БигМак и Карамел — секретные агенты?

Одним прекрасным днём Биг Макинтоша и Карамела вызвали в понивилльскую школу из-за иллюстрированной книги, которую сделала Эппл Блум для школьного проекта. Она написала историю о том, как её старший брат БигМак и её дядя Кара стали секретными агентами. На первый взгляд история кажется довольно невинной, но когда Чирайли просит их прочесть её, парочка не знает, что и сказать…

Эплблум Биг Макинтош Черили Карамель

Но и вас ждёт вырождение...

Она была похожа на принцессу Селестию, только мрачна и разбита. Её церемониальные доспехи слегка заржавели, и грязь въелась в шёрстку. Наиболее заметными были её волосы: чёрные прожилки сопровождали их обычный разноцветный блеск. Они выглядели обесцвеченными, как на старой фотографии. Хуже всего был шрам на груди. Её доспехи прикрывали его, но ничто не могло скрыть того, что это означало. Потускневшая Селестия улыбнулась Луне: — П-привет, монстр. Я бы сказала, что рада тебя видеть, но это б-б-было бы не совсем точно.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Найтмэр Мун Принцесса Миаморе Каденца

Что в имени

Твайлайт всегда твёрдо придерживалась своих взглядов, вряд ли что-то может изменить её фундаментальные представления о мире и самой себе, даже масштабный заговор, следы которого она обнаруживает много лет спустя. Не так ли?

Твайлайт Спаркл Трикси, Великая и Могучая

Заражение 5

Тёмные времена остались далеко позади, утеряны в тысячелетиях. Однако, на всё уходит в вечность и многое способно вернуться, суля такие ужасы и кошмары, которых даже мудрая Луна не видела в чужих снах.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Новая Эквестрия: Победоград

60 лет прошло с момента ядерной войны Сталлионграда и Эквестрии. Мир лежит в радиоактивных руинах, повсюду необъяснимые аномалии и мутанты. Сталлионграду удалось выстоять и сохранить большую часть населения и материальной базы. Именно в могучей социалистической республике началась история, которая не предвещает ничего хорошее для постапокалиптического мира...

Другие пони ОС - пони

Искра на ветру

Столетие спустя, с тяжелым сердцем Принцесса Магии Твайлайт Спаркл возвращается в Понивиль, встречает старого друга и замыкает давно начатый круг.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Дискорд

Когда падает звезда

Все радуются звездам, а самый лучший момент - звездопад. Но что таит в себе это действо, чьи трагедии происходят там...

Принцесса Луна

Осень в небе

Один день из жизни двух очень разных и очень похожих по-своему пони. Лёгкий шиппинг и осень.

DJ PON-3 ОС - пони Октавия

Когда кончается детство

Все жеребята мечтают о том дне, когда получат свой знак отличия. Ведь тогда они станут совсем взрослыми. Грезил об этом и наш герой. Можно сказать, буквально. Он увидел во сне что-то прекрасное, а когда проснулся, оказалось, что у него теперь есть кьютимарка. Вот только что же она означает?

Эплблум Скуталу Свити Белл Другие пони

Письмо с сердцем

Твинклшайн случайно поднимает выпавшее у кого-то письмо.

Твайлайт Спаркл Другие пони

Автор рисунка: Stinkehund

Сорняк

83. Окаменелости

Идя по шоссе, которое тянулось вдоль южного края болота Фрогги Боттом, Мод и Тарниш без происшествий продолжали свой путь к Жуткому ущелью. Это был интересный географический регион: на юге — пустыня, сухая земля, песок и очень мало влаги. На севере — само болото, место, где земля опустилась на несколько сотен футов ниже уровня моря, и вся вода в этом районе вытекла, образовав огромное болото.

Вдалеке находились Ужасные Стражи, источник большей части воды в этом регионе. Снежный покров на горах растаял, образовав сотни ручьев и рек, все они стекали в Жутое ущелье, образуя Жуткий каньон, который впадал в болото Фрогги Боттом.

Пока они путешествовали, Тарниш не только научился конденсировать воду из влажного воздуха, но и сумел воссоздать паровой свисток для чайника — почти оглушительный звук, громкость которого могла варьироваться от сердитого вопля чайника до пронзительного гудка поезда. Тарниш обнаружил, что он отлично подходит для того, чтобы пугать местную живность, заставляя ее оставить их с Мод в покое.


Увидев на обочине дороги указатель, Тарнишед Типот повернул голову, прищурился и прочитал его. "Жуткое ущелье: налево на развилке, сорок миль". Он приостановился на мгновение, постоял, прислушиваясь к скрипу колес повозки, а затем посмотрел на Мод, когда она продолжила путь. Он перешел на рысь, чтобы держаться рядом с ней, и сказал:

— Итак, два-три дня, и мы будем в ущелье… а потом, полагаю, еще несколько дней, чтобы добраться туда, куда мы направляемся.

— Ага. — Посмотрев вперед, Мод увидела развилку. Там был еще один знак. На левой стрелке было написано "Мерзкое ущелье", а на правой — "Лас Пегасус". Ниже деревянного знака была еще одна надпись: "Кемпинг на перекрестке", а на дереве была выжжена корона.

Увидев это, Мод быстро приняла решение: пора остановиться на ночлег. Она немного сбавила скорость, ослабив темп движения, и свернула на левую дорогу. Правая дорога имела глубокие колеи, а дорога, ведущая в Жуткое ущелье, почти не использовалась.

Кемпинг находился в нескольких шагах от развилки двух дорог. Он имел форму треугольника, располагался почти на развилке, и к нему можно было подойти с любой стороны. Водяного насоса не было, но Мод это не беспокоило. Здесь были возвышенные бермы с приподнятыми деревянными платформами и навесами над ними.

— Это место не кажется слишком плохим, — сказал Тарниш, когда Мод остановилась. Даже не глядя, он телекинетически щелкнул рычагом тормоза повозки, зафиксировав четыре колеса на месте.

Скоро должен был наступить рассвет, на востоке уже светало, и луна укладывалась спать. Тарниш стоял, принюхиваясь: здесь пахло чем-то затхлым и гнилым. С севера дул ветерок, разнося по лагерю дурманящие миазмы из болота Фрогги Боттом. Лагерь имел следы недавнего использования. Здесь лежал мусор, который еще не успел разложиться, а одна из костровых ям выглядела так, словно в ней что-то жгли. В кострище были кости. Тарниш не мог сказать наверняка, но они были похожи на кости кролика или, возможно, какого-то мелкого грызуна.

Он смотрел, как Мод отцепляется от повозки, и улыбнулся, когда она отряхнулась. Тарниш сделал шаг ближе:

— Что ты хочешь на ужин?

Мод пожала плечами, вскочила на одну из деревянных платформ и села на край. Она посмотрела вниз на Тарниша, ветерок трепал ее гриву и уши:

— Здесь не слишком тепло, мы могли бы что-нибудь приготовить.

— Вон там есть заросли малины… Я думаю, мне нужны свежие ягоды к тому, что мы собираемся есть. — Тарниш посмотрел на ягоды, о которых шла речь; возможно, заросли были посажены для лагеря, но они давно одичали. — Как насчет риса и тушеных овощей? У нас есть запас воды и много банок с овощным рагу.

Мод приподняла бровь:

— Мне нравится рис. Он простой.

На мгновение Тарниш задумался о любви Мод к простым вещам и подумал о том, как это относится к нему. Он повернул голову, посмотрел на свою шоколадно-коричневую шерстку, а затем снова взглянул на Мод.

— Простые вещи обычно оказываются именно такими, какими кажутся. Что видишь, то и получаешь. Когда вещи становятся причудливыми, они также становятся сложными. Ты можешь увидеть их, ожидать чего-то на основе того, что ты видишь, а получить совсем другое. Это приводит к разочарованию и недовольству, чего можно было бы избежать, если бы все было просто и незамысловато.

Открыв рот, чтобы ответить, Тарниш промолчал. Он вдохнул, после минутного раздумья попытался сказать что-то еще, но и это ему не удалось. Он несколько раз пытался придумать, что сказать, но так и стоял с открытым ртом, разинув рот, как рыба.

— Если ты не закроешь рот, ты снова съешь жука, и мне будет жутко, когда я буду целовать тебя, — сказала Мод.


Не в силах заснуть, Тарниш рыскал по территории лагеря, отыскивая интересные растения и камни. Рассвет был впечатляющим, солнце вставало над деревьями, озаряя мир радужным сиянием. Недалеко от лагеря Тарниш обнаружил небольшой травянистый холмик, с одной стороны которого лежал камень. Выглядело это так, словно кто-то из пони отколол пласт сланца, оставив все ненужное.

Из холмика вывалились куски сланца, и Тарниш, любопытствуя, стал доставать и вытаскивать расшатанные куски сланца. Часть холма обвалилась, высыпав на землю тонкие куски сланца, и Тарниш изучал их, рассматривая их форму, текстуру и цвет. Он перевернул копытом кучу и случайно что-то увидел.

Посмотрев вниз, он увидел окаменелость. В сланце виднелись кости маленького существа, похожего на ящерицу. Взволнованный, Тарниш поднял свой трофей. Тонкий кусок сланца был толщиной около дюйма, длиной около фута и шириной шесть-семь дюймов. Он поднес его к солнечным лучам и восхитился своей находкой. Останки скелета были хорошо видны и легко различимы.

Взволнованный, он побежал обратно в лагерь.


Держа лупу в ноге, Мод Пай изучала окаменелость, которую принес ей Тарниш. Он принес ее ей, ухмыляясь, возбужденный и едва сдерживая себя. Теперь он отправился в заросли, чтобы поискать еще, ведь здесь, на болоте, были самые разные сланцевые залежи.

Обрадованная тем, что муж принес ей окаменелость, Мод поцеловала его. Это казалось справедливым. Она чувствовала, что это справедливый обмен. Она надеялась, что Тарниш принесет ей еще. Ей хотелось еще поискать, но она устала, ноги болели, и ей уже было трудно держать глаза открытыми.

Мод понятия не имела, что за ящерица попала в ловушку в грязи так давно. Она была маленькая, с тонкими костями, и, судя по всему, когда трясина поглотила ее, тело было целое. Ни одна из костей не была сломана. Это был прекрасный экземпляр, и коллекционер или музей заплатил бы за него изрядную сумму. Для Мод он был бесценен, это было сокровище огромной ценности, то, что подарил ей Тарниш. Она намеревалась положить его рядом со своими особыми камнями.


Взглянув на небо, Мод заметила, как высоко поднялось солнце. Ей было трудно заснуть, но нарастающее чувство паники придавало ей бодрость, которая сейчас противодействовала сонливости. Тарниш отсутствовал уже несколько часов и не возвращался.

Страшное чувство беспокойства грызло Мод изнутри. Не позволяя панике поглотить себя, она спрыгнула с деревянной платформы и опустилась на мягкую землю. Она направилась в ту сторону, куда ушел Тарниш.

Тарниш оставил за собой четкий след из сломанных травинок, согнутых веток и других признаков, которые были очевидны даже для пони, не обладающего способностями к следопытству. Уши Мод были навострены в ожидании любых звуков, которые она могла бы услышать. Она слышала птиц, слышала жужжание жуков, но никаких звуков Тарниша не было.

Мод это совсем не понравилось. Она ускорила шаг, продираясь сквозь заросли, ища признаки исчезновения Тарниша. Она нашла еще один сланцевый холм, но этот был в плачевном состоянии: большая часть того, что было над землей, исчезла. Тарниш был здесь. Мод нашла свежие отпечатки копыт на мягкой земле и несколько кусков сланца, разбросанных вокруг.

— Тарниш? — Мод прочистила горло и сделала то, что делала редко. Она повысила голос. — Тарнишед Типот, где ты?

Мод снова рванула с места, беспокойство придало ей скорости. Она нашла заросли ежевики, часть ягод была съедена, а в зарослях были шоколадно-коричневые волоски, а также тонкие длинные волоски кремового цвета. У Тарниша была очень выразительная грива, и Мод она очень нравилась, ей хотелось, чтобы она стала чуть длиннее.


— Тарниш, где ты? — сказала Мод голосом, который был почти, но не совсем, криком. Она топала через подлесок. След Тарниша было немного труднее обнаружить здесь, так как землю покрывали остатки листвы. — Тарниш, я хочу услышать твой голос, где ты?.

Не будучи уверенной, что идет по следу Тарниша, Мод вернулась назад и пошла к последнему месту, где, как она была уверена, он был, и вернулась туда, где нашла отпечаток копыта в грязи. Она смотрела на него с минуту, а потом поняла, что передний изгиб копыта указывает в другом направлении, чем она шла.

Мод продиралась сквозь кусты, продиралась сквозь паутину и продиралась сквозь густые заросли папоротников. Она мельком увидела что-то беловато-серое, а потом, к своему ужасу, поняла, что нашла Тарниша. Она обошла его, чтобы посмотреть на его лицо. На нем застыла маска ужаса и боли. Его каменное тело не двигалось, глаза были широко раскрыты и не мигали.

Для кобылы, которая любила камни, это был кошмарный сценарий. Мод издала придушенный звук, самый близкий к плачу, и замерла, пытаясь сдержать панику, пытаясь вернуть самообладание, пытаясь восстановить контроль над собой.

— Нет! — задыхалась Мод. Она поднялась на задние лапы, обрела равновесие, усталость улетучилась, когда адреналин взял верх. — Нет! — Мод топала вперед на двух ногах, обхватила передними лапами каменные бока Тарниша и с усилием подняла его. Он был гораздо тяжелее, чем обычно, но Мод этого почти не заметила.

— Нет, нет, НЕТ!

Последнее слово Мод заставило стаю испуганных птиц подняться в воздух. Она шаталась, пытаясь удержать равновесие, ведь она была четвероногой, и ходить на двух ногах с таким весом было трудно.

— Нет!

Ворча от напряжения, Мод подняла Тарниша, поддерживая его на плече и прижимая к шее. Ее охватило растущее чувство ужаса. В его ребрах не билось сердце, тело, которое она так любила, не оживало.

— НЕТ!

Разозлившись и нахмурившись, Мод бросилась прочь, направляясь к лагерю, все ее лицо дрожало и трепетало от эмоций, которые она не могла контролировать. Охваченная эмоциями, Мод больше не могла ничего сдерживать, и она испустила бессловесный вопль горя, направляясь к лагерю не зная, что делать.


Больше всего на свете Мод хотела, чтобы ее перестало трясти. Она никогда раньше не испытывала ничего подобного, этого чувства полной беспомощности и переполнявших ее эмоций. Ее тонкое чувство контроля исчезло, и она превратилась в эмоциональную развалину.

Она бродила по лагерю, не зная, что делать. Тарниш стоял возле повозки. Мод, расстроенная, не могла оценить ни его тонкие каменные черты, ни изысканный уровень детализации, которым обладала окаменевшая статуя ее мужа.

И тут Мод пришла в голову идея. Она подошла к повозке, поднялась на задние лапы и заглянула внутрь повозки. Она нашла седельные сумки Тарниша, а рядом с ними — зеркало. Тарниш оставил его на солнце перед отъездом, чтобы оно могло подзарядиться.

Протянув переднюю ногу, она понадеялась, что оно сработает и для нее. Она сжала его рукоятку в копыте, сделала глубокий вдох, попыталась проглотить большой комок, который мешал дышать, а затем прочистила горло, пытаясь сдержать всепоглощающую панику.

— Твайлайт Спаркл? — Мод, испугавшись, потрясла зеркалом, надеясь, что это сработает. — Твайлайт Спаркл, ты здесь? Это Мод Пай.

— Мод? — Голос Твайлайт был полон растерянности.

Прежде чем Твайлайт успела сказать что-то еще, Мод рассказала, в чем дело:

— Мне нужна твоя помощь… пожалуйста, скорее… Тарниш был окаменел от какатриса или василиска… Его статуя у меня с собой в лагере!

— О нет! — Из зеркала послышался панический хрип. — Держись, я сейчас приду! Это может занять некоторое время, но я иду!

— Разве тебе не нужно знать, где я? — спросила Мод.

— Нет, я знаю, где ты, — ответила Твайлайт. — Я объясню, когда доберусь туда, обещаю! Мод, постарайся не волноваться, с Тарнишем все будет хорошо, я обещаю!

— Постарайся побыстрее! — В голосе Мод, уже не монотонном, слышались нотки страха. Он ломался и дрожал, колеблясь, когда Мод пыталась подавить свой ужас. — Пожалуйста, помоги Тарнишу… Он мне нужен… Я не могу этого вынести!

— Держись, Мод, я иду, и я знаю, что тебе нужно, чтобы почувствовать себя лучше! Я буду там, как только смогу, просто держись! — сказала Твайлайт.