Семь свободных искусств

Семь свободных искусств древней Греции.

ОС - пони

Дитзи Ду - это серьёзно!

Дитзи Ду не так проста как кажется.

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Апокалипсис: рождение Императора

Древний аликорн, куратор цивилизации разноцветных беззаботных разумных поняш скучает в условиях гармоничного общества. От скуки он наблюдает за смежной цивилизацией людей, которую покинули собственные кураторы. Заметив очевидный кризис человечества, он предпринимает рискованный шаг. Также этот рассказ известен на Табуне под именем «Возвращение Тарха»

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай Лира Другие пони Человеки

Гроза

Гроза пугающее и одновременно завораживающее зрелище. Но если ты всего боишься, то вся прелесть пропадает и остаётся только страх, который порой не возможно перебороть в одиночку...

Флаттершай Энджел

Кровь моя холоднее льда

Селестия больна. Щита нет. Элементы Гармонии ждут Крисалис с минуты на минуту.А спасать... Разношерстая компания из трех пони. Фордж, Блюз и Дарки - что могут они сделать?

Под ивой

Он просто полёживал под деревом, нежась в дуновениях ветерка, и точно бы задремал, если б в кустах не шуршали трое мелких созданий. А он уже наделся на ленивый послеобеденный отдых… Чего им надо от старого алмазного пса?

Эплблум Скуталу Свити Белл ОС - пони

Чрево машины

Пони пробуждается в стальном саркофаге корабля. Ни ветра, ни света, ни жизни. Могила времени. И лишь гнетущий хор гидравлики, труб и насосов, гудящий в ушах, зовущий вглубь — в чрево машины.

Другие пони

Исправить всё

Именно так я вижу возвращение 4 сезона, именно так я жду, что у Твайли заберут крылья. Что-то не описано, что-то не добавлено. Я мог бы развивать эту вселенную, но пока оставлю так. Надеюсь вам понравился рассказ, хотя он очень маленький!

Твайлайт Спаркл

А на улице зима...

Накануне праздника принцесса Луна являет миру свою самую лучшую ночь...

Рэрити Свити Белл

Night under’ de guard | Ночь под стражей

Ночной страж с "веселым" прошлым, двое придурковатых друзей-фестралов и ночь, проведенная в местном гей-клубе, - казалось, что вообще могло пойти не так?

ОС - пони

Автор рисунка: Stinkehund

Шкатулка с чувствами

Глава III. Беда не приходит одна

Незаметно наступила глубокая ночь, на улицах города горели фонари, лавки давно уже были закрыты, а вокруг ни души. Огромные серые облака, гонимые ветром, частично перекрывали лунный свет и появившиеся на небе еще тусклые звезды.
     Два сонных пони, практически соприкасаясь боками друг с другом, медленно плелись дороге. Разговор особо не клеился, да и что уж там. Желание по скорее улечься в постель вытесняло из головы любые другие мысли.

Через пару десятков минут они уже стояли на пороге дома. Кобылка лениво зашла первой, следом зашел пегас, держа в зубах маленькую сумку. К его удивлению и удаче, сегодня он ночует тут. Это предложение поступило от самой Перси, которая, не смотря на смущение, не могла оставить его на улице. А ловкая манипуляция своим полом и опасениями от последней драки, ставила твердую точку на какие-либо возражения.

Раннее изученная гостиная все цело досталась Редгарду. Диван послужил кроватью, серый плед – теплым одеялом. Но даже такие удобства, блекли под гнетом усталости и неимоверным желанием закрыть глаза.

Дом наполнился тишиной. Ночь незаметно сменилась ранним утром. Яркий цвет просачивался сквозь незакрытые места штор, создавая на полу вытянутые фигуры.

Крылья пегаса невольно дернулись, ушки встали торчком, заслышав за окном проезжаю телегу. Он медленно открыл глаза и потянув в перед копыта, перевернулся набок.

«Давно не было так хорошо», — зевнул Редгард, не желая вставать.

Но встать все же пришлось. Сейчас никак нельзя останавливаться на достигнутом. Доверие Перси росло к нему с каждым днем, изменив его первоначальные планы на этот город. И терять удачу, севшую ему на хвост, никак не хотелось.

Все еще зевая, он отправился на кухню. Включил плиту, поставил чайник, что находился на соседней конфорке, нашел кружки и пакетики с чаем. А после залез в холодильник:

С центральной решетки свисала бечёвка от бумажной обертки с петелькой на конце, а ожидаемых продуктов попросту не было.

«И чем она вообще питается? Может она тоже чейджлинг?»

Редгард отрицательно мотнул головой, прогоняя такие странные мысли.

Чайник засвистел, и Редгадр хотел было уже разлить кипяток по кружкам, как в проходе появилась Перси, с недовольным выражением мордочки и растрепанной гривой.

— Уже хозяйничаешь? Разрешила остаться, а он уже по всем шкафчикам порыться успел.

— Еще не по всем, — возразил Редгадр.

Кобылка фыркнула, и со словами «Дубина пустоголовая», развернулась по направлению к ванной.

— Утро только началось, а я снова в чем-то виноват, — ответил вдогонку Редгард.

Пегас замер и чуть не уронил чайник, почувствовав гнев и холодный взгляд кобылки.

— Две ложки сахара. И чтобы больше никуда не лазил!

Интенсивно закивав, чуть не вылив кипяток из чайника, он выдохнул с облегчением, когда кобылка закрылась в ванной. Разлил кипяток, закинул пакетики с чаем и уселся за стол, наблюдая за окном чудную солнечную погоду.

«Интересно. Куда она сегодня меня поведет».

Прошло минут десять, но Перси не спешила вылезать из ванной. Тогда Редгард ухватился за свою кружку и разом выдул ее содержимое. Не сколько сильно он хотел пить, да и без надобности ему это, сколько просто промочить горло после холодной ночи.

«Похоже, она там на долго», — подумал пегас, тоскливо смотря на вторую кружку.

Через десять минут он не выдержал. Встал из-за стола и направился к ванной, желая поторопить единорожку с её излюбленной опрятностью. Но стоило ему занести копыто, как ушки уловили тихое пение из-за двери.

Слова было не разобрать, а звук воды лишь способствовал этому. Но даже же так, он чётко улавливал интонацию и тонкий приятный голос Перси, чудесно вытекающий наружу.

«Ну точно на долго», — отойдя от двери, вздохнул пегас.

Дверь в комнату Перси была слегка приоткрыта. Возможно это нарушение её личного пространства, или норм гостеприимства, которые уже утром успел нарушить, но Редгарду было на это мягко говоря чхать. Интерес всё же брал верх. Голова просунулась в дверной зазор, глаза устремились на содержимом комнаты, кое тут было не много.

Он ожидал более яркое помещение, выкрашенное в цвет гривы самой кобылки, но практически сразу же разочаровался. Серые стены, белая кровать, большой деревянный шкаф и пара тумбочек. На подоконнике лежали предметы привлекая своим вниманием сильнее, чем что-либо ещё тут.

Дверь со скрипом отварилась, Редгард медленными и аккуратными шагами подошел к окну. Перед ним находился фотоаппарат, пара банок с разноцветными таблетками, мелкие побрякушки, которыми Перси любила украшать свою гриву и хвост, а также конверт. Аккуратно схватив письмо, он приблизил его поближе к глазам и перевернул.

«Адрес: Мэйнхеттен, Лафай Стрит…»

Информация не несла в себе никакой полезности, особенно Редгарду. По этому письмо отправилось обратно на подоконник. Ведь это могли быть её друзья, знакомые, родственники или кто-либо ещё. А единственный известный ему друг, заведовал баром в этом городе. Но что-то все же со подвигло его начать аккуратно вскрывать не заклеенный конверт, пока в входную дверь не постучали.

От неожиданности он резко оглянулся, чуть не уронив письмо. Быть сейчас обнаруженным в чужой комнате, ну никак не хотелось и по этому вернув все на место, он поспешил к входной двери.

Распахнув её, он буквально сразу же поспешил закрыть. Но когтистая лапа не дала этого сделать.

— А я-то, как тебя рад видеть, Малыш! — с улыбкой ответил Базальт, силой пробираясь во внутрь.

— Не то слово… — язвительно сказал Редгард.

Базальт был в привычном себя образе. Широкая улыбка, огромные глаза, что сейчас смотрели на Редгарда, заставили пегаса опешить на пару шагов.

— Ну что же ты по привычки от меня стараешься удрать! Иди обниму!

Грифон развел лапами, демонстративно показывая свои острые когти, сверкнувшие под лучами солнца. Сделал пару шажков на пегаса, и с ехидной улыбкой попытался обнять.

— Иди к чёрту! — отпрыгнул назад Редгард, избегая смертельных объятий.

Базальт остановился, поправил бабочку и не меняясь в выражении сказал:

— Ладно. Будет время над тобой поиздеваться. Да и смотрю я не ошибся.

Редгард вопросительно уставился на База.

— Ты же у нас бездомный, — засмеялся грифон. — Перьями почувствовал, где я тебя ещё встречу. А где собственно наш фрукт?

— В ванной. После ночи приводит себя в порядок, — с ненавистью сказал Редгард.

Грифон сделал пару шажков вперед, остановившись прямо перед пегасом. С наклоном головы, его зрачки расширились, а выражение лица сменилось на непонимание.

— После ночи? Ты… с ней?!

— Да! А ты думал, чем ещё мы будем заниматься? По началу, конечно, было холодно и не приятно, но потом мне даже понравилось. Уверен, что сегодня продолжим в том же духе, — улыбнулся Редгард и почувствовал тонкую невидимую ниточку, за которую можно было подергать нервишки нахального грифона. Выходило это очень хорошо.

Грифон изменился во взгляде на более агрессивный, более пугающий. Он уперся головой в голову Редгарда, посмотрел ему прямо в глаза. Пегас тоже не отступил, напрявшись шеей и всем телом стал бороться в глупой игре по демонстрации собственной силы, пока дверца ванной комнаты не открылась и оттуда не вышла расслабленная кобылица.

— Что… — удивленно она уставилась на двух самцов, чьи животные инстинкты дали о себе знать. — Вы совсем с катушек съехали!?

Оба остолопа заслышав кобылку отпрянули друг от друга и возмущенно отвели глаза в разные стороны.

— Буквально на пять минут мне стоило сходить в ванную, и тут начинается…

— Ну, мы ждали тебя для полной сцены, — ответил Базальт, а Редгард лишь кивнул.

— Я как будто часами провожу в ванной, чтобы меня ждали…

— Да! — резко в унисон выкрикнул Редгард и Базальт.

Кобылка на пару секунд застыла на месте. Ее зрачки медленно сузились, а передним копытом она начала скрести по полу.

— Я вам устрою! — оскалилась кобылка...

— Вот, держи. Крепкий, без сахара, — сказала Перси, ставя чашку на стол перед Базом, что потирал опухшую красную щеку. Напротив, него сидел Редгард, прижимая к лицу холодный половник.

— Могла бы и полегче. Кто так гостей встречает? — выразился Баз и тут же заметив злобный взгляд Перси, закрыл клюв лапой.

— Прежде, чем я ударю тебя снова, лучше скажи зачем пришел, — спросила кобылка.

Редгад продолжал молчать, лишь изредка притрагиваясь к чаю, а потом снова к щеке.

— Ну, мисс «Лучший удар», я всё по тому же вопросу, что и неделю назад. И я смотрю у тебя хотя бы есть настроение! — грифон щелкнул пальцами и подмигнул Перси, но та попросту вздохнула.

— Я тебе уже говорила Баз. Больше я не притронусь к скрипке. Найди кого-нибудь ещё на свой ежегодный праздник.

— Эх! Могли бы как в старые добрые. Зажечь эту чёртову сцену, чтобы потом у всех волосы из грив повыпадали!

Глаза Базальта ярко блестели, клюв искажался в широкие улыбки, а струившаяся гордость и радость сейчас поглощалась молчаливым чейнджлингом. Не хватало двух тостов, чтобы сделать бутерброд для приятного завтрака.

— Нет. И еще раз НЕТ! — воскликнула кобылка, от которой веяло грустью. — Мне и так придется…

После её глаза посмотрели на Редгарда, и обманчиво улыбнувшись, она просто замотала отрицательно головой.

— Попытка не пытка. Но если вдруг передумаешь… у нас еще две недели, — раздосадовано вздохнул Базальт и ухватился за свою кружку чая. — Кстати. А как давно вы вместе?

Редгард молча наблюдавший за всем происходящим даже не моргнул. Словно это так и было. Кобылка же лишь на пару мгновений умолкла, не зная, что толком и сказать. Охвативший ее шок, заставил парочку её прядей встать дыбом.

— МЫ НЕ ВМЕСТЕ! — выкрикнула Перси, заливаясь румянцем, нащупывая позади себя копытами предметы.

Дикий хохот раздался на всю кухню, когда Базальт, прикрываясь лапой и крылом, спрыгнул со стула и увернулся от летящего в него венчика. Пока он спешил к входной двери, в спину прилетали и другие кухонные принадлежности. Рыжего монстра было не остановить! А сам Редгард, с легкой улыбкой, продолжил молча сидеть за столом и попивать чай.

Когда кобылка вернулась, Редгард не успев повернуть голову, как ему прилетело копыто по голове.

— А мне за что!? — нервно зачесав макушку, удивленно спросил Редгард.

— За компанию, Идиоты! Собирайся! И иди за продуктами, теперь.

Через полчаса Редгард стоял уже на пороге. На спине висели две знакомые оранжевые седельные сумки, а на шее был зеленый подаренный платок.

«Виноват не я, а досталось мне! Ничего нового».

Медленно развернувшись в направлении города, он расправил крылья и оторвался от земли. Хватило пару десятков секунд, чтобы достигнуть облаков.  Почувствовать перьями теплые лучи солнца, прохладный ветер, аромат лиственных деревьев.

Сегодня пушистых гигантов было на много больше чем вчера, но больше удивляло не это. То самое письмо из комнаты Перси, ему нужно было доставить в местную лавку антиквара на одной на улице, которую они проходили в первый день знакомства.

Когда он оказался между парком и Мэрией, то спустился на дорогу и продолжил путь уже на своих четырех, заворачивая в торговый квартал. На улице, как и тогда было множество вот-вот открывшихся лавок, демонстрируя на витринах свой товар, а сонливые продавцы медленно приводили прилавки в надлежащий вид.

В ценах Редгард не разбирался, да и в качестве тоже. Зайдя в первую попавшуюся лавку, он купил все необходимое, и даже поверх нужного. Продавец с интересом расспрашивал о целях покупки и о том, что будет из этого приготовлено, но Редгард, не обладая знаниями, просто соглашался на лишние позиции в корзине, лишь бы поскорее отвязаться от этих хлопот.

На выходе из магазина он в очередной раз завернул в тихий переулок.

«Если не ошибаюсь, то мне сюда», — подумал он, проходя под окнами невысоких домов.

Стоило дойти до середины, как он почувствовал приближающуюся опасность. Глаза забегали по сторонам, но никого не было. Напрягавшись, пегас ускорил шаг.

«Рядом!», — оглянулся назад Редгард. В этот момент, чье-то копыто резко ухватилось за платок и потянуло вверх. Благо он не был завязан на узел и практически сразу же развязался, освобождая пегаса от удушения.

Над головой завис он. Тот самый фиолетовый пегас, после которого у Редгарда остались синяки.

— Я заберу это, — ухмыльнулся коротковолосый, и рванул к небу.

Раньше издевательства просто игнорировал, не привлекая к себе внимания, но сейчас… При виде удаляющегося от него платка, его мозг вскипел, крылья вытянулись стрелой, на лице появился оскал. Мгновение, сумки упали на землю, и он молнией сорвался с места, быстрее, чем это когда-либо было.

— Вот так! Следуй за мной, — выкрикивал пегас, махая зеленым платком в воздухе, от чего Редгард злился ещё сильнее.

Пегас нырнул в густое облако, следом за ним Редгард. В облачной завесе он сразу же потерял вора, но все еще ощущал его присутствие.

— А я смотрю вас шибко много стало за последнее время, — раздался голос где-то с боку, и Редгард не теряя времени нырнул туда, стараясь ударить копытом.

— Неизвестный. Навыки ниже среднего. Но реакция на высоте, — снова раздался голос, но уже спереди. Очередной удар ушел в молоко.

— Что тебе надо? — рыча выкрикнул Редгард, увидев двигающуюся тень с боку.

— С выносливостью тоже не плохо. Я бы сказал, что такой самоуверенный проходил службу в королевской гвардии, но техника ведения боя говорит об обратном. А про умственные способности, пожалуй промолчу.

Редгард закрыл глаза, сфокусировался на своих природных чувствах и резко рванул вправо, нанося удар правом копытом. В этот раз он почувствовал, как задел твердую часть стопы.

— Значит все же чувствуешь. Интересно. Кого-то мне это напоминает…

Редгард почувствовал движение сверху. И прежде чем поднять голову, на лицо упал зеленый платок. Следом, снизу, сильный удар пришелся по животу. Редгард сжался, из-за рта вылетел сгусток желудочного сока.

Последовала серия ударов. По задним копытам, по спине, по голове… От некоторых получалось увернуться, но остальные прилетали по болевым точкам.

— Я порву тебя! — более яростно зарычал Редгард, чьи глаза налились кровью.

Он взмахнул крыльями и резко рванул вверх, пытаясь вылететь из завесы. Но чужие копыта ухватились за его крылья и с силой отправили в бесконтрольный полет обратно.

— Давай же! Покажи мне все свои трюки. Сначала займемся тобой, а потом наведаемся к той свинье.

Редгард с трудом смог стабилизироваться в воздухе и ярость брала над ним вверх. Если он сможет поймать его в телекинез, то исход боя будет предрешен. Кровь приливала к голове, маскировка, которую он не без труда мог контролировать еле держалась.

— Не туда смотришь, слабак, — снова проговорил голос откуда-то слева.

Стоило Редгарду увидеть силуэт, мечущийся в облаках, как он сфокусировался магией. Но что-то остановило его. Он до коснулся до платка, что чудом держался на его плече.

«Успокойся! Я не для того старался, чтобы все так кончилось»

В момент, когда он почувствовал сближение с пегасом, он сложил крылья и резко стал падать. Удар лишь краем задел его гриву. А после он резко расправил крылья, схватил зубами летящий платок и рванул из облачной завесы на открытое пространство, где приземлился на отдельное облако. Из завесы следом вылетел тот самый пегас. Его выражение лица пугала своей натянутой улыбкой и выставленными на показ зубами.

— Думаешь я не знаю кто ты! — заорал так, что на секунду стало страшно. — Я видел, как разлетелись мои парни и это явно сделала не та рыжая бестия!

Пегас рванул вверх, развернулся и стал набирать скорость пикируя на Редгарда. Тот в свою очередь не сдвинулся с места. Копыта попросту не слушались, а на крылья словно одели гири.

Расстояние сокращалось стремительно быстро. Разгневанный пегас завопил снова, вкладывая в этот удар всю силу и скорость. Биение сердца отдавалось в голове, а накопленный адреналин заставил мышцы сильнее напрячься. Но в самый последний момент Редгард ушел в бок и с размаху на опережение ударил копытом по лицу мерзавца, отправив того крутиться в воздухе, а после камнем лететь вниз.

Требовалось пару секунд осознать, что удар вырубил мальца. Редгард, сложа крылья, мигом спрыгнул с облака стараясь догнать падающее тело. Но оно быстро набирало скорость.

До крыш домов оставались считанные десятки метров, а Редгард никак не мог дотянуться до короткогрива.

— ЧЁРТ! — взревел Редгард, понимая, что ему никак не успеть схватить паренька, летящего вниз головой.

Толпа, завидевшая эту картину, с ужасом охнула. Кто-то даже закричал, понимая, что сейчас произойдет. Если не к смерти, то точно к большим проблемам. И лучше всего это понимал Редгард.

Он яростно рыкнул и сфокусировался на теле пегаса, замедлив падение. А через секунду, ухватился передними копытами и пытаясь затормозить в воздухе, сильно приложился к черепичной крыше здания. Крыло хрустнуло, как и что-то в груди, но он продолжал держать короткогривого, пока они скатывались с крыши и не остановились на самом краю.

В глазах кружилось, желудок просился наружу. Но не смотря на такие проблемы, он все же успел. Успел спасти бедолагу, даже не осознавая, что сделал это осознано. А через какое-то время его глаза закрылись.

Короткогривый стал приходить в себя. Под кряхтение и шипение от собственной боли, он заметил Редгарда, что лежал рядом и держал его передними копытами, а уши уловили собравшуюся под домом толпу, среди которых не оказалось пегасов, чтобы к ним взлететь.

— Вот же… оплошал, — сказал фиолетовый пегас, с трудом поднимаясь на копыта. — Ещё и толпу собрали… Чёрт, маман за такое точно вставит. Нужно драпать, да побыстрее.

Пегас рванул с обратной стороны крыши, оставив Редгарда лежать верх пузом и страдать от боли.

Проснулся Редгард уже на земле. Вокруг толпа из разношёрстных пони разных мастей и рас, всячески пытались привести его в чувства.

— Воды! Подержите голову!

— Держи! — прокричал кто-то еще.

Редгард почувствовал, как холодной водой окатили его мордочку. Правое крыло ныло от боли, как собственно и грудь. С трудом открыв глаза, он уставился на толпу.

— Кто-нибудь, вызовите врача!

От этих слов, ему было не по себе, но сейчас важно было другое. Когда перед глазами перестало все крутиться, он посмотрел на собственные копыта в обличии пегаса и с облегчением выдохнул.

— На месте… — проговорил он тихо, от чего некоторые не поняли его.

— Вы как себя чувствуете? Что случилось? Не удачное падение? Где другой? — вопросы шли друг за другом, не давая Редгарду и минуты покоя.

— Отвалите от меня! — прошипел он, заставив большую часть замолкнуть. — И без вас голова гудит.

С трудом перевернувшись на копыта, он попытался встать. Вышло это неуклюже, и ему сразу же попытались помочь, но Редгард отмахнулся. Завидев рядом сумки и платок, он аккуратно подобрал их и поковылял по улице дальше.

Один из столпы резко встал перед ним, останавливая собственным копытом. Это был темно красный единорог с густыми усами.

— Пожалуйста! Вам нужен врач. Я не могу позволить вам двигаться.

Редгард попытался и от него отмахнуться, но единорог просто схватил его магий и поднял на пару сантиметров от земли. Остальная толпа лишь поддерживала такое решение и через минуту Редгард положили на собственные сумки на крыльце ближайшего дома.

«Вот же влип…», — зажмурился Редгард скрипя зубами.

По разговорам собравшихся, парочка отправилась в больницу за помощью, часть разошлась, а присматривать за калекой остался тот самый единорог с усами.

— Что именно болит? — спросил усатый.

Пегас открыв глаза, осмотрелся по сторонам.

«Никого больше нет. Отлично».

— Вот тут… можешь немного помять… — сказал Редгард, указывая на свой бок дрожащим копытом.

Жеребец кивнул, подошел ближе и стал растирать место на которое указал Редгард. Сначала все было нормально, а после жеребец слегка качнулся. И только он захотел убрать копыто, как Редгард вцепился в него собственными, продолжая фокусироваться на поглощении жизненных сил.

— Что ты делаешь? — прохрипел единорог, падая на землю.

— Кажется тебе нужен врач, — ответил Редгард, чьи глаза заблестели ярче обычного.

Когда единорог закрыл глаза, пегас сразу же откинул его в сторону. Ухватился за сумки и скрылся переулке. Хоть грудь и продолжала болеть, а с крылом потребуется куда больше времени, все же подпитка придала ему сил уйти подальше от сюда.

Шаг за шагом, оглядываясь по сторонам, он вышел на нужную улицу. Вспышка боли заставила прислониться к стене, от напряжения сползти на землю уставившись на дорогу.

Перед глазами пробежала толстобокая коричневая кошка. На миг почуяв Редгарда, она оглянулась, навострила уши, и как ни в чем не бывало, продолжила свой пусть исчезнув из вида в ближайшей дырке дома.

«Похоже сильно повредил панцирь», — вздохнул Редгард, переводя дыхание и пытаясь совладать с болью.

Когда на улице он заприметил парочку идущих пони, превозмогая резь поднялся на копыта, лишь бы они не обратили на него внимания. А после, набрав воздуха в легких с трудом пошел вперед.

Найти нужную лавку было той еще проблемой. Среди прочих схожих магазинов, Редгард не раз ошибался и по ошибки заходил не в тот. Пока не заприметил деревянную дверь, украшенную разными старинными аксессуарами: От вставленных искусственных перьев, до ловцов снов. От непонятных символов на двери до крестообразной замочной скважины.  Да еще и над входом красовалась белая табличка с выгравированным названием «Коллекционер», что лишь сильнее вносило непонимание.

Редгард поправил свою ненастоящую гриву, глубоко вздохнул и дернул ручку двери. Та отворилась с протяжным скрипом, а над головой зазвенел колокольчик.

Глазам предстали огромные стеллажи, набитые разным родом вещей: От бумажных книг, до странных масок на стене. Макеты неизвестных аппаратов, кулоны, зубы переплетенные веревками в виде ожерелий, зеркала и статуэтки. Под потолком, на ниточках весели фигурки птиц и пониподобных тварей.

Пыльные деревянные стеллажи стояли боком, а узкое пространство между ними не позволяло даже нормально развернуться. Впереди, можно было заметить старую стойку с еще большее странным ассортиментом на ней.

Вонь от старости стояла невыносимой. Закашляв от пыли, Редгард прошел вперед, прижимая переднее копыто к своему носу.

«Это явно не похоже на почтовую службу», – зажмурился Редгард и чуть не сбив рядом стоящий кувшин.

В один момент ему показалось, что за полками кто-то стоит.

— Тут кто-нибудь есть? — обратился Редгард, зажимая нос.

— Да, добрый день в нашей замечательной лавке… — ответил тонкий мужской голос, справа за стеллажами.

— Чем я могу вам помочь? – ответил уже женский голос, совершенно, с другой стороны.

— Пройдите…

— Вперед.

Два голоса, явно принадлежали двум разным пони. Только почему они договаривали друг за другом, сильно смутило пегаса. Либо он бредил, либо их и правда было двое. Но как они и предложили, он прошел до стойки вперед.

— Эм… я тут по странному вопросу…

— Я догадываюсь… — сказал выходящий из правой части помещения аквамаринового цвета единорог, худощавой внешности, с белой длинной гривой на правый бок по центре которой, она превращалась в черную.

— По какому уникальному вопросу вы пришли, — договорила почти точная копия единорога с другой стороны. Её единственное отличие было в том, что грива была выкрашена в черный с белым внутри.

— Кажется у меня в глазах двоиться… — устало сказал Редгард, что принялся потирать веки.

— Не двоиться — оба в один тонн проговорили эти личности.

Редгард слегка опешил от испуга. С таким он сталкивается впервые лично. И хоть злых намерений он не ощущал, все же старался держаться на расстоянии.

— Но... но… вы же одинаковые…

— Мы… — начал жеребец.

— Знаем, — продолжила кобылка, что уже подошла достаточно близко к пегасу.

— Я немного растерян, — продолжил устало мотать головой Редгард, не зная на кого обращать внимание.

— Так или иначе, мы рады видеть вас в нашей лавке, — с боку ответил единорог.

— И я так понимаю, вы пришли за своим заказом? — закончила единорожка стоя напротив.

Глаза разбегались, а мозг отказывался воспринимать информацию, что подавалась с одинаковой интонацией.

— Нет, наверное, это новенький постоялец из той лавки с семенами. Все ждут, когда к нам привезут сухой экстракт роста. Вот посмотри, на спине и по бокам следы грязи, — предположил жеребчик.

— Возможно, ну тогда это по моей части.

Единорог кивнул, чесанул копытом свою гриву и посмотрел на дверь за стойкой:

— Ладно. Я вернусь к складу. Нужно еще разобраться в куче ненужного хлама. А потом…

— Потом ты предложишь сходить пообедать в том замечательном кафе? Только прошу, давай хотя бы там заведомо договоримся, кто будет платить. А то в прошлый раз, владелец устал нас путать и несколько раз возвращал нам деньги, — продолжила кобылка.

— Ты читаешь мои мысли!
— Увы приходиться, — задорно произнесла кобылка и улыбнулась. После чего ее взгляд скользнул по Редгарду. Тот до сих пор прибывал в не ком запутанном состоянии.

— Не обращайте внимание, мы и сами ничего не можем поделать с этим. Так чем вам помочь?

Потребовалось время, прежде чем Редгард прокашлялся и собрался с мыслями.

— Да… я не уверен, что по адресу… — пегас достал из сумки то самое письмо, — мне нужно отправить письмо…

Кобылка не удивилась. Она в один момент оглянулась, и крикнула своей мужской копии, что уже исчез за дверями подсобки.

— Кайн! А твои предсказания сбылись. Только я все равно выиграла.

— Черт! – приглушённо раздался раздосадованный голос жеребца.

Кобылка усмехнулась, прикрыла копытом улыбку и зажмурила глаза.

— Так я все же не сюда пришел? — спросил Редгард.

— Ох, извините за наши выходки. Сейчас я все вам объясню, — кобылка глубоко вздохнула и выпрямив спину уселась на пол. — Меня зовут Лайн, а второго владельца Кайн. Мы частное предприятие по купле-продаже редких и уникальных предметов Эквестрии. Основной наш дом находиться не далеко от Радужных водопадов. Еще есть рядом с Кантерлотом и другими основными провинциальными городами. Но все же мы родом все из Балтимэра. Наша основная деятельность, это перепродавать старинные предметы или сокровища поколений. Иногда даже попадаются артефакты, но в прошлом году принцесса Селестия издала закон, в котором мы обязуемся все опасные магические штучки оправлять в её королевские угодья. Так что контрабандой мы не занимаемся и даже не предлагать. А в последнее время мы еще подрабатываем экспресс доставкой писем на другие уголки Эквестрии.

Редгард глубоко вздохнул. Полученную информацию ну никак невозможно было переварить после всего этого.

— Я погляжу вы чем-то озадачены?

— Конечно озадачен! Не культурно так налетать на потенциальных покупателей со всем багажом услуг. Дала бы хотя бы ему краткий ответ «Да», — выкрикнул из кладовки единорог.

— Я и сама решу, как удобней будет нашему клиенту! — возразила кобылка.

«Похоже, даже если просто свалю от сюда, они продолжат, будто бы меня тут и нет».

Редгард все же замахал копытом, давая о себе знать. И без того ему тяжело приходиться. Так еще и эмоции этих двоих переплетались и меняли оттенок, как оно им вздумается.

 — Это все прекрасно, но мне важно письмо отослать, а не то как вы справляетесь друг с другом.

— Ах… вы всё об этом! Ладно-ладно. Томить вас не буду, хотя изначально я надеялась, что вы пришли по поводу работы. Нам как раз требуется сотрудник на утренние смены. И было бы не плохо, если вы рассмотрели данное предложение, если ничем не заняты и нигде не состоите.

Редгард фыркнул. Буквально еще одно предложение, и он точно взбеситься.

— Мне. Нужно. Отправить. Письмо! — громко потребовал Редгард, от чего похоже что Лайна пришла в себя и внимательно посмотрела на пегаса.

— Да… что-то меня понесло не туда. Но все же…

— Письмо! — еще раз громко сказал Редгард, от чего дверь кладовки открылась. На обоих уставился Кайн с непониманием происходящего.

Ему было достаточно мгновения, чтобы магией ухватиться за письмо и пролеветировать к себе.

— Ну, во-первых, попрошу вас не кричать. А во-вторых все письма изначально нужно нести в Мэрию.

Редгард оскалился, закатил глаза и глубоко вздохнул, пытаясь унять гнев. В это время кобылка, как ни в чем не бывала, продолжала улыбаться, как будто нарочно бесила Редгарда.

— Хотя… — задумался единорог, разглядывая письмо, — Кажется тут мы можем сделать исключение. Мы уже имели дело с отправителем и тут проблем не будет.

Лайна улыбнулась еще сильнее:

— Это определенные нюансы, при которых нам приходиться работать с городским управлением. Используя наши замечательные навыки, мы оказываем экспресс доставку писем почти по всей Эквестрии. Таким образом с нас не взымаются… — радостно попыталась сказаться единорожка, пока её рот не захлопнулся, от обвивших голубых магических пут.

Понимая, что быстро разобраться с делом не получится, Редгард развернулся к выходу, бормоча что-то себе под нос.

— Лайна. Я думаю тебе нужно перестать так делать. Это плохая привычка. И совершенно несет в себе полезности.

Кобылка лишь вздохнула и кивнула Кайну. Магические путы исчезли с мордочки, и она окликнула Редгарда.

— Вы же от единорожки с оранжевой гривой?

Слова заставили Редгарда остановиться.

— А что, если так? — грубым тоном ответил пегас.

— В этом случае мы не будем отправлять вас с этим заказом в Мэрию. А сможем быстро отправить его на ваших глазах.

— Ну так сделайте это!

Если бы на копытах Редгарда сейчас находились часы, то он точно бы засек промежуток потраченного времени.

Лайна кивнула, да и Кайн тоже.

— Я отправлю! — синхронно сказали хозяева.

— Тогда давай ты! — снова повторили оба, от чего тяжело вздохнули.

Редгард, закрыв глаза, лишь легонько ударил себя копытом по мордочке.

— Я отправлю. Все равно это будет неофициально, — ответил единорог.

— Не забудь сделать пометку. Чтобы не вышло, как в тот раз.

— Агась.

Единорог схватил телекинезом ручку со стойки и что-то нарисовал на обложке письма. После чего поднял его в воздух и сконцентрировавшись, вокруг конверта образовалась прозрачная голубая сфера.

Редгард почувствовал сильный всплеск магической силы, исходящий от единорога и внимательно уставился за тем, что сейчас происходило.

Следом из рога жеребца вылетели искры, а сфера сильнее засветилась. Вспышка, заставила пегаса на мгновение моргнуть, а магический шар с письмом бесследно исчезнуть.

— Это магия перемещения? Телепортации? – удивленно спросил Редгард.

Единорог лишь улыбнулся и выпятил грудь:

— Что-то из этого разряда, но куда лучше... Знаете, что один дракончик ученицы принцессы Селестии, может собственным огнем отправить письмо лично ей, где бы та не находилась? Это практически тоже самое. На этом спасибо нашей семье.

— Удивительно… вижу такое впервые свои глазами — продолжил удивляться Редгард.

— Наша пространственная магия телепортации требует огромной концентрации и предрасположенности с самого рождения. И даже если все это у вас будет, то не факт, что все получиться так, как это выходит у нас, — пояснила Лайн.

— Простыми словами – Невозможно её выучить, если не родился с талантом к магии. И естественно единорогом.

Редгард молча кивнул. Ему было достаточно знать, что этим талантом обладают единицы. А с его владением магией, он никогда не сможет использовать даже простую телепортацию на короткое расстояние. И это удручало. Но он уже привык к такому.

Напоследок Редгард в благодарность еще раз кивнул и направился к выходу.

— Вы кажется забыли оплатить наши услуги, — окликнула его Лайн, от чего пегас остановился.

— Из головы вылетело. Сейчас…

— Ступайте. Это она так шутит. Доставка писем наперед была оплачена еще давно до вашего визита.

Оставив сумку в покое, Редгард все же отправился к выходу, стараясь, как можно меньше вдыхать пыльный воздух.

— Вот же… ты как всегда любишь ломать комедию, — ответила кобылка, прежде чем двери лавки захлопнулись.

— Агась, — с улыбкой сказал Кайн. — Кстати, вид у него потрепанный. Может ему помощь нужна какая?

— Нам за это не платят.

Единорог с улыбкой кивнул.

Тяжелый пыльный воздух, напрягавший легкие, сменился привычным холодным и слегка влажным. На небе все больше скапливались тучи, приобретая темно-серые оттенки. Незнакомцы, кое было не много, спешили закрываться в домах или искать укрытия в все еще открытых кафешках.

«Надо скорее возвращаться», — подумал пегас, ускоряя свой шаг в направление более свободной площадки для взлета. Но достигнув её, лишь злобно рыкнул от резкой боли в крыле, когда попытался оторваться от земли. Пришлось идти полагаясь на собственные копыта.

Что было, если бы тогда не пошел на поводу эмоций? Возможно не было конфликта. Не было нападения. Не было травмы, которую теперь придется зализывать пару дней. Да и нужно ли было спасать этого выскочку? Мысли так и скакали в голове, устраивая бардак, в то время, как мозг пытался их усадить по нужным полочкам. И все же почти в каждой из них он находил только плохое. То, что мешает и усложняет и без того его тяжелую жизнь.

Начался дождь. От намокания оранжевая шкура потускнела, а со спины побежали черные струйки от грязи. До дома оставались считанные шаги. Из-за сильной боли в груди замедлился шаг. Дышать становилось сложнее, а копыта зудели от усталости. Хотелось по скорее улечься в кровать и закрыться от внешнего мира.

Зайти в дом в таком тяжелом состоянии, означало выдать себя с потрохами. И уж вести диалог о том, что с ним сегодня приключилось, никак не хотелось. Пришлось присесть на ступеньки крыльца дома, снять с себя сумки и слегка расслабиться.

Взгляд неловко опустился на оранжевое полотно, с вышитой в маленьком квадрате скрипкой по середине. Это напомнило ему о Перси. Её улыбка, грива, глаза, вечно смотрящие в даль, были чем-то ярким, чем-то теплом и приятным в этом тусклом мире.

— Со мной явно, что-то не так, — сказал вслух Редгард, тяжело выдыхая и подставляя задние копыта под проливной дождь. — Не нравится мне все это.

Позади открылась дверь и из проема показалась Перси с обеспокоенным видом. Её глаза тут же устремились на Редгарда, от чего ещё сильнее встревожилась.

— Редгард? — открыв до конца дверь, озадаченно спросила единорожка. — Что ты тут делаешь?

— Сижу, — скрипя зубами проговорил пегас. — Наблюдаю за дождем.

Перси подошла чуть ближе, оценивающе смотря на его шкуру.

— Где… где тебя носило? Ты… — прижимая копыто ко рту, с широко раскрытыми глазами, с ужасом наблюдала за всей грязью, что сейчас образовывала черную лужу под Редгардом. — А ну быстро в дом! Простыть не хватало!

Редгар медленно кивнул, напрягся, чтобы не взвыть от боли, встал и направился в дом. Но не успев пройти, как перед ним встала Перси и остановила его копытом в грудь, заставив того взвыть сквозь сжатые зубы от боли.

— А теперь посмотри мне в глаза! — уставилась Перси. — Ты снова ходил к этим дикарям?

Редгард отвел взгляд, отпрянул назад и еле сдерживаясь, чтобы не застонать, язвительно ответил: — Никуда я не ходил… отнес письмо, купил продукты… и все!

Перси сделала шаг вперед.

— Чувствую, что врешь… говори как есть! Я устрою им веселье, когда подниму вопрос с местными жильцами по поводу того, чем занимаются эти дебилы!

— Чувствуешь? — удивленно вскрикнул Редгард и улыбнулся. — Ты? Чувствовать?!

Шаг вперед и пегас встал прямо перед ней, упираясь своей холодной грудью в её, вытянулся в полный рост, смотря сверху вниз.

От страха она поджала уши, но не подалась назад. А лишь уставилась в его наполненные болью глаза и мнимую улыбку.

— Интересно. Даже слишком интересно… На сколько сильно особенной ты себя считаешь.

Редгард продолжал улыбаться, игнорируя исходящую и нарастающую ауру гнева от самой кобылки.

— Достаточно, чтобы выявлять, у кого есть мозги, а у кого там каша.

— Странно слышать от той, кто уехал из большого города, — рыкнул Редгард, шипя от боли.

Повисла пауза, Перси отстранила взгляд в сторону и отошла с прохода, позволяя Редгарду зайти в дом. Следом закрылась дверь.

Направившись прямиком в ванную, Редгард закрылся, а после упал на пол тяжело дыша. Больное крыло и грудь восстанавливалось слишком медленно. Слишком, даже с учетом его врожденных способностей.

Дотянувшись до крана, он включил воду, и не без труда забрался в ванную. По мере наполнения, вода окрашивалась в темно-коричневый цвет. Но это не имело значения. Редгард закрыл глаза и расслабился. Вспышке зеленого пламени он обрел истинный облик. Его правое крыло было согнуто вдвое, а на груди имелись трещины и небольшая вмятина, на восстановление которую потребуется куда больше энергии, чем он сейчас обладал.

«Если конечно опять она не придумает чего нового», — подумал он и открыл глаза.

На металлических вентилях крана, он увидел свое отражение и на пару секунд уставился, пока из-за вспышки гнева не шлепнул копытами по воде, обрызгав помещение мутной водой. А после схватился за грудь.

— Соберись. Сам во всем виноват! — прошипел он, сжимая зубы.

Раздался тихий стук в дверь.

— Я могу тебе чем-нибудь помочь? — спросила обеспокоенно Перси. И не получив ответ постучала снова. — Ты можешь сколько угодно вести себя, как полоумный осел, но это не изменит происходящего.

Редгард продолжил молчать, наблюдая за ручкой двери, которую Перси в этот момент дергала, с другой стороны.

— Регдар! — громче проговорила кобылка, но пегас упорно продолжал её игнорировать. — Пытаешься помочь, а тут, как об стенку горох! Ну и молчи дальше!

— Отвали от меня!

Кобылка ударила копытом по двери и взревев от ярости начала поливать Редгарда оскорблениями. Про то, как встретила его. Про его глупые шутки. Про его стальную логику. А после взвыв отправилась на кухню, попутно раскидывая по ней приборы.

— Как вообще пони могут уживаться друг с другом!? — проговорил Редгард, но его никто не слушал.

Найдя в ванной мочалку, он аккуратно стал проходиться ей по конечностям, сквозным дырам и гребню на голове, стараясь не дотрагиваться до груди. В углу находились разные шампуни и бальзамы, но исходящий от них запах отталкивал желание пустить их в дело. Только теплая вода и немного магии физического трения.

Потребовалось время, чтобы остыть. Осознать ошибку своей грубости и понять, что именно Перси все эти дни питала его своими эмоциями. И выбрасывать красивую тарелку уже не хотелось.

Спустя час, он все же вылез из ванной. Вытерся оранжевым полотенцем, на котором практически не осталось грязных следов, и откидывая его в сторону, открыл дверь. Из кухни доносились звонкие удары металлических предметов и исходил приятный аромат свежей выпечки.

Ему не особо хотелось идти на разговор, но было интересно, чем она занималась. Медленными шагами он дошел до прохода и аккуратно заглянул на кухню. Там, рыжеволосая кобылка, с не лучшим настроением, разливала белую массу по формочкам. Из духовки еле заметно вырывался пар и можно было заметить уже готовящуюся партию кексов.

Переступая с ноги на ногу, он подкрался к Перси, внимательно следя за её действиями. И это не осталось незамеченным. Практически сразу же она посмотрела на него, возмущенно фыркнула и не говоря не слова, просто отвернулась.

— Эм… вкусно пахнет, — сказал Редгард, но не получил никакого ответа.

Кобылка просто отодвинулась подальше от него, продолжая наполнять формочки массой. Чувствовалась большая обида.

— Значит кексы?

Перси повернула голову и со злобным взглядом сказала: — Что? Вдруг решил поговорить? Лети лебедем! — отмахнулась она.

Это немного смутило пегаса и он решил подойти ближе к ней. На это действие она рыкнула и черпнув копытом остатки массы, швырнула их прямо в лицо нахального пегаса.

Какое-то время он не совсем понимал, что произошло. Тестообразная жидкость начала стекать с его щеки, и он успешно достал её языком пробуя на вкус.

— Вкусно, — подметил Редгард. И сразу же получил ещё порцию, но куда больше и прямо копытом по лицу.

— Очень рада. Ешь! Не заляпайся! — все так же злобно ответила Перси.

Подхватив миску, пегас решил, что будет не справедливо испачкаться одному и швырнул остатки в Перси. Она ловко увернулась и отстранившись подальше начала вести перестрелку продуктами. В ход шла тяжелая артерия из оставшегося десятка яиц, словно это были какие-то бомбы, от которых Редгарду приходилось ловко уклоняться. Потом в ход шли крышки посуды, ставшие щитами, а стол по середине кухне превратился в имитированную баррикаду. Перси даже стало весело. Недавняя обида затмилась смехом и радостью от такой детской игры. Даже Редгард не мог сдержать улыбку, находя в этой битве забаву.

И вот кобылка пошла в наступление, ловко блокируя крышкой и вооружившись баллончиком с взбитыми сливками, чтобы положить конец войне! Но похоже она забыла, что ранее разбитые яйца сделали поверхность скользкой, и уже на третьем шаге, она оправилась на пол, распластав свои копыта и теряя хватку телекинеза. Редгард тоже не стал медлить и пошел на сближение, вооружившись открытым пакетом молока, но спотыкнулся об летящую на него по полу кобылку. Получилось все так, что упав на Перси, он пару раз даже умудрился с ней перевернуться, прежде чем они оба остановились.

Он находился над ней, она была под ним. Его глаза уставились на ее. Десяток сантиметров свободного пространства отделяли их губы. Ее оранжевая грива, заляпанная продуктами, сейчас веером лежала на полу. Мордочка слегка была залита румянцем от обилия смеха, а сама она беззащитно смотрела на Редгарда стараясь отдышаться. Горячий воздух, исходящий из ее рта обдувал личико пегаса, что медленно стал приближаться все ближе и ближе к ней. Пока в пару сантиметров от ее губ, Редгард вытащил язык и прошелся по её щеке, собирая остатки теста, довольно улыбаясь.

— Эй! Зачем ты меня лизнул! — уставилась кобылка.

— Ты довольно сладкая. Даже слишком.

— Мог бы придумать чего пооригинальней. Извращенец… — пробубнила Перси и отвела взгляд.

Редгард улыбнулся. Он почувствовал то, что отличалось от любой пищи, которую он привык есть уже долгие годы. И сейчас эти эмоции были не чужими. Они были направлены к нему.

Он аккуратно до коснулся копытом до щеки и посмотрел прямо в глаза. Горячий воздух исходящий от Перси, накинул лассо на его шею и сильно стянув, начал тянуть к себе. Она медленно закрыла глаза, позволяя пегасу сделать задуманное и расслабилась. Его губы приблизились к лицу, и он нежно, аккуратно, слегка дрожа, поцеловал её в нос. А после медленно отпрянул назад и озадаченно посмотрел на Перси.

Этого она не могла ожидать. Точнее, ожидала куда большего, но уж точно не это! Пару раз моргнув, она открыла глаза, посмотрела на озадаченного Редгарда, и сразу же покрылась румянцем и стыдом. От страха она тыкнула его в грудь, заставив свалиться на пол и застонать от боли. А сама резко вскочить на копыта и убежать в ванную.

— Да что ж такое! — простонал от боли пегас.

Прошло довольно много времени, прежде чем Перси смогла собраться и выйти из ванной, попутно смыв с себя всю грязь и остатки продуктов. Редгард в это же время, постарался не доставлять проблем и вытиравшись отправился лежать на диван, слушая за тем, как кобылка хозяйничает на кухне и убирает весь оставленный ими бардак. Он даже захотел ей помочь, но тех эмоций, которые так сильно его соблазнили в самый ответственный момент, не было. А с учетом того, что Перси сразу же начинала смущаться и пытаться уйти в другую комнату, заставило отказаться от этой идеи.

Вечер подступал достаточно быстро. Незаметно для пегаса, за окнами стало ещё темнее. После дождя на небе остались только серые облака, скрывавшие звезды и исходящий от луны свет. А гул ветра, сменился тихими звуками пробудившихся насекомых, выбравшиеся из своих укрытий после ливня.

Закончив на кухне с делами, Перси аккуратно вошла в комнату и поставила тарелку с испеченными кексиками на журнальный столик. Пододвинула ближе к Редгарду, что в этот момент открыл глаза и сонливо зевнув, повернулся на неё.

— Это тебе. Вышло, наверное, так себе, но думаю съедобно.

— Съедобно? — удивился сонливый пегас и посмотрел на тарелку с парой тройкой булок. — Ты раньше не готовила?

— Особо как-то не приходилось.

Редгард занял сидячее положение, приглашая Перси присоединиться, на что она сразу же согласилась.

— И почему же? — спросил пегас.

— Ну… мама ещё как-то любила хозяйничать на кухне, но в основном у нас была домработница. Так что особой надобности в этом не было.

Схватив верхний кекс, Редгард медленно и осторожно надкусил его с боку. На вкус было не очень. Через чур сладкий, сухой, и местами даже подгорелый.

— Значит это той интерес? — спросил Редгадр, не спеша откусывать угощение дальше.

— Скорее вынужденная мера. Я долго думала о самостоятельной жизни. О том как все это будет происходить и чем должна обладать. И скажу честно… это достаточно тяжело. У меня до сих пор происходят проблемы со стиркой и другими бытовыми проблемами. А ведь кто-то даже сад содержит, просто из своих интересов.

Кобылка сложила копыта в замок и глубоко вздохнула.

— Странно, что до сих пор не задаешь мне вопросы по поводу моей семье и моих странностях. А я уже не раз подмечала твои…

Положив угощение на стол рядом к остальным, пегас глубоко вздохнул и откинулся на спинку дивана.

— Не нахожу в этом большого интереса, — сказал Редгард.

— Даже каплю?

— Даже её.

Кобылка хотела было что-то сказать, но Редгард продолжил дальше.

— Я в этом не вижу особой выгоды. Как и много говорить. Есть только сегодняшний день, в котором мы сталкиваемся с… с… проблемами? — слегка растерялся в мыслях пегас. — А остальное… одно прошло, другое ещё не настало.

— Звучит достаточно смешно, — улыбнулась единорожка. — Мне бы так жить, да и многим в целом. И сразу камни с плеч упали бы.

Редгард повернулся к Перси и удивленно спросил: — А что мешает?

На этот вопрос у неё не было ответа. Вместо этого она посмотрела на свои задние копыта, пару раз пощупала себя и что-то промычала.

— Когда-то мне мама дала похожий совет. Правда он звучал куда более логичней. Жизнь – как музыка, идет своим чередом. И никогда не знаешь, что окажется в следующем произведении.

— Нифига не понятно, — возразил Редгард.

— А это и не важно, — улыбнулась Перси.

В дверь тихо постучали.

— Ну кому пришло в голову наведаться в такой поздний час?

Кобылка со вздохом встала и пошла к двери, пока Редгард продолжал сидеть на диване, закрыв глаза.

— эм… Редгард… — удивленно позвала кобылка, отвлекая от безделья. — Тут к тебе… и я бы сказала, что хочу, и сама очень тепло побеседовать! — возразила на последние слова гневно Перси.

Ничего не оставалось, как с неохотой сползти с кровати и дойти до порога входной двери. Но буквально, когда Редгард вышел в коридор, заметил в проходе фиолетового жеребца, что держал копытом оранжевые потрепанные сумки Перси. По стойке он был готов в любую секунду начать бой, но его появление озадачило всех.

— Ты… гребанный предводитель! Из-за тебя проблем столько, сколько иголок на жопе дикобраза нет! Да я… — не сдержалась Перси, но Редгард вовремя положил копыто на её плече и встал перед другим пегасом.

— Я не собираюсь устраивать драку. И пришел по другим делишкам. Вернуть должок и…

Фиолетовый пегас замешкался и положив сумку на землю, отошел на пару шагов назад.

— И давай-ка мы забудем сегодняшний полет? А то и так проблемы не хочу создавать.

Перси посмотрела на Редгарда, теперь собирая во едино мозаику происходящего.

— Мне и так было без разницы. Просто не доставляй нам больше проблем, — ответил Редгард, на что тот сразу же кивнул и улыбнулся.

— Там это. Если будет нужна когда-нибудь помощь, приходи. Я если что – Клык. В сумке не большой подгон. А так… удачи тебе с этой бестией.

Перси хотела было рвануть вперед, чтобы ударить нахала, но он тут же отпрыгнул назад, развернулся на двух копытах и резко взмахнул крыльями, поднимаясь к небу.

— Да я бы! Порвала бы на части! Урод хренов! Возомнил себя не пойми кем! — прокричала она, а после стукнула Редгарда по голове. — И ты! Весь из себя такой! Почему не сказал сразу же! Мы могли пойти в больницу, пока она открыта!

Редгард лишь засмеялся. Давно ему не было так весело. Особенно когда он был в центре событий.

Он аккуратно раскрыл сумку, внутри которой на самом верху находилась нашивка красных псов. Банда, чей предводитель был, как раз сам Клык. И не особо понятно для каких целей она ему досталась.

— Ты меня хоть слышишь! Идиотина!

— Слышу Перси. Слышу, — сказал он, застегивая сумку обратно.

— Что у тебя болит? И почему сразу же не пошел за помощью?

— Немного крыло повредил и грудь. Скоро пройдет.

Кобылка разгневанно зарычала и мигом отправилась в ванную за аптечкой, в то время, как Редгард, совершенно не меняясь в мимике, донес сумку до гостиной и улегся на кровать.

Долго ждать не пришлось. С аптечкой, парящей рядом, Перси злобно посмотрела на Редгарда, а после потребовала показать точные места, где болело. Она достала маленькую баночку, открыла её и комната сразу же наполнилась едким запахом медицинских препаратов, от которых слегка жгло в носу.

— Не надо! — проговорил Редгард и сразу же сдвинулся подальше от кобылки. Но та лишь улыбнулась и подошла ближе.

— О, нет. Не так быстро мистер «пофигизм»!

Редгард попытался спрыгнуть с кровати и быстро уйти, но в тот же момент его обхватили магией, заставив замереть на месте.

— Не смей! Мне от этого будет только хуже! — попытался донести он до кобылки, но та уже не слушала. Вернула его обратно на диван, и как бы он не сопротивлялся, все было без толку. Сил противиться её магии явно не хватало.

Каждое касание доставляло боль, которую невозможно было терпеть. Особенно это было с грудью. От мази его тело полыхало, а в глазах все завертелось. А запах, от которого хотелось сунуть свой нос куда угодно, стоял невыносимый.

— Так дело не пойдет. Вставай и шуруй за мной. — сказала Перси.

— Ни-за-что… — прохрипел пегас.

— Как скажешь!

Кобылка снова схватила его магий и понесла в свою комнату. Там она опустила его на кровать и глубоко вздохнула.

— Как маленький. Ей богу! Тебе же лучше будет!

— Не будет! Ты не понимае… — хотел было ответить Редгард, но тут же чихнул. Следом ещё раз и ещё, пока это не стало для него большой проблемой. Он схватился за подушку и уткнулся в нее мордой, чтобы хоть как-то остановить этот ужас.

— Нда… не думала, что так сильно мазь на тебя повлияет. Но тебе правда необходимо… особенно после того случая… и этого, хоть я и не знаю, что между вами произошло.

Редгард, пробубнил в подушку. Разобрать речь не предоставлялось возможным.

Взгляд Перси упал на окно, за которым уже стоял поздний вечер. Она аккуратно укрыла одеялом жеребца, который продолжал страдать от чихов, и легла рядом.

— Будет потом что вспомнить, — вздохнула единорожка. — А пока… думаю что ты прав. Надо жить сегодняшним днем.

Редгард с трудом поднял мордашку, которая от мази была красная до ужаса, и посмотрев в сторону единорожки, та ухватилась за его шею и аккуратно поцеловала в щеку. После повернулась к нему спиной и закрыла глаза.