Тьма

Тьма сгущалась.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Один в темноте

Что будет если дефолтный попаданец попадёт ночью в Everfree forest?

Человеки

Хроники Постапокалипса: Иномирье

Выполнение просьбы Высшего Существа - задача сама по себе не очень простая. Но когда на единорожку Лину накладывается ряд ограничений, то она, само собой, не в восторге. Но что поделать, если очень хочется жить? Разумеется, сделать то, о чём попросили! И даже случайно попавший вместе с ней пегас Стар Хантер, за которым придется присматривать, не помешает волшебнице выполнить поставленную задачу и вернуться назад, в Эквестрию! А там ведь тоже остались незаконченные дела... Но только этим дело не ограничивается. Роза и Лина собирают свою старую команду и направляются навстречу новым приключениям, сквозь пространство и даже время... И кто знает, куда заведет их судьба?

Твайлайт Спаркл ОС - пони Человеки

Night under’ de guard | Ночь под стражей

Ночной страж с "веселым" прошлым, двое придурковатых друзей-фестралов и ночь, проведенная в местном гей-клубе, - казалось, что вообще могло пойти не так?

ОС - пони

Выбор

Главный герой сталкивается с выбором..кого любить и кем быть любимым.

Рэрити Человеки

Белизна Благой Крови

Что будет, если в одной крохотной тесной перевозбуждённой комнатке встретятся подлый абьюзер с большим сердцем, токсичная, но такая честная хулиганка и бесконечно верная друзьям бесхарактерная проститутка?.. Узнайте и вы, пройдя с этими милыми дамами до конца путь, полный боли, слёз и тоски по счастливым временам! Кто знает... Быть может, каждому из нас просто не достаёт немного любви?

Другие пони ОС - пони

Сестринское единство

взаимоотношения Сестер. тысячу лет назад и сейчас

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Без ТЗ и исекай — хз

ГеймерЛуна скучает без новых игр и потому проникает в мир людей, где такового добра – как кое чего за баней. Один из завсегдатаев игры обучает её всем тонкостям новой игрулины и в благодарность Луна исполняет его желание: создаёт для него мир, в котором все его желания сбудутся. Только вот исполняет она их слишком прямолинейно…

Принцесса Луна Человеки

Маленькая команда

Оливер и Лили маленькие поняшки, живут обычной жизнью в замечательной столице Эквестрии. Однажды кобылка покупает специальный комикс, а гадкий мальчишка ворует его. Из -за чего они вместе попадают в мир одной русской сказки, интерпретированной под комикс неким автором Fine Dream.

ОС - пони

The Last-Last Problem

Все мы с трепетом на сердце и слезами на глазах встречали финальные серии такого любимого, можно даже сказать, родного мультсериала. Кому-то они очень понравились, кому-то не очень, но речь сейчас не о том. В адрес создателей моментально посыпалось куча вопросов, на тему «Что за… прелесть мы только что увидели?» и «Как это развидеть?». И откровенно говоря, ответов мы так и не получили. Но, как говорили древние эквестрийцы: «Мнение создателей – это хорошо, но мнение самих персонажей – куда лучше». Вот его-то я Вам и предлагаю прочесть…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Дерпи Хувз Другие пони

Автор рисунка: Stinkehund

Луна над хутором

Луна над хутором

Знаете, что раздражает больше, чем сбой телепорта? Самого «заурядного» телепорта на луну с проверкой ко дню Очага по «улучшенному» методу Твайлайт? Этот хвостатый улучшайзер таки допрыгался, вернусь — покусаю! Сдвиг хроночастот к краю диапазона потока, дескать, уменьшит расход понергии… а я говорила, что он может совпасть с другим потоком за счёт спонтанного перехлёста! «Та вы шо, та ни в жисть, принцесса», ага. Тьфу… Да, как ни странно, бывает и хуже, чем твайкин портал не на ту луну.

Это когда вам нахлобучивают, не успели вы из него вывалиться, мешок на голову — причём из-под лука, что весьма легко определяется по запаху! — и тащат куда-то в этом мешке кувырком по воздушным ухабам! А потом, когда вы из этого мешка наконец, под собственный громовой чих вытряхиваетесь, вокруг начинают орать…

— Ты кого приволок, ирод?! Где Луна? Почему вместо неё какая-то синяя кобыла?

— Да откуда ж я знаю, Солоха! Что было, то и притащил… а кобылка-то ничё так, рогатенькая…

— Ничё так?! Ах ты ж, нечистая сила, ты уже и с кобылами путаешься? Да я ж тебя…

— Но-но, Солоха, я попрошу! Ничего у меня с ней не было, да и когда б я успел?

— А, так ты просто не успел, так? Ну, я ж тебе сейчас успею!..

— Солоха, погоди, Солоха! Да что ж я такого сказал?.. Брось ухват! Не надо! Я чёрт, в конце концов, али кто? Я не… От скажена баба! А-а-а, только не по рогам! Мой хвост!!!

— Я те не только хвост, я те башку щас отверну, изменщик! Куда в окно, сволочь рогатая?! А ну стой, скотоложец поганый!

Треск, грохот, звон бьющегося стекла. А самое обидное, что когда я проморгалась от луковых слёз и прочихалась от проклятой шелухи, в доме уже было пусто. Вполне себе чистенькая сельская хатка, стол, лавки, вышитые полотенца, какие-то мешки в углу свалены, разбитое окно, из которого тянет зимой… О, кстати. Выглянув, я наблюдала чудную картину — дородная тётя человечьего роду-племени таскала по снежным кучугурам за хвост некое… субтильно-лохмучее существо с рогами, охаживая оное ухватом и выдавая совершенно непереводимые магией местные идиоматические выражения.

Магической силой от них обоих несло неслабо, так что я предпочла не вмешиваться. Мало ли какие отношения у местных ведьм с низшей нечистью, это вам не Эквестрия… и да, пора определиться, куда меня занёс этот кудлатый тип и как отсюда исчезнуть понезаметнее. Лихо матерящаяся Солоха меж тем метко приложила вопящего мохнатика промеж рогов, тот свёл глаза в кучку и рухнул, после чего был опять же за хвост утащен куда-то в сарай, пробороздив пятачком снег. Н-ну, надеюсь, его там хоть не кастрируют… Такого он всё-таки не заслужил… наверно.

Я перенесла внимание на небо. Межмирового смещения не было, только портал, летели мы недолго, значит… Ой, мать моя Лорен! Это у меня глюки, или мешки начали шептаться?! Что тут вообще происходит, вечеринка «собери их всех, незнамо кого»?.. И что за хтонь там может быть, судя по мне? Да, я самокритична. И что?

В дверь с грохотом кто-то начал ломиться, выкликая Солоху. Не раздумывая, ныряю обратно в мешок, зажав нос магией. Они ж тут явно все ненормальные, лучше спрятаться. Авось пронесёт, тем более странных мешков тут куча. Одним больше, одним меньше… Наспех завязываю «ощупкой» бечевку над головой, благо мешок не новый и проверченной взамен для подглядывания дырочкой никого не удивить. Псих за дверью принялся с размаху долбить в неё ногами и таки вынес, судя по треску и топоту, пока я изготовляла «прибор для наблюдения». И кто тут у нас?

— Солоха, ты где? — озвучив сей вопрос, ворвавшийся молодой человечий жеребец в тулупе, стриженый под горшок, забегал по хате. — Да чтоб вас всех, как надо, никого не отыщешь на месте! Ни дьяка…

Один из мешков хрюкнул.

— Ни старосту…

Хрюкнул другой мешок.

— Ни этого старого пропойцу…

Третий мешок негодующе закряхтел.

— Даже Солоху, чтоб её чёрт уволок!

Ну, кто кого уволок, это вопрос, да…

— Зато барахло с колядок гребут мешками, ажно в угол не влазит, тьху!

Мешок рядом смачно пнули, он сдавленно крякнул. Спасибо, что не мой, а то полетела бы в сарай вся моя коньспирация.

— Как ковать да таскать — так Вакула, спасай, а как помочь… Ну, с паршивой овцы хоть шерсти клок.

Пол ушёл из-под крупа. Эй, куда?! А ну положь принцессу где взял, ты, паразит! Караул, похищают… опять. Да что за ночь-то такая? Пч-чхи! Клёпаная цыбуля… А, будь ты неладен!
Закинув моё вместилище за спину, и хорошенько об эту самую спину меня приложив, Вакула потопал на выход, гневно бормоча под нос.

Сидя в мешке и болтаясь за плечами кузнеца — а кто ещё мог бы «ковать»? — я старательно обдумывала варианты. Проще всего было бы оглоушить Вакулу чарами и сделать ноги, но с другой стороны, если быстро определиться с координатами не выйдет, мне нужен хоть какой-то коньтакт среди местных жителей. Почему бы не он? На злодея, слава эмпатии, он не похож, хотя рассержен и обижен… а может, я смогу ему помочь? Знать бы, чем… так, а кто такая Оксана, и что такое черевички? И причём тут царица?

Бурчание добра молодца было не особо информативным, но я продолжала вслушиваться. Это что, девица ему замуж обещала за царские опорки?! Во даёт… Да на кой ему такое пустоголовое «щастя»? Правду говорят, от любви таки дуреют. Кузнец заткнулся, куда-то постучался, заскрипела дверь… ой! Меня плюхнули на пол.

— Поздорову тебе, Пацюк.

Хлюп-хлюп-хлюп… и смачное чавканье.

— Помощь твоя мне нужна.

Хлюп-хлюп-хлюп… и смачное чавканье.

— Ты, говорят, характерник знатный…

Хлюп-хлюп-хлюп… и смачное чавканье. Да что там творится? С кем он говорит? У меня от ощущения мощной чужой магии и любокопытства аж грива дыбом встала. И что там так аппетитно трескает этот неведомый Пацюк? Я, между прочим, тоже не ужинавши из-за внезапных приключений!

— С нечистой силой знаешься, а мне так приперло — один только чёрт и может помочь.

Хлюп-хлюп-хлюп… чавк-чавк-чавк-чавк. Вы издеваетесь?! У меня в ответ забурчало в животе.

— Скажи же, где мне его сыскать?

Хлюп-хлюп-хлюп… и вдруг, я аж вздрогнула, утробный смех и насмешливый хриплый бас:

— Тому не надо чёрта искать, у кого колдунья за спиной, хе-хе-хе…

— Чаво?! — мой кузнец аж завис.

— Тово! — распутываюсь и высовываюсь из мешка. Хватит, надоело, и в носу свербит дико, и жрать хочу… — Я колдунья, чего надо?

— Ититская сила! — бедный Вакула сел мимо лавки, выпучив на меня глаза и осеняя себя каким-то священным знаком вроде креста стихий под довольный гогот Пацюка. — Т-ты… ты хто?!

— Понь в пальто… то бишь в мешке, не видишь, что ли?

Кузнец выпал в астрал.

Пацюк лукаво прищурился на мой жадно шевелящийся нос, потом на миску с… это что вообще такое? Маленькие пирожки? Один «пирожок» из варёного теста лихо выпрыгнул под его взглядом из глубокой макитры, плюхнулся в миску со сметаной… Хлюп-хлюп-хлюп… и сиганул прямо мне в рот. Вот это обслуживание… и контроль магии великолепный. О, творожок… я благодарно кивнула, жуя угощение.
Пацюк, хмыкнув, магией подвинул миску ко мне.
Хлюп-хлюп-хлюп… чавк-чавк-чавк-чавк.

Вакула с отвисшей челюстью только глазами водил за летающими туда-сюда варениками. А, вот как они называются… Два последних мы с Пацюком, не сговариваясь, влепили ему в разинутый рот, жаль, он не оценил.

— Вы что, издеваетесь? — отплевавшись, возопил искатель королевской обувки.

Пацюк загоготал, я фыркнула.

— Зря, вареники очень вкусные. Спасибо вам за угощение, уважаемый Пацюк.

— Та нема за шо, уважаемая синяя конячка. Звать-величать-то вас как? А то энтот лоботряс счас в бега кинется.

— Меня зовут Луна. Рада познакомиться.

Мы с Пацюком церемонно раскланялись.
Кузнец икнул и нервно покосился на дверь. Та красноречиво хлопнула и брякнула засовом. Первое от приподнятой брови Пацюка, второе — от моей.

— Спелись… — пробормотал Вакула, сглотнул и махнул рукой. — А и ладно, мне хоть чёрт, хоть рогатая кобыла, лишь бы помогли достать царские черевички.

— Ладно, раз твою зазнобу так на них повело, достанем, — я пожала крыльями. Вакула, похоже, только теперь их заметил и опять вытаращил на меня глаза. — Где ваша царица проживать изволят? Кто показать может? Хоть на карте?

Пацюк пакостно хекнул.

— В Санкт-Петербурхе столица нонеча. А карта… Та ихде тую карту здесь найдёшь? Вот кого этот обормот искал, тот дорогу и покажет. А как закончите — заходите, вареников хватит. Ишь ты, чёрта ему… может, ещё и в ступе да ленточкой перевязать? Хо-хо-хо!

Я заржала, вообразив такую картину, и под смешок Пацюка полезла обратно в мешок, пройдясь по нему чарами очистки.

— Ну, что застыл? — Пацюк прищурил глаз на ошарашенного действом Вакулу, того аж подкинуло. — Встал, взял и понёс!

— З-зачем? К-куда? — выдавил бедолага.

— Назад к Солохе, куды ж ещё. А зачем — Луна скажет. БЕГОМ! — под громовой хохот Пацюка Вакулу с моим мешком спиной вперёд вынесло за распахнувшуюся дверь. Силён дед…

— Фу-у-у… — слегка опамятовавшийся на холоде Вакула потряс головой. — Чуешь… Луна, да? Ты там?

Он осторожно тряхнул мешок.

— А куда я денусь? — я поёрзала, устраиваясь поудобнее.

— А ты правда поможешь мне добыть черевички?

— Правда. Слово принцессы тебя устроит?

— Ты — принцесса?! Ого… бывают конячьи принцессы?

— Я вообще-то пони. Ещё точнее — я аликорн. Пони, владеющая сильными чарами. И я очень издалека, а сюда меня принёс… один приятель твоей знакомой Солохи. Вот помогу тебе, и буду думать, как обратно домой попасть. Может, тогда уже ты мне помочь сможешь.

— Та я б с радостью, ежели черевички добудем… только я в колдовстве ни тпру, ни ну. Это к тётке Солохе, она толк знает.

— Не боись, с чарами я сама разберусь, а вот пожить здесь, может статься, мне надо будет несколько дней. Сам понимаешь, синие говорящие конячки здесь не водятся.

— А, так вот зачем мешок, — смекнул кузнец, подкинул меня повыше на закорки и потопал вперёд. — Ох и заморочили ж вы мне голову, аж не допёр. Ладно, коли надо — я тебя спрячу. А как черевички добывать будем?

— Того самого приятеля Солохи запряжём. Он мне дорогу укажет, я ж тут не местная. Где у вас что, не знаю. Вот путеводной грифонской звездой кочевой и поработает.

— А ну как не захочет? — озаботился Вакула, хрустя утаптываемым снегом.

— Захочет, — я предвкушающе улыбнулась. — Иначе я ОЧЕНЬ сильно огорчусь, а огорчать меня — дело крайне неблагодарное, уж поверь.

— Ясно… Слухай, а у вас там все лошади… то бишь, эти, пони, синие? А то я уж подумал, белая горячка догнала, хоть и опрокинул всего чарку сегодня.

— И вот почему все меня принимают за похмельный глюк, а? Нет, Вакула, у нас там все разноцветные. Пони бывают разные, синие, жёлтые, красные.

— Вот так диво… — Вакула цокнул языком. — Весело у вас там, я погляжу.

— И не говори. Дивный народ… Ладно, мы где?

— Ко двору Солохи аккурат подходим.

— Тогда неси меня прямо в сарай. Солоха нашего клиента туда сволокла, помнится. Сразу и обсудим.

— Ладно, помоляся… С богом, — Вакула отворил калитку и двинул к сараю.

— Куда ж без меня, — проворчала я, пытаясь вытащить подвернувшийся под ногу хвост. Скрипнули петли. — Эй, Вакула, только ставь мешок осторожней, круп у меня не казённый!

— Ага, понял. А только нет тут никого. Во, сама погляди. — Мой мешок аккуратно приземлился и я высунулась наружу. Вот честно, я скоро стану мастером маграме — каждый раз магией этот ляганый шнурок завязывать-распутывать, блин понячий!
Так, что тут у нас…

— Как это нет? Вот, смотри. — Очередной мешок в углу поднялся, развязался и вытряхнулся.

— Свят-свят… — мой кузнец попятился, опять крестясь. — Чёрт! Настоящий!.. Ну… Ай да Солоха… от же бисова баба, а? Чёрта — и того повязала.

— Он самый. — Я ласково заглянула в испуганно заморгавшие глазки обладателя пятачка, сейчас смахивающего на мохнатую колбасу.

Повязали его и впрямь на совесть, только моргать и горазд, да тряпку жевать, в рот запиханную. Магией выдрала из посеченной колоды здоровенный ржавый и зазубренный тесак. Два сверхзвуковых колдовских шарика с зуболомным визгом прошлись пару раз туда-сюда по лезвию, доведя его до бритвенной остроты, и хищно блеснувший полированный металл отразил лунный блик из небольшого окошка прямо в вылезающие на лоб глаза нечистика. Моя нежная улыбка его добила — мохнатая гусеница с мычанием попыталась улепетнуть ползком.

— Нет-нет, не так быстро, — я вернула уползага на место испытанным методом приснопамятной Солохи — за хвост. — Ну что, недруг мой нелюбезный, покалякаем о делах наших скорбных…

Сверкнувший тесак с жутким хрустом врубился в колоду в миллиметре от натянутого хвоста. Трясущийся нечистик закатил зёнки и сполз в обморок, Вакула крякнул и сбил на затылок шапку.

— Эк ты его… Сурово.

— Ничего, оклемается, — я принесла чарами пригоршню снега и плюхнула чёрту на физиономию. О, процесс пошёл, ишь как задрыгался, болезный.

— А теперь я буду говорить, а ты будешь слушать. Итак, первое — за похищение моей королевской персоны я могу прихватить тебя к себе домой, и там с тобой будут разбираться мои гвардейцы в застенках. А фантазия у них… — я закатила глаза, — уж поверь, богатая. Недовольным никто не уходил… и даже не уползал. Правда, никто не говорит, что туда ты попадёшь в целом виде… и попадёшь ли вообще.
Я посмотрела на наполовину вбитый в треснувшую колоду тесак. Нечистик посмотрел туда же и начал медленно седеть. Хм… ну, будет в рядах йети пополнение.

— Второе. Может быть, я дам тебе шанс искупить вину… но для этого тебе придётся сильно постараться меня не расстраивать. Доступно?

Собеседник судорожно закивал и заизвивался в путах, изображая всеми способами готовность к диалогу.

— Прекрасно, начнём. Итак, зачем ты меня похитил?
Я выдернула кляп.

— А я что, я ничего, я только сыр хотел, Камноедов, сволочуга, в ихней НИИЧАВО с тем дурным вурдалаком содержанье на виварий урезал, грит, они ж нежить, на кой им разносолы, ну хто ж знал то?.. Я думал, Луна тутошняя, она из сыра, а она — роголошадь, не виноватый я, гражданка начальница, оно само пришло, и в мешок, то ись… ну, это, она… вы, то ись… ой, я не то… не надо, я больше не буду!

— Тпр-ру, — я заткнула новоявленный Фонтан Слёз и Соплей тряпкой и потёрла лоб. — Так, суду всё ясно.

Что самое интересное — он не врал. Нет, поганцем наш новый знакомец быть не перестал, но в данном случае сказал правду. Что ж, тем лучше, меньше мороки. И теперь я точно знаю, где нахожусь. Но привязку по звёздам сделаю, на всякий случай.

— Тогда вот что. Ты показываешь нам дорогу до здешнего Санкт-Петербурга, а я не буду тебя отдавать своим гвардейцам. После этого я верну тебя в Институт и поговорю с их руководством. И выдам целую головку сыра. Но. Если вздумаешь чудить…

Тонкая нить из гривы, зримая лишь текучими искрами лунного света, взвилась и ударила хлыстом. Тесак развалился вместе с колодой. Вакула с чёртом разом сглотнули и перекрестились, один рукой, второй — хвостом, чёрт тут же взвыл, задымившись и запрыгав. Нет, они тут таки ненормальные… Пришлось посыпать его снегом. Но к консенсусу, кем бы эта неведома зверушка ни была, как говорит Тия, мы пришли. И вот — чудное зрелище в ночных небесах. Впереди летит Вакула верхом на чертяке, то и дело подгоняя его шенкелями, тот пыхтит, но подгоняется.

Уздечку и седло мы одолжили у Солохи в сарае. Дискорд знает, на ком она там ездила, кроме здоровенного хряка подходящей живности во дворе не было… хотя подозрительно, что подгонять сбрую почти не пришлось. Я вздрогнула и быстренько отключила воображение. Ладно, это их проблемы. Помимо того, на шее у нечистика мой волос в роли ошейника, и поводок тянется ко мне. А я замыкаю этот цирк абсурда и старательно делаю вид, что не с ними. Несмотря на чары невидимости. Не приведи Лорен, кто увидит — хана моей репутации… или наоборот?

Пока я развлекалась такими мыслями и заодно проводила, как сказал бы один прохвост, гастрономические наблюдения по Рыбам, уточняя нужные для возвращения координаты, наша воздушная кавалькада, нещадно жульничая на два колдунства с пространством, наконец понеслась над нужным местом, судя по россыпи огней внизу. Город, и довольно большой. Вакула склонился к своему «транспорту», обернулся и замахал рукой — понятно, приехали. Идём на посадку.

Сидим, смотрим. Река, за рекой дворец сияет огнями, карнавал, вон, фейерверки забабахали… да, это мы вовремя успели. Только словить в лоб шальную петарду и не хватало, да. Ну и где нам искать царицу-матушку, дабы слёзно просить черевички в этом бедламе? Не говоря о том, что с моей внешностью и здешними суевериями… в общем, несмотря на маскарад, они тут пить бросят надолго и устроят охоту на демонов. Синих и рогатых. Оно мне надо? Личина в толкотне не спасёт, а превращаться по-настоящему — много мороки, а нам ещё обратно добираться, магия ой как понадобится.

— Слышь, Вакула… — я задумчиво кинула в реку камушек, и тот запрыгал по льду. — А тебе точно надо именно чтоб царица черевички подарила? Или просто чтоб это была её обувка?

— Ну… — кузнец замялся и задумчиво почесал загри… то есть затылок, поправил шапку. — Лучше б первое, конечно… но сойдёт и второе, думаю. Оксана хотела именно царицыны черевички, за подарок разговору не было. Только как добыть-то их?

— Это уже моя забота, — я встала и потянулась. — Стереги это чудо, а то как бы в бега не пустилось. За сыром. А я, пожалуй, тряхну стариной…

Передав чёртов поводок кузнецу, я пошла вперёд, свернула за дерево… и не вышла из-за него. Зато вышла из-за шкафа в пустой комнате… а, не, вон лакей торчит. В окно пялится, лентяй. Ну что ж, приступим. Усыпление, контакт, заход в сон… Удачно получилось. Никто не знает больше, чем слуги. Так что следующий выход был в гардеробной. Которая, между прочим, была с небольшой танцзал! Тия моя, у неё ж только две ноги, на кой ей столько обуви?! Тут хватит на пару женских дивизий, не то что на оксанкины прибабахи. Причём пожизненно и внучкам останется… Пока я в растерянности озиралась, дверь тихо отворилась и появилась служанка с очередными опорками в руках. Застыла, начала открывать рот… Но я её опередила и повела крылом.

— Это не те дро… тьфу, не та комната, которую ты ищешь! И ты никого здесь не видела.

— Это не те дро… тьфу, не та комната, которую я ищу. И я никого здесь не видела, — согласилась девица, развернулась и деревянной походкой вышла.

Уф, чуть не спалилась… Я схватила какие-то красненькие сафьяновые сапожки и дала дёру в тень. Вот что значит отсутствие практики. А что сапожки явно не девичьего размеру… м-да, царица-матушка уже дама в годах, видать, корпулентная… так на то магия есть. И вообще, полёты с магией отнимают много сил, я опять голодная, а меня Пацюк ждёт. С варениками. Так, подобрать слюни и аллюр три креста.

— Так вот они какие, царские черевички, — Вакула, рассыпавшись в благодарностях и отвесив мне поясной поклон — едва отбрыкалась, спасибо хоть до лобзаний с обнимашками не дошло — восхищенно помял голенище. — Ишь оно как… Мастерская работа, мягкие, золотом изукрашены… Великоваты только будут на Оксанку-то, вот незадача, о том я не подумал.

— Не беда, я подгоню по ноге, — мне хотелось побыстрее вернуться сперва к вареникам и интересному собеседнику-характернику, а там и в Эквестрию. Проще самой, чем искать ещё и сапожника, ей-ей.

— Век тебе благодарен буду, — опять завёлся ломать шапку кузнец.

— Эй, мы это уже проходили, — я попятилась. — Давай лучше на хутор возвращаться.

— Опять на моём горбу?! — застонал чёрт, но под моим взглядом тут же скис. — Молчу, молчу…

— Вот и молчи. А домой я вас доставлю — где хутор, я знаю. Встаньте рядом. Готовы?

— Нет!

— Ох, ё… — Вакула покачнулся, но устоял, ошалело оглянулся. — Это что, мы уже там? Вот это да… Как так-то?

— Ма-а-агия… — я неопределённо махнула крылом. — Ладно, ты — иди в сарай к Солохе и сиди там. А мы с Вакулой сходим к его невесте с подарочком.

«И если она ещё будет капризничать, я ей эти черевички засуну… хм».

Вот так эта история, собственно, и закончилась. Пока Вакула молол языком, отвлекая внимание Оксаны, я под невидимостью подтянула размерчик злосчастной обувки под торчавшие в сенях валенки и втихую слиняла — им стало явно не до меня, как, впрочем, и до всего остального. Собралась было к Пацюку, но сперва пришлось спасать нашего ездового чертяку — невезучий нечистик снова нарвался на Солоху, и та едва не уконтрила его сковородкой. Страшное оружие пацифизма, хоть и не золотое, да. В итоге пришлось латать и конвоировать недоотпацифизженного чёрта к лифту и на нижние этажи Института, а потом ругаться с Камноедовым. Тот был незыблем, как скала, но моя коса и не такие камни крушила, да и Янус Полуэктович с Кивриным подтянулись, так что «разносолы» мы протолкнули, благо у них там как раз очень удачно Выбегалло куда-то запропастился, и выделенные на его «прожжекты» средства вместо очередных кадавров в кои-то веки пошли на стоящее дело.

Осчастливив водворённую в виварий нечисть целой головкой сыра, я было призадумалась, что это всё мне напоминает… но вареники манили и толкали на поступки. Так что в Эквестрию я телепортировалась лишь под утро, с полным пузом, богатым багажом гастрономического и профессионального общения с характерником, и даже почти без желания придушить одну любительницу магоэкспериментов. Доползла до кроватки, скидывая регалии, блаженно рухнула на неё… и взвыла в подушку. Ибо за окном взошло солнце.

— Проснись и пой, Луна! — омерзительно бодрая Селестия вплыла в дверь, постучавшись. — Нам скоро на встречу с грифонским послом, завтрак готов. И тортик! Клубничный, м-м-м…

Знаете, бывают вещи ещё хуже сбоящих порталов Твайлайт и луковых мешков на голову. Честно.