S03E05

из тесных уз земли

— Ну, вот и он, — сказала Эплджек, указывая в дальний угол амбара, где на полуспущенных шинах покоился мало любимый и надёжно заброшенный предмет. — "Флим-Флэм Фливер 500". Будь я на ферме, когда они продавали эту рухлядь Бабуле Смит, засунула б им его прямо в...

— А что с ним не так? — спросила розовая пони с курчавой соломенной гривой.

— Ну, с двигателем-то всё так, насколько я смекаю, — призналась Эплджек. — Правда, в гору он с грузом плохо идёт. Нет, двигатели-то Флим и Флэм делать умеют. Но вот всё остальное — это просто какое-то сплошное... да ты сама посмотри!

Она обвела грузовичок копытом, указывая на облупившуюся розовую краску, на треснувшие деревянные борта кузова и на колесо со сломанной спицей.

— Новым он выглядел вполне симпатично, но для настоящей работы просто не годится! И влезает в него, вообще-то, не многим больше, чем в наши обычные тележки!

— Значит, я могу его забрать?

— Конечно, Черри, — кивнула Эплджек. — Я твоей тёте Джубили столько всего задолжала. Рада буду, что хоть место в амбаре освободится.

— Спасибо! — Черри Берри открыла дверь грузовика и уже собиралась сесть в него и завести мотор, но тут остановилась, заметив в кузове что-то странное.

— А это что? — спросила она.

Эплджек заглянула в грузовик:

— А... это, похоже, сестра с подругами что-то изобретали, — сказала она, поднимая кусок разрисованного картона. — Лежит тут, должно быть, с незапамятных времён. Видишь, они у Твайлайт крылья не нарисовали?

— Ну, боюсь, это мне не пригодится, — сказала Черри Берри. — Если только ты не хочешь, чтобы я заехала по дороге на свалку?

— Черри, не вздумай ездить на этой колымаге никуда, только сразу домой! — заявила Эплджек. Она подняла картонную фигуру Твайлайт и прислонила её к стене амбара. — А это я потом на чердак снесу. А то выброшу, а Эплблум на следующий день хватится. С неё станет.

Черри пожала плечами, села в грузовик, завела мотор и медленно, с осторожностью вывела из амбара кривоногий драндулет. Выехав на дорогу, она не притормозила и не стала останавливаться, даже когда у кузова отвалились борта и плюхнулись в канавы по обе стороны от дороги.

— Завтра вернись за ними и тоже забери, слышь! — крикнула фермерша ей вслед.

беспечный танец облаков

— Конечно, Черри, можешь забрать мой орнитоптер, если хочешь! — улыбнулась Пинки Пай. — Я всё равно им не пользуюсь, что бы там эти директора игрушечной компании ни думали.

Черри Берри попыталась осмыслить только что услышанное, но не смогла.

— Чего? — спросила она.

— Да так, просто, — засмеялась Пинки и отмахнулась копытом. — Вообще-то, зачем он тебе? У тебя же и так есть шар и вертолёт.

— Я работаю над новым проектом, — ответила ей другая розовая пони. — Кое-что побыстрее шара или воздушного корабля. Или даже вертолёта.

— О, — сказала Пинки. — То есть, тебе нужны только запчасти?

— Конкретно отсюда мне нужен пропеллер, — призналась Черри. — Если покупать новый, то на это уйдёт два месяца подработок.

— У-у! — Пинки сунула копыто в подвальное окно "Сахарного Уголка" и выудила оттуда длинный деревянный пропеллер. — Возьми тогда этот! Я их раскидываю по всему Понивилю на случай внезапной авиастроительной необходимости.

— Ой, спасибо, Пинки! — Черри обхватила её передними копытами и крепко, по-земнопоньему обняла. — Ты просто вишня!

Пинки удивлённо моргнула.

— Может, ты хотела сказать "просто персик"?

Черри выпустила её из объятий и недовольно сморщилась.

— Фу, нет! Ненавижу персики.

где даже в самом смелом сне

— Ты знаешь, — проворчала Бон-Бон, — упряжь на этой телеге вечно натирает мне плечи. Почему бы мадам Мэр не потратить немного налогов на новую сбрую.

— Знаешь, Бон-Бон, — сказала Черри Берри, не обращая внимания на неудобную упряжь на собственных плечах, — ты так никогда и не говорила, зачем занимаешься этим. Ну, то есть, я-то беру все подработки, какие могу, ради своих проектов, но у тебя же есть стабильный доход.

— Ой-ёй... — явно смущённая, Бон-Бон вильнула в сторону, насколько позволяла сдвоенная сбруя. — Ну, я просто, знаешь, люблю гулять по Понивилю. Смотреть по сторонам...

Она остановилась, вынудив и Черри тоже остановиться, и строго поглядела в боковой переулок, где из приоткрытой двери на них смотрел пегас.

— Особенно за домом номер 13 по Подставной улице, — процедила она сквозь зубы.

— Эм, прости, чего? — переспросила Черри.

Бон-Бон сделала страшные глаза, затем показала копытом сначала на них, потом на пегаса.

Дверь захлопнулась, и на секунду Черри почудилось, будто она заметила зелёную вспышку.

— Бон-Бон, что происходит? — спросила она.

— Ничего! Совсем ничего! — жизнерадостно отозвалась та. — Как там, кстати, поживает твой новый проект?

— О, замечательно! — оживилась Черри. — Я уже достала мотор и пропеллер и почти закончила каркас. Осталось только найти ткань для обшивки, а ещё заказать приборы из Кантер... ой, привет, Флаттершай!

— Доброе утро, Черри, — сказала возникшая перед ними тихая пегасочка. — Ты ведь придёшь сегодня помогать мне расчёсывать животных? Это совсем не обязательно, — торопливо добавила она. — Только если очень хочешь. Я не хочу тебя обязывать. Я знаю, как некоторые пони нервничают, когда...

— А среди них есть кто-нибудь страшнее нисходящих потоков над Щемящим Ущельем? — перебила её Черри.

Флаттершай немного подумала:

— Ну, Гарри иногда бывает немного устрашающим, когда не согласен с кем-то в нашем книжном клубе. Он очень серьёзно относится к литературной критике.

Черри Берри вздохнула:

— Я просто имею в виду, что приду сразу после обеда. Нам ещё нужно вывезти две телеги мусора, ещё мне надо будет помыться, поесть, а потом я сразу к тебе.

— О, — сказала Флаттершай. — Ну, тогда я очень тебе признательна. Я знаю, как важно для тебя твоё время... Ой, чуть не забыла. Доктор Тайм Тёрнер просил напомнить, что завтра в его лавке пора будет заводить все часы.

— Я не забыла. Если встретишь его, передай, что я приду завтра в восемь ровно. — ответила Черри и ухмыльнулась. — Ну, в восемь ровно по моим часам. Насчёт его не знаю.

— Я передам, — сказала Флаттершай. — Значит, до скорого? Доброе утро, Бон-Бон. Как твои дела?

— Нормально, Флаттершай, нормально, — сказала Бон-Бон и добавила вполголоса: — Не считая того, что я стою тут и вдыхаю ароматы сотен фунтов мусора.

Черри Берри подняла копыто и потёрла ухо.

— Надо бы к доктору сходить, — заявила она. — Я половину времени вообще не слышу, что ты говоришь.

— Об этом не беспокойся, — вздохнула Бон-Бон. — Мне такое часто говорят.

Две пони помахали Флаттершай на прощанье и покатили телегу дальше.

— Кстати говоря, — добавила бежевая пони, — сколько у тебя вообще подработок?

— На прошлой неделе было семнадцать, — ответила Черри. — На этой, может быть, будет всего двенадцать, потому что я весь четверг и пятницу буду помогать Голден Харвест собирать морковку.

Бон-Бон удивлённо похлопала глазами.

— Это же целая куча работы, — наконец сказала она. — Если ты собираешься столько работать, почему бы просто не найти постоянную? Там и денег платят больше.

— Потому что, — твёрдо ответила Черри, — на постоянной работе у меня не будет времени, чтобы заниматься тем, ради чего я эти деньги зарабатываю.

с задирой ветром наравне

— Нет, нет, нет, НЕТ!

Рэйнбоу Дэш схватила зубами буксирную верёвку и затащила импровизированный учебный планер на ближайшее облако.

— Нельзя так выходить из штопора! Только не с жёстким крылом! — она подлетела к планеру, в кабине которого сидела явно смущённая розовая земная пони в лётном шлеме. — Нос вправо и вниз, стабилизируешь поворот, потом гасишь вращение и вытягиваешь!

Черри Берри сдвинула очки на лоб и положила копыта на борт кабины.

— Это гораздо сложнее, чем летать на вертолёте, — сказала она. — Про шар и говорить нечего.

— Думаешь, это всё? — рявкнула Рэйнбоу. — Вдумайся, насколько пегасы полагаются на врождённую магию! Мы можем зависать на одном месте, помнишь? Мы можем использовать облака, чтобы затормозить или приземлиться. И мы можем подворачивать крылья, чтобы менять подъёмную силу. Но эта штука... — она показала на планер, — ...она как кирпич! Магии — ноль, только подъёмная сила и пара рулей на хвосте!

— А разве этого не достаточно? — спросила Черри.

— Нет, не достаточно! — пегаска провела копытом вдоль крыла планера, которое, в сущности, представляло собой деревянную доску, прибитую к ящику под прямым углом. — У твоих рулей высоты не хватит плеча, чтобы погасить сильное вращение. К тому же ты не можешь выгибать крылья, чтобы увеличить подъёмную силу, или распрямлять их, чтобы снизить сопротивление. Я, конечно, обучу тебя, как смогу, но если честно, вся эта конструкция — летучая катастрофа. А в катастрофах я понимаю, уж поверь.

— А что, если я передвину рули высоты на основные крылья? — предложила Черри.

— Нет, нет! — закричала Дэш. — Ты ведь не сможешь дать жёсткому крылу такой же тонкий контроль, как у пегасьего, так? Значит, тебе нужна вся длина твоего фюзеляжа в качестве рычага, чтобы управлять высотой. Крылья находятся у центра тяжести — перенеси рули туда, и первое же крутое пике станет для тебя последним!

Черри Берри на некоторое время задумалась.

— Значит, мне нужны и те, и другие, — наконец решила она. — Может быть, я смогу управлять рулём направления с помощью педалей?

— Делай как знаешь, — пожала плечами Рэйнбоу. — Но если ты не будешь уметь как следует рулить этой штукой, нет смысла обсуждать, как её переделать! У нас есть ещё полчаса тренировки, так что давай пройдёмся по всему ещё раз: горизонтальный полёт два километра, потом поворот на девяносто градусов и выравнивание! Проще простого! И давай на этот раз без косяков!

Черри Берри кивнула, натягивая очки на глаза, и положила копыта на рукоять управления.

— К взлёту готова.

Дэш фыркнула.

— Это мы ещё посмотрим, — сказала она, проверяя, хорошо ли закреплена на её поясе буксировочная верёвка, и стала медленно набирать скорость, увлекая планер за собой в открытое небо.

в безбрежной вышине

Твайлайт Спаркл перевернула чертёж и стала рассматривать его, вращая магией то так, то эдак.

— Это очень сложная техника, — заключила она. — На мой взгляд, всё выглядит нормально, но я бы ещё хотела показать это паре пони с воздушных верфей для консультации.

— Это не страшно, — сказала Черри Берри и пододвинула к ней ещё один из чертежей приборной панели. — Я всё равно собиралась обращаться на верфь. Тайм Тёрнер говорит, что у него не получится выкроить на всё время, да и мне хотелось бы, чтобы этим занимались самые опытные пони.

— Раз так, то зачем тебе я? — спросила Твайлайт.

Черри Берри выудила огромный мешок с золотыми монетами из перемётной сумки:

— Мне нужно, чтобы ты не дала им задрать цену. Если на верфь пойду я, то тамошние пони возьмут у меня всё, что я заработала, будут долго проверять и перепроверять чертежи, а потом скажут, что им нужно ещё дважды по столько же, чтобы выловить из проекта всех блох, не говоря уже о том, чтобы всё сделать Но ты — принцесса. У тебя есть замок и вообще. — Она обвела копытом огромный полупустой зал с кристальными стенами. — Ты можешь сказать им: "Сделайте, как я вам велела", и они со всех ног побегут выполнять.

Твайлайт закатила глаза:

— А выражение "злоупотребление полномочиями" говорит тебе о чём-нибудь?

Принцесса взглянула на Черри Берри — та продолжала смотреть на неё большими проникновенными глазами. Лиловая аликорница вздохнула и помассировала лоб под рогом:

— Слушай, я посмотрю, что можно сделать. Ты точно уверена, что это так важно?

— Это моя жизнь, — коротко ответила Черри.

— На этом она вполне может и закончиться! Пока у меня не появились эти вот, — Твайлайт расправила крылья, — я никогда по-настоящему не понимала, насколько опасными могут быть полёты! Воздушные шары очень безопасны, но это... даже не знаю...

— Скорость, — ответила Черри. — Я не хочу просто плавать по воздуху или переваливаться с места на место со скоростью утки. Я хочу летать как Вондерболт. И этот аппарат мне это позволит.

— Но это же опасно!

Черри Берри кивнула.

— Я знаю. Вот почему мне нужно, чтобы все приборы работали безупречно. Мне нужно знать высоту, скорость, направление, ориентацию, всё. У меня нет магии пегасов или пегасьих инстинктов, так что мне придётся заменять их приборами. — Она цокнула копытом, и эхо разнеслось по всему замку. — Но я сделаю это. Так или иначе сделаю, ведь ради этого я и живу!

Твайлайт Спаркл застонала:

— Я думала, ты живёшь ради вишен, — сказала она. — У тебя ведь вишни на Метке, в конце-то концов.

— Я просто очень-очень люблю вишни. Вот и всё. Выращивать я их, в общем-то, толком не умею. А в последний раз, когда я пыталась помогать семье со сбором урожая, я три дня провалялась в больнице с больным животом. Но что мне всегда хотелось делать... — розовая пони указала на чертёж, — ...так это летать.

— А как же вертолёт?

— И это тоже.

— А мой шар? — спросила Твайлайт. — Можно мне хотя бы получить назад свой шар?

— Мне он ещё нужен, — ответила Берри. — Ты знаешь, я хорошо зарабатываю по выходным, когда хорошая погода, катая желающих над Понивилем.

— Но зачем тебе всё сразу?

— Затем, — ответила Черри, — что иногда тебе хочется плавать по небу и смотреть по сторонам. Иногда тебе нужно попасть в какое-то определённое место. А иногда ты хочешь лететь выше и быстрее, чем кто-либо до тебя. — Она снова ткнула копытом в чертёж. — Разным задачам — разные решения.

Принцесса помассировала лоб немного сильнее.

— Ладно, — наконец сказала она. — Я прослежу, чтобы всё было сделано как следует. Не хочу, чтобы кто-нибудь пострадал из-за того, что кто-то халатно отнёсся к своей работе.

— И, знаешь, есть у меня чувство, — добавила она с грустной ухмылкой, — что ты не последний не-пегас, который попробует это сделать.

с небрежной грацией

— Прости, дорогуша, — сказала Рарити, удерживая магией развёрнутый рулон ткани, — но тебе правда лучше предпочесть холст. Никакая более лёгкая ткань не сможет держать форму под постоянным давлением. Даже самый крепкий шёлк.

— Блинский! — Черри Берри топнула копытом. — А я так надеялась сэкономить вес. Холст гораздо тяжелее шёлка. А больший вес означает меньшую скорость!

— Да, и к тому же холст так неэлегантен, — согласилась Рарити. — Может быть, сделать оторочку из шёлковых лент?

— Нет, не пойдёт, — покачала головой Берри. — На скорости эти ленточки порвёт на части. К тому же они увеличат сопротивление, ещё больше меня замедляя. Вспомни костюмы Вондерболтов.

Рарити задумчиво приложила копытце к верхней губе.

— Их ткань, вообще-то, ничуть не легче холста. И гораздо дороже.

— Главное, что из-под них ничего не торчит, кроме гривы, — сказала Черри. — Только обтекаемое тело и никаких лент.

— А, и правда. — Рарити понимающе кивнула. — И всё же, я думаю, мы могли бы нанести на холст какой-нибудь подходящий рисунок... Надеюсь, Свити Бель ещё оставила мне хоть что-то в тюбиках.

Она направилась к секретеру, оставив Берри рассматривать многочисленные проекты, разложенные по её мастерской.

Внимание земной пони привлёк большой гребень из перьев. Она поднялась на задние ноги и взяла его передними копытами. К её удивлению, он оказался единым целым, крепким, как щит. Перья не шевелились друг относительно друга, и вся конструкция слегка поблёскивала в освещении бутика.

— Ой, осторожнее с этим! — вскрикнула единорожка. Её голубоватая магия обернула гребень и бережно подняла его из копыт Берри. — Это часть сценического костюма для Сапфиры Шорс, он ещё мог не застыть!

С превеликой точностью Рарити левитировала гребень обратно на болванку, с которой его сняла Берри.

— Как ты его сделала? — спросила Черри. — Он прочный, но такой лёгкий.

— Это всего лишь смола, дорогуша, — ответила Рарити. — Благодаря моей сестре с её подругами, смолы у меня всегда вдосталь, так что я подогреваю её немного и наношу на те части, которым нужно сохранять форму.

Она указала на густое оперение, украшавшее переднюю часть гребня.

— Эти перья очень трудно достать и ещё труднее заменить, а костюм должен продержаться хотя бы сотню концертов. Смола, застывая, становится твёрдой и прозрачной. Я слышала, что таким способом даже обрабатывают каяки для тех отчаянных пони, которые любят сплавляться по рекам.

Черри Берри улыбнулась:

— Скажи, Рарити, а много у тебя ещё этой смолы?

ни дрозд, ни сокол не летал

Поверхность поля была тщательно расчищена от снега, однако зимние холода успели хорошенько проморозить землю, сделав её плотной и твёрдой. Старый сарай, который Черри Берри арендовала для своего хобби, стоял распахнутый настежь, и земная пони аккуратно выкатывала из него машину, в которую вложила целый год труда и денег. Большие усиленные колёса с резиновыми покрышками оставляли широкие борозды в рыхлом поверхностном слое почвы, но хвостовая опора едва погружалась в землю позади. Солнце блестело и сияло на покрытых смолой поверхностях фюзеляжа и крыльев.

Рэйнбоу Дэш, обещавшая подстраховать её в первом полёте, парила на краю поля в окружении своих самых близких друзей, расположившихся на земле. Кэррот Топ и другие члены семьи Харвест наблюдали от стоявшего неподалёку фермерского дома, тогда как Эплы заняли место у противоположной стороны поля. Несколько групп любопытствующих пони из города, прослышавших, что сегодня настал какой-то решающий день, бродили по окраинам, гадая, что же тут должно произойти.

Поставив свой летательный аппарат в конце поля и направив пропеллер более или менее против ветра, Черри Берри натянула на голову шлем и очки, после чего взобралась сначала на крыло, а с него — в кабину.

Крохотный, заморенного вида жеребёнок-пегас поспешил к аппарату:

— Ух ты! Что это у вас? — спросил он.

— Извини, эм, как тебя там! — крикнула Черри из кабины. — Ты не мог бы уйти с дороги, пожалуйста? Ты тут можешь пострадать.

— О, я Физервейт, — ответил жеребёнок. — А что это? Я должен его сфоткать!

— Ну, я его называю "биплан", — сказала Черри. — Это от древне-эквестрийского "би", что значит "два", и "планум", что значит "плоскость".

Физервейт уставился на нижнее крыло:

— Но эта штука совсем не плоская! — сказал он. — Она изогнутая, и у неё есть эти странные поворачивающиеся штуковины!

— Да, да, — нетерпеливо согласилась Черри. — А теперь не мог бы ты освободить полосу? Тут скоро будет шумно и опасно.

Она немного дрожала — зимний воздух был тяжелее, что упрощало подъём, но был зато и холодным. Земнопони порылась под приборной доской, выудила оттуда шарф и намотала его вокруг шеи.

Физервейт попятился, поднял фотоаппарат и стал делать снимок за снимком. В тот момент, когда Черри Берри завела двигатель и пропеллер взревел, набирая обороты, жеребчику удалось сделать превосходный кадр, запечатлевший розовую пони в лётном шлеме и с развевающимся шарфом, решительно смотрящую вперёд.

Рули высоты и направления зашевелились, поворачиваясь из стороны в сторону. Закрылки опустились, а затем снова поднялись. Черри подняла копыто и отсалютовала Рэйнбоу Дэш. Та кивнула и, улыбнувшись, отсалютовала в ответ.

А потом двигатель взревел на полную мощность и биплан, подпрыгивая, покатился по полю. Примерно на середине пути его колёса на секунду оторвались от земли, затем коснулись её ещё на миг, прежде чем окончательно с ней распрощаться.

И с лёгкой с виду грацией аэроплан заложил вираж и устремился к небесам.

и тронул Бога лик

Пегасы подлетали, чтобы поглядеть на её аппарат и даже какое-то время полететь за ним следом, но только Рэйнбоу Дэш увязалась за ней больше, чем на десять минут. Полёт продолжался уже больше часа, и двигатель всё ещё показывал приличный магический заряд, обещавший ещё как минимум столько же времени работы. Но Черри никуда не торопилась и вовсе не собиралась прерывать полёт раньше необходимого.

Конечно, надо было признать, что биплан оказался совсем не таким резвым, как она рассчитывала. Рэйнбоу Дэш могла лететь с ним наравне даже задом наперёд, и большинство других, не столь талантливых, пегасов могло за ним угнаться и даже описывать вокруг него круги. Но несмотря на это, аэроплан всё равно был гораздо быстрее воздушных кораблей или вертолётов, вроде того, который у неё был, и ощущения от полёта на нём были совсем другие.

Впервые в жизни Черри Берри могла представить, что понимает, что значит быть пегасом. Она могла представить, что чувствует ветер под крыльями, как он толкает их вверх, поднимая выше облаков. Она могла кружить, закладывать виражи, пикировать и взмывать вверх, творя такое, что для вертолёта оказалось бы сложным, а для шара — невозможным, если не считать довольно специфических и смертельно-опасных условий.

И вот она летела — выше облаков, выше даже, чем Клаудсдейл, оставив Рэйнбоу Дэш далеко внизу и позади. Ничто, ничто во всей Эквестрии не летало выше в небе, чем розовая земная пони с соломенной гривой, убранной под шлем, и это дарило Черри ни с чем не сравнимую радость.

Здесь и сейчас она чувствовала, что живёт.

А это значило, что сейчас самое время подкрепиться.

Зафиксировав штурвал в нейтральном положении, Черри запустила копыта под сиденье и вытащила оттуда маленькую корзинку. Тётя Джубили прислала ей партию самых отборных вишен из последнего урожая в честь сегодняшнего полёта, и Черри Берри с предвкушением ждала этого момента весь день. Она открыла корзинку и взяла первую горсть ягод.

— Выглядят очень аппетитно, — раздался позади неё чей-то голос.

От неожиданности Черри чуть не выронила вишни. Бережно отложив их, она обернулась через правое плечо и увидела там Селестию. Солнечная принцесса летела рядом с бипланом, пристроившись в пространстве между его крыльями и легко поддерживая скорость тихими и плавными взмахами своих собственных.

— Д-д-доброе утро, принцесса.

— Доброе утро, моя маленькая пони, — произнесла Селестия. — Я как раз решила немного перекусить, когда заметила в небе что-то необычное и просто обязана была посмотреть, что же это такое.

Принцесса обвела биплан взглядом.

— Должна сказать, это весьма хитроумное изобретение.

— Мне много помогали, — сказала Черри. — И это не первый в мире аэроплан.

— Да, но они крайне редки, — заметила Селестия. — И свой ты сделала с большой любовью и самоотверженностью, а это всегда производит впечатление.

Она улыбнулась своей подданной и добавила:

— Приятно видеть пони, идущую к своей мечте.

Черри улыбнулась... а потом нахмурилась, что-то заметив:

— Эм, принцесса, вы не могли бы подлететь чуть ближе?

Селестия удивлённо мигнула.

— Да, конечно, — сказала она и, чуть ускорив темп, практически прижалась боком к фюзеляжу. Её шея перегнулась через бортик кабины. — А зачем?

Черри Берри протянула копыто и вытерла что-то у Селестии из уголка губ.

— Вот, — сказала она. — У вас был крем на щеке.

Принцесса покраснела.

— Эм... да, спасибо тебе, Черри Берри, — сказала она. — Пожалуй, мне лучше вернуться, чтобы доесть мой то... эммм, мой вкусный и питательный завтрак... а тебя оставить со своим. Всех благ!

Белая аликорница исчезла во вспышке света, и Черри Берри снова осталась в небе одна.

А вишни на высоте десять тысяч хуфов над землёй были особенно вкусные.

Комментарии (15)

+1

Замечательно. Спасибо.
Наконец-то этот перевод опубликован.

Oil In Heat
Oil In Heat
#1
+2

Приквел к "Марсианам" и "Космической программе чейнджлингов". Очень мило

repitter
repitter
#2
0

Надо перекрёстные ссылки сделать.

Veon
Veon
#6
0

В "Марсианах" сделал ссылку сюда.

Oil In Heat
Oil In Heat
#7
+2

Вот это определение жанра "флафф"!

Alternative15
#3
0

Флафф бывает разный, но это, определённо, хороший, выдержанный флафф, да ещё и с авиационным оттенком, что особенно радует

Oil In Heat
Oil In Heat
#4
+4

Если флафф — это когда тепло и пушистого становится на душе, то у меня от Черри такое всё время.

Veon
Veon
#5
0

Согласен, чем больше читаю фанфиков про Черри, тем больше она мне нравится.

Oil In Heat
Oil In Heat
#8
0

А ещё есть замечательный рассказ "Вишенка" от Purple_Dart

Oil In Heat
Oil In Heat
#9
0

Мне не нравится, что он давит на пожалейку. Пусть только в одной сцене, но всё равно :с

Veon
Veon
#10
0

Ну это кому как. Мне понравилось

Oil In Heat
Oil In Heat
#11
0

Отличный рассказ, даже и не думал, что про Черри Берри, в целом неприметную для меня пони, есть такая приятная зарисовка) Спасибо за перевод!

NovemberDragon
NovemberDragon
#12
+1

Обратите внимание на фанфики "Вишенка" от Purple_Dart и Марсиане от автора данного рассказа. Есть ещё Changeling Space Program, но там перевод только начат, а объём большой.

Oil In Heat
Oil In Heat
#13
0

Это уже позже почитаю, спасибо! Хорошо хоть время на чтение этого перевода нашел)

NovemberDragon
NovemberDragon
#14
+1

Конечно

Oil In Heat
Oil In Heat
#15
Авторизуйтесь для отправки комментария.