Опустевшее гнездо

Вчера чета Кейков усадила Пампкин и Паунда на поезд — у них первый год в колледже. Вчера был трудный, неимоверно трудный день. А сегодня будет ещё труднее.

Пинки Пай Мистер Кейк Миссис Кейк

На глазок

Тирек вернулся, и в этот раз ничто не смогло остановить его. Элементы гармонии повержены, Дерево Гармонии выкорчевано, заклинания оказались бесполезным. Лишь вопрос времени, когда он найдет аликорнов и все будет потеряно. Никто не был готов к тому, что произошло дальше.

Человеки Флари Харт Тирек

Сообщающиеся сосуды

Для многих - утро начинается с кофе, но только не для Твайлайт Спаркл. Бедная, но упрямая в своих принципах единорожка почти каждый день вынуждена сталкиваться с его в высшей степени некачественным заменителем, из разу в раз заказывая в местном кафе сей напиток в слепой надежде, что однажды ей всё же нальют именно то, о чём она попросила. Такова её маленькая битва - возможно, кому-то она покажется глупой и не имеющей смысла, но Твайлайт настроена в высшей степени серьёзно. Что ж, кто знал, куда её в итоге приведёт сие незамысловатое противостояние...

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони

О монстрах и пони

Светлая и счастливая Эквестрия. Мир, в котором нет места чудовищам. Но, возможно, истоки этого мира лежат в совсем другой эпохе, когда светила двигались по своей прихоти, легенды жили и дышали, а магия не была подчинена пони. Кризалис родилась в эти давно забытые времена, еще не зная, какую роль ей предстоит сыграть, и какую цену она заплатит за это.

Другие пони ОС - пони Кризалис

По ту сторону сюжета

Фанфик, расширяющий события десятой серии первого сезона (Swarm of the Century), куда по воле случая попали космодесантники.Пострадали только параспрайты.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Стража Дворца

Слушай, всё, что я хочу…

Человек прибыл в Эквестрию с одной целью. Как оригинально. Но… Он не ищет друзей? Не ищет романтики? И он не умер? Почему же тогда он пришел в земли пони? Лично он винит Обаму.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Мэр Человеки

Мастер Тайм (упоротость рулит)

Что было бы, если бы "кексиками" посчастливилось стать какому-то конкретно упоротому пони. А если этот пони даже не пони, а повелитель времени, родом с Земли, то что тогда?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Скуталу Черили ОС - пони Человеки

Одиночество с короной.

Сны. Эта та часть жизни, которую бы хотелось обуздать. Эта та часть жизни, где возможно все, и, тем не менее, они реальны. По-своему, но реальны.

Принцесса Селестия

Творожная загадка Стойла Два

Один из эпизодов жизни Литлпип в Стойле во время, когда она еще не получила кьютимарку, в котором также объясняется, откуда в Стойле Два брался творог и другие кисломолочные продукты.

ОС - пони

Стальные крылья

"Сталлионград - для земнопони!". Город воинственной и промышленно-развитой нации земнопони. Они были единственными, кто противостоял Селестии и выстоял, став союзниками, а не вассалами принцессы. Но время идет, и старому городу нужен новый путь. Нужна молодая кровь, путь которой лежит в небеса.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Автор рисунка: Noben
Глава 13. Мир, дружба и взаимная выгода

Глава 14. Поезд для Принцесс.

Проектное задание на разработку и постройку спецпоездов для принцесс-аликорнов специалисты получили сразу же после согласования договора и уточнения технических деталей про железнодорожную сеть Эквестрии. Всё-таки даже легкая узкоколейка хоть формально и была близка к ней, но на самом деле отличий оказалось более чем достаточно. И наработки, как по бронепоездам, так и по спецпоезду Генерального секретаря при разработке защищённого подвижного состава для Эквестрии оказались полезны, но всё пришлось проектировать с нуля. Более узкая колея, меньшая нагрузка на ось, более слабая несущая способность строения пути заставили инженеров обратиться к самым передовым наработкам в области бронезащиты. Титановые и алюминиевые сплавы, полиамидное волокно, керамические закладные бронеэлементы, концепция «контролируемого разрушения» элементов конструкции, в процессе которого поглощалась энергия атакующего воздействия.

Всё это было непривычно, практически ещё не проверено, потребовав проведения огромного количества расчётов, построения математических моделей, проведения вычислительных симуляций и только после этого – натурных испытаний отдельных элементов конструкции. И в то же время все занятые в работе испытывали некоторую неуверенность – не только из-за высокой новизны проекта, но и из-за невозможности полностью адекватных испытаний опытных изделий. Обстрелять из пушек разного калибра, подрывать всевозможными минными ловушками, какие только могли измыслить саперы, даже попросить своих единорогов «подолбать магией», но насколько все эти испытания окажутся сопоставимы с ударами НАСТОЯЩИХ боевых магов, никто сказать не мог. Никто не сомневался, что Селестия с Луной, если что, смогут за себя постоять, но ведь была и их свита из обычных пони, и была принцесса Кэйденс, которую любила вся Республика. Потому было решено для финального этапа испытаний пригласить правящих принцесс вместе с принцем-консортом, являющимся настоящим практикующим боевым магом, поучаствовать лично. Никто особо не сомневался, что Селестия с Луной смогут пробить любой бронированный вагон, но то, КАК они его пробьют, могло дать много ценных сведений. Особенно если осторожно оснастить полигон нужной регистрирующей аппаратурой.

Ученица принцессы Солнца, единорожка Твайлайт Спаркл прибыла в Сталлионград через две недели после окончания визита принцесc-аликорнов. Доставила её через Занавес летающая колесница принцессы Кэйденс, которая временно базировалась именно для таких случаев в Галлопинг Гордже. Сначала она захотела жить в общежитии Университета вместе с другими студентами, чтобы не тратить время на дорогу от Замка Белых Единорогов, и профессор Коин пошёл ей навстречу. Но после того, как она забыла пообедать, зарывшись в книги в библиотеке, а потом и вовсе заснула за столиком носом в раскрытую книгу, старший Коин своим волевым решением переселил её в замок, чтобы верные слуги и домочадцы присматривали за её режимом хотя бы по утрам и вечерам. Старый и мудрый декан, быстро поняв Твайлайт, взял её под свою отеческую опеку, иногда заставляя её пойти поесть или погулять в саду при Университете. Иначе дорвавшаяся до новых знаний Твайлайт просто могла «загнать» себя до истощения.

Постепенно всё наладилось, режим учёбы и отдыха Твайлайт установился, самый сильный информационный голод был утолён, и она начала обращать внимание на окружающее. Яркая и умная единорожка стала знакомиться с местными пони, гулять по городу, изучая жизнь и архитектуру, и по-дружески сошлась с одним из младших кисточковых. Эти отношения были вполне невинны, но постепенно укреплялись и углублялись. Так незаметно летело время, и польза от пребывания Твайлайт Спаркл в Республике стала взаимной. Она консультировала специалистов из НИИ ЧАиВО, участвовала в дискуссиях на факультете Теоретической Магии, обучив единорогов Республики множеству новых, неизвестных им ранее заклинаний, и в некоторых областях очень серьёзно продвинула вперёд местную научную школу магии.

Спустя полгода после визита, когда конструкция броневагона под Эквестрийский стандарт железной дороги была максимально испытана – уже пять опытных вагонов отправились в утиль, искорёженные обстрелами и взрывами, Генеральный секретарь пригласил на финальные испытания принцесс-аликорнов и принца-консорта. Кэйденс с радостью согласилась, но не ради визита на полигон, а чтобы навестить свою подругу Твайлайт. А вот Шайнингу Армору и Селестии с Луной было действительно интересно посмотреть на рабочий прототип вагона. Инженеры и рабочие Республики сработали очень оперативно для такого сложного дела, да и снова посмотреть, как дела за уже практически угасшим Занавесом было интересно. Кроме того, Королевская Служба Информации уже закончила своё расследование, собрав всю доступную информацию о «Драконе» и это тоже требовало обсуждения с Генеральным секретарём. У грифонов также продвигалось строительство военных кораблей, и этот вопрос тоже требовал обсуждения.

Новый визит был быстрым и практически тайным. Минимум охраны, одна колесница Кэйденс, Селестия с Луной вообще просто телепортировались в Гордж «своим ходом». На другой стороне их уже ждал бронепоезд Генерального секретаря. Да, его снова сопровождали два зенитных бронепоезда в полной готовности, но было видно, что охраны всё-таки меньше, и она не так напряжена, как в прошлый раз. За прошедшие полгода войска, ранее выведенные по тревоге «в поле», вернулись в свои военные городки, пограничная служба работала в обычном спокойном режиме, а приграничные укрепрайоны снова вернулись в режим консервации. Хотя активность системы ПВО уменьшилась не так сильно, учитывая новые угрозы с воздуха, но всё равно было ясно, что Республика вернулась к обычной мирной жизни.

Переночевав в Замке Белых Единорогов, после завтрака они разделились, Кэйденс вместе с Твайлайт отправилась в Университет, планируя после этого снова нанести визит во Дворец Пионеров, а после – осмотреть достраиваемый зимний детский курорт. Главный Купол уже был остеклён, и сейчас на нём велись финишные работы, Кэйденс было интересно посмотреть на это необычное сооружение, да и Твайлайт надо было проветриться и сменить обстановку. А диархи Эквестрии и принц-консорт вместе с Генеральным секретарём отправились на полигон, осмотреть предсерийный образец броневагона и, проведя личные испытания, рекомендовать его в производство, либо отправить на доработку, если защита от ударов магии будет признана недостаточной. Всё-таки для Республики это было в своем роде делом чести – исполнить свою работу хорошо, раз им доверились правительницы Эквестрии и Кристальной.

Снова забор из колючей проволоки на бетонных столбах в два ряда, сторожевые вышки, большие красные плакаты «Внимание! Не входить! Опасно!» От небольшого служебного поселка, где остановился мотовагон Генсека, дальше они отправились на дрезине на собственно сам полигон, где был построен километровый участок железнодорожной насыпи с колеёй той же ширины, что и в Эквестрии, на которой и стоял опытный вагон, окрашенный простой серой краской. На безопасном расстоянии от участка эквестрийской колеи с опытным вагоном, приготовленным для испытаний, располагался капитальный бетонный бункер с наблюдательными перископами. Причём видно было, что тут шли испытания, несколько дальше от бункера по бокам от железнодорожной колеи были видны разной глубины и размера воронки, а в одном месте она была вовсе взорвана изнутри, по краям воронки торчали разорванные и скрученные рельсы. Дополняли пейзаж круглые бетонные колпаки с узкими прорезями амбразур, по-видимому, с дистанционно управляемыми кинокамерами.

– Ваши Высочества, – обратился к принцессам Генеральный секретарь. – Не хотите ли испытать предлагаемую технику лично? Мы уверены, что наше изделие сделано максимально надёжно в доступных габаритах и массе, мы применили свои самые передовые разработки в защите и испытали опытный вагон обстрелом из своего оружия, точно так же, как испытывали мой спецпоезд, и механические защитные свойства у них получились близкими. Но мы не можем провести адекватные испытания на воздействие магических ударов, у нас боевая магия не такая сильная, как у вас. Не могли бы принц-консорт, как боевой маг-единорог, и вы сами нанести пару магических ударов, чтобы мы могли убедиться в достаточной защите на примере натурного испытания? Все-таки если мы взялись за это дело, то хотим быть уверены, что сделали его хорошо.

– А есть ли в этом смысл? – спросила Селестия. – Мы с сестрой олицетворяем силы природы, в мире нет других существ с такими же способностями, как у нас. Никто не будет атаковать ваш вагон тем же способом, каким могут это сделать аликорны.

– И всё-таки? – с улыбкой вновь предложил Бронеус. – Разве вам самим не интересно попробовать? Кроме того маги-единороги все-таки могут попытаться нанести удар, мы немного изучили историю Эквестрии и знаем о «Бунте Знати», в результате которого вымерли ваши кисточковые единороги. Наши Коины были сильно расстроены этой новостью.

В предложении Бронеуса читался и второй смысл – мало кто из живущих пони имел возможность наблюдать лично силу аликорна. Натурное испытание могло бы продвинуть сталлионградскую науку на десятилетия вперёд в понимании возможностей сильнейших существ Эквестрии и возможности противостоять им. Но и первый смысл – убедиться что они смогли все сделать правильно – был для Генерального секретаря не менее важен. Был и третий смысл – проверить защиту уже своего спецпоезда на случай попытки покушения каких-нибудь магов «из внешнего мира». Селестия хорошо понимала это.

– Из того, что я видела, вагон защищён в основном от кинетического и взрывного воздействия, а мои способности, как магического воплощения Солнца, находятся, в основном, в области воздействий высоких температур, – пояснила принцесса Солнца. – Я могу телепортировать сюда небольшой протуберанец, но зачем вам нужна куча оплавленного металла, к которой невозможно будет подойти ещё несколько десятков лет из-за наведённой радиации? Атака даже сильнейшего единорога не сравнится по мощи с выстрелом ваших пушек. Но, если вам очень хочется... Шайнинг, дорогой, не мог бы ты нам продемонстрировать?

– Как вам будет угодно, – принц-консорт Кристальной империи вышел вперёд, его рог засветился...

Солидных размеров булыжник массой в несколько десятков килограммов вывернулся из земли в сотне метров от делегации, повис в воздухе, а затем понёсся к вагону, разгоняясь с постоянным ускорением. Гром потряс полигон, когда камень преодолел скорость звука и через долю секунды ударил в бронированный борт. Вагон снесло с рельсов, он с грохотом завалился на бок. Собравшиеся подошли к лежащему вагону. Селестия засветила рог и лёгким движением поставила вагон обратно на рельсы. В его боку виднелась глубокая вмятина, но борт не был пробит.

– Как видите, даже очень сильный единорог не смог пробить вашу броню, – с улыбкой пояснила принцесса Солнца. – От кинетического воздействия вагон защищён очень надёжно. Будем считать, что он прошёл испытания успешно. Мне или моей сестре таким воздействием не навредить, аликорны в большей степени существа магические, чем реальные, но меня в поездках сопровождают обычные пони, и я беспокоюсь за их безопасность даже больше, чем за свою. В таком надёжном вагоне им ничего не грозит.

Бронеус пытался скрыть своё откровенное облегчение за маской непроницаемого спокойствия, все реально опасались, что многослойная композитная титановая броня не сможет защитить от удара сильного мага-единорога, но и немного разочарования, что Селестия не показала силу «хотя бы краешком» тоже было. Аликорны с лёгкостью разгадали его план и не стали демонстрировать свои возможности.

– Кинетическое воздействие, говорите? – принцесса Луна слегка усмехнулась, её рог окутался синим сиянием. Она несколько секунд смотрела в небо, потом пробормотала: – Ага, вот этот подойдёт... Нам лучше укрыться в бункере, и поскорее.

Пони наперегонки кинулись к бункеру. В дверях даже возникла небольшая давка. Селестия, Луна, Шайнинг и Генеральный секретарь вошли последними, после чего дежурные сотрудники полигона закрыли толстую бронированную дверь и, вращая круглый штурвал, зафиксировали запоры. Входя в бункер и бросив взгляд на небо, Харитон успел увидеть сияющую в холодной вышине яркую точку. Он прошёл в центральный зал бункера, где все пони уже собрались вокруг экрана большого телевизора, места у перископов заняли только специалисты. Косая белая полоса прочертила небо. Через считанные секунды пол под ногами вздрогнул от тяжкого удара. Стены бункера затряслись от грохота, с потолка посыпался песок и кусочки штукатурки. Экран почернел и больше не светился, ударной волной разбило телекамеру. По ощущениям было сильно похоже на удар 305 или 356 мм снаряда тяжёлой железнодорожной батареи.

Генеральный секретарь первым вышел из бункера как только дежурные открыли дверь. Зрелище его впечатлило, хотя и не настолько потрясло, как, возможно, рассчитывали принцессы-аликорны. Посреди невысокой насыпи зияла воронка диаметром в несколько метров, из которой торчали согнутые и исковерканные рельсы с остатками бетонных шпал. От средней части вагона не осталось ничего. Его тележки и смятые торцевые части разбросало в разные стороны на несколько десятков метров. Раму разорвало пополам. Впечатление было такое, будто в вагон прямым попаданием прилетел 305 мм снаряд.

– Что это было? – с интересом спросил он, поворачиваясь к принцессе Луне.

– Железо-никелевый метеорит. Не очень большой, всего несколько килограммов, – пожала плечами Госпожа Ночи. – Скорость – примерно 30 километров в секунду, может, немного меньше или больше, я точно не измеряла.

– Вы сами понимаете, дорогой Бронеус, что реальные злоумышленники не обладают такими возможностями, – улыбнулась Селестия. – Будем считать, что вагон защищён от большинства возможных угроз.

– И это очень хорошо, – улыбнулся Харитон Бронеус. – Теперь мы убедились, что свою часть работы сделали как надо, и можем запустить производство подвижного состава по вашему заказу. Будем надеяться, что нас никто не станет обстреливать из космоса снарядами, подобными метеориту, которым сюда засветила принцесса Луна, или солнечными протуберанцами, про которые вы говорили, Ваше Высочество. Скажу вам честно, от наших пушек и мин под полотном железной дороги эти вагоны защищены хорошо, мы это проверили, искорежив пять вагонов и внося улучшения в конструкцию, вы испытывали шестой. Средствами магической защиты вы их оснастите сами, тут мы с вашими специалистами соперничать точно не сможем.

Конечно, отделка, окраска будут выполнены по вашему вкусу и усмотрению вашими специалистами, все необходимые коммуникации, электропроводку и так далее мы смонтируем до передачи составов. Ещё вам надо будет сделать и прислать электромагические батареи, мы укажем, какие параметры тока и напряжения они должны выдавать для тяговых электромоторов локомотивов. Сами тяговые моторы, силовую и управляющую часть, приборное оснащение кабины мы сделаем сами. И вам нужно будет командировать ваших железнодорожников для обучения управлением этой техникой. Тогда от Галлопинг Гордж они смогут повести составы сами куда вам надо на финишную доводку.

– Это очень хорошо, мы даже не ожидали что вы всего за полгода проделаете такую большую работу, – улыбнулась Селестия. – Грифоны, минотавры, да и многие пони часто бывают менее ответственны при исполнении заключенных договоров, чем вы.

– И что вы решили насчет обмена информацией между нашими спецслужбами? – задала свой вопрос принцесса Луна. – Наша Королевская Служба Информации закончила свое расследование насчет «дракона», нам нужно обсудить эту информацию. Да и моя Ночная Стража тоже хотела бы сотрудничать с вашими службами, для обмена полезным опытом.

– Мы согласны на обмен информацией между нашими спецслужбами, – коротко ответил Генеральный секретарь. – Зачастую со стороны виднее, раз уж мы думаем по-разному.

– Надо будет заключить соответствующее соглашение, – выступила вперёд принцесса Солнца и попросила референта передать Генеральному секретарю папку с документами. – Здесь всё, что мы смогли узнать о «Драконе».

Сдержанно поблагодарив, Генеральный секретарь принял папку и бегло просматривал документы на обратном пути с полигона к столице республики.

– Мне нужно передать их нашим специалистам для изучения и анализа, – сообщил он своё решение принцессам-аликорнам. – Завтра утром уже будут выводы, и мы сможем их вместе обсудить.

– Мы согласны и с интересом послушаем мнение ваших специалистов о этом странном существе, – кивнула Селестия. – Мы обеспокоены его силой и умением воевать, а также наличием у него мощного технического оружия, превосходящего всё, что есть на Экви. Да и магию его спутница применила во время драки с орденским патрулем совершенно нам непонятную.

Попрощавшись, Генеральный секретарь отправился в город, а Селестия с Луной и Шайнинг Армор – в резиденцию Коинов. У ворот они встретили очень довольную Кэйденс в компании Твайлайт Спаркл. Младшая принцесса сразу же стала делиться своими впечатлениями от устроенной ей сталлионградцами экскурсии. Первое место в них занимал огромный купол из металла и армированного стекла, под которым строилась небольшая копия «Кристального Замка». Таких больших немагических купольных сооружений молодая принцесса ещё не видела, и купол произвёл на неё огромное впечатление. Конечно, это пока ещё была стройплощадка с обычным для неё бардаком, но, например, слой плодородной земли перед стройкой пони сняли и сложили в стороне, чтобы позднее уложить снова, убирая последствия работы строительной техники на территории. В Эквестрии строители так никогда не делали – чернозёма было в избытке и хватало всем. Растения под куполом пока ещё не высаживали, но инженерные сети для работы систем освещения, вентиляции, контроля влажности и температуры, автоматического полива высаженных растений уже были смонтированы и уложена часть дорожек для прогулок, чтобы в будущем не вытаптывать на газонах тропинки.

Хотя стройка была далека от завершения, но под куполом уже было намного теплее, чем снаружи, и не было холодного ветра, практически как под куполом Кристальной Империи, только пока не было своего «искусственного солнца», как тот мощнейший источник тепла и света, что был встроен в верхнюю часть настоящего Кристального Дворца.

Да и сам купол был не магическим, а из металла и стекла, построенный трудом множества пони. И это впечатлило принцессу Кэйденс даже больше, чем самая сильная и изощренная магия, доступная лишь избранным. Кэйденс с удовольствием проконсультировала строителей о том, как должна по-настоящему выглядеть уменьшенная копия Кристального Замка, как снаружи, так и внутри, пригласив архитекторов и инженеров приехать в Кристальную Империю и осмотреть замок на месте. И, конечно, она пообещала приехать на торжественное открытие, когда всё будет доделано и «красота наведена».

Твайлайт же рассказывала про своё изучение вычислительной техники республики и её возможности для проведения трудоёмких расчётов, обработки больших массивов информации и поиска в базах данных. А ещё Сталлионградская Республика подарила ей настоящую мощную ЭВМ. Её надо будет только привезти и установить в её доме, когда заработают перевозки по железной дороге в Эквестрию, а так же подключить электрическое питание и телеграфную линию связи для обмена данными с вычислительными центрами Республики. Местные пони очень высоко оценили её способности, а также её помощь в развитии магической науки и выделили ей одну из своих резервных вычислительных машин. Она, конечно, не была самой-самой быстрой, но зато она была самой-самой надёжной и будет работать много лет без ремонта, что для неё очень важно.

Новость, что Твайлайт за заслуги перед обществом была подарена ЭВМ, впечатлила даже Селестию с Луной. Теперь у них был не только свой специалист, разбирающейся в этой теме, но ещё и своя вычислительная машина. К ней можно организовать доступ для ознакомления специалистов из MIT и Стэйблриджа, ну и, конечно, теперь Твайлайт сможет сама делать нужные расчёты, когда это потребуется. Первый опыт посылки студента на обучение в Республику пока получался оглушительно удачным, а значит, надо было договариваться об обучении новых пони, да и о закупке вычислительных машин для университетских исследователей. Хотя там предвиделись проблемы в виде старых, упёртых как бараны, профессоров, не приемлющих ничего нового. Но профессора со временем уйдут, а молодежи работать с новой мощной и полезной техникой, конечно, понравится. Процесс не обещал быть быстрым, но и принцессы никуда не торопились.

Закончив слушать радостных подруг и поделившись своими впечатлениями от визита на полигон, эквестрийцы, поужинав, разошлись по своим комнатам отдыхать. При этом Луна отметила, что Твайлайт Спаркл с одним из младших кисточковых единорогов удалилась в библиотеку. Наблюдательная и внимательная принцесса-аликорн отметила лёгкую влюбленность молодых, решив никому ничего не говорить. Для стеснительной кобылки-книжницы это был хороший опыт общения, и не стоило ему мешать, вдруг со временем это станет чем-то большим, чем ранняя платоническая влюбленность.

Утром после завтрака принцессы-аликорны и принц-консорт на мотовагоне Генерального секретаря отправились на запланированное вчера совещание. Харитон Бронеус выглядел вполне бодрым и, пригласив гостей устраиваться, перешёл к делу.

– Наши специалисты изучили переданные материалы и предоставили свои выводы, – начал говорить Бронеус. – Начну с конца, точнее с начала этой истории, с «легенды о Звере с Небес» из Зебрики.

– По выводу специалистов, над Зебрикой в атмосферу планеты вошёл спасательный космический аппарат, аналог спасательной шлюпки на морском корабле, прибывший, судя по результатам математического моделирования, из-за пределов нашей звёздной системы. Вероятно, корабль, с которого он был запущен, был уничтожен в бою, либо позднее разрушился от полученных ранее повреждений, если принять как факт то, что «Дракон» прибыл откуда-то «с большой войны», на что указывают другие признаки.

Посадка была аварийной, вместо того чтобы плавно опуститься на землю, аппарат врезался в поверхность и взорвался. Вероятно, либо все, кто находился на борту, кроме «Дракона», погибли, либо он был на борту один. Авария при посадке могла быть следствием полученных ранее спасательной шлюпкой повреждений во время покидания корабля, погибшего в бою, либо следствием накопившихся во время очень длительного космического полёта неполадок, с которыми не смогли справиться бортовые системы в самый напряжённый момент – при посадке, когда аппарат испытывал большой нагрев, сильную вибрацию и перегрузки.

Наши специалисты пришли к выводу что Дракон является инопланетной формой жизни, – Генеральный секретарь осмотрел собравшихся. – Он разумный инопланетянин, живое существо, предки которого эволюционировали в иной биосфере, чем наша, но достаточно сходной с нашей, чтобы он не умер от наших микроорганизмов и нашей пищи. По крайней мере, там атмосфера тоже содержит кислород. Белки, жиры и углеводы такие же, как у нас, сила тяжести тоже сходна с нашей или выше, раз он может тут летать. Ну или не может, как он летает, мы не видели.

– Мы тоже пришли к выводу что он не с Эквуса, но больше думали про его прибытие через магический портал, а не про перелёт через космос от иных звёзд, – задумчиво проговорила Селестия. – Но продолжайте, уважаемый Харитон, это ведь только начало?

– Да, это только начало его истории здесь, – кивнул Генеральный секретарь и, отпив воды из стакана, продолжил. – Придя в себя после аварийной посадки, он оказался на территории агрессивного племени львов-бандитов. И, вероятно, или они на него напали сами, или он увидел, как они напали на кого-то ещё, и решил вмешаться в ситуацию. Вероятно, им была проведена разведка, возможно, каким-то способом опрошены пострадавшие от львов, возможно, допрошены пленные львы, после чего он провёл хорошо спланированную военную операцию против этого племени. Используя свое превосходство в высокотехнологичном дальнобойном оружии, он уничтожил основные военные силы противника, после чего, понимая психологию хищников, показательно и страшно убил их вождя с его главными приспешниками. Он мог их просто перестрелять, но он сошёлся с ними всеми сразу в бою «когти против когтей, клыки против клыков» чтобы доказать всем львам: «Он Царь Зверей, самый сильный здесь Хищник». И доказал. Если бы он просто убил своих противников из своего оружия – львы бы не признали его победу, а так он поступил в их традициях и понимании. После чего они принесли все клятвы, которые он потребовал.

Причем, уважаемые принцессы, как это вам не покажется странным – он, можно сказать, пожалел племя львов, буквально принудив их к миру с минимально возможными жертвами с их стороны, – Харитон Бронеус внимательно посмотрел на гостей из Эквестрии. – С его оружием, его силой и боевым опытом – он мог уничтожить это племя, истребив его полностью, устроить полный геноцид, либо убить всех самцов и заставить самок с детёнышами разбежаться по другим племенам. Но он выбрал вариант пусть и жестокий, но, тем не менее, максимально гуманный для львов. И, конечно, он освободил их рабов-травоядных, а так же прекратил набеги львов на соседние племена.

Проведя разбор описанной выше военной операции, наши специалисты отметили не только очень хорошее вооружение и выучку исполнителя, но и высокий уровень планирования, знание психологии, присущие военному командиру среднего или старшего командного звена. По их выводам «Дракон» – военный командир высокого уровня, причем занявший это должность заслуженно, после долгого участия в боевых действиях, начиная с уровня простого солдата или младшего командира. Он не «штабной теоретик», ни разу в настоящем бою не бывший и только стрелочки на карте рисующий, а прошедший бои солдат, не боящийся проливать не только чужую, но и свою кровь. Он прекрасно понимал, что будет тяжело ранен в драке, участвуя в ней без брони, «с голой грудью», и, вероятно, он даже не исключал собственную смерть от ран после. Но посчитал этот риск приемлемым, чтобы спасти племена травоядных от террора львов и не убивать их самих до последнего самца.

– Наши военные были бы рады с ним пообщаться в спокойной обстановке для обмена опытом, – добавил Генеральный секретарь. – Потому что, по их словам, окажись они на его месте – поступили бы так же, вступившись за тех, на кого львы нападали, и освободив рабов. Позвольте мне их процитировать: «Отмудохали бы этих львов так, что только кровавые сопли летели бы».

Принцессы-аликорны и Шайнинг Армор молча переглянулись. Логика рассуждений, озвученная Генеральным секретарём, была «железной» и, в то же время, кардинально отличной от логики эквестрийских пони. Для них то, что «Дракон» сделал в Зебрике, выглядело чудовищной жестокостью, а если посмотреть с другой точки зрения – проявлением гуманизма к обеим сторонам конфликта, и к травоядным жертвам, и к хищникам, их угнетавшим.

– От начала истории в диких дебрях Зебрики мы перейдём к современности, – продолжил Генеральный секретарь. – Самое первое – спутница «Дракона», антилопа-орикс. Она не только его подруга, но и, как написано в докладах, любовница, то есть сексуальный партнёр. Это говорит нам о том, что в социуме, откуда прибыл наш крылатый «знакомый», либо считаются допустимыми такого рода отношения с представителями иных разумных видов, либо это допустимо лично для него. А значит, мы приходим к выводу – их общество состоит либо из нескольких разных разумных видов, живущих вместе, как на Экви, либо они имели или имеют постоянные и дружественные контакты с представителями других видов. Либо же он долгое время жил вместе с представителями других видов и стал считать такие отношения приемлемыми. Или он так давно был один, что антилопа из Зебрики для него стала привлекательной как самка. Он сам-то явный самец.

– Далее, его поведение и действия в Эквестрии говорят о том, что он из технически развитой «городской» цивилизации. Более технически развитой, чем наша. Для него привычны морские корабли с механическими двигателями, железнодорожный транспорт, банковская система с безналичным расчётом. Он ведь сдал золото в банк и открыл безналичный счёт для расчётов, если бы у вас были такие же магнитные карты, как у нас – он бы, вероятно, себе сделал такую же, привязанную к банковскому счёту. Кроме того, он учитывал наличие и возможности телеграфной связи, стараясь никому и нигде не показывать что он – дракон, чтобы не вызвать панику и не привлечь внимание спецслужб. И, в то же время, он, вероятно, из капиталистической цивилизации. Как писал средневековый публицист Джонаголд Даннинг, которого позже цитировал в своих трудах наш классик политической литературы Карамель Маркс, «Обеспечьте 10 процентов прибыли, и капитал согласен на всякое применение, при 20 процентах он становится оживлённым, при 50 процентах положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает все законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы». Сам Дракон, похоже, нормальный и благожелательный разумный, несмотря на свой страшный для пони вид, но вот капиталисты и правители его цивилизации легко могут развязывать войны ради своих интересов, что, вероятно, и случилось.

В Эквестрии он вёл себя как турист, знакомился с жизнью общества пони, но в то же время интересовался древними сооружениями. Причем часть из них он явно опознал как нечто знакомое. Эти его оговорки... «Разветвлённая бункерная сеть» – это обширное подземное сооружение для укрытия населения и войск на случай войны. «Защищённый командный пункт» и «оборонительные сооружения» – из той же оперы. То есть раньше, многие тысячи лет назад, на территории современной Эквестрии кто-то построил обширную и достаточно высокотехнологичную военную инфраструктуру, ныне разрушенную и заброшенную, которая для «Дракона» если и не является знакомой, то явно вызывает аналогии с известными ему сооружениями такого типа.

Генеральный секретарь снова прервался чтобы отпить воды и очень внимательно посмотрел на принцесс-аликорнов. Кэйденс мило хлопала ресницами, как и положено молодой наивной кобылке, Шайнинг Армор выглядел ОЧЕНЬ задумчиво, а Селестия с Луной откровенно одели на свои мордочки маски – «Без комментариев». Поняв, что никто ему ничего не скажет, но, вероятно, диархи Эквестрии что-то знают, Харитон вернулся к выводам аналитиков.

– По отчётам ваших спецслужб, у Дракона с собой есть самоходная электрическая тележка с автономным управляющим устройством, с элементами искусственного интеллекта, и разнообразное снаряжение. В том числе миниатюрный многороторный электрический вертолёт с телекамерой и какими-то сенсорами, которым он управляет с плоского, достаточно тонкого устройства в виде планшета, содержащего плоский телеэкран, приёмопередатчик команд управления и, вероятно, миниатюрную быстродействующую вычислительную машину, которая нужна для управления полётом многороторного вертолёта, который без этого очень быстро бы разбился из-за порывов ветра. Такие конструкции крайне сложны в управлении, хотя имеют некоторые преимущества. Интересная концепция, наши учёные уже взяли на вооружение идеи, заложенные в его технике.

– Далее, его оговорка про «фотонный планетолёт Пан-Ок» при виде изображения Кристального Замка. «Пан-Ок», вероятно, название вида или какого-то государства, или, возможно, крупной корпорации из его мира. А вот «фотонный планетолёт» – это теоретический космический корабль для быстрых перелётов внутри звёздной системы! Теоретический, конечно, потому что мы себе даже близко не представляем пока, как можно построить работающий фотонный двигатель, который бы не взорвался сразу после запуска, хотя физические принципы его работы в общих чертах можно представить. И да, принцесса Кэйденс, ваш Кристальный Замок на самом деле похож на странную, но по-своему логичную ракету для космических полётов. Так что, возможно, вы живёте в частично разобранном и перестроенном древнем космическом корабле, либо в его имитации из подручных материалов. Ведь, насколько мы знаем, ваш Замок и Кристальное Сердце, формирующее защитный купол, уже были, когда в долину пришли первые пони? Если это на самом деле так...

Генеральный секретарь не стал договаривать, но аликорны, переглянувшиеся снова, легко угадали нить его рассуждений – «то значит, все мы можем быть дальними потомками «цивилизации Дракона», либо этих таинственных «Пан-Ок», которые могли быть как союзниками, так и противниками его государства».

– «Дракон» со своей спутницей вёл себя как турист и осматривал достопримечательности, изучал жизнь Эквестрии до газетной шумихи, которая нагнетала истерику так, будто вот-вот начнётся война. И он отправился в Галопинг Гордж, чтобы выяснить всё лично. Его встреча с комиссаром Миллсом, запуск беспилотного разведчика – всё укладывается в эту схему. Он установил, что мы не собираемся начинать войну, и конфигурация войск чисто оборонительная, понял, что «засветился» перед всеми возможными спецслужбами, после чего постарался как можно быстрее покинуть Эквестрию, чтобы избежать возможных проблем. И, как мы видим, в стычке с патрулем Ордена Магов он вёл себя предельно корректно, пока не стали угрожать его самке. После такого любой нормальный самец набьёт морду тому, кто это делает, а в его случае угроза от единорогов была вполне реальной, и он её нейтрализовал. После чего они покинули Эквестрию, и на том доступная информация заканчивается.

– Теперь достаточно важная информация по его подруге-антилопе. Наши специалисты изучали её фотографии, сделанные комиссаром Миллсом с максимально возможным увеличением – её «кьютимарки» на бедрах, это не рисунки на шерсти и даже не татуировки, это глубоко выжженные на шкуре раскалённым железом клейма. Наиболее вероятно, что она была рабыней львов, и после освобождения осталась с «Драконом» по каким-то своим причинам, а дальше, судя по их взаимным проявлениям нежности, отмеченным свидетелями, пришла любовь.

По биологии самого «Дракона» наши специалисты пришли к выводу, что он теплокровный, высший хищник – но в то же время не самый сильный хищник в своей экосистеме, иначе бы у его вида не возникло разума, и сочетает в себе черты как рептилий – общее строение тела, чешуя, так и млекопитающих – подвижные уши, разделение зубов на жевательные, резцы и клыки, и, конечно, его лапы расположены под телом, как у млекопитающих, а не торчат вбок, как у ящериц и обычных драконов. Его половые органы скрыты внутри тела, что не удивительно для активного и долго летающего существа. Они, скорее всего, выдвигаются наружу при необходимости. Кроме того эта часть его анатомии по размерам и строению антилопе «подходит», либо не так велика и необычна, чтобы это стало серьёзной проблемой в отношениях.

Слушая такие подробности про «дракона», Кэйденс смутилась, а, посмотрев на своего принца-консорта, откровенно покраснела и смущённо прижала ушки, вызвав тихий смешок принцессы Луны.

– Снаряжение «Дракона» тоже крайне интересно. Сбруя – это понятно, у нас в армии тоже в ходу подобные, его орудие – какой-то вид автоматической или самозарядной винтовки, может быть, использующей разгон снаряда без сгорания пороха, ручные гранаты практически обычного вида. Но вот аптечка – обратите внимание, «Красный крест в белом круге», точно такой же символ медиков, медицины вообще принят и у нас. Но самое интересное – это надетые на его тело «украшения». Бронзовые с опалитами и сложным узором – явно какие-то магические артефакты местной работы. По словам наших экспертов, они используют неизвестную нам, но крайне изощрённую символьную магию, как и все украшения, которые одновременно являются магическими артефактами, надетые на его антилопу. Но на теле дракона одеты и другие артефакты, совершенно иного стиля и, вероятно, из его мира. Это, как минимум, широкоспектральные сенсоры. Доказано, что он с их помощью увидел устройство наших механизмов и электронных устройств прямо через металл корпуса, а значит, они как-то взаимодействуют с его мозгом как дополнительные органы чувств. Возможно также, они исполняют функцию обработки и хранения информации, а также защиты и, возможно, оружия. Как это можно сделать технически – у нас только самые смутные теории, но это уровень технологии, кардинально превосходящий нашу, это как сравнивать первую деревянную телегу и грузовой паровой трактор.

Из всего перечисленного выше можно сделать следующие выводы, – залпом допив воду из стакана, продолжил Генеральный секретарь.

1. «Дракон» – судя по всему, одиночный представитель своего вида, попавший на Экви случайно, а не разведчик перед планируемым военным вторжением. Если бы он был разведчиком, то маскировался бы лучше и ни во что не вмешивался.

2. Его чувство справедливости достаточно сходно с нашим, хотя он, безусловно, хищник и не имеет серьёзных инстинктивных запретов на убийство, но его останавливает его разум, и, в общем, его уровень агрессии ниже, чем у обычных доминантных жеребцов-пони, не говоря уже о грифонах или яках.

3. Он обладает военным опытом, хорошим оружием, очень силён и быстр, инициативен, быстро принимает решения, в том числе на начало боевых действий, когда считает это совершенно необходимым, но для государства в целом он не опасен. Запустить тысячи «крылатых ракет» или обстрелять нас из космоса тяжёлыми снарядами он не может – потому что просто нет у него таких ресурсов. Наладить на Экви выпуск вооружения со своей родины он не сможет даже у нас, слишком низок наш технический уровень, а уцелевшие после крушения его спасательной шлюпки запасы очень ограничены.

4. Дракон старается не конфликтовать с окружающими и, тем более, не попадать в поле зрения спецслужб, понимая что противостояния с крупным государством он не выдержит, слишком несопоставимы силы и ресурсы.

5. Скорее всего, мы больше никогда о нём ничего не услышим, он вернётся туда, где поселился со своей антилопой и, возможно, кем-то ещё из спасённых им из рабства травоядных, чтобы спокойно прожить остаток своей жизни. Контакты с государственными структурами и публичность его не интересуют, иначе бы он такие попытки предпринял. Максимум – иногда будет выбираться из своей глуши для «поиска приключений», стараясь не лезть в цивилизованные места, вероятно, начнёт учить местные племена наукам, культуре и медицине, доступной им технике. Может быть – даже начнёт писать книги под псевдонимом. Так что рекомендуется отслеживать новых анонимных и пишущих под псевдонимом авторов передовой научной литературы и фантастики.

6. Если это будет возможно, с «Драконом» стоит установить доверительный контакт для общения и получения информации о его цивилизации, может быть, со временем он даже согласится пойти на официальный контакт, если будет уверен, что его не будут арестовывать, чтобы выпытать его знания. После инцидента с патрулем Ордена Магов такие опасения, у него изначально бывшие, наверняка намного усилились.

Эквестрийцы задумчиво переглянулись в очередной раз. «Пони из-за Снежного Занавеса» снова показали, что думают по-другому, но их логические построения и выводы заслуживали внимания. В общем, услышанное надо было обдумать, а лучше ещё пару раз перечитать, что Генеральный секретарь легко устроил, передав диархам Эквестрии папку с машинописными листами, с которыми он иногда сверялся во время своего доклада о выводах учёных.

– Нам нужно всё это хорошо обдумать, завтра мы озвучим выводы, к которым придём, – сообщила общее мнение принцесса Солнца. – Ваши специалисты проделали огромную аналитическую работу в очень короткий срок, передайте им наше восхищение ими.

– Они будут рады такой высокой оценке от вас, я передам, – улыбнулся Харитон Бронеус.

Принцессы также обсудили с Генеральным секретарём вопрос морского кораблестроения:

– Уважаемый Харитон, – обратилась к нему принцесса Луна. – До нас с сестрой дошла информация, что грифоны строят морские военные корабли, бронированные и вооружённые пушками, – принцесса телекинезом передала Генсеку папку с фотографиями, полученными агентурным путём.

– Не стану скрывать, что сам факт строительства военных кораблей грифонами, как наиболее агрессивной расой нашего мира, не может нас не беспокоить, – добавила принцесса Селестия. – Мы знаем, что у ваших специалистов есть опыт постройки и эксплуатации небольших военных кораблей, пусть и речных. В Эквестрии морское кораблестроение развито недостаточно. Мы с сестрой подумали, что могли бы объединить с вами усилия в этом направлении.

Генеральный секретарь просмотрел вложенные в папку фотоснимки. Грифонские корабли напоминали, скорее, канонерские лодки или мониторы – небольшие, низкобортные, вероятнее всего – плоскодонные, приспособленные для передвижения по судоходным рекам. Но были среди них и более крупные, на вид достаточно мореходные, чтобы противостоять штормам Селестийского моря и океана Луны.

– Гм... Да, у нас обсуждалась программа развития морского кораблестроения, в основном – гражданского, – ответил Бронеус. – Но в её рамках мы намеревались построить также несколько вооружённых артиллерией эскортных кораблей. К сожалению, у нас нет незамерзающего порта, где можно было бы разместить достаточные судостроительные мощности. Даже просто спустить на воду достаточно крупный корабль нам негде. Да и для экономики республики это, боюсь, станет непосильным бременем. Хотя, в свете полученной информации, возможно, решение придётся пересмотреть...

– Мы могли бы предоставить для строительства кораблестроительного завода место в порту Ванхувера, – предложила Селестия. – Там можно строить и спускать на воду корпуса достаточно больших кораблей, а достраивать их можно уже в Сталлионграде. Конечно, придётся вложиться в вашу инфраструктуру. Фактически, нам придётся объединить усилия, профинансировав постройку в Сталлионграде недостающих промышленных и портовых объектов.

– Я понимаю причину вашего беспокойства, – генсек согласился, возвращая принцессам папку с фотографиями. – Вопрос, безусловно, непростой. Ситуация с грифонами вызывает определённые опасения, учитывая их видовые особенности и политическую ситуацию. В отсутствие сильной центральной власти вооружённый корабль в лапах нескольких горячих голов из того или иного грифонского клана может оказаться нежелательным фактором дестабилизации. Мне необходимо будет обсудить этот вопрос с правительством, но, полагаю, если эквестрийская сторона поможет с финансированием и размещением кораблестроительного завода, эта задача выглядит для нашей промышленности решаемой.

– Я и сестра будем вам весьма признательны, если вы сообщите нам о вашем решении, – ответила ночная принцесса.

– Безусловно, – подтвердил Бронеус. – В одиночку программу развития морского кораблестроения мы не осилим, но с помощью Эквестрии – сможем.

На этом гости, попрощавшись, отправились в Замок Белых Единорогов обдумывать новую информацию, которая заставляла посмотреть на ситуацию с «Драконом» с непривычного угла зрения.

Вечером в замке Коин Селестия собрала совещание, чтобы обсудить информацию о драконе. В этот раз на совещании присутствовала Твайлайт. Принцессы сочли, что её мнение может стать полезным.

– Итак, кто что может добавить к результатам анализа, переданным Генеральным секретарем Бронеусом, – спросила принцесса Селестия. – И по поводу самого дракона, и по анализу сталлионградских специалистов?

Шайнинг Армор высказался первым:

– Я ознакомился с докладом Найт Лайта и в целом согласен с выводами сталлионградских экспертов. Их анализ действительно впечатляет своей подробностью и глубиной. Что касается дракона, если сталлионградцы правы в своих выводах, скорее всего, для нас он не слишком опасен.

– Это если они не ошиблись, и если он действительно потерпел крушение, – заметила Селестия.

– Тётушка, но ведь его корабль разбился? – спросила Кэйденс.

– Это мог быть и спектакль, – пояснила Луна. – Во всяком случае, он хорошо понимает, что даже имея превосходство в технологиях и боевой выучке, он в одиночку не сможет противостоять государственным спецслужбам. Полагаю, этим и объясняется его поспешный отъезд из Эквестрии после стычки с магами Ордена.

– Если бы мы могли за ним приглядывать, прежде всего, установить, поддерживает ли он связь с себе подобными или действительно потерпел крушение и живёт отшельником вместе со своей антилопой, – задумчиво произнесла Селестия. – К сожалению, он обосновался в Зебрике. Посылать туда наших агентов, притом не на разовую миссию, а на постоянной основе – слишком большой риск.

– Как минимум, следует дать ориентировку всем нашим спецслужбам отслеживать Дракона в случае его нового появления на территории Эквестрии, – предложил Шайнинг Армор.

– Это обязательно, – согласилась Селестия.

– Но ведь пони – самые добрые и дружелюбные существа, – вмешалась Твайлайт. – Я уверена, что мы могли бы с ним подружиться. Только представьте, как мы могли бы продвинуть науку и технику Эквестрии, если бы мы смогли изучить образцы его техники и технологий.

«Дорогая моя Твайлайт, твоё счастье, что ты не застала времена Зимы виндиго, и не знаешь, как быстро могут скатиться в ксенофобию и расизм самые добрые и дружелюбные пони», – подумала Селестия. Вслух же она уточнила:

– Это если бы он позволил нам изучить образцы его техники. Пока что нам следует исходить из того, что он нам не враг, но и не друг. Если и когда он снова появится в Эквестрии, мы понаблюдаем за ним. Как правило, дела того или иного существа говорят о его намерениях красноречивее любых слов. Возможно, мы попробуем с ним познакомиться и даже подружиться. Но нет никаких гарантий, что этот дракон будет вести себя с нашими пони также дружелюбно, как они с ним.

– Тётушка Селестия права, Твай, – согласилась Кэйденс. – Нам нужно сначала понять намерения этого дракона, а потом уже пытаться с ним подружиться.

– В сообщении генерального секретаря Бронеуса меня заинтересовал ещё один момент, который мне хотелось бы обсудить, – неожиданно произнес Шайнинг Армор. – Я имею в виду древние остатки оборонительных сооружений по всей территории Эквестрии. Подобные подземные сооружения недавно были обнаружены и под Кристальной Империей. Маги Ордена прямо-таки пританцовывали, стараясь пробраться туда. В итоге мне пришлось их депортировать. На вокзал их проводили под конвоем. Но речь не об этом.

Эти сооружения построены задолго до Сомбры, но их технический уровень впечатляет и сейчас. Потрясающей прочности двери со сложнейшими запорными системами. Назвать это замком язык не поворачивается. Остатки невероятно сложных техномагических устройств. Инженерные системы – водопровод, канализация, освещение, продолжающие работать тысячелетиями в заброшенных залах и коридорах. И надписи. Везде надписи, выполненные угловатыми рунами, совсем непохожими на древнеэквестрийский. Даже этот дракон обратил внимание на эти сооружения. И они показались ему знакомыми. Я поручил нашим историкам выяснить в архивах, кто когда и зачем построил их. К сожалению, очень много информации пропало или было уничтожено. Однако проведённый археологами магический анализ показывает, что эти сооружения были построены во времена ещё до Великого Катаклизма, правления Дискорда и Зимы виндиго.

Принцессы переглянулись.

– Шайнинг, дорогой, я раньше не замечала у тебя интереса к археологии, – заметила принцесса Селестия.

– Археология тут совершенно ни при чём, – ответил Шайнинг. – Это связано с нападением на Кэйденс вскоре после нашего приезда в Кристальную. Как главнокомандующий, я обязан знать, что за дискордов лабиринт находится под мостовыми и зданиями Кристальной, и какая ещё пакость может оттуда вылезти. Тварь, напавшая на Кэйденс, прошла под защитным полем по этим старым тоннелям, а я не могу найти в архивах времён Сомбры даже планы этих древних укреплений. Это становится особенно важно в связи с тем, что ими заинтересовался дракон. Кто знает, что он может там найти, если ему вздумается туда полезть. Генеральный секретарь намекнул нам, что подобные сооружения есть не только в Кристальной. Об этом же свидетельствуют и наблюдения дракона, записанные информаторами Найт Лайта.

Мне удалось переманить на свою сторону археологов и специалистов по древностям, под руководством археолога Марбл Абакулус, ранее работавших на Орден. Сейчас они занимаются исследованиями этих древних укреплений под Кристальной. В том числе той самой обрушившейся башни, из которой ты с подругами телепортировалась, Твай.[1]

– Уф-ф, – Твайлайт даже слегка передёрнуло, когда она вспомнила те события. Она открыла было ротик, намереваясь что-то сказать, но принцесса Солнца её опередила:

– Гм... Мои поздравления, дорогой Шайнинг, – улыбнулась Селестия. – если, конечно, эта Марбл не водит тебя за нос, втихомолку информируя обо всём Орден. Если же нет... это может существенно ослабить Орден, что сейчас для нас выгодно. Как только тебе это удалось?

– Я обещал мисс Абакулус и её специалистам возможность эксклюзивного изучения всех реликтов и древностей, которые они найдут в Кристальной, научные публикации под собственным именем, и должности в будущей Академии Наук, создаваемой в Кристальной, – ответил единорог. – Кристальная Империя суверенное государство, и мы не намерены терпеть ищеек из Ордена, которые шарят у нас на кухне.

И в связи с этим у меня ещё один вопрос. Специалисты мисс Абакулус нашли на нижних ярусах разрушенной башни запертую дверь, украшенную изображением в виде статуи аликорна. Это статуя жеребца-аликорна по имени Маллеату, и она говорит. Я всегда считал, что у нас в Эквестрии три аликорна, и все они сейчас присутствуют в этой комнате. Кто-нибудь из вас может объяснить, кто такой был этот Маллеату, связан ли он как-либо с эквестрийской сталелитейной корпорацией «Malleatu Inc», и какого Дискорда он делал в нашем с Кэйденс подвале?

В комнате повисло многозначительное молчание. Селестия и Луна переглянулись между собой.

– Видишь ли, дорогой мой Шайнинг, многие из событий древности произошли тогда когда мы с сестрой сами были ещё несмышлеными кобылками, – ответила принцесса Солнца. – О тех давних временах нам с Луной известно далеко не всё, и даже то, что мы знаем, вряд ли известно доподлинно. Мне жаль тебя разочаровывать, но мы не сможем ответить на твой вопрос прямо сейчас. Возможно, ты узнаешь об этом позже, в своё время. Может быть, ты даже сможешь рассказать нам больше, чем знаем мы сами.

Шайнинг Армор понял, что Селестия и Луна знают куда больше, чем говорят, но не скажут ничего лишнего. По крайней мере, пока.

После совещания он, улучив момент, подошёл к Твайлайт:

– Сестрёнка, ты, кажется, хотела что-то рассказать о той башне?

– Да, Шайни... Мы не успели тогда, до обвала, дойти до самых нижних этажей, но выше, там, откуда мы телепортировались, был музей первых Элементов Гармонии, – рассказала Твайлайт. – Точнее, это был заклинательный зал, позже превращённый в музей. Там были таблички на полу, с названиями Элементов: «Смех», «Верность», «Щедрость», и стояли витрины с принадлежавшими им когда-то вещами. И там мы встретили ту тварь, что напала на Кэйденс. Она выглядит как серебряная единорожка с платиновой гривой и хвостом, но в её глазах плескалась тьма. Но самое странное и жуткое – это её тень. Эта тень отделяется от неё и двигается самостоятельно. Не удивлюсь, если это именно тень тогда напала на Кэйденс.

– Жуть какая, – Шайнинга даже слегка передёрнуло от рассказа сестры. – Обещаю, Твай, если только я сумею до неё добраться, я с ней расплачусь и за тебя, и за Кэйденс.

– Будь осторожен, брат, – предупредила Твайлайт. – В ней чувствуется очень большая сила, почти как у аликорна.

Утром состоялась новая встреча мини-делегации правительниц Эквестрии и Генерального секретаря. Обдумав всё, принцессы-аликорны согласились с выводом сталлионградских экспертов, что «Дракон» для государства в целом не особо опасен, хотя тот, кто его разозлит – легко может «огрести», так что из виду его лучше не выпускать. Без всякой помпы был подписан договор о сотрудничестве спецслужб Республики, Эквестрии и Кристальной Империи, чтобы присматривать за «драконом» совместными усилиями. Да и вообще, руководство Республики тоже хотело знать, что творится в мире. Сталлионградцы уже поняли, что слишком сильно отличаются от обычных пони, и слиться с толпой им не удастся, да и вербовать агентов тоже будет сложно. Поэтому сотрудничество было необходимо, да и отсутствие опыта работы за пределами своего социума тоже было понятно. Эквестрийцам же нужна была техника, аналитические способности и иной взгляд сталлионградцев на окружающее. Несмотря на все свои проблемы, высотные самолёты-разведчики были уникальным инструментом, способным справиться там, где не справятся пегасы, и бесполезна магия. Так что интересы совпали, и стороны остались довольны друг другом.

В отношении строительства военных и торговых кораблей стороны тоже пришли к соглашению. Вскоре было принято постановление Верховного Совета Сталлионграда «О развитии океанского кораблестроения». Корабелам было спущено указание начать разработку проектов эскортных военных кораблей и судов обеспечения, которые также могли быть адаптированы для перевозки генеральных грузов.

В газетах и журналах начали печататься статьи по истории кораблестроения Сталлионграда и героических экипажах речных судов времен войны с Сомброй, особенно бронированного пушечного монитора «Стальной Щит» и бронекатеров, обеспечивающих переправку снабжения и подкрепления на плацдармы. А чуть позже в печать была вброшена мысль о том, что пора бы Республике обзаводиться морским флотом. Хорошо отлаженная машина, получив новую цель, начала уверенно набирать скорость. Сталлионградскому океанскому флоту – быть!

Кораблестроители получили распоряжение провести доработку проекта «23» до вида, годного к реальной постройке. Ко двору пришлось и производство 356 мм артстволов железнодорожных транспортеров, которое предстояло расширить под более крупный калибр. НИИ получили заказ на разработку новых сортов броневых сталей, сталелитейные заводы начали постройку оборудования для проката особо толстой брони, другие НИИ и КБ получили ТЗ и финансирование для разработки новых артиллерийских систем, узлов и механизмов огромного корабля.

Даже проект «Парового котла на металлических видах топлива» и секретный проект «Трубный Сплав» получили второе дыхание. Корабль, который «на одной заправке» способен обойти вокруг планеты несколько раз – это прекрасно! Как и возможность обеспечить питанием достаточно мощный магический щит, а так же «звездануть» так, что все недруги сразу обделаются, где стояли. Конечно, впереди предстоял не один год непростой работы, но в талантах и способностях своих инженеров в Республике никто не сомневался.

После этого, тепло попрощавшись, принцессы-аликорны отправились назад уже привычным маршрутом. Перелёт через Занавес прошёл без происшествий, диархи Эквестрии отправились в Кантерлот, просто телепортировавшись в свои покои, а Кэйденс с Шайнинг Армором – в Кристальную Империю. Про этот недолгий и тайный визит не писали газеты, но след в истории, пусть и скрытый от посторонних глаз, он, тем не менее, оставил. Позднее «Поезд Принцесс» не только был передвижной резиденцией Селестии и Луны во время поездок по территории Эквестрии, но и использовался в особой миссии, ставшей поворотной точкой истории этого мира. Да и опыт встречи с иной, более развитой технической культурой, пошёл Селестии и Луне на пользу, существенно расширив кругозор правительниц Эквестрии, что тоже сыграло свою положительную роль в дальнейшем.


Эпилог. 4 years later...

Жители Балтимэйра, крупного портового и промышленного города, навидались всякого. Парусники всех форм, размеров и расцветок, пароходики и парусно-паровые суда, даже мореходные плоты и гребные пироги – купцы и путешественники со всего света бывали тут. Потому появившийся на горизонте еле заметный дымок никого не взволновал, наверное, очередной маленький пароход или даже парусно-паровая яхта богача идёт в порт по своим делам. Но вместо пароходика или богато украшенной яхты из-за горизонта появился самолёт. Точнее – гидросамолёт.

Уже несколько лет, после возвращения легендарного Сталлионграда, отрезанного на тысячу лет Снежным Занавесом, машины тяжелее воздуха пытались строить многие. Но, как правило, дело кончалось прыжками по лётному полю, иногда – кучей обломков в его конце. Ещё реже, но хуже – машина падала с большой высоты или разваливалась в воздухе, и пилот погибал. Это всё продолжалось пару лет, пока принцессам-аликорнам не надоело читать некрологи в газетах, и не был принят закон об обязательной сертификации всех построенных в Эквестрии самолётов специалистами НИИ ВВС Сталлионграда и обязательном обучении пилотов. После этого катастрофы практически прекратились, чему все были рады, а число владельцев частных самолётов медленно, но уверенно росло. Многие, «набравшись ума», или строили свою конструкцию, использовав авиационный двигатель и приборы производства Республики, либо вовсе покупали маленький частный самолёт, которые строили там на заказ.

Большой популярностью среди любителей авиации пользовались гидросамолёты, которые могли садиться на воду и сушу, что делало их много удобней в использовании, чем чисто сухопутные самолёты, требующие ровной посадочной полосы. Так что крылатая машина с корпусом-лодкой и поплавками под крыльями никого особо не удивила. Удивила только ее окраска – светло-голубой низ корпуса, сливающийся с цветом неба, и серый окрас остального корпуса, скрывающий силуэт на фоне воды при взгляде сверху. Гидроплан покрутился над гаванью и опять улетел в сторону моря. Зато через час на горизонте появился корабль.

Чем ближе он подходил к берегу, тем больше удивлялись зрители с берега и экипажи судов, мимо которых он проходил. Низкий вытянутый корпус с очень острым, наклонённым вперёд носом, окрашенный серой, сливающейся с цветом воды краской, причудливой сложной формы надстройки и мачты, толстые и короткие наклонные дымовые трубы. Какие-то коробчатые конструкции вдоль бортов и на палубе. И два внушительных пушечных ствола, торчащие из одной из таких «коробок», установленной перед надстройкой. Про пушки «пони из-за Снежного Занавеса», благодаря журналистам, были наслышали все.

Теперь же их увидели вживую на странном и удивительно большом корабле, превосходящем по размеру самые крупные грузовые пароходы, строившиеся в Эквестрии. Самые зоркие смогли рассмотреть сбоку на корпусе белый номер – «42», а облетевшие по кругу корабль пегасы прочитали на корме название: «Стерегущий». И флаг – белое полотно с гербом Сталлионграда и синей полосой по нижней части. А тот самый гидросамолёт, пролетевший над гаванью, стоял на специально устроенной площадке на корме. Корабль лег в дрейф, не пытаясь самостоятельно войти в порт, даже не дойдя до рейда, и поднявшийся с парового катера по спущенному трапу лоцман услышал приветливые слова встретившего его матроса в добротной чёрной форме:

– Добро пожаловать на борт эсминца «Стерегущий», Военно-Морского Флота Сталлионградской Народной Республики!

[1] события фанфика «Артефактор Эквестрии. Диксди» https://ponyfiction.org/story/4531//footnote>