Сёстры вечны

Сёстры были всегда. Сёстры будут всегда.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Герои Новой Эквестрии

Единороги-националисты, коммунисты и либералы. Все они ведут между собой постоянную вражду, ведь каждый считает свою идеологию единственно правильной. Но политические споры идут не только среди политиков, писателей и философов, но и среди обычных пони, причисливших себя к той или иной фракции. Эта история о том, как судьбы трех молодых пони, имеющих абсолютно противоположные друг другу политические взгляды, неожиданно сплелись.

Другие пони Стража Дворца

Я достану тебе звезду с неба

Старлайт решилась восстановить старую дружбу, но одной ночью что-то пошло не так.

Старлайт Глиммер Санбёрст

Кто с мечом придёт

Найтмер Мун победила. Сразила Селестию, разбила Элементы, изгнала солнце. Много воды утекло с той поры. Так много, что Найтмер успела не раз обдумать свои поступки. Разумеется, ошибки непросто исправить. Ничто не проходит бесследно, даже для властителей мира.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Найтмэр Мун

Фалафель

Короткий рождественский рассказ-эксперимент, который словно конструктор меняет жанр в зависимости от последней строчки. Писался под настроение от конкурса коротеньких рассказов, оттого и такой объём.

ОС - пони

Форка и багрепортов псто

Проверка работоспособности добавления рассказа.

Дискорд Человеки

Сладкая попка: Пробуждение

Лира спит, ей снится сон о блинчиках, но внезапно он становится слаще, когда Бон-Бон начинает ласкать её во сне. Сможет ли Лира устоять перед искушением?

Лира Бон-Бон

Преломление

Сегодня у Твайлайт Спаркл идеальный день. У главного библиотекаря Понивилля есть все, что ей нужно - ее книги, ее исследования, верный помощник-дракончик, и возможность провести прекрасный день в Сахарном уголке с самыми лучшими друзьями, о которых молодой единорог только может пожелать. И все же, несмотря на все это, Твайлайт не может избавиться от ощущения, что чего-то не хватает...

Твайлайт Спаркл

Тело

В одном из закутков белокаменных архивов Кантерлота притаилась ржавая, обшарпанная дверь, за ней — темнота, сколопендры и полусгнившая лестница. Прогибающиеся ступеньки ведут в неосвещённую библиотеку: пыль, страницы и руны на полу. И в этом месте Твайлайт Спаркл натыкается на не тронутое тленом тело. Тело самой себя.

Твайлайт Спаркл

Идеальный день

Флаттершай открыла глаза и радостно улыбнулась, когда услышала пение птиц за окном. Эта маленькая пернатая семейка переехала сюда только прошлым летом, но уже завела второй выводок птенцов, которые теперь так мило чирикали, приветствуя своих родителей прилетевших их покормить. Солнечный свет проникал сквозь прозрачные зеленые занавески, и Флаттершай встала с кровати, чтобы распахнуть их. Небо снаружи было ясного красивого голубого цвета. Сегодня был идеальный день.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити

Автор рисунка: Siansaar
Глава 12. Куда течёт сидр Глава 14. Кобыла Добрых Дел и Радуга

Глава 13. Гордость и сидр.

Пока Гренни Смит внезапно уехала в Кантерлот, и в Понивилле прошлое напоминает о себе, формируя будущее.

Это был долгий день для Эпплджек. Она промоталась у прилавка больше девяти часов, и сейчас блаженно потягивалась с чувством выполненного долга. Запас домашнего сидра был распродан, они получили свои деньги, и осталось отправить несколько бочек особым заказчикам, а именно принцессам, они очень любили сидр, причём принцесса Луна очень к нему пристрастилась. Настолько, что официально разрешила "Яблочной Аллее" именоваться поставщиками Ночного Двора. Принцесса Селестия тоже всегда закупала для своих нужд бочонок-другой, но очень осторожно выбирала постоянных поставщиков, сотрудничая в основном, с поставщиками бумаги, перьев, ручек и чернил.

Впрочем, все особые поставки будут отправлены завтра. За королевской поставкой прибудет Ночная стража, а остальные будут отправлены службой доставки.

Эпплджек немного испугала её бабушка, Гренни Смит, куда-то уехавшая по делам, но старушка уже давно передала фермерское хозяйство в твёрдые копыта своих внуков, и с розливом и продажей они с Маком при поддержке Эпплблум отлично справились.

Эпплджек лежала стоге сена, глядя на закат и жуя сухую соломинку.

— Отдыхаешь, моя милая? — раздался над её ухом голос Ауры.

— Мам?! — Эпплджек чуть не подпрыгнула от неожиданности, — я... а... да, отдыхаю.

— Не кипятись, дитя. Ты заслужила отдых. Ох, когда-то давно я участвовала в благотворительной продаже сидра. Я простояла за прилавком меньше, чем ты, и думала, что умру. А я тренированный воин, как-никак. Я тобой горжусь.

— Спасибо, мам. Да, это хорошо отдохнуть после работы.

— Да. Как я знаю, тебя и Эпплблум ждёт небольшой перерыв. У меня для тебя предложение... скоро в Кантерлоте будет Большая Вечеринка в саду. Скажем так, у меня есть подозрение, что ты получишь приглашение. Я бы хотела, чтобы ты пошла.

— В эту скукотень? Нет, вечеринка в Башне перед... перед этим кошмаром была ничего, но Гала мне не понравилась.

— А если я скажу, что там будет Соарин?

Фермерша покраснела. Это говорило лучше всяких слов.

— Ты вполне готова покорить его. Но для этих балов и вечеринок нужно знать соответствующий этикет. Ты Элемент Гармонии, и должна знать основы... а остальное тебе и не нужно. Это для идиотов, мнящих себя пупами земли из-за того, что они имеют сомнительную честь регулярно бывать при дворе Селестии. Пони-дворняжки.

— Хех. Ты сурова к ним.

— Давным-давно жизнь Солнечной пони могла прерваться из-за их глупости и тщеславия. И... случилось куда более страшное... — Аура глубоко вздохнула и посмотрела куда-то вдаль. Она так часто делала, когда упиралась в сложную тему.

— Ам... мам, что случилось то?

Аура бросила на названную дочь лишь короткий взгляд, потеребила копытом кончик носа, и, наконец, ответила:

— Холо. Да-да. Именно из-за этого старшая сестра Селестии пошла в разнос. Кто-то дал самонадеянным дворянам яд, способный убить аликорна. Они отравили яблоки, из которых тогда ещё принцессе готовили завтрак. Но не учли, что она засиживается, зато её младшие сёстры кормились по часам на той же кухне. Но жертвой отравления стали не они, а отец принцесс, заглянувший на огонёк. Он был обычным земным пони, сумевшим своим обаянием покорить саму Королеву. Между прочим, у него был крайне могущественный соперник, но, тем не менее, Королева выбрала его. Консорт съел ложку яблочного пюре, предназначавшуюся дочери и умер на копытах кухарки. Кстати, с кухаркой вы тоже встречались. Та, бирюзовая пони в доспехах, которая потом оказалась начальником погодного патруля.

— Лайтнинг Даст? Сколько же ей лет?

— Холо научилась привязывать верных ей пони к своему бессмертию. Они взамен они должны ей подчинятся. Кроме того, она подчинила себе Преисподнюю, самую глубинную часть Тартара, да и Мироздания вообще, куда устремляются все отягощённые грехами пони. Поэтому Тёмных Королев и зовут Семью Великими грехами. Они подпитываются страстями грешников, и становятся сильней. К сожалению, покуда в роду пони такие не переведутся, или, по крайней мере, их не останется достаточно мало, мощь Семёрки будет скорее расти, чем падать. Это очень надёжный источник пополнения сил. Души же падших служителей Семи возвращаются Преисподнюю и возрождаются там снова и снова. Да и сами Королевы это смогут, если, конечно, выберутся. Такое вот абсолютное бессмертие. Не рассказывай никому, а не то... стать бессмертным приспешником Королев может показаться кому-то очень неплохим выбором.

Эпплджек вздрогнула, особенно её ужаснула последняя мысль. Нет, жители Понивилля были хорошими пони, но сказать, что в Эквестрии всё идеально было бы слишком.

— Ужасно. Насколько же они опасны? — спросила она у Ауры.

— Очень. И самое главное... Семёрка верит в свою правоту. Они считают, что пони предали их, бросили, когда они в них нуждались, и теперь заслуживают управления железным копытом. В их понимании это будет меньшим злом по сравнению с главным грехом по версии Королев — предательством.

Эйджей глубоко вздохнула и сказала:

— С такой точки зрения, их поступки по крайней мере понятны. Сначала убийство их отца, затем паника и сдача Эквестрии... я бы, наверное, поступила бы также, если бы оказалась на их месте.

— Хорошо, что ты не на их месте, моё яблочко. Ты слишком хорошая пони, чтобы переживать те ужасы давно забытого прошлого. Я славлю Творца, за то, что у тебя было нормальное детство... ну, за исключением того... — Аура никогда не любила говорить о крушении "Надежды", и почти не отвечала на вопросы о произошедшем. Это было своеобразным табу в их отношениях. Эпплджек чувствовала, что её названная мать переживает едва ли не больше, чем она сама, чудом выжившая в той аварии, — ты заслуживаешь лучшего.

— Мне повезло, что я не осталась одна... В смысле, без матери, — сказала Эпплджек, — ты очень помогла мне, хотя не знаю, почему ты боишься показаться Эпплблум.

— Ну... я... я... — Аура начала юлить. Аура начала юлить! Такого Эпплджек не помнила за все годы, прошедшие с их первой встречи. А затем решительно выдала, словно боясь, что если остановится, то не сможет продолжить, — Я повредила вашей матери. Баттер... нет, я не могла её спасти, но могла дать лучший путь, более лёгкое перерождение, более быстрый способ попасть туда, куда попадают светлые души. Но моя помощь тогда... Я... воровка, я украла тебя у неё. И Эпплблум, до некоторой степени. Она такая хорошая пони, а я... я...

Эпплджек попыталась её обнять, но её копыта прошли сквозь призрачный образ плачущей аликорны. Тогда она попыталась утешить Ауру словами:

— Ты хотела как лучше. И без тебя я бы... я бы не знаю, что делала. Ты заменила мне её, ты помогла мне, ничего не прося в замен... ну кроме изучения языков. Ты хорошая пони. И точно лучше этой Холо.

Аура прекратила плакать и улыбнулась, сказав:

— Ты самая чудная дочь, которая может быть у пони. Я знаю, Баттер гордится тобой там, где она сейчас. Но... ещё не всё разрешено. Может, через год-другой я смогу объяснить тебе все сложности.

— Хорошо, я тебя не тороплю. Я верю тебе. Может, ты всё же покажешься Эпплблум?

— Я подумаю. Да, и на счёт Вечеринки в саду... не вздумай не заказать у Рарити нового платья.

— Будет сделано! — отрапортовала Эпплджек, — сейчас же этим займусь!

— Иди, моя гордость! — сказала Аура, и Эпплджек поскакала по направлению к городу.

Когда она достаточно отдалилась, прозрачная аликорна сказала сама себе:

— Надо поговорить с Батти. Но все вопросы ранее исполнения Плана мы не решим. Эпплджек меня убьёт... ну и ладно, я люблю её, и делаю это для неё. Почему она должна иметь меньше Стеллы и Солярис? Моя Грацилия Арбора, моя Прекрасная Яблоня. Ладно, надо спешить. Ноты написаны, важно удержать такт.


Эпплджек уже подбегала к "Карусели", когда ей на встречу вышла улыбающаяся Рарити:

— О, дорогая, ты не поверишь!!! Мне пришло письмо от Флёр де Лис с приглашениями на Кантерлотскую Вечеринку в Саду! Самое престижное мероприятие!!! И мы все приглашены, правда Флёр написала, что билет для Твай она вручит ей сама! Знаешь, что это значит?!

— А Вондерболты будут там, Рарити?

— Гм... вполне возможно. Кажется, кто-то уже скучает по своему милому другу!

— Может быть. На то он и милый друг... ты не сможешь сделать мне платье, дабы... как бы это сказать?

— Поймать его взгляд и заставить пускать слюни?

— Fi! Comment peut-on dire ça?! Je veux briller comme une étoile, et l'attirer vers moi, tourbillonner avec lui dans la danse, briller ensemble dans les rayons du soleil couchant,1 — с улыбкой ответила Эпплджек модельерше.

— Touche, — признала Рарити, — я сделаю для тебя самое лучшее платье... после платья для Твайлайт.

— Почему? — удивлённо спросила Эйджей.

— Потому, что дата Вечеринки совпадает с Днём Рождения нашей волшебницы! А значит, она должна сиять особенно ярко. Надеюсь, принцесса разрешит лейтенанту Сентри поехать с нами. Они вместе так чудесно танцуют.

— О, Рарити, ладно, я понимаю. Que notre sorcière brille comme Une étoile du Soir!2 — сказала Эпплджек.

— Il en sera de même!3 — заявила модельерша, — а теперь вперёд. Нам нужно найти Радугу, Пинки и Флатти.


Выдержав раздачу приглашений и сбор идей, Эпплджек шла домой. Уже совсем стемнело, и она очень давно так не засиживалась. Однако по пути она увидела то, что заставило её встрепенуться. Мак, впрягшийся в здоровую тележку, куда-то шёл.

— Биг Мак, ты куда попёрся на ночь глядя?! И где ты достал эту штуку?!

— Штуку? — удивлённо ответил жеребец совсем не голосом Макки, — а, вы про мою тележку! Вы, должно быть кузина Эпплджек! Прошу прощения, меня послали делам в ваши края, но я заблудился и чудом набрёл на Мака. Он показал мне дорогу.

Приглядевшись, Эпплджек поняла, что перед ней действительно не Биг Мак, хотя этот жеребец и был похож на него.

— Ты вообще кто? И почему называешь меня кузиной?

— Ой, прости. Я должен представиться, я Пеа Ред. Пеа Баттер приходилась кузиной моему отцу. Извини, я знаю, что мы не в тех отношениях... я просто пойду, пока не получил копытом в глаз.

— Погодь, ты Пеа, что ли? — Эпплджек видела бумаги своей матери и знала о её происхождении, но в общих чертах. Куда лучше она знала о конкуренции между яблочной и грушевой семьями.

— Да. Надеюсь, это не повод для драки?

— Да нет, по крайней мере пока ты не буянишь. Чего тебя сюда завело-то?

— Честно? Кое-кто у вас любит грушевый сидр. Но адрес доставки такой кривой, что непонятно, куда доставлять. Я вышел за станцию до Понивилля, и весь день шатаюсь по окрестностям.

— Гм, даже не знаю, у нас все как-то любят наш сидр.

— Ну, значит, не все. Старшайн, Зелёное поле, Гринделл. В Гринделле мне сказали, что Зелёное поле относится к Понивиллю.

— Старшайн тебе нужен? Он живёт в летающем доме со своей семьёй. Домик припаркован на поле за Понивиллем с другой стороны.

— Вот вечно так! Адмирал заберётся куда-нибудь, и где его искать Бог знает. Кстати, не знаешь, его дочь дома?

— Ты про Радугу?

Ред аж подпрыгнул.

— Мать моя пони, я я думал она куда-то умотала с Флаттершай! Нет, чур меня. Флитфут меня интересует.

— О... тяжёлый случай, — хмыкнула Эпплджек, — вроде, сегодня была, а там не знаю, она ж уматывает со скоростью урагана. Флитфут есть Флитфут. Кстати, Радуга не лучше.

— Эта мелкая шкодница замучила меня своими подколками. Ужас летучий.

— Я честно тебе скажу, что Флитфут и Радуга очень похожи по характеру, насколько я конечно знаю Флитфут. Так что у тебя будет шанс отыграться, когда наша радужная летунья влюбится. Только смотри, не перестарайся. Кстати, где ты ночевать то собрался?

— Ах. Довезу груз, а там где-нибудь в поле...

— Нет, так не пойдёт. Ты ж наш родственник, как-никак.

— Да наши семьи, вроде ж, враждуют...

— Ну, что ж, заключим на один день перемирие. Бабуля куда-то отправилась по делам, думаю, проблем у нас не будет. Доставишь свой сидр завтра, не переживай. Он же нормально упакован?

— Да, более-менее. Но я не думаю...

— Радуга точно дома. Хочешь с ней поболтать?

— Чур меня. Спасибо, кузина.


Эйджей проснулась рано, умылась и вышла во двор. Тут уже Ред о чём-то разговаривал с Эппл Блум.

— Ты правда наш кузен?

— Троюродный, если быть точным. Я знал вашу мать, хотя и плохо.

— А какая она была? Я её почти не помню.

— Она была очень доброй, не по годам мудрой кобылой. Я тоже вскоре потерял своих родителей и меня взял на воспитание... — он сделал маленькую паузу, которая не укрылась от Эпплджек, — мой двоюродный дедушка. Я ему помогаю по хозяйству.

— Это хорошо, что ты не остался один, — сказала Эпплджек, вступая в разговор, — уже готовишься?

— Да. Я много слышал о Гренни Смит... и мне не хочется на своей шкуре перепроверять, что правда, а что дедушка сам додумал. Пойду я, тут не далеко и до Саншайна, и до станции.

— Я тебя провожу, — предложила Эпплджек, — Может, отпугну Радугу.

— Спасибо, — сказал жеребец. Вскоре они собрались и пошли. Путь их лежал через город, и они весело болтали, проходя по центру, пока прямо перед ними не приземлился пегас в синей форме.

— Привет, Эйджей. Здравствуйте, господин...

— Да какой я господин, я Пеа Ред, Соарин. Кстати, Флитфут нас познакомила на шоу в Ванхуфере.

— Погоди, ты деревенский олух к которому она мотается через пол-Эквестрии? Кстати, а что ты здесь-то делаешь?

— Доставляю большую партию сидра. Кто-то неправильно написал мне адрес, я заехал чёрти куда, заплутал, но, спустя много лет, наконец познакомился со своими кузенами-Эпплами.

— Ты кузен Эпплджек?! Как тесен мир! — воскликнул Соарин, а затем заговорщицки спросил, — ничего, если я утащу твою кузину на пару минут?

— Ну, поскольку я не Мак, то особого голоса не имею. Но помни, я тоже за тобой присматриваю.

Эпплджек, не говоря ни слова, отошла с Вондерболтом недалеко.

— Ты чего хотел-то, Рин?

— Пирожок, тут дело такое... Мне пришло приглашение на вечеринку в Кантерлоте, да ещё и плюс один... ты пойдёшь?

— Это, часом, не та Вечеринка в Саду?

— Да, она самая... как ты узнала?

— Нам тоже прислали приглашения. Так что, пойдём мы наособицу, но, надеюсь, найдём время побыть вместе. Просто у нашей Твайлайт в тогда же День Рождения, так что надо сначала её довести, а затем собой заняться. Ты не обидишься?

— Нет, если ты не забудешь то, что обещала, мой сладкий Пирожок.

— Лады, Рин, получишь ты свой поцелуй! Всё, мне нужно показать кузену, где живёт теперь Флитфутова семейка.

— Ох, перепортите вы всю нашу породу, Эпплы и Пеа, перепашите вольный дух пегасов-авантюристов... ужас, да и только, — с притворной грустью произнёс Вондерболт, а затем с улыбкой, взлетев, бросил, — найдите и Спитфайр кузена, а то она всё одна и одна, гоняет нас да орёт, будто хочет добавить в коллекцию медаль "Первой Кричальщице Эквестрии".

— Ей с принцессой Луной не тягаться, помяни моё слово.

— Да, но Её Высочество в таких конкурсах не участвует. Так что, шанс у Спити есть! — закончил он и улетел вдаль.

— Хороший он парень, — сказал Ред, подходя к ней вместе с повозкой, — Флит говорит, что он самый осторожный и взвешенный из команды.

— Буду знать, — ответила Эйджей, после чего они продолжили движение.


Наконец, они оказались возле облачного дома, где увидели Тюрквойс Стар, приводящую в порядок внешний вид своего облачного домика. Впрочем, заметив Реда, она тут же спланировала вниз.

— Ред, рада тебя видеть! Я не ожидала, что ты сам попрёшься в такую даль.

— Я решил наконец сам разведать, как устроились наши лучшие покупатели, тётушка Тюрквойс.

— Ага, верю, — тихо сказала она, а затем крикнула таким громким голосом, что Эпплджек пришлось зажать уши, — ФЛИТФУТ, РЕД ЗДЕСЬ!

Оба чуть не оглохли, а затем из одного из окон вылетела Флитфут и спустилась к ним, сразу обнявшись с Редом. А затем легонько стукнула его, сказав:

— Ты где был?! Обещал быть ещё вчера!

— Кто-то написал ему в адресе вместо Понивилля Гринделл, — ответила за новоприобретённого кузена Эпплджек.

— Что?! — Тюрквойс тут же подошла, и Ред показал ей форму. Она схватилась за голову:

— Как я так? Ох... это наверное, я глупость сделала. Было у меня дело в Гринделле и я сдуру, крутя мысли в голове, его и написала. Голова садовая!

— Ничего, тётушка, зато я познакомился со своими кузенами, Биг Маком и Эпплджек.

— Вы кузены!!! — ахнули Флитфут и Тюрквойс, а новый голос вступил в разговор:

— Что правда?! Сладкий Ред и Эпплджек?! Я должна была догадаться! — заявила Радуга, порхая чуть поодаль со Скуталу на спине. Там же были Гильда и Старшайн.

— Радуга, — бросила адмирал в отставке, — не нужно обзываться.

Флитфут бросила на неё сердитый взгляд, а Ред стал краснее красного.

— Ладно, я пойду, — со смешком сказала Эпплджек, — если что, зови на помощь. Громко.

— Спасибо, кузина! — бросил ей в след Ред.


Эпплджек вернулась домой и готовилась взяться за работу, когда у ворот появилась бабушка, Рарити со Свити и неизвестный пожилой жеребец. Она направилась навстречу им.

— Это так мило, что вы решили восстановить отношения... — донеслись до неё слова Рарити.

— Ничего милого нет. Я заслуживаю подкованным копытом в глаз за свои предыдущие дела, — ответил пожилой жеребец.

— Пока мы живы, всегда есть второй шанс.

— Боюсь, и второй-то я уже упустил.

Эпплджек тем временем оказалась перед ними, и пожилой жеребец чуть не столкнулся с ней.

— Простите, — почему-то произнесла Эйджей.

— Это... ты меня прости... старик не видит, куда идёт, — ответил тот, понурив голову.

— Ладно, Гранд, хватит себя жалеть. Представься, увалень старый! — рявкнула на него Гренни Смит.

Тот вздохнул и произнес:

— Меня зовут Гранд Пеа... я... отец Пеа Баттер, твоей матери, дорогая Эпплджек.

Эйджей от такого откровения села на круп. И тут раздался звонкий голос Эппл Блум:

— А ты знаешь Реда Пеа?

— Да... он мой внучатый племянник и я воспитывал его после смерти его родителей. А откуда ты его знаешь... Эппл Блум, правильно?

— Верно. Он был здесь утром. Заблудился, доставляя сидр для адмирала Саншайна.

— А... вот куда переехал старый летун. Понял-понял. Нет, с этой чертовкой их не разлучить... и правильно! А вот я должен извиниться... я бросил вашу мать на произвол судьбы... — произнёс жеребец, опустив глаза.

— То есть, ты наш дедушка?! — подскочила к нему Эппл Блум, — правда?!

— Да, — тяжело ответил старик.

— Ура! У нас есть дедушка!

— Эппл Блум! Рано праздновать! — прервала её Эйджей, а затем сказала Гранду, — я не знаю, где вы были, но мамы больше нет. Я была там, когда... вас не было в её и нашей жизни столько, сколько мы себя помним. И знаете, что? Думаю, нам хорошо было без вас! — после чего встала и, развернувшись, ушла по своим делам, оставив не только Гранда, но и Гренни удивлённо смотреть ей вслед.


Эпплджек осматривала яблони в дальней части сада, когда услышала давно знакомый голос:

— И что это было? — спросила Аура.

— Я высказала ему, что думаю, — ответила Эпплджек, — он сам сказал, как бросил маму.

— Бросил. Это верно. А как бы ты поступила, если бы твоя дочь предала тебя и спуталась незнамо с кем? Или бы это сделала Эппл Блум?

Этот вопрос застал Эйджей в расплох.

— Я бы не отвернулась от неё. Я бы постаралась вывести её к свету!

— К какому свету? Призвала бы пресвятую Селестию? Или заперла бы в доме? Придумаешь свой вариант? — спросила призрачная аликорна.

— Ну, я бы... — Эпплджек лихорадочно попыталась придумать ответ, — я бы попыталась её переубедить! Эппл Блум бы послушала меня!

— Ты сама то в это веришь? — ответила ей новым вопросом Аура.

Эпплджек вздохнула и ответила:

— Не очень.

— В том-то и оно. Гранд сделал ошибку... большую ошибку. Не повторяй её. Идём, я расскажу тебе историю, — Аура пошла вперёд и её приёмная дочь, после небольших колебаний, последовала за ней.

Призрачная аликорна привела её на холм, с которого виднелась ферма Эпплов. Когда Эпплджек поравнялась с ней, она вздохнула и начала рассказ:

— Когда-то, много лет назад, на этом месте стояла ферма. И жили на ней два брата, Сид и Спраут. Они возделывали землю, сажали деревья, проводили селекцию. Их ферма росла. Старший, Сид, особо ценил яблоки, большие, сочные, которые массово скупала королевская гвардия.

Спраут обожал груши. Он пек из них пироги, делал сидр, мочил их. Все в окрест обожали их, и каждый раз за урожаем собиралась большая очередь. И вот, решили они жениться, и, на беду, выбрали одну и ту же кобылу. Чтобы не портить отношения, братья решили так, кого она выберет, того и выберет. А чтобы подкупить возлюбленную, они сделали для неё самые свои самые вкусные пироги. Она попробовала у обоих и призналась, что не может выбрать. И тогда они сами начали спорить, утверждая, что его пирог лучше.

Слово за слово... и дело кончилось дракой. Кобылица выгнала обоих, но они продолжили спорить дома, кто из них виноват и что делать. Кончилось дело тем, что они разделили ферму забором пополам и каждый занялся своей частью. Много лет они не разговаривали. Прошли годы, они женились на совсем других кобылицах, выросли их дети и внуки. И, много лет спустя, уже стариками, они столкнулись на ярмарке с той своей старой подругой. Она вскоре после тех событий уехала из этих мест, и вернулась лишь не надолго. Узнав, что они до сих пор не общаются, она пристыдила обоих, и это сработало. Оба патриарха притихли, и, неожиданно для самих себя, вспомнили свою молодость, какими они были до ссоры, и как жили после. И тогда, уже стариками, они снова протянули друг другу копыта дружбы и помирили свои семьи. А когда братья ушли на Небесные Луга, их похоронили рядом, и посадили на могилах два дерева, яблоню и грушу. И так они росли много лет... как, кстати, и деревья на могиле твоих родителей. История часто повторяется по кругу, моя милая.

Эпплджек вдумалась в слова приёмной матери. Гранд сделал ошибку... но он пытается извинится.

— Кажется, я поступила плохо, — сказала фермерша пристыженно.

— Тогда иди, и поступи хорошо, — напутствовала её приёмная мать, — Это сложно, зато ты сможешь по праву собой гордиться.

Земледелица ничего не сказала, она увидела Гранда и Гренни идущих к воротам "Яблочной Аллеи".

Она бросилась им на перерез и, догнав их у ворот, выдохнула и сказала Гранду Пеа:

— Я должна... извиниться. Я разозлилась просто по тому, что вы... я очень любила маму и никогда не понимала, как может быть иначе. Все старшие говорили мне про неё лишь хорошее... и я разозлилась на вас за то, что вы никогда не появлялись ни её, ни в моей жизни. За то, что не были с нами, с ней тогда... Простите меня, если можете, — закончила она, понурив голову, но сразу же услышала:

— Хорошо, — сказал старый жеребец, — я понимаю. Действительно, понимаю.

Эпплджек, подняв на него взгляд, увидела, что он тоже смотрит в землю.

— Значит мы похожи... — сказала она, — да, мы действительно одна семья... дедушка.

Тот поднял глаза, и буквально просиял:

— Спасибо, дорогая Эпплджек. Это очень важно для меня. Ты бы... не могла проводить меня до станции?

— Конечно, дедушка.


Они вчетвером с Гренни Смит и присоединившейся к ним Эппл Блум шли по городу, когда им на встречу вышли Флитфут и Ред.

— А, вот и наши голубки, — с улыбкой произнёс Гранд, — ей, Ред, когда в следующий раз поедешь к подружке, завези и кузенам нашего сидра. Пусть сравнят.

— Как скажешь, дедушка! — произнёс смутившийся Ред, а Флитфут улыбнулась и сказала:

— А ты боялся!

После чего все направились на станцию.


Примечания:

Фи! Как такое можно говорить?! Я хочу сиять как звезда, и притянув его к себе, кружиться с ним в танце, вместе сияя в лучах заходящего солнца.

Пусть наша волшебница сияет как Вечерняя Звезда!

Именно так и будет!