Элементарная честность...

Всё, что тебя тревожило уйдёт. Честное слово.

Эплджек Биг Макинтош

Другая жизнь

Застигнутый врасплох Северус Снейп был сражён лордом Волдемортом. И последним, что он увидел в этом мире, были зелёные глаза Гарри Поттера, так похожие на прекрасные очи Лили. Однако его прижизненные таланты и несгибаемая воля оказались слишком хороши. В послесмертии он не обрёл покой, равно как и не был обречён на вечные муки. Взамен ему дали новое задание: принести мир в совершенно незнакомые края, над которыми нависла смутная угроза. Так Северус Снейп оказался в Эквестрии.

Человеки

С тех пор, как огонь правит небом

Материалы по битве при Жмерии, которая по сути определила границы территории народа грифонов и право на обладание Элементами Гармонии.

ОС - пони

Курьером не рождаются

"Сколько мороки с этой дипломной! Хочется взять, и уехать в отпуск! С семьей и друзями позагарать на пляже, покупаться на теплом соленом море... И на время забыть о внешнем мире. Но рано или поздно придется вспоминать..."

Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк DJ PON-3 ОС - пони

После вечности

Луна обнаруживает громадное древнее создание, приближающееся к Эквису. Когда она и Селестия отправляются ему навстречу, им удаётся взглянуть на рассвет и вечный закат своей вселенной.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Стихи из дневника Спайка

Новый стих аллилуйя!!!

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай Спайк

Далеко зашедшая шутка

Кейденс много чего ожидала от первой встречи с вернувшейся из тысячелетнего изгнания тётей Луной. Но первые же её слова превзошли все ожидания! А ещё у Кейденс появилась возможность подшутить.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Собеседование

Порой, мы хотим получить ответ, который сами не можем дать и ищем того, кто способен на это. Но что, если такая личность есть. Только перед этим необходимо пройти небольшое собеседование.

Принцесса Селестия Лира Человеки

Тяжелый день Сансет Шиммер

Все не так в жизни единорожки Сансет Шиммер. Даже просто сходить в школу - это уже целая история. Вечные переживания по поводу своей судьбы и решений, мелкие незаурядицы, да и просто идиоты, которые мешают жить. Как же сложно быть нормальной в мире людей...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Схватка

Рассказ о жестокой схватке между человеком и пегасом, которых обратили друг против друга обстоятельства.

Другие пони ОС - пони Человеки

Автор рисунка: Stinkehund
15. Те, кто приходят извне

16. Глубоко под землей

Твайлайт и Рейнбоу шагали по тихим коридорам королевского замка. До сих пор им ни разу никто не попался на глаза, даже прислуга. В замке как будто, кроме них, больше никого не было.

— Если туман окружает весь материк, мы в большой беде, — невесело промолвила Рейнбоу, выслушав рассказ колдуньи. — Но кое-что мне видится странным. Раз туман существует уже не первый год, значит… — она не договорила, задумавшись.

— Значит, что?

— Принцессы-то пропали недавно, однако враг начал подготовку к вторжению задолго до их исчезновения. Кажется, я начинаю понимать. Мы заперты на этом континенте, в то время как враг может спокойно попасть к нам извне — что и подтверждает Спайк, прилетевший из-за моря. А за туманом, по всей видимости, скрываются вражеские корабли, которые только и ждут подходящего момента… или что-то еще, о чем мы не должны узнать. Логично же ведь, сама подумай.

— Тогда какой смысл врагу огораживать нас непроходимым туманом? Тем более что пони всю свою историю сознательно оставались в Эквестрии, ни разу не выбиравшись за ее пределы.

— Честно, без малейшего понятия. Перестраховка, может быть.

— Если враг способен на такое колдунство — даже не знаю, колдунство ли это на самом деле, — мне страшно представить, каким могуществом он им обладает. Кроме этого… они умеют стирать память, и даже принцессы не стали для них проблемой…

Твайлайт почувствовала укол вины под сердцем. Судьба наставниц по-прежнему оставалась загадкой, над которой она денно и нощно ломала голову. Ни малейшего намека на то, что с ними и где они… Нет, на самом деле она понимала, из-за чего принцессы до сих пор не дали о себе знать, но она упорно отказывалась это принимать. Селестия с Луной не могли проиграть какому-то врагу, который даже боится показать себя и делает все исподтишка. У них просто возникли трудности, поэтому они задерживаются. Или они вынуждены скрываться. Вариантов масса. Так она продолжала себя успокаивать.

— Могущественные они, говоришь? Тот вендиго не был таким уж умным, — заметила Рейнбоу, — раз так тупо напоролся на твой щит. Он думал, что застал тебя врасплох, но это ты застала его врасплох, хех… — Видя равнодушие на лице Твайлайт, Рейнбоу добавила немного смущенно: — Ладно, я опять шучу невпопад.

— Возможно, вендиго всего лишь слуги, — предположила колдунья. — Такие же исполнители чужой воли, как и культисты.

— Кстати, хорошая мысль. Может даже, они действуют заодно? Хотя нет, не похоже… — Рейнбоу пожала плечами. — И все же, их что-то, возможно, связывает.

— Если верить Эмеральд, она про вендиго ничего не слышала. Однако на них намекал старый культист. Он встречался с ними раньше, вроде как, даже сам говорил про это… Знал ли он, кто они такие? Если и знал, то, скорее всего, забыл. Он предостерегал меня… мол, если я продолжу искать правду, вендиго непременно появятся. И они появились.

— Они между собой не враждуют… Думается мне, они преследуют одну и ту же цель, но разными методами. Что первые, что вторые стирают любые свидетельства… скрывают правду. Возможно, они и не дружки, но, похоже, на одной стороне.

— Но зачем пони помогать заморским захватчикам? Я не понимаю.

— Культисты занимаются этим ради блага Эквестрии, помнишь? И они, по всей видимости, действительно в это верят. Враг ими управляет, а они этого даже не замечают. Если же у них закрадываются какие-то подозрения, вендиго быстренько стирают им память. Вот и все.

Даже несмотря на то, что в тронном зале в последнее время никого не было, вход все равно охраняли двое стражников. Заметив кобыл, они синхронными движениями открыли им двери и застыли в ожидании, словно каменные изваяния с такими же каменными лицами.

В зале было чисто и очень тихо. Два пустующих трона на постаменте больно напоминали Твайлайт о том, что она не справляется со своей задачей.

— Зачем мы пришли сюда? — спросила она, быстро переведя взгляд на Рейнбоу Дэш.

Пегаска повела ее к витражам.

— Пока тебя не было, я решила осмотреть замок…

— Стража осматривала его еще в самый первый день… — Твайлайт замолчала, когда Рейнбоу подняла копыто в останавливающем жесте.

— Знаю, не перебивай. В общем, меня заинтересовали витражи. Конкретно — вот этот, — она указала на витраж, на котором были изображены Селестия с Луной. — Ты случайно не знаешь, что он изображает?

— Я как раз спрашивала о нем принцесс незадолго до их исчезновения. Видишь большую звезду над их головами? Это одновременно и солнце, и луна, — символ их единства.

— Хм-м, — протянула пегаска, в ее голове закрутились шестеренки, — а другие?

— Что означают другие, я не знаю. Я их не рассматривала особо. Да и они вроде как больше для красоты — так, кажется, сказали принцессы.

Пока Рейнбоу думала, Твайлайт решила все же рассмотреть остальные витражи поближе. На первом был изображен некий полярный пейзаж с белыми дюнами и сопками; на втором виднелись зеленые поля с высокими горами; наконец, на третьем были серые холмы с какими-то башнями, будто из кристаллов, немного напоминающие Мэйнхеттенские небоскребы. Даже если особо не приглядываться, между изображениями сразу становилось заметно определенное сходство: некоторые элементы повторяли вид и форму — как горы со звездой и горы на летнем пейзаже, или как серые холмы и белые дюны. И это невольно наталкивало на мысль, что витражи взаимосвязаны, несут в себе какой-то смысл, а не просто существуют для красоты.

Но было еще кое-что. Колдунье вдруг показалось, что она уже где-то их видела. Или слышала про них. Она не могла понять, откуда взялось это чувство, однако оно было острым, как наконечник стрелы, и пронзило ее сознание насквозь, не позволяя подумать ни о чем другом.

Она видит эти витражи в первый раз, но у нее стойкое чувство, что это не так. Где же она могла видеть их раньше?..

— Ты чего задумалась?

Если бы не голос Рейнбоу, Твайлайт так бы и смотрела на крайний витраж с кристальными башнями.

— Не знаю. Эти изображения почему-то кажутся мне знакомыми, но не могу понять, чем. Знаешь, такое чувство, будто ответ вертится где-то рядом, но все никак не придет на ум.

— Дико раздражающее чувство, — понимающе покивала Рейнбоу и усмехнулась: — Хе, я щас сморожу очередную глупость, но вдруг тебе воспоминания стерли? Вот тебе и кажется.

— Если бы мне стерли память, мы бы это заметили. Это раз. И я бы не мучилась тут, потому что просто бы ничего не помнила. Но я как будто что-то помню… Это два.

— Туше. Бить нечем.

Рейнбоу прошлась вдоль витражей туда и обратно несколько раз, глядя на них, затем вернулась к Твайлайт и бессильно пожала плечами.

— Они похожи как будто. Но от меня ускользает смысл. Может быть, его и нет тут на самом деле.

— Нет, есть. Точно.

Рейнбоу и на это пожала плечами.

— Мы теряем время. От того, что ты будешь продолжать пялиться на них, истина тебе не откроется.

— Кто знает.

— Кстати, — говорила Рейнбоу после короткой паузы, — принцесс ведь в последний раз видели здесь, верно?

— Да? — Твайлайт перевела взгляд на пегаску, ожидая продолжения ее мысли.

— Вендиго, подозреваю, могут проникнуть куда угодно, их тела как дым. Раз так, ничто не мешало им незаметно пробраться в тронный зал и схватить принцесс, которые просто-напросто не ожидали нападения.

— Но куда они их забрали?

— Глубоко под землю. В полость под Кантерлотом, про которую говорила Виспер. Оттуда они пришли.

Твайлайт ахнула.

— Если враг все это время был под нами… Но почему ты думаешь, что принцесс именно схватили, а не… ну… знаешь… — она замялась, не закончив мысль.

— Убили? — подсказала Рейнбоу.

Невольно вздрогнув от этого слова, колдунья робко кивнула.

— Я думаю, если бы враг хотел это сделать, он бы сделал и не тратил время на заметание следов.

В сердце Твайлайт затеплился огонек надежды. И мгновенно погас, когда она поняла, что им все равно не вызволить принцесс из плена. Так глубоко невозможно забраться. Она, лучшая из магов, не знала ни одного заклинания, которое бы могло им помочь с этим.

Однако… Можно выпытать секрет у вендиго. Если, конечно, удастся поймать одного. Только вот понимают ли они эквестрийскую речь? И вообще, способны ли говорить? Пока всё, что от них слышала колдунья — это рычание, больше похожее на звериное. Вендиго создавали впечатление именно чудищ, монстров, но не разумных существ.

Двери в зал открылись. Зазвенел спешный перестук копыт, и к кобылам подбежал стражник — но другой, не из двоицы, что стояла в коридоре. Тяжело дыша, он вперил взгляд в колдунью:

— Капитан Шайнинг Армор… на него напали!

— Кто напал? — спросила Рейнбоу, заметив, что Твайлайт оторопела и не способна вымолвить ни слова.

— Вендиго! — выдохнул стражник и кашлянул.

Твайлайт почувствовала, как холодеют копыта. Однако то был не страх за попавшего в беду брата — она испугалась того, что их поиски могут оборваться в одночасье, закончившись ничем. Это должно было случиться рано или поздно. Враг перестал ходить вокруг да около и перешел в наступление, и нападение на Шайнинга было тому подтверждением. Твайлайт поняла, что они с Рейнбоу являются следующими целями. И она была более чем уверена, что дважды на одни и те же грабли вендиго не наступят. В этот раз их будет больше. И они будут умнее.

— Твайлайт Спаркл! — перед глазами колдуньи возникло серьезное лицо Рейнбоу. — Ты меня слышишь или нет?

Она вернулась в реальность.

— Знаю, не самая приятная новость, но это не повод стоять как статуя! — Прежде, чем Твайлайт успела открыть рот, Рейнбоу повернулась к стражнику и сказала: — Веди нас к нему!

Пока они бежали, Твайлайт пребывала в каком-то трансе, не переставая думать о том, что произошло, и не до конца веря в это. Неужели Шайнинг нашел что-то, что не должен был найти? Или еще хуже — враг вывел из строя капитана стражи, подготавливая тем самым почву для вторжения в Кантерлот? Вопросы множились, роились в голове, как мухи, и смятение, охватывающее Твайлайт, становилось все более мучительным.

— Вдруг это ловушка? — выкрикнула она бегущей впереди Рейнбоу, но та, похоже, ее не услышала.

И правда — вдруг ловушка? Вдруг вендиго только и ждут, когда они прибегут к Шайнингу, чтобы напасть? Ну и что теперь? Развернуться и побежать в обратную сторону? Она должна была увидеть брата! Разобраться, как подобное могло с ним произойти!

Вскоре они были в казармах. С выпрыгивающим сердцем и вся как на иголках Твайлайт первой вошла в помещение, к которому их привел стражник. Шайнинг неподвижно сидел на койке, глядя себе под ноги и, кажется, внимательно разглядывая копыта.

— Шайнинг? — позвала его колдунья.

Никакой реакции. Он как будто не слышал ее. Несколько мгновений она не решалась подойти к нему, но затем все же заставила себя. Она вновь позвала его, и брат поднял глаза. Внутри все упало. Лучше бы она не видела этих глаз. Абсолютно равнодушный взгляд, словно он видит ее впервые в жизни.

— Меня так зовут, да? — спросил он растерянно. — Шайнинг…

— Армор, — помогла ему колдунья.

— Шайнинг Армор, — задумчиво повторил он. — Что я тут делаю? Мне так и не потрудились объяснить, сказали сидеть и ждать чего-то.

Колдунья чувствовала, как ей все труднее становится вести разговор. Смотреть на то, что вендиго сотворили с ее братом. Тошнотворный страх подкатывал к горлу. Ей хотелось выбежать отсюда.

— Ты меня совсем не узнаешь? — она поджала губы, пытаясь взять эмоции под контроль.

— Не знаю… Вы кажетесь мне смутно знакомой… но я не могу понять почему. — Как будто догадываясь, кем она ему может быть, Шайнинг все же добавил: — Простите, если мой ответ вас задел.

«Вы». Это слово точно обухом ударило по голове. У него даже манера речи стала другой. Он всегда говорил четко, коротко и по делу. Как солдат. А сейчас так и излучает своим голосом неуверенность и смятение.

— Я Твайлайт Спаркл. Твоя сестра.

Шайнинг смолчал. Но Твайлайт ожидала такой ответ. Нечего тут было говорить. Он не вспомнит ее магическим образом, если она назовется ему. Вендиго стерли ему память подчистую, заставили забыть даже собственное имя, а вместе с потерянными воспоминаниями он перестал быть собою — сейчас перед Твайлайт находился не Шайнинг, а кто-то незнакомый, другой.

— Даже не знаю, что сказать в такой ситуации, — он все же нарушил молчание. — На мне мундир, и повсюду ходят стражники…

— Ты капитан королевской стражи, — ответила Твайлайт, предугадывая вопрос.

— Тогда извините… извини, что от меня никакой пользы. Мне кажется… я не смогу выполнять свои обязанности.

Он опустил взгляд и замолчал, сгорбившись. Раз он ничего не помнит, то лучше его оставить в покое — не мучать же его теперь вопросами в тщетной надежде, что в его голове пробудятся воспоминания. Наверно, Шайнингу сейчас вообще не до чужих вопросов, подумала колдунья, представив себя на его месте.

Она уже развернулась к выходу, как вдруг послышался голос брата:

— Постой, Твайлайт.

Когда он обратился к ней по имени, она обрадовалась на секунду и подумала, что Шайнинг начинает что-то вспоминать, и что он, если они ему сейчас немного помогут, сможет рассказать им, что с ним случилось, где на него напали вендиго, и еще многое другое, о чем она хотела узнать… Но когда она обернулась и вновь встретила все тот же равнодушный взгляд, ее надежда умерла окончательно.

— Что, Шайнинг?

Брат протянул ей в копыте бумажку.

— Нашел ее в кармане. Не знаю, предназначалась ли она вам или нет… но мне она точно ни к чему.

Твайлайт взяла у него бумажку. На ней было начеркано: «Логово» и «Чейзер». Ее бросило в жар, когда она поняла, что смотрит на подсказку, предусмотрительно оставленную Шайнингом. Что если… он сознательно пошел на это? Знал, что его раскроют, и все равно рискнул собою, дабы они могли вывести врага на чистую воду? В таком случае… она просто не имеет права упустить такой шанс!

Колдунья выскочила в коридор и встретилась взглядом с Рейнбоу. Та ничего не сказала — и потому, что и так прекрасно слышала разговор брата с сестрой, и потому, что Твайлайт все равно не дала ей ничего сказать, выпалив:

— Сегодня мы их уничтожим!

— Откуда такая уверенность? — опешила Рейнбоу Дэш.

— Оттуда, что Шайнинг не стал бы рисковать собой, если бы это был какой-то пустяк! — нетерпеливо объясняла Твайлайт, и ее всю трясло. — Он нашел логово вендиго!

Рейнбоу взглянула на доказательство, протянутое ей.

— Тут ни слова про вендиго. Просто «логово».

— Чейзер! — колдунья уставилась на стражника, стоявшего поблизости, полностью проигнорировав слова пегаски. — Вы знаете его?

— Твайлайт.

— Надо найти Чейзера как можно скорее!..

— Твайлайт!

— Да что? — воскликнула колдунья, посмотрев на пегаску.

— Успокойся, — промолвила та.

— Я спокойна!

— Заметно.

Нельзя было медлить ни секунды, и осознание этого заставляло Твайлайт чувствовать себя так, словно ее хвост вот-вот подпалит приближающийся огонь. Однако делать поспешные решения тоже будет не очень разумно. Поэтому она попыталась взять себя в копыта.

— Возможно, стоит сначала показать записку Пинки, — сказала Твайлайт. — Вдруг она сможет узнать из нее что-нибудь еще? Но нам в любом случае понадобится ваша помощь, — перевела она взгляд с Рейнбоу на стражника.

— Можете положиться на нас. Мы найдем Чейзера, — отчеканил тот. — Как только что-то узнаем, отправим нашего сюда.

— Лучше отправьте к моему дому, — сказала колдунья.

— Понял.

Проводив взглядом стражника, убежавшего собирать своих, Рейнбоу повернулась к Твайлайт:

— Ты уверена, что стоит втягивать в это Пинки? — с сомнением спросила она. — Так-то мысль дельная, но…

— Она уже втянута в это. С момента, как я уговорила ее переехать в Кантерлот. — Твайлайт бросила взгляд на притихшего брата, а затем вновь посмотрела на пегаску: — Придется рискнуть. Я знаю, что недавно выступала против этого, но, похоже, я не до конца понимала, о чем говорю.

— Чейзер, Виспер, главный культист, возможно, еще куча пони, о которых мы не знаем — это все полумеры. Теперь вендиго настроены серьезно и будут действовать наверняка. Ты уверена, что хочешь рискнуть жизнью Пинки? Потому что я не уверена! И да, я тоже совсем недавно говорила противоположное, только тогда речь шла о нас с тобой. Я готова рискнуть собой, но не кем-то другим!

— А я не хочу упускать верную возможность! Не факт, что вендиго оставят Пинки в покое. Наверняка они и так уже знают, что она с нами заодно. И если мы не остановим это безобразие, потом жертв может стать еще больше, понимаешь? Мы рискуем при любом раскладе!

Рейнбоу цокнула языком.

— Может, ты и права. Бесполезно тратить время на споры. Надо действовать.

Всю дорогу до дома Твайлайт боролась со своим состоянием, пытаясь утихомирить сердце и дрожащие колени. В животе как будто была пружина, и она сжалась до такого предела, что дальше некуда, — только резко разжиматься обратно и выплескивать все наружу. Желудок ее точно не выдержит еще одного потрясения, а она шкурой чувствовала, что сегодня должно произойти еще одно потрясение.

Дома, к счастью, было спокойно. Стражники по-прежнему стояли на своих постах, дракон как обычно дремал. Едва ли это успокоило Твайлайт. Она впустила Рейнбоу в дом и, перед тем как зайти самой, окинула взглядом окрестности, выискивая наблюдателей. Ничего не заметив, она зашла внутрь и захлопнула дверь. Вышло громко.

Ее нос защекотал аппетитный запах. Пинки Пай стояла у плиты, помешивая что-то в кастрюле. Твайлайт недолго думая метнулась к ней:

— Нужна твоя помощь! Вопрос жизни и смерти!

Пинки посмотрела на колдунью, не переставая мешать, потом на протянутую бумажку, и, наконец, перевела взгляд на Рейнбоу. Не озвучив ни одного вопроса, она и так выяснила все, что хотела, и, отложив большую деревянную ложку в сторону, изрекла:

— Хорошо.

Убавив огонь, она взяла бумажку и какое-то время неотрывно глядела на нее. Твайлайт аж затаила дыхание, боясь помешать процессу. Лишь бульканье в кастрюле нарушало повисшую тишину.

— Шайнинг Армор собирался выяснить, где прячутся вендиго. Он придумал план, однако план был рискованный, и в одиночку его провернуть он тоже не мог. Добровольцем вызвался Чейзер. Они пришли на какую-то площадь — в том месте не так давно заметили вендиго. — Пинки говорила с паузами, как будто эмоции представляли собой шифр; иногда паузы, разделявшие предложения, могли длиться по пять секунд и дольше. — Пока переодетый Чейзер созывал народ, Шайнинг притаился вдалеке так, чтобы видеть всю площадь. Толпа собралась быстро, и вскоре это привлекло внимание вендиго. Вендиго следил за происходящим некоторое время, однако затем утратил интерес, похоже, поняв, что все это блеф. Он не заметил, как Шайнинг последовал за ним.

Я чувствую страх; твой брат видел, как разные вендиго патрулируют улицы, прямо как стражники. Ему приходилось постоянно прятаться от их взглядов. Он вышел… я так понимаю, он оказался за пределами города. Вендиго привел его к подножию горы, которая возвышается рядом с городской стеной. Потом… потом он, кажется, оказался в каком-то темном помещении. Там было трое или четверо вендиго, и они его заметили. Он побежал, а затем… Затем все.

— Так вот где они прячутся… — прошептала Твайлайт с какой-то полубезумной улыбкой.

— Постой, — нахмурилась Пинки, — есть еще кое-что. Вендиго схватили его не сразу. Шайнинг успел добежать до Кантерлота и где-то укрыться. Эмоции очень яркие — зная мою способность, он попытался запечатлеть на этом клочке бумаги как можно больше.

— Теперь дело за мной, — промолвила Твайлайт и решительно направилась к выходу.

Рейнбоу преградила ей путь.

— Ты же не собралась идти туда в одиночку?

— Даже если и собралась, что они мне сделают? Пока меня защищает антимагический щит, я буду в порядке. Я ворвусь к ним в логово, и выведаю все их тайны. Они там что-то прячут. Я уверена!

— Да будь ты хоть третьей принцессой, я бы тебя все равно не пустила! Ты переоцениваешь свои силы! Вендиго много, а ты одна! Неужели тебе твоя идея не кажется слишком самонадеянной? А если что-то пойдет не по плану? Если вендиго найдут на тебя управу?

Твайлайт приоткрыла рот, собираясь возразить, однако не смогла подобрать подходящих слов.

— Давай немного подождем.

— Я не могу ждать!

— Мы примерно знаем, где находится логово вендиго. Никуда оно от нас не денется. Я не вижу смысла нестись туда сломя голову. Сначала посмотрим, что удастся выяснить стражникам, и от этого уже будем скакать.

Твайлайт не хотела с ней соглашаться, однако понимала, что Рейнбоу права.

— Я понимаю, что ты хочешь отомстить им за брата…

— Дело не в мести! — резко воскликнула Твайлайт, и уши Рейнбоу дернулись назад.

— Тогда в чем?

— Ни в чем, — засопела колдунья. Скрипнув зубами, она добавила: — Ладно, сделаем по-твоему.

Она обогнула Рейнбоу и все равно вышла из дома. На этот раз колдунья специально хлопнула дверью погромче, дабы выразить свое несогласие. Она уселась на ступеньках и с мрачным видом следила за улицей в ожидании стражников. Однако те не спешили идти, и это начинало раздражать. Неужели так сложно найти Чейзера?

Твайлайт хотелось плюнуть на все, поступить наперекор логике и пойти разбираться с вендиго самой. Ей уже было даже не страшно, ей просто хотелось покончить со всем поскорее — и неважно, каким будет результат. Пусть даже вендиго сотрут ей память, как Шайнингу, по крайней мере, она, наконец, избавится от своего бремени… Цель? Какая цель? Найти принцесс? А она точно для этого подходит? Быть главной героиней творящегося действа было до ужаса утомительно. Звезды… Она хотела лишь тихонько изучать магию, придумывать новые заклинания и время от времени писать научные труды, а не мотаться по всей стране туда-сюда, ловить дурацких культистов и распутывать заговор! Кому же, как не ей, верно? Ученица принцесс! Лучший маг в Эквестрии! Единственная надежда!

Колдунья протяжно вздохнула и, ощутив распирающий горло ком, позволила себе поплакать — совсем недолго, буквально несколько секунд, — после чего до боли закусила губу и остановила слезы. «Опять я себя жалею, — подумала она. — Ведь действительно, если так посмотреть, — кто, если не я? Кому еще нужно возвращение принцесс так же сильно, как мне? Ведь если они не вернутся, прощай навсегда моя спокойная жизнь…»

И вот, чтобы вернуть это спокойствие, она, возможно, подвергла опасности Пинки Пай. Принцессы, наверно, осудили бы ее за такой поступок и были бы совершенно правы, но она… ничего не чувствовала на самом деле.

— Твайлайт.

Голос, донесшийся сверху, принадлежал Спайку. Она не заметила появления дракона — хотя, казалось бы, как можно не заметить такую громадину? Она молча подняла взгляд.

— Что случилось? — спросил он.

— Ничего. Уже все прошло. Мне надо было себя немного пожалеть, вот и все.

— Ты не выглядишь так, будто «все прошло».

— Да… пожалуй.

Она вновь погрузилась в мысли. Спустя какое-то время очнувшись от них, она обнаружила, что Спайк по-прежнему сидит рядом, видимо, терпеливо ожидая, что она посвятит его в произошедшее.

— Вендиго лишили Шайнинга памяти, — созналась Твайлайт. — Он ничего не помнит. Даже своего имени.

Дракон ответил не сразу, как будто подбирал нужные слова:

— Он этого не заслуживал.

— Может быть…

— «Может быть», — задумчиво повторил дракон, будто пробуя ее слова на вкус.

— Что? Шайнинг знал, на что идет; знал, что враг не простит ему ошибки, и все равно он сделал так, как считал нужным. И поплатился. Это был его выбор.

Дракон смотрел на нее внимательно и неотрывно, словно пытался заглянуть ей в душу.

— Ты сейчас не в себе, — изрек он.

— Нет, я уже более-менее в порядке, и понимаю, что говорю.

— Тогда не ври себе. Не говори так, будто тебя не волнует, что случилось с братом.

— В каком смысле «волнует», Спайк? Что я, по-твоему, сейчас должна испытывать?

Это был первый раз, когда во взгляде дракона промелькнула отчетливая эмоция. Это было разочарование.

— Не знаю, почему я ожидал от тебя другого ответа, — произнес он.

— Я ума не приложу, о чем ты… Чем дольше мы ведем этот разговор, тем меньше я тебя понимаю.

— Мы закончили.

— Подожди, Спайк, что ты хотел сказать?..

Однако ответа она так и не получила. Дракон повернул голову в сторону, и колдунья, проследив направление его взгляда, увидела спешащую к ее дому группу в доспехах. Она тут же подорвалась с места, позабыв обо всем, и ринулась к ним с вопросами.

Среди прибежавших оказался и Чейзер, косивший, очевидно, под образцового представителя аристократии: вместо доспеха на нем был пиджак, немного помятый и пыльный после бега, а на голове сидел цилиндр, чуть съехавший набок. Заметив Твайлайт, он подошел к ней и, чуть отдышавшись, уже собирался что-то сказать, однако грохнувшая дверь дома прервала его, и к ним подлетела Рейнбоу Дэш. Тут же стражники зашевелились, немного расступились — Чейзер в том числе, — и к кобылам вышел коренастый жеребец с коротко стриженной гривой. На вид он был чуть старше Шайнинга.

— Ваш брат передал командование мне, — явил он густой голос. — Чейзер, расскажи им.

— Слушаюсь, сэр! — Чейзер с предельно серьезным лицом посмотрел на кобыл: — Капитан Армор решил выследить врага…

— Мы уже знаем, — вновь прервала его Рейнбоу. — И как ты устроил представление на площади, и все остальное.

— Капитан Армор говорил о кобыле со сверхъестественными способностями. Это она помогла? — спросил коренастый стражник, на что Рейнбоу кивнула ему. — Это все упрощает. Тогда нам пора думать о новом плане.

— Пойдемте в дом, — сказала Твайлайт. — Лучше обсудить все там. На случай, если за нами следят.

— Ждите, — приказал коренастый стражник своим.

На первом этаже по-прежнему пахло аппетитной едой — Пинки все еще была занята готовкой. Она не обратила внимания, как троица прошла мимо и поднялась на второй этаж. Когда они оказались наверху, Твайлайт сразу же наколдовала заклинание, заглушающее все звуки, которые будут исходить от них.

— Теперь можно говорить без опаски, — изрекла она. — Сразу скажу, что я за скрытный подход. Даже если поднять на уши всю стражу…

— Она уже поднята, — заметил стражник, — и ожидает приказов.

— Это хорошо, но, как я и сказала, у нас ничего не выйдет, пусть даже мы всей толпой пойдем к вендиго.

— Как раз наоборот, — возразила Рейнбоу. — Они от нас никак не ожидают подобной выходки. Застанем их врасплох.

— Может, это и сработает, — сказал стражник в задумчивости, — однако без жертв в этом случае не обойдется. И их, скорее всего, будет много. Мне бы хотелось свести их к минимуму. И еще вопрос — мы знаем точное расположение их логова?

— …Нет, — помрачнела Рейнбоу, заметив изъян в своем плане.

— Тогда лучше рассмотреть другие варианты.

— У нас есть дракон! — воскликнула пегаска, словно внезапно вспомнив, и уставилась на Твайлайт, то ли ожидая от нее согласия, то ли побуждая к действию. Твайлайт выбрала второе, подошла к окну и сказала дракону:

— Спайк, если я попрошу тебя, ты мне поможешь?

Он промолчал и, кажется, даже не обратил на нее внимания. Тем не менее, она продолжила:

— Нужно, чтобы ты прикрыл нас. Сможешь это сделать? Мне кажется, против твоего огня вендиго будет нечего возразить.

— Я не собираюсь участвовать в ваших детских играх.

— Пожалуйста?

— Я все сказал, Твайлайт, — отрезал дракон.

Колдунья удивилась. Он всегда соглашался на ее просьбы, даже если был против изначально — нужно лишь было хорошенько попросить, — но сейчас он отказался категорически. У нее возникло ощущение, будто она сказала ему что-то не то. Чем-то оскорбила во время прошлого разговора. Но чем? И неужели его вообще возможно оскорбить? Впрочем, думать об этом ей сейчас было некогда.

— Я поняла, Спайк.

Она вернулась к остальным.

— Придется нам справляться без него, — сказала она Рейнбоу.

— Я так и знала, что он откажется, — фыркнула та. — Идея-то моя, а меня он на дух не переносит.

— Сомневаюсь, что дело в тебе. — Твайлайт вздохнула и высказала свои соображения: — Мы не знаем, что у вендиго на уме. После того, как Шайнинг смог проследить за одним из них, они, по идее, должны стать еще осторожнее, чем раньше, но… может быть и так, что они только и ждут того, что мы набросимся на них всем скопом.

— Для начала нужно выяснить точное местоположение их логова, — напомнил стражник. — Капитан Армор доказал, что за вендиго возможно проследить. Нужно сделать это еще раз. Я могу послать одного из своих подчиненных, у нас есть ловкие ребята.

— Они  могли намеренно вести брата в ловушку…

— Чтобы затем все равно стереть ему память? — Рейнбоу Дэш скептически приподняла бровь. — Какой смысл? — Она перевела взгляд на стражника: — Я пойду.

— Я не согласен с этим. Я не могу доверить это дело вам. Вы не подготовлены.

— Зато я доброволец, — парировала Рейнбоу. — После произошедшего с Шайнингом, думаю, мало кому из стражников захочется рисковать собственной шкурой, как бы они ни были верны принцессам и долгу. И вы только что сказали, что хотите свести жертвы к минимуму. Так все сходится! К тому же у нас есть Твайлайт, а у нее — куча разных заклинаний в арсенале. — Она посмотрела на колдунью: — Ты сможешь сделать меня невидимой или, не знаю…

— Такого заклинания не существует в природе. Однако я могу немного переиначить заклинание иллюзии, которое мы уже использовали. Сделать из тебя своеобразного хамелеона… Но! Не факт, что это сработает: вендиго могут полагаться не на зрение, а на другое чувство.

— Если бы они полагались, не знаю, на нюх или что-то еще, они бы не позволили Шайнингу подобраться к логову так близко.

— Допустим, эта часть плана сработает, что дальше? — стражник перевел взгляд с пегаски на колдунью и обратно.

— Я вернусь к Твайлайт, и мы вместе с ней снова пойдем в логово. Возможно, она тоже сделает себя невидимкой раз такое дело…

— Нет, — покачала головой колдунья. — Я хочу быть уверенной на сто процентов, что со мной ничего не случится. Потому — антимагический щит.

— Нужно как-то облегчить вашу задачу, — говорил стражник. — Может быть, если стража начнет собираться у городских ворот, вендиго решат проверить, не затеваем ли мы чего?

— А ведь… да, это может сработать, — согласилась Рейнбоу. — Несколько выигранных минут не будут лишними. Даже если получится отвлечь хотя бы двух-трех вендиго, думаю, нам с Твайлайт станет немножко попроще… ну или поспокойней хотя бы.

Подумав немного, стражник изрек:

— План может сработать при должной удаче. Успех во многом зависит от вас, — взглянул он на Рейнбоу.

— Я в курсе, — ответила та.

— Учти, что это заклинание будет гораздо короче, — сказала ей Твайлайт.

— Это же, по сути, та же иллюзия, нет?

— Верно. Но другая ее вариация.

— Ла-адно. Запомню, — похоже, эта новость заставила Рейнбоу немного занервничать. — Главное глядеть в оба и ждать момента. Рано или поздно, вендиго появится, а дальше будет проще.

Твайлайт попыталась посмотреть на план с другой стороны. Вроде бы в нем не было крупных изъянов. Лучше они все равно ничего не смогли бы придумать.

— Мы ведь все предусмотрели? — спросила она.

— По-любому что-нибудь выскочит в последний момент, — пожала плечами пегаска. — Да и пофиг. Все предусмотреть невозможно.

— Раз мы все обсудили, пора начинать подготовку, — подытожил стражник.


Было тихо. Ива, словно изможденная солнцем, склонила свои ветви, почти касаясь листьями земли. Притаившись в ее тени, Твайлайт старалась не выглядывать из кустов лишний раз и вообще не шевелиться. Позади возвышалась городская стена, неприлично высокая вблизи. Место казалось укромным. Казалось.

Рейнбоу ушла полчаса назад. Может, больше. Твайлайт обуревали мрачные мысли. С каждой минутой ожидание становилось все невыносимее. Трава под копытами будто превратились в иголки, эти же иголки забили ее желудок и кололись. Она с дрожью думала о том, что им с Рейнбоу еще только предстоит сделать. Они отправятся прямо в осиное гнездо. Отправятся в неизвестность. Принцессы милосердные…

Издалека доносились голоса. Стражники продолжали прибывать к воротам — командир пообещал собрать всех, до кого сможет дотянуться, а это, по его словам, не меньше двухсот солдат. Это должно привлечь внимание вендиго, твердила себе Твайлайт, враг просто не может проигнорировать такое собрание неподалеку от тайны, которую он так рьяно охраняет.

Где же Рейнбоу? Она задерживается… Вдруг ее раскрыли? Твайлайт старалась не думать о плохом, но у нее не получалось. Возможно, их план провалился, Рейнбоу стоит где-нибудь там, не понимая, где находится и кто она, а они даже не подозревают об этом…

Уши колдуньи встали торчком. Ее слух был так напряжен, что она услышала, как приминается трава под приближающимися шагами.

— Эй, Твайлайт, — послышался шепот.

У колдуньи отлегло от сердца. План не провалился. И с пегаской все было в порядке. Она повернулась на голос, однако так и не смогла различить Рейнбоу. Когда та замирала, то полностью сливалась с окружающим миром.

— Получилось? — с волнением спросила Твайлайт.

— Я знаю, где вход, но там камни, и через них никак не пройти. В смысле, нам с тобой. Вендиго спокойно пролетают через эти камни. Именно пролетают, а не просачиваются, как дым, через щели.

— Ты не пробовала пройти?

— Пробовала, говорю же, никак. Они прочные. Настоящие. На иллюзию не похоже.

— Это иллюзия. Физическая иллюзия. Продвинутый тип заклинания.

— …

— Я с этим справлюсь.

— Это я и хотела услышать.

Твайлайт обновила заклинание антимагического щита, проделала то же самое для иллюзии Рейнбоу, однако покидать укрытие пока не спешила. Она вздохнула с дрожью и призналась:

— Я боюсь.

— Я тоже, — шепнула Рейнбоу. — Но еще больше я боюсь того, что будет, если мы сейчас струсим.

— Да… верно.

Твайлайт последовала за пегаской, ориентируюсь по траве, которую приминали ее копыта и едва заметному искажению воздуха. Рейнбоу специально не спешила, дабы Твайлайт не потеряла ее из виду. Вскоре они добрались до подножия горы и некоторое время шли вдоль него, пока не остановились около нагроможденных друг на друга острых валунов.

— Это здесь, — прошептала пегаска.

Твайлайт поглядела на центральный валун, самый крупный, и коснулась его копытом. Действительно как настоящий. Она направила на него рог и выстрелила нейтрализующим заклинанием. Валун растворился в пыль, открывая вид на туннель, уходящий вглубь горы.

Это не осталось незамеченным. В воздухе над кобылами тут же материализовался вендиго и приглушенно прошипел. Он явно был недоволен тем, что сделала колдунья, однако нападать на нее он не спешил, похоже, зная, что может с ним произойти, если он все же рискнет. Твайлайт нервно сглотнула и медленно направилась вперед под его злобным взором.

В туннеле было темно. Колдунья призвала на помощь два магических светлячка, которые худо-бедно осветили им с Рейнбоу путь. Пегаску сейчас вообще не было ни слышно, ни видно, Твайлайт даже не знала где та, идет ли с ней вровень, отстала ли или наоборот ушла чуть вперед.

Ход был удивительно прямой и совсем не изгибался. Странными выглядели и гладкие стены, пол и потолок, словно из горы вырезали идеально ровный прямоугольный кусок. Стояла какая-то могильная тишина. Создавалось ощущение, будто они бредут по внутренностям древней гробницы — запах был соответствующий.

Тишина начинала давить на разум. Твайлайт рискнула обернуться и… ничего не увидела. Позади густела тьма. Выхода видно не было, он исчез. Наверно, вендиго восстановили иллюзию, подумала она. Так… а Рейнбоу еще здесь? Ее чего-то совсем не слышно. Не издает ни шороха и даже как будто не дышит… Нет, лучше не развивать эту мысль дальше, остановила себя колдунья. Надо сконцентрироваться на другом. Она приподняла взгляд. Из мрака выглядывали морды вендиго. Одна. Вторая. Третья… Звезды, их уже трое… Вьются рядом, поджидая верного момента, ее ошибки, чтобы напасть.

Она медленно втянула воздух ноздрями и так же медленно выдохнула, сдерживая страх. С ней ничего не случится… если, конечно, она не забудет продлить действие заклинания, вероятность чего в такой напряженной обстановке стремилась к нулю. Все с ней будет в порядке.

В какой-то момент они достигли тупика. Первыми в него уперлись светлячки и вычертили из темноты четыре сферы на проржавевших держателях, вделанных в камень. Сферы напоминали кристалл, который Твайлайт достала из-под земли, однако они были гораздо меньшего размера.

Под держателями было что-то написано. Твайлайт потребовалось некоторое время, чтобы рассмотреть плохо различимые символы и узнать древнеэквестрийский. «Звезды укажут нам путь», — гласила надпись. Несколько мгновений колдунья ломала голову над тем, что бы это могло значить, пока вдруг не вспомнила, что найденный ею кристалл Пинки назвала осколком звезд. Она пожалела, что они с Рейнбоу не владеют телепатией, чтобы обсудить это.

Вдруг Твайлайт заметила, что в нее что-то летит. Она даже не успела вскрикнуть, как ее слух заложило шипение, а затем она обнаружила горстку пепла перед собой. Один из наблюдателей устал бездействовать и… одной проблемой только что стало меньше. «Похоже, я переоценила их умственные способности», — подумала колдунья, отойдя от нападения.

Она вновь посмотрела на стену. Четыре сферы. Они словно на что-то намекали, но Твайлайт не могла понять на что. Ответ был где-то рядом. Осколок звезд… «Звезды укажут нам путь»… Звезда на витраже… Может ли быть, что?..

Прежде, чем разгадка окончательно оформилась в сознании колдуньи, первый и третий держатели наклонились вниз. Они оказались рычагами! А привела их в действие, очевидно, Рейнбоу! Тут же где-то глубоко внизу раздался гул, и легонько содрогнулась земля.

Вендиго занервничали. Они зашипели, будто перебивая друг друга, общаясь на своем языке, понятном только им. Их было уже пятеро, и они беспокойно кружили под потолком, словно угри в воде. Двое из них вдруг рванули к рычагам, похоже, учуяв Рейнбоу. С неожиданной для себя быстротой Твайлайт развеяла щит и наколдовала другую его форму — антимагический купол, укрыв и себя, и, как она надеялась, пегаску.

— Я думала, твой щит можно использовать только на одного пони, — послышался рядом взволнованный голос Рейнбоу Дэш.

— Серьезно? — воскликнула Твайлайт. — Тебя это сейчас волнует больше всего? Еще бы чуть-чуть и тебе бы настал конец!

— Ну, не совсем же конец… Я бы просто все забыла.

— Невелика разница!

— Так все-таки, что с щитом?

— Жертвуешь длительностью, получаешь расширенный радиус действия, понятно?

— Длительность, я так понимаю, очень, очень короткая, и если мы ничего не придумаем…

— Правильно понимаешь!

По искажению воздуха Твайлайт поняла, что Рейнбоу приподняла голову.

— Эй вы, придурки! — крикнула она. — Кто вы такие, в хвост и гриву вас?! Чего вам от нас нужно?!

Но вендиго даже не обратили на нее внимания, занятые своими причитаниями. А затем все исчезло. Исчезли вендиго. Исчез купол. Исчез туннель. Вновь повисла тишина и стало темно, как в бездне.

Что-то изменилось.

Вспыхнула и загудела лампа, словно почувствовав присутствие живых душ. Она осветила потемневшие железные балки, подпирающие невысокий потолок. Это было совсем другое место.

— Что за… — вырвалось у Твайлайт невольно, впавшей в ступор из-за резкой перемены. — Рейнбоу, т-ты здесь?

— Здесь я, блин. Думаю, заклинание с меня уже можно снять. Что-то мне подсказывает, что вендиго нас тут не достанут.

Колдунья отмерла, выполнила просьбу пегаски и уставилась на нее диким непонимающим взглядом.

— Где мы?

— Ты меня спрашиваешь?

Твайлайт осмотрелась мельком. Они находились в помещении без окон, без дверей с ржавыми стенами. Единственное, за что мог зацепиться взгляд — это металлическая платформа посредине и рычаг рядом с ней.

— Полагаю, у нас не остается другого выбора, кроме как использовать это, — сказала Рейнбоу. Она обошла колдунью, встала на платформу и приглашающе махнула ногой: — Давай, Твайлайт, секреты ждут.

Твайлайт приняла ее приглашение. Когда пегаска потянула за рычаг, платформа дрогнула и стала опускаться вниз.

— Так это лифт, значит… — промолвила Рейнбоу.

Твайлайт, все еще пытаясь понять, как они сюда переместились, промолвила:

— …Нас словно телепортировало.

— Ага. Похоже на то.

— Что это за магия?..

— Магия ли?

Кобылы замолчали и какое-то время стояли в тишине. Лифт поскрипывал и иногда несильно подрагивал. Он все спускался, спускался и спускался.

— Может быть, мы сейчас где-то под Кантерлотом, — предположила Рейнбоу. — Спускаемся прямо в ту таинственную подземную полость.

Колдунья тоже успела подумать об этом.

— Слушай, Твайлайт, я скажу тебе кое-что, потому что потом, наверно, будет не до того… — Рейнбоу помялась, а затем все же сказала: — В общем, мне кажется, из нас с тобой вышла неплохая команда.

Губами Твайлайт невольно завладела улыбка.

— Я чувствую то же самое.

Прошла, наверно, целая вечность, прежде чем лифт, наконец, остановился. Глазам кобыл открылась комната, освещенная крупными кристаллами, торчащими из каменных стен. Здесь было чуть жарче, чем там, наверху. Твайлайт сразу связала это с тем, что они находятся на большой глубине. Стены комнаты были увешаны различными бумагами и схемами, тут же стоял стол, тоже заваленный исписанными бумагами.

— Да это настоящая кладезь секретов! — воскликнула Рейнбоу.

Кобылы разбежались по разным углам, привлеченные чем-то своим. Твайлайт привлек большой и подробный чертеж с механизмом, частью которого была сфера. На нем было так много приписок, стрелочек и пометок, указывающих на ту или иную его деталь, что Твайлайт не знала даже на чем акцентировать внимание. Из внезапно проснувшейся жадности она пыталась ухватить взглядом все одновременно, но чертеж был такой подробный, что быстро с ним расправиться было невозможно. Она лишь мельком заметила «осколок звезд» и «против несогласных», прежде чем услышала изумленный голос Рейнбоу.

— Твайлайт, Твайлайт! Иди сюда! Не поверишь, что я нашла!

Колдунья буквально подлетела к пегаске. Та держала в копыте целый и невредимый выпуск «Кантерлотского Вестника». Тот самый, пятидесятилетней давности. И на первой его полосе в подробностях рассказывалось о магическом шторме, из-за которого в одночасье исчез целый квартал.

— Вот так откровение… — пролепетала Твайлайт.

Под ноги Рейнбоу что-то упало. Она подняла какой-то листок с пожелтевшим кусочком скотча на нем.

— Подожди-ка, тут что-то написано… на древнеэквестрийском… (Твайлайт вдруг поняла, что чертеж тоже был на старом языке) Ага. Тут написано: «Всплеск антимагии затронул все неживые объекты в большом радиусе, но, к счастью, не подействовал на живых. Нужно выяснить, что пошло не так. Нельзя позволить этому повториться». Что бы это значило? Откуда этот всплеск взялся?

Твайлайт не ответила. Ее внимание уже захватил другой предмет — на столе она заметила камни, не очень крупные, но тяжелые (это она выяснила, попытавшись подвинуть один из них). На некоторых виднелись вырезанные узоры, а к самому крупному также была приклеена записка со словами: «Способа вернуть ему целостность нет». Рядом же оказался прозрачный сосуд, наполовину наполненный пылью или чем-то похожим. Твайлайт не решилась открыть крышку и проверить, что хранится внутри, однако записка на сосуде гласила: «Безнадежный случай. Уничтожены окончательно».

— Тут как будто какая-то… лаборатория, что ли? — заметила Рейнбоу, высунув голову из бумаг. — Но кому она принадлежит?

Твайлайт задумалась. Они определенно нашли что-то очень важное. Неспроста же столько вендиго защищает это место! Однако… Твайлайт чувствовала, что что-то здесь неправильно, и крепло это чувство, когда она смотрела на бумаги. Что-то в них было неправильно. Она снова подошла к чертежу с осколком звезды, внимательно поглядела на него, затем еще раз изучила записки, приклеенные к непонятным предметам, наконец, взялась за распухшую от разных вложений тетрадь и стала ее листать, всматриваясь в слова.

И тут до нее стало доходить. Чем дальше она листала, тем тяжелее становились страницы, и тем сильнее стыла кровь в венах.

— Это принцессы… — пролепетала колдунья вдруг ослабевшим голосом. — Это их почерк. Вот, почерк Луны… А этот — Селестии. О звезды…

Тетрадь выскользнула из ее копыт, разметав содержимое по полу.

— Ты не шутишь? — изумилась Рейнбоу.

Ответом ей был ошарашенный взгляд Твайлайт.

— Но я все равно ничего не понимаю… — проговорила Рейнбоу обескураженно.

Им потребовалась добрая минута, чтобы переварить это открытие.

— Я не была к этому готова, — промолвила пегаска. — То есть да, я говорила всякое про них… и все равно… блин.

Твайлайт была не в силах что-либо сказать. Она совсем запуталась. Почему вендиго охраняют место, которое принадлежит принцессам? Где здесь кроется связь? Зачем принцессам прятать свои исследования — или что тут у них — на такой глубине? Всё это выглядело как бред, как сон во время болезни!

— Ладно, — сказала пегаска, — изучим тут все, что есть. Спешить нам все равно некуда, потому что мы, похоже, здесь заперты.

— Как заперты? — испугалась Твайлайт.

— А ты что, не видела, что сверху? Мы как… в заколоченной коробке. Так просто сюда не попадешь… и не выйдешь.

— Но должен же быть способ…

— Мы можем проверить эту лестницу, — Рейнбоу указала на проход, прикрытый кристаллом, — но что-то я сомневаюсь, что она ведет к двери на поверхность.

Лестница вела еще дальше вниз и заворачивала налево. Кобылы спустились по ней и обомлели. Они оказались в огромном помещении, оно было как три — нет, как все четыре! — тронных зала вместе взятых, и все его пространство занимал идеальной формы шар.

— Это еще что такое? — удивленно прошептала пегаска, не отводя взгляда от исполина.

Шар светился изнутри. Его поверхность была словно вода. Кажется, в ней мелькали размытые образы. Равнины и горы. Города и абсолютное ничего. Как будто даже… слышалась тихая мелодия. Твайлайт решилась подойти к шару поближе. Затем, поколебавшись, она протянула копыто, желая прикоснуться к его поверхности, однако пегаска ее остановила:

— Уверена, что это хорошая идея?

— Не знаю… Но разве тебе не любопытно? — с дрожью в голосе спросила колдунья.

Рейнбоу подумала мгновение, а затем изрекла:

— Я с тобой. — Она тоже протянула к шару копыто. — Это открытие принадлежит нам обеим, поэтому предлагаю… коснуться одновременно.

— Я не против.

— Тогда на счет три. Раз…

— Два…

— Три!

Продолжение следует...