Жажда

Сраженная горем после смерти дочери, Берри Панч пытается побороть свою страсть к алкоголю.

Октавия Бэрри Пунш Колгейт

De pomme verte

Брони по имени Венди попала в Эквестрию во время 13 серии 2 сезона. До этого Биг Макинтош был её любимым персонажем, но теперь он её особенный пони.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Биг Макинтош Человеки

Дитзи Ду - это серьёзно!

Дитзи Ду не так проста как кажется.

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Пепел

Что мы знаем о наемниках? Выполнят любую работу, только заплати. Но что мы знаем об этом наемнике? Ровным счетом - ноль. Он пытается найти мораль в прошлом? Хочет ли он измениться? Чего он добивается своими действиями?

Рэрити Эплджек Другие пони ОС - пони

Твай и Диана: Осенние дни

Казалось бы, какая мелочь — слезы Пинки Пай вдруг оказались сладкими. В конце-концов, это же Пинки Пай! Мало ли чего в ней странного. Она же состоит из странностей от носа до кончика хвоста! Так подумали бы, наверное, все... но только не Твайлайт. Единорожка не смогла справиться с любопытством и пошла понимать, в чем тут дело. И никогда бы не поверила, куда ее в конечном счете приведут эти поиски.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай Трикси, Великая и Могучая Лира Мод Пай

Я подарю тебе себя!

День «копыт и сердец» в Эквестрии. День, когда одни пони дарят подарки другим, своим «особым пони». Но среди всех них, есть те, кого связало бессмертие, давние обиды и общая грусть. Маленькие радости и задорные розыгрыши. То, что должно было поднять настроение, пробудило старые раны, но всё же и для них нашлось лекарство... Два близких, но при этом одиноких сердца стали стучать в унисон.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Мистер Кейк Миссис Кейк

История Барда

Это история о приключениях. Да-да, именно о них. О захватывающих путешествиях, смертельных опасностях, безумных рисках и спасении Принцесс. О неизведанных землях, на которые еще не ступало копыто пони, и о тех, кто все же на это отважится. А так же об искусстве сложения историй и о бардах, которые их складывает. Ну и о музыке, конечно, куда же без нее. Короче говоря, просто устройтесь поудобней и приготовьтесь принять участие в самом эпическом противостоянии добра и зла! Только не перепутайте их друг с другом...

Другие пони ОС - пони

Мое сердце

Когда останавливается сердце.

Другие пони

Что в имени

Твайлайт всегда твёрдо придерживалась своих взглядов, вряд ли что-то может изменить её фундаментальные представления о мире и самой себе, даже масштабный заговор, следы которого она обнаруживает много лет спустя. Не так ли?

Твайлайт Спаркл Трикси, Великая и Могучая

404: Романтика не найдена

После отказа Сансет, Твайлайт считает для себя нормальным не покидать комнату. Но и отказать подруге не может.

Твайлайт Спаркл Рэрити

Автор рисунка: Noben

Падение империи Твайлайт: Потерянная наследница

Глава 4. В новом мире

Солнце едва пробивалось сквозь серые облака, в лесу все ещё был лёгкий утренний туман, птицы все ещё спали, поэтому единственными звуками был шелест листьев от небольшого ветерка и шумное бурление реки. Казалось, лес жил своей жизнью, для него это было самое обычное утро, которое не предвещало чего-то нового. Но посреди привычного пейзажа выделялась одна деталь, на каменистом берегу реки лежал аликорн, с глубокими ссадинами и большими ушибами по всему телу. Фларри постепенно приходила в себя, однако дыхание ее было очень медленным, а в глазах была сильная муть. Она абсолютно не понимала где она, сколько сейчас времени и что вообще случилось, все события прошлого дня пока что были лишь отрывками, которые ей предстояло сложить в общую картину. Спустя неопределенное количество времени, она медленно начала двигаться и пытаться встать. Кровь на глубоких порезах уже запеклась, однако требовалось сшить все раны дабы те не начали гноиться. Фларри неспешно встала на ноги и осмотрелась, вокруг было много камней, среди которых она высмотрела свою сумку, которую по стечению обстоятельств также была принесена сюда рекой. Медленно подойдя к ней, внутри она обнаружила немного вещей: несколько кусков плотной ткани, никто, промокшую еду, носки, иголку, расчёску с зеркальном и пару украшений.

– Ну ладно... Хоть что-то... – Она осмотрела ближайшие перелесок. Меж деревьев, на небольшой возвышенности находилась комфортная пещера, в которой можно было укрыться от любых капризов погоды. К тому времени поднялся весьма сильный ветер и начал обдувать мокрую Фларри.

– Бррр, не заболеть бы... Надо скорее укрыться... – Она еле-еле побрела вверх по склону к пещере, немного хромая на правую переднюю ногу, также невероятно сильно болело левое крыло, им буквально невозможно было пошевелить. Добравшись до сухого безопасного места, она решила для начала согреться.

– Так, как там меня папа учил, кучка веток, два камушка и ударить... – Но очевидно, что с первого раза ничего не получилось.

– Ещё разок, – но снова ничего, тогда Фларри решила взять камни побольше. Каждое движение отдавалось ей дикой болью по всему телу, особенно по ушибам и порезам. Но всё-таки ей удалось развести небольшой костерок. Она подбросила в него немного веток что лежал у входа в пещеру и улеглась греться. К полудню она обсохла и отдохнула, но впереди было самое неприятное... Надо было зашить порезы... Фларри знала, что это будет крайне больно, поэтому предусмотрительно сходила за водой. Налив её в кусок прочной коры, она взяла нитки с иглой при помощи магии и начала постепенно и очень аккуратно зашивать себе раны. Когда боль доходила до совсем уж невыносимой, она поливала место зашиваемую рану холодной водой, что действовало как обезболивающее. Естественно боль уходила не до конца, но она становилась хотя бы терпимой.  Полтора часа длилась мучительная операция. Когда последний шов был готов, Фларри без сил опустила голову на подстилку из листьев. Она была в край измотана, сил не было, голова трещала. Глаза закрылись, и принцесса вновь уснула.

Ещё спустя часа четыре Фларри проснулась от дикого голода. Хорошо, что в сумке нашлись хоть и промокшие, но все ещё более-менее съедобные бутерброды. Посушив их на костре и даже подпалив один, она кое-как отужинала, оставив немного на утро. Голова уже не так болела, однако в висках все ещё чувствовалось напряжение. Раны на теле уже под зажили, но также ещё немного болели, общее состояние принцессы улучшилось. Подбросив немного веток в костер, она вышла из пещеры и осмотрелась. С возвышенности открывался неплохой вид на лес, расположенный на юге. Видимость была порядка пяти километров, однако кроме деревьев вдали ничего не было, выяснить свое местоположение Фларри не смогла. Левое крыло, как оказалось, было сильно вывихнуто, поэтому о полёте не шло и речи. Поэтому, за неимением лучшего, она просто вернулась к костру и легла в раздумьях. Постепенно собирая мысли в кучу, ей удалось восстановить событие прошлого дня. С ужасом понимая, как резко изменилась жизнь, также приходило осознание, что сделать что-то она не в силах. Слезы полились из ее глаз, потрясения, перенесенные ей накануне, просто убивали ее, съедали изнутри. Друзья, семья, положение в обществе, королевство... Она потеряла всё, что имела! Проплакав с десяток минут, она слегка успокоилась.

– Надо бы листья ещё подложить, а то лежать жестковато... – Неспешно встав, она прогулялась по опушке леса и собрав листья, снова вернулась в свое логово. Тем временем уже спустились сумерки. Приготовив себе постель, она достала из сумки куски ткани, но к сожалению, они были влажные и на роль одеяла не годились.

– Вот чёрт! Как же я забыла... Теперь придётся сушить... – Фларри расстелили ткань около огня, а сама улеглась на листья, спать ей пока не хотелось, поэтому она просто смотрела в потолок пещеры, стараясь принять новую реальность своей жизни. Никаких дел иди интересных занятий у нее не было. Вы этой пускай теплой, но пустой пещере, было невероятно одиноко, особенно в такое время... Глаза Фларри опять закрывались, все же сейчас ей требовалось много сна, чтобы восстановиться и залечить раны. Закутавшись в сухую ткань, она мигом уснула, даже не подбросив в огонь хвороста. Никаких снов... Глухая темнота, не было даже кошмаров, которые, казалось, должны были случаи принцессу каждый день. Но сон прошел как миг, раз, и в глаза уже ударил утренний свет, слабо прорывающийся сквозь облака. Костер за ночь уже потух и еле-еле тлел, вокруг было довольно прохладно, однако Фларри не замёрзла. Благодаря магии аликорна, которая хоть и ослабла, но все ещё текла по её венам, раны заживали довольно быстро. Швы срастались, ушибы постепенно проходили, но вот крыло не заживало, двигать им все ещё было нереально больно. Разведя заново огонь и позавтракав тем, что осталось, она выбралась на улицу. Пейзаж не особо изменился, такой же лес, такие же звуки, такое же небо. Ветер войны ещё не успел добрался до этих далёких Эквестрийских земель.

Еды не осталось, поэтому Фларри решила обследовать ближайший лесок в поисках чего-нибудь съедобного. Пройдя немного вглубь, она не обнаружила вообще никакого присутствия цивилизации, исключительно дикая природа. Ягоды, грибы и прочая лесная еда была там в изобилии. Собрав поесть и вернувшись в пещеру, Фларри принялась за готовку. День неспешно шел, пока солнце двигалось по застеленном облаками небу, принцесса трудилась не покладая рук. В реалиях новой жизни она всё-таки хотела хоть какого-то комфорта, поэтому постепенно ее жилище превратилось в более-менее комфортное убежище. Ситуация уже не казалось такой плохой: жилище есть, еда на ближайшее время имеется, раны постепенно заживали.

Неожиданная ситуация ждала ее вечером. Дело до сумерек ещё не дошло, время было около пяти. Созерцая прекрасный лесной пейзаж, вдали она увидела лёгкий дымок, идущий из-за деревьев.

– Это что? Дым...? Надо бы добраться, – но была одна проблема, река с довольно прохладной водой, в которую лезть крайне не хотелось. Хорошо, что в паре сот метров была отмель, где большие валуны выпирали из воды, по которым крайне удобно можно было перепрыгнуть через реку. Преодолев столь несложную преграду, Фларри в припрыжку помчалась через лес. Надежда горела в ней как никогда, надежда на спасение, на возвращение к старой жизни. Вдруг Эквестрийских армии смогли переломить ход войны и каким-то образом смогли победить... Вдруг все жертвы были не напрасны...

Пробежав около километра, она вышла к большому костру, у которого сидело трое пони: два пегаса, почти полностью перебинтованные, и единорог с повреждённым рогом. Также на бревне сидел дракон с ампутированной рукой. Совсем неподалёку стоял наспех сделанный шалаш. Поначалу незнакомцы не заметили Фларри, поэтому она попыталась обратиться к ним:

– Кхм... Здравствуйте...

– Кто??? – все четверо всполошились, но увидев аликорна, быстро успокоились.

– Не может быть! Ваше величество! – Все мигом поклонились. Затем к Фларри подскочил единорог и мигом представился:

– Я Орвил, приятно познакомится с вами, вон тот дракон без руки — Эгвант, он получил удар по голове и онемел... – Дракон мило кивнул Фларри.

– А вон те два пегаса в бинтах — Росс и Радж, братья, оба сильно ранены в ходе боя... – Он покачал головой, а затем пригласил Фларри сесть к костру. Присев, Фларри ещё раз обратила внимание на шалаш:

– А в шалаше есть кто-нибудь? – Все заметно побледнели и поникли.

– Там Лоуэн... – Тихо протянул Росс. Радж добавил:

– Он половины тела лишился, не знаю, как он ещё жив, но боюсь, что до конца дня не протянет... – Фларри тут же встала и пошла посмотреть на несчастного, несмотря на все отговорки ее новых знакомых. Подойдя к шалашу и заглянув внутрь, к горлу ее тут же подкатил ком... Оно и понятно, наблюдать ополовиненное полуживое тело с гниющими глубокими ранами и органами, вывалившимися из брюха на грязные тряпки, было просто отвратительным зрелищем...

– О боже!!! Как он ещё дышит?! – Сзади подошёл Орвил:

– Не знаю...

– Вам не кажется, что проще будет... Этого... – Фларри провела копытом по горлу.

– Прекратить его мучения?

– Да... – Тихо проговорила Фларри. Орвил почесал затылок и медленно протянул:

– Это должны решат все... пойдёмте принцесса... – Вдвоём они направились к остальным сидевшим у костра. Сев к огню, Орвил собрался и сообщил неприятное предложение:

– Господа, наш товарищ, Лоуэн, умирает... Все знаю о его тяжких увечьях и невероятных муках... Я предлагаю облегчить его страдания... – Все опустили головы, Орвилу никто не ответил, но он не собирался долго тянуть:

– Голосуем! Мы должны принять решение! Те, кто за облегчение его мучений, поднимите лапы или копыта, у кого что есть! – Фларри и Орвил почти сразу подняли копыта, Росс и Радж чуть позже и менее охотно, Эгвант думал дольше всех, но вскоре также поднял лапу.

– Единогласно... Чтож... – он взял кинжал и медленно пошел к шалашу, но на пол пути обернулся:

– Попрощайтесь с Лоуэном... Он был отличным бойцом... – Он вздохнул и пошел дальше, через минуту он вернулся к костру, кинжал его был в крови, а на глазах его было немного слёз.

– Вот и всё... Эгвант, попробуй-ка взять лопату... Надо все-таки могилу постараться выкопать... – Молчаливый дракон легонько кивнул головой и с поникшим видом принялся копать. Несмотря на всего лишь одну руку, у него хоть и не быстро, но довольно неплохо получалось копать мягкий неплотный грунт. Остальные сидели у костра и томно молчали. В воздухе веяло напряжённостью и печалью. Через минуты двадцать могила была выкопана, а тело закопано. Все продолжали сидели молча ещё полчаса, пока Фларри не решила разрешить обстановку:

– Слушайте, а расскажите вашу историю, как вы сюда попали? – Орвил тут же поддержал ее инициативу:

– Ну если ты хочешь послушать, давай расскажу. Мы были во второй армии Скаузена, проходили учения у Мэйнхеттена. Но позавчера утром появились они... Ужасающие твари... Никто не ожидал такого... Все делалось в спешке, не пойми как. Они яростно налетели на наши ряды и резали нас как скот. Нам поступил приказ о прорыве на северо-запад через окружение, и поначалу все шло успешно, мы сокрушили их первую линию, но... захлебнулись на второй... Лишь сотне бойцов из нескольких десятков тысяч удалось спастись, в том числе нам. Но погоня не заставила себя долго ждать, враг наступал нам на пятки. Как я лично понял, прорвавшиеся разбились на маленькие группки и скрылись в лесу. Ну а дальше мы просто шли по лесу и оказались здесь, все весьма прозаично, принцесса. – Орвил развел копытами и хлебнул воды из походной фляги.

– Ну а Лоуэн? Как вы его смогли узнать с собой? – Недоумевала Фларри.

– Ну как-как... После того, как мы уже заходили в лес, спасаясь от преследования, одно из чудовищ нас настигло и атаковало. Лоуэн попытался остановить его, но ты сама уже знаешь к чему это привело... Хорошо, что с нами был Эгвант, он хоть и не без труда, но смог завались эту тварину. Потом мы просто бежали по лесу, переночевали, затем просто шли дальше, глубже в чащу и так попали сюда. Вот так как-то... – Орвил внимательно посмотрел на Фларри. Та лишь покивала головой:

– Понятненько...

– Ну а ваша история, как вы попали сюда...?

– Я? – Фларри почесала затылок.

– Да принцесса... Расскажите... Что стало с великим севером... – Негромко проронил Росс.

– Мне кажется, что история вам не очень понравится... Эх... Хорошо, давайте расскажу... – Фларри рассказала всем о событиях последних трех дней, особенно про тот самый день, который для неё стал буквально концом всего, настоящим концом света. Сказать, что все были в ужасе, не сказать ничего:

– Не может быть... Кристальная империя уничтожена... а ведь нам говорили, что если Мэйнхеттен потерпит крах, она станет оплотом сопротивления... Получается план Б ребята! – Внезапно Орвил вскочил с бревна и приказал всем собираться.

– Эй... Вы куда?! – Фларри живо заметалась, но Орвил решил прояснить ситуацию:

– Послушайте принцесса, у нас есть инструкции на такой случай. Сейчас объясню... Ещё до всего этого, командование проинструктировало нас на случай разрушительной войны. Следуя этим предписаниям, крепость западного ветра назначается конечной точкой сбора всех тех, кто выживет. Поэтому мы направимся туда! – После этих слов у принцессы округлились глаза.

– Вы что, совсем с ума сошли?! Вы хоть понимаете, что происходит?! Какая крепость западного ветра? До нее сотня другая километров, если не больше, а там нескончаемые орды ужасающих тварей, которые порвут вас на кусочки, как... Как Лоуэна!!! – В конце она сорвалась на крик. Все были слегка шокированы, однако Орвил сохранял спокойствие, неспешно подойдя к Фларри, он абсолютно спокойно сказал:

– Принцесса, несмотря ни на что, у нас есть приказ. Я уверен, все остальные солдаты уже направляются туда, пока мы сидим в этом лесу. Я могу сказать вам только одно. Оставайтесь пока что здесь, где никто и никогда вас не найдет, где вы будете в полной безопасности от всего этого ужаса и отчаяния.

– Вы сумасшедшие... – Фларри медленно начала отходить назад.

– Да, может мы и безумцы, но повторюсь, мы — бравые воины, наше главное призвание — защищать нашу страну от врага, поэтому мы умрём, но попытаемся хоть что-то сделать для спасения этого мира! Нам пора! Прощайте. – Орвил взял тяжёлый рюкзак с вещами и вместе с остальными направился в лес на юго-запад. Фларри пыталась кричать им, чтобы они одумались и не совершали столь самоубийственный поступок, но все было тщетно, компания уже скрылась в чаще. Фларри несколько минут стояла на месте в раздумьях. Броситься за ними или пойти обратно? Она решила не рисковать, так как летать она не могла, а шанс потеряться в лесу был весьма велик.

Когда Фларри вошла к себе в убежище, уже почти стемнело, она не знала, сколько точно сейчас времени, но предположительно было около десяти вечера. Отужинав, Фларри спокойно легла на подстилку и уставилась в потолок. Самые разные мысли посещали ее голову, но самой острой и навязчивой была одна: правильно ли поступил Орвил, самонадеянно решив, что сможет с тремя раненными товарищами добраться через пол Эквестрии до злополучной крепости. Его решение оставалось для принцессы загадкой. Что им двигало? О чем он думал в тот момент? На что он полагался? Неужели не понимал, что обрекает всех своих друзей нас смерть? Все это было не ясно... Мозг Фларри просто кипел от абсурдности всего происходящего: война, смерть, геноцид, чокнутый что подвергает своих товарищей смертельной опасности и прочее. Странным казалось и то, что ни Росс, ни Радж, ни Эгвант, никто из них не возразил Орвилу, неужели никто не понимал смертельность их действий...? А может они были слишком напуганы...? А может... Может они все просто были сумасшедшими...?

– Так, стоп! Хватит! – Фларри резко вскочила и схватилась копытами за голову.

– Если так пойдет и дальше, я сама лишусь рассудка... – Она встала и направилась к реке, чтобы умыться. Окатив лицо холодной водой и освежившись, ее взгляд упал на большой лунный диск, выглядывающий из-за облаков. На сердце стало чуть легче. Полюбовавшись пару минут, Фларри вернулась обратно.

– Ну ладно, я думаю, пора ложиться. – Она улеглась, накрылась куском ткани и закрыла глаза, сразу провалилось в глубокий сон. Ночь на удивление шла на удивление долго. В отличие от прошлой ночи, эта была полна снов... Точнее кошмаров! Самых разных, но к сожалению, одинаково ужасных. Они будут мучать Фларри ещё долгие — долгие годы. Всю следующую неделю Фларри постепенно обживалась на новом месте. Занималась собирательством, готовкой, улучшением жизненных условий: сделала себе из веток и листьев хорошую кровать, смастерила стол и стул, обустроила себе хороший аккуратный костерок. Постепенно новая жизнь начал входить в привычку, ей не казалось столь необычным лес, река, отсутствие удобств. Ее шрамы уже неплохо так под зажили, крыло также постепенно заживало, но полеты для неё оставались все также недоступны. Но на удивление, ей ни чуть это не мешало. Даже наоборот, поддерживало шарм ее обычной сельской жизни. И все вроде было хорошо, но в один день, примерно через пять дней после ее разговора с Орвилом, с юга-запада налетел мощный порыв сухого вонючего воздуха, немного смешанного с черным пеплом.

– Фу! Ну и ужас, что это такое?! Почему ветер пахнет... Гнилью что-ли? И что за черный пепел??? – Данная ситуация стала предпосылкой для ее долгой, затяжной и одинокой жизни в лесу, которая затянется более чем на месяц. Под страхом, который вселился в её душу в тот злополучный день, она не решалась предпринять попытки связаться с остальным миром, к тому же она помнила наставления матери, которая просила ее сбежать и не высовываться, пока все не решится. Поэтому Фларри приняла свою новую жизнь, все больше сживаясь с лесом и его образом жизни.