Тень и ночь

"Помни". Это было первое последнее слово, которое они сказали друг другу, не подозревая, что короткое послание пронесётся через времена, эпохи и миры, переживая саму вечность и служа пульсирующим сердцем силе, созидающей и разрушающей мироздания.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд Кризалис Король Сомбра

Slenderpony

Жизнь на окраине дикого леса, где тишина и покой — это мечта писателя. Но так ли там тихо и спокойно?

Другие пони

Dat magic!

Опять же писалось для массовой дуэли.5 литров. Крови в человеке. Если вы понимаете о чем я :D:3

Трикси, Великая и Могучая

Изумрудные глаза

Любовь Спайка к Рэрити не угасла даже за пять лет. Пять лет, которые дракончик потратил на безответные признания. Однако, может теперь ему улыбнется удача и он будет наконец счастлив со своей возлюбленной?

Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк

Укрощение монстра

У каждого есть шанс на исправление - даже если вы монстр и террорист №1.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Человеки

Пони проводят военные учения

Принцесса Твайлайт решает проверить боеготовность стражи королевской и Кристальной империи. Для этого она похищает принцесс Луну и Кейденс. Стражники были уверены, что она знает правила. Они думали, что она знает эти правила вдоль и поперёк. Свити Белль, Скуталу, и Эппл Блум меняют правила и… захватывают Эквестрию.

Твайлайт Спаркл Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Луна ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца

Кривые зеркала

Что есть жизнь, если не череда случайностей — счастливых и не очень, — нарушающих все наши планы? Лайра Хартстрингс, единорожка из Понивилля, долго мечтала о путешествии на Землю. Что ж, её желание будет исполнено.

Лира Другие пони Человеки

Падающие звезды

В Омске идёт дождь.

Принцесса Селестия

Путь

Ночь поглотила мир, и ознаменовала собой начало Великой Войны Сестёр. Солнце и луна сошлись в битве, а мир горел в огне. Многое было потеряно в ту войну. Жизни многих были разрушены. И в то время, когда большинство начало всё заново. В растерзанной войной Эквестрии, нашлись четверо. Те кто объединили свои усилия и жизни, в попытке изменить порядок вещей, а так же, свои судьбы.

Другие пони ОС - пони

Счастье на троих

Поняши идут на ярмарку и кое кто из них влюбляется.

Пинки Пай

Автор рисунка: Stinkehund

Зов Додж-Джанкшена

Глава 3. Шаман Мудрый Рог, Кэйфул Брек

— Да, предсказания, я ж наконец-таки вспомнила полностью…

— Минутку, эта пауза была ради того, чтоб вы вспомнили?

— А почему бы и да? В конце-то концов, я же тоже живая пони. Где-то, может, уже не та, что раньше…

— Хах, ничего, это всяко будет того стоить. Но, неужто там произошло нечто настолько масштабное?

— Там, это где, кстати?..

— Хе-хе, не переживай, я ж еще не начинала.


— Да, в Макинтошевых горах было неспокойно. Та-а-ак… это было лет эдак… шесть-семь назад. То есть, хах, забавно… я уже нормально так втянулась в охоту на преступников, но впереди было ещё больше. И меня послали проверить границу с поселением бизонов. Дескать, обвиняют в грабежах да разбое – обида на пони, когда те хотели возвести перевалочный пункт у подножия, поломали священные… чего-то, тотемы, что ли, и, всё, надо мстить, значит.

— Ну, они вообще щепетильно к своим территориям относятся. Но я не слышал о том, что они специально выходили вредить пони. Это не в их компетенции. – Наконец-таки подал голос Бум.

— И половины не поняла, но в целом верно. Это было очень странно. Я уже разок имела дело с бизонами – в составе группы законников, меня взяли для прикрытия, на случай чего. И, мы просто пришли, чтобы наш пони обговорил с их… вождем, вроде, что-то важное. Они… да, они странные, понятное дело, но они не плохие. У них не висят в лагере черепа пони, и они не снимают ни с кого скальпа – фу, кто такое придумал вообще? – просто необычные ребята. Здоровые только, наступят, если не заметят – прощай спина.

— Кхм, так вот, да. Я и в этот раз не одна была – со мной послали небольшую, хорошо оснащенную группу законников. С нами был переговорщик, но, мы вообще не рассчитывали, что он пригодится. Нам надо было найти и схватить их вождя, или шамана, на худой конец – и узнать, в чем проблемы.

Дела пошли не так почти с самого начала. Нам пришлось скоро разделиться на три группы, чтобы прочесать горы. Пришли мы уже поздно днём, надо было хоть что-то успеть до заката. Надо к тому же было быть осторожными – это земля бизонов, на ней, по их законам, они имеют право схватить тебя в плен. Оттуда возвращались все пони, я говорила с неудачниками. Их даже кормили там! Но этих пони затем бизоны, если встречали вновь, просто вышвыривали как есть за границы. И там уж как повезет, дойти им до дома, или нет.

И с каждым незадачливым пленником, или, как раз-таки, негодяем, решившим, допустим, стянуть какую-нибудь красивую самоделку бизонов, их доверие к пони падало. Бывали даже редкие стычки, когда бизонов выселяли все дальше с нажитых мест. А что они противопоставят? И дальше им оставалось лишь намертво засесть на своих землях, не терпя изменений, вторжений и прочего.

Что же случилось тогда, было совершенно непонятно. Они не выходят со своих мест ради мелочных разорений пары телег. Тут было что-то нечисто, что мне стоило вынюхать.

Горы… м-м, как же я люблю горы после моих приключений. Обожаю просто. Не, жить там не очень, но вот так вот, заехать, м-м…

— Мэм, я думаю, можно опустить описания красот. Горы мы уже из позапрошлого рассказа узнали, — проворчал, кряхтя, Олдэр Пэар.

— Ворчун, такие красочные описания не грех дважды послушать, — буркнула Кьюти.

Дасти засмеялась, а потом погрозила Олдеру:

— Вот бывал бы ты в горах, тогда б понял, как же там!

Жеребец в ответ лишь закатил глаза и фыркнул.

— Ну, я бывал, но меня, похоже, не настолько впечатлило. – Пожал плечами Бум. – И, я думаю, я припоминаю, что за кипишь ты рассказываешь. Об этом не особо распространялись, но всё же…

— О, еще один догадливый, это радует, — сощурилась, ухмыльнувшись, ковпони.

Итак, я и двое законников шли по узенькой тропинке, петляющей через деревья, растущие на некрутом склоне. Тропинку было едва видно, но нам хватало. Мы все были максимально напряжены – бизоны умеют устраивать засады, они знают каждый кустик в своих землях.

Места красивые, да-а… причем, именно там, мы были как бы в лесу. Не дремучем, даже не слишком густом. Хвойный лесок, иголки под копытами хрустят, витает такой особый аромат смолы, и вообще лепота. Тогда ещё разгар весны был, м-м, природа просыпалась, я даже какие-то цветочки по дороге сорвать да пожевать успела. Вроде, не поспели, тогда.

Снаряжение со мной было другое – лассо я взяла самое большое, что было, а вместо сумок – корзинки, забиты доверху пирогами. Самое главное – метко попасть, и бизон, ослепленный липкой массой, падает, как подкошенный.

Вот только это легко на словах. На деле всегда возникают трудности. Первым тревожным звоночком было, что мы прошли несколько тотемов бизонов – такие толстые невысокие бревна, с вырезанными на них мордами. Или вроде того. Для них – это истуканы их богов, или духов, я не совсем поняла. Суть в том, что они во всём видят духов, вот везде. И их шаманы общаются с ними, там, подсказывают друг другу что-то, в карты играют, всё как у пони.

— Ч-что?! Нельзя играть в карты с духами!

— С чего вдруг, ты пробовал, что ль?

На этот аргумент Пэар не нашел, что ответить, лишь в негодовании хлопал глазами.

— Так вот. Мы оставили позади второй тотем, когда законник, идущий впереди, вдруг остановился. Его, кстати, звали… э-э… Игл Ай! Фуф, вспомнила…

«Притормозите-ка, ребятки» — сказал он нам. (Дасти неплохо изображала разные голоса и интонации. Сейчас получалось вполне похоже на жеребца средних лет, еще и картавого). – «Что-то тут нечисто. Нас бы уже давно встречали с цветами. Либо угрозами».

— Может, они не заметили нас? – такое предположение я сделала, еще будучи не-экспертом.

«Чушь. Они всегда следят за чужаками. Игл, у меня ощущение, что нас специально поглубже заманили» — ответил замыкающий, единорог, кстати. Э-э-м… Дабл… Дабл Трипл? Нет… но, ох, знаете, пусть пока его так зовут, хорошо? Я не вспомню сейчас.

— Зачем ж это бизонам? – не поняла я.

«Чтобы мы не успели убежать» — почти что прошептал Игл, пятясь назад. Мне пришлось напрячь зрение, но я всё-таки увидела – среди деревьев и кустов, почти невидимо, сновали фигуры. Отчасти лишь благодаря перьям на их головах я заметила бизонов.

— Чтобы бизоны-то, да незаметные? А у тебя как со зрением, кстати? – усмехнулся Бум.

— Эй, когда надо, эти ребята и с землей сольются – пройдешь не увидишь! – Обиделась Дасти. – Посмотрела бы я на тебя, если б отовсюду вдруг померещились эти здоровяки!

— Мисс Дасти права, я разговаривала с дядиным знакомым – он бывал в землях бизонов. Говорил, мол, пока их специально не позвать, или нагло не зайти, не найдешь и одного. – Вступилась за ковпони Сэнди.

— Ладно-ладно, все понятно, невидимые бизоны. Просим дальше! – нетерпеливо постучал по столику Миддэй.

— Да, итак. Мы, сбившись в кучку, пятились. Я обернулась, думая, щас как дам стрекоча – ага, раскатала губу, сзади тоже уже были бизоны, почти не таясь показывались. Мы встали, круп к крупу, и Игл осторожно начал:

«Мы пришли с миром! Мы хотим задать вопросы вождю!»

Это, кажется, мало убедило бизонов, потому как их теперь было ещё больше, и они явно были настроены не на добро. Когда видишь огромный, многотонный, очень сильный стог меха на ножках, зло фыркающий и бодающий землю – последнее чего хочется, это остаться на месте. Без преувеличения – тогда я вспомнила все жуткие байки про них.

Мои спутники выглядели уверенней, и, оттого ли, что уже бывалые, или еще отчего, только перекидывались отрывистыми фразами – я не запомнила, но они обсуждали план отступления, вроде. Их вид и настрой меня на месте удержали, но я все-таки спросила:

— Р-ребят, надо б ноги делать…

«Некуда. Мы в ловушке. Медленно достаём по пирогу и прорываемся направо. Там маленькая прореха есть. Несемся без оглядки. Дабл, постарайся отвлечь и вывести из строя как можно больше» — Игл неспешно опустил ногу в корзинку. Я последовала его примеру, и мы теперь пятились в определенном направлении.

«Остановитесь, пони! Если хотите вернуться домой целыми!» — это прозвучало как раскат грома, я такое не передам, уж простите, но я чуть не подпрыгнула.

«Нам нужно поговорить с вождём!» — настойчиво ответил Игл, вынимая пирог.

Тот бизон – видимо, командир их какой-то, только всхрапнул и помотал головой. – «Нет, остановитесь, пони, мы решим, что с вами делать! Вам не обмануть нас снова!» — Они были настроены серьезно. Так что остался только один вариант.

«Кинь в ближайшего» — быстро прошептал мне Игл, разворачиваясь. – «И улепетывай!» — Он с размаху запустил пирогом в бизона, преграждавшего нам путь. И ведь попал! Бизон от неожиданности дернулся в сторону и врезался в дерево. Сам же Игл бросился так, как будто за ним погналось целое стадо бизонов – и ведь, лягать, так и было!

Я швырнула свой пирог в бизона, заходящего слева, и мне повезло – тот запнулся и затормозил, а я припустила за Иглом. Дабл же чуть отстал, зато начал кидать пироги магией, один за другим, выведя еще пару-тройку врагов, так и когда за нами погнал, по пути доставал пироги и швырял.

Это было довольно страшно, вообще. Бизоны, на своей земле, загоняли нас, напирая отовсюду, как казалось. Мы бежали почти наобум, не разбирая дороги – которой не было – едва перепрыгивая поваленные деревья, камни и кустарники, силясь не упасть в овраги и ямы. А бизоны не отставали – напротив, казалось, вот-вот, и эти громилы нас затопчут, поминай как звали.

И вот тогда пришло время динамита!

— О-о-о Селестия, наконец-то! Вы просто повзрывали их ко всем вендиго, да?! Да?! – Сэнди подскочила со стула, уронив его, и завертелась на месте. А затем, через пару секунд, встала как вкопанная, и сконфуженно пробормотала. – Ой. Нет, я читала…

— Деточка, не пугай так, у меня ж сердце уже… — проворчал Олдер, вздрогнув, и положив копыто на грудь.

— Простите, — потупила взгляд Сэнди.

— Ух, это было резко. Так, на чем там я?..

— Ах да! Динамит! Хм, да, его немного у нас было. Я даже понятия не имела, что у Дабла есть одна палка…

— Шашка, – с видом знатока сказал Бум.

— Шашками же машут? – подняв одну бровь, уточнила Кьюти.

— Ими играют, — кивнув, самодовольно улыбнулся Олдер Пэар.

— Вроде, все же, шашка, да. Я бы все равно не запомнила, так что не важно. Суть в топ, что у него она была – я обернулась, когда он как раз доставал её. Видать, припрятал в корзине.

Но он не стал тут же её поджигать – хотя у меня сердце в копыта ушло, когда я её увидела, и я тут же нашла в себе силы бежать быстрее – а просто бежал дальше. Я догадалась, что он задумал, когда наше трио стало отклоняться всё дальше вправо. Бизоны гнали нас к узкому ущелью, целой гигантской трещине в скале. Игл уже забежал туда, я была следом, и успела расслышать это характерное шипение: — П-ш-ш-ш…

Дабл поджег фитиль и кинул шашку к стене. Благодаря сужению, мы успели немного оторваться от бизонов. Может, даже никто из них не пострадал от взрыва.

— Он ведь был просто мощнейший, да? Вот, всё обвалилось, вообще?! – не могла спокойно сидеть Сэнди.

— Ну почти.

— Взрыв и впрямь немного оглушил меня. Я бы сравнила его с раскатом грома, когда гроза прямо почти над тобой. Только гроза вряд ли может вызвать обвал – камни падали градом, и эхо раскатов оглушало ничуть не хуже, чем эхо взрыва. Проход оказался наглухо завален, пыль, дым столбом, а у Дабла, кажется, даже хвост обожгло. Но я теперь не уверена.

Лишь убедившись, что погони больше нет, мы остановились, чтобы отдышаться. С меня градом катился пот, грива прилипала к морде, вся взмокла. Но такой адреналин!

Запас пирогов уполовинился, но нам еще было, чем отбиваться, в случае чего. Игл, утершись шляпой – у него была очень стильная, черная, хотя и потрепанная, я такую тогда хотела – достал измятую карту. По всему выходило, мы где-то были на западной территории бизонов, и неподалеку полно расселин, пещер, всяких ходов. Они те ещё любители прятать всякие штучки в темных местах.

И намного большие любители ритуалов, гаданий и жертвоприношений духам.

— Они приносили в жертву пони, как говорят слухи? – тихо спросила Кьюти.

— Не. По крайней мере, я вообще такого не увидела. Мы уже спускались к пещерам и лазам бизонов. Сразу у входа стояли тотемы, а внутри было много незажженных факелов и даже масляных ламп, всё по стенам развешано. Стены сами расписаны всякими рисунками, там, я думаю, вся их история запечатлена. Мы позаимствовали один факел, и шли, внимательно всё осматривая – не исключено, что бизоны подготовят ловушки для непрошенных гостей.

Мы шли молча, лишь цокот наших копыт отражался эхом от стен и уходил вглубь пещер. Пещеры, порой, были просторные, как поляны, где-то даже потолка не было – только небо над нами, и было довольно светло.

Я подошла к стене и провела копытом по рисунку – там была изображена, видимо, семья бизонов вокруг костра. Рядом же был их шалаш-вигвам. А под этим, почти у пола, много разных символов.

— Ты знаешь, что это значит? – спросила я Игла.

«Без малейшего понятия. Этим лингвисты занимаются, я думаю» — ответил мне он. Я и не ожидала, что он знает, но спросить надо было.

Так бы и шли мы себе спокойно, если бы Дабл вдруг не кинулся в один невзрачный проход, а вернулся… с седельной сумкой.

«Тут кто-то до нас был. Тут динамит и пара пирогов. Видать, недолюбливают местных»

Такие новости меня знатно разозлили. Ну ё-моё – мы делаем всё, дабы сохранить шаткий мир, а какие-то… плохие пони просто берут, приходят, и!..

«Да, просто так такую комбинацию с собой брать не будут. Если найдем ещё… значит, это дело копыт банды. Вероятно, сильной. Вероятно, Уотера. Думаю, здесь они набирают дорогие штуки бизонов. Или отбирают, скорее. А теперь бизоны взяли, хех, быка за рога, и хотят отомстить. А те, не будь дураками, давно сбежали. Очень недурно» — Игл усмехнулся, закидывая на спину сумку.

— Недурно?! Из-за этих! – экхм, я пропущу часть фраз. – Мы тут, в этих! Пещерах, нас чуть не растоптали! Насмерть, и если нас найдут бизоны, мало не покажется! Всё из-за каких-то! Что эти пони себе позволяют?! Да как так! – я была так раздосадована, что просто хотела найти бандитов и побить как следует. Это было ни в какие рамки.

«Спокойнее, малая. Так дело не решить. Надо уйти сейчас, и вернуться для переговоров, когда бизоны остынут. Мы расскажем об этом…» — он вынул из сумки пирог и две шашки, и спрятал в тот угол. – «И об этом, как доказательство. Надеюсь, они поймут, что это не мы заложили, а так и нашли».

«Да поймут. Кто оставит пирог вот так вот лежать?» — Дабл вздохнул, видимо, думая о незавидной судьбе пирога.

— Хм, а с чем пирог-то был? – вдруг поинтересовалась Кьюти.

— Знаешь, не помню… вот с собой у нас точно был с картошкой, с луком были, кажется, даже с капустой пироги. Ням-ням, в общем.

— Почему фруктовых не было? Или это принципы ковпони – только с овощами? – ухмыльнулся Бум.

— Да наверное традиция какая-то. Никто ж раньше не кидался пирогами с вишней или яблоками, ведь так? Да и зачем, когда есть и такие. Что-то я и у бандитов не видала других пирогов. – Вернула ухмылку Дасти.

— Хватит о пирогах! Что было дальше? – нетерпеливо спросил Миддэй.

— Да-да, ох, уж о еде поговорить нельзя…

— Вдруг я что-то почувствовала. Небольшие вибрации, исходящие от земли, вверх по копытам. Игл тоже почувствовал это:

«Они нас ищут. Ускоримся.»

Пришлось двигать копытами. И все равно мы продолжали плутать по лабиринтам пещер, а дрожь земли всё усиливалась. В конце концов, я слышала эхо рева и топота множества ног. Надо срочно было выбираться оттуда.

Уже скоро мы пустились галопом, не понимая, откуда ждать преследования. Пока Дабл не крикнул, что они прямо позади нас! И… помните, я говорила, что страшно, когда бизон на тебя бежит? Вот когда он бежит, а вы в пещерах, где особо девать некуда, и грохот неимоверный – намного страшнее. На секунду я вспомнила Эквестрию экспресс, и давку там – аж дыхание перехватило. Мы неслись как никогда в жизни, пытаясь спастись, ища выход отсюда, хоть какая свободная территория. А бизоны нагоняли нас.

И вдруг нам повезло – впереди было небольшое сужение, и сразу за ним – обширная… галерея, кажется, такое большое пространство в пещере. Но там еще озерко мелкое было, по копыто. Куча всяких столбов… стол… сталакти-каких-то. В общем, оттуда проще будет убежать, ведь есть много входов и выходов!

Мы бежали один за другим, а стены были так близко, что сумки задевали их. В какой-то момент я расслышала глухой удар, и когда мы уже выпрыгнули к озеру, я обернулась, увидев, что в проходе застрял бизон. Вот так повезло, удача!

— Ха, выкуси, толстяк! Мы сваливаем отсюда!

«Не так быстро, мелкая…» — пробормотал Игл, вздохнув. Я обернулась… и встала как вкопанная. Из каждого прохода – вокруг они пошире уже были – выходили бизоны, один за другим. Они просто окружили нас плотнейшим кольцом. И из самого широкого и даже освещенного прохода вышел самый странный бизон, что я видела: он казался очень старым, чуть ли не весь седой. Его вот эта перьевая шапка, она тянулась вдоль всей спины! И вся шерсть разукрашена какими-то символами. Рога тоже как-то странно разукрашены, и на каждом блестят золотые украшения. В зубах у него была длиннющая трубка, из которой валил дымок. Мы замерли, ожидая, чего будет.

«Глупые пони. Всегда приходят. Всегда творят одно и то же» — пробормотал он таким глухим, низким голосом, что я даже пытаться не буду. Оно еще так эхом здорово отражалось, много раз, ух! – «Мы отведем вас прочь. Мы не рады вам»

«Дайте нам поговорить с вождем! Или вы, шаман, тоже… уполномочены?» — топнув ногой, спросил Игл. Я сглотнула – казалось, понь играет с огнем… бизоны вокруг очень недобро переглядываться начали.

«Я могу принять решение. Но ваши дела говорят о ваших намерениях. Хотя я знаю, отчего вы тут… ваши судьбы пока скрыты от меня. Я не желаю рисковать своим народом. Вы уйдете» — причем, он это говорил так спокойно, как газету читал.

— М-мы хотим разобраться! – я это пискнула так быстро и тихо тогда, что сама не разобрала. Шаман, кажется, попытался напрячь слух, но вскоре бросил затею – я уже зареклась, как мне казалось, тут что-то говорить. Еще и Дабл меня пихнул, мол, не лезь, щас профи справится.

«Мы не желаем зла! Вот, мы сами пришли. Нам надо просто поговорить!» — Игл не собирался сдаваться. Ах, вообще, классный он понь. Немного замкнутый только, на работе женился.

— Ха, запала? – усмехнулся Миддэй. – На таких не стоит западать… они несчастны в своей увлеченности. – И вздохнул о чем-то своем.

— Где это я сказала, что запала?! – вспылила ковпони, покраснев. – Я сказала, что он крутой!

— Спокойно, спокойно! – барпони пару раз стукнула копытом по стойке. – Все в порядке, продолжайте, пожалуйста.

— Простите, да… кхм-кхм.

«Я всё сказал» — шаман фыркнул, и на нас стали идти бизоны. Было обидно, что нас просто не послушают и вышвырнут, так что мы достали пироги из сумок, и приготовились хоть напоследок... не знаю, уйти с честью? С боем? Мы просто устали, я думаю, да и Игл не возражал.

Но меня задело тогда спокойствие шамана, и, видимо, мелочной мести ради, я швырнула пирог в него. Мда, сейчас-то понимаю, какая ж глупость, но тогда это казалось справедливым… фе.

Да и в шамана не попала. То есть, не полностью, так, слегка ноги запачкала. Но он тогда замер, нахмурился, и, указав на меня копытом, проговорил таким зловещим, медленным голосом:

«Злая пони, ведомая благими намерениями. Не стоит забывать, что ими вымощена дорога в тартар!» — и фыркнул. Бизоны остановились в нерешительности, видимо, подумав, что он им что-то новое прикажет, а Игл влепил мне подзатыльник.

«Извинись сейчас же, пока нас не превратили в блинчики» — потребовал он.

— Ага, сена с два! Мы делаем доброе дело, чтоб тебя! Мы им помогаем! – Я тогда сильно обиделась, на него, на бизонов, на бандитов… затопала копытами, зафыркала, ну, представляете. Тогда второй напарник влепил мне второй подзатыльник. А шаман же усмехнулся и покачал головой:

«Глупая пони. Тебя сгубит рвение. Ведите их в селение. Духи требуют меня взять бремя наставника…»

Это нас сильно удивило. Я-то обрадовалась, мол, ага, а вы мне подзатыльники, а я вот! Но никто вокруг рад особо не был. Бизоны шептались, мол, это духи разозлились на пони, другие, что наоборот, они нас оберегают… ну всё такое.

Нас вывели из пещеры и, под охраной – вернее, меховой стеной на ножках со всех сторон – повели к ним домой. Путь был… я вообще не запомнила, мы петляли так, что Дабла укачало и он стал серо-зеленым. Игл тоже был растерян – похоже было, что он тоже сбился с маршрута. А я одна шла, гордо задрав голову, как победительница. Хотя меня, по сути, в плен вели. Но я гордилась – вот, спасла миссию, дойду до вождя, ох-х…

Поселение было на относительно ровном пастбище, окруженном лесом и камнями величиной с дома. Множество палаток-вигвамов, и вовсе не хлипких и маленьких. Почти у каждого – тотем, везде снуют бизоны, говорят о чем-то. Живут.

Нас усадили на бревно возле погашенного костра и приказали ждать. То и дело подходили бизоны, спрашивали что-то у приставленных к нам сторожей. Бегали малые ихние, смеялись, копытами в нас тыкали. Бизоны зачастую просто глядели на нас да фыркали. Мы там были совсем чужие.

Наконец, из большого вигвама с кучей тотемов и висюлек каких-то, довольно красивых, вышел бизон и помахал мне ногой, мол, иди сюда. Игл пихнул меня в спину: «Иди давай, егоза». Думаю, напарники обиделись на меня тогда. А я что, я гордо встала и зашла внутрь вигвама.

Там было… странно, не сказать загадочно. В воздухе витал дымок и странный, но приятный аромат. Кругом маски, круглые висюльки, лучины какие-то. Посреди… всего, сидел шаман. Он опять что-то курил и задумчиво промычал, увидев меня, а потом поманил к себе.

«Я отсюда чую твою ярость, пони. Ты одержима»

— Что, вашими странными духами? – хмыкнула я, оглядываясь. Шаман вздохнул.

«Ты одержима своей мыслью. И скована прошлым. Потому ты так зла. Не отпустив прошлого, не встретить будущего. Ты застряла и мечешься, как бешеная. Надейся, чтобы не пострадали от того невинные». — Шаману, казалось, было до лампочки на мои слова, и присутствие вообще. Он курил, вздыхал, поправлял лучины и шептал что-то под нос.

— Я делаю правильное дело! – не соглашалась я. – Я хочу помочь! Вам, пони, всем! Я спасаю их от бандитов! От преступников!

«Но теряешь себя. Когда жар земли поглотит большинство пергаментов, дитя земли содрогнется от понимания, восседая на сокровищах потерянных лет. Тебе не стоит зря пытаться переиграть духов. Но ты в силах исправить свою судьбу». – Он опять затянулся и замолк.

— И что это значит? Мне не нравятся шарады! – я топнула опять ногой. Да-а, в те времена я была малость… импу… льсивной, вроде как. Что поделать-то? Ветер в башке. Зеленая еще.

«Я не знаю. Духи говорят – я передаю. Можешь идти, пони. Если бы ты пыталась послушать, то поняла бы предупреждение. Твой путь, кажущийся праведным, нанесет тебе самой вред. А если продолжишь – не только тебе. Прощай». – Он отвернулся и замолк совсем. Я хотела опять топнуть, спросить о его словах, но почувствовала неприятный холод на загривке, и легкий ветерок. Заткнувшись, я развернулась и пошла на выход.

Моих напарников он тоже к себе приглашал. С Иглом болтал дольше всех, когда он вышел, сказал, что мы тут еще посидим немного.

Нас затем покормили. Так, супчик какой-то, с приправами бизонов зато, а потом мы видели, как бизоны танцуют, бьют в бубны и поют свои песни вокруг костра. Завораживающее зрелище, голоса у большинства из них низкие, трубные, и ритм они четко отбивают. Шаман выходил, даже не смотрел на нас, но присоединился к… я не знаю, празднеству? Бил в свой, особый, бубен, а затем раскуривал большие, длинные трубки, которые затем принимали самые сильные и большие из бизонов.

За то время, пока мы сидели, приводили пони из наших отрядов. К концу дня собрались все, и последних привел сам вождь. Шаман завел его в палатку, поговорил с ним, а затем туда привели и главного нашего, и Игла, ну и вообще ведущих каждой группы. А потом нас выпроводили за территорию бизонов.

— Как, вот так, и всё?! А как же бандиты?! А как же побег от бизонов, еще одно обрушение и спуск почти по отвесной скале?! – взвыла Сэнди.

— Прости, малая. Но в тот день мы никого не поймали. И больше не убегали. Нас вышвырнули, и мы отправились обратно.

 


 

— Ну и дела. Что же, даже у ковпони не всё и всегда идет гладко?

— Нет, Глэсс. Да и из прошлых рассказов моих понятно, думаю, что приходилось изрядно попотеть… а вот это пророчество меня на некоторое время, потом, уже когда адреналин спал и я была в безопасности, вывело из колеи. Я не верила в эту мумбу-юмбу, но…

Олдер Пэар махнул разом полкружки сидра. – Но вас преследовали духи, да?! Я знал, что этим бизонам нельзя доверять, они нашлют беду!

— Ч-что?! Вовсе нет! По-моему, смысл его предсказания в чрезмерном увлечении охотой на бандитов без тормозов и мозгов! – ковпони возмущенно нахмурилась.

— Да? Я прост уже хуже соображаю, сколько-то выпил, уже? – пони задумчиво разглядывал свою кружку. – Но, скажем прямо – всё это звучит как глупая выдумка, духи, пророчества, ну и глупости! – Пони стукнул своей кружкой по столу, отчего из нее вверх взметнулся маленький столб сидра, но тут же плюхнулся обратно.

— Не глупости, вовсе нет, сэр! Я передаю слово в слово, как со мной всё было! – Дасти обиженно поджала губы, а Пэар в ответ лишь усмехнулся.

— Ну, может, честности ради, слегка приукрашиваете? – сощурился Миддэй. Ковпони махнула копытом – мол, и ты туда же.

— Ну так, что, исполнилось пророчество? Жар, там, и понимание? Или вы также идете по дороге борьбы с организованной преступностью? – Бум склонил голову набок, пристально глядя на Дасти. – А то про вас последний год-другой ни слухом ни духом не было…

— Это я вам расскажу чуть попозже, сперва надо-таки закончить эпопею с бизонами. Да-да, малая, — Сэнди удивленно подняла голову – похоже, сперва она расстроилась из-за резкого прерывания рассказа. – Это был конец лишь первой части. Я поймала бандитов через полгода поисков.

— Н-но как?! Я думала, вас больше не пустят к бизонам!

— Я и не пошла к ним. После того, как нас выпроводили, Игл сообщил шерифу обо мне. Видимо, прикинув, мол, инициатор, молодая, энергия бьёт, что тут думать-то? И спихнули  дело на меня. Засыпали по горло документами, картами и уликами. А я и рада была! Ух как отомстить хотелось. Я принялась за поиски, мне как будто вызов бросили! Дабл еще помощь предлагал, наивный, а я отмахнулась… он куда как разумнее, давно уже шериф в каком-то городишке, по слухам. Вон, вроде, сидит себе, семью завел, в ус не дует. Хитрюга. Хорошо устроился, ну да и понятно, что ему-то, и вообще…

Ковпони опустила взгляд на дно своей кружки и прижала уши к голове, о чем-то крепко задумавшись.

— Эм, мэм, а бандиты? – Кьюти поднесла ковпони еще кружечку.

— А? Какие бандиты? А-а, тьфу, чтоб их, да-да. В общем, теперь мой путь лежал на Хэйсидские болота… за отъявленным негодяем, мерзавцем, нападавшим на мирных пони, разоряющим маленькие поселения. Кэйфулом Брэком.

 


 

Кэйфул Брэк был негодяем всегда. Сперва мелким, хулиганом, мошенником, жуликом. Потом разбойником, вором, грабителем. И в конце концов – бандитом, главой крупной шайки, вторым помощником самого Уотера.

— Ага, значит это он и стоял за грабежом бизонов, да? Ну и фрукт! – возмущенно всплеснула копытами Глэсс.

— Так и есть. Это мне осталось доказать, схватив самого Брэка. Но все доказательства вели к нему. Не спрашивайте, чего это стоило, но полгода не было новых историй отважной, — она вздохнула. – Непобедимой и бесстрашной Дасти Кейк. Но вот, я, подстегиваемая вероятным успехом, даже упросив послать со мной небольшую команду законников, забыв давно про предупреждение Мудрого Рога, направилась в болота и топи, страшные, темные, влажные, гниющие и смердящие, ядовитые и полные полчищ насекомых. В жизни больше туда не совалась, премерзкое местечко, скажу я вам!

Брэк со своими бандитами – они назвали себя «счастливчики», за множество успешных налётов – сделали себе логово в болотах, глубоко и далеко. А как среди них было немало умелых единорогов, да и просто умных пони – они крайне хорошо просчитывали свои операции – у них было что-то вроде вычищенной и безопасной базы среди трясин.

Но дорог туда не вело, и петляла б я до сих пор, если б не моя команда. Среди законников были пегасы, мы шли длинной цепью, прочесывая утопающий лес, ведомые ими. Каждый был идеально снаряжен – начальники не пожалели на поимку одного из опаснейших бандитов выделить снаряжения. При себе у меня было моё излюбленное лассо, целых три коротких, два длинных, немного динамита – уж не знаю, что думали, когда его запихивали – да корзинка пирогов. Пироги у всех с картошкой были, давно остывшие и корзинки мы обмотали тряпками, дабы насекомые не пожрали нас еще по пути. Да и нас самих единороги перед дорогой как смогли, от насекомых оградили магией. Не то чтобы полная защита, но и на том была благодарна.

Мы шли долго… причем там всегда полумрак же, еще и непонятно, сколько, но я успела умотаться в край. Мы давно миновали ветхие развалины какой-то деревушки – поразительно, что кто-то пытался вообще жить в тех местах. Но притрагиваться к домишкам не решились – они выглядели так, что готовы рухнуть вот прямо на нас, да и нездоровое какое-то место вроде бы.

Так еще беда – двое из нашей группы отклонились в топи, в самую чащобу, а потом выбежали оттуда, погоняемые какими-то здоровенными пчелами. Бедняг искусали, пришлось отправить их назад. А нам – быть еще более внимательными.

Но вот, впереди замаячило что-то. Оказалось, бандиты выстроили целый форт, натянув канатных дорог меж деревьями, соорудив в них себе пристанища! Так еще и защищенный от смрада, тумана и насекомых единорожьей магией! Нас не заметили благодаря пегасам, и мы, срочно перегруппировавшись, стали думать, как подступиться к негодяям.

Сверху не вариант – еще легче заметят и собьют. Снизу – лезть долго, скинут. Так что мы отошли, и сами стали забираться на деревья, чтобы, по кронам и ветвям, долезть до бандитов. Хах, видели бы вы картину, как я с еще одной пони запихиваем не худенького законника на веточку, вот это было шоу.

В общем, под покровом листьев, мы, треща ветками как стадо медведей…

— У медведей может быть стадо?

— Не знаю, честно говоря. Так проще, просто.

— Так вот, треск стоял знатный, но, на наше счастье, мы рассредоточились, и шум был повсюду. Бандиты, мне казалось, перепугались, кто-то закричал: «Гидра! Гидра!», ну а мы лезли себе. Нивендиго не видно, деревья там ух какие густые, растительность, да еще и мошки тучами, да перепуганные птицы туда-сюда мечутся. Один наш даже заблудился по пути.

Но вот, наконец, я, как ведущая, спрыгнула на шаткий мостик. Меня даже не сразу заметили, и это дало мне время достать лассо. Первый бандюган полетел в грязь, а там и мои напарники подтянулись. Началась натуральная куча-мала:

Пироги летали отовсюду, успевай пригибаться. Я, ползком, подобралась к небольшому домику на дереве, вышвырнула из окна преступника и начала швырять пироги в пытавшихся залезть обратно, извазюканных, мокрых бандитов. А сзади пегасов наших таки сбили, и они сами рухнули в жижу. Кругом крики, драки, это была сама веселая облава в истории!

А потом начались взрывы! Кто-то, может наш, может нет, достал динамит! И понеслось! Бах-бах-бах! Всё болото заходило ходуном, динамит, счастье наше, проваливался вниз и взрывался под нами, в трясине. Те, кто упал, сломя голову разбегались, мы, наверху, прижимались к деревьям. Всех просто ослепил страх и паника, я кинула сразу две шашки… куда-то, не знаю, и потом просто свернулась калачиком на полу.

Я услышала после очередного взрыва страшный треск, вопли, свист веревок и шорох листвы, такой громкий, будто в ушах у меня. А затем ко мне подполз бандит, и, вопя, вмазал прямо по морде пирогом. Остывшим. Не простив, я, наскоро утершись, осадила болвана вырванной из стены доской. Тот упал, и я его связала.

Когда взрывы утихли, я осмелилась выглянуть. Моё «убежище» превратилось в решето, дырявый пол едва держал мой вес, хотя, казалось бы, уж такую-то стройную даже соломинка удержит.

Послышались смешки, а Сэнди покраснела. Дасти фыркнула:

— Да ладно вам, правду говорю.

— Снаружи болото… ну, оно выглядело странно. Редкие кочки покрылись рытвинами, из деревьев выдраны целые куски, одно дерево, с наполовину сохранившимся домиком, плавало в болоте – его падение я и слышала – и повсюду окрики и возгласы, в основном, спрашивали, кто еще остался цел.

Вообще – никто. Некоторым даже слишком сильно досталось, в больницах лежали. Уж не знаю, как нам повезло, что никто от динамита не погиб, но я списала это на то, что он тонул достаточно быстро и взрывался глубоко.

— Это вряд ли бы уберегло тех, кто рядом был. Скорее, сыграло расстояние и рассредоточенность, а также то, что никто не целился. – Важно заявил Бум.

— Может и так.

Я, пошатываясь – меня мандраж бил, и я была довольно уставшей к тому моменту – медленно направилась к самому большому дому на дереве. Там наверняка должны быть записи, награбленное, все в таком духе. Но вдруг дверь распахнулась, и мне навстречу вывалился сам Кэйфул Брэк.

Он пошатнулся, увидев меня. Со лба у него бежала полоска крови, а сам он был в ярости. Его просто перекосило, когда я преградила ему путь. Остановившись, он полез за своим лассо.

«Тебе живой не уйти от меня! Никому еще не удавалось изловить меня, и ты не станешь исключением!»

— Это мы еще посмотрим, Брэк. Головка не болит для дуэли? Потому что я уже тысячу раз готова! – О, он тоже меня разозлил. Строго говоря, думаю, мы отлично запитали друг друга ненавистью. И оба были не в себе. И оба немного изранены, так что… это было честно, я думаю.

— Честно?! Он в больнице потом месяц лежал, его отделали что мать родная не узнает! – воскликнул вдруг Пэар. – Это ты его так, что ли?!

— Ну-у не полностью я одна… — ковпони покраснела. – Да и на тот момент ко мне уже на помощь спешили, и вообще…

— Да какая разница, это злой бандит, и Дасти уж точно та, кто имела право поймать его. А уж что с ним, как, десятое дело! – заявила Сэнди. Дасти покраснела сильнее и прокашлялась.

— Да-а, спасибо, милая. Что там?.. Ах да, дуэль. В общем, мы стояли на раскачивающемся мостике, и глядели друг другу в глаза, пытаясь подобрать тот самый момент. И вдруг мимо меня пролетел пирог! Какой-то негодяй залез повыше и решил помочь своему главарю! Но пироги полетели и с другой стороны. Законники не дремали, пойдя на выручку мне. Они обстреливали друг друга, пока мы с Брэком уклонялись от пирогов и держали друг друга в поле зрения…

— Вообще, говорят, это самая жестокая облава была в истории. В том плане, что в тюрьму сразу после нее попал только один бандит, а всех остальных лечили сначала. Всё имеет цену, но аж настолько!..  – Вставил слово Бум.

— Но никто ж не помер! – воскликнула Дасти.

— Как знать, может, у кого травмы потом остались…

— Аргх, в общем, неважно. Это… — ковпони почесала голову, а потом вылезла из-за стола. – Обождите пять минуток, мне надо в комнату для кобылок. – И, приняв относительно невозмутимый вид, ушла в уборную.

— Как думаете, сколько правды в ее россказнях? От силы треть наберется? – заговорщически прищурив глаз, спросил Пэар.

— Отчего ж ты о ней так думаешь плохо? Половина, не меньше. – Хмыкнул Бум, отвернувшись.

— Да как вы можете?! Она пережила все это на собственной шкуре, она столько для Эквестрии сделала! Все ее поимки преступников, это всё есть официально! – возмущенно вступилась за ковпони Сэнди.

— Сэнди, никто не спорит, что она успешный законник, и многого добилась. Но послушать все это – серьезно, у всех были динамиты? База в болоте? Нет, вряд ли. Я верю ей, что она справлялась с преступниками, она хороша. Но явно налегла сейчас на сидр. – Кьюти улыбнулась и покачала головой.

— А по-моему, она хорошо рассказывает… да, понятно и так, что много прибавлено. Но сколько раз происходили странности, так почему бы у той, кто кидается в самое пекло, не случалось чего-то такого захватывающего? Знавала я одну пони, тоже усидеть на месте не могла… — произнесла Глэсс за стойкой, но ее перебил Миддэй:

— Чушь, одно дело – достоверно рассказывать, что было, и другое – рассказывать о себе, как о герое, чуть ли не бессмертном аликорне, на раз-два справляющимся с… ну, вот всем таким. Может, она и опытная, но некоторые моменты невооруженным глазом видно – выдумка!

Спор бы продолжался и дальше, если бы дверь не хлопнула и в зал не вернулась Дасти. Она плюхнулась на своё место и облегченно выдохнула.

— Ну, что там, продолжаем тур по болотам?

— Да-да, конечно. Не терпится уже! – Бум поднял свою кружку и кивнул Дасти. Пэар закатил глаза, а Сэнди радостно улыбнулась, ожидая продолжения. Что ж, ковпони не заставила их долго ждать.

— Ну и славно. Итак, настал момент для атаки. Я прыгнула вперед, метнув лассо, но промахнулась! Да-да, представляете, и такое со мной бывало!

«Чего? Ты кому?» — спросил Кэй… подождите, нет, такого не было. Тьфу, вот, стоило прерваться…

Еще разок. Настал момент для атаки. Я прыгнула вперед, ловко встала на бешено качающиеся доски над бурлящей трясиной, и метнула лассо. Но прямо на пути оказался чей-то пирог, он и спас тогда Брэка, и позволил ему контратаковать!

На моё счастье, он был куда менее расторопным и пошатнулся, отчего лассо даже не долетело. Мы уже сближались, когда часть досок посередине полетели вниз. Нас разделяла пропасть, и мы сворачивали лассо для повторной атаки, то и дело стараясь увернуться от летящих предметов. Пироги, я думаю, они истратили, так что теперь просто пытались сбить друг друга чем попало. А получить по спине деревяшкой явно больнее, чем пирогом!

Наконец, я подтянула к себе лассо и накинула на Брэка! Вот только тот взбрыкнул и потащил меня на себя, то есть, к дыре в мостике! Я вцепилась копытами в веревки, держа в зубах лассо, чтоб он не улизнул. Нас уже осыпали мелким мусором, держаться было всё труднее…

И вдруг какой-то бандит додумался перерезать канаты мостика. Кэйфул только и успел крикнуть: «Болван! Не смей!» как мы полетели вниз.

Было мокро, холодно, скользко, противно, гадко… в общем, это болото, чтоб его! Но теперь, когда меня больше не тянули, я вскочила, и ка-а-ак… как добралась до Брэка, и совершенно спокойно обезвредила. Связала его. Он-то, это, уже почти не сопротивлялся. А все тумаки, что получил, так это до меня еще. Я же говорила, он был уже усталым и едва держался на ногах.

— Но был в силах протащить вас по мостику?

— Я уверена, его охватила дикая ярость, которую охладило болото.

— Да ерунда, там бандитов отделали, мама не горюй. Не то чтобы я не против наказания этим плохим пони, но излишняя жестокость всегда плохо. Тем более от законников… это и значило ваше пророчество?

— Неужто вы думаете, что я еще и натаскала свою группу по пути? Нет, сэр! И, тем более, не моё. Я тогда про него не думала. Я выполнила очередное задание и мы, с успехом, возвратились обратно!

 


 

— Суд доказал виновность Брэка, в том числе по поводу бизонов, и нападений на телеги в тех районах, и он до сих пор где-то наверняка копает уголь или кладёт рельсы вместе с частью подельников. Часть, я надеюсь, благоразумно пошли по пути исправления, и может кого-то уже даже досрочно выпустили. Не все они законченные преступники, нет, господа. Просто, оступившись когда-то, сложно вернуться на правильный путь.

— Это да уж. Особенно если это законник, который может себе позволить перегнуть палку! – сердито заявил Пэар.

— Ничего подобного, сэр! Я за всё время такого не видала. Ну, может, были порой перегибы на местах, но они все строго наказывались! – Дасти помотала головой. – И если я когда что кого, то всё было осмысленно!

Кьюти вздохнула. – Что уж теперь думать? То было давно, и я, кстати, теперь вспомнила, что читала что-то подобное. В газете одной, думаю, и в самом деле упоминалось, как часть законников сняли с должностей после того дела. Были какие-то внутренние расследования… а что с вами тогда было, мэм?

— Я опять отправилась в путь… теперь уж одна. Я так и не нашла Уотера, и даже Кэйфул мало помог в этом. Зато набеги на караваны в тех округах прекратились, и бизонов никто не раздражал. Как и они поутихли, и больше пока не вышвыривают всех сразу за забор. Это хорошо, конечно, но главный преступник оставался на свободе. И оставалась лишь одна дорога, которая могла бы привести меня к нему.

— О, о, а я представляю, о ком вы, если по хронологии смотреть! – широко улыбнувшись, подняла переднюю ногу, как на уроке, Сэнди.

— Хе-хе, я и не сомневалась в тебе. Итак, в списке отъявленных негодяев, что на тот момент я не словила, было подчеркнуто еще одно имя – Датч Фьюри. О-о, не помните, кто отвлек Уотера в поезде? Вот-вот. Он был его правым копытом и той еще отъявленной дрянью, но шибко умным и своенравным. Несмотря на долгий разбой вместе, к тому моменту они разделялись, и Датч создавал свою банду. Уотер, кстати, думаю, вы знаете – уже тогда делал планы по завершению карьеры, и фактически перестал беззаконить, по крайней мере, не в тех масштабах. Я всерьез взялась за их поиски буквально года два где-то тому назад. Они стали моей постоянной, последней целью. Промышляли неподалеку от этого города, тогда еще едва начиналось строительство. Я направилась в Додж-Джанкшен.