и бежать тебе некуда! Сдавайся мирно, и я прослежу, чтобы твои подданные остались невредимы!

Граббер внезапно оказался рядом с Темпест — сидел в лапе одного из стражников. Он жевал кекс, который слямзил с торговой тележки, когда пробегал мимо.

— Но ты уже "навредила" им, — заметил он. — Они все в ссадинах, в синяках, в намордниках, в цепях, с хмурыми лицами и...

— Молчать! — рявкнула Темпест, а затем обратилась к зданию: — Последнее предупреждение, принцесса! У меня под копытами каждый гражданин вашей драгоценной столицы! Нам не нужно столько рабов — одно моё слово, и кормить придется меньше!

— Ого, — моргнул Граббер. — Мать их тебя хуже некуда, ты это знаешь?

Из здания вышла фигура. Темпест прищурилась от нетерпения, но громоздкий силуэт вряд ли мог принадлежать пони, если только он не нес еще полдюжины пони на плечах. Фигура вышла на полуденный свет и оказалась стражником, лишенным копья и спотыкающимся в оцепенении. Темпест приблизилась к существу и увидела в маленьком дворике школы еще полдюжины своих воинов, лежащих в разной степени головокружения.

— Ты! — зарычала Темпест. — Докладывай!

Стражник, шатаясь, отдал честь и принялся бормотать на непонятном языке, которым был ограничен его мозг. Темпест закатила глаза и посмотрела на Граббера, который, наконец, изволил передвигаться самостоятельно.

— О, он говорит, что там нет принцесс.

— Что?! — взбешенная Темпест устремила на стража испепеляющий взгляд. — Что там, мантикора? — Она огляделась, считая лежащие тела павших. — Должна быть, если вам понадобилось восемь чудищ, чтобы одолеть это существо!!

Стражник втянул голову в плечи и снова начал бормотать. Граббер перевел:

— Он говорит, что там только пони.

— Пони, — повторила Темпест. Ее голос был низким и ровным, что вселило в сердце стражника гораздо больший страх, чем любой громкости крик. — Только пони.

Стражник снова что-то буркнул.

— Он говорит, что домики пони слишком маленькие для стражников, и поскольку повсюду лежит хлам, они могут атаковать только одну пони за раз.

Пони? ОДНУ пони? — зашипела Темпест. — Вас восемь, а вы не можете одолеть одну пони, которая даже не является принцессой?

Стражник накрыл голову, ожидая удара током. Вместо этого Темпест развернулась на кончиках копыт и одним точным выбросом лягнула его в сторону.

— Прочь с дороги. Я разберусь.

У Граббера теперь появился в лапе корндог.

— Ммм... в наши дни трудно найти хорошую подмогу, хм.

— Если бы я могла найти компетентного подчиненного за каждый кусок нездоровой пищи, который привлекает твою орбиту, весь мир достался бы Королю Бури еще много лет назад.

— А, хорошо... эй!

Темпест проигнорировала его жалобу и выпрямилась во весь свой внушительный рост. Собравшись с духом, она медленно вошла в здание в сопровождении Граббера и двух свежих охранников. Перевёрнутые парты и куски разрушенной каменной кладки с потолка действительно представляли внушительную защиту, но она зажгла свой рог и измельчила их в порошок, подняв облако меловой пыли и пометив теперь открытую дорогу.

Раздался пронзительный крик тревоги в несколько голосов. Темпест терпеливо подождала, пока пыль осядет и предметы в комнате станут четче.

Там, среди взорванной громадины здания и треснувшей школьной доски, ютилась группа пони. Трое из них были кобылками — единорожка с сероватым оттенком шерсти и две пустобоких земных пони, которые не привлекли ее внимания. Все они были недостойны её внимания, за исключением той единорожки, у неё была довольно-таки интересная кьютимарка — красочная эмблема в виде щита с музыкальной нотой внутри. Жеребята забились в угол, дрожа от ужаса, и Темпест сразу же списала их на потенциальных воюющие стороны.

Перед кобылками стояла одна взрослая кобыла — крошечная земная пони со взлохмаченной розовой гривой и бордовой шерстью, потускневшей от пота. Эта стояла с мрачным взглядом в бледно-зеленых глазах. Ее хрупкие на вид плечи вздымались от напряжения и она сжимала зубами острый конец сломанного металлического флагштока. На ее боку покоились три ромашки, каждая из которых изображала радостное выражение лица, предназначенное для более простых времен. Вокруг кобылы лежали бессознательные тела не менее четырех взрослых пони из разных племен, должности которых были отмечены галстуками, карманными протекторами или очками в роговой оправе.

Темпест молча наблюдала, как легкие кобылы жадно поглощают кислород в течение нескольких напряженных секунд, прежде чем наконец обратиться к ней.

— А ты у нас кто?

Кобыла смогла внятно ответить, несмотря на препятствие во рту — надлежащий навык для прогрессивного, многозадачного учителя.

— Я их... хахх... их... хахх... учительница.

Темпест приподняла бровь. Затем фыркнула и начала хихикать.

— Очень смешно. Не лги мне. Ты должна быть как минимум членом коммандос[1], раз в одиночку одолела восемь моих стражников с таким тощим телом. Кто ты на самом деле?

Сероватая единорожка покинула своих одноклассников и сделала три больших смелых шага к своей учительнице.

— Это мисс Черили! Она наша учительница! Ч-что Вы сделали с моими друзьями?!

Темпест обдумала это. А затем она запрокинула голову в отрадном хохоте.

— Учительница... ха... учительница! Ха! И кучка сопляков! Никакого специального подразделения спецназа, никакого восстания принцессы... просто экскурсия! Стоило бы догадаться! Сегодня королевские стражи что, вообще не присутствовали?!

Граббер взглянул на своего командира и начал смеяться вместе с ней только потому, что это ему показалось правильным поступком.

— Да, хе-хе, что-то я их не видел. Что она сделает, забьет нас до смерти логарифмической линейкой? ИИИ!

Коренастое существо внезапно оказалось нос к носу с Темпест. Обрубок ее сломанного рога искрился, как точильный станок, и бедняга стал на оттенок белее, чем его волосы.

Избавься от этих восьми стражников, — прошипела Темпест.

— Что? Избавиться от них? — пробормотал Граббер. — В смысле? Отослать их? Им некуда идти, если только ты не хочешь, чтобы я сбросил их со склона горы, хе-хе...

Темпест нависла над ним. Граббер пробормотал:

— ...ты ведь шутишь?

Командир не ответила. Она снова обратила внимание на ситуацию. "Учительница" по имени Черили перехватила дыхание, но она была сильно избита — только из-за цвета кожи ее раны были не сильно заметны. Она стояла в позе дикой кошки, готовая к прыжку, с поднятым крупом, с опущенной головой и с согнутыми передними ногами. Самая смелая из кобылок все еще стояла рядом с ней, снова и снова пытаясь проглотить комок в горле, но безрезультатно. Кобылка была грязной, но в остальном выглядела невредимой. Чтобы посыпать соль на рану оппоненту, Темпест первой обратилась к жеребенку.

— Как тебя зовут, кобылка?

— З-зачем Вам моё имя? — удалось выговорить жеребенку, но она чуток отошла от учительницы, когда говорила.

Улыбка Темпест была ядовитой.

— А вдруг твои "друзья" спрашивали о тебе? Если ты мне скажешь, может быть, я тебе что-нибудь скажу взамен. Отдай — забери, так устроен мир, дитя. Самое время усвоить этот урок.

— ...Свити Белль, — ответила кобылка. — Моих друзей зовут Эпплблум и Скуталу.

Темпест пожала плечами.

— Понятия не имею, извини.

— Н-но Вы же сказали, что если я назову свое имя, Вы мне...!

— Я сказала "может быть", — перебила её Темпест. — Я управляю армией, а не бюро переписи населения. Привыкай к разочарованию. — Она кивнула Черили. — Ты бы преподала своим жеребятам урок доверия. Или, точнее, недоверия.

Дыхание Черили нормализовалось настолько, насколько могло без нескольких часов отдыха. Она заслонила собой Свити Белль и снова перехватила отломанную часть классного флагштока, на тупом конце которого все еще висел рваный лоскут флага Эквестрии.

— Оставь их в покое, — пробормотала Черили. — Ради Селестии, они всего лишь дети.

Темпест небрежно осмотрела подошву одного из ее копыт.

— Знаешь, должна признать, я очень впечатлена. Ты сражаешься лучше, чем, ну... вся твоя раса, вместе взятая, если этот город является хорошим показателем. В чем твой секрет? Уроки хуф-фу после работы?

— Я их учительница, — ответила Черили.

— Я и тебя и в первый раз услышала, — фыркнула Темпест. — Но если ты пытаешься внушить, что то, что ты их няня — единственная причина, по которой ты сумела отлягаться от моих солдат, то для пони у тебя на редкость сильный дух. Мне это нравится.

— Нравится? — переспросил Граббер. — То есть... тебе нравится! Да! Мне тоже!

— Заткнись, Граббер, — скомандовала Темпест, не сводя глаз со второй кобылы. — Такой пони, как ты, следовало бы лучше распоряжаться своим временем, чем присматривать за сопливыми малолетками, пока мама с папой ходят на более высокооплачиваемые работы, чем твоя.

Черили изо всех сил старалась сохранять боевую позу, которой ее научили на уроках самообороны, которые она когда-то посещала.

— Я люблю свою работу. Пони вроде меня помогают формировать будущее Эквестрии.

— А теперь кое-что проясним, — парировала Темпест, повернувшись, чтобы с гордостью показать знак своего хозяина на боку своих доспехов. — Будущее Эквестрии — за Королем Бури. Пони не обязательно быть грамотным или знать таблицу умножения, чтобы работать. Знания скоро станут противозаконными, так что готовься лишиться работы.

Черили рыла щебень копытом и сжимала импровизированное оружие в зубах, но ничего не ответила. Ее ученица ответила за нее.

— В-вы не можете сделать обучение противозаконным! — выкрикнула кобылка из-за своего живого барака. — Что пони будут делать без знаний?!

— Знание — сила, — отрезала Темпест. — А сила опасна. Чем меньше вы знаете, тем полезнее вы будете в новом режиме, если вообще окажетесь полезными.

От этих слов хмурое выражение лица Черили дало трещину. Она разинула рот настолько, что чуть не уронила флагшток, но удержала его на нижней губе, и подняла голову.

— ...Это что еще значит?

Темпест склонила голову; слабый луч дымчатого солнечного света из трещины в стене блеснул на белках ее глаз, добавив им сияния.

— Жеребята будут только истощать ресурсы.

Волосы Черили взметнулись вверх вместе с волосами шерсти на затылке.

— Ты... ты не посмеешь...

— Ты права, — улыбнулась Темпест. — Я не посмею. Я считаю заслугой аннексировать вашу столицу, не получив ничего, кроме нескольких шишек и синяков с обеих сторон, но вот Король Бури... это совсем другая история. Вам следует его очень, очень бояться... потому что ему плевать на будущее вашей расы.

— Н-но Вы ведь тоже по... — начала было Свити Белль.

— Я НЕ дам тебе их тронуть!! — взвизгнула Черили и, не дав своей ученице закончить, кинулась в атаку. С рычанием дикого зверя, которое потрясло юную единорожку, Черили оттолкнулась задними ногами и бросилась прямо на командира сил вторжения Короля Бури. На мгновение обычная школьная учительница превратилась в паладина в полете — бордовую лошадь с пронзительными глазами и огненным мечом во рту, который был нацелен прямо в покрытое черными доспехами сердце ее цели.

У Темпест не дрогнул ни один мускул. Обученная максимально использовать каждую долю секунды в бою, она наблюдала за своим противником и заметила убежденность в глазах учительницы. Эта маленькая пони отступать не собиралась, и на каком-то уровне Темпест осознала, что ценит это. Увы, хилая уравновешенность и неуклюжая попытка Черили дали понять, что она не лгала. Она не была спецоператором. Она действительно была простой школьной учительницей, у которой за плечами не имелось ничего, кроме нескольких вечерних уроков самообороны. Такие курсы мало чему учат, разве что обезвредить своего противника настолько, чтобы тот смог убежать, максимум дать ответный удар против уже начавшейся атаки. В нападении эта пони была ничем.

Темпест нахмурилась. Восемь стражников. Восемь.

Черили почувствовала, как взлетает в воздух. Ее враг не двинулся с места, и она подумала, что, возможно, она всё-таки сможет уложить эту, как и других. Она уловила движение и, взглянув вниз, увидела свое отражение в осколке стекла, которое когда-то было зеркалом. Пони в нем она никогда раньше не видела. Разодранная и избитая, но ноги все еще несли её, и у нее осталось достаточно сил, чтобы совершить полет, который, хотя и короткий, мог произвести впечатление даже на пегаса.

Эта пони был учительницей, защитницей и героиней.

Глаза Черили смотрели вперед ровно настолько, чтобы заметить искры, вылетающие из короткого рога. В зубах она держала металлический шест. Идеальный громоотвод.

Электрическая дуга, которая вошла в оружие Черили, охватила каждый нерв ее тела взрывом вулканической боли. Каждое изображение в ее поле зрения превратилось в звезды, ее синапсы гремели, пока она на мгновение не забыла, кто или где она. За всю свою жизнь она получила столько же травм, как и любой другой простой гражданин Эквестрии, но это было что-то новое, что-то невыносимое. Как будто ее бросили в котел с кипящей кислотой, ее тело, казалось, вспыхнуло раскаленным добела пламенем, и оно все еще поглощалось, когда она врезалась в твердый бетонный пол и свернулась в клубок, отчаянно пытаясь потушить себя.

— Нгх... агххХАхххнгггх... АААААААА!!!!!!

— Мисс Черили! — закричала Свити Белль. Две другие кобылки в комнате обнялись и громко зарыдали, но юная единорожка в истинном духе Метконосца отказалась от страха ради своей павшей подруги и бросилась к Черили. Со слезами на щеках она сдержала порыв Черили корчиться на полу, обвив передними ногами шею учительницы, а затем пристально посмотрела на командира.

— Зачем Вы это сделали?! Если Вы такая крутая пони-боец, за что Вы её так?!

Даже Граббер, казалось, потерял дар речи. Темпест по-прежнему не двигалась и стояла прямо, как гладкий ствол пушки.

— Для простой учительницы она не очень-то хорошо знает свое место, — фыркнула командирша. — И борьба — для сильных. Слабых либо защищают, либо используют.

— Она НЕ слабая! — запротестовала Свити Белль. — И она прекрасно знает свое место! Она наша учительница и делает все возможное, чтобы защитить всех нас!! Вот почему она победила Ваших тупых стражников! Она стоит сотни тысяч Ваших подлых чудовищ, которые пришли только чтобы всем навредить!!

Всех вас? — приподняла бровь Темпест. Помимо бессознательных дарителей знаний, в комнате были только еще две кобылки, хоть они и были парализованы страхом. А вдоль той же стены была плотно закрытая дверь. Чувствуя подвох, Темпест использовала свою хаотическую магию и запустила в нее тяжелый учебник. Снаряд попал с громким "бах", и командир услышала приятные звуки тихих вскриков извне.

Темпест обменялась взглядами с Граббером. Затем она кивнула на дверь.

— Взять их.

Свити Белль протестующе закричала и магией швырнула в Граббера небольшой камень, но маленький зверек легко от него увернулся и протолкнулся мимо нее, велев одному из крепких стражников следовать за ним. Граббер ткнул пальцем и стражник проделал дыру прямо в двери и использовал рычаг, чтобы выдернуть ее, при этом ее замок разбился, как стекло.

— О, зацените,- беспечно сказал Граббер, надкусывая лепешку. — Здесь около десяти… двадцати… одиннадвадцать сто тридцать малолеток. — Он скривился от своего результата и снова начал считать на пальцах. — Тридцать. Да, их здесь всего тридцать.

Темпест посмотрела пустым взглядом на иссохшую фигуру Черили. Голова той лежала на коленях Свити Белль, а ее оружия нигде не было видно.

— Пятерка за проницательность, учительница, но в конечном итоге бесполезная. — Темпест кивнула стражникам. — Вяжите их.

— Н… нет…!

Темпест перешагнула через лежащую кобылу, но внезапно обнаружила, что ее ноги запутались под ней. Пойманная врасплох, она потеряла равновесие и споткнулась, но оперлась о кусок щебня и удержалась на ногах. Ее щеки цвета сангрии и тусклый свет скрыли румянец от ее упущения в дисциплине, но Темпест была в ярости, и ее рог зашипел, как яйца на сковороде, когда она посмотрела вниз. Она намеревалась наказать дерзкую Свити Белль, но оказалось, что это Черили выдвинула ногу цвета тутовника.

— Н-нет... я-я... я тебе их н-не отдам... — проскулила Черили. — Я-я з-за них отвечаю... и-и я не... п-позволю им н-навредить...

Свити Белль погладила учительницу по гриве.

— Мисс Черили, не надо… иначе она Вас опять ударит…

— Пфф, — прошипела Темпест, отряхиваясь. — Не бойся, малышка. Как и все твои собратья, эта кобыла не стоит моих усилий, но она хотя бы не была такой с самого начала, как все остальные. — Удостоив кобылу этой маленькой похвалой, командир просто обошла Черили и прошла мимо. — Наденьте кобыле намордник и приведите ее тоже. Хотя нет, наденьте на них всех намордники. Я уже достаточно наслушалась нытья и плача.

Стражники двинулись собирать хныкающих детей, но их отвлек шорох, доносившийся со стороны их командира. Они все не успели отреагировать, и Темпест двинулась на два шага вперед, когда небольшой камень ударился о её затылок. Сжав зубы от ярости, командир резко развернулась, намереваясь поджарить любого, кто осмелился противостоять ей.

Но новоприбывших не было. Там стояла мисс Черили, вытянув переднюю ногу, как будто собиралась толкать ядро. Ее пышная шерсть побледнела, и в ее мудрых зеленых глазах появился более глубокий отблеск серого. От нее пахло конским фламбе, которое бы больше подошло дракону, и всё её тело осыпали черные пятнышки от опаленных волос. Позади нее съежилась Свити Белль.

— М-мы... мы еще не закончили! — объявила избитая кобыла.

Темпест вздохнула.

— Ты серьезно? Неужели работа педагога настолько унылая, что тебе жить надоело?

На этот раз Черили попыталась использовать элемент неожиданности. Она снова бросилась вперед, намереваясь схватить свою противницу и повалить ее на землю, но Темпест обернулась с умелым мастерством и ударила школьную учительницу задней ногой в ее незащищенный мягкий живот, заставив ту растянуться на другой кучке парт.

— Нет! Пожалуйста!! — взмолилась Свити Белль. — Вы же ее убьете!!

Темпест медленно приблизилась к последней защитнице жеребят, которая свернулась клубком на боку, дрожа всем телом, а на ее лице плескалась боль.

— Послушай свою ученицу, учительница. Сдайся. Хочешь верь, хочешь нет, но я бы предпочла закончить с нулевыми потерями. Я не варвар, но действовать буду, если ты меня вынудишь.

— ...н-не... н-не позволю... т-тебе... навредить... им...

— Я не собираюсь им вредить, — ответила Темпест. — Я всего лишь посажу их в клетки, где им и место. Для тебя должно быть честью, что я прикажу одному из моих стражников отнести тебя к цепям, а не заставлю идти самой. В конце концов, я не лишена сострадания, да и ты хотя бы была готова драться. — Она прищелкнула языком. — Король Бури решит, что со вами делать, когда прибудет.

Черили покачала головой, как будто в ее шее ослабла пружина. Она шаталась... но все они молча смотрели, как она каким-то образом сумела встать и обрушить копыта на пол с такой силой, что поднялась каменная пыль. Тяжело дыша от боли, она несколько раз моргнула и споткнулась, пока снова не оказалась между Темпест и дверью. Граббер и стражники стояли в стороне.

— М-мисс Черили, — разинула рот Свити Белль, все еще находясь в шоке. — ...Пожалуйста, не надо...

— Н-нет… нет… — повторила Черили. — Я н-не... о-отступлю до т-тех пор, пока д-дети не б-будут в бепасости... безопасности... не отступлю...

— Я могу убить тебя одной мыслью, — предупредила Темпест. — Сию же минуту.

— ...т-только ...только... т-так... уррк... т-ты пройдешь через эту д-дверь... — пробормотала Черили. — ...т-только... через м-мой т-труп...

Стражники снова двинулись к двери, но Темпест жестом остановила их.

— Хорошо, спрошу. Защищать себя — это логично, но отказаться от жизни ради сопливых малолеток, которые даже тебе не родственники, когда ты даже не знаешь намерений своего врага? Это не может быть единственной причиной, по которой ты все еще здесь, так какая же она на самом деле? Тебя дома ждет любящий жеребец, с которым ты не можешь расстаться?

Черили вздрогнула и схватилась за ребра, но покачала головой.

— Значит, кобыла? Ты у нас другого поля ягода?

Учительница снова покачала головой.

— У тебя что, нет никого, кому ты дорога? Разве пони только это и не делают? Используют друг друга как костыли?

— ...у-ученики любят меня ... а-а я л-люблю их...

Темпест захохотала и толкнула дверь передней ногой.

Их? Где они, когда ты возвращаешься в свой пустой дом и ешь свое обязательное трехтысячное яблоко, которое они тебе принесли? Какая от них польза, если ты жаждешь взрослого разговора или хотя бы интима? Кто-нибудь из них хоть когда-нибудь возвращался к тебе после окончания учебы или вообще когда-нибудь, если им не нужно что-нибудь? — Она ухмыльнулась и поникла Свити Белль быстрым взглядом, пока говорила. — Они используют тебя, учительница. И когда они с тобой закончат, они уйдут. Ты всего лишь инструмент.

Черили со всей мочи выстрелила передней ногой в щеку Темпест. Командир даже не стала уклоняться от удара. Он приземлился с не большей силой, чем капля дождя, и Темпест вознаградила его, схватив ногу, вывернув ее и ударив копытом по коленному суставу Черили. Учительница закричала и вскоре снова оказалась на полу, прижимая ногу к телу. Свити Белль выкрикнула имя своей учительницы и снова оказалась рядом с ней.

— Короче, — продолжила Темпест. — Я отдала приказ. Взять жеребят.

Стражники двинулись вперед, но Черили оторвалась от Свити Белль и швырнула свое неуклюжее тело о дверь, снова захлопнув ее. Она прижалась мордой к дереву и намочила его поверхность слезами.

— ...н-нет ...н-неееет…

Глаза Темпест сузились. Она сделала шаг к двери и нашла там кобылу-единорожку; передние ноги вытянуты и преграждают ей путь. Свити Белль открыто рыдала, но стояла.

— ПОЖАЛУЙСТА! Разве Вы не пони?! У Вас что, совсем нет сердца?! Прекратите её бить!!

— Тогда заставь ее сдаться, — усмехнулась Темпест. — Она ведь сама делает это с собой.

Свити Белль взглянула между двумя взрослыми кобылами и, наконец, подползла к своей учительнице, которая соскользнула с двери в другую кучу. Она нежно погладила Черили по холке.

— Пожалуйста, мисс Черили... все будет хорошо... просто лягте здесь и отдохните... мы все знаем, что Вы пытались спасти нас, и мы Вас за это любим... но мы не хотим, чтобы Вы страдали...

— Твои ученики уже превзошли тебя в мудрости, учительница, — усмехнулась Темпест. — Да еще и в таком юном возрасте. Ты, должно быть, очень ими гордишься. Или же тебя очень легко превзойти.

Темпест кивнула стражникам. Те двинулись, и снова Черили с трудом поднялась и встала у них на пути. Синяк вокруг ее живота был почти таким же черным, как и ее ожоги, а на копыте, которым она запустила в врага, треснул кератин. Сустав этой ноги распух, и земная кобыла изо всех сил старалась на неё не опираться. Стражники остановились.

Граббер перестал жевать пончик с арахисовым маслом, который держал в руках.

— Блин, слышь, Темпест, а предложи ей работу. У нее упрямства больше, чем у чистокровки во время урагана. Как думаешь, сколько она выдержит, прежде чем окочурится?

— Не убивайте ее, пожалуйста... — причитала Свити Белль. — ...Она просто пытается нас защитить...

Из угла комнаты и за дверью другие жеребята начали выкрикивать похожие фразы. Темпест теряла терпение, и самодовольная улыбка на ее лице превратилась в кривую ухмылку.

— Держу пари, ты меня сейчас ненавидишь, кобыла. Как я посмела испортить вашу чудесную экскурсию на фестиваль в Кантерлоте.

Черили моргнула опухшими глазами. Она покачала головой.

— …Нет…

Она сказала еще что-то, но уже не слышно. Темпест наклонилась.

— Да? Говори всё, что хочешь. Это могут быть твои последние слова.

Потрескавшиеся губы Черили приоткрылись. Она произносила такие тихие слова, что долетели они только до ушей командира. Каким-то образом они свободно выходили из сломанного источника.

— Я тебя не ненавижу. Мне тебя жаль. Пони не становятся такими, как ты, если их к этому не подтолкнула какая-то травма. Даже если бы у тебя не было родителей, ты могла бы поговорить об этом со своей учительницей. Она бы позаботилась о тебе и указала тебе верный путь. Но ты трусиха, и вот результат. Это мои ученики, я к ним отношусь так, как твоя учительница могла бы относиться к тебе, если бы ты дала ей шанс. И Селестия мне свидетель, я буду стоять перед этой дверью, пока один из нас не умрет, если только так я смогу их уберечь.

Улыбка Темпест исчезла. Ее глаза расширились, рог вспыхнул ужасающими искрами, и в этот момент она потеряла хладнокровие.

— Да кто ты такая, чтобы утверждать, что знаешь меня?! — взвизгнула командующая штурмом. — Мои друзья бросили меня! Вот к чему приводит дружба!!

Черили поморщилась так сильно, что из ее глаз потекли слезы. Будучи наполовину в бреду, она странно хихикнула и попыталась повысить голос выше шепота.

— Т-ты... ты в-в... ведь не дала им ш-ш-шанса... н-наверняка ты убежала, как только... п-появились трудности... э-это... т-только твоя в-вина...

— ДОВОЛЬНО!!

На фоне плача жеребят и бормотания стражников Темпест превратила свой рог в провод под напряжением. Она пронзила учительницу по имени Черили, послав еще один ужасный удар электрическим током через жилистое тело кобылы, пока та буквально не задымилась.

На этот раз потребовалась лишняя минута, но глаза по всей комнате расширились от шока, когда простая учительница снова встала.

— ПАДАЙ! — закричала Темпест, окутав Черили новой мучительной ударной волной. — Падай! Падай! Падай! Ты меня не знаешь! Ты не можешь понять мою жизнь и через что я прошла! Падай, не то я обрушу тебе на голову все это здание!! ПАДАЙ! — С каждым выкриком "падай" Темпест посылала новый разряд в тело своей беспомощной противницы.

— Эй, хватит-хватит! — наконец заговорил Граббер. — Хватит бить мертвую лошадь, Текс! Хотя бы нас сначала отпусти, пока ты в ярости не разбомбила это место!

Темпест продолжила свою тираду. Удары током стали менее сильными, но достаточно частыми, и снижение мощности, стоящее за ними, не было компенсацией. Когда она, наконец, остановилась, она осталась стоять над своей дымящейся противницей, тяжело дыша и широко распахнув глаза.

— Больше я повторять не буду. Не поднимайся.

Свити Белль рыдала, уткнувшись лицом в копыта, в подсознательной попытке защитить свою невиновность.

На изуродованных копытах и трясущихся ногах, окровавленная, покрытая синяками, обожженная, дрожащая и задыхающаяся мисс Черили снова поднялась. Ее глаза были такими серыми, что нельзя было сказать, может ли она вообще видеть, но, словно на автопилоте, она нашла путь обратно в страну живых.

Никто не двинулся. Темпест разинула рот.

— Как?! Как ты все еще можешь двигаться?! — воскликнула командир. — Ты не принцесса! Ты даже не стражник! Пони убегают и прячутся, когда ситуация накаляется! Весь твой город сдался без боя! Как ты еще жива?!

...доцени... дооценваш... всх... пон...

— Что?

— Она говорит, что ты ее недооцениваешь, — перевел Граббер. — Что ты недооцениваешь всех пони. О, слышь, не ты ли совсем недавно рассказывала, что своего противника нельзя недооце...

— ЗАТКНИСЬ, ГРАББЕР!

Граббер вскрикнул и отсалютовал.

— Заткнулся, мэм!

Темпест подняла подбородок Черили и посмотрела ей в глаза демоническим взглядом.

— Я столько электричества в тебя вогнала, что можно ёлку на День Согревающего зажечь. Скажи мне, как ты еще стоишь. Магия? Технология? Ты что-то вроде заводной пони-машины?

Черили приложила все усилия, чтобы согнуть щеки в честной заботливой улыбке.

— ...м-магия...

Что за магия? — спросила Темпест. — Если она может подобное, я её раздобуду.

— ...м-магия ...дружбы.

У Темпест не было слов. Черили продолжила.

— ...мне ж-жаль тебя... м-магия в-внутри нас... п-помогает нам любить... помогает нам заботиться... помогает нам... с-сворачивать горы ... о-отпусти... о-отпусти у-учеников... н-не п-перестану з-защищать... отпусти их...

— Ты меня не знаешь, — прогрохотала Темпест.

— ...тебе п-просто... н-нужно позволить к-к-кому-нибудь... стать т-твоим другом...

Копыто Темпест дернулось, как мышеловка, и сильно ударило Черили по щеке. Эта атака была ничем по сравнению с предыдущей тирадой командира, но именно она грозила стать последней каплей. Черили покачнулась на копытах, ее глаза закатились и она начала терять сознание.

— Наконец-то, — усмехнулась Темпест. — Мне совсем не хочется убивать единственную пони в этом городе, которая хоть чего-то стоит в бою. Кто знал, что это окажется самая обыкновенная учительница. — Она еще раз кивнула стражникам. — Взять жеребят.

Мисс Черили поколебалась. Но она не упала.

Темпест посмотрела вниз. Прикладывая при этом немалые усилия, маленькая Свити Белль удерживала свою учительницу в воздухе, не давая ей удариться о землю. Слезы кобылки вонзились ей глубоко в кожу, но ее налитые кровью глаза были непоколебимы, а суровое выражение лица было словно высечено из гранита.

— Зачем ты это делаешь? — спросила Темпест. — Разве ты меня не боишься?

— Б-боюсь, мэм, — пискнула Свити Белль.

— Разве ты не боишься того, что я сделаю с твоей учительницей, если она не перестанет стоять у меня на пути?

— Мисс Черили… м-моя подруга, — пискнула Свити Белль. — Она не хочет падать, поэтому... я должна ей помочь.

Темпест зажгла свой рог, просто чтобы припугнуть её.

— А что, если я вместо этого решу ударить током тебя, кобылка?

Свити Белль безуспешно сглотнула ком страха в горле.

— Это... н-не важно. Метконосец помогает своим друзьям. Н-но... — маленькая единорожка снова попыталась ее умолять, — ...пожалуйста, больше не бейте её.

Командир взглянула на своих подчиненных. Стражники не двинулись с места. Граббер неловко чесал затылок и смотрел в сторону, из его рта торчал леденец.

Темпест Шэдоу, госпожа армады Короля Бури, покорила столицу крупнейшего государства в мире без единой жертвы с обеих сторон. Она победила трех из четырех легендарных аликорнов в бою и прогнала последнего. Она устранила все препятствия и обнаружила, что ни одно из них не способно встать у нее на пути...

...кроме одной-единственной школьной учительницы, защищающей своих учеников. Кроме беспомощной кобылки, которая так ценила свою учительницу, что была готова сражаться насмерть, если это было ее намерением.

Чудом Черили снова встала на копыта. Боль была за гранью ее воображения, но она заставила свою шею выпрямиться и заставила голову приподняться. Слезы, рожденные лишь простым усилием движения ее тела, текли из ее глаз.

— Отпусти моих учеников, — твердо сказала она.

Граббер, которому уже поднадоело ждать, сам подал сигнал стражникам.

— Давайте, ребята, вяжите их, как велел босс.

Стражники двинулись вперед, но Темпест, глаза которой сомкнулись глазами с Черили, протянула переднюю ногу.

— Отпустите их.

Граббер возмутился.

— ...Что?

— Мы пришли сюда, чтобы выполнить приказ Короля Бури, — объяснила Темпест. — А Королю Бури нужна магия принцесс. У нас и так слишком много рабов, да и к тому времени, когда Король Бури закончит, мы все равно покорим остальную часть этой нации.

В некоторой степени вопреки логике Граббер оказался без закуски.

— Д-да, но... ты не можешь просто... ты же не собираешься просто...?

Темпест снова обратила внимание на Черили.

— Уходите отсюда. Если ты и твои жеребята не уйдете до прибытия Короля Бури, за то, что произойдет, я не ручаюсь. Мои подчиненные позаботятся о павших преподавателях — это не сделка, так что не проси меня отпустить и их. Даю тебе слово, что они не пострадают, если только сами не напросятся.

— Ты позволяешь ей победить? — с изумлением заключил Граббер.

— Это профессиональная вежливость, Граббер, — поправила Темпест. — От одного воина к другому.

Черили попыталась подобрать слова, но потерпела неудачу и в ответ несколько раз жестко кивнула. Она дернула одной ногой и переставила ее, чтобы не упасть, и наклонила голову, чтобы посмотреть на Свити Белль.

— С-скажи своим о-о-одноклассникам, что мы... спускаемся с г-горы... в Понивилль... с-скорее.

Свити Белль кивнула двум кобылкам, которые все еще прятались в углу комнаты. Кажется, те поняли, что задачу передали им, и побежали выполнять. Свити Белль, напротив, не двигалась.

— Я остаюсь здесь.

— ...Н-нет... — выдохнула Черили, — ...д-делай так, как сказал... у-учитель...

Свити Белль отошла от своей учительницы. Неожиданно, но она подошла к Темпест.

— Эпплблум и Скуталу все еще здесь. Я не могу... я не уйду, пока они здесь. — Она слабо улыбнулась. — Простите, мисс Черили. Но большое Вам спасибо... за все.

Полдюжины жеребят осторожно вышли из подсобки. Свити Белль тоже улыбнулась им, поддерживая ее решимостью и ободрением.

— Вы нужны мисс Черили. Вы ведь сможете спуститься с ней по горной тропе?

Жеребята, некоторые из которых были довольно крупными, переглянулись. Некоторые колебались от вида своей избитой учительницы, но никто из них не позволил одноклассникам этого заметить. Они обменялись кивками, и два старших жеребчика встали бок о бок со своей учительницей, подперев ей бока. Черили снова попыталась заговорить, но Свити Белль перебила ее.

— Я остаюсь здесь, — повторила она. — Я приняла решение. Спасибо, что защитили меня, мисс Черили. Вы правы, Ваши ученики очень Вас любят. Уж я-то знаю.

Несколько маленьких жеребят согласно кивнули.

Темпест взглянула на своих стражников.

— Свободны.

— Н-но...! — начал было Граббер.

Свободны!

Когда стражники начали собирать тела потерявших сознание преподавателей и выносить их из здания, Граббер резко выдохнул.

— Тц, да пофиг. Мы их потом всё равно поймаем. — На выходе он нарочно громко пробормотал: — ...великую Темпест Шэдоу одолела училка и пара сопливых малолеток, хе-хе... вечно помнить буду...

Свити Белль удалось улыбнуться Темпест.

— ...Спасибо.

Темпест фыркнула.

— Не благодари меня, мелочь. Ты идешь в клетку.

— Я иду в клетку к моим друзьям, — поправила её Свити Белль. — И только там я и хочу быть.

Темпест положила копыто на плечо Свити Белль и увела ее подальше от товарищей. Перед уходом она повернулась к своей противнице.

— Моя охрана будет следить, — предупредила она. — Немедленно уходите. Больше ничего не выкидывай, иначе я узнаю.

У Черили перехватило дыхание. К ней подошла еще одна кобылка, сделав три костыля для учительницы, в то время как другие жеребята начали вылетать из подсобки. Мисс Черили заговорила.

— Т-твои учителя г-гордились бы тобой, Темпест. Е-еще... еще не поздно принять дружбу. Подумай.

— Хмпф.

Перед отважной единорожкой, чья грудь была полна Магии Дружбы, командир Темпест Шэдоу вышла в дымно-серый мир побежденного Кантерлота. Ее коренастый адъютант — за ней.

— Приготовь мой корабль, Граббер. Мы идем за последней принцессой. Я хочу покончить с этим.

Граббер что-то жевал, но Темпест уже не удосужилась определить, что.

— А с этой мне что делать? Запереть ее?

Темпест кивнула. Она сделала паузу и добавила:

— ...запри её в одной клетке с друзьями.

Свити Белль улыбнулась.

Коммандос — подготовленные по особой программе формирования сухопутных войск, военно-воздушных сил и военно-морского флота, а также пограничных органов, спецслужб, милиции, полиции, жандармерии, внутренних войск войск национальной гвардии, предназначенные для проведения специальных операций применением специальной тактики и средств.