Носочки для Зекоры

Рождественская история про Эплблум и носки, частичный ответ на вконец уже задолбавшие перепевки «Рождественской песни в прозе», которые американские сценаристы просто обожают пихать в свои мультики. На конкурсе ЭИ 2018 вошла в первую пятерку из двадцати, так что вряд ли она такое уж говно.

Эплблум

Виниловый Джем

Любовь не меняется. Но как быть, когда любовь может разбиться о скалы быта?Продолжение эпичных похождений известного Файеркрекера и его друзей! Вы этого ждали? Получайте!

Эплджек Трикси, Великая и Могучая Лира DJ PON-3 ОС - пони

Оригинальный персонаж

Исповедь неизвестного лицемера, который, тем не менее, вернул в Эквестрию порох.

Другие пони ОС - пони

Брони и добро

А все ли из нас помнят, чему учит сериал? А если и помнят, то что делают для других?

Человеки

Последний чейнджлинг: угроза Эквестрии

Чуть ранее Армор и Кризи подверглись беспощадному шиппингу. И вот, после небольшой передышки, продолжаем тему.

Другие пони ОС - пони Кризалис Шайнинг Армор

Просто игра?

Чем может закончиться игра в Великого Стратега? Пять друзей-людей узнают это на собственной шкуре. А ведь все начиналось с мода на одну весьма известную игрушку...

Другие пони ОС - пони Человеки

Бес порядка

Одна старая история на новый лад.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Первая ночь

Луна никак не могла понять того прощения, которым одарила её старшая сестра сразу после возвращения из тумана ненависти. Ведь, как считала принцесса ночи, здесь не за что прощать. Её вина была слишком велика.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Минифигурка

Порталы - сложные, точные механизмы, настраиваемые с особой аккуратностью и прилежностью. Ведь даже самая маленькая ошибка может привести к непредсказуемым последствиям. Вот и здесь, никто и подозревать не мог, что что-то может пойти не так.

Флаттершай Другие пони ОС - пони Человеки

Томминокеры.

Небольшой кроссовер. В нем есть немного вархаммера, немного разной мифологии, немножко TES.И зебра.

Автор рисунка: Stinkehund

Смертные, вырезанные сцены: Аликорнизация

(сохранено 26 апреля 2013)

От автора: Писать «Смертных» я начал задолго до третьего сезона и возникновения слухов о возвышении Твайлайт. Так что начало истории было несколько другим. Здесь оригинальная версия пролога и первая сцена главы 1.

Оставляя глубокие тёмные следы на заросшей травой земле кладбища, карета подкатила к рядам выглядящих ещё новыми мраморных надгробий и замерла. Жеребец с насыщенно-алой шёрсткой, тянувший её, с тяжёлым вздохом стряхнул с себя упряжь и позволил ей упасть на землю. Его учащённое дыхание расходилось в прохладном воздухе небольшими облачками пара.

— Мы на месте, мама! – произнёс он, подойдя к дверце кареты и открыв её.

— Спасибо, дорогуша, — раздалось в ответ изнутри, — помоги мне спуститься, пожалуйста!

Тяжело облокачиваясь на сына, из кареты вышла пожилая белая единорожка. Её иссохшие ноги едва ли толще её же рога, и на них гротескно выделяются опухшие суставы. Грива всё того же очаровательного фиолетового цвета, что и в юности, но химическая краска, которой пожилая кобыла компенсировала исчезновение естественной окраски, сделала волосы тонкими и ломкими. На плечах её толстая шуба, и поверх – того же цвета шаль, чтобы защититься от холода.

С другой стороны Рэрити поддерживала её старинная подруга. На Флаттершай годы словно вообще не оказали влияния, разве что грива из розовой превратилась в белую с розоватым оттенком, но двигалась пегаска с лёгкостью и грацией сорокалетней.

За ними последовали свёрнутое одеяло и корзинка, удерживаемые лазурным облачком телекинеза. Магия единорожки, в отличие от тела, была по-прежнему сильна и точна. Расстелив одеяло перед надгробным камнем, облачко опустило сверху корзинку, и лишь потом, медленно и опираясь на поддерживающих её с обоих сторон пони, бывшая модельер зашла на одеяло и аккуратно пристроилась на краю.  Флаттершай открыла корзинку и достала из неё шоколадный торт, бутылку шампанского и две ярко-оранжевые конусовидные шапочки.

— Если потребуюсь, я буду у фонтана! – сказал красный единорог, поворачиваясь, чтобы уйти.

— Спасибо, Санстоун! – прикоснулась копытом к его плечу Флаттершай. – Я так благодарна тебе, что ты привёз нас сюда.

— Я же знаю, как это важно для мамы… для вас обеих. Так что был просто счастлив помочь вам!

— Ох… тебе должен был бы помочь кто-нибудь из моих внуков…

— Им есть чем заняться – сейчас сезон околачивания яблонь, да ещё и к свадьбе надо готовиться, всего пара недель осталась. – Согнутой в пясти ногой Санстоун утёр пот со лба. – Так что не надо обо мне беспокоиться. Я ещё не настолько стар, чтобы не дотащить сюда карету. – И с этими словами он удалился.

Флаттершай закрепила одну из ярких шапочек на голове подруги, потом нацепила свою.

— Это самая малопоньная вечеринка по поводу дня рождения, которую мы когда-либо устраивали, — печально произнесла она.

Рэрити промолчала, стиснув зубы. Подхватив магией бутылку, она вырвала пробку и наполнила два бокала; ещё два так и остались лежать в корзинке.

— Ты же знаешь, — всё же произнесла она, выдержав паузу, — что Рэйнбоу Дэш больше не хочет посещать эти празднования. После того, как умерла Эпплджек, она ни разу не пришла…

Флаттершай кивнула.

— Но я всё же надеялась… это же день рождения Пинки…

— Она так решила, — Рэрити говорила твёрдым голосом, но взгляд её был опущен к земле. – Но вот что меня интересует, так это где Твайлайт? Она обычно не опаздывает.

— Ах да! – вспомнила пегаска. – Она оставила вот это, — и достала из корзинки свиток. Рэрити подхватила его магией и развернула.

Драгоценные мои подруги!
Я безумно сожалею, что пропущу день рождения Пинки Пай в этом году, но принцесса Селестия вызывает меня в Кантерлот. Я пыталась объяснить ей, насколько важен этот день, но она настаивает. Наверняка, как всегда, у неё есть для этого основания.
Отложите для меня кусочек торта, пожалуйста.
Я никогда не забуду Пинки.

Ваша Твайлайт Спаркл.

— Лучше бы у принцессы нашлось какое-нибудь очень важное оправдание такой настойчивости! – нахмурилась Рэрити.

— Не надо сердиться, — тихо произнесла Флаттершай, — особенно сегодня.

— Да, пожалуй ты права, — согласилась Рэрити, после чего попыталась выпрямиться. – Начнём?

Флаттершай кивнула, установила на торте несколько свечек и зажгла их.

Рэрити посмотрела на могильный камень, тяжело сглотнула и запела. Тихий голос Флаттершай тут же поддержал её.

С днём рожденья, с днём рожденья,

С днём рожденья, милая Пинки,

С днём рожденья те…

Две сиреневые вспышки слились в одну, и через мгновение в воздухе остались два свитка, тут же упавшие на одеяло перед каждой из кобыл. Каждый из свитков был запечатан сиреневым воском с выдавленной на нём шестилучевой звездой.

Подруги переглянулись и развернули свитки; с первого же взгляда стало понятно, что текст на обоих одинаков.

У меня очень важные новости.
Приходите в библиотеку как только сможете!

Т.С.

Рэйнбоу Дэш летела к библиотеке невысоко над землёй, неторопливо взмахивая крыльями. Краткие стоки послания Твайлайт пылали в её мозгу, и ей очень хотелось взмахнуть крыльями изо всех сил, чтобы побыстрее оказаться возле дверей библиотеки, но она старательно подавляла этот порыв. Доктора в один голос говорили, что если она перенапряжёт крыло, то оно окончательно откажет.  И это будет…

Пегаска торопливо оборвала свою мысль. Даже думать о таком было страшно. Так что она летела неторопливо, как будто возбуждение и не пылало пламенем в её груди. В её жизни не было приключений с… ох, Солнце и Луна, уже лет пятнадцать, как минимум. Даже внуки Пинки Пай нашли свои кьютимарки уже после этого.

Отбросив мысли о прошлом, Рэйнбоу приземлилась перед библиотекой, распахнула дверь и зашла внутрь. Окинув беглым взглядом комнату и заметив Рэрити и Флаттершай, расположившихся на подушках посередине, в следующую секунду она с радостным криком бросилась к Твайлайт, игнорируя вспыхнувшую от резкого движения боль в плече.

О звёзды небесные, — ахнула пегаска, прижимаясь лицом к шее Твайлайт, — это же просто невероятно!

Подруга радостно потёрлась носом об неё в ответ.

— Мне явно придётся к очень многому привыкать, — весело сказала она.

— Дай взглянуть на тебя! – Рэйнбоу Дэш разорвала объятия и шагнула назад, окидывая взглядом изменившуюся подругу.

Её грива и хвост стали ярче, и словно слегка светились изнутри. Рог стал длиннее и тоньше, но одновременно казался словно более массивным, более… реальным, чем прежде. И крылья. О Солнце и Луна, какие крылья! Изящные, мощные, длинные и узкие… Даже в расцвете сил и молодости Рэйнбоу Дэш согласилась бы на всё что угодно, чтобы у неё были такие крылья.

Не меньше минуты она так и эдак рассматривала подругу, пытаясь сдержаться и всё равно принимаясь хихикать от восторга при виде того, как великолепно выглядит Твайлайт Спаркл.

— Ты стала молодой, -  произнесла она затем.

И это было правдой.

Тело Твайлайт стало стройным и сильным; к ней вернулись гибкость и изящество, покинувшие ученицу Селестии многие годы назад. Шёрстка стала ярко-сиреневой и блестящей, и к полосе в гриве вернулся розовый цвет.

И двигалась она с энергией и уверенностью, которой уже десятилетия не было ни у одной из них.

Застенчиво улыбнувшись, Твайлайт словно попыталась оправдаться:

— Технически, это не молодость, это отсутствие возраста.

— Но как… — Рэйнбоу поискала у себя в голове нужное слово и не нашла. – В смысле, как вообще..?

— Я как раз остальным и рассказывала, — ответила аликорна, — принцесса Селестия мне говорила, как она надеялась на то, что я когда-нибудь буду к этому готова, и теперь, сочтя что у меня в душе есть всё, что требуется, она помогла мне заглянуть в саму себя, найти возможность измениться, а потом… потом стало вот так.

Рэйнбоу Дэш ощутила, что из-за улыбки нижняя часть её лица уже готова отвалиться.

— Ох ты… это же… ох… Я так тобой горжусь!

— Мы все гордимся, — добавила Флаттершай, — ты долго трудилась, чтобы достичь этого.

— Ну и как оно на самом деле чувствуется? – спросила Рэрити. – Ощущаешь божественные возможности?

— Я пока не уверена, — ответила Твайлайт, — принцесса Селестия обещала, что очень многое мне объяснит, но, девочки, я просто обязана была телепортироваться сюда и рассказать вам обо всём. Как разберусь в деталях, обязательно и об этом расскажу!

— Ох, да мелочи это неважно! – заявила Рэйнбоу Дэш, — важно лишь то, что ты отныне принцесса. В смысле, ты теперь навсегда – принцесса!

— Да, об этом я и не подумала, — отозвалась Флаттершай. – Нам теперь к тебе «принцесса Твайлайт» надо будет обращаться?

— Вам нет, разумеется, но для всех остальных да, наверное.

— Твой брат… — Рэрити стёрла с лица слезинку, — был бы счастлив увидеть это.

— Да уж, — грустно улыбнулась Твайлайт, — и был бы он единственным членом семьи – не аликорном. – Вздохнув, она добавила, — Я так по нему скучаю. Но, наверное, мне теперь придётся привыкать к тому, что я способна пережить всех пони вокруг.

— А знаешь, это кое-что мне напомнило, — улыбнулась Флаттершай. – Мы принесли тебе кусок торта, как ты просила.

— Торта? – удивлённо посмотрела на неё аликорна. – Какого торта? Ах, да… конечно. Спасибо, я очень благодарна!

Рэрити вытащила телекинезом из корзинки, которую придерживала перед собой копытами, кусок шоколадного торта.

— А что насчёт тебя, Рэйнбоу Дэш? Не желаешь присоединиться?

— Не знаю чёта… — переступила на месте пегаска. – Знаете, подруги, как-то это… жутенько.

— Ну, в прошлом году ты не возражала, — ответила Твайлайт.

— В прошлом году, — резко обернулась к ней пегаска, — всё было по-другому.

— Ты права, — вздохнула Рэрити, — раньше мы устраивали этот праздник впятером, и когда нас стало четверо, радости стало заметно меньше. Пожалуйста, не превращай «четверо» в «трое».

— Ну ла-адно, — ответила пегаска. – Но всё равно – это как-то странно.

 

 

 

 

Следующая сцена происходит в начале первой главы, после первого разговора Твайлайт с Селестией.

— А, вот ты где! – открыв глаза, Твайлайт обнаружила рядом принцессу Кейденс. – Вижу, Селестия уже начала тебя учить!

— Ага, — ответила новоявленная аликорна, — вот только сложно всё это. Не уверена, что у меня нормально получается пока что.

— Я помню, — кивнула Кейденс, — насколько сложно мне было в своё время. А знаешь, пойдём-ка сменим активность. Тебе явно надо отдохнуть, а я тем временем покажу тебе ещё одну сторону жизни аликорнов, которую тоже надо будет освоить.

Твайлайт последовала за принцессой любви, и через несколько минут обнаружила себя стоящей на большом балконе.

— И что же мне предстоит освоить здесь?

— А вот что! – и, распахнув крылья, Кейденс перепрыгнула ограждение балкона. Впрочем, через несколько секунд, совершив быстрый манёвр, она уже снова была рядом с Твайлайт, разве что чуть выше, и висела перед ней в воздухе, слегка шевеля крыльями. — Давай, прыгай, и я покажу тебе основы поведения в воздухе!

Подойдя к краю балкона, Твайлайт взглянула вниз поверх ограждения. Вечерняя Башня, на которой они находились, выступала за габариты встроенной в склон горы платформы, на которой располагался столичный город Эквестрии, и взгляд аликорны заскользил по находящимся далеко внизу, в нескольких тысячах футов, зелёным склонам.

— Кажется, сегодня мне стоит остаться здесь, — Твайлайт слегка пошевелила крыльями. – Я этими штуками ещё ни разу всерьёз не пользовалась.

— Что, вот так – ни разу?

Твайлайт покачала головой.

— Я пока что занималась магической стороной вопроса. Моя единорожья магия резко выросла в мощности, появилась магия аликорнов, в которой я пока совершенно не разбираюсь, так что совершенно не было времени.

— Это срочно надо исправлять! – розовая аликорна приземлилась прямо на узкие перила. – Урок первый – научись двигать крыльями строго одновременно. Если движения будут не синхронными, ты просто не сумеешь удержаться на постоянной высоте. Ну, пробуй!

И Твайлайт начала пробовать. Ей потребовалось несколько попыток, Кейденс много раз пришлось поправлять её движения, и первое время крылья казались начинающей принцессе чужими – словно кто-то одолжил ей своё тело, и теперь приходится обживать непривычное вместилище. Впрочем, постепенно у неё получилось начать двигать крыльями достаточно сильно и равномерно, чтобы оторваться от пола.

— Ух ты! – вскричала она, — я летаю! Я на самом деле летаю!

Твайлайт зависла в полуметре над балконом – точнее, попыталась зависнуть. Её постоянно мотало вверх и вниз, а также из стороны в сторону. Вопреки ожиданиям, она не почувствовала себя невесомой. Нет, напротив, она ощутила, что вынуждена постоянно отвоёвывать свою высоту, каждым движением сражаясь против тянущей её вниз гравитации.  И тем не менее внутри неё разгоралось возбуждающее, опьяняющее ощущение, чем-то похожее на радость от стремительного бега по полю… и одновременно от карабканья на крутой горный склон.

— Молодчина! – похвалила Кейденс. – Ну да ты всегда быстро осваивала всё новое. – Она соскочила с перил наружу и повисла в воздухе, совсем рядом с краем балкона и невероятно высоко над землёй. – А теперь следуй за мной. Тебе ещё многое предстоит освоить.

— Ты уверена? В смысле, я же только что в первый раз взлетела. Падения с разбиванием в лепёшку у меня на сегодня не запланировано!

— Да всё с тобой будет в порядке! Вспомни, ты теперь бессмертная. Я приходила в себя и после куда более крутых приключений!

Твайлайт, улыбнувшись до ушей, сильнее взмахнула крыльями и в своём новом, неустойчивом и качающемся стиле, вылетела за край балкона.

Кейденс, сложив крылья, спикировала вниз.

Вскричав от ужаса и восторга, Твайлайт устремилась следом.

Смертные, вырезанные сцены: Чай

(сохранено 26 апреля 2013)

Примечание автора: эта сцена должна была случиться в первой главе, и очень понравилась мне самому, вот только создаваемое ею настроение напрочь уничтожало возможность введения темы, посвящённой Веселью, которую я запланировал. И больше, к сожалению, её не удалось никуда пристроить.

— Напомни ещё раз, листья надо класть сначала или позже?

— Сначала вскипяти воду, потом добавляй листья, — сквозь раскрытую дверь проник на кухню голос Рэрити, — удивительно, что ты не запомнила. Сколько ты уже раз делала это для меня?

— Не помню, несколько? – ответила Рэйнбоу Дэш. – Но знаешь, заваривание чая это не мой главный талант! – Она пристроила чайник на плите, после чего вышла с кухни в основную комнату Бутика Карусель, и уселась напротив Рэрити за столик из красного дерева.

— Но всё равно, спасибо тебе, — поблагодарила единорожка, — я очень рада, что ты посетила меня, и не только потому, что у тебя из нас двоих вообще получается передвигаться. Мы как-то редко видимся… Но с твоими крыльями тебе же тяжело возвращаться в облачный дом!

Пегаска переступила на месте.

— Немного физических упражнений мне не помешают. И вообще, не хочу, чтобы ты сидела одна в пустом доме.

— Уверяю тебя, это просто неудачно совпадение. Муж сейчас у доктора, по поводу болей в желудке, и скоро вернётся, сын занимается… если честно, я даже не знаю, чем он там занимается, но хорошо даже то, что он туда отправился. Этот жеребчик постоянно дома сидит.

— Но-но, не стоит обвинять его в том, что он заботится о своей маме!

— Я согласна. И признаю, что не представляю себе, как бы справлялась без него. А всё, чего я хочу – чтобы он жил своей жизнью, а не сидел тут, ожидая, пока закончится моя. В его возрасте жеребец должен собственными детьми обзавестись! И вообще, раз уж ты взялась беспокоиться о том, как я живу, я в отместку начну беспокоиться о тебе. С чего ты вдруг решила снова жить в старом облачном доме?

— Мне там норм, — пожала плечами Рэйнбоу, — и вообще, я всегда была независимой пони. Просто последнее время хочется… простора, вот.

— Ну, как скажешь. – и в воздухе на некоторое время повисла неловкая тишина…

…которую разорвал пронзительный свист.

— О, вот и твой чай. Сейчас вернусь!

Рэйнбоу Дэш вернулась на кухню и нашла в шкафу так любимый Рэрити фарфоровый чайный набор. А заодно который раз поймала себя на мысли, как было бы хорошо, если бы Рэрити, подобно всем остальным, пользовалась чайными пакетиками, а не настаивала на использовании этой фигни с сушёными листьями. Вскоре она вернулась в комнату, неся чайник с тем, что, если повезёт, будет по вкусу примерно как чай.

— Спасибо, дорогуша, — Рэрити перехватила чайник телекинезом и налила себе чашку. – Не будешь ли ты так добра обратить внимание вон на тот буклет, что лежит на полке? Думаю, он может показаться тебе интересным.

Рэйнбоу Дэш подошла к полкам.

— Вондерболт-Дерби? С чего у тебя вдруг обнаружилась реклама Вондерболт-Дерби?

Взяв с собой буклет, она вернулась к столу, чтобы обнаружить, что за время её краткого отсутствия Рэрити налила для неё чашку чая. Пегаска изо всех сил удержала в себе досадливый вздох. Рэрити, разумеется, хотела как лучше, но просто отказывалась понимать, что пегаске чай не нравится, ни в каком виде.

— Я раздумываю, а не побывать ли нам с тобой в Кантерлоте, — пояснила единорожка. – Это было бы так здорово, особенно учитывая то, что Твайлайт теперь настоящая принцесса. Можешь себе представить?   И постараться подгадать под момент соревнований. Вондерболты будут просто счастливы! Ты же знаешь, они относятся к тебе с огромным пиететом!

— В Кантерлот? Подруга, ты же едва до кухни добираешься! – Чисто из вежливости Рэйнбоу отхлебнула чая и тут же пожалела об этом, когда раскалённая жидкость обожгла её язык.

— Я знаю, я знаю. Но Санстоун такой молодец, я уверена, он сумеет организовать нам поездку!

— Разве не ты только что говорила, что ему следует жить своей жизнью?

— Да, ты права, — вздохнула Рэрити. – Просто я уже сто лет нигде не бывала. Мне удаётся с этим смиряться, но знала бы ты, как это на самом деле тяжело… Жизнь словно стала вдруг такой медленной и тягучей. А ведь раньше куда только нас не заносило. Мы были такими свободными… Ох, это так расстраивает!

— Ага, — Рэйнбоу Дэш напрягла мускулы крыльев, тут же ощутив ставшую уже привычной боль, — я прекрасно понимаю, что ты имеешь в виду.

Смертные, вырезанные сцены: Эпилог

(сохранено 28 апреля 2013)

Твайлайт Спаркл шла по кладбищу следом за своим младшим сыном, жеребец шёл медленно, переводя взгляд с одного надгробия на другое.

— Как же их много, — произнёс он, — трудно себе представить, что когда-то каждый из них был живым пони.

— Да, — ответила Твайлайт. Санрайз был молод, ему не исполнилось и восьмидесяти. Пони перестали умирать за тысячелетие до его рождения. – Но здесь не только пони, знаешь ли. Зебры, чейнджлинги… они все умирали.

— Все? – остановившись, сын оглянулся на неё.

— Да, все. – Рассказывать новым поколениям о смерти всегда было сложно, порой эта идея казалась абсурдной даже ей самой.

— Солнце и звёзды… да как у них вообще получалось жить, постоянно помня, что все обречены умереть?

Твайлайт нахмурилась, вспоминая.

— Знаешь, тогда по-другому было невозможно, так что справлялись.

Санрайз, отвернувшись, коснулся кончиком крыла одного из надгробий.

— Кто это был?

На камне была высечена падающая звезда. Разумеется, этот камень не был тем самым, что установили поверх свежей могилы – по мере того, как гранит поддавался времени, надгробные камни уже не один раз заменяли.

— Её звали Клаудчейзер.

— А здесь? – спросил он, сделав несколько шагов.

Три бабочки.

— Флаттершай. – Твйлайт показалось, что она ответила тем же самым ровным тоном, но скрыть что-либо от Санрайза было абсолютно невозможно.

— Расскажи мне о Флаттершай, — попросил он, обернувшись к матери.

— Знаешь, я почти ничего уже и не помню. Она жила так давно. – Ну да, почти три тысячи лет. – Впрочем, то, что она была очень хорошей подругой, всё же помню. Я очень её любила.

Над ней промелькнула тень, и в следующую секунду рядом опустилась Рэйнбоу Дэш.

— Привет! Хони Эппл сказал, что я смогу вас найти именно здесь!

— Бабушка! – Санрайз схватил Рэйнбоу в объятия чуть ли не раньше, чем её копыта коснулись земли. Технически, она не была ему бабушкой – следовало бы добавить не то три, не то четыре «пра-пра-», но пони уже давным-давно перестали обращать внимание на такие мелочи. – Как я рад тебя видеть!

— Ну, да, — ответила Рэйнбоу Дэш, — мне очень хотелось быть с тобой, когда ты в первый раз прилетишь сюда.

— Ты же была здесь тогда… в первые дни?

— Ну да, — кивнула Рэйнбоу, — была. Я вообще третья из всех аликорнов, не считая принцесс.

— И как оно было – тогда?

Прошло несколько секунд, прежде чем она сумела ответить.

— Страшно. Страшно и больно. А ещё безумно досадно в те первые столетия, когда многие пони ещё принимали решение умереть. Видеть это и не иметь возможности помочь было безумно тяжело.

— Не понимаю, — ответил юный жеребец, — почему пони может пожелать умереть?

— Они думали, что это правильно, — ответила Твайлайт. – Я довольно долго тоже так считала.

—  Ну, не то чтобы долго, — передёрнула плечами Рэйнбоу Дэш.

— Достаточно долго.

Проследив за её взглядом, направленным на могильный камень, Рэйнбоу вздохнула.

— Не начинай снова винить себя в смерти Флаттершай. Пусть для неё твоё решение запоздало, но ты спасла всех остальных из нас.

— Да уж, — легкомысленно добавил Санрайз, — ты столько сделала, что по сравнению с этим всего одна смерть?

— Она была моей подругой, — ответила аликорна, переведя взгляд на него.

— Знаешь, — произнесла Рэйнбоу, — я уже начинаю беспокоиться.

— Всё в порядке, — выпрямившись, подняла голову Твайлайт. – Чувство давней вины не столь уж и страшно. Оно может не возвращаться ко мне десятилетиями. И приходить только тогда, когда я прилетаю сюда.

— Хочешь, уйдём отсюда? – предложил жеребец.

Твайлайт подняла лицо к солнцу и моргнула.

— Нет, это важно. Ты должен понять, а я – вспомнить.

— Ты про Макинтоша ему уже рассказывала? – спросила Рэйнбоу.

— Нет, а кто это был? – обернулся к ней Санрайз.

— Ох, парень, у меня есть что рассказать, — Рэйнбоу указала крылом на соседнюю с Флаттершай могилу. – Тогда, давным-давно, он был мужем Флаттершай. Так вот однажды Скуталу с подругами – ты же знаком со Скуталу? – ну в общем они подлили ему любовного зелья, да только зелье оказалось чрезмерно сильным. И вот он…

Твайлайт перестала прислушиваться к её голосу, и просто смотрела, как её самый младший сын с восторгом слушает историю, рассказываемую самой старой подругой. Вдали виднелся город, который когда-то был скромной деревушкой под названием Понивилль. Вот странно… она не провела здесь и полувека, но это место почему-то ощущалось домом в большей мере, чем те города, где она прожила столетия.

— …эй, Твайлайт! – внезапно услышала она голос Рэйнбоу. — Ты с нами вообще?

— Извини, что? – торопливо вернулась к реальности аликорна.

— Я говорю, пойдём уже. Пинки и Рэрити ждать будут!

— Ждать?

Санрайз хихикнул.

— Ты действительно всё прослушала! Бабуля Рэйнбоу убедила их прилететь сегодня в Понивилль!

— Ух ты, вот это будет встреча! – улыбка сам собой возникла на лице Твайлайт.

— Ну, я ж знала, что с тобой происходит, когда ты приходишь сюда, вот и пришлось принять меры. Ну так что, идём или нет?

— Разумеется, — кивнула Твайлайт. – Пойдём встречать друзей!

От автора: вот так я изначально хотел завершить «Смертных». Но в итоге такое окончание поднимает больше вопросов, чем даёт ответов, и отвлекает читателя от основного конфликта – выбора Твайлайт между Селестией и всеми остальными – в пользу концепции бессмертия. Так что я, чтобы не ставить телегу впереди лошади, вычеркнул этот эпизод и написал финальную сцену с разговором Твайлайт и Луны.

Комментарии (2)

0

Первый!

Перевод несколько слегка страдает калькированием типа "сменим активность" (займёмся чем-нибудь другим).

Что до самих вырезанных сцен, то вторая как-то ни к чему вроде как не вела, а третью, правильно, лучше оставить для чего-то вроде последовавшего сиквела.

И да, откуда тег "антиутопия"?

SMT5015
#1
0

И да, откуда тег "антиутопия"?

Ладно, заменю на "AU".

Mordaneus
Mordaneus
#2
Авторизуйтесь для отправки комментария.