Приключение миссис Харикот

Миссис Харикот. Ее жизнь казалось настолько мирной, что даже скучной. Ее сложно представить в виде победительницы драконов или расхитительницы гробниц. Но переезд в Понивиль не может пройти без какого-нибудь приключения, таков закон жанра, обычая и Гармонии. Маленькое приключение для миссис Харикот готово, но готова ли миссис Харикот к резким изменениям ее настолько мирной жизни?

Твайлайт Спаркл Зекора Другие пони

Вопросы генеалогии

Принцесса Луна вернулась, понаделав немало шума. Когда месяцы спустя все улеглось, Ночной Двор восстановился, а Луна приступила к своим обязанностям соправительницы, то все, казалось бы, будет спокойно. Или так думала Селестия... Что беспокоит ее младшую сестру, тайно проникающую в Архивы?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Время аликорна

Твайлайт упускает память, словно игла перескакивает на старой пластинке. Возможно, у Селестии есть ответы.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Детектив Бигл и дело о пропаже пирожных

Ты держишь в копытах первый томик моего бестселлера “Детектив Бигл и дело о пропаже пирожных” Это обо мне если кто не догадался. В нем я поведаю вам, любители тайн и заговоров, одну историю, что, как говорится: “Ни в сказке сказать…” Она произошла со мной совсем недавно, а вернее, где-то с неделю назад. Но для начала, позвольте мне представиться: меня зовут Бигл и я - детектив. Не сказать чтобы гениальный, ну или хотя бы успешный, слово “хороший” тут тоже наверное не подойдет… в общем, обыкновенный.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Другие пони ОС - пони

Принцесса Селестия меняет профессию

Талантливый инженер Тимофеев, создав машину времени, решает открыть окно в древнюю Москву. Но все пошло нет так, как было запланировано - из-за сбоя в механизме, помимо одного окна в царские палаты, открывается ещё один портал в совсем неизвестный людям мир...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда Другие пони ОС - пони Человеки Шайнинг Армор Стража Дворца Лайтнин Даст

Ты видишь свет?

Начало новой жизни одного пегаса, родом из северных земель, нелегкая судьба которого заставила искать новое пристанище.

Пинки Пай Миссис Кейк

Hell ponyfication

Трепещи, грешник, ибо имя моё Табилариус, и я пришёл за твоей просроченной душой! Ладно, обойдёмся без патетики. Не такой уж я и плохой, это работа такая... Я обычный демон, вроде судебного пристава. Начальство целенаправленно выдаёт мне разнарядки на каких-то там новых грешников, как оказалось, не зря - мне понравилось! Люди продают души направо-налево, но на что? Сами никогда не догадаетесь. Нервы ни к чёрту, лучший друг регулярно чистит харю, кот дома... Срок вышел, я иду к вам!

Октавия Человеки

Паранойя

История одного брони.

Как мы призывали пони

Несколько брони решают призвать Пинки. Почти успешно. Рассказ о том, что у них получилось, и как они справлялись с появляющимися из-за этого проблемами. Множеством проблем.

DJ PON-3 ОС - пони Человеки

Клочок

Просто краткая зарисовка на тему встречи человека и его мечты

Кэррот Топ Человеки

Автор рисунка: Stinkehund
Высокоскоростной розыгрыш

Экскурсия по Понивиллю

Лучи утреннего солнца проникли сквозь решётку окна камеры, ударив Рэйнбоу Дэш прямо в лицо. Кобыла медленно открыла глаза, широко зевнула и потянулась.

— Хм... я прекрасно выспалась! С пушистым облаком ничто не сравнится! — весело воскликнула Рэйнбоу Дэш, после чего повернулась в сторону кровати своего сокамерника. — Эй, Даск! Как спалось?

— М-м-м... — раздражённо пробормотал он, подскочив и уставившись на Рэйнбоу Дэш.

От недосыпа у бедняги покраснели глаза и тёмные круги образовались под ними.

— Воу! Что случилось? Плохо спал? — невинно спросила пегаска, чем заставила Даска отвернуться в ещё большем раздражении.

— Что-то в этом роде... — ответил он, избегая правды.

Первые несколько минут прошлой ночи единорог действительно мирно спал, однако позже его разбудил непонятный щум. Открыв глаза, Даску понадобилось всего несколько секунд, чтобы определить источник, которым оказалась его громко храпящая сокамерница. Однажды начавшись, ночной концерт не прекращался, чем не позволял бедному жеребцу вновь погрузиться в мир грёз. Вот так Даск провёл ночь без сна, пока, за несколько секунд до восхода солнца, Рэйнбоу Дэш наконец не перестала храпеть, а когда он всё-таки задремал, пегаска очнулась и вновь вернула его в мир живых. Единорог уже подумывал: “Не упрекнуть ли её за храп?” Но, учитывая непостоянство характера сокамерницы, решил не поднимать эту тему, избегая возможного спора.

— Ладно! Пора навести порядок. — смирившись с тем, что больше не сможет заснуть, снова заговорил Даск и встал с кровати.

Рэйнбоу Дэш внимательно наблюдала, как легко единорог, используя свою магию, аккуратно заправил постель, после чего, сосредоточившись на облаке в комнате, левитировал его сквозь решётку обратно в небо так, будто бы его и не забирали.

— Будет лучше, если никто не узнает, что мы использовали облако в качестве кровати без разрешения. — сказал Даск, глядя на Рэйнбоу Дэш.

— Ты очень хорошо владеешь магией... — сказала пегаска, подходя к окну и наблюдая, как левитируемое облако улетает в небо. — Хи-хи! Но не достаточно хорошо, — быстро добавила она, продолжая смотреть на улицу.

Даск не понял, что имелось в виду, поэтому подошёл к окну, чтобы посмотреть, в чём дело. Вскоре, причина хихиканья Рэйнбоу Дэш стала ясна: едва единорог отпустил облако, оно начало медленно падать на землю вместо того, чтобы оставаться в небе.

— Почему оно падает? — вслух поинтересовался Даск.

— Потому что слишком плотное. Помнишь, вчера мне пришлось заставить его опуститься на пол. — решительно ответила Рэйнбоу Дэш. — Не волнуйся, кто-нибудь из погодного патруля заметит, подумает, что это облако тумана, и пустит его в оборот.

Даск не отводил взгляд от облака, но внимательно слушал Рэйнбоу. Сказанное ею было настолько простым, настолько фундаментальным, что он даже не задумывался об этом, но теперь, когда на это указали, это показалось ему удивительным. Каким бы сильным единорогом он ни был, погода и облака реагируют на пегасов, точно так же, как земля и растения реагируют на земных пони. Другими словами, посевы и климат взаимодействуют с магией, но не с той, которую использует Даск: этому учили всех пони ещё в жеребячестве, но в Кантерлоте, где преобладают единороги, он выбросил это из головы, сосредоточившись на изучении и освоении новых заклинаний. Теперь же молодой жеребец на живом примере увидел и то, и другое. Это заставило Даска задуматься: “Сколько магии, о которой я ничего не знаю и которую не могу использовать, воспринимается мной, как должное? Волшебства, доступного другим и которого я не смогу постичь, будучи один?..

Рэйнбоу Дэш восприняла молчание Даска, как обиду на её слова о том, что он не смог заставить облако висеть в небе.

— Эй, Даск! — смущенно позвала Рэйнбоу Дэш, вырывая единорога из мыслей. — Не то чтобы я принижала твои способности… мне кажется, всё, что ты можешь сделать с помощью магии — действительно здорово!

— Что? О, нет, не волнуйся, я думал о другом. — объяснил Даск, чтобы пегаска не волновалась. — Проехали... сколько мы еще здесь пробудем?

— Кто знает... — пожав плечами, ответила Рэйнбоу Дэш и села на кровать. — Мало того, что я была вынуждена смотреть на твоё лицо всю ночь, так теперь ещё и весь день.

— Что значит “всю ночь”? Ты спала. — спросил Даск, с любопытством глядя на Рэйнбоу Дэш.

Которая покраснела и отвернулась.

— Э-э... это просто такое выражение... — неловко ответила пегаска, не говоря, что всю ночь ей снился Даск и то, как он назвал её милой.

— Слава Селестии, никто не видит снов. — тихо сказала себе Рэйнбоу Дэш, закрыв лицо копытами.

С восходом солнца между ними воцарилась тишина, к которой Даск уже привык, так как обычно учился молча, в отличие от пегаски, решившей поговорить хоть о чём-то.

— Кстати, Даск, сколько дней ты в Понивилле? — невзначай спросила она.

— Так... не считая сегодня, уже три дня, первые два из которых я провёл на окраине города, — спокойно ответил единорог.

— Хм... странно, что у тебя до сих пор не было приветственной вечеринки... — задумчиво произнесла Рэйнбоу Дэш.

— О чём ты говоришь? — растерянно спросил Даск.

Но Рэйнбоу не ответила, потому что в этот момент открылась дверь и кто-то вошёл, заставив обоих пленников насторожиться. К камере приблизилась Мэр, а за ней светлогривая пегаска серого цвета с кьютимаркой в виде нескольких пузырей, однако самой выделяющейся её чертой были глаза, смотрящие в разные стороны.

— Дёрпи! — радостно закричала Рэйнбоу Дэш, подходя к решётке.

— Привет, Рэйнбоу Дэш! — весело ответила серая пегаска.

— Как ты не заблудилась?! — спросила заключённая, удивившись тому, что Дёрпи вернулась в Понивилль с опозданием всего на день.

— Ну... — смущенно начала Дёрпи, избегая взгляда Рэйнбоу Дэш (что было трудно с такими глазами как у серой пегаски) — На самом деле, не знаю как, но сперва я прибыла в Клаудсдейл вместо Кантерлота, затем по ошибке попала в город под названием “Эпплуза” и, наконец, летела всю ночь, чтобы добраться до Кантерлота… но обратно добралась, не заблудившись, хе-хе! — Закончила она с гордостью.

Оба заключённых пытались выглядеть раздраженными, пока слушали рассказ, но не смогли, услышав, как, несмотря ни на что, Дёрпи старалась изо всех сил и даже летела всю ночь, чтобы помочь им. Рэйнбоу Дэш стала больше симпатизировать неуклюжей пегаске, которая никогда не сдавалась и всегда была готова помочь.

— В Кантерлоте, как только я упомянула Даска Шайна во время разговора со стражником, меня отвели к принцессе. — продолжала Дёрпи, с любопытством глядя на единорога. — Принцесса встретила меня лично! Я рассказал ей о том, как тебя посадили в тюрьму и как я заблудилась... после чего она сама подтвердила, что ты не преступник.

Закончив, Дёрпи протянула мэру записку, которая взяла её и прочла вслух:

Настоящим подтверждаю, что единорог, известный как Даск Шайн, не преступник и является уважаемым учеником магии в Кантерлоте.

Подпись: принцесса Селестия.

— Что ж... это подтверждает твои слова. — добавила Мэр, глядя на Даска. — Можете идти, я сейчас открою дверь.

Мэр взяла ключи от камеры и начала открывать её.

— В этом нет необходимости. — игриво сказал Даск и, используя свою магию, в мгновение ока телепортировал себя и Рэйнбоу Дэш из камеры, оказавшись рядом с мэром, к её большому удивлению.

— Вам нужно улучшить безопасность. — улыбнулся единорог.

— Э-э... да... этот вопрос будет рассмотрен на следующем собрании… — несколько пристыжённо ответила мэр.

— А как ты потом не заблудилась? — спросила Рэйнбоу Дэш у Дёрпи.

— Когда я собиралась вернуться в Понивилль, принцесса велела мне лететь в Филлидельфию. Не знаю, почему она попросила об этом, но я послушалась и по ошибке попала сюда. — наивно ответила Дёрпи.

Даск и Рэйнбоу нервно улыбнулись, осознавая, что бедная пегаска не поняла причины указания принцессой противоположного направления.

— Также принцесса велела передать тебе это, — добавила Дёрпи, протягивая Даску письмо.

Единорог удивился этому, но был рад узнать, что его учитель всё ещё беспокоится о нем. Даск с радостью взял письмо и прочел:

Дорогой Даск.

Услужливая Дёрпи сказала мне, что ты проведешь ночь с кобылой.

Как твоя наставница, я считаю своим долгом напомнить: используй защиту. (Вспомни наш урок полового воспитания.)

Подпись: принцесса Селестия.

Даск покраснел от смущения, прочитав письмо. Вся радость, наполнившая его ранее, исчезла от осознания, что "принцесса Троллестия" всё ещё насмехается над ним.

— Что она пишет? — спросила Рэйнбоу Дэш, подходя, чтобы взглянуть на письмо.

— Н-НИЧЕГО! СОВСЕМ НИЧЕГО! Ха-ха! — быстро ответил Даск, нервно рассмеявшись и разорвав письмо на тысячу кусочков.

Три присутствующие кобылы были озадачены реакцией единорога, но никто так не решился спросить, в конце концов, всей четвёркой направившись к выходу.

— Ещё раз приношу свои извинения за неудобства, — склонив голову, мэр обратилась к Рэйнбоу Дэш и Даску. — Прости, что несправедливо заперла тебя.

— Не волнуйтесь, это не проблема. — заверил Даск с искренней улыбкой.

— Спасибо. Что ж, пора возвращаться к работе. — сказала мэр, поворачиваясь и направляясь в один из коридоров, к своему кабинету. — Пока ты в городе, не стесняйся обращаться ко мне, если что-то понадобится.

Три пони попрощались с мэром и покинули ратушу.

— Мне тоже пора, ещё много почты нужно доставить. — сказала Дёрпи, медленно поднимаясь в воздух. — Пока!

— Пока, Дерпи! И спасибо тебе! — закричали Даск и Рэйнбоу, махая копытами улетающей пегаске.

Оставшаяся пара посмотрела друг на друга , не зная, что сказать.

— Что ж... думаю, мне пора уходить. — нарушила молчание Рэйнбоу Дэш, почесывая голову и глядя в небо. — Я обещала погодному патрулю, что буду работать дополнительно. Лучше начать прямо сейчас.

Когда Рэйнбоу Дэш приготовилась к взлёту, у Даска возникло чувство, которого не было при расставании с мэром или Дёрпи, но, испытав его с двумя другими кобылами в городе, он знал, что это было нежелание кого-то отпускать...

— Подожди! — быстро сказал единорог. — Получается... я больше тебя не увижу? Я пробуду в Понивилле ещё всего три дня.

Рэйнбоу Дэш несколько секунд смотрела на него.

— Ха-ха-ха, ты будешь скучать по мне? — рассмеялась она, похлопывая Даска копытом. — Любому пегасу понадобятся недели, чтобы сделать дополнительную работу, а мне — всего два дня.

— Значит... мы сможем увидеться на Празднике Летнего Солнца. — добавила Рэйнбоу Дэш, слегка покраснев и отвернувшись, чтобы Даск не увидел ее такой.

— Круто! Обещаешь? — ухмыльнулся единорог, протягивая копыто.

— Обещаю. — улыбнулась пегаска, ответив ударом своего копыта.

Обещаю.” Прозвучал в голове Даска третий голос, который принадлежал кобыле, давным-давно сказавшей ему те же слова и не сдержавшей их. Это воспоминание заставило единорога вздрогнуть, и улыбка тут же сошла с его лица.

— Увидимся! — крикнула Рэйнбоу Дэш, улетая, как только они стукнули копытами, и не замечая внезапную перемену в выражении лица Даска.

Единорог смотрел, как пегаска улетает, оставляя за собой радужный след. Воспоминание исчезло так же быстро, как и появилось, но горькое чувство, которое оно оставляло в сердце, никуда не делось.

— Обещания… дружба… что… что я делаю? Я обещал не совершать той же ошибки… — вслух посетовал Даск, обеспокоенно глядя в землю, приложив копыто к голове.

— БЕРЕГИСЬ! — крикнул кто-то, прерывая монолог единорога.

Даск тут же поднял голову, но увидел лишь пару колёс, на огромной скорости врезавшихся ему в лицо.

— Ой...! ЧТО ЗА СЕНО ЭТО БЫЛО? — крикнул Даск, потирая больной нос.

— Ох... я не смогла поговорить с Рэйнбоу Дэш... — произнес детский голос виновника в столкновении.

Которым оказалась маленькая оранжевая пегаска с пурпурной гривой в стиле, который, по мнению Даска, придавал ей сходство с Рэйнбоу. Кобылка стояла на чём-то вроде самоката с тележкой, которая, как заключил Даск, и поразила его.

— Эй! Тебе нужно быть осторожнее! — раздраженно сказал единорог, пытаясь привлечь внимание смотрящей в небо кобылки.

— Что? Я сказала : ”Берегись”! Сам виноват, что не сдвинулся с места. — дерзко ответила пегаска.

Раздражение Даска быстро возросло при таком ответе, однако так же быстро оно исчезло, поскольку единорог посчитал неправильным опускаться до спора с маленькой кобылкой, даже если для этого есть причины. К тому же, её легкомысленное и высокомерное отношение только подтвердили мысль, что пегаска похожа на миниатюрную версию Рэйнбоу, и, возможно, так же, как было с Дэш днём ранее, просто начала не с того копыта. Может быть, эта кобылка на самом деле не так плоха, как кажется.

— Как скажешь! — раздраженно воскликнул Даск, желая сменить тему. — В любом случае, почему ты ехала так быстро?

— О! Просто мне сказали, что здесь будет Рэйнбоу Дэш, а я хотел показать ей свой новый самокат. — ответила кобылка, с гордостью демонстрируя свой транспорт.

— А почему ты хотела показать его Рэйнбоу Дэш? Вы родственники или что-то в этом роде? — спросил Даск, желая прояснить свои сомнения, видя, что личности и стили обоих пони были очень похожи.

Услышав это, к удивлению единорога, кобылка тут же печально опустила голову и грустно улыбнулась.

— Нет... дело не в этом... у меня нет... — печально сказала кобылка. — Просто Рэйнбоу Дэш — самая крутая пони в Понивилле, может быть, даже в Эквестрии... я всегда ею восхищалась. — закончила она с лёгким огоньком в глазах.

Даск неловко сглотнул, поняв, что непреднамеренно задел кобылку за живое. Не желая больше углубляться в тему, как ему показалось, отсутствия семьи у пегаски, он решил снова сменить направление разговора, чтобы попытаться поднять малышке настроение.

— Эм... о, смотри! — Даск указал копытом на небо. — Видишь радужную полосу, оставленную Рэйнбоу Дэш?! Если поторопишься, то сможешь добраться до неё, просто лети по этому следу!

Как только Даск сказал то, что должно было мотивировать кобылку, та ещё больше сникла.

— Просто... у моих крыльев проблемы, и я... я не очень хорошо летаю... — печально сказала она, глядя в землю.

Даск внутренне начал проклинать себя за то, что ещё больше угнетал кобылку, вместо того чтобы подбадривать: "Как ты мог сделать всё ещё хуже?!" Мысленно ругал он себя.

Последовало неловкое долгое молчание: подавленная кобылка стояла неподвижно, а Даск искал мысленно искал выход из сложившейся ситуации. Единорог хотел нарушить молчание, но не хотел сказать что-то, что лишь расстроит пегаску. Он не знал никаких тем, которые не были бы больными для малышки, кроме одной...

— З-значит, тебе нравится Рэйнбоу Дэш? — застенчиво спросил единорог. — Знаешь... я знаком с ней и, может быть, смогу уговорить её как-нибудь встретиться с тобой.

Только Даск произнес эти слова, как маленькая пегаска подняла голову и запрыгала от радости, словно ей впрыснули чистый адреналин.

— Правда?! Ты можешь это сделать?! — спросила она с блестящими глазами, оказавшись почти лицом к лицу с единорогом. — Значит, ты друг Рэйнбоу Дэш?

От этого вопроса Даска охватило тревожное чувство. Он... был ли он другом Рэйнбоу Дэш? Даск подумал об этом, но единственный ответ , который пришел на ум , был: “Нет ... Пока нет.

— Ну... я бы не сказал, что мы друзья, — неловко ответил Даск. — Мы скорее...

Он не знал, как закончить фразу, но в этом и не было необходимости, так как его прервал доносившийся издалека голос.

— Эй! Вот ты где, Даск! — крикнул Спайк, приблизившись к брату. — Как спалось с Рэйнбоу Дэш?

И Даск, и кобылка повернулись, чтобы увидеть Спайка: пегаска с выражением замешательства, а единорог — стыда, из-за заданного дракончиком вопроса.

— Ты спал с Рэйнбоу Дэш? — спросила кобылка. Даск с благоговением наблюдал, как шестеренки вращаются в её голове, приводя к ошибочному выводу.

— ТЫ КОЛЬТФРЕНД РЭЙНБОУ ДЭШ? — удивлённо вскрикнула она, вынудив Даска быстро заткнуть ей рот, потому что возглас привлёк внимание нескольких прохожих.

— Ш-ш-ш! Что подумают пони, если ты будешь так кричать?! — прошептал Даск кобылке, продолжая прикрывать ей рот. — Ты ошибаешься, мы не встречаемся, просто... это сложно. — закончил он, не зная, как простым языком объяснить всё произошедшее накануне.

После этого Даск отпустил кобылку, которая посмотрела на него с сообщнической улыбкой.

— Расла~абься, твоя тайна со мной в безопасности, — сказала она, проводя копытом по сомкнутым губам. — Рэйнбоу Дэш — мой кумир, и если она хочет завести тайного кольтфренда, меня это устраивает.

— Что происходит? — спросил Спайк, наконец дойдя до брата и кобылки.

Даск не мог не сердиться на дракона за его всегда несвоевременные появления. Сейчас из-за него возникло недоразумение, с которым единорог не знал, как справиться: он не хотел разрушить образ кумира кобылки, рассказав о заключении Рэйнбоу, но и никакой убедительной лжи о причинах проведённой вместе ночи придумать не мог.

— Спайк, не упоминай ничего о том, что случилось вчера. — сказал Даск, хмуро глядя на брата и не собираясь говорить о своей ночи в тюрьме перед кобылкой.

— Э-э... ладно... — растерянно ответил дракончик, увидев лицо единорога, затем посмотрел на кобылку, смотрящую на него в ответ. — А ты кем будешь?

— О! Я Скуталу. — наконец представилась кобылка, пристально глядя на Спайка. — А ты кто?

Дракона раздражал этот вопрос: при встрече с Рэйнбоу его назвали “игуаной”, больше он не будет так унижен.

— Ну, очевидно, что я дракон! — раздраженно сказал он, выдувая маленькое пламя через нос. — Меня зовут Спайк. Мы с братом — ученики принцес...

Даск быстро заткнул дракона, чтобы тот не сболтнул лишнего.

— Мы гости из Кантерлота, приехали в Понивилль на Праздник Летнего Солнца. — сказал единорог, не желая раскрывать другим свою истинную цель. — И, кстати, меня зовут Даск Шайн, приятно познакомиться. — закончил он, представившись соответствующим образом, учитывая, что Скуталу тоже это сделала.

— Ваааууу! Значит, у тебя есть приятель-дракон... это круто! — воскликнула пегаска, с изумлением глядя на Спайка, после чего посмотрела на Даска. — Теперь понятно, почему Рэйнбоу Дэш встречается с тобой. Ты, должно быть, тоже крутой!

— Ты правда так думаешь? — в унисон сказали братья, каждый сделал грудь колесом и смотрел на горизонт с задумчивым видом, пытаясь выглядеть круто (то, что их в лицо так назвали, было в новинку). Если у них и было что-то общее, так это слабость перед лестью.

— Подожди-ка, — сказал Спайк, возвращаясь к реальности и глядя на брата. — Она сказала, что ты встречаешься с Рэйнбоу Дэш?

— Э-э-э... да... Я объясню позже. — прошептал Даск.

— Значит, вы оба новички в городе, — снова заговорила Скуталу. — Хм... странно, что у вас не было приветственной вечеринки...

Это привлекло внимание Даска: он уже второй раз слышал о вечеринке. “В этом городе устраивать для незнакомцев приветственные вечеринки — привычное дело?” Подумал он.

— Ну, это не имеет значения. — продолжила Скуталу, прежде чем Даск успел спросить. — Вы, ребята, ещё не знакомы с городом, не так ли?

— Ну... нет, не совсем, — честно ответил Даск.

— Хорошо! Тогда я покажу вам город! — весело сказала Скуталу, забираясь на свой скутер. — Залезай! Что угодно для друзей Рэйнбоу Дэш!

Даск и Спайк посмотрели на Скуталу, её скутер и прикреплённую к нему маленькую тележку.

— Ты хочешь, чтобы мы сели внутрь? — растерянно спросил Спайк, прекрасно понимая, что брат думает так же.

— Ага! Вы будете моими первыми пассажирами! — взволнованно ответила пегаска.

Даску не нравилась эта идея, но нравилось видеть улыбку на лице кобылки, поэтому без раздумий он забрался в маленькую тележку, за ним неохотно последовал Спайк. Они оба устроились, как могли, и дали Скуталу сигнал "поехали".

Кобылка, держась за руль и используя одну из задних ног, чтобы дать импульс, начала медленно тянуть тележку, что совсем не удивило Даска: по его расчетам, его собственный вес плюс вес Спайка были слишком тяжёлыми для маленькой Скуталу. Единорог мысленно искал способ помочь своей магией разогнать тележку, не давая пегаске разочароваться в себе, однако в этом не было необходимости, потому что, пока он думал и не осознавал мир вокруг себя, транспорт набирал скорость, и теперь ехал действительно лихо. Даск в изумлении уставился на кобылку, которая, к его удивлению, начала поразительно быстро махать своими маленькими крылышками, создавая достаточную для движения тягу. Пока Спайк изо всех сил пытался удержаться на месте, единорог не мог не улыбнуться, увидев, что, несмотря на свои ограничения, пегаска нашла ещё один отличный способ быстро двигаться и чувствовать ветер под своими крыльями.

Они замедлились, обогнув ратушу и достигнув того, что казалось центром города, где Даск ещё не был.

— Это главная площадь и фонтан Понивилля, — сказала Скуталу, подражая экскурсоводам.

Площадь казалась оживлённым и довольно весёлым местом, в центре которого стоял фонтан в виде земного пони, весело размахивающего передними ногами. Однако больше всего Даска потрясло то, что около фонтана находились воздушные шары, привязанная к чему-то похожему на кобылу, парящую на них чуть выше земли. Единорог посмотрел на Спайка, надеясь, что тот видит то же самое, но когда снова поднял глаза, с удивлением отметил — ни один другой пони в городе совершенно не обращает внимания на спящую пони, даже Скуталу, которая уже начала хлопать крыльями, чтобы отправиться в следующее место. Даск подумывал расспросить пегаску об этом зрелище, но, вспомнив, что уже испортил несколько бесед лишними словами, решил просто не обращать внимания и поступить согласно старой поговорке: "В чужой дом со своим законом не входят."(1)

Дальше Скуталу показала им другие места в городе: театр, рынок, пекарню под названием "Сахарный уголок", которую с утра не евший Даск хорошо запомнил.

— А это библиотека. — сказала Скуталу, указывая на большое дерево с окнами.

— БИБЛИОТЕКА?! — взволнованно воскликнул Даск, услышав одно из самых красивых известных ему слов.

— Ага... но сейчас она закрыта. Вроде, библиотекарь уехал на работу в Мэйнхэттен пару недель назад, и с тех пор её никто не открывал. — сказала Скуталу, стараясь не забыть выполнить свою роль экскурсовода.

— Городская библиотека закрыта?! — у Даска не было слов. — Этого не может быть! Это возмутительно! Это варварство! Это не-мнннгх!

Спайк заткнул ему рот, зная, что иначе его брат никогда замолчит.

— Пойдем, Скуталу, в следующее место, — смутившись, попросил он растерянную пегаску.

Пока они ехали, Даск не отрывал от библиотеки глаз, наполненных слезами из-за того, что им открылся вид заброшенного храма знаний.

— А это башня с часами. — сказала Скуталу, достигнув вершины небольшого холма.

Место показалось очень красивым: весьма простенькая башня прекрасно вписывалась в общую архитектуру, к тому же отсюда открывался отличный вид на большую часть города.

— Круто конечно, но в Кантерлоте есть башни побольше, — сказал Спайк, которого, как и любого ребенка, больше всего зацепила высота, а также, возможно, какой-то личный комплекс.

— Эй, Скуталу, — позвал Даск, глядя в сторону города. — что это за здание?

Единорог заметил, что между библиотекой и башней стоит большая красная постройка с большим двором и площадкой для жеребят, которую пегаска, очевидно, намеренно избегала.

— О... это! Ну... это так… школа. — робко ответила Скуталу.

Это ошеломило Даска, который отбросил страх снова ударить в грязь лицом и решил спросить о том, что, по его мнению, было очень важным.

— А почему ты не там? Сегодня учебный день. — поинтересовался единорог, пристально глядя на кобылку.

— Ну... я просто не люблю ходить в школу, предпочитаю гулять на свежем воздухе. — ответила Скуталу, раздраженно отводя взгляд. — К тому же мне ещё нужно показать тебе множество мест, таких как спа-салон, боулинг, бутик "Карусель"...

— Это не оправдание! — выругался Даск. — Разве тебе не интересно учиться?! Читать о пони прошлого, изучать гражданское право, математику, естественные науки, философию... ты не можешь не хотеть учиться! Знание — величайшая сила в мире! А школа — дом этих знаний!

Это была великолепная речь, от которой Даск был бы тронут до слёз, если бы ему в детстве кто-нибудь произнёс её! Но Скуталу, казалось, было всё равно, так как она просто зевнула и отвернулась. Единорог был зол: эта кобылка не была настроена на что-то столь жизненно важное, как учёба, но ему в голову пришла блестящая идея, от которой зловещая улыбка расползлась по его лицу.

— Знаешь... — сказал Даск на ухо Скуталу. — Рэйнбоу Дэш не любит пони, которые не относятся к учёбе серьёзно.

Уши Скуталу тут же встали торчком, а глаза расширились.

— Правда? — неуверенно спросила она, оглядываясь на единорога.

— Конечно, как ты думаешь, почему Рэйнбоу Дэш встречается со мной? Это потому, что я очень прилежен. — ответил Даск, подмигивая кобылке.

Скуталу повернулась и долго с сомнением смотрела на школу.

— Хм... ладно, думаю, я мог бы стараться бывать там почаще... — медленно произнесла она.

— Хорошо сказано! Ты должна ходить в школу каждый день, начиная с сегодняшнего дня! — взволнованно сказал Даск, с улыбкой вылезая из тележки.

— Да, конечно! — Скуталу улыбнулась еще более взволнованно, счастливая от того, что кто-то заботится о ней.

Как только Спайк выбрался из повозки, пегаска взмахнула крыльями и попрощалась, направляясь в школу.

— Пока, Даск, пока, Спайк! И, Даск, помни про обещание! — крикнула кобылка, отдаляясь.

— Разумеется! — крикнул в ответ Даск, которому теперь предстояло убедить Рэйнбоу Дэш поговорить со Скуталу.

Спайк повернулся к брату с озорной ухмылкой.

— Так... ты теперь встречаешься с Рэйнбоу Дэш? — спросил он.

— Нет, конечно нет! — быстро ответил Даск. — Но для того, чтобы убедить маленькую кобылку вернуться в школу, полагаю, небольшая ложь не повредит.

— Хм... может, ты и прав, хотя сомневаюсь, что Эпплджек одобрит такое, — задумчиво произнес Спайк, заставив единорога смущённо склонить голову.

— Хе-хе, пожалуй, ты прав... — сказал Даск, признавая верность слов дракончика.

— Что теперь? — спросил Спайк, зная, что теперь, когда они оба свободны от обвинений, а Даск выполнил своё обещание, им осталось только дождаться Праздника Летнего Солнца и снова встретиться с принцессой Селестией.

~УРЧАНИЕ~

— Я умираю с голоду, мне нужно позавтракать, — сказал Даск, держась за живот. — Но сначала нужно решить кое-что гораздо более срочное… — решительно закончил он


— Значит, ты совсем недавно покинул ратушу, а теперь хочешь вернуться? — спросил Спайк, следуя за братом по городу.

— Верно. За такое я их никогда не прощу, даже если Селестия простит. — раздраженно ответил Даск.

Любой мог бы подумать, что единорог разглагольствует о чрезвычайно деликатном вопросе, но Спайк уже всё узнал, пока они шли к площади: его брат хотел попросить мэра как можно скорее нанять работника, чтобы снова открыть библиотеку. Для всех других пони это была не важная тема, для всех, кроме Даска, который не мог найти большего преступления, чем закрытие библиотеки.

— Даск, я не думаю, что это так уж важно, — сказал Спайк, пытаясь успокоить брата.

— Нет, это важно! — огрызнулся Даск. — Я могу простить мэра за то, что меня заперли, как преступника, но не могу простить, что она держит знания взаперти от тех, кто их ищет.

Завернув за угол, они оказались перед городской площадью — единственным, что отделяло Даска от ратуши.

— Непростительно. — сказал Даск, быстро пересекая площадь. — По крайней мере, предыдущий библиотекарь должен был оставить стажёра или...

Речь единорога оборвалась, когда он увидел, что спящая кобыла всё ещё висит на шариках около фонтана. Раздражение Даска постепенно уступило место любопытству, так как вопросы без ответов всегда сильно беспокоили его.

Единорог осмотрел площадь и ещё раз убедился — никто не обращает внимания на необычное явление, что показалось ему столь же странным, поэтому он подошел к одному из местных жителей, чтобы разузнать об этом.

— Прошу прощения, мисс. — обратился Даск к проходящей мимо сиреневой кобыле.

— Да?

— Видите ту пони, парящую на воздушных шариках? — спросил Даск, указывая на упомянутую пони.

— Ну да, я не слепая. — кобыла ответила так, словно ей задали очевидный вопрос.

— Тогда почему все игнорируют это? — снова спросил Даск, желая поскорее понять, является ли это каким-то уличным шоу или странностью города.

— А, вы об этом! — усмехнулась кобыла. — Просто Пинки есть Пинки, ещё привыкнете.

После этого кобыла продолжила свой путь, оставив Даска в таком же, если не большем замешательстве, чем было вначале. Тогда он повернулся и посмотрел прямо на парящую пони, думая, что остается только один способ во всём разобраться — расспросить странную розовую кобылу.

Даск внимательно осмотрел её, прежде чем предпринять какие-либо действия: розовая кобыла с пышной гривой, которая парит на привязанных к талии нескольких воздушных шарах, по совпадению, её кьютимаркой также были воздушные шары. Непонятность странного зрелища убивала Даска, но он не знал, что делать, так как кобыла продолжала парить на месте с закрытыми глазами, отчего было не ясно, медитирует она, спит, потеряла сознание или, возможно, что-то похуже. В конце концов единорог собрал волю в копыто и коснулся щеки розовой пони.

— Эй! Ты в порядке? — нервно спросил он, изо всех сил желая, чтобы кобыла не оказалась ужасным парящим трупом.

Её глаза медленно открылись, явив всем небесно-голубые радужки.

— Хм?.. — сонно ответила она, слабо оглядываясь по сторонам. — Что происходит?

И Даск, и кобыла несколько секунд стояли и смотрели, пока единорог снова не заговорил:

— Ну... я… я хотел спросить, всё ли с тобой в порядке, — неуверенно сказал он, радуясь, что кобыла проснулась. — То есть, я видел, как ты парила здесь некоторое время, и никто, кажется, не обращал на тебя внимания, так что...

Даск замолчал, услышав тихий храп, и заметил, что кобыла снова заснула.

— Эй, просыпайся! — сказал он несколько раздраженно, сильно топнув копытом, чтобы шум снова разбудил странную пони.

— А? Что? Ах да, мне очень жаль. — сказала усталая розовая пони, просыпаясь от испуга, и снова посмотрела на единорога. — Просто мне нужно найти нового пони, который приехал в город несколько дней назад...

Вдруг она замолчала и посмотрела на свой хвост, который почему-то дрожал, после чего снова посмотрела на Даска, впервые широко открыв глаза.

— Это ты! Ты — новый пони в Понивиле! — сказала она, глядя на единорога и широко улыбаясь. — Ты не представляешь, чего мне стоило найти тебя! Три дня назад моё Пинки-Чувство предупредило меня о новом пони в городе! Но я не была уверена, сигнал был другим. Таким, которого никогда не было! Но моё Пинки-Чувство никогда меня не подводит, значит, должно было произойти что-то ещё! И это меня очень взволновало! Вот почему я так долго тебя искала! — быстро говорила кобыла, паря вокруг Даска.

Который не знал, как ответить: то, что эта спящая кобыла была весьма общительной, застало его врасплох. Даск хотел задать ей несколько вопросов, например, почему она летает, зачем она его искала или, как она узнала о его прибытии тря дня назад, однако сперва он решил поинтересоваться о том, что поможет ему понять запутанную речь розовой пони.

— Подожди... для начала, что такое “Пинки-Чувство”? — в замешательстве спросил единорог останавливая движение кобылы копытом.

— О! Это просто знаки, которые моё тело делает, чтобы предупредить о чём-то грядущем, например, когда мое левое ухо чешется, а грива щетинится — будет дождь, или, когда мой хвост трижды трясется вправо — кто-то новый приедет в город, — объяснила кобыла, будто всё в порядке. — И, очевидно, это называется Пинки-Чувство из-за моего имени, Пинки Пай! Кстати, как тебя зовут?

Из-за того, насколько быстрой и бессвязной была речь кобылы, и неуверенности, смеяться или нет над абсурдностью сказанного, у Даска не было немедленного ответа. Однако, прежде всего и поскольку кобыла представилась, ему следовало сделать то же самое.

— О-очень приятно, меня зовут Даск Шай... — единорог снова замолчал, так как,  подняв голову после приветственного поклона, он увидел, что кобыла снова заснула.

— ГХМ! — кашлянул Даск, чтобы разбудить её.

Пинки Пай снова удивленно открыла глаза.

— Что?.. О, мне очень жаль! Просто я немного... устала... а когда это происходит, я иногда засыпаю. — вяло, но с лёгкой улыбкой объяснила Пинки Пай.

Даск заметил, что она собиралась сказать другое слово вместо "устала", но передумала. Единорог не хотел продолжать разговор, ограничивая вызываемые странной кобылой вопросы, однако, пришлось, потому что молчание затянулось и розовая пони снова начала засыпать.

— Получается... ты искала меня три дня? Разве твоё Пинки-Чувство не предупредило тебя о моём прибытии в Понивилль? — недоверчиво спросил Даск, говоря громко, чтобы кобыла снова не заснула.

— Именно! Хотя, как я уже сказала, моё Пинки-Чувство вело себя странно, когда предупреждало о тебе, с другими пони такого не случалось... — задумчиво произнесла Пинки Пай, продолжая парить возле Даска.

Единорог слегка улыбнулся нелепости сказанного: он слышал и читал, что некоторые пони суверны или верят в амулеты удачи и другие вещи, не имеющие научной или магической ценности, но то, что определенные части тела пони дрожали, предупреждая о случайных событиях, было самой абсурдной вещью, которую Даск когда-либо слышал.

— Ну, может быть, твоё Пинки-Чувство вело себя “странно”, потому что я пришел с драконом. — насмешливо сказал Даск, указывая на своего брата.

— Это дракон? — спросила Пинки Пай, быстро переключив внимание на стоящего рядом с единорогом дракона.

Спайк, до этого момента благодарный, что сумасшедшая кобыла была сосредоточена только на Даске, робко поздоровался.

— Ух ты, дракон! Я давно их не видела! Хотя ты меньше тех, которых я видела. — широко улыбаясь, сказала Пинки. — В любом случае, мистер Дракон, я не могу тебя так называть, поэтому, скажи мне, как тебя зовут?

— Меня... меня зовут Спайк... — смущённо ответил дракон, протягивая коготь для приветствия.

— Очень приятно познакомиться с тобой, малыш! — сказала Пинки Пай, крепко обнимая его.

Объятие было коротким, но достаточным, чтобы Спайк остолбенел, потому что он, как и его брат, не привык обниматься, особенно с незнакомыми пони.

По мнению Даска, поведение этой кобылы было слишком непредсказуемым: он любил порядок и последовательность, но она говорила очень быстро и безумно, засыпала без всякой причины, не уважала личное пространство других и подходила слишком близко. Настойчивая мысль “Даск, пора уходить” не покидала единорога, но сначала он хотел получить ответы на все свои вопросы.

— Так... зачем ты искала меня? — спросил Даск, желая поскорее получить ответы и убраться подальше от этой кобылы.

— Ну, для вашей приветственной вечеринки, для чего же еще? — широко улыбаясь, ответила кобыла.

Даск замолчал, уставившись на неё, пока она говорила что-то бессвязное. "Устроить нам приветственную вечеринку? Зачем? Неужели она искала меня три дня ради вечеринки?" — подумал он, вспомнив, что Рэйнбоу Дэш и Скуталу упоминали о приветственной вечеринке.

— Подожди-ка... в Понивилле для новичков устраивают вечеринки? А ты за них отвечаешь? — недоверчиво спросил Даск.

— Ну конечно! — воскликнула Пинки, засыпая на ходу. — Но это не моя ответственность, мне просто нравится их устраивать.

Даск не мог отделаться от мысли, что чем больше он разговаривает с Пинки Пай, тем больше у него возникает вопросов, которые нужно задать.

— Зачем тебе устраивать вечеринки для пони? Особенно для незнакомых... — растерянно спросил единорог.

Как только был задан вопрос, словно по сигналу, шарики Пинки Пай лопнули, и она наконец упала на землю. Встав, кобыла наклонила голову и глубоко вдохнула.

— Потому что... — начала она и, сделав небольшую паузу, запела, сильно удивив Даска и Спайка.

~ Всегда весело устраивать вечеринки, знакомиться с новыми пони и заводить много друзей.

~ Будь то земно-пони, пегас или единорог ~ на вечеринке, каждый победитель!~

~ Грифон, дракон или дружелюбный монстр ~ чем больше придёт, тем веселее!~

~ Я Пинки Пай, вечериночная кобыла ~ Хочешь улыбнуться, приходи ко мне!~

Пинки Пай продолжала петь и танцевать под озадаченными взглядами Даска и Спайка. На мгновение им захотелось, чтобы земля поглотила их: стоять рядом с сумасшедшей кобылой, которая без стыда и конкретной причины танцует и поёт перед всем городом, было тем, что любой утончённый пони Кантерлота найдёт смущающим, как и братья в данный момент.

Пока Пинки Пай пела и танцевала, а Даск оглядывался, в поисках таких же смущённых пони, как и он, но никого не заметил. Однако, снова повернувшись к кобыле, единорог увидел, что городские пони подпевают и подтанцовывают.

— Что за сено тут происходит? — неловким шёпотом спросил Спайк, который не двигался и был так же озадачен, как Даск.

— Они… они все поют... — неуверенно ответил единорог, пока его разум использовал свою рациональность. — По-моему, это “Песнь Души”...

“Песнь Души”(2) — разновидность архаичной магии, возникающая при сильных внутренних переживаниях заклинателя, при которых его магическая аура начинает вибрировать, настраивая окружающих на свою волну, что побуждает их подпевать, не зная текста, и танцевать в такт, ни разу не практикуясь. Даск читал об этом, но никогда не встречал в таком масштабе: слуги в замке иногда пели во время выполнения поручений или празднования, однако простота, с которой Пинки начала петь, и количество присоединившихся к ней пони удивляли единорога. Такого он никогда не видел на улицах Кантерлота, по крайней мере, не так спонтанно и естественно — каждый житель города пел в совершенной гармонии с чувствами розовой кобылы, чувствами, возникшими из-за разговора о вечеринках, чувствами, с каждым куплетом согревающими сердца братьев всё больше, рассеяв испытываемое ими первоначальное смущение.


1. В оригинале использовалась фраза "When in Equine, do as the Equites do", являющаяся авторской переделкой выражения "When in Rome, do as the Romans do" (будучи в Риме, поступай, как римлянин). Не сумев адекватно перевести, я взял в качестве аналогии русскую пословицу "в чужой монастырь со своим уставом не входят."
2. "Песнь Души" (Song from the Heart) — термин, придуманный автором для объяснения музыкальных эпизодов в шоу.

Продолжение следует...