Искусство живое

Для чего существует искусство? Можно ли его ограничивать, загонять в рамки канонов? Что такое талант и нужен ли он? Молодые художники преодолевают трудности, связанные со скорым окончанием академии и наступлением взрослой жизни. Это повесть об искусстве, студенчестве и дружбе.

ОС - пони

Сказки Плохого Коня Для Впечатлительных Жеребяток

Эй, детишки. Кому вы поверите: старым книжкам или вашему дядюшке? В общем, я продолжу: давным-давно...

Другие пони ОС - пони

Королева Роя

Кантерлот свободен от чейнджлингов. Резонансное заклинание Кейдэнс и Шайнинг Армора изгнало Кризалис и её подданных обратно в Пустоши. И теперь, пока пони празднуют свадьбу принцессы любви и капитана дворцовой стражи, королева пожинает горькие плоды поражения.

Кризалис

Ночь Страсти Флаттершай

Каждое полнолуние на отдаленной горной поляне расцветают прекраснейшие цветы, видимые лишь ночью. Поборов свой страх, Флаттершай отправляется в непростое путешествие, дабы насладиться их неземной красотой. Но дойдя до своей цели, пегаска с удивлением понимает, что она не одна...

Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Луна

Стражи Эквестрии 1 - Эпизод IV: Еще один

Четвёртая часть, мы приближаемся к концу истории и на этот раз, мы посетим тёмные стороны протагонистов.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Биг Макинтош Дерпи Хувз Лира DJ PON-3 ОС - пони Октавия Дискорд Человеки Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Стража Дворца

Короткая история, рассказанная зеброй

Короткая история рассказанная, одной зеброй. О своем рождении.

Другие пони ОС - пони

Командор

Приятного отдыха, Командор.

ОС - пони

Самое раздражающее заражение

Рэйнбоу обнаруживает, что у нее есть проблема с вредителями в ее доме. Вот только он оказывается более привлекательным и раздражающим, чем она ожидала.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Кошелёк

Что день грядущий нам готовит? Каких новых друзей, необычные приключения, захватывающие события? Простой парень из небольшого городка и представить не мог, что с ним произойдёт нечто подобное, и в какой водоворот событий он попадёт.

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони Человеки

Потухшие светлячки

Очередной маленький тест для юной ученицы дружбы.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Автор рисунка: Noben
Разыскивается Экскурсия по Понивиллю

Высокоскоростной розыгрыш

— Скажи мне, Даск, не хочешь разыграть какого-нибудь пони? — спросила Рэйнбоу Дэш, зловеще улыбаясь.

— А? — ответил Даск, застигнутый врасплох таким вопросом. “Разыграть? О чем только думает эта кобыла?” Подумал он, стоя под настойчивым взглядом пегаски, и решил ответить разумно. — Я... не думаю, что это хорошая идея...

— Хм! Я знала, что ты откажешься. — сказала Рэйнбоу Дэш, отворачиваясь с притворным негодованием. — В конце концов, ты просто маленький примерный мальчик... готова поспорить, ты , словно жеребёнок, всегда следуешь всему, что скажет тебе твоя наставница.

Слова Рэйнбоу Дэш задели Даска за больное. В любом другом случае единорог понял бы, что им пытаются манипулировать, но после того, как Рэйнбоу Дэш назвала его “женоподобным”, “милой маленькой девочкой” и “жеребёнком”, он всерьёз захотел доказать, что он мужественный и может быть плохишом, если захочет.

— Что у тебя на уме? — холодно спросил Даск. “Эта кобыла не унизит меня.

Бинго!” Подумала Рэйнбоу Дэш, продолжая зловеще улыбаться единорогу.

— Все просто, — сказал она, возбуждённо поворачиваясь к Даску и Спайку. — Только я знаю, что вы двое не преступники, какими вас считают, пэтому мы обманем ищущих вас пони, разыграв нападение на меня и напугав их до чёртиков!

После оживленных слов Рэйнбоу Дэш наступила глубокая тишина.

— Это... это ужасная идея! — раздраженно сказал Спайк, выслушав пегаску. — Мы не хотим рассердить охрану или вызвать панику!

— Это замечательная идея, и не беспокойся о стражниках, потому что их здесь нет, — с энтузиазмом пояснила Рэйнбоу Дэш. — Понивилль — тихий городок, не нуждающийся ни в охране, ни в полиции, но мэр попросила погодный патруль присмотреть за городом и предупредить всех пони, если мы увидим неприятности. Так что, напугав одного или двух пегасов из этого патруля, особого шума мы не поднимем. К тому же, будет забавно наблюдать за ними в панике!

Даск и Спайк посмотрели друг на друга, было очевидно, что они оба считают это плохой идеей: если они в ближайшее время не прояснят это недоразумение, ситуация может ухудшиться.

— В чём дело? Ты жеребец или цыплёнок? — спросила Рэйнбоу Дэш, улыбаясь единорогу.

— Ты явно пытаешься нас спровоцировать, — твердо сказал Спайк. — Но мы же не поведёмся на это, верно, Даск?

— Я в деле! — резко ответил Даск с огнём в глазах. — Я докажу тебе, что не жеребёнок!

Спайк в отчаянии скривил лицо: он не мог поверить, что его умный и хитрый брат так легко поддался на её игры.

— Хорошо! Я схожу за жертвами. — взволнованно сказала Рэйнбоу Дэш. — Когда я вернусь, вы прикинетесь ворами и нападете на меня.

Затем она расправила крылья и, словно радужная вспышка, улетела в центр города, оставив Даска и Спайка совершенно одних.

Дракончик подождал несколько секунд, чтобы убедиться, что Рэйнбоу Дэш достаточно далеко, и снова заговорил:

— Думаю, нам лучше уйти, пока есть возможность, — прошептал он брату. — Если мы будем делать то, что она скажет, у нас будут ещё большие неприятности.

— Ни за что! Я докажу ей, что она ошибается! — решительно сказал единорог. — Я заставлю эту пегаску взять слова назад!

Спайк подумывал о том, чтобы возразить брату и продолжить путь, но Даск, очевидно, был полон решимости доказать Рэйнбоу Дэш, что он не жеребёнок и не женоподобен. По взгляду единорога, дракончик понял, что у того уже есть мысль.

— Какой у тебя план? — с любопытством спросил Спайк.

— Ей нужен плохой мальчик, так? — ответил Даск, медленно расплываясь в зловещей ухмылке. — Она его получит...

Рэйнбоу Дэш достигла центра города и летала над ним в поисках какого-нибудь знакомого патрульного пони.

— Вот и они! — сказала она себе, увидев пролетающую мимо пару пегасок, перемещающих облака с одного места на другое. У одной из них была голубовато-сиреневый мех и взлохмаченная серебристо-белая грива, у другой бледно-аквамариновая шёрстка и аккуратно подстриженные светлые волосы.

— Эй! Клаудчейзер! Хелия! — крикнула Рэйнбоу Дэш.

— Привет, Дэш! Что происходит? — ответила кобыла с взлохмаченной гривой, которой была Клаудчейзер.

— Я… видела того жеребца, которого мы ищем! — в притворном страхе воскликнула Рэйнбоу.

— Жеребец, которого мы ищем? Ты о чём? — спросила белокурая пегаска Хелия.

Рэйнбоу Дэш на секунду растерялась: она ожидала лучшей реакции — страха или хотя бы интереса. Однако этого не произошло, к её разочарованию, так как в отличие от голубой пегаски, которая приняла близко к сердцу эти поиски и выслеживание злодеев, другие члены погодного патруля прекратили поиски в первый же день, восприняв “преступника”, как преувеличение со стороны мэра, так как в Понивилле никогда не нарушали закон.

— Преступники! Те, что на плакатах "Разыскивается"!! — настаивала Рэйнбоу Дэш, несколько раздражённая тем, что её коллеги так быстро забыли.

— О да! Я помню!.. Что с ними? — безразлично спросила Хелия.

— Я видела их! Они на въезде в город! Полетели! Ну же! — быстро ответила Рэйнбоу, пытаясь убедить своих товарищей.

Однако обе кобылы продолжали парить на месте, смотря друг на друга.

— Нехорошо бросать работу наполовину, — сказала Хелия напарнику.

— Ага... хотя... было бы забавно посмотреть на этого жеребца, которого мэр заставила нас искать, и понять, почему он напугал Ол Эборта. — посмеиваясь, согласилась Клаудчейзер.

— Хм... да, может быть весело... ладно, пошли! — с улыбкой сказала Хелия.

— Э-э… окей… за мной, — протянула Рэйнбоу Дэш, улетая обратно к Даску.

Первоначальный энтузиазм пропал, когда она поняла, что её цели совсем не испугались, хуже того, они были взволнованы и улыбались. План Рэйнбоу состоял в том, чтобы морально подготовить цели и сделать их боязливыми, но это не сработало. Было ясно, что при такой веселой атмосфере, безобидный Даск и его говорящая игуана Спайк не смогут никого напугать. Рейнбоу знала, что шутка потерпит фиаско, как только они доберутся до единорога...

Когда троица добрались до въезда в город, место было пустынным, без каких-либо признаков преступников.

— Где ты их видела? — спросила Клаудчейзер, приземлившись рядом с товарищами и осмотревшись вокруг.

— Хм... они должны быть где-то здесь... — ответила Рэйнбоу Дэш, не зная, что делать. Она не была уверена, спрятались ли Даск и Спайк или просто убежали, в любом случае, пегаска чувствовала себя подавленной: если они сбежали, это значит, что они обманули её, если же спрятались, то было лишь вопросом времени, когда братья выскочат, пытаясь напугать их, а Клаудчейзер и Хелия посмеются над Рэйнбоу, ведь она поверила, что настолько простой трюк испугает их.

— Может, они убежали, хе-хе, — хихикнула Хелия.

— Да, или, возможно, они даже не настоящие, — продолжила Клаудчейзер, глядя на Рэйнбоу Дэш с улыбкой. — Ты просто хотела напугать нас, Рэйнбоу?

У Рэйнбоу Дэш было безучастное выражение лица: её поймали, и теперь лучше всего было признать, что всё это была просто неудавшаяся шутка.

ФШУ-У-УХ!

Только Рэйнбоу Дэш собиралась открыть рот и заговорить, как из ниоткуда появилось огромное зелёное пламя и окружило трёх кобыл, которые слегка подпрыгнули от неожиданности и тут же с испугом обнаружили, что окружены.

— Ч-что происходит? — испуганно спросила Хелия.

— Я... я не знаю, — ответила Рэйнбоу Дэш, оглядываясь по сторонам и пытаясь понять, откуда взялся огонь. “Это сделали те двое?” Задумалась она.

Без каких-либо причин небо потемнело, будто его накрыла гигантская тень, за чем последовали звуки, похожие на рычание животных.

Голоден... я голоден… — донёсся издалека низкий шёпот.

Три кобылы были парализованы звуками и этим голосом.

Крови... я хочу твоей крови… — снова послышался голос, который, казалось, становился всё ближе и ближе.

Клаудчейзер и Хелия в страхе отступили назад, продолжая смотреть туда, откуда доносилась речь. Перед ними Рэйнбоу Дэш стояла неподвижно, полностью сосредоточившись и глядя в одну точку, но пламя мешало ей разглядеть что-либо.

“Это точно Даск?” Рэйнбоу Дэш начала сомневаться, было ли все это частью шутки или они действительно должны бежать прямо сейчас.

— Еда... я чувствую запах еды... — голос стал ещё громче, теперь его источник был прямо перед кобылами, скрытый за языками пламени.

Хелия и Клаудчейзер обнялись, дрожа от страха. Рэйнбоу Дэш тяжело сглотнула, понимая, что такой простой пони, как Даск, не мог сделать что-то настолько пугающее.

— НУ ЖЕ! ЖИВО УБИРАЙТЕСЬ ОТСЮДА! — крикнула Рэйнбоу Дэш, повернувшись к своим спутникам.

Однако вместо того, чтобы сделать приказанное, обе кобылы остались на месте, парализованные страхом, с ужасом глядя за спину радужногривой пегаске. Рэйнбоу Дэш медленно повернула голову, чтобы понять причину. Прямо к ней, рассекая пламя, словно демон из преисподней, шагало огромное существо, выглядящее, как абсолютно чёрный жеребец, как живая тень темного пламени. Теперь они могли разглядеть на нём только три вещи: уродливый шрам на щеке, свирепые клыки и яростные белые глаза, которые сверкали в темноте, пугая ещё больше.

У Рэйнбоу Дэш кровь застыла в жилах, это происходило на самом деле! Не может быть, чтобы этот демон был Даск!

— Ты будешь первой... — сказал пони-демон, указывая копытом на Рэйнбоу Дэш.

В тот же миг неведомая сила схватила её тело и против воли потащила к пони-демону, оставив лицом к лицу с ним. Не зная, что делать, Рэйнбоу Дэш смогла только крепко зажмуриться, она должна была признать, ей было страшно.

— Эй! — прошептал голос рядом с ней. Рэйнбоу Дэш медленно открыла один глаз. Она все еще стояла лицом к лицу с пони-демоном, но теперь, оказавшись так близко, смогла лучше разглядеть чудовище. Пони-демон был ниже ростом, чем казался, на самом деле он был лишь немного выше самой пегаски; вблизи она могла видеть, что его шерсть была не совсем черной, а скорее темно-лиловой, будто затенённой. Кроме того, несмотря на яркость, Рэйнбоу Дэш могла сказать, что глаза определённо имеют фиолетовый окрас. В конце концов, если ему удалить клыки и шрам, а его тело осветить естественным светом, то пони-демон окажется кем-то, кого она знала — ОН ОКАЖЕТСЯ ДАСКОМ!

— Ну... кто теперь цыплёнок? — прошептал Даск с озорной улыбкой.

— Д-Даск? — неуверенно спросила Рэйнбоу Дэш, всё ещё не веря своим глазам.

Она уставилась на него, её губы продолжала сотрясать дрожь. Рэйнбоу Дэш не могла поверить, что её одурачил этот неуклюжий жеребец! Кроме того... в образе плохиша он выглядел великолепно. Кобыла не могла не покраснеть, подумав: “Этот парень на самом деле круче, чем я думала.

Наконец Рэйнбоу Дэш достаточно оправилась, чтобы заговорить, но была остановлена Даском.

— Подыграй мне, — прошептал он, оставив пегаску в замешательстве.

Рэйнбоу Дэш потребовалась всего секунда, чтобы понять, что розыгрыш продолжается и что Хелия и Клаудчейзер все еще в ужасе смотрят, как "пони-демон" держит её в своих копытах.

— Я ГОЛОДЕН!.. — закричал Даск низким голосом, взяв Рэйнбоу Дэш под копыта, быстро наклонив её и укусив за шею, сохраняя визуальный контакт с двумя испуганными кобылами.

Укус застал Рэйнбоу Дэш врасплох. Её шея, очевидно, была в безопасности: Даск на самом деле не кусал её, но пегаска чувствовала мягкие губы единорога на своей шее, отчего у неё возникало странное новое чувство, которое было... приятным!?

— А-А-А! — Рэйнбоу Дэш притворилась, что кричит от боли, когда её укусили, что было бы отличным представлением, если бы она не покраснела как помидор

— КЬЯАА! — закричали в унисон Хелия и Клаудчейзер, расправляя крылья и улетая в слезах.

Как только они скрылись из виду, Даск перестал "кусать" Рэйнбоу Дэш, то, что осталось от зеленого пламени, погасло, а тень, покрывавшая всё вокруг вместе с телом Даска, и его фальшивые черты лица, исчезли, вернув единорогу его обычную внешность.

— Ха-ха-ха! — громко рассмеялся Спайк, выходя за деревом. — Это было весело! Ты видел, как они бежали?

— Да, неплохо, правда? — Даск улыбнулся напарнику.

Тем временем Рэйнбоу Дэш всё ещё недоумевала, видя, как её спутники в ужасе разбежались.

— Это... ЭТО БЫЛО ПОТРЯСАЮЩЕ! — крикнула она, широко раскрытыми глазами глядя на Даска. — Как ты всё это сделал? Огонь и тени повсюду! Даже этот шрам и клыки!

— Ну, пламя было создано Спайком. Будь огонь настоящим, было бы слишком опасно, но этот — магический, его можно использовать, ничего не сжигая и ты бы поняла это, если бы прикоснулась к нему. Вот как я прошел через него, — ответил Даск с улыбкой; он любил всё объяснять. — Остальное было просто продвинутой магией иллюзий. Не самая сильная моя сторона, но я всё ещё могу немного использовать её, и она работает, пока цели не слишком близко.

— Это было здорово! Кто бы знал, что ты действительно страшный дракон! — сказала Рэйнбоу Дэш, игриво ударив Спайка и одарив его легкой гордой улыбкой, после чего повернулась к Даску и, с широкой улыбкой на лице, закончила. — Никогда бы не подумала, что ты способен на такое!

Она очень милая, когда улыбается.” Чуть не выпалил единорог. Он вспомнил, как сказал, что она совсем не милая, и это заставило его задуматься.

— Так... тебе тоже было страшно? — злорадно спросил пегаску Спайк.

— О-о чём ты говоришь? Я с самого начала знал, что это вы! — солгав, Рэйнбоу Дэш слегка покраснела. — Хотя... последнее застало меня врасплох. — она коснулась своей шеи и отвернулась, покраснев ещё больше.

Даск не мог этого видеть, но Спайк готов был поклясться, что на мгновение Рэйнбоу улыбнулась, коснувшись места “укуса”.

— В любом случае... — быстро сказала она, поворачиваясь к Даску с озорной улыбкой. — Для цыплёнка это было нормально.

— Ну, ваши жертвы оставляют желать лучшего, МИСС Рэйнбоу Дэш, — ответил он с такой же озорной улыбкой.

Они оба смотрели друг на друга несколько секунд, пока не перестали сдерживаться и не расхохотались.

— Хорошо! За нашей следующей жертвой! — произнесла Рэйнбоу, расправив крылья и полетев низко и медленно, позволяя Спайку и Даску следовать за ней. — Не спрашивайте, просто идите за мной.

Спайк уже забыл свою обиду на пегаску и первым последовал за ней. Даск остался позади, задумавшись об изменении ситуации с Рэйнбоу Дэш: казалось, что они стали друзьями, даже если он не собирался этого делать, в отличии от Флаттершай и Эпплджек… или он создал те узы, не задумываясь о задаче Принцессы? Всё, что произошло между ним и этими тремя кобылами… неужели он всё это делал лишь из-за обязательства выполнить поставленное ему условие? Теперь единорог не был уверен. В конце концов, Даск решил оставить эти мысли на потом, а пока просто последовать за Рэйнбоу Дэш и посмотреть, кто станет следующей жертвой.

-----|||||-----

— Ты в этом уверена? — неуверенно спросил Даск.

— Да, он был тем, кто все это начал, поэтому мы напугаем его, а потом объясним, что все это была просто шутка и что вы не преступники, — прошептала Рэйнбоу Дэш.

Троица пряталась за кустом, наблюдая за своей следующей жертвой, Ол Эбортом.

— Мы делаем то же самое, что и раньше? — спросила Даск у Рэйнбоу.

— Да, но чуть позже. Сначала я притворюсь, что прохожу мимо, а потом ты нападёшь на меня, — взволнованно ответила пегаска.

— Так... на этот раз не кусать? — спросил единорог, не желая рассердить свою новую подругу.

— НЕТ! — быстро ответила Рэйнбоу Дэш, её щёки слегка покраснели. — Я... я... то есть нет... это добавляет реализма, я думаю, мы должны оставить эту часть как есть, просто... будь нежным... — последнюю фразу она произнесла очень тихо, глядя в сторону.

Даск не мог не покраснеть, во второй раз экстравертная пегаска казалась такой нежной и хрупкой.

В конце концов, единорог поднялся и посмотрел на брата.

— По моему сигналу, — сказал Даск, активируя свой рог.

Ол Эборт возвращался на вокзал, откуда он ушёл перекусить перед тем, как в Понивиль прибудет последний дневной поезд. Невинный железнодорожник совершенно беззаботно шагал по дороге, когда внезапная тень закрыла небо, а зелёное пламя преградило ему путь. Со всех сторон начали доноситься странные звуки. Бедный Ол Эборт испуганно наблюдал за медленным приближением Даска, а Спайк и Рэйнбоу Дэш в это время сдерживали смех за кустом.

Голоден... я голоден… — низким голосом заговорил Даск, подходя к Ол Эборту.

От ужаса проводник чуть не уронил свои очки: настолько расширились его глаза.

Крови... я хочу твоей... — единорог не смог закончить свою фразу, будучи прерван донёсшимся издалека криком.

— ВОТ ОН! ВЗЯТЬ ЕГО! — раздался голос с небес.

Даск застыл на месте, когда увидел, что почти дюжина пегасов несётся на него. Замешательство заклинателя сразу же разрушило иллюзию, вернув всё в норму. Пегасы, как жеребцы, так и кобылы, обрушились на единорога, пытаясь обездвижить его.

— Ч-что...? — растерянно спросил Даск, как только смог говорить.

— Мы поймали тебя, проклятый каннибал! — сказал пегас с тёмно-серой шёрсткой и коротким ирокезом серовато-голубого цвета, свирепо глядя на единорога под собой.

— Да! Это он съел бедняжку Рэйнбоу Дэш! — со слезами на глазах воскликнула стоящая позади пегаска. Даск смог немного приподнять голову и увидел, что это одна из тех кобыл, которых он пугал раньше.

— Это... это беглец, заключённый из Кантерлота! — сказал Ол Эборт, сначала удивлённый всем происходящим, но потом, сумев рассмотреть единорога получше, он узнал его.

— Подождите! Всё это недоразумение! — закричал Даск, пытаясь освободиться.

Со своей стороны, Рэйнбоу Дэш и Спайк наблюдали за происходящим, они перестали смеяться, когда Даска схватили.

— Давай, Спайк, нам нужно всё прояснить! — быстро сказала Рэйнбоу Дэш.

Но дракончик, вместо того, чтобы встать, рыскал по земле в поисках чего-то. На его лице отражался испуг.

— Рэйнбоу... я потерял фотографию... не знаю, где я её оставил! — дрожащим голосом сказал он.

Это проблема: фотография была ключом к доказательству того, что единорог и дракон не заключённые и что Даск ученик принцессы. Без неё Рэйнбоу Дэш будет очень трудно доказать невиновность нового друга, но, по крайней мере, она может спасти его от суда за каннибализм.

— Жди здесь, Спайк! — приказала пегаска, выходя из кустов навстречу остальным.

— ЭЙ, оставьте его в покое! — крикнула она, подлетая к группе, удерживающей Даска.

Все пегасы были удивлены, увидев её радужную гриву.

— РЭЙНБОУ ДЭШ! ТЫ ЖИВА! — воскликнула Хелия, бросаясь обнимать Рэйнбоу Дэш.

— Да! Конечно. — отмахнулась Рэйнбоу, после чего указала на Даска. — Серьёзно, это был просто розыгрыш, а он помогал мне его провести!

Пегасы по-разному смотрели друг на друга: кто-то был смущён, кто-то раздражён, а кто-то даже улыбался, Хелия расплакалась, а другая жертва, Клаудчейзер, сердито посмотрела на Рэйнбоу Дэш.

— Это была очень плохая шутка! — раздражённо сказала она.

— Да... возможно, она немного вышла из под контроля... — с сожалением ответила Рэйнбоу Дэш, а потом искоса посмотрела на Даска и добавила. — Простите, это была моя идея. Пожалуйста, простите меня.

Когда атмосфера стала немного более спокойной, некоторые пони перестали удерживать единорога, но не все. Тишину прервал проводник поезда.

— Подождите секунду! — крикнул Ол Эборт, не понимая, что вообще происходит. — Ничего не знаю о розыгрышах, но точно знаю, что ОН опасный беглец. — закончил он, указывая на Даска.

— Так и есть! Его лицо изображено на плакатах “разыскивается”! — добавил какой-то пегас.

— Это... это просто недоразумение, — быстро сказал Даск, уже чувствуя головокружение от такого большого внимания. — Я изучаю магию в Кантерлоте, мой учитель послал меня сюда по ошибке, у меня даже есть доказательство того, что...

Он замолчал, так как, пока все смотрели на него, Рэйнбоу Дэш жестом попросила его не упоминать про “доказательство”.

— Доказательства? Какие доказательства? — спросил Ол Эборт, пристально глядя на единорога.

Разум которого быстро строил теории о том, что произошло. Должна быть причина, по которой Спайк не вышел, чтобы доказать их невиновность. Даже Рэйнбоу могла бы принести фотографию, если у дракончика возникли какие-то трудности. “Должно быть, есть проблема, о которой я не знаю.” Подумал Даск и решил промолчать.

— Ну? Значит, у вас нет доказательств, что вы студент из Кантерлота? — снова спросил Ол Эборт, в ответ получив лишь молчание. — Если вам больше нечего сказать, мы отведем вас к мэру!

Закончив, Ол Эборт направился к ратуше, за ним шёл пегас, удерживающий пленника, а Рэйнбоу Дэш в это время пыталась убедить своих товарищей, что Даск не является плохим парнем. Увидев происходящее, Спайк выглянул из-за куста, готовый выйти и помочь своему брату, однако тот, будучи единственным, кто это заметил, покачал головой, говоря не двигаться. Дракончику оставалось лишь смотреть, как Даска уводят, словно преступника.

Добравшись до ратуши, все вошли внутрь, где их с удивлением встретила кобыла с кремовой шкурой и серой гривой, в воротничке и зеленом галстуке. Ол Эборт подошёл к ней и под её пристальным взглядом объяснил ситуацию, отчего глаза мэра расширились.

— Я Мэйр, мэр Понивилля. — наконец сказала она. — Ол Эборт, надёжный коллега и друг, сообщил мне несколько дней назад, что вы прибыли из Кантерлота, как заключённый. Это правда?

Даск, которого только что отпустили, встал и тщательно обдумал своё следующее высказывание, так как понимал, что все присутствующие в данный момент осуждают его.

— Добрый вечер, госпожа мэр, — единорог почтительно поклонился. — Это правда, что меня послали сюда связанным в мешке, но не потому, что я был опасен или преступник. Просто мой учитель плохо надо мной пошутил. По приезду я хотел объясниться, но служащий вокзала убежал прежде, чем что-либо было сказано. Кроме того, первые два дня после прибытия я провел на окраине города и только сегодня узнал, что все пони ищут меня, как беглеца.

— И у вас есть доказательства, подтверждающие ваши слова? — спросила мэр.

— Нет... — робко ответил Даск. — Но и у вас нет доказательств, что я преступник, не так ли? Очевидно, что все действовали из страха.

Мэр была немного удивлена таким ответом. Она посмотрела на Ол Эборта, который избегал зрительного контакта, после чего перевела взгляд на Даска. По её мнению, единорог совсем не походил на преступника, однако нельзя судить книгу по обложке. Доказательств его вины и правда не было, но такое прибытие заставило всех пони насторожиться.

— Ну... — после долгого раздумья сказала мэр. — Я пошлю гонца в Кантерлот, чтобы подтвердить твой статус местного ученика, но пока он не вернётся, ты должен ждать в… тюрьме, хорошо?

Даск чуть не расхохотался, когда мэр закончила говорить. Она серьёзно спрашивала его согласия? Он заключённый! Его не должны спрашивать, согласен он с приговором или нет. К тому же, мэр говорила так, будто впервые произносит слово "тюрьма". Этот город действительно настолько мирный? В конце концов Даск решил подыграть и согласился.

— Хорошо, — ответил он с очередным поклоном.

— ПОДОЖДИТЕ-КА! — крикнула Рэйнбоу Дэш из-за спины, внимательно выслушав вердикт мэра. — Я хочу, чтобы меня тоже заперли.

Все в изумлении уставились на неё.

— О чем ты говоришь?! — хором спросили Даск и мэр.

— Это из-за меня у него неприятности, по моей просьбе он участвовал в этих розыгрышах, поэтому я хочу подождать с ним, пока его невиновность не будет доказана, — серьёзно сказала Рэйнбоу Дэш.

— Я... я не думаю, что это необходимо. К тому же, не должно пройти много времени... — начала мэр, прежде чем пегаска прервала её.

— Я настаиваю!

Мэр стояла, уставившись на Рэйнбоу Дэш. Как хороший правитель, она знала всех горожан, в том числе и радужногривую пегаску, которая, как ей было известно, будет упрямо стоять на своём. Поэтому Мэйр решила не перечить ей.

— Ладно, как хочешь, — вздохнула она, опуская голову. — Подождите здесь, я схожу за ключами.

Пока мэр отходила, Ол Эборт внимательно следил за Даском, а пришедшие пегасы прощались с Рэйнбоу Дэш. Единорог не мог перестать смотреть на подругу, которая почему-то не хотела оставлять его.

Эээх! — смиренно вздохнула Рэйнбоу Дэш, подходя к Даску. — Некоторые из моих товарищей по команде очень разозлились из-за этой шутки, и теперь мне придется работать сверхурочно, чтобы загладить свою вину.

— Эм, Рэйнбоу Дэш... — робко позвал единорог. — Почему ты винишь себя в том, что случилось? Можешь спокойно уйти, это неправильно, что ты проводишь ночь в тюрьме из-за меня.

Рэйнбоу Дэш секунду смотрела на него, а потом ударила его копытом по голове.

— Повторяю, это я настояла на том, чтобы ты дурачился вместо того, чтобы разбираться в ситуации. К тому же, не думаю, что провести ночь в тюрьме так уж плохо, ведь тогда я стану по-настоящему плохой девочкой. — с улыбкой сказала Рэйнбоу Дэш, подмигнув Даску. — Мы начали это вместе и закончим вместе, я никогда не брошу своего дру...

Голос мэра прервал Рэйнбоу Дэш.

— Вот он! — воскликнула мэр, хватая зубами брелок с ржавым ключом. — Уже много лет в тюрьме никого не было, поэтому ключ затерялся.

По её возвращении, Ол Эборт попрощался и покинул ратушу, искоса взглянув на Даска. После ухода проводника, градоправительница попросила заключённых следовать за ней, пегаска с улыбкой подчинилась, а единорог — с растерянным видом поковылял следом, желая знать, чем заканчивалась фраза Рэйнбоу Дэш.

В конце концов, троица пришла в небольшую комнату, представляющую из себя помещение с железными прутьями и единственными кроватью и выходящим наружу зарешеченным окном. С некоторым усилием мэр открыла ржавую дверь камеры.

— Я не уверен, пользовались ли этой камерой когда-либо, — сказал она, открывая дверь. — Но даже так, есть постоянный приказ содержать её в чистоте, чтобы заключенные не жаловались.

— Секундочку! — сказала Рэйнбоу Дэш, заглядывая в камеру. — Камера всего одна?

— Э-э... да, она никогда не использовалась, так что было бы расточительно иметь две. — ответил мэр. — Какие-то проблемы?

Рэйнбоу Дэш снова бросила мимолетный взгляд в камеру, особенно на кровать.

— Н-нет, никаких проблем, ха-ха-ха... — нервно рассмеялась она.

Как только Даск и Рэйнбоу зашли внутрь, мэр заперла камеру. Единорог стоял неподвижно, оглядываясь, а пегаска сделала несколько шагов и расправила крылья.

— Места немного, но, по крайней мере, нам не придется долго ждать, — прокомментировала она. — Если гонец летит так же быстро, как я, то он вернётся через пару часов.

Затем на неё внезапно снизошло откровение, от которого она задрожала.

— Эм... миссис мэр? — обратилась Рэйнбоу Дэш к уходящему мэру. — Кого вы послали в Кантерлот?

Мэр уставился на нее так, словно ответ был очевиден.

— Ну, Дёрпи, почтальоншу, — ответила она и пошел дальше, а Рэйнбоу Дэш пошатнулась в шоке.

— НЕЕЕТ! Только не она! — крикнула пегаска, драматически проводя копытами по лицу.

Она тут же запрыгнула на кровать, вытянув ноги и уткнувшись лицом в подушку.

— Беру свои слова обратно, — едва слышно сказала Рэйнбоу Дэш в подушку. — Располагайся, мы проведём здесь много времени.

— О чем ты говоришь? — спросил Даск, не понимающий причин такого поведения пегаски.

— Дёрпи — самый бестолковый пегас из когда-либо живших в Понивилле. — ответила Рэйнбоу Дэш, вставая. — Наверно, она уже летит в Лас-Пегас.

— Но Лас-Пегас в противоположном направлении, — возразил единорог.

— Вот именно, — сказала Рэйнбоу Дэш, вспоминая, как попросила Дерпи доставить письмо в Клаудсдейл, а через неделю из Мэйнхэттена пришла телеграмма, в которой её посыльная говорила, что потерялась.

Теперь Даск понял, почему его сокамерница вела себя так драматично: если сказанное — правда, то у них не было никакой надежды покинуть эту камеру в ближайшее время.

— Псс! — донеслось снаружи, заставив Даска и Рэйнбоу насторожиться.

Единорог подошёл к окну и выглянул наружу. Из кустов (что, очевидно, стало привычкой), находящихся прямо под окном камеры, вышел Спайк.

— Значит, они тебя заперли? — спросил он.

— А ты как думаешь?! — рявкнул Даск. Спайк задал глупый вопрос, так как положение его брата было очевидным.

— И на сколько? — спросил дракончик, казавшийся не особо расстроенным из-за заточения Даска.

— Я не знаю, но надолго. Возможно, даже на несколько дней. — просто ответил единорог.

— Ну-у... а что мешает тебе сбежать? — растерянно спросил Спайк.

Даск ответил не сразу, понимая, к чему вёл юный дрейк: процедура содержания была настолько же небрежной, как и арест, доказательством чего было отсутствие магического ингибитора на роге. Жеребец  в любой момент мог телепортироваться из камеры, если бы захотел. И, на самом деле, такая мысль приходила ему в голову, но всё изменилось, когда Рэйнбоу Дэш добровольно решила стать его сокамерницей. Телепортировать их обоих на свободу само по себе не было проблемой, но такой побег мог бы подорвать репутацию пегаски в Понивилле, в отличие от Даска, которому нужно было лишь выполнить требование принцессы и вернуться в Кантерлот.

— Думаю, будет лучше остаться здесь. — наконец ответил единорог, оглядываясь на сокамерницу, которая всё это время внимательно слушала разговор. — Я не хочу создавать ещё больше проблем.

Спайк растерянно посмотрел на него, потом тяжело вздохнул и почесал в затылке.

— Если ты так считаешь... а что мне делать? — спросил он, решив просто довериться брату.

— Будет лучше, если ты возьмешь имеющиеся у нас деньги и отправишься на ночь в гостиницу, — задумчиво произнес Даск. — Хотя всё ещё существует проблема наличия твоего лица на плакатах розыска, пони могут испугаться тебя или арестовать, как меня.

— Это не проблема, — сказала Рэйнбоу Дэш из-за спины единорога, всё ещё прислушиваясь к разговору. — Хозяина не волнует твоя личность, пока ты платишь, а единственным, кто воспринял плакаты “разыскивается” всерьёз, по-видимому, была я. — закончила она, слегка смутившись.

— Что ж... значит, я так и сделаю... — через некоторое время пробормотал Спайк, всё ещё ощущая неловкость от того, что оставляет Даска в камере .

— Да, так лучше, держись подальше от неприятностей, завтра увидимся. — ответил единорог.

Он протянул копыто через решетку, а Спайк в ответ ударил по нему кулаком, после чего огляделся и пошёл к въезду в город, в то же время солнце медленно заходило за горизонт, завершая день и уступая место ночи.

— Значит, малец ушёл? — спросила Рэйнбоу улыбаясь тому, насколько близки были дракон и единорог.

— Да. Ему, наверное, тяжело оставлять меня здесь. Он верный друг, — ответила Даск с любящей улыбкой. Говоря “верный”, он не мог не подумать про Дэш и её жест в отношении него. — Если бы я попросил, Спайк провел бы ночь в кустах, но лучше всего ему спать в удобной постели. В конце концов, он ещё маленький.

— Кстати, о сне... — неожиданно добавил Даск. — Как мы будем спать?

— Э-э? — Рэйнбоу Дэш долго смотрела на него широко раскрытыми глазами. Она не открывала рта, но тысячи мыслей и идей, которых раньше никогда не было и которые на были бы озвучены и за миллиард лет, проносились в её голове. Наконец она с трудом сглотнула и заговорила:

— Т-ты можешь занять кровать, а я лягу на полу. — сказала Рэйнбоу Дэш с легкой дрожью в голосе, стараясь не смотреть в глаза Даску. — Ты же не хочешь, чтобы мы спали вместе? ХАХАХА! Хе-хе!.. — закончила она с фальшивым смехом.

— Н-нет! Ни на что подобное я не намекал, — быстро ответил единорог, покраснев щеками. — Но если кто и должен спать на полу, так это я! В конце концов, я жеребец, а ты — леди.

Последняя фраза заставила Рэйнбоу заговорить по-другому.

— Не обращайся со мной, как с попавшей в беду девицей! — сердито крикнула она, подойдя к Даску и с силой ткнув в него копытом. — ТЫ будешь спать на кровати, а я — на полу. Разговор окончен!

После чего она развернулась и легла на пол лицом к противоположной от кровати стене.

Даск вновь оказался в смятении: он просто хотел быть галантным в отношении пегаски, почему она так реагирует? В конце концов, единорог в ярости от непонимания поведения этой пони лёг на кровать, желая поскорее заснуть, чтобы следующим утром встать пораньше.

Прошло много времени с тех пор, как Даск и Рэйнбоу замолчали, единорог оставался неподвижным, пытаясь заснуть, а пегаска всё ещё лежала на полу спиной к соседу, раздражение которого рассеивалось по мере того, как он прокручивал в уме всё хорошее, что произошло за день. Однако, не смотря на старания жеребца вспоминать исключительно положительные моменты, мысли постоянно возвращались к одному и тому же — к его встрече с Дэш, когда он в ярости кричал о том, что она совсем не милая. Даск всё ещё не мог простить себе подобное высказывание в отношении кобылы: принцесса Селестия никогда бы не одобрила такое поведение.

Внезапный шум вырвал единорога из задумчивости. Он медленно открыл один глаз, чтобы узнать, что происходит. На полу перед ним Рэйнбоу Дэш расправила крылья, пытаясь устроиться поудобнее. Сменив позу, она затихла, но через несколько секунд снова начала ворочаться, повторяя такую процедуру по всему полу.

Какого сена? На полу настолько не удобно? А ведь это она первой вызвалась там спать.” Подумал Даск, наблюдая за беспокойными движениями пегаски.

Он некоторое время просто наблюдал, пока его не осенила идея. “Земному пони или даже единорогу не составило бы особого труда спать на полу! Но она же пегас! Она привыкла спать в мягких облаках!”

Даск сел и хотел снова предложить кровать, но зная, что это только вызовет новый спор с Рэйнбоу Дэш, он посмотрел в окно, пытаясь придумать другое решение, которое появилось как раз в тот момент, когда его взгляд устремился в небо.

В то же время Рэйнбоу Дэш проклинала необходимость спать на неудобном полу: сколько ни ворочалась, она никак не могла найти положение, в котором ей было бы комфортно. Пегаска вспоминала о своём доме и постели из мягких облаков, которая сегодня ночью будет пуста.

— Эй! Рэйнбоу Дэш! — прошептал Даск.

— Чего тебе? — раздраженно спросила она, разворачиваясь к единорогу.

От увиденного у Рэйнбоу Дэш отвисла челюсть, а глаза расширились: небольшое облако, занимающее почти половину камеры, удерживалось перед ней магией Даска, из-за чего оно имело сиреневый оттенок.

— Г-г-где ты его взял? — ошеломлённо спросила пегаска.

— Оно плыло неподалеку. — с лёгкой улыбкой ответил Даск, указывая на окно. — Так что я позаимствовал его, надеюсь, метеорологический патруль простит меня, ведь это для удобство сна их товарища. С ним будет лучше?

— Лучше? Конечно! — ответила Рэйнбоу Дэш, широко улыбаясь. — Ты даже не представляешь, как неудобно спать на полу!

Она забралась в облако и принялась колотить по нему копытами, чтобы уплотнить и закрепить на полу. Даск был очень счастлив увидеть улыбку на лице пегаски, что напомнило ему об его ошибочном суждении касательно её миловидности. “Я был настоящим дураком.” Подумал он. “ДА, Рэйнбоу Дэш определённо милая.

— Возьми это, — сказал Даск, передавая одеяло только что устроившейся на облаке кобыле. — Ночью облака должны быть холодными, оно поможет.

На секунду Рэйнбоу Дэш была ошеломлена, но не одеялом, а тем, что Даск понял её неудобство и помог, хотя его никто не просил.

— Спасибо... — робко поблагодарила она, беря одеяло, её сердце почему-то забилось быстрее.

На секунду для Рэйнбоу Дэш всё было радужно, но внезапная мысль вывела её из этого транса.

— Подожди-ка! — раздраженно воскликнула пегаска. — Ты опять ведешь себя со мной как джентлькольт?!

Даск был шокирован: всё работало так хорошо, почему она должна была прийти к этому заключению и в итоге снова разозлиться? Почему эта кобыла против благородства?

— Ну? Почему ты помог мне? — спрашивала она, распаляясь ещё больше из-за молчания единорога. — Потому, что я кобыла? Потому, что, по-твоему, я беспомощна? Потому, что ты считаешь жеребцов сильнее кобыл? Почему?!

Даск не знал, что ответить. С каждым "Почему", сказанным Рэйнбоу Дэш, он все больше терялся в сомнениях и на секунду даже подумал спросить: "Потому что мы друзья?" “Но ведь это неправда, не так ли?” Единорог немедленно отбросил эту мысль. “Как бы там ни было, сейчас это не важно.

— ПОЧЕМУ?! — сердито спросила Рэйнбоу Дэш.

Даск, всё ещё сомневаясь, решил говорить, не задумываясь, сосредоточившись на единственном воспоминании, которое его беспокоило и действия из которого он хотел исправить.

— ПОТОМУ ЧТО ТЫ МИЛАЯ! — выпалил он, даже сам удивился.

Рэйнбоу Дэш тут же замолчала в полной растерянности: она ожидала любого ответа, но “милая” среди них не было!

Они оба застыли на месте, не моргая: Рэйнбоу Дэш с выражением полного недоумения на лице и Даск, настолько же растерянный, но также полностью покрасневший от стыда за то, что он сейчас сказал. Через несколько секунд, которые казались вечностью, пегаска быстро развернулась, хлестнув единорога хвостом.

— Дурак! — сказала Рэйнбоу, хватая одеяло и ложась на облако, снова поворачиваясь спиной к Даску.

Который лишь разочарованно опустил голову: он не мог поверить, что назвал её “милой”, особенно, после того как она предупредила, что ударит любого, кто скажет подобное. Даск решил молча лечь в постель, теперь, хотя бы, не испытывая угрызений совести за неподобающее поведение при леди, однако эта леди сейчас на него злится.

Под конец ночи он всё-таки уснул, однако Рэйнбоу Дэш всё ещё бодрствовала, продолжая укрываться одеялом и смотреть в стену. Даск не мог видеть её лица, так как пегаска очень быстро улеглась, снова повернувшись к нему спиной. Зачем? Чтобы он не увидел, как она краснеет.

Рэйнбоу Дэш не могла заснуть: в жизни её называли классной, быстрой, дружелюбной, спортивной, крутой и тому подобное, но “милой” — никогда, из-за чего она думала, что ударит любого (жеребца особенно), кто посмеет так сделать. Но недавно жеребец назвал её милой, и вместо того, чтобы ударить его, она лишь краснела, её сердце билось всё громче и громче, а разум наполнялся образами улыбающегося ей Даска.

— Глупый Даск. — прошептала Рэйнбоу Дэш, натягивая одеяло на раскрасневшееся лицо.

Так закончилась первая ночь, которую Даск провёл с радужногривой Рэйнбоу Дэш. Пегаской, которая не любит, когда с ней обращаются, как с леди, но всё ещё обладающая сердцем леди.


Небольшое послесловие от "переводчика"
начался период сессии, который, к сожалению, мне очень сложно даётся. Из-за этого главы выходят беспорядочно и очень долго, простите. Не могу сказать точно, когда выйдет следующая, но постараюсь опубликовать её до своего отбытия на вахту, где выход в сеть станет роскошью.
В связи со всем вышеописанным, прошу набраться терпения. Перевод я бросать не собираюсь, но до конца лета он замедлится (будто до этого он был особо быстрым).