Автор рисунка: Stinkehund

Всё началось так просто, так глупо, что, оглядываясь назад, Рэрити удивлялась, как она умудрилась не заметить в каком состоянии стеллажи вообще были.

***

— Свити Белль, я уже говорила, что сошью для тебя… — дизайнер вздрогнула, — …пиратский костюм для вашей игры. Тебе ни к чему просить дважды. — Она взглянула на младшую сестру, которая состроила ей самые большие щенячьи глазки, на какие только была способна. — Просто сейчас я работаю над некоторыми проектами для очень важного пони из Кантерлота. Я смогу приступить к твоему костюму завтра, хорошо?

— Но мисс Черили сказала, что в эти выходные у нас генеральная репетиция.

— Не волнуйся, к выходным всё будет готово! Сегодня среда, так что это не конец света. — Открыв окно, единорожка цвета слоновой кости придвинула к себе форму, над которой работала, проверяя световые узоры на многослойной юбке. — Хм, здесь нужен ещё один слой. Вот что, почему бы тебе не выбрать, какой оттенок красного ты хочешь для пальто своего костюма? Я пыталась решить, но поняла что… ну, я увязла в деталях.

Маленькая единорожка зарделась, радуясь, что может помочь сестре, и бросилась к рулонам ткани возле швейной машинки. После нескольких секунд тщательного обдумывания она указала: "Вот этот".

Рэрити оглянулась и испуганно ахнула.

— Этот? Что… Свити Белль, это просто кричаще! Я держу его только потому, что он достаточно толстый, чтобы служить основой для некоторых из моих более тяжёлых платьев!

— Вот именно! Пирату и пристало выглядеть уродливым, чтобы пугать других пони! — Свити Белль ухмыльнулась и опустила копытце. Логика была безупречной.

— …Ну, полагаю в этом есть смысл. — Рарити приблизилась, оглядывая безвкусную ткань. — И по правде говоря, это очень… практичная ткань. Я легко могу представить себе негодяйку, которая не заботится о своей внешности и не меняет одну из основных частей своего гардероба на протяжении десятилетий. — Рэрити действительно могла себе это представить. Она видела такое в кошмарах. — Хорошо, отложу это до завтра. — Модистка потянула материал своей магией, с удивлением обнаружив, что он крепко застрял между полок, но в конце концов ей удалось вырвать его. — Вот так-то…

— Рэрити, берегись!

***

Время, казалось, замедлилось, когда Рэрити проследила за копытцем сестры в направлении полок, видя, как те с тихим стоном кренятся. Повинуясь инстинкту, она прыгнула вперёд, пытаясь избежать падения тяжёлых предметов; краем глаза она увидела, как рулоны выпадают из своих отделов, подчиняясь зову гравитации. Ей удалось уйти из под стеллажа, и, обернувшись, она бросила взгляд на место падения ткани. Её глаза расширились от ужаса, когда она поняла, что тень падает на вытянутое копытце сестры…

А потом течение времени восстановилось с металлическим скрежетом.

Пронзительный крик будет преследовать её вечно, момент, отмечающий не только боль сестры, но и открытие истины, о существовании которой Элемент Щедрости даже не подозревала.

***

— Больно, болит, боли-и-т… — Слёзы боли и страха катились по щекам Свити Белль, когда она пыталась освободиться.

— Знаю, знаю… — Рэрити заставила себя успокоиться, стараясь не обращать внимания на жидкость, растекающуюся по полу. — Послушай… я… я не смогу долго удерживать такую тяжесть, так что как только я это подниму, тебе придётся вытащить копыто оттуда. Ясно?

— Х-хорошо… — Хныкая, Свити Белль кивнула. — Я… я п-п-постараюсь…

— Ладно. На счёт три. — Рэрити опустила рог на предмет, который ПОСМЕЛ причинить вред её сестре, мысленно поклявшись выбросить его в мусорный контейнер, как только представится возможность. — Раз… два… ТРИ! — Она обернула стеллаж голубой магией и подняла ровно настолько, чтобы сестрёнка убрала переднюю ногу. Как только она убедилась в том, что сестра теперь свободна, то со вздохом уронила глыбу. Да, модельер могла справиться с несколькими предметами в воздухе одновременно, но левитировать тяжести всегда было для неё проблематично.

— Порядок. А теперь покажи мне копыто. — Рэрити обернулась, готовясь к худшему. — Нам нужно будет заглянуть… в больницу…

Её голос затих.

После удара у маленькой единорожки осталась открытая рана… но не было видно ни мускулов, ни костей. Серые поршни и пурпурные оси вращения безвольно свисали, провода скользили по ним и переплетали детали, как вены. Свити Белль в ужасе уставилась на своё копытце, отчаянно пытаясь уразуметь, что же она видит, слёзы боли и страха стекали по её и без того мокрым щекам. Рэрити нерешительно шагнула вперёд, ступив на небольшое красное пятно, возникшее из-за поломки гидравлической системы.

Их лица медленно повернулись. Зелёные глаза, полные смятения и паники, встретились с сапфировыми глазами, выражающими шок и жалость.

— Мы… — вздохнула Рэрити, — мы… я схожу к Твайлайт.

— Останься! — умоляла Свити Белль. — Я не… я не знаю, что происходит! Пожалуйста, не оставляй меня одну!

Рэрити не выдержала и заключила сестру в объятия, не обращая внимания на странный сломанный механизм, когда-то служивший сестре передней ногой.

— О, нет, нет, нет, нет, нет. Конечно, нет! Мы разберёмся с этим вместе, хорошо? Я никогда не покину тебя. — Она нежно погладила гриву маленькой единорожки. — Что бы ни случилось, ты по-прежнему моя младшая сестра.

Рэрити чувствовала, как Свити плачет от облегчения, уткнувшись в её гриву, и минута за минутой это утешало её.

Конечно, она ни за что не оставит свою сестрёнку. Больше никогда.

"Но что, если она не твоя сестра?" — прошептала часть её. "Может, это всё было ложью?"

Она пыталась игнорировать эти вопросы.

***

После того как слёзы высохли, Рэрити предложила отправиться в библиотеку. Но Свити не согласилась с ней, стыдливо глядя на… уродливый придаток. Она сказала, что не может допустить, чтобы кто-то узнал об этом.

После второго приступа слёз Свити Белль попросила сестру принести ей немного воды. Она бы и сама спустилась, но на кухне были окна. Рэрити любезно согласилась, закрыв окно в мастерской, и направилась за стаканом. Вернувшись, единорожка увидела, как сестра уставилась на… придаток с отстранённой сосредоточенностью, наблюдая, как он подёргивается и медленно движется, словно это было настоящее копыто. Она поставила стакан на стол рядом с раненой пони, которая рассеянно поблагодарила её.

Свити Белль всё ещё не решалась прикоснуться к отростку.

— …Может, мы отправим письмо Твайлайт, — предложила Рэрити.

— Почему?

— Ну, если честно, я ничего не знаю… — Белая единорожка съёжилась, поняв, что она собирается сказать, и осознав, что у неё нет подходящей альтернативы, — …мне ничего неизвестно, эм, о роботах.

Свити Белль вздёрнула голову:

— Я не робот.

— Я не это имела в виду! — уточнила Рэрити. — Просто… похоже, Тайлайт в этом понимает больше моего.

— Особый талант Твайлайт — магия, а не механизмы.

Рэрити открыла рот, чтобы ответить… а потом закрыла, поняв, что сестра права. Она на автомате предположила, что учёный сможет помочь, но теперь, подумав об этом, она могла бы просто осмотреть конечность и спрятать сестру от других пони.

— Ну… нам нужна чья-то помощь.

Раздался звон колокольчиков. Кто-то вошёл в бутик.

Рэрити и Свити Белль переглянулись. Свити первая отвела взгляд.

— Тебе нужно спуститься… магазин открыт.

Рэрити кивнула.

— Я сейчас вернусь. — Она сбежала вниз по лестнице.

— Хей, Рэрс! — Пинки Пай помахала ей, вытаскивая коробку из седельной сумки. — Знаешь, что случилось, когда я проходила мимо? Моё колено стало ОЧЕНЬ щиплющим, настолько, что я и шагу не могла ступить. Поэтому я подумала, что здесь происходит что-то страшное, но как только ощущение отпустило меня, я подумала, стоит ли мне входить, но потом я услышала крик Свити Белль и поняла, чего бы там ни случилось, это произошло с ней, поэтому я бросилась в "Сахарный Уголок" и там открыла свой тайник с кексами, отобрав самые лучшие, какие смогла, и упаковала их для неё! — Розовая пони бросилась вверх по лестнице. — Что произошло?

— Нет, постой… — Рэрити побежала за ней. — Пинки, не ходи туда! — И всё же единорог не могла похвастаться быстротой, и поэтому устроительница вечеринок уже была в комнате рядом со Свити Белль.

— Ого, похоже, вот он источник боли! — Не обращая внимания на потрясённый взгляд единорогов, Пинки метнулась к кобылке и поставила коробку с кексами. — Почему бы тебе не взять парочку, пока тётушка Пинки осмотрит твоё колено?

— Погоди. — Свити Белль недоуменно посмотрела на земную пони. — Ты… в этом разбираешься?

— О, разумеется, более чем! — Взяв металлический отросток копытцами, кондитер принялась его рассматривать, лениво болтая: — Я целую ВЕЧНОСТЬ пыталась создать робота-устроителя вечеринок, чтобы он помогал мне проводить вечеринки, когда одной лишь Пинки было недостаточно, но это не сработало, потому что мне не удалось встроить развлекательную программу ему в голову, но всё нормально, ведь я хорошо справляюсь с остальными частями робота и я использовала все свои наработки, чтобы создать такие вещи, как праздничная пушка, мой приветственный фургон и гирокоптер, который однажды сломала Гильда, но я восстановила его!

— Пинки… — Рэрити осторожно шагнула вперёд, — ты можешь это исправить?

— О, конечно. Похоже, что взорвался гидравлический баллон с жидкостью, вот и всё, и этот поршень просто нужно согнуть обратно в форму, но для этого потребуется немного поработать молотком. Я принесу свои инструменты! О, но я думаю, тебе стоит сшить новое внешнее покрытие для её ноги, Рэр, это по твоей специальности. И в то время, пока меня не будет, вы можете съесть кексики!

— Не могла бы ты не рассказывать об этом другим пони? — Рэрити перевела взгляд на Свити Белль. — Она просто… для нас это шок.

— Погоди-и-и-и-и. — Пекарь с подозрением обернулась. — Ты не знала, что она робот?

— Я НЕ робот! — Свити топнула металлическим копытом. — Совсем нет! Я нормальная кобылка!

— Оу. Ну надо же, я думала, вам всё известно! — Пинки прикрыла рот копытцем. — Я о том, что я была единственной пони, которая когда-либо слышала скрип твоих поршней, поэтому я думала, что вы держите это в секрете.

— Я НЕ РОБОТ! — Свити Белль снова заплакала. — Я-я нормальная пони, и у меня есть чувства, и жизнь, у меня… у меня есть друзья, и…

Рэрити нежно обняла сестру. Ей нечего было сказать.

Пинки Пай, поняв, что столкнулась с серьёзной ситуацией, оглядела комнату и попыталась понять, как с этим справиться.

— Ладно! Стало быть. Я даю вам Пинки-клятву, не рассказывать никому, что Свити может или не может быть роботом. Через сердце на луну, кексик в глаз себе воткну. Сейчас отлучусь, и возьму свои инструменты, и куплю гидравлическую жидкость, и АХ ДА, Рэрити, тебе нужно сделать новую ёмкость для жидкости или использовать свою магию, чтобы починить старую, пока! — с этими словами, она выбежала из комнаты.

***

Кондитер вернулась с инструментами и обнаружила, что почти ничего не изменилось. Свити Белль больше не плакала, но в её глазах всё ещё было отстранённое выражение, когда Рэрити нежно качала её взад и вперёд.

Она вздохнула и опустила пакет на пол.

— Хорошо. Свити Белль, кто-то должен тебе это сказать. Ты есть и ты всегда была роботом.

Глаза Рэрити вспыхнули, но Пинки подняла копытце.

— И это ничегошеньки не меняет. То, что ты робот, не означает, что ты хуже других пони. У тебя есть друзья, у тебя есть чувства, у тебя есть старшая сестра, которая вне всякого сомнения заботится о тебе. К чему я, неужели пони по-особенному относятся к Спайку, потому что он дракон?

— …Нет… — всхлипнула Свити. — …если только это не касается лечения…

— Верно! Так что прогони прочь всю эту вялость и хандру и позволь мне привести тебя в порядок! — Пони усмехнулась, цепляя пояс с инструментами к талии. — Будет немного больно, но ты продолжишь искать свою метку с Меткоискателями, прежде чем успеешь сказать, что Чиппер Чантер чает черри чимичанги!

— Чиппер Чант черри чими?.. — Глаза маленькой единорожки в замешательстве округлились.

— Видишь? О том и говорю.

При виде широкой улыбки Пинки Свити Белль с трудом могла подавить собственную.

— Хорошо… я… я думаю, ты можешь… — Она медленно отпустила сестру, и та отступила ровно настолько, что Пинки смогла дотянуться до раненого копыта.

Земная пони, в свою очередь, начала вытаскивать небольшие инструменты с ремня.

— Нет… не-ет… этот не годится… нет… о, вот и он! — Наконец остановившись на миниатюрном молоточке, она взяла повреждённое копытце и внимательно осмотрела его. — Рэрити, не могла бы ты заглянуть в пакет и найти винтовой клапан на ⅜? Свити, мне жаль, но это будет немного больно, будь сильной.

Без всякого предупреждения Пинки запихнула в рот единорожке кексик и начала постукивать по механизму расчётливыми мощными движениями. Маленькая кобылка поморщилась, но не закричала от боли. Рэрити, смутившись, заглянула в пакет и нашла внутри пару странных коробок; в конце концов она отыскала набор с надписью "винтовые клапаны" и схватила его копытцем.

— Вот то, что ты хотела…

— Хорошо! Это будет крышка для ёмкости, она должна быть влагозащитной и водонепроницаемой. Цилиндровая, около двух дюймов в диаметре, и… о, три дюйма в высоту?.. Да, думаю это подойдёт. Ты можешь это зашить?

— Я… — Единорожка цвета слоновой кости моргнула. — Мои материалы под этой махиной, но я думаю можно использовать эм… занавески… в ванной…

— Ну так иди и сделай это, глупая кобылка! — отмахнулась Пинки. — Без этой жидкости она не сможет пошевелить копытом!

***

На мгновение задержав взгляд на земной пони, Рэрити направилась в ванную и сорвала там одну из занавесок. Сделать из этого добра ёмкость для жидкости, которую наказала Пинки, было несложно.

“Это будет в ноге моей сестрёнки”, — сейчас она об этом не думала. “Я заменяю часть тела одной из самых милых единорожек Эквестрии, что знаю”, — сейчас это не занимало её мысли. Голова модельерши наполнилась медленной, но сложной музыкой.

Не произнеся ни слова, единорожка вернулась в гостиную, увлекая по воздуху… готовую часть. Она видела, как Пинки что-то вливала в эту ёмкость, потом ввинчивала в поршни и крепила в скобы. Она слышала, как Пинки сказала ей, что закончила, и теперь очень-очень важно сшить новое покрытие для ножки Свити Белль. Она разгрузила голову от большинства мыслей, чтобы представить чертёж, в то время как Пинки поставила полки на место; единорожка смогла определить, из какой ткани и какого оттенка её рогу предстояло сшить новую шёрстку для копытца.

Она просто никогда не думала, что такое может случиться.

"Я не могу позволить ей сломаться, допустить, чтобы это повторилось".

Неторопливая музыка, прекрасные мелодии.

Свити Белль о чём-то её спрашивала.

Единорог в непонимании наклонила голову.

Пинки Пай перекрыла обзор, и Свити скрылась за её локонами. Голубые глаза неотрывно смотрели на сапфировые.

Музыка с треском прекратилась.

— …Мне нужен свежий воздух…

Рэрити упала в обморок.

***

Свити Белль была… с Меткоискателями.

Обычно она играла с ними, но после вчерашнего не могла сосредоточиться на болтовне Скуталу или софистике Эппл Блум в ответ пегаске. Когда её побуждали к разговору, она обычно отвечала лёгким "да" или пожимала плечами. Запоздалый обморок Рэрити длился всего полминуты; единорог довольно быстро пришла в сознание и через мгновение снова обняла Свити Белль.

— …а потом покрасим шар в СИНИЙ! — Скуталу вскинула копытца вверх. — Уверена, это сработает!

Эппл Блум закатила глаза.

— Не знаю, Скутс. Идея классная и всё такое, но где мы возьмём дирижабль и всю эту причудливую электроматронику? К тому же твоя конструкция не такая уж и гидродинамическая. Что думаешь, Свити?

Единорожка пожала плечами.

Скуталу и Эппл Блум многозначительно переглянулись.

Через мгновение жёлтая кобылка откашлялась.

— Эй, а ты знаешь, что Биг Мак любит уединяться с фотографиями Рэрити?

Кобылка снова пожала плечами.

— Ладно, эта пони официально вне игры.

Скуталу кивнула.

— Я даже не знаю, к чему взрослым пони это делать, но когда я говорю об этом в их присутствии, они выглядят расстроенными. ЭЙ! СВИТИ БЕЛЛЬ! ТЫ С НАМИ?

Единорожка подняла голову.

— Хмм? Оу, прости. Гидродинамика важна.

— Уже нет. Ну же, в чём дело? — Скуталу прогарцевала к подруге с беспокойством в глазах. — Ты знаешь, что можешь говорить с нами, о чём угодно.

— Что? Ничего не случилось.

Пегаска невозмутимо посмотрела на неё.

— Эппл Блум только что оскорбила твою сестру, а ты даже ухом не повела.

— Вообще-то, это своего рода комплимент, — сказала земная пони.

— Постой, серьёзно? Но взрослые нервничают, когда я говорю о подобном…

Свити Белль покраснела.

— Простите, о чём?!

— ДЕЛО В ТОМ, — вмешалась Эппл Блум, — что ты была где-то далеко и точно не с нами. Что происходит?

— Это… связано с генеральной репетицией! — Свити слишком широко улыбнулась. — Да. Я просто волнуюсь о том, каково быть пиратом, вот и…

— Что случилось с твоим копытом?

Единорожка попыталась отмахнуться от вопроса, но её копытце замерло на полпути. Глаза медленно скользнули к ноге, и в солнечном свете она увидела малозаметные контуры ткани.

— …Татуировки!

— Чего?

Свити Белль кивнула недоверчивой фермерской кобылке.

— Эм, я хотела сделать татуировки, поэтому пошла в тату-салон, но Рэрити узнала об этом и заставила меня избавиться от них, но остались следы! Это было для пьесы, — добавила она. — У пиратов ведь есть татуировки, так?

Скуталу присмотрелась к вытянутому копытцу подруги.

— Хм, ну… В любом случае их уже и не разглядеть. Эй! Может, у Эппл Блум остались хоть какие-нибудь следы от кьютимарок, как от тату?!

Все трое стали всматриваться в жёлтый бок, но им суждено было лишь разочарованно вздохнуть.

— Так значит… вот почему ты в упавшем настроении? Ты хотела подлатать свой сценический образ, а Рэрити будто встала не с той ноги?

Слова почти что попали в цель.

— Ну… угу. Она… расстроена, как и я, но, ну вы знаете, не из-за меня. Или я неправильно поняла? — Свити пожала плечами. — В общем, вы поняли, что я имею в виду. Она не ненавидит меня, это другое… словно между нами теперь какая-то преграда…

Пегаска фыркнула:

— Так отбрось её.

— Скуталу! — Эппл Блум яростно посмотрела на подругу.

— Слушай, я не очень хорошо разбираюсь во всех этих сентиментальных сестринских штучках, хорошо? Но если ты позволишь чему-то такому расти и расти, то будет только хуже. Так что разберись с этим сейчас!

— Это… это не так просто.

Скуталу закатила глаза.

— Позволь мне рассказать тебе кое-что, о чём мне однажды рассказала Рэйнбоу Дэш: “Шкет, самые простые вещи в жизни наименее ценные. Это то, что может сделать каждый. Но если тебе предстоит поработать над этим, то знай, что это важно! — Она встала на задние копыта и указала на небо. — Так что никогда не сдавайся, сколько бы царапин ты не получила!”

— Не знаю, Скутс. Заводить друзей легко, но это очень важно.

Пегаска слегка растерялась.

— Э, да, но… знаешь, завести первого друга нелегко, и ты должна прилагать усилия, если хочешь чтобы дружба сохранялась… Так что принцип всё ещё работает!

— Кажется, я поняла, что ты хочешь сказать, — вмешалась Свити Белль. — И… и… и я думаю, ты права. Мне кажется, я знаю, как мне поступить. — Она ненадолго замолчала, но после продолжила: — …Девчата?

— Да?

— Что?

— Если… если бы я была, ну, в смысле, превратилась в кого-то другого… например, эм, я не знаю, древесного волка… остались ли бы мы друзьями?

— Какого сена, конечно да! — Эппл Блум игриво похлопала её по плечу. — Ты всегда будешь Свити Белль, несмотря ни на что, кто бы чего ни говорил.

— Нет, ну мы должны были бы выяснить, ты ли это на самом деле, — добавила Скуталу, — но после этого мы будем с тобой во что бы то ни стало! — Она помолчала. — Вообще-то, давай решим это прямо сейчас. Если мы когда-нибудь трансформируемся, нам нужен секретный сигнал.

— Трижды гоняемся за хвостом, вскидываем копыта — или передние лапы, а может ещё чего-нибудь — а потом прикидываемся мёртвыми. — Эппл Блум кивнула. — Этого должно хватить.

— А если у нас не будет хвостов?

— Да ладно тебе, что за зверь не имеет хвоста?

— Ладно, а что если мы превратимся в змей?

— Подними голову! Затем притворись мёртвой! Это довольно легко, если окажешься в другой форме! — Эппл Блум закатила глаза.

Свити Белль хихикнула.

— Спасибо вам, девчата… вы самые лучшие друзья.

***

Рэрити расчесала гриву…

Затем посмотрела в зеркало.

Из праздного любопытства единорожка вошла в мастерскую и вытащила булавку из булавочницы. Она протянула копытце и, не обращая внимания на боль, воткнула её в ногу. Затем извлекла. Из укола заструилась кровь.

— …Это действительно кровь? — спросила она комнату. — …Свити Белль когда-нибудь истекала кровью? — добавила она.

Через мгновение дизайнер вздрогнула и зашипела. Отбросив булавку, она кинулась в ванную за аптечкой. Простая и элегантная повязка остановила кровотечение. Разобравшись с этим, единорожка снова вошла в рабочий кабинет, взяла красную булавку и внимательно осмотрела её.

Вскоре выбросив её в мусорную корзину.

Потом спустилась вниз и приготовила себе тосты. Опал тёрлась о ноги, чувствуя беспокойство хозяйки, но Рэрити не обращала внимания на её присутствие.

— Я помню, как мы со Свити пекли пирог… и мы разделили его… — Рэрити откусила кусочек тоста, задумчиво жуя его, прежде чем проглотила, — …выходит, что она способна есть.

Рэрити отложила тост.

— …Может, мне стоит посмотреть на то… что она делает в туа…

Кошка отпрыгнула в сторону, когда модница внезапно сжалась.

— О чём я ДУМАЮ?! С чего мне вообще на это смотреть?! Нет! Больше никаких вопросов! Она моя сестра, и она НАСТОЯЩАЯ! Она такая же настоящая, как ты, Опал, или я! — Рэрити топнула копытцем. — Меня не заботит, что она робот. Нет! Она живая! Как я!

"Откуда мне знать, настоящая ли я?"

Опал взволнованно мяукнула, когда лицо хозяйки исказила гримаса ужаса.

— …Я настоящая. И… мы все настоящие. Иначе и быть не может…

Рэрити подошла к кухонному окну и взглянула на своё отражение.

— …Я настоящая. Я не робот… ведь так?

***

Свити Белль не сразу отправилась домой. Она хотела убедиться, что Рэрити знает о сочинённой на коленке легенде, призванной прикрыть её естество. Так она застала сестру, которая медленно листала книгу по анатомии пони.

Кобылки обменялись взглядами.

Затем, храня молчание, младшая единорожка повела сестру домой, к родителям. Рэрити не сопротивлялась.

Конечно, родители были рады видеть дочерей, но они сразу поняли, что с их старшей что-то не так. Сен-Жермен поставила на стол тарелку с домашним печеньем в надежде поднять настроение Рэрити; дизайнер дотронулась только до самой горелой печеньки, вздохнула и снова погрузилась в молчание. Свити Белль переводила взгляд с сестры на отца; к сожалению, доктор Магнум Фантастик не очень хорошо разбирался в эмоциональных состояниях своих дочерей, а потому продолжал хранить неловкое молчание.

Наконец, Рэрити, подумав, посмотрела на дорогих ей пони.

— Мама, папа… этот вопрос может показаться странным, но вы помните ночь, когда я была… зачата?

— С большой любовью. — Жеребец обнял копытами свою краснеющую жену. — Но не думаю, что тебе хочется знать подробности.

— И… вы помните, когда Свити Белль, кхм, появилась на свет?

При этих словах пара перестала улыбаться. Они посмотрели на младшую дочь, которая глядела на них печальным, угрюмым взглядом. С сожалением, мать опустила голову.

— …Как ты узнала?

Рэрити моргнула.

— …Эм, кровь. Да, произошёл небольшой несчастный случай, и я отвела Свити Белль в больницу…

— …Она была напугана, — добавила младшая единорожка, — хоть ситуация была и не так серьёзна…

— …Да, и пока врачи её осматривали, они взяли у неё анализ крови. И оказалось, что её состояние… не вызывает опасений! — прояснила Рэрити. — Но генетически мы разные.

— И мы сложили дважды два и… — Свити Белль пожала плечами. — Да уж. Поэтому…

Их отец, который во время разговора переводил взгляд с одной дочери на другую, глубоко вздохнул.

— Я знал, что этот день настанет, но… честно говоря, мы нашли Свити Белль в контейнере для мусора.

— Это произошло, когда тебя не было, дорогая, — добавила Сен-Жермен. — Ну знаешь, когда ты была в той летней школе моды.

— Бедная кобылка была травмирована, — продолжил Магнум. — Не могла ходить, не могла говорить… прямо как новорожденная. Но… ты быстро научилась, Свити Белль.

— После того как мы рассказали об этом происшествии полиции, мы решили удочерить тебя. И когда Рэрити вернулась, то решила, что ты её младшая сестра… Вы обе были так молоды, что у меня просто не хватило духу сказать вам правду. — Розовый единорог нежно улыбнулась.

— Я помню, — заметила Рэрити. — Я была… я была так расстроена, что вы не сказали мне, что у меня будет младшая сестра…

Свити Белль осмотрела своё копытце.

— …Эм… неужели они… даже не выяснили, как я оказалась в том контейнере?

— Нет. — Магнум встал и подошёл к дочкам. — Но кто бы тебя ни выбросил, это не твоя семья. Они тебя не заслуживают, после того как поступили с такой жемчужинкой.

— Семья — это не кровное родство, дорогие мои. — Жермен присоединилась к отцу. — Это те пони, которые вас любят. Те, кто заботятся о вас и всегда будут рядом. Не важно, что только одна побывала в моём животике. Вы обе мои дочери, и навсегда останетесь сёстрами.

Вместе родители заключили дочерей в крепкие объятия.

***

Наступил следующий день.

День перед генеральной репетицией.

И Рэрити освободилась от гнетущих её мыслей.

Свити посмотрела на костюм. Это было то, чего она ожидала, и даже больше. Конечно, пони заметила, что и полки были заменены. Но это было не так важно.

— То, что нужно… грубый и вульгарный. — Она закивала. — Да уж, из меня получится отъявленный пират. Спасибо.

— Конечно, дорогая. Любые жертвы для семьи. — Рэрити посмотрела на это подобие костюма и содрогнулась. — Просто… сделай одолжение, не упоминай, где ты взяла этот костюм.

— В местном комиссионном магазине? Что в этом плохого?

— О, я говорила тебе не покупать эту вещь.

Единорожки рассмеялись.

Затем… Свити Белль вздохнула.

— Знаешь, я только что поняла, что никогда не получу свою кьютимарку.

Рэрити сочувственно на неё посмотрела.

— …Ёлки, я никогда не стану больше жеребёнка. — Свити вырвала волосок из гривы. — Теперь, когда я думаю об этом, то понимаю, что меня никогда не стригли. Однажды, когда Опал когтями срезала часть моей гривы, я просто причесала локоны, чтобы выглядело равномерно…

Белое копытце прервало её откровения.

— А теперь послушай меня, милая. У нас есть Пинки Пай, которая, вероятно, может… что-нибудь предпринять, чтобы сделать тебя размером побольше, и у тебя есть я. Не сомневайся, я сделаю для тебя новую гриву, если ты потеряешь свою, и я даже возьмусь за дизайн твоей кьютимарки, когда ты поймешь, в чём заключается твой особый талант. Но мне хочется, чтобы ты кое-что помнила. Ты СВИТИ БЕЛЛЬ. Ты Меткоискательница, отличница в школе… моя сестра. Никогда не думай, что то, из чего ты сделана, как-то меняет тебя.

Изумрудные глаза встретились с сияющими сапфировыми.

И медленно на мордочке из-под копытца Рэрити появилась улыбка.

— …Спасибо.

Кобылки заключили друг друга в объятия.

— …Люблю тебя, старшая сестра.

— …Люблю тебя, сестрёнка.

Комментарии (20)

+4

Хороший перевод, качественный, детальный, щипает за душу. Стало очень интересно, кто же сделал Свити? Может быть дальше автор это раскроет :)

Бабл Берри #1
0

Спасибо! Продолжение есть, но определенных ответов оно не дает, а о третьей части автор пока что не заговаривает.

NovemberDragon #2
+1

Спасибо за перевод!
Немного странно, что такую хорошенькую и милую поню авторы фанфиков делают роботом, но рассказ, в сущности, не об этом, и потому хорош.

Oil In Heat #3
+2

А ещё самый распространённый шиппинг у неё — со Спайком.

Alex Heil #4
+1

Так Спайк же вроде неравнодушен к Рэрити? Или авторы его принудительно "переключают"?

Oil In Heat #5
+3

Ну вроде как не вышло с Рэрити — выйдет с её младшей сестричкой.

Alex Heil #7
0

Спасибо! Да, ее временами зачем-то делают роботом, но мораль рассказа от этого ничуть не страдает.

NovemberDragon #13
Комментарий удалён пользователем
+3

Понравилось, душевный рассказ.

glass_man #8
0

Спасибо!

NovemberDragon #14
0

Сен-Жермен, значит... Граф Калиостро...

Кайт Ши #9
+1

А у меня ассоциация с Табитой Сен-Жермен.

NovemberDragon #12
+1

Она не известная волшебница, как граф. А в рассказе явно имеют место быть два крутых волшебника.

Кайт Ши #15
0

Это да)

NovemberDragon #16
+1

Есть конечно неувязки, т.к Рэрити живет с сестренкой уже долго, и она давно дружит с своими подружками, то значит она все таки растет. Ну и банально за эти годы, уже было много раз вскрылась ее анатомия.

Freend #17
+1

Спасибо за перевод. Кажется, начинал читать в оригинале, что-то начало до боли знакомое.

root #18
0

Интересный рассказ.
И добрый, как полагается.

Спасибо!

Mordaneus #19
0

Благодарю!

NovemberDragon #20
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...