Город дождей

Два путешественника встречают в начале своего пути город, где постоянно идёт дождь. И это не единственная его странность.

ОС - пони

Быть злой легко, править - сложнее

Однажды Селестия ни с того ни с сего решает, что пора упиваться безграничной властью.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Дэринг Ду

Всякое по поням)

Всякое написанное для конкурсов. Может, и еще чего будет)

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Fallout Equestria: Gardener

Каждый день десятки пони погибают на Пустоши. Но для одного пони смерть означает не конец, но начало новой жизни. И этот рассказ поведает вам именно о нём – Садовнике, что пытается возродить Пустошь.

Другие пони

Завтра начинается вчера

Приквел к Тому-Самому-Фанфику.

Люди в Эквестрии

Что будет, если Эпплджек обнаружит у себя на крыльце инопланетных захватчиков? Понификация рассказа А.Т. Аверченко "Люди".

Рэрити Эплджек Человеки

Кровавый изумруд 3

Хуманизация знакомых персонажей "Кровавого изумруда"

Пинки Пай Трикси, Великая и Могучая Другие пони ОС - пони Вандерболты Мод Пай

Фиолетовый дракон

Человек проводит ритуал по превращению в дракона. Вот только драконы бывают разные. Попаданец в Спайка. Канон не знает. В МС надеюсь не скатиться, но вот размазней дракон уже не будет.

Спайк ОС - пони Человеки

Соседи по дому

Молодой парень по имени Алексей всегда мечтал о самостоятельной жизни вне семьи. Казалось, после покупки новой квартиры, его мечта, наконец, станет реальностью. Однако на свет выходят новые проблемы. Напрасно бывшая хозяйка этой квартиры предостерегала беспечного парня. Он ещё долго не будет один.

Твайлайт Спаркл Человеки

То, что ты не хочешь знать

Твайлайт не могла и представить, какой сюрприз может преподнести простая уборка библиотеки. Кто-бы мог подумать, что у «ассистента номер один», имеется личный дневник?.. Но чужие тайны, должны оставаться тайнами. Не так ли? С другой стороны… Какие у Спайка могут быть от нее секреты? Разве может скрывать что-то серьезное, маленький невинный дракончик? Или… Не такой уж невинный?

Твайлайт Спаркл Спайк

S03E05

Зов Додж-Джанкшена

Глава 2. Старик Чесс, Инсидиос Уотер

— Так, я вспомнила, какую историю поведать теперь, и как её начать.

— Наконец-то! Жуть как интересно.

— Про что она, про что?

Ковпони широко ухмыльнулась, опять пряча глаза под шляпой.

 


 

— Я думаю, ты должна помнить эту главу. Произошло это за пару лет до случая с Тыквой, и я шла на поиски отъявленного негодяя, Старого Чесса, в горы, за которыми простираются Бесплодные земли.

— Слов нет! Это же тот жуткий одноглазый старый пони! Говорят, он был настоящим пиратом, озлобился на весь мир после потери корабля и команды, и с тех пор набирает команды на земле, но всякий раз теряет своих подельников по глупым причинам! Он очень опытный и опасный, и имеет сверхъестественное чутьё! – не могла не поделиться знаниями Сэнди.

— Почти что так и есть. Ума не приложу, на кой этот дедушка попёрся в горы, но пришлось переться и мне.

— Как это? Это причина известная – после того, как он облажался в очередной раз и не смог ограбить банк в Мэйнхеттене, на него – а вернее, заодно и на карту его пиратского клада — объявили охоту бандиты, в том числе Уотер, и он был вынужден податься в бега! Это ж всем известно! – чуть ли не возмущенно вскрикнул Бум.

— Да? Ну, вот, честное слово – я не спрашивала. Мне просто сказали, что его надо доставить в целости и сохранности, а почему он в горах, кто его хочет схватить – понятия не имею. Да и не в этом дело.

— Так или иначе, я полезла в горы. Там действительно красиво, но жуть как опасно. Виды завораживают, стоит только подняться повыше, да на ровном месте встать. Опасно, постоянно приходится выискивать площадки, куда копыто поставить, зато риск буквально подстегивает идти дальше. Голова кружится, но смотря на простор под копытами… ощущаешь полёт, даже если не пегас. А какой там воздух!.. И немного холодно.

Благо, Старик, видимо, сам побоялся, и залез не куда-то, куда и драконы не залетают, а в относительно неплохую, поначалу казалось, пещеру. Может, там когда-то и жил какой-нибудь дракон, или отшельник, но я была – там никто не жил. Пещера сама огромная – там заблудиться можно, но Старик помечал свой путь угольком. Я заметила след случайно, иначе бы, небось, до сих пор там бродила.

С собой у меня было, в целом, всё как всегда, но немногим больше, чем на случае с Тыквой. Побольше веревки – никогда не помешает, масляная лампа, еды на пару деньков, второе лассо – оно поменьше, но тоже не раз выручало, да и всё. Вот как видите – (Дасти указала на свои, уже достаточно потрепанные, но хорошо сшитые и, видимо, довольно прочные седельные сумки на боку) – с ними всё время и была. Мои подруги на долгие дни и темные ночи. И подушки, и подстилки, а разок – и защита, когда на меня натравили прирученных волков! Но то было давно, я почти не помню уже. Да и не о том сейчас речь.

Петляя по узким проходам, едва освещая путь лампой, мне, наконец, повезло – я наткнулась на маленький грот, где засел Чесс. Он вообще смешно выглядел – маленький, низкий, морщинистый, что изюмина, на левом глазу повязка, уши большущие, а на голове – треуголка, с дыркой для рога. Но – не поверите – не успела я войти, как он щелкнул у моих ног хлыстом!

«Прочь, я никому не отдам карту!» — (Дасти пришлось изрядно напрячь горло, чтобы передать такой скрипуче-старческий голос).

— По слухам, ему больше ста пятидесяти лет! – тихо сказала барпони.

— А может и больше. Некоторые считают, что он и не пони вовсе. – Поежился зябко Олдер.

— А кто тогда?

— Не знаю, но Старик Чесс – крайне загадочная личность.

— Кхм! Так вот.

— Я и не за картой, старик! – а он опять ударил хлыстом, буквально по месту, куда я только ступила!

«Тогда меня тем более не возьмёшь!» — и, подняв повыше хлыст, начал вышагивать вдоль стены.

— Это значит дуэль? Дуэль ведь, да?! – аж подпрыгнула на месте Сэнди, отчего Бум вздрогнул.

— Тише-тише, лучше не говори, когда знаешь что-то наперёд в истории – другим настрой собьёшь. – Нравоучительно сказал Олдер Пэар.

— О, ладно, простите. Просто сложно сдержаться. — Кобылка, затихнув, сильнее навострила уши – хотя, казалось бы, куда ещё сильнее-то? Не отвалятся, часом?

— Вот да, но ты всяко знаешь некоторые детали, и можешь понемногу объяснить, если я что упущу. Кхм, да, я этого тогда не говорила, тогда я другое сказала:

— Седой болван, я твою шкуру спасаю! Давай выбираться отсюда!

«С чего бы мне тебе верить, прохвостка? Одолей меня в честном поединке, как велит закон моря, и тогда я тебя выслушаю!»

— Честно говоря, я не думаю, что такие законы были когда-либо на море. – Миддэй задумчиво уставился на дно своей пустой кружки.

— Я не знаю, но звучит довольно поэтично, — подала голос барпони.

— Мне тоже так кажется.

— Так или иначе, мне пришлось бодаться с Чессом. И, казалось – ну дедушка, старенький, на него дунешь, у него спину прихватит – а на деле!..

Для меня начиналось всё как обычно – размотать лассо, внимательно следить, медленно двигаться… вот только в гроте потолок низкий, и я не могла сильно размахивать им. А Чесс знай себе, поигрывает хлыстом – я думаю, он планировал отобрать им у меня лассо и им же обезвредить меня. В какой-то момент я подумала, что будет проще отступить, дождаться, пока его найдут бандиты, и тогда спасти, но уходить было поздно.

А потом я заметила кое-что, что мне помогло – несмотря на, казалось, сверхпоньское чутьё, на зрение Чессу впору жаловаться – оставшимся глазом он то и дело щурился и часто моргал, а как факел я воткнула у входа, помочь он ему не мог. И я пошла на хитрость.

— Факел?

— Ну, лампу! Не столь важно!

Я встала, как вкопанная, на месте, несильно размахивая лассо. Старик, поняв, что я остановилась, напрягся, боясь, чего я удумала. В какой-то момент я наклонилась в сторону, шаркнув ногой, и он тут же ударил в той стороне хлыстом. Именно это помогло мне накинуть на него лассо, повалить и связать. Ох и повезло же!

— Да ну? Тогда он точно не видит будущего. — Хмыкнул Олдер, закидывая в рот немного изюма.

— А никто и не говорил, что он видит будущее. Он, как я понял, может предугадать какие-то события. Если б будущее видел, то не пошёл бы в горы! – со знанием дела ответил ему Бум.

— А может, он просто, опираясь на опыт, предугадывает, как будут действовать пони? Просто не всегда выходит, — пожала плечами Кьюти.

— Я уж не знаю, что и как, но вы удивитесь, как он мне затем помогал выйти оттуда!

— Помогал? С чего бы ему это делать?

— Сейчас поймёте.

— Я взвалила его на спину, в сумки собрала его скудные пожитки и направилась прочь отсюда, пока Старик ворчал мне на ухо.

«Ты жалкая жулик… ничего, вот выберусь… да тебе просто повезло, молодым всегда везёт… никакого уважения к старшим…» и всё в таком духе.

— Должно быть, долгий был путь, — усмехнулся Миддэй.

— Как минимум, первые минут пятнадцать – самые долгие так точно. Но потом он, кажется, устал.

— А затем я поняла, что, всё-таки, заблудилась. В какой-то момент забыв про пометки на стенах, и упорно стараясь не замечать ворчуна на спине, я, видимо, свернула не туда. И ладно бы просто заблудилась – так нет, эхо доносило до меня голоса бандитов, ищущих Старика. И мне очень не хотелось наткнуться на них.

«О, твои дружки объявились. Давай, сдай меня им!»

— Это не мои «дружки». И я бы сама рада их связать как тебя да упрятать за решетку.

Старик помолчал немного.

«Так, значит, ты страж порядка? Капитан королевского флота? Законник?»

— Последнее.

«Гм. Ты умеешь хранить секреты? Чужие, особенно?»

— А что? – мне даже смешно тогда стало. – Что-то неприличное?

«Если бы. Мне недолго травы топтать осталось, и, думаю, едва ли увижу небо в клеточку. Грустно признавать, я ведь так с семьей и не повидался за всё время. Так что давай-ка поступим, как морские волки – я тебе, ты мне?»

— И что, ты мне можешь предложить что-то необычное? – я остановилась, чтобы подправить его, как он растянулся на моей спине.

«А то. Щас направо поверни. Они уходят оттуда налево»

Я ему, конечно, не поверила. Но повернула.

— И там никого не было?

— Мистер Пэар, мы же договорились, чтобы без раскрытия карт! – возмутилась Кьюти.

— Между прочим, я сделал предположение, я сам не знаю, что дальше!

— И там никого не было!

— Я так и сказал…

Я пыталась прислушиваться сама, не слушая Чесса, но из-за эха никак не могла понять – казалось, бандиты везде! Но Старик продолжил вести меня, как на поводке, и мы петляли по этим пещерам и проходам.

«А скажи, у тебя уже есть кто на примете? Или, может, уже свои мелкие?»

— Нету у меня никого, — отмахнулась я от его слов. – У меня важное дело. И пока я его не закончу, я не могу начать нормальную жизнь. – Это, вообще, довольно пессимистично, но суть не в этом.

«Тю, не говори так. Плохо, плохо… я бы всё отдал, назад лишь бы вернуться. Бросил бы к Дискорду эту разбойничью жизнь, сколько бы весёлого не произошло, и век бы со своей кобылкой доживал… эх-хе-хе, щас меня никто не ждёт. А ведь у меня пятеро детей и пятнадцать внуков! А может, уже даже правнуки!»

— Замечательно, я очень рада за вас. – Его речи меня выматывали сильнее, чем дорога. А дорога была отнюдь не сахар – порой и пригибаться приходилось, чтобы не стукаться головой о потолок, иной раз в стенку упиралась. А разок, даже расслышала разговор бандитов через тонкую стену! Мне пришлось идти тихонько и медленно тогда.

«Ты меня-т не поймешь, старого. То есть, пока не поймешь»

— Ну, пока что, деда, я ни слова от тебя не понимаю, кроме как куда повернуть. – Я тогда карабкалась на выступ, там вверх надо было, круто очень. А с ним на спине, да с вещами в придачу… в общем, я была немного раздражена.

А он засмеялся, такой, и потом продолжил: «Ещё бы. Но ты не из робкого десятка, я б тя взял в команду»

— В какую из? – решила я подколоть его. А он в ответ ещё сильнее заржал. А потом вдруг зажал рот копытами, и сказал тихо:

«Ой, извиняй, шутница, но сейчас сюда сбегутся…»

Тогда мне хотелось просто скинуть его на землю. Я уже услышала дробный перестук копыт, и самой пришлось припустить. Эхо гуляло повсюду, казалось, своды пещеры содрогаются от грохота. И вот, на моём пути возник бандюган.

Он крикнул: «Ага, вот и Чесс! Все сюда, народ, все сюда!»

— Всего один? – поинтересовался Бум, наклонившись поближе к ковпони.

— Да, в том проходе только один был, отчего-то.

— Странно, одни бы они не бродили. Разделяться в пещерах – худший вариант. Да и бандиты те не дилетанты. Я видал награду за Чесса – это просто нечто! – Он аж привстал на задних ногах, разведя передние в стороны.

— Хм… может, потом… — Дасти потёрла подбородок, а потом цокнула копытом по столу. — А, тьфу, ну конечно! Его подельник выбежал следом!

— Хм, ну, это немного разнится с книгой, но наверняка лишь издержки писателей. – Пожала плечами Сэнди. – Там они ходили группками целыми. А, неважно.

«Чего ты орешь, полудурок, тут я!» — (Опять пытаясь воспроизвести грубый, но чуть более высокий, голос, сказала Дасти) — И, встав рядом с ним, перегородил мне путь.

У меня не осталось выхода, кроме как, с Чессом на спине, достать-таки лассо и попытаться обезвредить их.

«Лучше отдай его по-хорошему, красотка, иначе мы его у тебя отнимем!»

«Да, зачем тебе старикашка и проблемы на голову? Свали всё на нас!» — и так премерзко улыбнулся, что, ну, в общем, я прыгнула, в полете развернулась, и лягнула его.

— Ого, жестко.

Пролетев добрые пять метров, он, наконец, врезался в стену пещеры. Его друг, обалдев от такого, попятился, но меня было не остановить!

— Ну, пять метров – это как-то слишком…

— Зуб даю!

— Я хотела ударить второго, но тот отпрыгнул в сторону, раскручивая лассо! Пришлось и мне, и вот вскоре он уже летит вверх тормашками на землю! А цокот всё ближе! Кое-как отцепив лассо, и бросив бандита так, я поскакала прочь, наобум!

«Эй, мелкая, тебе щас налево… потом прямо… ага… а дальше пропасть. Перепрыгни, и мы почти выбрались. Да не дрейфь, я такие рифы обходил, такие шторма переживал, что тут и смотреть нечего» — жужжал на ухо Чесс. Но перед пропастью… я реально ощутила страх. Просто представьте – итак еле видимая дорога просто обрывается, и под ногами – беспроглядная тьма. Лишь через пару метров видно другую сторону обрыва. Я…

В баре повисла тишина, все замерли, боясь прервать рассказ. Ковпони с таким упоением пересказывала историю, будто бы переживала её вновь, а перед глазами её проносились образы приключений. Этот момент никто не хотел прерывать.

…прыгнула. В полете у меня из сумки выскочило несколько вещей и ухнуло вниз. Я осмелилась обернуться, лишь когда все четыре копыта твердо стояли на камнях в доброй дюжине метров от края. В какой-то момент, я едва не закричала от радости, но тут же вспомнила о бандитах. Пропасть осталась позади.

Все почти одновременно выдохнули. Напряжение, едва не ощущаемое физически, оседало невидимым паром на пол.

«Эй, горячая твоя голова, попридержи поней, я всю дыхалку отбил об твой тощий круп! Как будто на бочке в камбузе бурную ночь провёл» — Старик Чесс был как всегда в своём репертуаре. Я не обижалась – у Чесса явно нет вкуса от слова совсем.

— Скажи спасибо, что мы не померли там!

«Благодарить позже буду. Ох, и ведь нет чтоб подстелить чего-нить… Сейчас просто вперед топай, не сворачивай…»

Но бандиты дураками тоже не были – у входа в пещеру стояло и караулило трое пони. Я тогда была так серьезно настроена, что знала, что меня не остановить, и пошла напролом!

«Эй, это кто там ковыляет? О, ты наконец нашла его!» — тот пони обрадовался, улыбнулся до ушей. Видать, за свою принял. Они там трапезничали, кстати, пирогом каким-то – видимо, готовили их для погони, но не удержались. Думала, угостят хоть, ан нет…

— Ага, нашла. Может, поможете кобылке, я еле нашла путь наружу! – мне отчего-то стало смешно тогда, и, ну, я решила пошутить.

Двое подошли было ко мне, когда третья окликнула:

«Эй, а где остальные? Отстали?»

— Уж этого я не знаю. Двое как минимум пытаются прийти в себя после такого.

«Какого?» — не понял первый, озадаченно остановившись.

— А вот, гляди! – и, развернувшись, я лягнула подбежавшего ко мне второго бандита. Тот, кувыркнувшись в воздухе, едва не покатился под гору.

«Ах-ха-ха! Примерно так и было! Задай им жару, малая!» — это Чесс вовсю веселился, отдыхая на моей страдальческой спине.

Пока у оставшихся двоих отвисли челюсти, я подскочила к первому, и, ткнув мордой в землю, ударила по затылку. Тот, кажется, вырубился. Оставшаяся на ногах завопила, разматывая лассо:

«Тут законник! Эй, сюда все, выходите!»

Не потрудившись ответить ей, я достала своё лассо и вскоре стреноживала бандюган…шу. Вот так, расчистив путь, я стала делать ноги отсюда. Идти под гору легче, конечно, но с грузом на спине… в общем, приходилось каждый шаг рассчитывать. Но в конце концов, я добралась до подножия и потопала к городку поблизости.

— А не было разве мощного обвала, когда бандиты подорвали динамит? – опять влезла с вопросом Сэнди.

— Нет, малышка. Да кто б таким шалопаям динамит продал?

— Продали б, да еще как. Другое дело, что они не шалопаи, и понимали, что взорвав пещеру, завалили бы себя сами. – Нравоучительно сказал Бум.

— У-у-у, неужели никто не использует динамит для мощных и зрелищных взрывов ради... ради чего угодно, кроме угля?! – Сэнди обиженно всплеснула копытами и засопела.

— Хе-хе, не вешай нос, динамита и взрывов я видала – на всю жизнь хватит! И про это поведаю. – Дасти ободряюще улыбнулась кобылке, а потом попросила у барпони ещё сидра.

— О, ну ладно. Но мне просто хочется услышать как можно больше! – глаза молодой пони опять засветились любопытством и восторгом.

«Ух, ну и заварушка! Это было дискордовски весело! Я так у берегов Грифонстоуна в последний раз веселился» — Чесс и не думал угомониться.

— Ну-ну. Так что там насчет твоего обещания? – напомнила я.

«Ах, да-да... развяжи» — что ж, пришлось развязать да приглядывать за ним. А он знай, полез сперва в свои сумки, затем в мои, куда я закинула его вещи. Он то и дело ругался под нос, пока не вытащил пустую бутылку. Откупорив крышку, он вывалил на копыто скрученный листок бумаги.

— Карта сокровищ! Она была реальна!

— А то ж. Правда, я почти уверен, что нормальные пираты не то что не хранят их в бутылках, их они вовсе не рисуют. Но Чессу, думаю, можно.

— Кхм!

«Вот так. На самом деле… хе-хе, не, не буду говорить. Но вот что – пожалуйста, сохрани это в тайне, покуда я ещё дышу. Сам себя я не смогу простить за бесшабашную жизнь, но, может, у других получится» — твердил он, пока я его связывала.

— О, да? Как проказничать, так все горазды, а как натворят делов, тогда и думают о последствиях, — я подобные речи хотя и слыхала, но, казалось мне, не об одних грабежах он говорит. И не зря.

«Да эт-то понятно, вот только куда как хуже я себя чувствую, представляя родных. Некоторые в лицо меня не видели. Хотя я и помогал им – первое время, пока жена не узнала, откуда битсы, и не перестала принимать – это ни капли не заменит близкого общения. А я его променял на нечестную жизнь. Твой путь… мне кажется до ужаса знакомым. Только ты цель поставила, и идёшь другим маршрутом. Но это…»

Мне не нравилось, куда он клонит, так что я закинула его опять на спину и поцокала к городку.

«Зря ты не слушаешь. Не повтори моей ошибки. Не важно, что за цель ты преследуешь, чего добиваешься. Если ты это делаешь в ущерб своей настоящей жизни – оно не стоит того»

— Это и есть моя настоящая жизнь. – Упорно ответила я.

«Это ты так думаешь. На самом деле – это твоя выдумка. Затаённая обида, амбициозный план, что угодно – но не то, чего ты хочешь на самом деле. Я это чую за километр, хотя лежу у тебя на спине»

— Понятно, деда. А теперь, пожалуйста, помолчи оставшийся путь. Я очень устала, вылазя с тобой из тех гор.

Чесс ничего не ответил. На полпути нам встретился отряд законников – их послали за теми бандитами. Я передала одному из них Чесса, а сама… отправилась за сокровищами.

— Но… это были не сокровища?

— Нет. Но не менее значимы.

В общем, сокровища далековато были – у берегов Балтимейра, где-то в заливе Хорсшойс. Я действительно нашла время, чтобы съездить и посмотреть – не осуждайте моё кобылье любопытство.

Пришлось конечно побродить, поискать, но я нашла-таки. Выкопала, значит… не, не сундук. Такой, как ящик, небольшой. Значит, вытащила из грязи, вскрыла.

— Ну, и?

— Я не была удивлена. Скорее… ну, знаете, такое ощущение, когда знаешь чего-то, до последнего надеешься, что так не будет, но так случилось? Неважно.

Там лежало несколько фотографий. На некоторых я даже узнала молодого Чесса. Там были и другие пони, я никого не знала. Скорее всего, его семья.

Рядом же были ещё вещи. Несколько разных подков. Деревянная фигурка, она как бы из двух частей была сделана, они скреплялись. Маленькие резные шахматы. И множество писем. Я мельком пробежала парочку, в основном писал Чесс, отвечали ему редко. Эти его письма, очевидно, неотправленные и были похожи на черновики. И, наконец, мешочек. В нём лежали битсы, грифонские монетки, ещё какие-то, я не знаю названия. И среди них записка. Там Чесс просил нашедшего найти кого-нибудь из его семьи и передать это. Я там же заметила запечатанное письмо. Не знаю, что там. Наверное, извинения, или объяснения. Я собрала всё, закинула в сумку и пошла в обратный путь.

Никто не смел перебивать, все затихли, пока ковпони, опустив глаза на кружку, в которой болтала остатки сидра, негромко продолжала:

— Добралась, по адресу, до одного домишки рядом с Филлидельфией. Мне открыл пони, ну, уже довольно в возрасте, очень удивился, когда я ему протянула сумку. Думал, по почте кто что доставил. Больше удивился, когда узнал, что это и от кого. Я только тоже удивилась, что он не то, что не рад был – скорее, расстроился или рассердился даже. Взял сумку, поблагодарил, и дверь захлопнул. Про Старика Чесса ничего не спросил, я и не настаивала – я после той суматохи в горах о нём ничего и не слышала. Думаю… так и закончилась эта история.

 


 

Дасти допила оставшийся сидр и поставила кружку на стол. Кьюти, поколебавшись, взяла её и отнесла к барной стойке, а Глэсс наполнила вновь сидром. Пока никто не сказал ни слова. Но Бум, кашлянув, наконец разорвал гнетущую тишину… не лучшим, правда, способом:

— Чесс не доехал до тюрьмы, не успели его посадить. Что-то, видимо, он и впрямь предугадывал.

Дасти медленно и тяжело выпустила воздух через ноздри.

— Ну, я догадывалась, потому и пропустила его слова о «сохранить в тайне» мимо ушей. Старик Чесс оказался ещё одним из типов плохих пони – он не был плохим по своей сути. Он просто запутался, а когда понял, что всё было неправильно, стало поздно. Теперь мне его жаль, и, надеюсь, родня смогла простить его.

— Чего теперь горевать? Старый пират получил по заслугам, но успел раскаяться. Достойный был понь, значится. – Барпони пожала плечами, но видно было, история произвела на неё немалое впечатление – она опустила глаза в пол, задумавшись о чем-то своём.

— Угу… — Сэнди мялась и елозила на стуле, явно желая сменить тему. – А вы ничего не оставили себе из сокровищ? Это же настоящий, хотя и маленький, клад.

Дасти хмыкнула с улыбкой. – На что мне это? Я всё равно номиналов не знаю. Хотя, правда в том, что по одной монетке, иностранной, я всё же прикарманила. Очень уж необычные и красивые. – Ковпони вывалила из кармана несколько блестящих кругляшек, что весело зазвенели по столу. Сэнди тут же подхватила одну, восторженно вздохнув. Миддэй тоже подтянул к себе другую:

— Эта, вроде, от гиппогрифов… торговля-то есть?

— Почем мне знать? – ответила за всех барпони.

— А я всё равно не понял смысл некоторых его пространных фраз. – Вдруг, упорно помотав головой, сказал Олдер Пэар. Барпони тут же сердито зыркнула на него, но он отмахнулся. – И ты б тоже не передавала бы его якобы предречения, если б это не было важно в дальнейшем!

— Катастрофическая бестактность! – возвёл очи горе Миддэй.

Ковпони на эти заявления ухмыльнулась, но в глазах блеснула не радость, а что-то другое, и она потянулась за кружкой, которую принесла Кьюти.

— Я просто могу использовать это, как подводку к следующему рассказу.

— Что это значит? Часть пророчеств вы просто придумали? – недоверчиво покивал головой Бум.

— Ни в коем разе! Всё слово в слово передала!

— Да ладно уж, с этими пророчествами. Я теперь ужасно заинтересована, и уходить всё равно не собираюсь, но хочу узнать, как начинались все ваши приключения, с чего. – Кьюти облокотилась о спинку стула, на котором сидела Сэнди.

— Хм. Ну, можно как раз и это рассказать. Тоже неплохо подходит.

— О, я знаю, знаю! Это случилось во время первого самого крупного и опасного ограбления «Эквестрия экспресс»! Тогда только проложили дорогу до Балтимейра! И на Трясущемся Каменном Гребне засели преступники! С самым отъявленным, отпетым негодяем и злодеем всех романов и приключений – Инсидиосом Уотером! – Сэнди была рада поделиться знаниями, особенно сейчас, разряжая обстановку.

— О да, малая, так и есть! Это было так давно…

— Погодите-ка, минутку, я там тоже была! – вдруг встрепенулась барпони, все обернулись на неё. – Я помню, что в тот день произошло!

 


 

— Это был первый раз, когда поезд ехал от Кантерлота до Ванхувера. Я тогда была совсем мелкой – едва окончила курсы для барпони, и ехала домой. Со мной была лучшая подруга, Дэй Сёрч. Она всегда хотела быть сыщиком, но… ох, именно там мы потерялись навсегда. Я чуть не погибла, и… я не знаю, что с Дэй. Помню, только, как мы выбегали из вагона, когда мост начал заваливаться. Это было ужасно…

— Да уж, понимаю тебя, — кивнула Дасти, опять пряча глаза под шляпой. – Поганый был денёк. Вот, главное – ничего не предвещало беды. Но как я потом выясняла, суть была в чём – бандиты испортили мост, снесли несколько опор, и, забравшись по пути на поезд, дожидались, пока он мост проедет и застрянет на полпути, дабы обчистить его. Вот только, видимо, они просчитались – мост начал рушиться под весом поезда, и пони едва успели выбежать оттуда. Снизу ещё была река, кто упал – а это минимум машинист и еще кто-то из передних вагонов – может быть, даже выжили. Но я точно помню, писали о жертвах…

— Это дело знатно нашумело. По всей Эквестрии ходили слухи. Говорили, что даже гвардейцев высылали, чтобы ловить преступников, но почти безуспешно. А Уотер всё так же на свободе… — Пэар задумчиво подпёр голову копытом.

— Поезд, кстати, таки достали, вроде бы.

— Да вендиго с ним, меня поражает, как простые бандиты могли так филигранно мост попортить! Это ж не дерево срубить! – Миддэй стукнул по столу.

— Подпорки до сих пор из дерева делают, да и как иначе мосты в глуши делать? Материалы таскать долго, дорого, тяжело…

— Чушь, вот из-за такого и происходят обрушения! Вон выше по дороге тоже мост, а нормальный!

— А я всегда дивилась, читая подробности – бандиты сработали потрясающе слаженно, никто ничего не заподозрил, и их даже не заметили, пока все не начали убегать! – Сэнди помахала книжкой. – Профессионалы! Они много лет, и чуть ли не повсюду, злодействуют!

— Коварные ребята. Но, в общем, что было – я ехала себе спокойно, как и все. Вдруг поезд начал останавливаться, а пол вдруг наклонился. Все побежали к выходу из вагона, поднялся крик, ужас, в общем. И тут вдруг сверху открывается люк такой – я думаю, он сделан, чтоб если набок упадёт вагон. Или для пегасов – и оттуда выпрыгивает пони, в шляпе, в маске, и хищно озирается. Толпа пробежала дальше, а я тогда осознала, что это ограбление, и они напали. Тогда я, сама не знаю, как, нашла чей-то тяжелый багаж, он рядом лежал, и кинула в него. Он как раз рылся в чьих-то сумках, но вскоре лежал, постанывая, на полу. Я кинулась прочь, пока он не поднялся, но в другой вагон уже залазили двое!

— Погоди, так ты не сказала, куда ты ехала. И вообще, чем тогда занималась. Я точно уверена, истории про Дасти Кейк появились как раз через какое-то время после того ограбления. – Попросила Глэсс, переминаясь с ноги на ногу.

— Это вообще-т неважно, разницы-то никакой. Я-то не доехала, куда хотела, и всё пошло наперекосяк с того дня.

— Эх… я после того случая долго лежала в больнице, упустила все возможности, и была так подавлена, что не смогла хорошо работать в своей кофейне в Ванхувере. А ведь накопила! Пришлось продать. Потом дядя предложил поездить с ним, развеяться, путешествовать. Так я оказалась здесь. Не знаю, жалею ли, что не осталась там и не попыталась заново, но это тихое местечко знатно подлечило раны. Душевные в том числе. Но я всё ещё надеюсь найти Дэй. Хотя в Ванхувере о ней ни слуху…

— Хех, надеюсь, удача улыбнётся тебе когда-нибудь. Я же продолжу.

— В общем, пришлось действовать быстро. Я тогда была вообще неопытной, такое впервые видала, и действовала интуитивно. Благо кругом было барахло пассажиров, так что я начала закидывать бандитов им. Это было не то чтобы эффективно, но с толку сбивало. Я не хотела застревать тут, и, прыгая по сиденьям аки коза, двигалась к выходу. Эти двое запутались в чьем-то платье, выпавшем из кинутого мной чемодана, так что погони не было.

— В поезде, как я читала, было двое законников, ехавших в отпуск. Они связали боем кучу бандюганов, и только благодаря им не все они сбежали. – Поделилась знаниями Сэнди.

— Верно, малая. Они как раз были в следующем вагоне. Там была куча мала, все пёрли друг на друга, а ещё и кучка народа, что не успели выбраться, орали во все оралки, проталкиваясь к выходу. И вдруг весь состав знатно тряхнуло, и пол задрожал, всё заходило ходуном. Я, поднявшись после падения, схватила зубами сумочку и огрела ей пони в бандане. Он обиделся, начал заявлять, что это оскорбительно, пытаться вырубить его такой штукой. Тогда один из законников прописал ему в челюсть. Этому он был доволен и завалился под сиденье.

«Мелкая, катись к Дискорду отсюда, мы справимся!» — закричал на меня законник, колошматя уже другого грабителя.

Я хотела ответить, но заметила, как сзади подбираются бандиты – они, наверное, выпутались из платья. Я не могла просто удрать – хотя хотелось – и истошно завизжав, вцепилась одному из них в морду. Тот, ненадолго ослепнув, развернулся и пытался убежать, но наклон пола позволил лишь врезаться в стену. Я тоже ударилась, но успела подняться раньше его. Другой грабитель достал короткое лассо и попытался связать меня, но я нырнула под лавку, чтобы укусить его за ногу. Повалив и его, я вскочила и, не разбирая пути, рванула к выходу. Законники швырнули в проход тяжелые багажи, но я перемахнула через них.

— Давка была жуткая. Из-за неё я в больницу и попала. Мне в какой-то момент показалось, что меня просто раздавят. Вещи по пути мешали бежать, я споткнулась… — вспоминала Глэсс. – Многих там потоптали. Страшно очень… Я и не пыталась бороться с преступниками. Куда мне? Но пока меня вытаскивали, я увидела, как бандиты швыряют из окон багаж. Снаружи тоже было немного пони, они вещи складывали в небольшую телегу. Она прям на краю моста стояла. Много вещей упало… да и Селестия с ними. Страшно было, когда один пони упал с крыши, но он оказался пегасом, так что ничего, наверное.

— Жутко было. Крик, шум такой, что уши закладывало. Перед самым падением поезда я бежала уже по стене, последний вагон скользил вниз.

— Мой друг рассказывал, его знакомый видел падение издалека – он рыбачил там. Это было нечто. Поезд, вся цепочка, вагон за вагоном, медленно, протяжно стоная, просто скатывался, пока мост рушился прямо на глазах! Это было зрелище захватывающее, но, как он сказал, лучше бы в жизни не видеть такое. – Активно жестикулируя копытами, подал голос Миддэй.

— Это уж точно. Но оставался последний вагон. Пони выпрыгивали из окон – он стоял буквально перед мостом, и как вагон накренился, то прыгали сразу на землю – и я чуть было не последовала за ними. Но замерла, когда увидела ещё одного бандита, буквально передо мной запрыгнувшего с крыши. Как сейчас, запомнила его синюю шкуру. Он мастерски вскрывал и захапывал в сумки ценные вещи из багажей. Меня бы он не заметил, если бы я не кинула в него какой-то чемодан, но он увернулся в последний момент.

«Не тебе тягаться со мной. Лучше просто убеги» — и так махнул копытом, как на пустое место.

— Это уж мне решать! Ты... вы испортили поездку! Поезд сломали! Или что там сделали… сколько пострадают из-за вас?! – я была очень зла тогда.

«Сопутствующий ущерб. Видишь ли, всё имеет цену, и я забираю, что смогу… ценой некоторых. Мой будущий проект стоит того» — ну, знаете, все эти туманные фразочки. Он умудрялся отпускать их, балансируя на спинке сиденья!

— Ах ты гад! – я не придумала ничего получше, чем вновь что-то кинуть в него. Он опять увернулся, а потом, достав лассо, просто филигранно скрутил меня. Повалив на пол, то есть, уже стену, он наступил мне на грудь и наклонился к морде:

«Ну ты и дура. Не мешайся под копытами больших и страшных пони, и тебя не раздавят. Кроме как оскорблять, такие как ты ничего больше не можешь» — он потащил меня к окну.

— Засранец, тебя поймают и за решетку кинут! А попробуешь улизнуть – тебя найду уже я! – с чего я так грозилась? Да не знаю. Просто было досадно и… вот это чувство, когда видишь несправедливость, но бессильна что-то сделать. Вот эти бандиты – они же просто испортили жизнь целой кучи пони. И мне было так плохо это потом осознать… ох, может, потому я так рьяно взялась за поиски преступников.

Сверху, из люка, высунулась голова другого пони. Он недовольно спросил, чего Уотер так долго возится, на что тот огрызнулся, мол, не твоё дело, Датч, отвали, поищи лучше, нет ли в поезде сидра! В общем, тот пони был правым копытом Уотера. Про него потом будет. Сам Уотер опять посмотрел на меня.

«Жаль, я б тебя выкинул в воду. Но зато урок. Запомни – Уотер не проигрывает. Уж точно не такому ничтожеству, как ты» — и, подняв, как мешок с картошкой, вышвырнул меня из окна. Я башкой приложилась, довольно больно. Но вообще куда как от обиды больнее было. Там кто-то подбежал, развязал меня. В общем, я выбралась, а снаружи бандиты, взяв, что могли, стали убегать. Законники догнать их не могли – возились с теми, кого схватили уже, и завязывалась потасовка с теми, кто пытался выбраться. Тех бандитов, которых удалось в поезде обезвредить, подельники-пегасы через крышу забирали в последний момент. Или только нескольких. Благо с  грузом они не смогли далеко улететь, их тоже повязали.

Но я не могла просто стоять на месте. Пока пассажиры пытались прийти в себя и помогали пострадавшим, я взяла лассо Уотера и погналась за бандитом, который отстал от прочих. Он прихрамывал на одну ногу, видимо, при нападении повредил. Я успела его связать, покуда не улизнул. Видимо, мой первый пойманный злодей. Возвращалась я уже, когда поезд провалился вниз.

«Вот засада… довольна собой?» — недовольно спросил пони, пока я волочила его по земле. От такой наглости я аж веревку выплюнула и пнула его.

— Довольна?! Ты рехнулся?! Вы в реку поезд уронили, вы кучу пони подвергли смертельной опасности! Да как твой язык повернулся?! – мне хотелось уже его скинуть в реку.

«Да план не в этом был… отстой. Мне жаль, я просто грабить хотел» — это одно из самых жалких оправданий, что я вообще слышала.

— Плевать мне, что ты хотел. Теперь тебя ждёт тюрьма, подонок! – и, не желая больше слушать его, я тащила его к законникам. Те связали его другими верёвками, а я оставила себе то лассо. Оно было не совсем обычным – ручка, которую в зубах держат, отделана кожей, а снизу набалдашник, жёсткий такой, и красивый, в него вделан золотой бит, с нацарапанной подписью Уотера.

— Не может, лягать его, быть! Это самая знаменитая вещь Инсидиоса! За ней охотятся все поклонники романов о Дасти, и слухи о ней бродят отсюда до строящегося Понивилля! И ты держала его в своих копытах?! Конские яблоки, почему об этом нет упоминания в романе?! Как и об этом разговоре с Уотером — там просто была неудачная дуэль?! Я щас просто лопну от восторга! – Сэнди распирало от эмоций – она уже не пыталась усидеть на месте, а соскочила со стула и принялась ходить с места на место, рассуждая.

— Следи за языком, юная леди! – нахмурился Пэар. – И продолжай слушать. Лови момент, такое дважды в жизни не случается!

— А я вообще не думаю, что такое лассо было, — негромко проговорил Бум. – Звучит как-то… вычурно. – Затем он затих, и отвернулся.

— Да не говори. – Дасти усмехнулась, взглянув на него. — Но я вот те, зуб даю, что так и было. Сэнди, не ругайся, но я могу тебя понять – такое тебе не расскажут в книжках. Там вообще домыслов побольше правды будет, но всё равно, коли что забуду…

— В общем, так примерно всё кончилось. Я попыталась ещё кое-кого найти среди пассажиров, знакомая там была, с кем ехала, но там пегасы, кто были, организовали дело, уже отвозили самых пострадавших в ближайший город, так что я опоздала. Вообще этот день стал переломным – и я поклялась, перед теми законниками, перед бандитами, перед всеми кто там был, что однажды найду Уотера и лично упеку за решетку. Что не допущу, чтобы такие преступники отравляли жизнь мирным пони, и что не успокоюсь, пока не добьюсь справедливого наказания всем плохим пони. В общем, вскоре, мне уже подбирали шляпу и лассо. Я плюнула на всё, к чему стремилась до этого, оставила прошлую жизнь позади и началась моя, где-то… десятилетняя борьба с преступностью. Не, побольше. Сэнди?

— Книги стали выходить через полгода после крушения поезда. Выходили до… вчера выпуск новый купила. Одиннадцать лет выходят. – Отчеканила, встав по струнке, кобылка.

 


 

— Поразительно… а пролетело… ужас, да. Стольких я нашла, через столько прошла – всё не расписать. А Уотер до сих пор на свободе. Порой, думаю, чего это мне будет стоить? Чего уже стоит? – Дасти грустно сгорбилась на стуле, поправила шляпу. Эта пони мгновенно стала выглядеть такой уставшей, такой измотанной жизнью, что и не скажешь, что она может быть той-самой-Дасти-Кейк.

— Мне жаль, мэм… — промямлила, опустив глаза, Сэнди.

— Пустое, малая, я почти что смирилась. – Отмахнулась ковпони. — Можно ещё сидру?

— Мэм, вам, может, хватит? – забеспокоилась Кьюти, но, всё же, пошла к стойке.

— Милашка, можно мне самой решить, когда мне хватит? – не без усилия улыбнулась ковпони.

— Ну, меру знать надо, а то вам ещё историй травить! – покачал головой Олдер Пэар. Он поёрзал на стуле и подвигал ногами, видимо, уже затёкшими за всё время.

— Да мне чтоб надраться, надо весь бар выхлебать! Я говорила, как перепила однажды Пьяного Скотча?

— Не… и, пожалуй, не стоит – это самая посредственная глава была… — Сэнди отчего-то смутилась. Дасти возражать не стала:

— Как скажешь! Дай-ка ещё пропущу, и надумаю, что поведать дальше…

В баре ненадолго повисла тишина. Пони переводили дух от последней истории, но уже были в ожидании новой.

Дасти допила сидр и хлопнула кружкой по столу. – Ребята, а вы в предсказания верите? – вдруг, с вызовом, спросила она.

— Смотря какие, — Миддэй неуютно потёр копыто о копыто.

— Хах, а я поняла, к чему вопрос! – задорно ухмыльнулась Сэнди.

Дасти, улыбнувшись, подмигнула ей.

— Догадливая, далеко пойдёшь.