Автор рисунка: Devinian

Флаттершай протянула Эйнджелу ещё одну ложку супа. Тот, смерив пегаску взглядом, нехотя проглотил порцию. Жёлтая пони улыбнулась, зачерпнула ещё и снова потянулась к кролику. Но тот выставил перед собой лапу – хватит. Пегаска настаивала, кролик отбрыкнулся. Едва не выронив ложку, Флаттершай расплескала суп и с размаху чувствительно села на пол. Но она лишь понимающе вздохнула:

– Ну может быть хоть одну, Эйнджел?

Кролик молчал. Флаттершай поднялась на ноги и подошла к столику, где стояла тарелка.

– Перестань, пожалуйста, ты же видишь, что он не хочет, – раздалось со стороны. Флаттершай обернулась на голос. Твайлайт Спаркл смотрела на подругу взглядом, словно какие-то слова очень просились наружу, и она изо всех сил старалась их сдержать. Она встала между жёлтой пони и кроватью, на которой лежал Эйнджел.

– Но ведь ему нужно питание, а то как его кормят…

– Именно, его кормят отдельно, – мягко прервала жёлтую пони единорожка, было заметно, что она очень аккуратно подбирает слова, – и потому-то он не хочет есть лишнего, что не голоден. Более того, я уверена, повара знают, чем его надо кормить.

Флаттершай не ответила, только вопросительно показав глазами на кролика. Твайлайт устало вздохнула и подошла к подруге:

– Давай сделаем так. Я попрошу, эм, Принцессу Селестию увеличить ему порции, – она вытянула магией у пегаски ложку и положила её в тарелку, – но взамен ты перестанешь уносить еду из столовой и будешь есть сама, ладно?

Спаркл нашла в себе силы даже немного улыбнуться подруге. Та наконец тихонько кивнула:

– Хорошо. Вы извините, непросто со мной приходится, наверно. Но вы же знаете, что я не умею по-другому.

Она задержала взгляд на второй кровати, с другой стороны комнаты. Сидевшие там Эпплджек, Рэрити и Пинки Пай всё это время молчали, но, похоже, они были рады, что Твайлайт убедила подругу. Твайлайт проследила за её взглядом и, сделав над собой усилие, ответила:

– Знаем. Поэтому извиняться тебе не за что. Теперь доешь суп, хорошо?

Флаттершай улыбнулась – если призаться, она действительно была немного голодна. И раз пообещала… Пегаска принялась за еду.

– Хватит с ней нянчится, – буркнули со второго яруса кровати кролика, – это бесполезно. О, Селест/оже, как меня вы обе достали.

Твайлайт оглянулась на голубую пегаску:

– А кое-кто, кто отлично видит, что происходит, мог бы её остановить.

– Толку-то. Это у них каждый вечер такая бурда.

– И ты ничего не делала?! Если знаешь, что он не умеет соизмерять силу… Эй, ты слушаешь?

Рэйнбоу Дэш только фыркнула и перевернулась на другой бок, к стене. Спаркл закатила глаза.

 «***»

Прозвучал сигнал к отбою. Замок наполнился цоканьем копыт – все спешили поскорее разойтись по комнатам до второго сигнала. Стража очень не любила нарушения расписания.

Строгий режим, кормят в столовой три раза в день, стража в коридорах – в восстановленном Замке Двух Принцесс жилось, может быть, и не очень удобно, но зато здесь было безопасно. Флаттершай и сама точно не могла сказать, почему они прятались здесь. Из-за чего всем пришлось бросить свои вещи и дома. Из-за чего многие остались здесь одни, без своих близких.

Рэрити и Эпплджек ещё держались, молчали, как бы тяжело им не было без своих сестёр. Не легче чувствовала себя Твайлайт – никто не знал, что же творилось за магическим щитом Замка, и та упорно делала вид, что ничего не произошло. Но Флаттершай понимала, как трудно той давалось напускное безразличие. В отличие от них, Рэйнбоу Дэш не стеснялась срывать на окружающих свою злобу от бессилия – ведь именно она подвела Скуталу и бросила её на произвол судьбы. Пусть она этого прямо не говорила, но Флаттершай полагала, что именно поэтому. А что до Пинки Пай… Даже её, Элемента Смеха, вечеринки и веселье стали какими-то искусственными.

Конечно, отчасти Флаттершай могла понять их – ей пришлось оставить всех своих животных. Пусть она успела спасти Эйнджела, он целыми днями отлёживался на кровати и никуда из комнаты не выходил. Вообще, им даже повезло – носительниц Элементов Гармонии поселили всех вместе. И хотя кому-то могло показаться, что две двухъярусные кровати на шестерых пони (и кролика) это издевательство, никто не жаловался. Флаттершай была даже рада делить с близкими подругами постель. И другие пони, похоже, тоже разделяли её удовольствие.

Вот и сейчас она обратилась к Твайлайт:

– Возьмёшь к себе на ночь Рэрити?

Спаркл, помедлив мгновение, кивнула. Она подхватила белую пони магией, и они вместе забрались на верхний ярус. А Флаттершай отвела Эпплджек к кровати Эйнджела. Тот, смирившись уже с этим порядком, помог земнопони устроиться поудобнее.

– Спокойной ночи, Эпплджек, Эйнджел, – улыбнулась пегаска.

Кролик важно кивнул хозяйке и натянул одеяло, а Флаттершай сделала пару шагов назад и приподняла голову:

– Спокойной ночи, Рэйнбоу Дэш.

В ответ сверху донеслось только неразборчивое раздражённое ворчание. Флаттершай понимающе вернулась на их с Твайлайт половину комнаты и легла.

– Спокойной ночи, Твайлайт, Рэрити.

– Спокойной ночи, – ответил кто-то из единорогов.

Флаттершай накрыла себя и Пинки Пай одеялом. В тесноте, да не в обиде, особенно если это твоя лучшая подруга.

– Спокойной ночи, Пинки, – шепнула пегаска и прижала её к себе.

Розовая земнопони ничего не ответила, просто прильнув своей чуть холодной, не успевшей ещё согреться, /плюшевой шёрсткой.

«***»

Флаттершай проснулась среди ночи. Она приоткрыла глаза и сонно оглядела комнату. Рэйнбоу, Эпплджек и Эйнджел спокойно спали на своей половине. Вдруг жёлтая пегаска заметила, как в дверном проёме без дверей (такая уж им досталась комната) скрывается хвост Твайлайт. Куда она отправилась в такой час? Сон с Флаттершай словно копытом сняло. Она было рванулась за единорожкой, но тут же остановилась – Пинки Пай всё ещё спала под её боком. Флаттершай аккуратно выползла из постели и заглянула на верхний ярус. Рэрити, похоже, тоже разбудил внезапный уход Спаркл – она сидела на кровати, глядя прямо на подругу.

– Ты не знаешь, куда она пошла? – тихо спросила Флаттершай, но белая единорожка только сонно покачала головой.

– Значит, нам надо узнать – так же тихо решила пегаска и помогла Рэрити спуститься.

Пони выглянули в коридор. Очень вовремя – чуть позже и они бы упустили момент, как Твайлайт поворачивает за угол. Подруги, как можно тише ступая по холодному /бетонному полу, поспешили её догнать. Но Твайлайт, похоже, очень торопилась, и нагнать получилось её далеко не сразу. Они почти добрались до крыла замка, где находились покои принцесс, стражи и слуг. Флаттершай смогла наконец тихонько окликнуть Спаркл:

– Твайлайт!..

– Что?!

Единорожка подпрыгнула на месте и отскочила как ошпаренная. Едва не врезавшись в стену, она всё же обернулась и увидела подруг. Твайлайт сделала глубокий вдох и медленно выдохнула, похоже, она и сама уже поняла, как выглядела со стороны и стыдилась своего жеребячьего испуга.

– /Ан… Флаттершай, не пугай меня так! – отдышавшись, шепнула она пегаске, – ты что вообще здесь делаешь?

– Мы за тобой шли, – чуть смущённо улыбнулась розовогривая, – ты и Рэрити разбудила, когда ушла. Мы пошли узнать, не случится ли с тобой что-нибудь. Ты же знаешь, как стража не любит, когда комета… компот… ну, этот час нарушают.

– Знаю, – вздохнула Твайлайт и покосилась на Рэрити, – но так нужно. У меня… понимаешь, поручение от Принцессы Селестии, очень важное.

– Поручение? О, – пегаска немного удивилась, – что-то такое важное, из-за чего нужно выполнять его ночью?

– Ну… – лавандовая единорожка замялась, – да.

– А что именно тебе нужно сделать?

Твайлайт отвела взгляд и нехотя ответила:

– Прости, но… я не могу тебе сказать. Просто знай, что это очень важное дело. Никто не должен о нём знать. Более того, никто не должен меня видеть.

– Но если оно такое важное, почему ты не могла что-нибудь рассказать нам? Мы ведь с радостью бы тебе помогли.

Флаттершай немного озадачивало поведение Твайлайт. Она никогда не постеснялась попросить помощи у подруг – в отличие от иногда слишком гордой Эпплджек. Да, идти куда-то ночью, рискуя получить нагоняй от стражи, странно, даже неправильно. Но Флаттершай всё равно готова была бы помочь Твайлайт хоть чем-нибудь. Она было открыла рот, как Спаркл резко сорвалась с места, уводя пегаску и Рэрити за собой в какую-то коридорную нишу.

– Сидим тихо, – прошипела Твайлайт.

Ошарашенные подруги лишь молча кивнули. Из коридора донесся цокот копыт. Ночной обход стражи. Шли со стороны покоев Принцесс. Три пони вслушались в голоса:

– Это здесь?

– Да, вроде. Не спится кому-то. Проверяй слева, я справа.

Судя по шагам, стражники разошлись, осматривая ниши коридора. Они явно слышали разговор, и пришли найти нарушителей режима. Твайлайт закусила губу. А Флаттершай вдруг резко встала и вышла из ниши.

– Побудь с Рэрити.

Единорожки застыли. А пегаска открыто пошла прямо к страже. Если Твайлайт не хочет встречаться со стражей – она отвлечёт их на себя, решила она.

– Вы кого-то ищете? – раздался голосок Флаттершай.

– О, ты глянь, кто у нас! – заметил её один из стражников.

– Кто там? – после небольшой паузы произнёс второй стражник, – а… Это ж…

Твайлайт с замирающим сердцем аккуратно выглянула. Огромные стражники нависали над маленькой Флаттершай. Как бы ей сейчас не хотелось бы вскочить, заслонить пегаску собой – нельзя. Спаркл машинально вцепилась в Рэрити и слушала во все уши.

– Ну что, голуба, почему гуляем среди ночи? – крякнул первый из них, положив переднюю ногу на её спину, – сама пойдёшь или тебя отвести?

Второй стражник скосил глаза на напарника и убрал его ногу с пегаски:

– Оставь её. Это та самая… Помнишь на обеде про неё рассказывал?

– Да ну? Та самая? Прикольно. А чего…

– Ничего, – сразу отрезал пони, словно поняв, к чему тот ведёт, – лучше пошли. Не распускай копыта на малых. Сама нагуляется и вернётся.

Напарник скептически хмыкнул:

– Ладно, коль не шутишь. Грех обижать таких, понимаю. Но она не одна была, – напомнил он, повернулся к Флаттершай и прищурился, – ты же разговаривала с кем-то, да?

– Ага! – подтвердила пегаска.

Сердце Твайлайт екнуло, и она юркнула обратно в нишу. Что Флаттершай несёт?!

– Сейчас! Она просто испугалась, и мы с ней спрятались, – заявила пегаска и подбежала к нише.

Твайлайт сидела в ступоре. Что теперь делать? Из-за наивной отзывчивости подруги сейчас всё… Не успела она додумать мысль, как Флаттершай нырнула в нишу и увела Рэрити за собой.

– Вот! Это Рэрити! – Флаттершай смущённо опустила голову, – Мы просто знаем, что вы не любите, когда по ночам не спят, вот и…

Пегаска замолкла. Приросшая к полу Твайлайт боялась шевельнуться и вслушивалась в каждый шорох. Молчание, секунда, другая… Стражники дружно вздохнули.

– Рэрити?..

– Понял теперь? – устало бросил второй, – пусть гуляет. А потом завтра жалуется, что не выспалась.

Стража пошла дальше по коридору, они почти прошли мимо той ниши, в которую забилась Твайлайт, как Флаттершай подбежала к ним:

– Ой, это вас укусили?

Единорожка нервно сглотнула. Ну что ещё?!

– Э, ну да. Попался один… тип нервный… – похоже, это был первый из стражников.

– Больно наверно? Вы берегите ногу, хорошо?

Стражник, верно, даже опешил от внезапной заботы:

– Хорошо, спасибо…

Немного постояв, стражники двинулись дальше. Было слышно краем уха:

– /Какая ещё нога?..

Их копыта затихали вдалеке. Твайлайт медленно переваривала произошедшее, как к ней в нишу заглянула Флаттершай:

– Они ушли.

Твайлайт, ещё не совсем отошедшая, чуть вздрогнула, но всё же, чуть помедлив, встала. Выбравшись из ниши и убедившись, что стража действительно ушла, она спросила:

– А зачем ты?..

– У тебя же поручение Принцессы. Пусть ты не хочешь говорить, что именно она поручила, я ведь всё равно тебе помогу. Мы же подруги, верно?

У Твайлайт хотела что-то возразить, но, передумав, только слабо улыбнулась и сказала:

– Конечно подруги.

«***»

Пони вернулись в свою комнату. Никого по пути они больше не встречали. Они быстро легли по своим постелям, пока какой-нибудь другой патруль стражи не заглянул к ним в комнату. Прямо-таки ответственно громко сопевшая Рэйнбоу наконец затихла и Флаттершай смогла немного подумать, прижавшись поближе к Пинки Пай.

Когда они подошли к дверям в покои Принцессы Селестии, Твайлайт попросила подруг остаться снаружи, а сама толкнула дверь. Странно, но та оказалась незапертой. Уже через минуту Спаркл вышла, заперла откуда-то взявшимися у неё ключами дверь и сказала, что поручение выполнено. Флаттершай не очень понимала, почему того же нельзя было сделать ещё этим утром, когда Принцесса не уехала. Наверно, были причины…

Пегаска, возможно, и додумалась бы до чего-то, но желание спать заглушило все её мысли. Она заснула…

«***»

Завтрак. Твайлайт и Флаттершай сидели напротив друг друга. За тем же столом, но как можно дальше от них, нахохлилась Рэйнбоу. Подруги не пытались разговорить Дэш, зная, что она только разозлится. Эпплджек, Рэрити и Пинки Пай кормили прямо в комнате, чтобы не отвлекать их от работы. Помня вчерашний уговор, жёлтая пегаска не пыталась оставить кусочек для Эйнджела. Хотя она, нет-нет, остановится на секунду и посмотрит на свою еду. От Твайлайт не укрылись эти поползновения:

– Флаттершай…

– Конечно, я помню, – смутилась пегаска, – не волнуйся, Твайлайт, всё съем.

Словно со вчерашнего дня ждавшая этих слов, неожиданно влезла Дэш:

– А если вдруг проголодается, может и травы пожрать. Как тогда, помнишь, Флаттершай?

Твайлайт опешила:

– Что?! Траву?!

– Ну а чо, – ухмыльнулась Дэш, – до сих пор помню, как она ползала в саду с полным ртом травы…

Единорожка соскочила с места, от возмущения едва не смахнув со стола поднос:

– Это ты её надоумила?!

– Может и я, – набычилась Дэш, – а что ей, пони, будет?

У лавандовой единорожки от возмущения закончились слова. Ей хотелось сказать очень много и очень громко, но она огляделась, посмотрела на Флаттершай и только процедила сквозь зубы:

– Знаешь что, /Даш? Чтобы я это в последний раз слышала! Иначе…

– Иначе что? – насмешливо прищурилась Дэш.

Твайлайт, резко выпустив воздух через нос, промолчала.

– Так и я и знала, – фыркнула голубая пегаска, подхватила на крылья поднос и ушла.

Единорог проводила её взглядом и вздохнув, вернулась на место, сев перед Флаттершай.

– А что такого в траве? – спросила у неё пегаска. Вопрос, похоже, застал Твайлайт врасплох. Она замялась и, пытаясь на ходу найти ответ, проговорила:

– Ну, просто, понимаешь, трава здесь… не очень полезная, – нашлась наконец Спаркл, – здесь не растёт нужной для нас травы. Можно ненароком съесть вредной травы и потом… ну, заболеть.

– О, а ведь и правда. Если вспомнить, та трава была не очень вкусная. Даже эта еда, – показала Флаттершай копытом на тарелку, – будет вкусней.

Пегаска, удовлетворённая объяснением, принялась доедать. Она не заметила, как от её слов у Твайлайт дёрнулся глаз. Лавандовая единорожка немного тоскливо посмотрела на подругу. Она не знала, насколько ещё долго хватит её терпения…

«***»

После завтрака все пони расходились на работу, какую кому приписали. Поскольку в замке не держали животных, у Флаттершай её не было, и она часто просто гуляла с кем-нибудь из подруг, кто был не занят важным или срочным делом. Ещё очень часто её приглашала к себе Принцесса Луна, разговаривала с ней на разные темы, угощала вкуснейшим чаем. Вот и сегодня к ней подошёл стражник, который попросил её прийти к Принцессе. Поначалу это сбивало с толку – она, простая пегаска и к одной из правительниц Эквестрии. Но постепенно она стала уверенней в себе, и от былого страха сделать при Принцессе что-то неправильно не осталось и следа.

Флаттершай постучалась копытом в двери покоев Луны. С той стороны послышалось:

– Входи, милая.

Пегаска с улыбкой зашла внутрь и присела на привычный стул возле рабочего стола Принцессы. Они принялись за чай. Пошёл их обычный разговор: как Флаттершай спалось, не слишком ли ей грустно, не скучает ли она по своим животным, что было вчера, как прошёл завтрак. Пегаске льстило такое внимание к себе, но она чувствовала, что-то сегодня не просто так. Принцесса Луна задавала обычные, повторявшиеся изо дня в день вопросы, словно оттягивая напоследок какой-то один важный и трудный. Незаметно, говоря обо всём и ни о чём, Флаттершай и Принцесса провели несколько часов. Наконец, словно решившись, Луна опустила свою чашку с чаем на блюдце. Пегаска поняла – пришло время.

– Милая Флаттершай, на самом деле, я позвала тебя сегодня, чтобы сделать одно предложение. Мы с тобой уже давно общаемся, я очень долго присматривалась к тебе и наконец решила: пора вывести наши отношения на новый уровень. Понимаешь, к чему я клоню?

Флаттершай медленно покачала головой. Принцесса не стала тянуть:

– Я желаю, чтобы ты, дитя, стала моей личной ученицей.

Жёлтая пони была немало удивлена:

– Вашей ученицей? Я?

– Именно, – кивнула Принцесса, – мне ведомо, что ты до сих пор не нашла своего места в Нашем замке. Мне так же ведомо, какие сны тебя посещают по ночам.

Флаттершай опустила голову. Луна продолжила:

– Если бы мы научились вместе управлять царством грёз, то ты смогла бы победить свои страхи. И заодно нашла бы своё новое призвание. Что скажешь?

Предложение было соблазнительным, но как ни крути, каким-то внезапным. И тем не менее, пегаска посмотрела Принцессе в глаза:

– Я согласна.

– Замечательно, милая Флаттершай. Подходи ко мне завтра вечером после ужина, и мы проведём первое занятие. Но то, что ты моя ученица – должно остаться тайной ото всех, понятно?

– Понятно, – кивнула пегаска.

Когда Флаттершай вышла, Принцесса Ночи приоткрыла щёлку, глядя вслед гостье. Она испустила вздох и потёрла свой рог. Утерпит ли до завтра? Пегасочка обязательно придёт, а пока лучше держать себя в копытах. Да-да, выдержка и самообладание. Всё будет завтра. Найтмер Мун, с предвкушением облизнувшись, прикрыла дверь.

«***»

Твайлайт перерывала свою постель. Она точно знала, что спрятала ключи в матрасе. Обхода и обыска сегодня-завтра не должно быть сто процентов, ни с того ни с сего потерять она их не могла. И никто просто не мог знать, что ключи у неё вообще есть. Но они пропали. Вот гнилое сено! Если она не найдёт ключи, весь план послезавтра пойдёт насмарку!

Спаркл посмотрела на другую половину комнаты. Эйнджел как обычно лежал на своей кровати, уставившись в одну точку. Хм, может даже если бы он и знал, у него характер не тот, чтобы кому-то что-то рассказывать. Забрать он ключи тоже не мог – просто незачем. /Ему, Лёше-отказнику, всё равно некуда идти. Парез, неумение рассчитывать силу, из-за которого могут пострадать другие…

Её мысли прервала вошедшая Флаттершай:

– Твайлайт, ты идёшь на обед?

– Иду, – медленно ответила единорожка, – я только кое-что сделаю сперва и приду.

– Понятно. А я думала пригласить Пинки Пай с нами. Понимаешь же, редко ей удаётся с нами вместе погулять.

Флаттершай подошла к подругам, провожаемая сверху взглядом Спаркл. Пегаска /взяла с кровати Пинки и они, помахав Твайлайт, скрылись в коридоре.

Единорожка спустилась вниз, присела на кровать – немного успокоится и подумать. Где-то же они должны быть, верно?..

«***»

На полпути к столовой Флаттершай и Пинки окликнула Рэйнбоу Дэш:

– Эй, Флатька, иди-ка сюда.

– Эм, да? – жёлтая пегаска недоумевающе обернулась, – Ты что-то хотела?

После того, как пони были вынуждены переселиться в Замок Сестёр, Рэйнбоу никогда не завязывала разговор первой, просто так, ни с того ни с сего. Флаттершай это немного утешило – возможно, лёд тронулся и её радужногривая подруга потихоньку возвращается. А та, ухмыляясь, наклонилась к жёлтой пегаске и шепнула:

– Тебя же обидело, что наша подруга сегодня в тебе засомневалась, скажи, а?

– Ты про что?

– А я тут подумала, – подмигнула Дэш, – как можно очень просто напомнить нашей зануде, что в книжках пишут не всё. Ты же, /как там тебя, пегаска, а значит можешь летать. Улавливаешь?..

Нет, она не желала ничего плохого. Просто хотела их проучить.

«***»

Всё-таки Твайлайт опоздала на обед. Она пришла уже под самый конец раздачи. Единорожка поторопилась взять еды и села за ближайший свободный столик – чтобы успеть поесть. Твайлайт даже не стала специально идти к их обычному с соседками столику, но краем глаза всё-таки пыталась высмотреть остальных.

Так, это их столик, за ним сидят Флаттершай, Пинки и… Дэш напротив? Ничего себе, это чтобы необщительная Рэйнбоу. Завтра, видимо, пойдёт снег – посреди мая, усмехнулась мысленно Спаркл, не забывая работать ложкой. Хотя выражение на лице радужногривой несколько напрягало Твайлайт. В какой-то момент единорожка поймала её взгляд на себе. Ехидный.

Рэйнбоу наклонилась к жёлтой пегаске и что-то ей проговорила на ухо. Флаттершай кивнула, оглянулась на Твайлайт и вместе с Пинки вышла из столовой.

Единорожке это очень не понравилось. Слишком подозрительно.

По-быстрому прикончив свою порцию, Твайлайт отнесла поднос и направилась к столику с до сих пор неспешно трапезничавшей голубой пегаской. Спаркл собиралась было сама начать разговор…

– А вот и ты! Наша подруга просила передать, что ждёт тебя на крыше. Она хочет тебе что-то показать, – не убирая с лица свою начавшую раздражать ухмылку, опередила её Дэш, – и лучше бы тебе поспешить, а то мало ли…

– На что ты опять её надоумила? – начала заводиться Твайлайт, но осеклась, – Какую крышу?! Что на крыше показы…

Единорожка ещё не совсем поняла, что происходит, но точно могла сказать, чем опасна для Флаттершай крыша. И главное – почему. И Твайлайт уже примерно поняла, чем Дэш могла ей заморочить голову. Как бы Спаркл сейчас не хотелось разобраться с Рэйнбоу, перешедшей все границы, Флаттершай важней – она была в самой настоящей опасности.

– Мы ещё поговорим, – процедила Твайлайт и, смерив пегаску взглядом, стремглав бросилась из столовой.

Лавандовая единорожка примерно представляла, где можно найти Флаттершай – в Замке было только одно место, которое можно назвать «крышей» и вёл к ней только один лестничный проход. Обычно запертый – но сейчас открытый. Как она надеялась, что Флаттершай будет просто стоять под этими дверями и она сможет просто увести пегаску. Подтверждались худшие опасения. Эта Рэйнбоу…

Твайлайт перепрыгивая через несколько ступенек, взлетела по лестнице. Вторая дверь, отделяющая лестничную клетку от крыши и тоже незапертая. В лицо ударил прохладный ветер. Спаркл, слегка начиная паниковать, нервно осмотрелась и почти сразу нашла пегаску. Флаттершай, она здесь! Пинки Пай с ней, но это делу не поможет.

– Флаттершай! – метнулась к ней было Твайлайт, но резко затормозила, – что ты делаешь?

– А, Твайлайт! – стоявшая на обрыве крыши пегаска оторвала взгляд от дерева внизу, обернулась и улыбнулась, – просто Рэйнбоу придумала, как тебе напомнить, что мы пони. Как мы оказались в Замке, то почему-то перестали вести себя как пони. Вот ты, например, единорог, но магией почти перестала пользоваться. Или, например, все пегасы, что живут здесь, тоже не летают…

– Ну, наверно, тому есть причина, – осторожно начала подбираться к ней Твайлайт, – хотя бы что в Замке особо не разлетаешься.

– Да, но ведь даже Дэш, которая так мечтала стать Вондерболтом – больше не летает, ты только подумай, – развернулась уже всем корпусом к Твайлайт пегаска, – это даже нельзя объяснить тем, что Скуталу… Ты чего?

Подобравшаяся вплотную единорожка протянула к Флаттершай копыто:

– Я всё понимаю, но, не могла бы ты отойти от края? – она осторожно коснулась подруги, – Тут опасно.

– Да ладно тебе, Твайлайт, – улыбнулась Флаттершай, – смотри!

– Стой, не!..

Самым беспечным образом пегаска прыгнула с обрыва. Твайлайт, не помня себя, рванула за ней. Лишь бы!..

Она успела. Поймала её /руку в самый последний момент. Как же больно держать её целиком на весу!..

– Твайлайт, не держи меня магией. Ты же знаешь, что со мной ничего не будет. Пегасы же умеют летать.

Единорожка упорно не выпускала её. Она сама убьётся, но вытащит подругу обратно! Но эта её улыбка… Уверенная, без капли страха, подтачивала решимость Твайлайт. И силы уже заканчивались.

Порыв ветра на высоте ударил подруг, и они резко сползли вниз. В панике Твайлайт попыталась удержаться, но, отвлёкшись, выпустила Флаттершай.

– Нет!

Единорожка зажмурилась, чтобы не увидеть неизбежного. Глухой звук удара снизу. Надо идти. Надо. Надо бежать. Что угодно сделать. Хоть что-нибудь…

Твайлайт с трудом поднялась на дрожащие ноги. Шаг, другой, третий. Вниз. Идти. Шаг шёл за шагом, всё быстрее и быстрее. Твайлайт буквально скатилась по лестнице, спрыгивая на середине пролёта, чтобы спуститься ещё быстрее. Она чувствовала, как на глаза подступают слёзы. Она глотала внутри себя всхлипы, чтобы не дать себе разрыдаться и тут же не остаться на месте.

Твайлайт внизу. Она добралась. Кто-то уже увидел Флаттершай и во всё горло звал на помощь. Почему-то Спаркл это только раздражало. Она бешеным взглядом искала Флаттершай. Дерево. Она должна была упасть возле дерева. Здесь.

Вот Флаттершай! И она… поднимается! Сама! На ногах! Единорожка прокричала что-то невразумительное и метнулась к ней. Жива! Цела! Селестия всемилостивая! Плевать, как и почему, главное – она цела! Притормозив на мгновение, чтобы убедиться, что ей не кажется, Твайлайт в рыданиях бросилась обнимать Флаттершай.

– О, Твайлайт… Я же говорила, что со мной ничего не случится. Что же ты себе навоображала, – неловко ответила на её объятия пегаска и внезапно поморщилась, – Ай…

– Тебе больно?! Ударилась?! – быстро отпрянула от неё единорожка, – Где болит?!

– Ничего не болит, просто ты слишком крепко обнимаешь… Только где Пинки Пай? – огляделась пегаска, – она же с нами на крыше была.

– Пинки? – тупо переспросила Твайлайт.

Она что, вообще не поняла, что сейчас произошло? Упасть с крыши, остаться целой и спрашивать… Впрочем, оборвала себя Твайлайт, это ведь она. Но должно же быть какое-то объяснение…

Тем временем пегаска уже отошла от подруги, что-то высматривая.

– Ах, вот ты где… – Флаттершай осеклась и замолчала.

Пегаска стояла хвостом к Твайлайт, и та не сразу увидела, на что же Флаттершай смотрит. На дерево. На нём висит что-то розовое, пушистое…

Флаттершай рухнула на колени. Рядом с ней упало ещё что-то, такое же розовое, но гораздо меньше… Пинки там… а нога здесь…

– ПИНКИ!!!

Рядом уже слышался громкий топот ног.

«***»

– Значит, ты не знаешь, как она могла открыть запертую на ключ дверь, чтобы забраться на крышу. Ты совершенно уверена?

Принцесса Луна нависла над Твайлайт и пристально посмотрела ей в глаза. Единорожка сглотнула и нетвёрдым голосом подтвердила:

– Уверена…

Принцесса только вздохнула. Поскольку Селестия на несколько дней была вынуждена покинуть Замок, по факту главной осталась её младшая сестра. И она явно не была готова к такому неприятному событию в первый же день. Луна нервно потёрла копытом лицо, стараясь успокоиться.

Единорожка тем временем потихоньку разглядывала аликорна, погруженная в не очень приятные раздумья. Почему-то Твайлайт напрягало особое отношение Принцессы к Флаттершай. Это нельзя было назвать просто «заботой», это было что-то другое. Напрашивались кое-какие подозрения, но озвучивать она их точно здесь не собиралась. И если они подтвердятся, то у Твайлайт на один повод больше довести свой план до конца. Кстати о нём, раз это покои Принцессы, то тут можно кое-что найти…

– Хорошо, коль ты молвишь, что не знаешь ничего, мне остаётся только поверить. Но виновных мы всё равно найдём. Это я обещаю.

– Понятно, – дёрнула головой Твайлайт, слишком увлёкшаяся своими мыслями, – мне самой очень интересно.

Принцесса Ночи снова вздохнула и села за рабочий стол:

– Я сообщу тебе, если как что-то выясним. Но надо сказать, что Флаттершай страшно повезло. Не разбиться с такой высоты…

– До сих пор не могу понять, как, – тихо сказала Твайлайт, – это просто невозможно…

– Ну, на ум приходит одно объяснение, когда тело расслаблено, то тело ударяется об землю мягко. Если ты боишься разбиться, то мышцы у тебя напрягаются и можно даже спрыгнув со стола переломать все кости. Или не боятся, она же совсем не боялась, говоришь? – Твайлайт кивнула, – Не бояться и остаться живой, упав с огромной высоты. Возможно, /эта, эм, Пинки тоже сыграла свою роль, зацепившись за дерево и погасив собой часть скорости Флаттершай.

Твайлайт Спаркл молча обдумывала услышанное. Это, конечно, похоже на правду. Но всё равно несколько натянуто… Даже вместе эти вещи едва ли бы действительно могли спасти жизнь Флаттершай, как ни посмотри. Единорожка вспомнила кое-что и подошла к столу, украдкой взглянув на стену, где висели ключи:

– Ах, да, насчёт Пинки…

«***»

/Обгон по встречной полосе. Непоседливая девочка, сидевшая спереди, дёрнула отца за руку. Визг тормозов. Звук сминаемого металла, вслед за ним – оглушительный грохот. Ей повезло просто вылететь через лобовое стекло. По её боку ударил асфальт. Непонимание, боль. Голова гудит. Пытается встать, осмотреться.

Их машина лежала вверх колёсами, рядом – грузовик. В машине Папа. А его рука, та самая, которую она дёрнула… здесь…

«***»

Рэйнбоу ёрзала на своей /койке никак не в силах уснуть. Совесть грызла её изнутри, словно огненная пиявка. Не хотела она такого, даже не предполагала, что рохля действительно прыгнет. Хотела напугать – и чуть не убила. Ну правда, что она такого сделала Дэш, чтобы так ей вредить? Эта бедняга не заслужила ни единого издевательства, что ей пришлось пережить из-за Рэйнбоу. Нечто чужое (или всё же своё?) внутри пегаски упорно шептало: а если бы ты попыталась быть ей подругой? Если бы ты попыталась принять? Не злобиться на весь мир?

Да ну, как же! Кому она сдалась?! Встают, знаете ли, в позу – веди себя хорошо, слушайся старших! И либо ты едешь в летний лагерь, либо сюда! Сохранишь тут безмерную любовь ко всему миру!

Рэйнбоу пнула ногой глухо бумкнувшую стену и зарылась головой в подушку. Лучше бы она не брала у зануды эти ключи…

«***»

Флаттершай очень плохо запомнила первую половину дня. Возможно потому, что ночью ей не удалось выспаться из-за кошмаров. Она, кажется, позавтракала, к ней пришла Принцесса Луна, пыталась что-то расспросить, но, ничего не добившись, ушла. В таком же тумане прошёл и обед. После него Флаттершай отпустили из палаты в свою комнату – физически она совершенно не пострадала. А от потрясения отойдёт сама, решили врачи.

Когда пегаска пришла к себе, Твайлайт или Дэш там не было. Эйнджел лежал на своём привычном месте, уставившись в одну точку. Флаттершай вздохнула и посмотрела на свою кровать. Там сидели Эпплджек и Рэрити. Они молча обняли подругу – они, похоже, уже всё знали и понимали, что слова утешения будут только лишними. В копытах подруг Флаттершай наконец дала волю слезам, сдерживаемым ещё со вчерашнего дня.

Как бы она не корила себя, Пинки уже не помочь. С ней будет то же самое, что и с её родителями… Папа больше не сможет собирать коллекцию облаков… /Но ведь он же ничего не коллекционировал… И она никогда не увидит брата Зефира… /Но ведь у неё нет брата… В мыслях вообще полный бардак. Казалось, что что-то в голове Флаттершай начало трескаться. Что-то было неправильным. Какая-то деталь, маленькая, но важная…

Прошёл час, может быть два… Трудно сказать. Из полудрёмы пегаску вывело внезапное прикосновение. Флаттершай подняла заплаканные глаза. Эйнджел. Он гладил её по голове, медленно и размеренно, словно пегаска была хрустальной вазой, которую он очень боялся разбить.

Возможно он и не мог говорить, зато понимал больше, чем многим казалось. Пегаска немного через силу улыбнулась питомцу. Ей было по-настоящему приятны его попытки утешить. Пусть он даже немножко перебирал со своей осторожностью. Она прикрыла глаза…

Вдруг Эйнджел убрал лапу. Ещё не успевшая вынырнуть из дрёмы Флаттершай услышала:

 – Какая-то пони скучала без меня?! А ну подать мне её сюда! Сейчас мы её развеселим!

Пегаска торопливо привстала на кровати. Не может быть…

В дверях без дверей стояла Твайлайт Спаркл, а с ней… с ней…

– Пинки Пай! – путаясь ногах, Флаттершай, соскочила с кровати, подбежала к ней и заключила в объятья, – Это ты?!

– Конечно я, глупышка!

Из Флаттершай словно вышли все силы. Всё чего она хотела теперь – лишь плакать и обнимать Пинки, чувствовать её рядом. Она так боялась, что может случиться нечто непоправимое, но…

– Ты немного поосторожнее, – тактично молчавшая до этого момента Твайлайт заговорила, – у неё на ноге шов, может разойтись. Ты только извини, что нитки белые, других почему-то не нашлось…

Флаттершай скосила глаза. И правда. Сустав между ногой и телом у Пинки был перехвачен толстыми белыми нитками.

– Тут не за что извиняться, Твайлайт, – улыбаясь, всхлипнула Флаттершай, – не за что…

«***»

Вечер. Успокоившаяся Флаттершай лежала в своей кровати. Она снова задремала. Твайлайт смотрела на подругу, окружённую остальными носительницами Элементов. Ну, не считая Дэш, которая до сих пор не пришла. Совсем скоро начнётся ужин. Но у единорога были несколько иные планы. К сожалению или к счастью, Флаттершай они тоже касались. Пора ей сказать.

Твайлайт спустилась со своей кровати и тихонько растолкала жёлтую пони. Пегаска осторожно потянулась, чтобы не разбудить остальных:

– Твайлайт?

– Нам нужно поговорить.

Зевнув, розовогривая пони сползла с кровати. Единорожка сделала паузу и, выдохнув, сказала:

– Флаттершай, сегодня вместо ужина мы с тобой сбежим отсюда.

– Сбежим?..

– Да. Это часть поручения Принцессы Селестии. Нам нельзя больше здесь оставаться.

Флаттершай не отвечала. Она ничего не могла понять. Зачем бежать из Замка? Здесь кормят, дают работу, заботятся, защищают. Просто зачем? Твайлайт продолжала ещё что-то говорить, но пегаска её не слушала.

– Может быть, я и пошла с тобой, – вдруг вставила она, – но Принцесса Луна предложила мне стать её ученицей и…

Принцесса Луна? – выпучила глаза Твайлайт, осёкшись на полуслове.

– Да. Она тоже предложила после ужина прийти сегодня к ней…

– Нет! К кому-кому, а к ней тебе точно нельзя! – вдруг резко сорвалась Твайлайт, – И она точно последняя пони, которой ты можешь здесь доверять! Так, ты идёшь со мной, это даже не обсуждается.

Флаттершай отпрянула от подруги – столько неожиданно и страшно она изменилась. Словно пегаска сказала нечто, чего точно нельзя было говорить. Она упёрлась в кровать и машинально села. Твайлайт замолкла, видимо и сама поняв, что перебрала со словами.

– Извини… просто я… Скажем, у меня не очень хорошие отношения с Принцессой Луной.

– Почему? Она же такая же принцесса, как и Принцесса Селестия. Она, ну, точно так же заботится обо всех в замке… Дарит пони вместо кошмаров хорошие сны… и… – Флаттершай притихла, не зная что ещё можно сказать.

Твайлайт вздохнула. Такого аспекта в её фантазиях она не знала. Или это было частью вселенной? /Она вообще не была особо знакома с этим… ну, где она берёт этот бред. Может сейчас ей удастся открыть глаза на реальность. Единорог решилась:

– Понимаешь, на самом деле… Ни Принцессы Луны, ни Принцессы Селестии не существует… А я – не Твайлайт Спаркл… И ты – не Флаттершай…

Флаттершай подняла на подругу/соседку глаза:

– О-о-о чём… /ты?

Тина продолжила:

– О том, что как ты представляешь себя и всех вокруг пони – это лишь фантазия. Она старалась говорить как можно мягче, хоть понимала, что это тяжело будет принять. Но Твайлайт надеялась, что /Аня поймёт, она просто обязана понять.

/Но Аня только отползла от неё на койке, прижалась спиной к стенке.

– Нет… Нет-нет… Нет! Это неправда! Я же…

– /Человек, – Тина взяла соседку по палате за руку, – и всегда им была.

Аня, которой некуда было больше ползти, уронила голову на колени. Её рука безвольно повисла. Она отказывалась принять это. Она не хотела это знать. Это было ей не нужно. Нет… Твайлайт прервалась и наклонилась к совсем затихшей пегаске.

 – /Аня? Ты меня слышишь? Ф… Флаттершай?

/Кулак девушки резко сжался.

– Значит и ты мне не подруга!

Она выдернула свою ладонь из руки Тины, схватила какую-то первую попавшуюся игрушку и бросилась прочь из палаты.

– С-стой, куда?!

«///»

– Связ… нестаб… на! Срочно завер… сон! Тва… ркл! Вытаск… ай всех!

«///»

Она забилась в какой-то дальний угол, куда обычно никто не заглядывал. Наверно, это где-то рядом с туалетом – только оттуда могло так одуряющее нести табаком. Она держала игрушку Эпплджек на руках. Плюшевая игрушка, самая первая, которая появилась у неё здесь. Первая игрушка после того, как она осталась одна на всём свете. Сиротой, лишенной судом дееспособности.

Рыжая пони смотрела всё теми же неизменными глазами под ковбойской шляпой, с всё той же неизменной лихой улыбкой. Вышитыми глазами. Вышитой улыбкой. Она снова зашлась в рыданиях. Она понимала, что ей не хотели зла, хотели ей помочь… Но…

– /Не грусти, сахарная. Ты только подожди, и вы снова помиритесь. Если что, я всегда с тобой!

Она дёрнулась. Быть этого не может. Взгляд на игрушку. Да, это по-прежнему игрушка. Неспособная говорить. Холодная от целого дня лежания на койке и мокрая от слёз. Она решила, что действительно сходит с ума. Но… наверно, так даже лучше.

Звонок. На ужин.

Она поднялась на ноги. Она больше не вернётся туда. Но остался ещё кое-кто. Может быть он поможет… /Нет, она поможет.

«***»

Их комната, именно комната, как она предпочитала думать, была пуста. Только Алексей как обычно… нет, не обычно. Он стоял у кровати рохли. Надо же, всегда же торчит у себя и никуда не вылазит. Это уже что-то необычное. Наверно, даже невероятное.

– Даша…

Он заговорил?! Со мной?! Ошарашенная девушка вымолвила:

– Д-да?..

«***»

Как бы её сейчас не грызла совесть, времени терять было больше нельзя. С Флаттершай или нет, она сбежит отсюда – Тина не могла подставить других людей. От её побега зависело, сможет ли этот самодур остаться на своей должности. От неё зависела судьба таких же как она сама.

Тина сама не понимала, что заставило так странно себя вести. Словно в ней было две её – обычная она и какая-то другая… Похожая, но всё же иная… Тьфу, она, видать совсем крышей начала ехать. Местечко способствует, конечно же. Так, к делу.

Она смогла стянуть ещё одну пару ключей у Павла Петровича из кабинета и теперь сидела в открытой подсобке, откуда хорошо было видно чёрный ход и коридор к нему. За забором прозвучал условный сигнал. Всё готово. Надо было только подгадать момент, чтобы открыть заднюю дверь и…

– Эй, ты что здесь забыла?

Тина обернулась. Как некстати, чтоб тебя!

– А это что? Ключи?

«***»

Флаттершай вошла в покои Принцессы Луны.

– Ох, а ты рано, – несколько удивлённо произнесла аликорн, отрываясь от бумаг и смотря на часы, – хотя, пожалуй, ты даже вовремя.

Она отодвинула документы на столе подальше от себя и привстала.

– Проходи пока туда, – махнула она копытом в сторону второй комнаты, – сразу будем заниматься или сначала чаю?

– Чаю, – подумав, ответила Флаттершай. Принцесса кивнула, чуть прищурив глаза.

Пегаска присела на стул, наблюдая за тем, как аликорн неспешно заваривает чай. После минутного молчания та, неся заварочный чайник к накрытому столу, наконец спросила:

– Я вижу, что у тебя что-то случилось, /милая. Ты не хочешь поделиться?

– Мы с подругой немного… поссорились… – поникла головой Флаттершай, – Я понимаю, что она наговорила лишнего… только чтобы помочь мне… не хотела обидеть, но…

– Между друзьями может случаться что угодно, – заметила Принцесса и поставила перед пегаской наполненную кружку, – конечно же, могут быть ссоры и размолвки. Выпей.

Флаттершай отпила немного чаю. Принцесса улыбнулась:

– Но главное – у друзей так же могут быть примирения и прощения. Уверена, вы поговорите друг с другом и всё образуется.

Странноватый на вкус он, этот чай. Но он успокаивал… Приносил с собой какое-то… Облегчение? Умиротворение?... У пегаски закружилась голова. Мысли спутывались.

– Что ж, /милая, я вижу, ты уже готова. У тебя небыстрый приход, однако.

Флаттершай словно не своими, чужими, глазами уставилась на аликорна. Она хотела что-то спросить, уточнить, но изо рта доносился какой-то слабый стон. А Принцесса тем временем подошла к ней и подняла копытом её за подбородок, что-то неразборчиво и плотоядно промурлыкав.

Что?.. Мысли совершенно не хотели думаться. Всё было как в тумане. Она видела, слышала, чувствовала, но не могла ничего сделать. Флаттершай моргнула и перед ней предстала Принцесса Ночи… Найтмер Мун. Что-то было совсем не так. Совершенно неправильно. Она поглаживала Флаттершай копытами и её рог… рос? Сердце вдруг гулко грохнуло в груди. Ей стало страшно. Она её не до конца осознавала почему, но ей хотелось бежать. Бежать отсюда как можно дальше. Нет. Нет! Адреналин ударил в тело. Она вздрогнула, шевельнула /руками, выставив перед собой плюшевую Эпплджек. Она смогла выдавить:

– Павел Петр… ич… не надо…

Аня попыталась заслониться от него игрушкой, но тот, рыкнув, выхватил её и бросил в приёмный кабинет. Всё. Она закрыла глаза…

Тихий щелчок двери. Шаги.

– Что там? – недовольная Найтмер Мун нехотя начала поворачивать голову и…

– Котлетки с пюрешкой, скотина!

Внезапно вынырнувшая из-за проёма Рэйнбоу Дэш размахнулась чем-то и со всей дури влепила по раздувшемуся рогу аликорна. Та даже закричать не смогла. Она повалилась оземь, схватившись за рог копытами и поскуливая. Отныне она была занята только собой.

Дэш тем временем отбросила молоток, сдёрнула Флаттершай со стула и потащила:

– Очнись! Пошли-пошли!

Странно. Когда Флаттершай хотела идти – тело не слушалось, а вот когда её тянули другие – оно словно само бежало вперёд. В приёмной был Эйнджел. А с ним – Эпплджек, которой он помогал встать. Но не только она, Пинки Пай и Рэрити тоже были здесь.

– Побежали, быстро, ходу-ходу!

Дэш повела за собой остальных пони, а Флаттершай она оставила Эйнджелу. И несмотря на комплекцию последнего, он с лёгкостью взял хозяйку и понёс её вслед за Дэш.

«***»

Коридор к чёрному ходу. Пустой на первый взгляд. Нет – им навстречу шли два санитара, тащившие кого-то. Не просто кого-то, а их соседку, Тину. Значит молчаливый парень всё правильно услышал.

– А вы здесь что забыли? – гаркнул один из мужчин, – Марш отсюда!

Алексей осторожно опустил девушку, шагнул вперёд и почти незаметно шевельнул рукой. Санитар с выпученными глазами отлетел к стене. Его напарник, продолжавший держать нарушительницы порядка, уставился на детину-молчуна, оглянулся на остальных и остановил свой взгляд на нетвёрдо стоявшей бледной девушке. Его рука сама собой начала разжиматься.

Алексей повернулся к санитару, очевидно для чего. Но тот сам вдруг отпустил Тину, потёр старый укус на руке. Он развернулся и наклонился к напарнику, чтобы унести того, бросив:

– Делайте, что хотите, я вас не видел.

Мимолётно взглянув на Аню, он зашагал с напарником на спине прочь.

«***»

Флаттершай, кажется, понемногу отходила от отравленного чая. Они стояли у дверей к чёрному ходу. Твайлайт возилась с замком, щёлкая в нём ключами. Остальные тоже были здесь – Рэйнбоу Дэш, Рэрити, Эпплджек, даже Эйнджел и Пинки Пай. Они все чего-то напряжённо ждали, или, наверно, боялись чего-то. Откуда-то послышался крик:

– Побег, все сюда! Живо!

Это была Найтмер. В доспехах, надетых на скорое копыто, злая, с налитыми кровью глазами, с трудом переставлявшая ноги. Тут замок щёлкнул в последний раз.

– Бежим, – крикнула Твайлайт, швыряя ключи в сторону Мун и утаскивая Флаттершай за собой, – быстрее!

Пегаска, ещё слегка в тумане, двинулась за ней. Они добежали до забора, через который было перекинуто что-то вроде верёвочной лестницы. Твайлайт быстро взлетела по ней и развернулась прямо на заборе, протянув своё копыто Флаттершай:

– Давай, забирайся!

Жёлтая пони вдруг осознала, что сейчас произойдёт. Она покинет Замок. Возможно, она попадёт к Принцессе Селестии и там не будет Найтмер Мун, но… Пегаска обернулась. Её подруги и питомец стояли в дверях и совсем не торопились никуда идти. Позади Найтмер Мун в коридоре выстроилась целая толпа стражи. Странно, но они не нападали, несмотря на громкие истерические вопли Принцессы Ночи.

– Они не идут с нами?

Нет, – Лицо Твайлайт сжалось, – они не идут.

– Но как я их оставлю? Здесь же…

– /Не волнуйся за нас, дорогая. Главное – чтобы ты сейчас была счастлива.

– Именно, сахарная, за нас не боись. Мы тут со всем справимся.

– А если что, мы есть у друг друга! И мы знаем, что где-то вы с Твайлайт есть у друг друга! И однажды мы все будем снова вместе!

Она явственно слышала голоса подруг. Ставших одним рядом, заслонивших стражу от единственного сейчас выхода. Стражники решились на приступ. На их пути встал кролик. Но даже он один парой взмахов лапой отбросил первых нападавших, заставив всех прочих попятиться. Он обернулся на хозяйку и только молча кивнул.

– /Беги уже, глаза б мои тебя не видели! – рявкнула Дэш, – Давай!

Аня, пряча слёзы и улыбку, отвернулась и ухватилась за протянутую к ней руку Тины...

«***»

Твайлайт Спаркл распахнула глаза и резко вдохнула, словно ей не хватало воздуха. Принцесса Дружбы ещё какое-то время переводила дыхание и посмотрела на ближайшие кровати, где лежали пони. Да, получилось, они вынырнули.

Эксперименты с магическими осознанными сновидениями обычно проходили гладко. Но, наверно, только потому, что они до сих пор были одиночными, не групповыми. А сейчас… Сейчас всё пошло как-то очень непонятно. Надо бы попробовать разобраться. Твайлайт потянулась, и вяло слушавшимся языком обратилась ко всем:

– Кто-нибудь что-нибудь помнит?

– Я ничего, к большому сожалению, дорогая, – отозвалась Рэрити, с трудом поднимаясь со своего ложа, – я, безусловно видела какие-то отдельные картины, слышала случайные слова, но… Как бы это сказать, не знаю. Точно, я не чувствовала, не ощущала себя. Примерно так. Не могу сказать ясней.

– Вот то ж самое. Вродь что-то было, а вродь и не было. – замялась земнопони в шляпе рядом, – Гм, только помню, что Флаттершай было грустно и я её утешить пыталась. Но и то, это было вообще как-то… Эмоциями. Ничего не видеть не видела, ничего слышать не слышала. Ну вродь всё.

– Я себя тоже не помню. Это о-о-о-о-очень было странно, – сделала страшные глаза Пинки Пай, вынырнув откуда-то сверху над Спаркл, – меня как будто и не было, но со мной что-то было. Ой, у меня почему-то болит нога, что тоже о-о-о-очень странно.

Твайлайт призадумалась:

— Интересно. Похоже сон получился у всех с разной степенью погружения. Я, например, видела себя, говорила, слышала, чувствовала… Ну разве что не запомнила всего. Кто-то ещё что-то может сказать?

– У меня болит рог, просто самым ужаснейшим образом, – вдруг пожаловалась Принцесса Луна, – словно я чем-то ударилась. Казалось бы, это сон, но болит по-настоящему…

– То же самое, но мне сейчас просто фигово. Ничего не помню, но свербит что-то, как в душу наплевали, – буркнула, не слезая с кровати Дэш, — Кстати, ни у кого не было такого чувства, что его раздвоило? Вроде ты, а вдруг – и не ты? Не знаю, как это сказать…

– Хм. Я и правда чувствовала некое раздвоение, – подтвердила Принцесса Селестия, – я действовала как я, но иногда… меня словно отключало. Ах, да, и памяти тоже у меня почему-то не сохранилось о сне.

Принцесса Ночи только кивнула, показывая, что у неё тоже было что-то подобное. Все пони уже покинули зал с кроватями и шли по коридору Кантерлотского Замка в столовую. Твайлайт подытожила:

– Что получается, все мы были в одном сне, но что-то пошло не так. Никто ничего не запомнил, кто-то чувствовал раздвоение, кто-то не чувствовал даже себя. Всё правильно?

Все согласно кивнули. Принцесса Селестия отметила:

— Не думаю, что этот эксперимент был удачен, Твайлайт. По разным причинам я бы посоветовала его больше не повторять. Возможно, даже забыть об этих исследованиях.

— Похоже вы правы. О, между прочим, когда вы упомянули, я вспомнила, что тоже чувствовала это… раздвоение. Странно, надо сказать, – приложила копыто к лицу Твайлайт и обернулась к последней пони:

– Ах да, совсем забыла. Флаттершай, а ты что-нибудь помнишь?

– Да… Почти всё…

«***»

Двадцать лет спустя.

Анна Леонидовна отложила ручку. Рабочий день её больнице подходил к концу. Скоро уже надо собираться домой. Она потянулась, бросив взгляд на полку и невольно улыбнулась. Там стояло пять плюшевых игрушек. Три из них были с ней ещё с тех пор: Эпплджек, Рэрити и Пинки Пай. У Пинки даже остались те стары белые швы. Две других подарили ей подруги – Тина и Дарья.

За эти годы много чего произошло. Они какое-то время отсиживались у дедушки Тины, с трудом отвоевали в суде возврат им дееспособности, давали показания по коррупционному уголовному делу на Павла Петровича…

Как бы ни было ей тяжело здесь много лет назад, она не смогла оставить эту больницу. Анну удалось экстерном окончить школу и пойти в институт на психотерапевта. С отличием выпустившись, она пришла работать в почти родные стены и вскоре стала одной из самой молодых главврачей в истории больницы.

Ах, ведь точно, заработалась и забыла. Главврач порылась в своей сумке и извлекла оттуда жёлтую плюшевую пегасочку. Ещё одну, ту, что она сшила сама. Исколов все пальцы иголкой, запоров много кусочков ткани, но она сделала её самостоятельно.

Анна осторожно поставила Флаттершай на полочку. Всё-таки она немножко ошиблась с набивкой – игрушка чуть завалилась на бок, прислонившись гривой к Твайлайт. Но так было даже правильней.

Все шесть Носительниц Гармонии теперь будут вместе.

Комментарии (3)

+1

Мда, забористый чаёк у Павла Петровича. Я так и не понял, кого штырило в этом фанфике больше. Коллективных галлюцинаций вроде как не бывает. "Это ветрянкой все вместе болеют, а с ума каждый сходит по-своему"©

Darkwing Pon #1
0

«Кто скурил гербарий вместе со стендом? Он же пластиковый!» ©

GORynytch #2
+1

Сначала подумалось, что это AU, где человеки сидят в псих-больнице. Называется угадай сюжет по первым двум абзацам :)

Написано хорошо, понравилось.

root #3
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...