Автор рисунка: aJVL

Не дай ей угаснуть

Обложка

Не дай ей угаснуть

Жарким июльским днём пони старались проводить свободное время в парке и в пруду с кристально чистой прохладной водой. От дуновения ветра, кусты, листва деревьев колыхались, шумели словно прилив морской волны, омывающий прибрежные берега маленького острова.

В деревне жизнь била ключом... жизнь. Сколько трактовок у этого понятия, сколько смыслов. Для одних пони жизнь заключается в энергичном ритме жизни: вечеринки, тусовки, прогулки везде и всюду. Кто-то любит мирно проводить время дома, наблюдая за огромным миром через крошечное окно стены и лишь изредка выбираясь наружу, изнемогая от нехватки общения. Одиночество, активность, даже враждебность — каждый волен выбрать свой жизненный путь, но есть те, за которых выбор сделали другие, невольно закрывая их души в оковы смирения с неизбежной судьбой.

Жеребец медленно поднялся на порог одноэтажного деревянного здания. Каждый день он приходил в это место и готов приходить всегда, вечно. Коридор больницы был пуст, что совершенно не удивительно. В небольшом госпитале редко кто задерживается, ведь население деревни мало, да и заболевания, происшествия входят в разряд большой редкости благоприятных краёв.

Поздоровавшись с медсестрой, он традиционно вручил ей плитку шоколадки, на что та скромно улыбнулась — отличный способ избавить себя от ненужных вопросов. Побелка потолка потрескалась, больница находилась в запустении. Королевская казна выделяет средства в столь захудалые районы Эквестрии только при крайней необходимости. Лишь одна палата как раз таки получила их, куда жёлтый жеребец и пришёл.

В помещении стояла лишь одна койка. Ремонт был сделан наспех, дабы пациент смог получить хоть нечто похожее на комфортные условия, хотя учитывая его состояние, можно было обойтись и без этого. На новенькой койке лежала молодая бежевая кобылка с розовыми гривой и хвостом. Она словно спала... но не совсем обычным сном. Уже четыре месяца на её мордашке надета прозрачная маска, контролирующая её дыхание, не давая пони затихнуть навсегда. Редкое магическое оборудования жизнеобеспечения чудом успели доставить в срок, но медперсонал тихо шептался, что более благородным было не подключать бедняжку к нему. Уже четыре месяца кобылка не открывала глаз, не шевелилась, но по-прежнему была такой же красивой, как и прежде.

Рядом на тумбочке стоял кувшин с алой розой. Она начала завязать, как жеребец поставил новую, которую принёс с собой. Он знал насколько сильно пони любила цветы, да и не даром у неё такое красивое имя — Роза.

— Прости меня, — прошептал жеребец, при этом виновато наклонил голову.

Каждый раз приходя в реанимацию, он просил у кобылки прощение. Чувство вины не давало ему покоя. Так же он боялся признаться в преступлении властям. окружающим. Просто боялся, трусил и за это люто себя ненавидел, ведь по чистой случайности ему удалось избежать попадания в список подозреваемых, да и списка вообще не было.

Он с неутолимой надеждой посмотрел на мордашку Розы, но та не ответила на его реплику, не сказала "Я тебя ненавижу!" или "Прощаю...". Тишина, прерываемая ритмичной работы системы вентиляции лёгких.

В глубине души жеребец мечтал что однажды его поймают и накажут максимально жестоко, как только возможно. Жестокая, жуткая, но по его мнению, справедливая мечта.

Гость взял Розу за копыто. Оно послушно пошевелилось от его воздействия, но ответной реакции всё же не было. Копыто было тёплым, не холодным, что хоть немного радовало Джутса. Врачи сказали, что подобное заболевание мало изучено и не поддаётся лечению — лекарства просто нет. Оно больше известно как "кома". Пони довольно долго могут находиться в ней. Кто-то со временем пробуждается, но это настолько редкие случаи, что их можно пересчитать по драконьим пальцам одной лапы. По истечении года, а чаще шести месяцев, пациентов обычно отключат от аппаратов поддержания жизни, считая такой выход наиболее гуманным.

Сегодня Джуст был особенно сам не свой. Он узнал, что родители Розы, под влиянием "заботливых" врачей, решились на отключение кобылки. Для жеребца это было как кол в сердце. Он понимал... прекрасно понимал какого было её родителям видеть дочку в таком состоянии, жить практически ложной надеждой. Вера в то, что он всё ещё сможет всё исправить — единственное что не давало сойти ему с ума. Он обнял копыто Розы, прижал к щеке и проронил несколько слез, стараясь не думать о том, что скоро расстанется с ней навсегда.

— Ты не должна находиться здесь... это не справедливо, — шептал он, продолжая всё больше ненавидеть себя.

Находясь рядом с кобылкой, он вспоминал те проведённые с ней дни... день знакомства. Чудесные дни.

======================

— Простите, я вас не заметила, — неуверенно сказала пони, задумчиво столкнувшись с жеребцом посреди пустой широкой дороги и неуклюже упав на бок.

Джуст тоже не приметил на пути кобылку, занимаясь чтением собственных записей, новых рецептов производна сока.

— Это вы меня простите, — жеребец протянул кобылке копыто, помогая ей подняться на ноги.

Пони отряхивалась, пока Джуст собирал разбросанные записи.

— Столкнуться практически посреди поля, ну надо же, — посмеялась бежевая симпатяшка.

— Может, это судьба? — пошутил жеребец.

— Судьба? Вы много захотели, эм...? — пони вопросительно посмотрела на партнёра.

— Джуст. Меня зовут Джуст, — улыбнулся он.

— Я а Роза. Рада знакомству. Я тебя не сильно ушибла? — снова посмеялась пони.

— Пустяки. Роза, предлагаю перенести наше общение в уютное кафе, я как раз знаю... — не договорил Джуст.

Пони приставила к его губам копытце, но не прикоснулась к ним.

— Какой шустрый. Пока, Джуст, — хихикнула кобылка и с некой грацией в походке, пошла дальше по дороге, пока жеребец провожал её прикованным взглядом.

Что-то в ней было такое, что заставило сердце жеребца застучаться быстрее и тому виной был вовсе не стресс от столкновения. Запах её тела отдавал приятным, ни с чем несравнимым ароматом. Нет, не духи. Именно тело. Жеребец общался со многими кобылками, с двумя даже отношения строил, но такого пьянящего запаха ещё не ощущал. Её походка, розовые пряди волос, качающиеся при ходьбе казались ему чем-то идеальным. Голос, смешок — Роза была весёлой кобылкой, общительной и жизнерадостной — Джуст понял это, даже не смотря на то, что общение продлилось не больше минуты.

Пока жеребец пребывал в пьянящих рассуждениях, он даже не заметил, как Роза пропала из поля зрения. Понимая что они именно та особенная пони, которую каждый жеребец ищет на протяжении всей жизни, со всех ног помчался за ней, но на перекрёстке улиц он впал в ступор — кобылки нигде не было. В этот момент он пожалел что не пошёл учиться на детектива, о чём мечтал в раннем детстве.

Озираясь по сторонам, он пытался припомнить где ещё мог её видеть. Жеребец лично знал не всех в деревне, но зато видел всех, знал кто и где живёт, чем занимается. С кем можно непринуждённо поболтать, а кого лучше избегать. Деревня небольшая, такое было нормой для таких мест. Вот только Роза была исключением, которое Джуст неразумно упустил. Судьба словно специально свела их стукнув лбами, разве тому может быть иное объяснение?

— Эй, приятель, заблудился, — спросил пожилой мистер Фэтчер.

Жеребец посмотрел на старого соседа, живущего в деревне чуть ли не с самого её основания. Тот много всего успел повидать в жизни и жеребята каждый вере приходили к его дому, просили рассказать массу увлекательный историй, что так прекрасно умел отставной писатель на пенсии.

— Я кое-кого ищу, — нервно ответил Джуст, продолжая смотреть по сторонам.

— Случаем, не шикарную кобылку с розовой гривой и обворожительными зелёными глазами? — спросил старец.

Резко повернувшись к соседу, жеребец едва не потерял равновесие.

— Да! Вы её видели? — с нарастающей радостью спросил Джуст.

— Такая волнистая грива, бежевая шёрстка... она, да? — продолжал спрашивать пожилой жеребец.

— Да, да! — Джуст просто сгорал от нетерпения.

Старец задумался, почесал одну ногу об другую.

— Нет, не видел, — махнул он копытом.

Джуст ощутил как у него задёргались глаз и ухо.

— Но вы же описали её!? — удивился молодой жеребец.

— Я? Когда... кого? — озадачился старый жеребец.

Джуст опустил голову и прорычал сам на себя.

— Эй, ковбой, да шучу я! Ну конечно я её видел! Только скажи, зачем она тебе? — посмеялся мистер Фэтчер.

Джуст снова поднял глаза полные счастья.

— Я хочу с ней поговорить! — крикнул он.

— Зачем? О чём? Говори прямо, — покряхтел старец.

— Я бы не хотел... — жеребец ощутил неловкость.

— Дедушка, ну хватит его мучить! — из окна дома Фэтчера выглянула Роза.

Её улыбка, задорный смех были словно бальзам для души молодого жеребца.

— Ты правда хочешь меня увидеть? — задорно спросила Роза.

— Очень хочу! — Джуст сделал шаг вперёд и немного вытянулся вперёд.

— Ну тогда подойди сюда, — улыбалась Роза.

С Джуста словно кандалы сняли и он метеором подбежал к дому с коном, едва не врезавшись в саму стену. Из близи Роза была ещё красивей чем издалека. Её выразительные глаза, маленький ротик и забавные ушки... как уже однажды подумал жеребец — идеально. Но главное, вновь тот манящий запах её тела, ради которого жеребец готов горы свернуть.

— Ну давай говори, зачем ты так причудливо меня искал, — с выразительной интонацией спросила Роза.

Жеребец поняло, что метясь по перекрёстку и перекрикиваясь с мистером Фэтчером, со стороны выглядел довольно глупо.

— Я хотел бы... я .. извиниться за то столкновение, — широко улыбнулся Джуст.

Пони прикрыла ротик копытцем и посмеялась.

— Ты такой чудик! А теперь скажи истинную причину, — более спокойно, тихо спросила пони.

От такой проницательности кобылки, у жеребца даже ноги подкосились. Он так и не смог ничего сказать, лишь стоял и улыбался как сельский дурачок.

— Ммм? — улыбаясь, протянула пони.

Совсем запутавшись в мыслях, а точнее в полном их отсутствии, Джуст был готов сквозь землю со стыда провалиться. Он видел, как кобылка терпеливо ждала, давала ему шанс хоть как-то исправить незавидное положение.

— Ты хотел извиниться и всё? — с нотками разочарования спросила Роза.

Жеребец ощутил как подарок судьбы медленно ускользает от него.

— Роза, иди обедать, — раздался женский приглушённый голос, вероятно мамы.

Кобылка выждала ещё некоторое время.

— Пока, Джуст, — с тем же разочарованием сказал пони и закрыла окно.

Жеребец тяжело выдохнул.

— Эх, паренёк, ну ты даёшь. Внучку редко кто может заинтересовать, обычно она сторонится общения с юношами. Сегодня были прям чудеса! В мои времена за таких красавиц дрались чуть ли не на насмерть! А ты здесь стоял один... эх, — вздыхал старик.

— Почему я её раньше не видел? — к Джусту вернулся дар речи.

— Она не местная, городская. Приехала с моей дочерью и мужем погостить. Ладно, я тоже пойду обедать. Не зовут меня, наверное наедятся что я уже помер, — посмеялся мистер Фэтчер, заходя в постройку.

Жеребец снова посмотрел на окно. За ним не было видно весёлой мордашки кобылки, от чего Джусту становилось грустно. Говорят, что первое впечатление при контакте навсегда оставляет свой отпечаток. Каким себя покажешь, таким тебя и запомнят. Джуст считал, что показал олицетворение всех идиотов Эквестрии. С кислой миной, он пошёл домой.

***

— Только приехала, а к тебе уже клеятся, — говорил дед, медленно пережёвывая еду.

С прямоугольным столом сидели Роза, её родители и дедушка. Кобылка же немного покраснела.

— Оу, снова жеребцы внимание уделяют? — с улыбкой подхватил мама.

— Да нет, ничего особенного, — стеснялась Роза.

— А он тебе понравился, ведь так? — усмехнулся старец.

— Дедуль, не надо! — недовольно возмутилась кобылка.

— Понравился? Жеребец? — удивилась мама, зная застенчивость дочери.

— Да ещё как! Ты бы видела как она с ним ворковала! — посмеялся старец.

— Ничего он мне не понравился! Он странный... чудик, хоть и забавный, — мечтательно рассуждала Роза.

Неловкая тишина.

— Нет, ну я же говорил что он её понравился! — выпалил сказал дед.

— Дедушка! — кобылка совсем раскрасневшись, резко вышла из-за стола и закрылась в комнате.

***

На следующий день у Джуста собрались его друзья. Была суббота, а значит время провести целый день в дружной компании, что обычно и делали кореша. Бутылки яблочного сидра, картошка фри и многие другие вкусные штучки были припасены друзьями Джуста заранее. Хозяин дома радушно встретил друзей, пригласив их в гостиную.

— Предлагаю пойти сегодня к пруду. Покупаемся, перекусим, поболтаем, — предложил Карл.

— Да ну брось, там народу дохера, — спорил Анко.

— Тогда, в поля? Там сейчас ветрено, приятно, — вступил Нокс.

— И жарит солнце. Сейчас июль, на календарь посмотри! — усмехнулся Карл.

— Я вчера был в поле, не так уж и жарко, — буркнул Нокс.

— Джуст, скажи этому пню, что в полях сейчас делать нечего, — говорил Карл.

Хозяин задумчиво смотрел в окно.

— Джуст? — повторил Карл.

Жёлтый жеребец отвлёкся от своих мыслей.

— А? Да, — подтвердил он.

— Ты же знаешь как здорово на поле, такая красота! Возьмём побольше воды и дело в подкове, ведь так Джуст? — Нокс пытался перетянуть инициативу на себя.

— Угу, — подтвердил жёлтый.

— Джуст, ты вообще с нами? — Нокс помахал перед его глазами копытом.

Жёлтый жеребец неотрывно проследовал взглядом за копытом друга.

— А где же ещё, — подтвердил он.

— Что-то не похоже. Тебе явно нужно взбодриться. Что может быть лучше, чем купание в прохладном пруду? — обрадовался Анко.

— Да, ты прав, — согласился хозяин дома.

— Да он на всё согласен! Джуст, да что с тобой творится? — спросил Нокс.

Жёлтый жеребец отошёл от окна.

— Всё отлично, пошли купаться, — не дожидаясь ответа, он вышел из дома.

Друзьям ничего не оставалось, как последовать за своим странным другом. Едва все вышли на улицу, как жаркие лучи беспощадного летнего солнца начали обжигать кожу героев и даже короткий покров шёрстки не смог противостоять знойному светилу. Сначала подождали Анко, который вернулся в дом, забыв прихватить с собой вкусняшки и когда он вышел с сумкой, друзья пошли по широкой тропе, ведущей за черту деревни.

==================

— Помнишь тот день? Тот прекрасный день? Я знаю, как и я, ты никогда не сможешь его забыть, — шептал Джуст, продолжая прижиматься щекой к копытцу Розы.

Кобылка по-прежнему лежала неподвижно на правом боку.

— Он был таким же солнечным как и сегодня, — краем глаза, жеребец выглянул в окно, где яркое зимнее солнце вновь отправило его во вспоминания.

==================

Водная гладь пруда ни на миг не успокаивалась от, шныряющих в воде как взрослых пони, так и жеребят. Почти вся деревня купалась, просто не зная другого способа справиться с жарой. Вода была взболомучена, совершенно не прозрачная, но по-прежнему оставалась чистой. На дне пруда, в самом центре, бил ключ родниковой воды, а песок что был на дне, служил отличным фильтром, очищая воду от всяких примесей. Каждое лето пруд сохранял свою чистоту, а когда он пустовал, то даже в самых глубоких местах можно было увидеть его дно, где среди песка лежали круглые камушке, которые придавали ему особую красоту.

Друзья устроились на краю оврага. Ну как оврага... они сами так называли место, возвышающееся над водой чуть больше чем на два метра. С него было бы удобно нырять, если бы место не было столь мелководным. Анко достал сидр, печёный картофель и укроп. Картошка была ещё тёплой, обмазанная сливочным маслом. Он нарезал её половинками и обильно обсыпал укропом. От аппетитного запаха у Карла потекли слюни и тот было потянулся копытом, дабы схватить кусочек, как получил по ноге от Анко.

— Не суй сюда свои грязные ноги. Я разложу на порции и потом делай со своей что хочешь, — буркнул Анко.

Нокс и Джуст покалено стояли в прохладной воде, ощущая как их ноги медленно увязают в песке. Приятное ощущение нравилось обоим, а когда волны хлестали по коленям, это было вдвойне приятнее.

— Приятель, так что с тобой? Не выспался? — интересовался Нокс.

Джуст посмотрел на друга и улыбнулся.

— Всё отлично, я же говорил. Просто... иногда жалею о тех глупостях, которые порой совершаю, — рассуждал жёлтый.

— Ну ты бываешь пылишь по пустякам... снова с кем-то подрался? — спросил Нокс, плавно качая в воде правой задней ногой.

— Да нет. Я не хочу говорить об этом. Не сейчас, — закрылся в себе Джуст.

Тут в поле зрения жёлтого жеребца попала кобылка с розовой гривой и меткой в форме цветка. Пони неуверенно бродила в воде с противоположного конца пруда. Роза была городской особой, не привыкла купаться в открытых водоёмах, коих прост нет как в её городе, так и вокруг него. Точнее, рядом была река с быстрым течением, но там было слишком опасно купаться и соответственно, к ней даже никто не приближался.

Джусту показалось забавным поведение пони. Она медленно заходила в воду, всё больше погружаясь под её поверхность и когда вода коснулась её животика, она громкой ойкнула и коротко посмеялась. Дальше заходить она не стала, видимо пытаясь привыкнуть к холодной воде.

У жеребца сердце забилось чуть ли не с трёхкратной скоростью да так, что в висках начало отдавать. Он прикованным взглядом наблюдал за Розой, а вот та его не замечала, будучи полностью погружённой в мысли о пруде, в котором скованно стояла.

— Ах вон в чём дело, — Нокс заметил расширенные зрачки друга и глаза, которыми он уверенно сверлил кобылку.

— Что? Ты о чём? — спросил Джуст.

— Знаю, сам через такое проходил. Кобылки способны кружить нам головы. Она тебе нравится? — улыбался Нокс.

Джуст просто глаз оторвать от неё не мог.

— Очень, — коротко ответил жеребец.

— Она действительно красива, приятель. Познакомишь нас? — спросил Нокс.

Джуст удивлённо посмотрел на друга.

— Да шучу я. Давай иди, поговори с ней. Судя по твоей кривой морде, ты её видишь третий или четвёртый раз в жизни, — говорил Нокс.

— Второй, — коротко пояснил жеребец, возвращая взгляд на кобылку, которая медленно ходила на той же глубине.

Джуст вспомнил вчерашний провал. Как глупо вёл себя с такой красавицей, давшей ему шанс... несколько шансов, а он так неудачно спустил их под колёса. Подойти? Будет ли она разговаривать с ним? Может просто посмеётся и назовёт его дурачком? Первое впечатление он уже произвёл на неё и увы, оно оказалась далеко не лучшим, а кобылки редко дают второй шанс, меняют своё мнение. Джуст знал что он не таков, каким себя показал, но прошлого не вернуть.

— Ну иди же! — посмеялся Нокс.

Жеребец посмотрел на друга.

— А как же остальные? — Джуст указал носом на Анко и Карла, которые чуть ли не дрались из-за ломтиков картошки.

— Они и про тебя, и про меня уже давно забыли, — смеялся Нокс, тоже наблюдая стычку друзей.

Джуст медленно пошёл в сторону центра пруда, намереваясь переплыть его и приблизиться к Розе. Глубина становилась всё больше, над поверхностью торчала и лишь его голова и верхняя часть спины. Жеребец поплыл, перебирая в воде ногами, не давая себе нырнуть под воду. Проплывая центр пруда, он ощутил как его обдал поток ледяной воды, бьющий ключом откуда-то снизу. От такого у жеребца едва мышцы не свело, но к счастью через минуту он вновь нащупал песчаное дно и уже касаясь дна, продолжил приближаться к кобылке, которая всё ещё не замечала его из-за обилия пони, купающихся рядом.

Несколько брызг от жеребят попали в мордашку бежевой пони, от чего та коротко взвизгнула, зажмурилась и улыбнулась. Но когда она открыла глазки, то увидела перед собой голову Джуста, который по мере приближения, всё больше показывался из-за воды. Кобылка явно испытывала неловкость, но продолжала смотреть на жеребца и улыбаться.

— Привет, — неуверенно начал жеребец.

— Джуст, да? — уточнила кобылка.

— Да, это я, — подтвердил он.

Пони поправила копытом розовую гриву, дабы та не закрывала ей мордашку.

— Хорошая у вас деревня, — сказала пони.

— Да, замечательная, — едва не теряясь в мыслях, подтвердил он.

— Ну я пошла, а то ножки уже мёрзнут, — кобылка собралась уходить.

— Роза, — окликнул её жеребец.

Та в полбока обернулась. Джуст в очередной раз восхищался её красотой. Ухоженное тело, влажная грива, подчёркивающая её необычайный шарм. В неё жеребцу нравилось буквально всё, даже листик, запутавшийся в её мокром хвосте.

— Я вчера хотел не только извиниться, — с трудом произнёс Джуст, подбираясь к сути.

— Неужели? А что же ещё? — с улыбкой спросила кобылка, мастерски имитируя удивление.

Джуст подошёл поближе.

— Ты... я... в общем, давай погуляем сегодня ночью? — предложил он, ощущая как краснеет его морда.

— Ночью? Я незнакомыми жеребцами по ночам не гуляю, — вот теперь кобылка удивилась по-настоящему.

— Ой, то есть... вечером. Да, вечером! — жеребец снова был готов со стыда провалиться.

— Ты такой чудик, — посмеялась Роза.

"Ну хоть не дурачком навала" — утешался жеребец.

— У меня как раз вечером будет свободный часок. Заходи, — кобылка улыбнулась и пошла в сторону берега.

— Но во сколько зайти? — озадачился жеребец.

— А ты угадай. Если угадаешь, то я пойду с тобой гулять, а если нет... — не договорила пони.

Жеребец немного подождал, но Роза так и не досказала.

— А если не угадаю? — переспросил он.

Кобылка вновь посмеялась и вытеревшись полотенцем, пошла по тропинке в сторону деревни.

Джуст вернулся к друзьям, но даже веселье с ними не давали ему забыть о Розе. Он понимал что получил ещё шанс, но в этот раз им будет гораздо сложнее воспользоваться, чем раньше. Какая же необычная, загадочная и удивительная эта пони с розовой гривой.

***

Четыре часа вечера. Джуст прихорашивался как только умел и это ему неплохо получилось. По крайней мере он был доволен своим отражением в зеркале. Осталось только понять... угадать заветный час, когда кобылка будет готова прогуляться с ним. Во второй раз Джуст пожалел, что не избрал профессию детектива.

Когда жеребец подошёл к дому пони, он встретил около него мистера Фэтчера. Старец покачивался в своём кресле-качалке и что-то напевал себе под нос.

— Добрый вечер, — подошёл к нему жеребец.

— Джуст? Я уж думал больше никогда не увижу тебя около своего дома, — усмехнулся дед.

— Роза дома? — спросил жёлтый.

Фэтчер перестал качаться на кресле.

— Да как ещё дома! Весь день прихорашивается, словно ждёт кого-то, — с намёком ответил Фэтчер.

Джуст был рад узнать, что кобылка всё же заинтересовалась им.

— Можно у вас кое-что спросить? — сказал Джуст.

— Смотря о чём, — старик поднялся с кресла. — И смотря о ком, — посмеялся он.

— Роза сказала что я могу за ней зайти вечером, дабы пригласить погулять. так же сказала, что нужно придти в определённый час и если я не угадаю время, то она, наверное, мне откажет, — Джуст описал проблему.

— Неужели прям так и сказала? — дед приподнял правую бровь.

— Ну... да, — неуверенно подтвердил жеребец.

Фэтчер снова сел в кресло и было не понятно зачем он вообще с него вставал.

— Моя внучка удивительная пони, уж поверь на слово. Тебе пора бы научиться её понимать, — закачался Фэтчер.

— Но мы едва знакомы, — удивился Джуст.

— Когда я встретил Синтию, её бабушку, то понял её с первого взгляда. Если связь есть, то ты ты будешь понимать её без слов. Просто... понимать, — продолжал качаться дед.

Не смотря на совет деда, Джуст не понимал как можно понять... узнать нужное время просто не зная саму Розу. Не желая больше терзаться терпением и головоломкой, он резво подошёл к двери дома и постучался. Через некоторое время её открыла Роза. Джуст чуть не ахнул от удивления: красиво уложенная грива, аромат духов перемешивался с неповторимым ароматом её тела. Кобылка явно старалась сделать и без того шикарную внешность ещё краше, что несомненно ей удалось.

— Я угадал со временем? — первое что вырвалось с губ жеребца.

Джуст услышал, как за спиной посмеялся Фэтчер.

— Тут и угадывать нечего, чудик, — хихикнула кобылка, закрывая за собой дверь.

Дед был прав, Роза ещё та загадка для Джуста и желание разгадать её, начало обретать в нём силу.

Парочка гуляла по вечерней деревне. Джуст изначально вёл себя сковано, боялся слова сказать, дабы не выставить себя посмешищем, но общение как-то само собой, незаметно для него обрело нужное русло, от чего что Джуст, что Роза стали чувствовать себя более спокойно и уверенно. Пони жила в довольно крупном городе, где даже паровые машины есть, коих в деревне даже не видели. Город шумный, суетливый и экология в нём не самая лучшая. Роза приехала до конца лета к деду навестить его и отдохнуть в тишине, спокойствии от рутины горда, которая продолжалась круглые сутки. По её словам, кобылке действительно нравилась деревня, но тем не менее, в начале сентября она собиралась вернуться в привычный город, что довольно сильно расстроило жеребца.

Ближе к закату, жеребец проводил кобылку до её дома. Мистера Фэтчера снаружи не было, то ли он спал дома, то ли читал свои любимые газеты. Так даже лучше.

— Ну... мы пришли, — покачивалась пони.

— Да, верно. Роза, тебе не кажется что сегодняшний вечер пролетел слишком быстро? — сказал Джуст.

— В интересном общении всегда так бывает, — улыбнулась кобылка.

— Может, погуляем ещё? — предложил Джуст.

Пони посмеялась, от чего жеребец почувствовал себя неловко. неожиданно Роза затихла и вплотную подошла к жеребцу. Тот ощутил на себе её дыхание. Она молча стояла, словно чего-то ждала. Тогда Джуст решил проявить инициативу и медленно потянулся к Розе, намереваясь её поцеловать Его губы практически поравнялись с её, как та неожиданно отошла назад.

— А ты много хочешь на первом свидании, — посмеялась она.

Жеребец расстроился.

— Тем не менее, кое-что ты всё же заслужил, — сказала она и так же неожиданно поцеловала его в щёку.

Джусту ещё никогда не было так приятно. Обычно отношения с кобылками у него были прямыми, но здесь, её непредсказуемость, загадочность просто сводила его с ума.

— Мы завтра увидимся? — крикнул он, уходящей пони.

Та обернулась.

— Я буду свободна вечером, заходи, — задорно ответила она и быстро убежала в дом.

С ниспадающей улыбкой, Джуст потопал к себе домой.

===================

Уже несколько минут он неотрывно смотрел на её мордашку. Кобылка была всегда эмоциональной, а главное улыбалась. Он скучал по её задорному смеху, по действительно смешным шуткам. Сейчас же её мордашка ничего не выражала, от чего жеребцу становилось ещё больнее.

— Та ночь... Святая Селестия, да каждая секунда проведённая с тобой, это было... нечто потрясающим, — восхищённо говорил жеребец, пытаясь проморгаться от слёз.

===================

Следующим вечером парочка так же отправилась гулять. Общение шло более раскованно, герои всё лучше узнавали другу друга. Но снова... эта непредсказуемость — кобылка согласилась с ним погулять ещё подольше, посмотреть на ночную деревню. Она начала доверять ему, что возводило Джуста на седьмое небо от счастья. Он привёл её на берег пруда, уже зная насколько Розе понравится увиденная картина. В воде отражался лунный диск и благодаря его свету, было видно самое дно кристально чистой воды, в том числе и подводный фонтан ключа. который непрерывно обновлял воду. Вот только куда девался избыток воды — никто не знал.

Как Джуст и предполагал, кобылка была восхищена удивительной красотой пруда. Тем, чего не могла наблюдать в условиях тесного и вечно шумного города. На улице пели сверчки, городские огни не мешали видеть ту россыпь звёзд, раскинувшейся на всё небо. Джуст был счастлив наблюдать восторженные глаза Розы.

— Пошли купаться? — предложил он.

— Купаться? — переспросила пони, недоверчиво глядя на безмятежную воду пруда.

— Ночью она всегда теплее, даже не смотря на бьющий ключ, — пояснил Джуст. Кобылку долго уговаривать не пришлось. Она медленно подошла к воде и под одобрение жеребца, начала заходить в воду. Пруд действительно был теплее чем днём, что приятными мурашками отразилось по её коже. Рядом с ней шёл и Джуст. Парочка по шею забралась в воду. Джуст поплыл дальше, но кобылка с озадаченно мордашкой осталась на месте.

— Поплыли, ключ очень приятный, а если сведёт мышцу, то просто отплыви чуть вперёд, там будет дно, — приглашал Джуст.

— Я... не хочу, — расстроено сказала пони.

Жеребец вернулся к Розе. Впервые он увидел на её мордашке сильную неуверенность.

— Почему? — спросил он.

Пони ничего не ответила и отвела глаза в сторону.

— Оу... ты не умеешь плавать? — предположил он.

Кобылка посмотрела на жеребца и с виноватым видом сделала положительный кивок.

— В таком случае... давай просто постоим здесь. И тот тут ощущается прохладное подводное течение, — улыбнулся он.

— Ты такой милый... и теперь, чудик здесь я, — засмущалась Роза.

— Все мы чудики, — вздохнул жеребец.

Кобылка посмотрела на него выразительными глазками. Джуст понял, что пришло время предпринять вторую "попытку". Он вплотную приблизился к пони и медленно поцеловал её. В этот раза кобылка не стала шарахаться, а ответила взаимностью. Поцелуй был удивительно долгим и сладким. Связь налажена.

— Я только одного не пойму, — после поцелуя начал жеребец: — Я оказал на тебя не лучшее первое впечатление, так почему ты снова пошла мне навстречу? — задал он интересующий его вопрос.

— Первое впечатление... оно почти всегда ложное. Кто-то пытается выпендриться, кто-то становится глупеньким. Это как маска которую одевают на карнавал чтобы выглядеть лучше. Меня не интересует маска, а интересно то, что спрятано за ней. Я ещё вчера увидела тебя таким, какой ты есть и сегодня узнала ещё получше. И знаешь? То, что я увидела, мне очень понравилось, — нежным голосом говорила Роза, даря жеребцу второй поцелуй.

Удивительная, загадочная пони.

***

Следующим и последующими вечерами парочка продолжала гулять. Они действительно стали парой, нравились друг другу. Так незаметно лето подошло к концу. Заканчивались последние тёплые деньки августа. Город Розы находился не так далеко от деревни, всего пару часов езды на поезде. Она обещала каждую неделю приезжать, как жеребец пообещал то же самое.

Каждый день Джуст узнавал о кобылке что-то новое, но менее загадочной от этого, она не становилась. Он был безумно счастлив, что нашёл ту самую особенную пони, покорившую его сердце.

За два дня до отъезда, влюблённые в очередной раз направились на пруд. Джуст ещё месяц назад познакомил Розу с друзьями и те радушно её приняли в свою компанию. На том же овраге они устроили небольшой пикник и как ни странно, с той же картошкой. посыпанной укропом.

Джуст и Роза пошли купаться. Совсем недавно жеребец начал учить её плавать.

— Держи темп, — советовал жеребец, придерживая кобылку на глубине, как та пыталась удержаться на воде, шевеля под нею ногами, пытаясь понять как же всё таки нужно плавать. Роза попросила перерыва и Джуст помог ей добраться до более мелкого места, где она уверенно встала на ноги. Сам он вернулся к друзьям на маленькое пиршество. Но не успел он взять и куска в рот, как заметил, что к кобылке подкатывает другой жеребец. Он прижимался к ней, играючи брызгал водой. Она же старалась отойти от него, но с одной стороны была глубина, а с другой как раз он, что поставило Розу в тупик. Джуст, ничего не говоря, поспешил на помощь возлюбленной.

— Давай в кафе сходим, да что тебе стоит, — предлагал незнакомец.

— У меня уже есть особый пони, извини, — сказала она.

— Никогда не поздно выбрать кавалера получше, — усмехнулся жеребец.

— Эй, оставь её, — подоспел Джуст.

Незнакомец, которого жёлтый видел в деревне часто, но никогда с ним не общался, был куда крупнее него. Тот работал на ферме, что привело его до идеальной физической форме и мании величия.

— Пускай эта красотка сама выберет с кем ей быть, — буркнул незнакомец.

— Я уже выбрала! Уходи! — крикнула Роза.

— Ты плохо подумала. А ты, Джуст... я всегда добиваюсь того, чего хочу, — усмехнулся качок.

— Только тронь её и я тебе глаза выбью, — угрожал Джуст.

Незнакомец посмеялся, но его смех затерялся в окружении купающихся. Жеребец люто взбесил и без того вспыльчегвого Джуста. Ему было не важно накаченной тот или его тело вообще сделано из металла. Он защищал свою кобылку и ради неё был готов на всё.

— Что, давно не дрался? — прошипел жёлтый.

— Я-то? Ты похоже вообще никогда не дрался, — язвил незнакомец.

Джуст заехал тому в бок, но незнакомец стойко выдержал удар, к тому же копыто жёлтого проскользнуло по воде, что удар несколько замедлило.

— Джуст, не надо, я боюсь! — крикнула Роза, ощущая как драчуны вытесняют её на глубину.

— Роза, лучше отойди и не мешай! — крикнул Джуст и не оборачиваясь, толкнул кобылку на глубину.

— Джуст! — крикнула она, прежде чем успела полностью уйти под воду.

Жеребцы были настолько поглощены собой, что просто не замечали Розу, которую уже не было видно над водой. Джуст снова заехал по боку обидчика, и опять удар оказался слабым.

— Эй, что вы тут устроили! — возмутилась серая кобылица, которую Джуст чуть неосторожно не задел.

— Позже поговорим, — незнакомец сильно шлёпнул по воде копытом и пошёл в сторону берега.

Джуст же тоже последовал в сторону берега и как только вышел из воды, вспомнил о Розе. Он представил насколько она испугалась и подумал, что наверняка будет гордиться тем, что он готов дать отпор любому её обидчику. Глядя на купающихся, он пытался разглядеть розовую гриву Розы, но пони с таким оттенком волос не было видно. Была с красными, но явно не та.

— Роза! — крикнул Джуст.

Кобылка не ответила. Джуст посмотрел в то место, где шли недавние разборки, но там её не было. Тут у жеребца сердце в пятки ушло. Гнев его отпустил, память начала возвращаться. Глубина... Роза... толчок... — он вспомнил как безрассудно оттолкнул кобылку к центральной части пруда. В горле всё пересохло.

Громкий визг. Пони спешно начали выбираться из пруда. Они кричали, паниковали. Родители забирали своих детей, не давая другим их затопать. Несколько жеребцов всё же остались, они постоянно ныряли на центре.

— Там, под водой кто-то есть! — Джуст услышал голос какой-то пони, выходящей на берег.

После нескольких нырков, двое жеребцов направились к берегу. У Джуста подкосились ноги, когда он увидел бездыханное тело розы, лежавшее у пруда. Подоспел другой жеребец и начал делать ей искусственное дыхание. Вокруг собралась толпа из купающихся, лишь родители спешили увести своих детей подальше. Спасатель всё продолжал попытки откачать Розу и в конце концов она очнулась, выплюнула воду и закашляла. Затем она тяжело задышала и вновь потеряла сознание.

Розу немедленно доставили в больницу. В строчном порядке, в конце дня в деревню прислали аппарат поддержания дыхания — без него, кобылка практически не дышала... даже сердце один раз остановилось, но медики смогли вновь его запустить. В конце концов, пони подключили к аппарату а больше она не приходила в себя.

===================

— Я так виноват перед тобой... я видел что ты стоишь на краю глубины, но... просто забыл что не умеешь плавать... как же я так мог! — шептал Джуст, вновь прижимаясь к кобылке.

Он помнил этот день, словно он был вчера. Никто даже не заподозрил что это был Джуст, что он толкнул Розу в сторону глубины, неминуемой гибели для пони, не умеющей плавать. Жители списали на несчастный случай.

— Джуст, извини, но сегодня тебе придётся уйти пораньше, — в палату вошла медсестра.

Жеребец посмотрел на неё красными глазами.

— Больше никому не придётся так страдать... мы отключаем её от аппарата. Пришли её родители и принцесса, — жеребцу поплохело.

Он не ожидал что её отключат так скоро. Он вновь посмотрел на Розу и престо не мог поверить в то, что её суждено погибнуть. По традиции, вопросы жизни или смерти решают принцессы. В этот раз в палату вошли семья Фэтчеров и принцесса Луна.

— Не надо, — прохрипел жеребец.

— Мы знаем как ты её любил... нам нелегко далось принять такое решение, но так будет правильно, — сказала её мама, постоянно стирая слёзы.

— Сочувствую твоей утрате. Прошу, попрощайся с ней и покинь больницу, — сдержанно произнесла Луна.

— Я не позволю! Она не должна была погибнуть! Это моя вина! — разрыдался Джуст.

— Не вини себя, сынок, — его обнял папа Розы, — мы все в какой-то степени виноваты, что не уберегли столь прекрасный юный цветок жизни, — говорил отец.

Джон заметил пристальный взгляд Луны. Принцесса внимательно на него смотрела, как-то даже хищно.

— Фэтчеры, прошу покинуть палату. Это не надолго, — приказала синяя.

Семья не стала спорить с принцессой и вышла из палаты. Луна магически закрыла за ними дверь, продолжая пронзительно сверлить глазами Джуста.

— Что происходит? — начиная дрожать от страха, спросил Джуст.

— Это ты мне скажи, — недоверчиво произнесла принцесса.

"Она поняла... знает!" — страшная мысль промелькнула в его голове.

— Что ты натворил... Джуст? — строго спросила Луна, каким-то образом узнав его имя.

— Я не понимаю... — начал жеребец.

— Ещё раз соврёшь мне, жестоко пожалеешь, — перебила принцесса.

Вид грозной принцессы не сулил ничего хорошего. В конце концов он понимал, что рано или поздно ему пришлось бы признаться в содеянном, он просто не смог бы жить с таким душевным грузом. Жеребец рассказал проницательной аликорну про случай в пруду.

— Твоё преступление ужасно и ни что не сможет его оправдать, — строго начала принцесса. — К тому же, ты долгое время скрывал правду, хотя должен понести заслуженное наказание. Смягчает его только одно — ты был ослеплён вспышкой ярости в тот момент, когда толкнул Розу на верную смерть. Но сейчас я пришла не судить тебя... это будет позже. Я пришла отпустить дитя в мир иной, ибо родители её потеряли всякую надежду, — сказала принцесса.

— Но а вдруг она очнётся? — заступался жеребец.

— Её родители больше не в состоянии такое выносить и я их понимаю. Они отпускают Розу, а я им в этом помогу, — строго сказала Луна.

— Но должен быть способ всё исправить! Должен! — крикнул Джуст.

Луна ненадолго задумалась.

— Есть один вариант, но обычно я никогда о нём не говорю, но в твоём случае... — снова задумалась аликорн.

— Я готов на всё! — обрадовался Джуст.

— Это очень опасно. С большой вероятностью скажу, вы можете погибнуть оба. Если она уйдёт в иной мир, ты же рискуешь застрять между мирами навечно и даже я, Селестия не сможем тебе помочь, — пояснила Луна.

Слова принцессы бросали жеребца в дрожь.

— А если всё получится? — спросил он.

— То, скорее всего, вы оба будете живы, — ответила кобылица.

— Если есть шанс её вернуть, я согласен, — резко ответил Джуст.

— Ты понял какие последствия могут быть? — спросила Луна.

— Понял, — подтвердил жеребец.

— Ты добровольно собираешься рискнуть больше, чем жизнью во имя спасения Розы, так? — уточнила аликорн.

— Верно, — кивнул Джуст.

— Твоё злодеяние ужасно, но даже оно не карается тем, что тебя может ожидать. Ты вправе отказаться и ожидать справедливого суда, — принцесса словно не хотела подвергать Джуста опасности.

— Я хочу её вернуть и всё, — прошептал он.

Луна подошла ближе.

— В таком случае, я создам мост между вашими умами. Ты проникнешь в её и поможешь Розе найти выход их тьмы. Готов ли ты? — спросила принцесса.

Ничего ен говоря, жеребец забрался на кушетку и лёг рядом с кобылкой.

— Закрой глаза и помни, твоё решение благородно и полностью искупает вину перед Розой. Помоги ей, — говорила синяя.

Джуст закрыл глаза. Он ощутил покалывание по всему телу и затем словно провалился куда-то вниз, хотя на сама деле вовсе не падал. Он попытался пошевелиться, но не смог. Темнота. Внезапно под ногами появилась земля... маленький островок земли, окружённый чернотой. На краю островка стояла бежевая пони.

— Джуст? — удивилась она.

— Роза! — жеребец подбежал и обнял любимую.

Земля под ногами была довльно твёрдой а абсолтная тишина заметно пугала.

— Прости меня, прости... — бормотал он.

— Ты толкнул меня... но где я? — спросила пони.

— Ты разве не знаешь? — жеребец отпустил Розу.

— Я... умерла? — со страхом спросила она, осматривая края островка.

— Нет, ты жива, просто... находишься взаперти, — предположил Джуст.

— А что тогда ты тут делаешь? — спросила пони.

— Я пришёл спасти тебя... исправить то, что натворил. Я молю тебя, Роза... молю о прощении, — говорил жеребец.

Кобылка обняла его.

— Я сержусь на тебя, но прощая, ведь знаю что ты меня любишь, а я люблю тебя, — нежно говорила пони.

— Спасибо... — заплакал Джуст.

Большего ему было и не надо. Теперь он был уверен, настроен и решителен вызволить её из чёрного плена.

— Я давно ищу выход, но вокруг какая-то пропасть, — отошла в сторону пони.

Тут Джуст понял как вызволить Розу, как спасти её. Может он сам догадался, может Луна внушила ему правильную мысль. В любом случае от такой идеи его бросало в дрожь, но мысль о том, что кобылка сможет выжить сразу успокаивала его.

— Есть выход. И.. Роза? — обратился он к пони.

— Да? — обрадовалась кобылка.

— Я люблю тебя, — с дрожью на губах сказал жеребец.

***

Громкий крик раздался на всю палату, а затем последующий кашель. Роза сорвала с себя кислородную маску и тяжело задышала.

В палату тут же ворвались её родители и видеть дочку, пришедшую в себя... счастью семьи не было границ.

— Что случилось... где я? — пыталась отдышаться кобылка, с усталостью приподнимаясь на койке.

— Ты спасена, дитя, — с трудом сдерживая обилие эмоций, сказала Луна.

Родители радостно обняли дочь, рыдали от счастья и не сразу обратили внимание на бездыханное тело Джуста лежащее рядом с той, которую он так безумно полюбил.

Комментарии (13)

0

Неожиданный но вполне закономерный финал. Не без интересное повествование о чувствах.

Muscat #1
0

Обложка не открывается!

Dwarf Grakula #2
0

Алекс, ты и сюда его залил?!

кактотак #3
0

И у меня тоже не открывается обложка.

кактотак #4
0

Обложка не открывается из-за багов Сториса, уже несколько раз перезалил.

A_L_E_X #5
0

Ну и хрен с ней, с обложкой, фик прекрасен =3

кактотак #6
0

Конец немного предсказуем (с) но рассказ это не портит. Очень неплохой рассказ.

severyanin-lub #7
0

А продолжения не будет ,да?

Почему все фики такого типа всегда кончатся плохо?

jack #8
0

Нормально.

Sharp Pen #9
0

Oh, and by the way — ponies don't die, they go to moon to regroup...

Sharp Pen #10
0

Блин ну почему конец такой грустный? Лучше бы они оба выжили.(

Радужный_Штрих #11
0

Радужный_Штрих, иногда, такие завершения нужны для того, чтобы мы помнили то, что насколько уникальна жизнь, дарованная нам при рождении

A_L_E_X #12
0

"через крошечное окно стены" — у кого как-с... меня вот мои окна более чем устраивают. Особенно то окно, через которое я читаю сейчас этот текст.
"входят в разряд большой редкости благоприятных краёв" — что это написано?
"Она начала завязать" — самозавязывающиеся розы
"рецептов производна сока." — может, не производной, а интеграла?
"Из близи Роза была" — ну откуда такие выражения? С близкого расстояния. Ну, хотя бы "вблизи" (мне это слово не нравится просто).
"там народу дохера" — в речи пони это... не смотрится.
"Вода была взболомучена" — проверочное слово "баламут", а не "боло". А продолжение вообще никак не вяжется. Чистая вода==>прозрачна (но не наоборот, прозрачная вода может не быть чистой)
"покалено стояли в прохладной" — что они делали?
"коих прост нет как в её" — буквы пропускаем...
"Ну... мы пришли, — покачивалась пони" — это как это — покачивалась? Прямо так на копытах покачивалась? Или на качельках?
"С ниспадающей улыбкой" — ниспадающая улыбка... даже представить не могу.
"от чего жеребцу становилось" — слитно
"подводный фонтан ключа." — масло масляное. Ключ или фонтан — выбрать одно, остальное выкинуть.
"и без того вспыльчегвого Джуста" — какого??
"В строчном порядке" — а мощет, в цифровом?
"жестоко пожалеешь" — во-первых, "сильно". Во-вторых, "не верю". Конечно, принцессам приходится иногда быть жёсткими и даже жестокими, но они всегда начинают с мягкого воздействия. Можете считать это за головопушку. Их мощность позволяет.
"Ничего ен говоря" — ен?
"была довльно твёрдой", "абсолтная тишина" — повторяйте на завтрак, обед и ужин... "Ворд — мой друг... бизхраматнось — мой враг!". Нет, я знаю, что тут опечатки, но даный текст — это не строчки в IM, которые пишутся нередко на ходу и без обдумывания. Художественный текст вас никто не заставляет публиковать быстрее, можно и вычитать.
"скорее всего, вы оба будете живы" — нестыкуется с финалом. Как минимум, стоило бы пояснить, а почему всё так произошло? А то недосказанность... сильно портит впечатление. В силу моего агностического мировоззрения, я неприемлю никакие недомолвки.

GHackwrench #13
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...