Дипломатический иммунитет

Принцесса Твайлайт Спаркл недавно вернулась из дипломатической миссии в Грифонстоун. Прежде она много раз бывала за пределами Эквестрии, однако это был её первый государственный визит в качестве принцессы. Дабы отпраздновать её успех, принцесса Селестия устраивает чаепитие, во время которого остальные монархи Эквестрии делятся историями о своих дипломатических оплошностях: столкновении Кейденс с аравийскими законами о нравственности, едва не состоявшемся обезглавливании Луны и мучениях Селестии с лаймами.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Саботажники

Лира убеждена, что Берри Панч и Руби Пинч — суперзлодеи под прикрытием, и единорожка сделает всё возможное, чтобы раскрыть правду, пока не стало слишком поздно.

Лира Бон-Бон Другие пони Бэрри Пунш

Правила хуфбола

Оле-оле! Две сестры из Понивилля, Берри Панч и Пина Коллада, очень любят хуфбол. Этот рассказ поведает Вам о дне из жизни двух кобылок, в котором этот вид спорта занимает далеко не последнее место.

Другие пони Бэрри Пунш

Подождите, я?

Эпплджек сомневается по поводу новой миссии дружбы. Ведь ей предстоит пройти через таинственный портал, который изменит форму её тела и выбросит в загадочный мир, о котором она слышала только от Твайлайт. Конечно, не помогает и то, что пони не знает, для чего её посылает туда карта? И поскольку кьютимарка мерцает только у ЭйДжей, ей придётся идти одной. Страшно ли ей? Да как кто-то смеет о таком подумать!

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек

Первый фанфик.

Рассказ одного брони. Совпадение имён всего лишь совпадение.

Дерпи Хувз Человеки

Обратный виток

Когда последствия вполне себе рядовых событий могут оказаться до абсурда неприятными...

Другие пони ОС - пони

Опасное дело - шагнуть за порог

В результате несчастного случая Твайлайт Спаркл серьезно заболевает, и в поисках лекарства для нее Эпплджек, Рэйнбоу Дэш и Рэрити должны отправиться в опасное путешествие. Какие приключения ждут их за пределами Эквестрии?

Рэйнбоу Дэш Рэрити Эплджек ОС - пони

Собрание сочинений Мод Пай

Мод написала тысячи стихов. Вот некоторые из них. Все они о камнях.

Другие пони Мод Пай

Затмение

То,как все было от лица Принцессы Ночи...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Дело о Великой Дыне

В Великом Поньгенче, столице Великого Хорезма наступает Великий Праздник, гвоздём которого должно быть угощение Великой Дыней первых пони Великого Царства

Рэйнбоу Дэш Рэрити ОС - пони

Автор рисунка: Noben

Fallout Equestria: Синяя молния

Глава 3. Странная повесть синего пришельца

– Что ты здесь делаешь? Ты шпион?

Fallout: Equestria, гл. 22

– Что-что, говоришь, ты тут ищешь? – пророкотал голос мэра Республики.

Соник тихо вздохнул. Он так и думал, что с первого раза его сбивчивое объяснение мало кто воспримет всерьёз.

Вокруг было не протолкнуться от пони. Как такового зала для собраний в городке не было, поэтому за неимением лучшего все, кто мог, набились в бар к Мёрки Грею. Однако поглядеть на пришельца собралось чуть ли не всё население Республики, так что улицу снаружи также наполняла толпа зевак. В конце концов, нечасто в их довольно однообразной жизни случались подобные неожиданности.

Окружённый толпой кобыл и жеребцов, Соник сидел на табурете у барной стойки, болтая ногами. Рядом с ним, как ответственная за его появление в посёлке, стояла Космик. Ну а напротив них возвышался Сильвер Стар – мощного вида немолодой белый единорог с выцветшей серой гривой в ковпоньской шляпе с вырезом для рога. Поговаривали, что шляпа была сделана из кожи ликвидированных им когда-то рейдеров. Космик так и хотелось съёжиться под острым взглядом мэра – а вот ежа, казалось, вообще не волновало, что сейчас в прямом смысле решается его судьба.

– Я уже говорил. В том мире, откуда я пришёл… впрочем, он мне не родной, но это не важно… сейчас беда. Один злобный учёный – доктор Роботник по прозвищу Эггман – уже долгое время хочет установить свою единоличную власть над всей планетой. Прошлые его попытки мы отбили, но на этот раз он попробовал кое-что новое.

Эггман обнаружил базу со старым секретным проектом «Тень» – суть его в том, что учёные того мира когда-то пленили такого же ежа, как я, только чёрного, по имени Шедоу. Кажется, они пытались его изучать, но однажды им надоело, и они просто его заморозили. Эггман же выпустил Шедоу и заставил служить себе. По его приказу Шедоу выкрал у меня и моих друзей Изумруды Хаоса – могущественные артефакты, которые способны соединяться в Мастер-Изумруд, дающий абсолютную власть над мирозданием… И пропал. Тем временем Эггман создал новую армию роботов и вот-вот должен приступить к захвату Земли…

– Земля… так называется твой мир? – спросил мэр. – Нелепое имя для планеты, не находишь?

– Мне как-то фиолетово, – пожал плечами ёж. – Ну так вот… Так как Изумрудов у меня с друзьями больше не было, мы решили поискать другие артефакты, силу которых могли бы использовать против Эггмана. Если понадобится, то и в иных измерениях.

Мой друг Тейлз изобрёл детектор, позволяющий обнаружить такие артефакты. И в поисках самых мощных прибор указал на ваш мир, – Соник поднял взгляд на Космик и Сильвер Стара, – мир пони.

– Погоди… – прервала его синяя земнопони. – Как вы узнали про пони до того, как ты сюда переместился и нашёл нас?

– Вы всё равно не поверите, – с усмешкой покачал головой пришелец.

Сильвер Стар нахмурился. По шкурке Космик пробежал холодок. Мэр мог быть очень убедительным, когда ему что-то требовалось. Например, ответы на вопросы.

Соник, судя по всему, решил-таки не нарываться на тяжёлое копыто единорога – или, тем более, телекинетическую хватку – и поспешил продолжить:

– Фишка в том, что Тейлз смог создать нейросеть, которая перебирала в Интернете всякую информацию и каким-то образом (честно, я в ауте, как это всё работает) воссозда… пробовала воссоздать ту реальность, куда следовало отправиться. – Ёж тяжело вздохнул и понурился. – Вот только она нарисовала мир, полный дружбы и магии, где пони наслаждаются жизнью под властью принцессы-аликорна, а порядок охраняют шестеро обладателей тех самых артефактов – Элементов Гармонии. – Соник прикрыл глаза и вновь помотал головой. – Ничего похожего на то, где я очутился.

От слуха Космик не укрылась оговорка пришельца. Что-то он явно знал – что-то такое, что всеми силами старался от них утаить. Хотя… может, действительно просто оговорился.

Сильвер Стар коротко ржанул.

– Сдаётся мне, парниш, всё верно твоя эта сетка додумала. Правда, со временем чутка накосячила. Годов этак на двести.

Соник вскинул голову и ошеломлённо уставился на мэра.

– Но как?.. – упавшим голосом пробормотал пришелец. – Не могло же и в самом деле пройти столько времени!.. Как такое возможно?..

– Возможно, как видишь, – ответил единорог. – Твоему другу, наверно, виднее, как оно там всё может быть. Ты мне лучше вот что скажи: а сам-то ты как сюда забрался?

– С помощью этого.

Ёж развязал мешочек, который таскал с собой, и достал оттуда… кольцо. С виду это была обычная побрякушка, за которую у не слишком жадного торговца можно было выручить пару десятков крышек. Но Космик уже была знакома с истиной: не всё – то, чем кажется на первый взгляд.

Земнопони заметила странное выражение на морде Метал Доуна, стоящего в толпе чуть с краю, при виде кольца. Жеребец как будто о чём-то напряжённо думал, гипнотизируя глазами круглый ободок из металла.

Свою же мысль Космик развить не успела.

– Процесс демонстрировать не буду, они одноразовые, – пояснил Соник, убирая кольцо. – Но в общем так: я представляю себе в деталях то место, куда хочу попасть, и подкидываю кольцо. Оно расширяется до во-о-от такого размера… – он развёл передние конечности в стороны, – нет, даже больше… и всё – портал готов, остаётся лишь в него пройти. – Ёж снова погрустнел. – Я пытался вообразить вашу реальность в лучшем виде, но… это не помогло.

У Космик в голове вдруг словно щёлкнуло.

– Элементы Гармонии… – пробормотала она и повернулась к Сонику, свирепея с каждым мгновением. – Ты упомянул артефакты, которых сам и в глаза не видел! Как, Селестия побери, ты мог узнать, как они называются, если знаешь только то, что они где-то, нахрен, в Пустоши?!

Пришелец опешил от такого напора. Взгляды пони переместились сначала на разъярённую Космик, нависавшую над ним, потом на него самого.

Затем ёж пожал плечами и обезоруживающе улыбнулся:

– Нейросеть подсказала. Считайте это некой магией.

– Допустим, – пробурчал Сильвер Стар, – допустим, что всё сказанное тобой правда. Очевидно, что мы помочь тебе в твоих поисках не можем – так как сами ни хрена не знаем о твоих этих Элементах и с чем их едят. Какие у тебя планы? Что ты намерен делать теперь?

– Не знаю, – выдохнул Соник. – Думаю, какое-то время пробуду здесь, а потом пойду куда глаза глядят. Если не получится выйти на след артефактов, то вернусь в свой мир, и мы попробуем что-то другое… Времени почти нет. Мне надо действовать быстро. А это, возможно, единственное, что я умею.

– А что ты умеешь? – прищурился мэр. – Вот конкретно?

– Бегать быстрее звука. Если кто-то из вас сегодня видел синие вспышки, то это был я. Это след, который я за собой оставляю при беге. Из синих молний.

– Хех. Интересно… Но, кажется, я придумал кой-что получше, чем сидеть тебе у нас на шее. – Копыто Сильвер Стара указало на Космик. – Завтра отправишься с ней и её отрядом в Новую Эпплузу. Может, там ты узнаешь больше о том, что тебе нужно.

– Э-э… чего?

Земнопони была, мягко говоря, удивлена таким оборотом дела. Прокрутив в голове события дня, она поняла, что даже и не вспомнила слова Найтлайт о новом контракте, когда шла «брать в плен» Соника. О-ох, за что это ей?..

– Ну, ты его к нам притащила – тебе теперь с ним и нянчиться, – резонно заметил Сильвер Стар. – К тому же, будет возможность проверить, на что он сгодится в реальном деле. Только ли бегать может или же что-то полезное…

– Я, наверное, не совсем точно выразился, – сказал Соник. – Я имел в виду, что умею двигаться быстрее, чем что-либо другое. Быстрее пуль. Быстрее ракет. И сбивать их с исходного курса. Если, конечно, они не самонаводящиеся. С лазерами, скорее всего, такое не прокатит, но я смогу добраться до любого участника битвы, прежде чем моё появление вообще осознают. Единственный минус – мне потом надо отдохнуть. Желательно день или два. Хоть энергия в моих иголках не знает границ, остальное тело такое же, как у любого из вас. Я могу хотеть есть, пить, в туалет или спать. На мне нет брони, поэтому меня может убить и одна пуля. Вся моя защита – это скорость.

– Понятно… – протянул мэр. – А с личными качествами у тебя как? – Он испытующе посмотрел на пришельца. – Как бы ты отнёсся, скажем, к трусливому бегству? Или к несправедливости, творящейся на твоих глазах, когда ты можешь что-то изменить? Что ты выберешь в минуту опасности?

– Освоившись на Земле, я пытался нести правосудие, – отведя взгляд в сторону, проговорил Соник. – Но Том… землянин, с которым я подружился… однажды сказал мне, что не герой выбирает момент, а момент выбирает героя. И я уверен, что смогу понять, когда этот момент настанет. – Ёж посмотрел в глаза Сильвер Стару. – Я никогда никого не бросал. Доставлял проблемы, втягивал в авантюры… но не бросал. И если видел что-то плохое, старался это исправить. Поверьте, я не стану прятаться. Это просто не в моём стиле.

Ненадолго в баре воцарилось молчание. Были слышны только переступания копыт и скрип половиц.

– Что ж… – сказал мэр после недолгого раздумья. – Тогда решено. Удачного похода.

И он, развернувшись, направился к выходу. Столпившиеся пони начали перед ним расступаться.

– Подождите! – вдруг воскликнул Соник. Сильвер Стар обернулся. – Можно узнать… а как называется ваш мир? Я имею в виду – весь мир. Больше, чем эта ваша Пустошь.

– Эквус. По легенде, именно от этого слова получила своё название Эквестрия.

– А что оно значит?

– Не знаю. Но надеюсь – что-то хорошее[1].


Над Республикой сгущались тучи, и с каждой минутой темнело. Ещё один день в сердце Пустоши подходил к концу.

Космик достояла смену до конца, но уже без капли того позитивного настроя, какой был у неё утром. Приказ мэра взять с собой в поход этого синего чудика стал для охранницы неприятной неожиданностью. Но делать было нечего.

На верху городской стены стали зажигаться редкие факелы, позволяющие хотя бы немного разогнать мрак ночи. Если хлынет дождь, их погасят и уберут. О приборах ночного видения Космик только слышала в байках торговцев; по рассказам, этой технологией обладали загадочные Стальные Рейнджеры. В посёлке же на случай нападения под покровом темноты хранился запас осветительных ракет и зажигательных патронов. Впрочем, восполнить то и другое было бы проблематично.

Метал Доун попробовал навязаться и проводить Космик до её дома, но та отказалась. Теперь за ней семенил Соник, которому за день показали всё в городке; синий пришелец беззаботно пожёвывал на ходу кусок сыра, выданный ему Грейс.

– Зачем я только с тобой связалась?.. – проговорила Космик, сворачивая на боковую улочку. – Не мог, что ли, появиться в той же Новой Эпплузе или в Мэйнхэттене?..

– Ну я не виноват, что у вас тут был апокалипсис, – развёл руками ёж и вновь откусил от сырной головки. – М-м, вкусно… Слушай, я старался представить Понивилль, каким он должен был быть, но в кольце открылся такой ужас, что я решил попробовать что-то другое и… – Соник потёр нос пальцем, – кажется, случайно вообразил пейзаж из второй части «Перезагрузки кьютимарок»[2]

– Что ещё за?.. Ты! – Космик одним движением припёрла ежа к стене ближайшего дома. Пришелец извивался и судорожно пытался вдохнуть, сжимая упёртое ему в грудь копыто. – Что! Ты! От нас! Скрываешь?! – заорала кобыла ему в лицо. – Говори!

– Отпусти… – прохрипел Соник. – Я… всё…

Космик отдёрнула копыто, и он мешком повалился на землю, хватаясь за грудь и стремясь отдышаться.

– Больше всего я ненавижу, когда мне что-то недоговаривают, – ледяным голосом произнесла земнопони. – И ты сейчас делаешь именно это.

– Поверь… это слишком серьёзно, чтобы… рассказывать тебе или кому-то из вас… в данный момент. Ты обязательно… всё узнаешь, клянусь… но потом. – Соник поднялся на ноги. – Когда для этого будет более подходящее время.

Космик ничего не сказала. Она молча повернулась и продолжила путь.

Ёж, потирая ушибленное место, двинулся следом за ней, не встретив окрика: «Не иди за мной!»

Хотя кобыле хотелось наорать на незваного гостя и отправить обратно в Пустошь. Она была в бешенстве, и лишь приобретённая за время службы выдержка не позволяла высказать всё, что она думала.

Плюс ко всему какая-то часть Космик понимала, что ёж отныне и впрямь её зона ответственности, а потому следовало просто с этим смириться и делать что приказали.

До нужного дома добрались в сумерках. Земнопони потянула за ручку двери и вошла внутрь, еле подавив желание стукнуть Соника этой самой дверью.

Пришелец немного постоял у порога, видимо не решаясь зайти, потом всё же пересилил себя и шагнул внутрь жилища Космик.

Та уже зажгла кнопкой у двери укреплённый на потолке светильник со спарк-батареей. Помещение залил ровный белый свет. Не обращая внимания на ежа, земнопони проследовала к сундуку в дальнем углу комнаты и принялась разоблачаться.

Соник наблюдал за тем, как она снимает с себя оружие и броню, и в то же время оглядывал нехитрое убранство дома.

Грубые дощатые стены и пол – сразу понятно, что строили как получится, главное чтобы стояло. В каждой стене по окну, забранному решёткой из толстой проволоки; под тем, что напротив входа, – стол и грубо сколоченный табурет. Два сундука: тот, у которого сейчас и стояла Космик, – большой, вероятно для оружия; и в другом углу ещё один, поменьше, – наверное, для личных вещей. Наконец, низкая кровать с мятой простынёй и сбившимся в кучу одеялом у боковой стены.

Обстановочка под стать месту.

Космик сгрузила разобранную броню вместе с седельными сумками на пол, достала из сундука и расстелила старую, видавшую виды клеёнку и начала на ней чистить и смазывать оружие, всё ещё игнорируя Соника.

Тот вздохнул, закинул в рот остатки сыра, прошёл в глубь комнаты и сел на табурет, наблюдая за работой пони.

– Скромно же тут у тебя, – заметил он – явно для того, чтобы завязать разговор.

– Как есть, – огрызнулась Космик. Соник молчал, вынуждая её саму заполнить паузу. – В Пустоши роскошь не имеет смысла. Либо на неё нужно затратить слишком много ресурсов, либо же её можно создать, но в ущерб прочности или защищённости. Ни на то, ни на другое здесь никто не решится… если, конечно, хоть что-то соображает.

– Расскажешь, что случилось с вашим миром?

Космик хотела было послать надоедливого ежа на большой и толстый штырь, однако слова, полные боли, будто бы сами сорвались с её губ:

– Давным-давно была война между пони и зебрами. Уже никто не помнит, кто первый начал, но, кажется, они что-то между собой не поделили. Постепенно бои ожесточались, изобреталось новое оружие… вплоть до появления мегазаклинаний, способных своим взрывом уничтожить всё на мили вокруг.

– Как атомные бомбы… – прошептал Соник, получив ещё один резкий взгляд земнопони.

– И однажды их применили. Эквестрия была обращена в руины и заражена магической радиацией, а выжившие стали драться за остатки еды и чистую воду. – Космик покачала головой. – Я лишь надеюсь, что ответным ударом мы забрали с собой в Тартар страну этих полосатых ублюдков.

– А…

– Я не люблю об этом говорить. И помни: у меня в копытах оружие. И оно иногда может выстрелить.

Соник умолк, но где-то через минуту (кобыла как раз закончила с «Аргументом» и взялась за Найджа) заговорил снова:

– Может быть, расскажешь и о себе? А то ночевать под одной крышей с незнакомкой как-то не прельщает…

– Ну и вали тогда обратно в Пустошь! Чего прицепился?! – взорвалась Космик. Ёж оторопело на неё уставился. – Сам пришёл, подкинул всем тут головной боли, а теперь ещё и расспросами донимаешь! Заткнись и не отсвечивай!

Соник поник головой, слез с табурета; шаркая, добрёл до противоположного угла и сел на пол, обхватив колени.

При виде этого у Космик внутри что-то дрогнуло, и ей стало стыдно за свою вспышку гнева. Она вдруг поняла, что ёж – такая же жертва обстоятельств; но от него, возможно, требовали намного большего, чем от неё самой. И в чём-то его обвинять было как минимум не совсем справедливо.

Укладывая в сундук Найджа и берясь за Дэна, земнопони сказала:

– Ладно уж, расскажу. Но только если и ты поведаешь свою историю.

– Идёт, – ответил Соник. – Так, с чего бы начать… Ну, наверное, с того, что в одном из миров жило племя ежей, которое помогало племени сов сражаться с ехиднами за Изумруды Хаоса. Но силы были неравны, и от наших племён почти ничего не осталось. К счастью, Мастер-Изумруд, составленный из всех семи артефактов, оказался надёжно спрятан.

Я не помню своих родителей. С детства я жил на тёплом тропическом острове, где резвился и бегал в своё удовольствие. Меня опекала Длинный Коготь – последняя сова, знавшая тайну Изумрудов.

И однажды… – голос ежа наполнился болью, – я совершил ошибку. Длинный Коготь говорила мне скрывать свои силы, но я не послушал её… за что в итоге поплатились мы оба.

Однажды я в очередной раз бегал по острову со своей обычной околозвуковой скоростью. А когда я вернулся в дом… – Соник тяжело задышал и прикрыл ладонью глаза. – На нас напали ехидны. Длинный Коготь дала мне кольца и карту соседних миров и сказала бежать. Я хотел остаться с ней… но не мог. И я… убежал на Землю.

Ёж ненадолго прервался, приходя в себя после тяжёлых воспоминаний, потом продолжил:

– Там я провёл десять лет, живя в лесу и скрываясь от чужих глаз. Ты даже не представляешь, как мне там было одиноко. Ради развлечения я стал следить за жизнью одного человека. Его зовут Том Ваковски, и он полицейский, а ещё у него красивая жена Мэдди. Они, по сути, стали моей семьёй, сами не зная об этом.

Затем я… выдал своё присутствие в этом мире. Просто сорвался и стал бегать кругами по бейсбольной площадке, с каждым разом всё ускоряясь. Ну и… выбросил часть собственной силы, вырубив электричество на всём Западном побережье.

За мной стали охотиться, и я залез в дом к Тому, чтобы спрятаться. И тем самым вовлёк его во всё это. Но мы справились. А гнавшегося за нами Эггмана я закинул с помощью кольца на планету, полную грибов.

Я думал, что он останется там навсегда, но он смог призвать на свою сторону Наклза – последнего из ехидн. Они снова отправились за мной – и даже почти поймали, но… – Соник усмехнулся, – меня спас Тейлз. Этот маленький двухвостый лисёнок отследил меня только для того, чтобы предупредить об опасности. И так уж вышло, что он стал моим новым спутником.

Тем временем Эггман узнал от Наклза о Мастер-Изумруде и решил найти его, чтобы потом в одно рыло управлять вселенной. Мы же с Тейлзом стали искать Изумруд, чтобы тот не достался Эггману. Доктор обманул Наклза и, когда они нашли Изумруд, подчинил его себе, получив власть над самой материей. Однако мы смогли вернуть Изумруд и победить Эггмана… точнее, мы так думали.

Но он вернулся – ещё сильнее и злее, чем прежде. А потом появился Шедоу… и всё пошло наперекосяк. Остальное ты знаешь. Теперь на мне лежит ответственность за целый мир… а может, – он вздохнул, – и за всю вселенную.

– Фига себе у вас там дела творятся, – хмыкнула Космик. Она так заслушалась, что совсем забыла про чистку оружия, поэтому принялась тереть полуразобранный пистолет-пулемёт с удвоенной энергией. – У нас тут обычно всё куда проще: родился, насмотрелся ужасов Пустоши, сделал детей, если повезло, – а потом умер. Чаще всего от болезни, радиации или пули. До старости здесь мало кто доживает. Ну и ничего великого уже долго не происходит. Наша битва случилась двести лет назад… и в ней, как ты уже знаешь, победителей не было.

Я родилась и выросла здесь, в Республике. Мой папа был единорог и работал в оружейке, но главной его страстью являлись всякие технические штуки вроде СтелсБаков, хакерских модулей и прочих дефуркуляторов… за которые, кстати, город выручал неплохие крышки. Мама же работала на кухне – и умерла от пыльной лихорадки, когда я была маленькой. А через несколько лет, когда я подросла, папу укусил радскорпион, незаметно пролезший в город.

Я осталась одна, и мне нужно было искать себе занятие в жизни, ведь у меня до сих пор не было кьютимарки. Меня с жеребячества привлекало оружие, и пока папа возился с очередной технической хренью, я играла с пистолетами и винтовками. По счастью, никого из окружающих так и не подстрелила.

И поэтому я решила пойти в охрану. Сильвер Стар был против (конечно, терять выгодную статью дохода всегда неприятно!), но я сумела его убедить. С тех пор я сопровождала пони в торговых походах и стояла на городской стене, пресекая возможные нападения из Пустоши. За столько лет набеги рейдеров были всего-то два раза – а вот в пути за этим нужен глаз да глаз, чтоб не ограбили.

Позже я собрала отряд из тех пони, которым могла доверять. С единорогами, кстати, не шути: они родичи нашего мэра… Иногда нам разрешают брать сторонние контракты, также приносящие крышки; и завтра мы отправимся именно за таким. Потому что всегда будет спрос на тех, кто может подставить свою грудь вместо твоей и пустить достаточно пуль в ответ, чтобы ты нахрен не сдох, прежде чем рассчитаться.

Космик положила в сундук Дэна, вытерла клеёнкой рот и копыта, сложила её пополам и швырнула туда же.

– Ясно… – протянул Соник и посмотрел на дверь. – Хм, не пойму: у вас что, замков совсем нет?!

– Когда-то были, – пожала плечами кобыла. – Но с этими ключами была такая морока, что… Да и недоверие друг к другу просто зашкаливало… В конце концов мы от этого отказались. Ведь нас здесь мало – от силы полторы сотни, все всех знают, и каждый находится на виду. Виновный в краже всегда находится – и изгоняется в Пустошь. А преступлений покруче давно не случалось – и тут уж без вариантов. Но! – она подняла копыто. – За все приговоры голосуют жители, имеющие кьютимарки. И решение принимается большинством. Однако ещё ни разу не было, чтобы кого-то при всех доказательствах вины пощадили.

Земнопони поднялась на ноги.

– Так, хватит пока болтовни. Надо бы и перекусить.

Она подошла к сброшенным седельным сумкам, порылась в одной из них и выудила два яблока. Одно бросила Сонику, в другое сама с удовольствием впилась зубами.

Какое-то время в комнате слышались только тихие звуки жующих челюстей. Наконец, когда от яблока Соника остался огрызок (Космик своё съела целиком), ёж снова спросил:

– Серьёзно? То есть тут в ходу крышки от бутылок, я правильно понял?

– Угу. Как-то… – Космик поводила копытом, подбирая слово, – исторически сложилось. А что?

– Получается, еду вы почти всю покупаете? Мне показывали сегодня лотки с землёй в одном из зданий, и вроде даже там что-то росло, но на всех этого явно мало, не правда ли?

– Правда, – признала Космик. – Здесь почти ничего не растёт: земля заражена радиацией, дожди не такие частые, а ветер просто заносит песком что ни попадя. Приходится покупать – и поверь, это совсем не дёшево. Ты только что сожрал пятнадцать крышек, заработанных честным трудом жителями Республики. Доедать-то будешь?

Соник посмотрел на огрызок в руке (мякоть уже начала желтеть) и кинул его обратно. Земнопони поймала остаток яблока ртом на лету и в один момент схрумкала.

– Надеюсь, куда ходить по делам, тебе тоже показали, – сказала она, подходя к сундуку поменьше. – На всякий случай говорю, чтоб без неожиданностей тут.

– Бежать через полгорода, – погрустнел Соник. – М-да, в этом плане Грин-Хиллз нравился мне явно больше…

Внезапно в дверь постучали.

– Кто ещё там?.. – пробормотала Космик.

– Ты кого-то ждёшь? – с интересом спросил Соник.

Земнопони покачала головой.

– Космик? Можно войти? – послышался снаружи голос Метал Доуна.

– Ты же знаешь, что я тут не одна, – закатила глаза кобыла.

– Надеюсь, вы там взасос не целуетесь?

– Доун, ты совсем… доун или прикидываешься?

– Он может и немного погулять.

«А ты настойчив», – подумала Космик и взглянула на Соника.

Тот развёл руками, как бы говоря: мол, это ваше дело, меня оно не касается.

Земнопони подошла к двери и распахнула её. Стоящий у порога Метал Доун еле успел отпрыгнуть, иначе ему бы прилетело прямо в морду.

– Чего тебе? – недовольно спросила Космик.

– Я зайду? – поинтересовался жеребец.

Он был без брони и седельных сумок, но при этом в ремне с кобурами. И одна из них была не пустой. И похоже, что перед тем как прийти, Метал заглянул в бар к Мёрки и пропустил там пару стаканов.

– Только быстро. – Космик отступила в сторону, давая проход. – Всю ночь созерцать твою рожу я не собираюсь.

Жеребец зашёл внутрь и с неприязнью зыркнул на Соника. Тот сделал фейспалм (земнопони чуть было не подумала по привычке «фейсхуф») и затопал к выходу.

Метал Доун проводил ежа взглядом и ударом задних копыт захлопнул за ним дверь. А затем повернулся к Космик.

– Чего ты добиваешься? – спросила та. – Чтобы я вышвырнула тебя из отряда? То, что ты пару раз меня трахнул за время нашей совместной службы, ничего не значит. У меня к тебе нет никаких чувств, и ты это прекрасно знаешь. И так ты не делаешь лучше. Скорее наоборот.

– И к кому ты бежишь, если не ко мне, когда приходит пора, а? – Его голос был низким и зловещим. – К Сноу? А может, к Спарку? Или сразу к обоим? О да-а – это, должно быть, так заводит, когда тебя обхватывают крыльями…

– Не мели ерунды. – С каждой секундой этот разговор не нравился Космик всё сильнее. – Я со всем справляюсь сама. А ты иди проспись. Мы завтра выдвигаемся, как-никак.

– В Республике, знаешь ли, так мало пони… – Жеребец заговорил неожиданно вкрадчиво. – Чтобы противостоять внешним врагам, нам нужно увеличивать население. И сделать это можно только одним способом… Неужели ты не хотела бы сама в этом поучаствовать, м-м? – Его тон вновь стал резок: – Или хочешь, чтобы тебя настигла такая же судьба, что и Лайфблума?

– Он тут при чём?.. – застонала Космик и посмотрела на Метал Доуна даже не с презрением – а с жалостью. – Знаешь, в других обстоятельствах я была бы не против завести жеребят. Например, когда мне наскучит служба в охране. Но не сейчас. И не с тобой, пьяный ты утырок. Уходи. Иначе я всё расскажу Сильвер Стару. Как думаешь, что он с тобой сделает?

– Не-ет, ты никому ничего не расскажешь, – с усмешкой покачал головой Метал Доун. – Тебе будет стыдно выставить себя перед всеми слабой кобылкой, которая только и может, что за другими прятаться…

Вдруг его ухмылка перешла в злобный оскал. Он хлопнул копытом по кнопке на кобуре, выбрасывая оружие и ловя его в зубы.

Дуло револьвера упёрлось в шею Космик. Тут же мощные копыта опустились ей на спину, придавливая к полу.

Земнопони воспользовалась этим – резко упала и перекатилась в сторону. Потеряв равновесие, Метал Доун повалился на пол – но сразу вскочил с гневным рыком сквозь зажатое во рту оружие.

Космик тем временем была уже у своего сундука. Откинуть крышку, выхватить необходимое – и вот на жеребца смотрел десятимиллиметровый зрачок куда более скорострельной пушки. И главное – тоже заряженной.

Кажется, он растерялся. Зато Космик была настроена более чем решительно.

Сверля Метал Доуна взглядом, который не предвещал ничего хорошего, она сделала шаг в его сторону. Затем ещё один, подойдя совсем близко… и со всей силы заехала ему копытом в морду, выбивая из хватки револьвер вместе с парой зубов.

Жеребца отшвырнуло на пару шагов; он упал на пол с тяжёлым стуком.

– Ты ещё пожалеешь об этом… – прошипел он (всё-таки выбиты оказались не самые важные зубы) и, подобрав окровавленным ртом револьвер, поплёлся к двери.

Та распахнулась – это Соник, по-видимому, решил заглянуть на шум.

Метал Доун отпихнул ежа в сторону; напоследок обернувшись, бросил на Космик взгляд, полный злобы, и исчез во мраке наступившей ночи.

Соник посмотрел на кобылу. Она тяжело дышала, сжимая в зубах пистолет-пулемёт и глядя куда-то в пустоту.

– Может… объяснишь, что тут у вас происходит? – невозмутимо предложил ёж.

Космик выронила изо рта мини-автомат (по счастью, тот не выстрелил) и просто упала на живот, раскинув копыта. Хотелось закричать от того, как её всё достало, – но не было сил.

А главное – она теперь не могла чувствовать себя в безопасности со своим отрядом. Если, конечно, тот будет в полном составе.

Заметка: следующий уровень.
Игрок: Космик Вэйлор. Новая способность: Шерлок Хувз (уровень 1/3) – вы подмечаете незначительные, но, вероятно, важные детали, однако пока не способны строить на их основе собственные теории с далеко идущими выводами.
Игрок: Соник. Выполнен этап задания «Расспросить об Элементах Гармонии» (+1000 опыта). Разблокирован новый этап задания – «Установить местоположение Элементов». Новая квестовая способность: Правда за правду – в диалоге с собеседником вы получаете 20% шанс на временный бонус в виде +1 очка к репутации.

Equus – лошадь (лат.).

Имеется в виду заключительная, 26-я серия 5-го сезона сериала MLP G4. Названия: Cutie Re-Mark, Part II / «Знаки отличия. Перезагрузка. Часть 2».