Луна никогда не отправлялась на луну: Эквестрийская афера длиной в тысячу лет

Офицер аккуратно положил цветастую книжонку на край стола правительницы и деликатно отошел в сторону, пока та читала аннотацию на суперобложке. "Ложь! Сплошная ложь! Селестия потчевала тебя аппетитнейшим коктейлем из вранья! Луна никогда не бывала на Луне! Это была хитрость между ней и Селестией! Они пытались защитить Эквестрию с помощью замысловатого плана, который не предусматривал никаких прямых действий с их стороны! Это всё так просто! Бак Хейсинг, автор книги спонсированной «Чудотворцем», развеивает ложь, дезинформацию и неприкосновенность личной жизни в своем стремлении раскрыть заговор. Мельчайшие факты вскрываются, анализируются и выворачиваются до тех пор, пока не раскрывают всю содержащуюся в них правду. Ничто не ускользает от его внимания, никакая бессмысленность и никакое случайное совпадение. Очнитесь, тупо следующие за поводырём бараны! Проснись же наконец, овцы! (Никаких извинений настоящим овцам. Если бы они не хотели чтобы их называли овцами, им не стоило рождаться овцами.)" Селестия задумчиво постучала копытом по кромке стола и одарила офицера тайной стражи тяжелым взглядом. - Вы знаете что со всем этим следует делать. Выполняйте.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Родные земли

История о приключениях шести девушек в школе, находящейся посреди тёмного леса. Каждая имеет свой характер и определенные мечты. Все было идеально, пока они не узнали своё прошлое. Сейчас они пытаются восстановить с помощью магии волшебный мир под названием Эквестрия. В этом девушкам помогает библиотекарша и ее младшая сестра.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Найтмэр Мун Человеки Кризалис Король Сомбра

Мысль № 3

Приятный зимний денек может стать еще приятнее, если провести его в теплой сауне. Да еще и не одному.

Другие пони ОС - пони

Движения на глубине

Под влиянием отраженного и искажённого воздействия тёмной магии на жемчужину королевы Ново, несколько обитателей Сиквестрии, а также её гостей мутируют в кровожадных подводных хищников.

Бонни

Звонок из Понивилльского госпиталя заставляет Лиру встретится лицом к лицу со своим худшим страхом - её любимая пони попала в больницу.

Лира Бон-Бон

Сказка о том, как умирают города-государства. Переделанная и дополненная

Продолжение рассказа "Сказка, в которой очень сложно добраться до Дракона.". Малая часть из этого - записи из дневника Принца Земли. История о долге, справедливости и выборе.

Рэйнбоу Дэш Спайк ОС - пони

Дневник

При раскопках древнего городка был найден дневник пони, но археологи не были готовы узнать, что он написан незадолго до создания Эквестрии.

Другие пони ОС - пони

Глубокая заморозка

Проживая последние моменты своей жизни на луне, Принцесса Луна уверена, что она этого заслужила. Тысячу лет спустя, Принцесса Селестия готовится к возвращению своей сестры.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

Мор грядёт

Город Эквиера реабилитируется после долгих лет гнёта тирана-фанатика с идеологией ненависти, ставших для всего поселения настоящим позором. Вот уже совсем скоро испохабленное общественное сознание будет приведено в порядок, чему способствует новый мэр города, Клауди Пэрадайс. Однако уверенность в светлом будущем изничтожает весть о надвигающейся на Эквиеру таинственной угрозе: так называемом Море. Теперь Пэрадайсу, заручившемуся поддержкой своего друга, юного Парсия Ридикюля, предстоит встать на защиту любимого города.

ОС - пони

Розовый мир

Или почему в Эквестрии не выгодна наркоторговля.

Пинки Пай ОС - пони

Автор рисунка: Siansaar
G5.01: Обозначение: Земля

G5.05: Спутник

У доктора Джеймс Ирвин был не самый лучший день. На самом деле, это был худший день в ее жизни.

В строгом смысле слова это был также лучший день в ее жизни, так что рассчитывать на особо хорошее будущее не стоило.

Она даже не могла получить удовольствие, просто громко пожаловавшись на это, потому что у всех остальных в мире дела обстояли почти так же плохо, как и у нее. Все четверо остальных страдали в таких же бионосителях, в который запихали Джеймс. Правда, не всем из них приходилось иметь дело с таким большим количеством проблем, как ей. Но она даже не могла найти тихий уголок, чтобы подуться из-за этого, поскольку Оливия ей не позволила.

– Я хочу, чтобы вы все знали, что происходит, – произнесла майор Фишер, ее голос был выше, чем у них, но почему-то звучал более грубым и командным. Может быть, это было из-за того, что она коротко остригла свою гриву или из-за того, что носила свою накрахмаленную униформу так, словно знала, как ходить на четырех ногах. Какова бы ни была причина, даже доктор Джеймс Ирвин не осмелилась расспрашивать ее. Она счистила с бионосителя слизь, оставшуюся после биофабрикатора, потратила больше часа, пытаясь влезть в странную униформу, предназначенную для четвероногого тела с обрубками вместо рук, и пришла в центральный зал на их первый инструктаж.

Большой стол для совещаний был перенесен в центр комнаты, а вокруг него вместо стульев были разложены подушки. Джеймс неуклюже пробралась к одной из них, оглядываясь на свои зеркальные копии. Ну, за исключением майора Фишер, которая выглядела на несколько лет моложе, имела оливкового цвета шерсть и короткую щетинистую гриву. У всех остальных было вышито имя и должность на униформе, и Джеймс запомнила их все, поскольку это был единственный способ отличить кого-либо, кроме командира. По крайней мере, ни у кого из остальных не было званий – это означало, что они тоже не были военными.

Дороти Борн – Ксенобиология

Карл Нолан – Политология

Мартин Фарадей – Физика

Ее собственное имя было вышито на униформе с синими вставками, такими же, как у Карл, что указывало на родственную направленность их дисциплин. И у Мартин, и у Дороти вставки были зелеными по той же причине.

– Чем ты занимаешься? – спросила Дороти, сидящая рядом с ней, и разглядывающая униформу Джеймс с таким же пристальным вниманием, с каким сама Джеймс высматривала ее должность.

– Я переводчик, – голос звучал так же, как у Дороти, но почему-то менее уверенно. – У нас есть я и переговорщик, это должно означать, что мы нашли цивилизацию. Раз уж мы так выглядим...

Она посмотрела на себя, покраснела, а затем снова подняла глаза.

– Ну, я не знаю, что это значит.

– Инструкции не предлагают имитировать местную жизнь, – произнесла Дороти. – Нет никаких причин, по которым у нас были бы подобные бионосители без явной необходимости. Какая бы она ни была. Для этого должна быть какая-то биологическая причина. Возможно, на этой планете необычная гравитация, или странное излучение, или... какие-то другие факторы, которые делают человеческую жизнь невозможной. Пока мы их не победим. Что мы и сделаем, потому что мы побеждаем все.

Мартин раскачивалась взад-вперед на своей подушке, обхватив себя передними ногами и постоянно бормотала:

– Это не планета, это не планета, это не планета...

– Могут быть и другие причины, – заметила Карл. Как и у Джеймс, в том, как она говорила, было что-то от нервного скептицизма, как будто она боялась собственного голоса. – Например, политическое давление со стороны местного правительства, в какой бы форме оно ни проявлялось. Возможно, они ксенофобны, и “Предвестник” заключил с ними соглашение о том, чтобы не создавать представителей других видов.

В открытую дверь вошла майор Фишер. Позади нее на паре прочных резиновых гусениц катился дрон, волоча за собой большой металлический ящик.

– Я думаю, мы скоро узнаем, – пробормотала Дороти. – Ведь так? Вы собираетесь рассказать нам, что происходит?

– Да, – ответила майор. Во главе стола не было подушки, поэтому она осталась стоять.

Учитывая, насколько она была меньше ростом, стоять было единственным способом не выглядеть комично маленькой по сравнению с остальными. Теперь, когда Джеймс стала мыслить более ясно, она также почувствовала разницу в запахе. Очень тонкая свежесть, которая, казалось, наводила на мысль о молодости, хотя выразить это словами не получалось.

– Я объясню все один раз. Когда мы здесь закончим, я дам вам двадцать четыре часа на отдых, который, как я ожидаю, каждый из вас использует для ознакомления с этими новыми телами. Кстати, перевод – пони. Нас называют пони. Пони-пегасы – вот почему у нас есть крылья. Все это есть в файле в разделе “Отчеты лингвистической команды”.

Металлический ящик, стоявший позади нее, открылся с шипением сжатого консервационного газа. Майор повернулась, взяла в рот сверток и положила его на стол, после чего также ртом расстегнула липучку, продемонстрировав четыре стандартные вычислительные терминала.

Мартин внезапно села и с удивительной быстротой потянулась к ним. Но майор их отодвинула.

– Нет, пока мы не закончим. Я хочу вашего полного внимания.

– Я думала, что я – лингвистическая команда, – произнесла Джеймс, ее голос был смелее, чем до этого момента. – Что-то случилось с одним из них? Я здесь, чтобы заменить кого-то? Или... я запасной вариант?

– Ни то, ни другое, – сообщала Оливия. – Перевод идет с опережением графика, и команда интегрирована в общество пони. Им не понадобится ваша помощь. Но я ни черта не понимаю в заметках о языке инопланетян. Мы могли бы подождать, пока она вернется, или мы могли бы сэкономить время, попросив вас просмотреть отчеты, которые мы получаем, и начать учить нас прямо сейчас. У вас есть неделя, чтобы прочитать все, что у нас есть, и войти в курс дела, и я хочу, чтобы после этого вы начали обучение всех остальных разговорному местному.

Джеймс открыла рот, чтобы ответить, но майор подняла копыто, заставив ее замолчать прежде, чем она успела начать.

– Ждите своей очереди. В конце мы обсудим, чего я ожидаю от каждого из вас.

Объяснений было много. Некоторые вещи, о которых они подозревали, например, сложное инопланетное общество. Джеймс слушала, но многое просто не доходило до ее сознания. Жизненно важная информация уже прозвучала. Она не отправится в мир, изучать чужой язык. Она не сможет реализовать цель своей жизни – причину, по которой она отдала последние двадцать лет учебе и практике. Она будет не более чем пресловутой учительницей начальной школы.

В конце майор закончила рассказывать и перешла к их обязанностям:

– Доктор Борн, я загрузила все, что мы узнали за первые два поколения, на ваш компьютер. Я хочу знать, что, черт возьми, убило человеческие оболочки. Затем вы должны разработать бионоситель, который не будет умирать, – Оливия снова подняла одно обрубленное копыто. – Чем меньше таких нам придется сделать, тем лучше.

– Понятно, – Дороти придвинула к себе терминал с другого конца стола и начала просматривать ее содержимое.

– Мистер Нолан, вы наш переговорщик, и сейчас у нас не ведется никаких переговоров. Я ожидаю, что вы посвятите свое время изучению всего, что мы узнали об инопланетянах до настоящего момента. Я хочу знать, каким будет наш политический курс, как только мы будем готовы предстать перед ними. Я также хочу знать, как они отреагируют, если обнаружат нас до того, как мы будем готовы, – майор подтолкнула следующий вычислительный терминал в направлении подушки Карл. – У вас есть все заметки команды лингвистов, а также наблюдения предыдущих поколений. Я думаю, что первое будет для вас более полезным. Не стесняйтесь отправлять свои вопросы непосредственно команде лингвистов – если вам нужно что-то, чего нет в примечаниях, я уверена, что она сможет это вам предоставить.

– Понятно, – Карл поймала скользящее мимо устройство. – Я дам вам знать, что обнаружу.

– Доктор Фарадей, на самом деле я не знаю, почему “Предвестник” разбудил вас. Физика кажется мне бесполезной в нашей ситуации. Но вот все, что спутники обнаружили о нашей планете, так что разбирайтесь сами, – Оливия толкнула терминал так же как и остальным. – Я ожидаю, что вы будете полезны. Вам решать, чем именно.

Мартин кивнула, хотя, казалось, не могла произнести ни слова.

– И я уже сказала вам, чем вы будете заниматься, – Фишер протянула Джеймс последний терминал. Она взяла его, хотя и не стала просматривать содержимое, как это делали другие. В данный момент ей было все равно, что там. – Овладейте языком, и тогда вы сможете научить нас. Сосредоточьтесь на мистере Нолане, так как он будет нашим голосом на любых переговорах.

– Это все? – спросила Дороти. – Мы можем идти?

– Не совсем, – Оливия вернулась к ящику, извлекая из него еще один сверток и ставя на стол с тяжелым металлическим стуком. Ткань распахнулась, обнажив четыре угрожающего вида металлических предмета. Какие-то винтовки, конкретного назначения которых Джеймс не знала. – Как я уже объясняла, эта планета опасна. Туземцы более способны, чем кажутся. Планета убила два поколения людей до нас. Каждый из вас должен показать уровень владения огнестрельным оружием не менее D в течение одной недели. В наличии есть тир и на ваших компьютерах доступны учебные материалы.

– Мы не солдаты, – сказала Карл. – Мы здесь, чтобы установить контакт с инопланетянами, а не сражаться с ними. Мы не захватчики.

– Вы будете защищаться, если на вас нападут, – отрезала майор, свирепо посмотрев на каждого из них.

Как будто она хотела, чтобы они начали с ней спорить. Никто этого не сделал.

– Через неделю мы покинем эту базу, чтобы начать строительство первого нашего города на этой планете. Мы возьмем с собой все необходимое нам оборудование, но я ожидаю, что каждый из вас освоится со своим бионосителем и своими обязанностями. Мы не сделали психолога, так что, если возникнут проблемы с каким-нибудь дерьмом... – ее глаза сузились, когда она посмотрела на Мартин. – Вы разберетесь с этим сами. Всем ясно?

Все промолчали.

– Хорошо, – кобылка встала, поворачиваясь, чтобы уйти. – Сегодня меня больше не будет на базе, так что разбирайтесь сами. Я доверяю лучшим и умнейшим представителям Общества Первопроходцев, которые справятся с любыми трудностями, которые могут возникнуть с вашими бионосителями.

С этими словами она повернулась, вышла из зала и зашагала по коридору вглубь базы. Дрон катился за ней.

– Ну... – сказала Карл, глядя на винтовки, лежащие на столе между ними. – У нас интересный лидер, согласны? Надеюсь, она знает, что делает.

– Не имеет значения, – произнесла Дороти, тоже встав на ноги, хотя никуда не пошла. Она уставилась на компьютер, потом снова на себя, очевидно, пытаясь сообразить, как его нести. – Вы все знаете, что “Предвестники” тупы как старые кирпичи. Я уверена, что предыдущие поколения собрали все необходимые данные, которые мне понадобятся, чтобы создать бионоситель, защищенный от опасностей этой планеты. Хотя... меня беспокоит то, что эти опасности, вероятно, достаточно серьезны, раз убили наших предшественников, даже когда они проводили большую часть своего времени на этой базе. Теоретически тут мы должны быть защищены.

Мартин снова принялась раскачиваться взад-вперед.

– Не понимаю... – бормотала она теперь. – И вот, муха уставилась в бездонную бездну, обдумывая место следующего приземления. Но безопасность так и не наступила.

– Не думаете, что она спятила? – спросила Дороти, даже не понизив голоса. – Предполагалось, что освоение нечеловеческих бионосителей процесс трудный, но... остальные из нас вполне вменяемы. Ведь так?

Карл пожала плечами.

– Каждый реагирует на стресс по-разному. Остальным из нас есть о чем беспокоиться больше, чем вам, доктор Борн. Дадим Мартин время.

Она развернулась так, чтобы стоять лицом к Мартин.

– Забудь, что сказала майор, мы знаем, что ты важна. Военные всегда выставляют свои яйца напоказ перед остальными, но мы-то знаем лучше. Я уверена, что у “Предвестника” были веские причины разбудить тебя.

Джеймс встала, взяв терминал в рот. Вообще она не заботилась о своем достоинстве, поэтому не старалась держаться прямо, как Дороти. Она вежливо кивнула остальным, прежде чем неуклюже направиться в коридор.

"Я точно знаю, что ты чувствуешь, Мартин", – подумала она.

Но варианта забраться обратно в криогенную капсулу и заснуть не было – такой технологии не существовало. Их не разбудили – их создали.Теперь от них зависело, будет ли этот процесс создания что-то значить.

“Если сможем”.


– Доктор Ирвин, не могли бы вы подойти сюда на минутку?

Джеймс подняла глаза от своего терминала. Она смотрела на него так долго, что все буквы слились в одну единую бессмысленную кучу. Вообще-то за последний час она не прочла ни слова.

– Да, конечно.

Джеймс встала на своей верхней койке и спрыгнула вниз. Пока она падала, крылья дергались под униформой, как будто пытаясь поддержать ее. Они выглядели просто крошечными для подобного, но... заметки, которые она читала, предполагали, что крылья подобного размера вполне позволяют летать. Хотя в заметках много чего отсутствовало, например, имя автора. К огромному разочарованию, учитывая, как до боли знакомо они иногда выглядели.

Она приземлилась на копыта примерно в метре от Карл. За последние несколько дней она немного изменила внешность: коротко подстригла гриву, достаточно коротко, чтобы она напоминала человеческую мужскую стрижку, хотя цвет шерсти остался такой же как у остальных. Никто не смог обнаружить, что за волшебное вещество использовала Оливия для покраски, а сама майор делиться им отказывалась.

– Что случилось?

– У Мартин что-то есть, – сообщила Карл, ее голос звучал точно так же, как у Джеймс. К этому никак нельзя было привыкнуть. – Она... я не знаю, видела ты или нет... короче она там слегка спятила.

Джеймс видела. На базе были мужские и женские туалеты и душевые, впрочем мужской душ до сих пор не использовался, хотя Джеймс намеревалась там мыться просто наперекор “Предвестнику” с его стремлением создать целый экипаж, основываясь на единственном образце инопланетного вида. Но потом Мартин объявила те помещения своими владениями и начала облеплять стены распечатками, рисовать на них и подвязывать бечевки. Всего за несколько дней стены туалета и душевой полностью скрылись под наслоениями бумаги.

– Да, – вот и все, что она сказала. – Полагаю, то, чем она там занималась, таки дало результат.

– Я почти уверена, что Мартин что-то подозревала с того самого дня, как проснулась. Она просто... хотела точно удостовериться, как мне кажется. Не знаю. Я не хочу быть слишком строга к ней, ведь мы все проходим через одно и то же дерьмо. Ну... большинство из нас.

Карл посмотрела в конец коридора.

– Мартин сходила к Оливии, чтобы созвать совещание, но она ответила, что это “научное дерьмо”, так что мы должны с этим разобраться сами. Она слишком занята подготовкой к нашему отлету или чем-то еще, так что...

– В общем, пошли, – Джеймс прошла мимо Карл в холл. Туалеты были не намного дальше, по одному на каждой стороне коридора с разделением на мужские и женские. Не то чтобы она посещала "свою" сторону больше одного раза. – Мне не понравилось, как военные в прошлый раз всем заведовали. Если мы не будем держаться вместе...

Карл шла за ней.

– Оливия позаботится о том, чтобы здесь было так же? Да, она над этим уже работает, – кобыла понизила голос настолько, что Джеймс пришлось остановиться и напрячь слух, чтобы расслышать. – Я проверила биофабрикаторы, они уже работают. Следующая партия экипажа – целая команда морпехов.

Они замерли, услышав один и тот же звук. Это была еще одна пара копыт, приближающихся по коридору сзади. Джеймс вся напряглась, опасаясь того, кто это может быть, но страх оказался напрасен. Их догоняла Дороти, одетая только в заднюю часть униформы и с сумкой через плечо. Ее вычислительный терминал вместе с несколькими пробирками выглядывали из нее. От кобылы пахло так, словно она провела в лаборатории по меньшей мере целый день.

– Вы говорите о том, о чем, я думаю, вы говорите?

– Да, – Карл жестом пригласила ее присоединиться к ним. Она так и сделала, добавив еще одну копию идентичного аромата вместе со всеми запахами из лаборатории. Когда она расправила крылья, Джеймс почувствовала легкую зависть. Ее уже тошнило от того, насколько стесненной она чувствовала себя в униформе.

– Ну, я так же переживаю, как и ты. Но в то же время... может быть, не так сильно, – Дороти понизила голос до такого же приглушенного шепота. – “Предвестник” назначил майора главной из-за совокупности вероятностей различных угроз. Я готова поспорить с вами на одно из этих рудиментарных крыльев, что невозможность существования человеческих членов экипажа однозначно доминирует в этом списке.

– Ты не можешь знать, как думает “Предвестник”, – возразила Карл. – Я прочла тот же справочник, что и ты. Его изначальная система ценностей, может быть, и общедоступна, но все это время он учился. Зонд работает совсем не так, как новые “Предвестники” только с завода.

Глаза Дороти сузились.

– Без обид, но ты сама не знаешь, о чем говоришь.

Она подняла одно копыто в защитном жесте.

– Даже не спорь. Да, я не компьютерный специалист, так что я тоже не знаю. Отбрось свои поверхностные возражения и задумайся на мгновение, как долго собирали наши записи. Когда снимали мой слепок, большие умы все еще вели переговоры о том, как будут работать зонды. У меня был друг в комитете. Мы часто собирались вместе. Короче, одно за одним, и... Я прочитала пару документов, которые не должны были ко мне попасть. Поклялась на своей могиле, что никогда не расскажу ни одной живой душе, но...

Дороти посмотрела вверх, сквозь каменный потолок.

– Доктор Дороти Борн мертва, как Дарвин, и мой старый друг тоже.

– Что бы ты ни собиралась сказать... – Карл выглядела все более раздраженной. – Давай уже, говори. Мартин все еще нас ждет. Если мы не дойдем до нее в ближайшее время, она может решить, что нам все равно, и попрятать все свои находки куда подальше. А все выглядело довольно интересно, когда я...

– Ладно-ладно, – проворчала Дороти, явно раздраженная тем, что ей не удалось подробно рассказать свою историю. – Если коротко, суть всего этого в том, что зонды могут выяснить как адаптировать под слепки мозги инопланетян, но этого никто не хочет. Они должны распространять человечество, а не человеческие умы, притворяющиеся местными. Все, что зонд может сделать для этого, он сделает. Иными словами, хоть Оливия сейчас контролирует то, что делает “Предвестник”, она мгновенно лишиться этой власти, как только я найду способ создать людей, которые смогут тут выжить.

– А мы все отправимся в их контактный зоопарк, – пробормотала Джеймс.

Карл с Дороти остановились, уставившись на нее так, словно они забыли, что она тоже тут.

– Несущественно, даже если окажется правдой, – ответила Дороти. – Это больше, чем мы. У нас есть сила, чтобы формировать будущее планеты. В смысле, у меня. Когда я разберусь с этой проблемой, а я разберусь... Я буду той, кто решит, кого “Предвестник” будет делать дальше. Держу пари на второе рудиментарное крыло, что зонд откажется от создания этой глупой и бессмысленной военной силы и создаст тех, кого скажу я. До тех пор, пока они будут людьми, я думаю, это сработает. Как вы думаете, почему он создал второе поколение людей после того, как выяснил, что люди здесь не выживают? Ну, в смысле, обычные люди...

– Подожди, до нас было два поколения? – Джеймс прервала ее. – Мы могли уже однажды умереть здесь?

Карл протиснулась мимо них и подошла к двери достаточно близко, чтобы автоматический датчик запищал, и дверь скользнула вниз, в пол.

– Не могли бы мы поговорить об этом позже? Я уже пообещала Мартин, что приведу вас обеих для чего бы то ни было, для нее это важно и она не выглядела сильно терпеливой.

Дороти повернулась, не сказав больше ни слова, очевидно, не заинтересованная в ответе на вопрос. Джеймс сделала мысленную пометку расспросить “Предвестник” о предыдущих поколениях как только у нее появится возможность побыть одной.

“Он, вероятно, не создавал меня. Зонд не мог знать, что здесь существует цивилизация с языком, которой должен изучать кто-то вроде меня. В этом не было бы никакого смысла. Это были просто старомодные астронавты”.

Джеймс хотя и говорила себе это, но поверить не могла.

В туалете стало еще хуже, чем в последний раз, когда она тут была. Даже на полу теперь были какие-то изображения, их было так много, что все они сливались воедино. Пегаска наклонилась, чтобы взглянуть на одно случайно выбранное. Там была изображена планета с воздуха и какие-то структуры из блестящего металла. Они были далеко, так что толком разглядеть их не получалось, тем более что картинка была явно недостаточного разрешения, чтобы различить какие-либо значимые детали. Джеймс сосредоточилась на узкой дорожке между изображениями, по которой можно было пройти, не испортив усилия Мартин по превращению мужского туалета неизвестно во что.

По сравнению со всеми ними Мартин выглядела хуже всего. На ней была только внутренняя поддевка, хотя верхняя половина была надета шиворот навыворот, а все застежки застегнуты криво. Грива была потная и спутанная, а глаза все красные от лопнувших сосудов. Красные полосы пятнали шерсть на ногах и возле рта, а несколько одинаковых маркеров были беспорядочно засунуты в разные отверстия униформы.

– Хорошо, Мартин, – сказала Карл, с наигранной бодростью. – Мы все здесь. Ты можешь объяснить нам, что мы, по твоему мнению, должны знать.

– Объяснить, – повторила кобыла, обводя взглядом их всех. – Объяснить. Только трое. Где четвертая?

– Майор Фишер не придет, – объяснила Карл. – Как она тебе и сказала, помнишь? Она беспокоится об обороне базы. Ты можешь рассказать нам, и мы позаботимся о том, чтобы и она все узнала.

Мартин выглядела так, как будто собиралась все отменить. Она отвернулась к стене душевой, которая была разукрашена на редкость замысловатыми вычислениями. Все тоже посмотрели туда, хотя только Дороти выглядела так, как будто хоть что-то из этого понимала. Глаза Карл остекленели так же быстро как и у Джеймс.

– Я начала со спутниковых фотографий, – сказала Мартин. Ее голос все еще дрожал, но наличие цели, казалось, не давало ей потерять концентрацию и сдаться, поэтому она не останавливалась. – Перед нашей первой встречей. Я увидела, что у нас в сети восемьдесят спутников, что показалось странным, учитывая, поскольку я знала, что все спутники должны находиться на максимально удаленных орбитах, чтобы уменьшить их количество. Какой должна быть планета, чтобы понадобилось целых восемьдесят спутников? Сколько же там поверхности?

Она указала на стену, где листы стандартного размера были тщательно составлены вместе в приблизительно округлую форму с большим отверстием посередине.

– Это KOI-087.01. То, что майор называет Землей. Но это не Земля. Земля – это планета. Это не планета.

Она указала на еще одно изображение уже на отдельном листе.

– Я попросила компьютер отрисовать вот это. Там есть немного компьютерной графики, чтобы заполнить пробелы.

Джеймс уставилась на изображение не отрывая взгляд, пока ее глаза не начали слезиться. То, что она увидела, было невозможно, хотя ее знания ограничивались лишь основами астрономии, которую учила в рамках подготовки SPS. Ничто такого размера не могло иметь никакой иной формы, кроме сферы. То, что она увидела, было тонким кольцом, полностью окружающим по периметру крошечную красную звезду. Там было еще несколько объектов поменьше, плоских спутников, расположенных в разных точках над круглым объектом. Если смотреть сбоку, она видела колоссальный горный хребет... настолько огромный, что его можно было различить даже на спутниковом снимке, а затем твердый материал, в несколько раз толще верхнего слоя, сделанный из металла цвета ржавчины.

– Невозможно, – сказала Дороти после долгого молчания. – Этого не может быть.

– Я тоже так думала, – Мартин отошла от них, начав расхаживать по душевой, пока говорила. Казалось, ей было все равно, когда она наступала на свои собственные записи и изображения. Казалось, ей было все равно, слушают ли они ее.

– Итак, я проверила цифры. Гравитация прежде всего... мы испытываем очень близкое к 9,8 м/с за секунду гравитационное ускорение... но так близко к звезде оно должно быть гораздо больше. Ладно... тот, кто это построил, подумал об этом.

Она остановилась перед большим плакатом, заполненным цифрами и расчетами. Джеймс просто уставилась на них, благодарная Мартин за то, что она их объясняет.

– Мы вращаемся. Быстро, но не безумно быстро. Около 422 км/с. Это нивелирует большую часть гравитационного притяжения, которое мы должны испытывать из-за близости к звезде, и оставляет нам гравитацию, примерно равную земной.

– Ничто не может быть таким прочным, – продолжала настаивать Дороти. – Я не материаловед, но я это знаю. Ни нанотрубки, ни углеводные цепочки, ничто.

Мартин пожала плечами.

– Я не знаю, из чего оно сделано... но тот, кто это построил, тоже думал об этом. Есть два спутника, и с учетом скорости, с которой они вращаются... кажется, что они оказывают приливное воздействие на объект. Они там снаружи растягивают объект и уменьшают нагрузку на материал под нами. Это все еще... все еще за пределами...

Кобыла внезапно села, широко раскрыв глаза. Ее голос превратился в испуганный шепот.

– К цифрам. Это не планета. Эти, живущие там... – она подняла одно копыто. – Такие же существа, как мы. Что бы их сюда ни поместило... смогло создать кольцо Дайсона. Все в этом месте искусственное.

Она постучала по стене копытом.

– Ресурсы, которые мы добываем, чтобы построить нашу базу, думая, что мы могущественные захватчики с нашими непревзойденными технологиями... что-то на порядок более продвинутое, чем мы, поместило все их тут.

– Не только это... – теперь голос Карл звучал почти так же, как у Мартин. – Они наполнили свой мир примитивными существами и оставили их здесь. Были ли какие-нибудь признаки развитой культуры на всех тех спутниковых фотографиях, которые ты сделала? Может ли тот, кто построил эту штуку, все еще жить здесь?

Через громкоговоритель донесся резкий голос, громкий и пронзительный.

– Мы вылетаем через десять минут, – сообщила майор. – Всем явиться в ангар. И ничего не оставляйте. Десять минут, и мы улетаем.

Раздался щелчок, и снова воцарилась тишина.

Все уставились на Мартин, ожидая ее ответа.

– Вероятно, нет, – сказала она, как будто вообще не слышала сообщения. – Но существует несколько руин, которые могут принадлежать им. Они на другом конце страны инопланетян... Эквестрия, верно? Да, оно. Так что нам не придется пролететь над ним. Но мы могли бы.

– Нам нужно идти, – Дороти повернулась к двери. – Спасибо, что объяснила все это, Мартин. Я подозреваю, что командир отнесется к твоим опасениям более рационально, когда услышит, что могут возникнуть серьезные угрозы безопасности, которые она не учла. Апокалиптические, ставящие под угрозу жизнеспособность планеты угрозы.

– Кольца Дайсона, – поправила ее Мартин, не встречаясь взглядом.

– Верно, – Карл последовала за Дороти к двери. – Я все ей объясню за тебя, Мартин. Может быть, она послушает, если я смогу сделать это до того, как ей станет скучно.

Они ушли, оставив только Джеймс и нервного физика. Мартин, похоже, не собиралась паковать хоть какие-то из своих заметок. Вероятно, это было бы затруднительно, учитывая, что расчеты покрывали все стены.

– Ты узнала что-нибудь еще? – спросила Джеймс, как только дверь закрылась.

– Много чего. Но в основном я узнала, что боюсь. Кто бы ни смог построить такую мегаструктуру в дальнем космосе... тот, кто установил его на орбиту вокруг красного карлика с идеальной балансировкой, раскрутил его, чтобы смягчить гравитацию... что бы с нами сделала такая раса, если бы они знали, что мы здесь?

– Возможно, они мертвы, – предположила Джеймс. – Я читала Лавкрафта, когда была моложе. В одной из его книг человечество эволюционировало из рабочей слизи, которую использовали инопланетяне, изначально заселившие Землю. Может быть, они вымерли, а их рабочие эволюционировали до разумной жизни, точно так же, как люди в той истории.

– Это еще хуже! – воскликнула Мартин, внезапно встретившись взглядом с Джеймс с ужасом на лице. – Тогда мы должны бояться того, что их убило. Ты знаешь, как убить цивилизацию второго класса? Я тоже не знаю.

– Ну, с другой стороны... – начала Джеймс, хотя в этот момент она не была уверена, что Мартин просто не воспримет ее слова как что-то пугающее. – Мы выглядим как пони. Может быть, если дела пойдут плохо, мы могли бы просто слиться с толпой. Притвориться, что нас здесь никогда не было. "Предвестнику" будет хреново, но... по крайней мере, мы справимся.

– Великолепно.

Громкоговоритель над их головами снова ожил.

– Пять минут! Тащите свои задницы сюда, все! Не заставляйте меня просить снова!

Они не стали заставлять майора повторять.


Примечание автора:

Рисунок в главе очень, очень и очень не в масштабе. Но редакторы, которые видели изначальную иллюстрацию посчитали, что она сложна для восприятия. Как следствие рисунок был изменен. Для тех кто хочет ознакомится с оригинальным, а так же полюбоваться поясняющими математическими выкладками добро пожаловать в блог: тыц!

Когда я говорю "очень, очень и очень не в масштабе", то имею в виду именно это!

Продолжение следует...