Как разрушить Эквестрию: пособие для начинающих

Пока пони-Флаттершай заботилась о своих животных и была вполне счастлива, у Флаттершай-человека дела шли куда хуже — несмотря на все её старания, городской приют для собак был на грани закрытия, и судьба его пушистых обитателей оказалась под большим вопросом. Флаттершай решает отправить собак в пони-мир через магическое зеркало, надеясь, что уж там для них найдутся хозяева. А теперь представьте глаза стражников, когда из магического зеркала вдруг полезли один за другим гигантские драконы...

Флаттершай

Волшебная мелодия зимнего праздника

Скрытый талант, уютная комната, импровизированный концертный зал заполненный плюшевыми зрителями, и трогательный сестринский момент разворачиваются одним чудесным зимним утром.

Другие пони

Технологические артефакты

Пони не знают, какие технологии существуют у соседних государств и какие опасности могут таить в себе неизвестные устройства. Принцесса Селестия пытается свести к минимуму возможные последствия торгового союза с Империей Грифона, и хочет узнать об их разработках, дабы защитить мирное население, хотя сама даже не представляет, какими технологическими артефактами обладают пони с незапамятных времен.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Спитфайр ОС - пони Человеки Шайнинг Армор

Изумрудные глаза

Любовь Спайка к Рэрити не угасла даже за пять лет. Пять лет, которые дракончик потратил на безответные признания. Однако, может теперь ему улыбнется удача и он будет наконец счастлив со своей возлюбленной?

Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк

Вечер на одного

Твайлайт получает в подарок бутылку вина. К сожалению, ей не с кем разделить свой вечер, так что она решает испробовать вино в одиночку.

Твайлайт Спаркл

Плачущий Апельсин

Воспоминания имеют свойство меняться со временем. Удачи становятся более яркими, а провалы более тусклыми, но всё это мы помним. Однако, бывают и такие воспоминания, которые вынуждены уйти в самые потаённые уголки разума, чтобы сохранить рассудок.

Эплджек Эплблум Биг Макинтош Грэнни Смит Вайнона Другие пони

Первая Луна

Она - принцесса Эквестрии. Ее основная обязанность - дарить пони время отдыха, дарить пони Ночь. Но только как маленькой Принцессе научится справляться с такой большой и холодной, огромной и непослушной Луной?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Дружбу всем

Дружба, дружба сквозь пространство, дружба между такими разными существами. А может дружба это нечто большее?

Твайлайт Спаркл Человеки

Алый Солнечный Свет - Том II: Ещё один раз! / Scarlet Sunlight Vol. II: One more time!

Невероятный приключения мисс Твитчинг Дэйлайт и её друзей продолжаются! Эквестрия. 871 год после изгнания Найтмер. Похоже, что в воздухе запахло гарью глобальных перемен, что понемногу сжимают тело, не давая продохнуть. В чём же причина? Быть может, фонтанирующий плодами безнравственности тёмный век вновь приложил к этому своё мерзкое копыто? Или же год, проведённый аристократом в блаженном неведении, наконец дал о себе знать? А, может, всё дело в стремительно мчащемся вперёд прогрессе, который нельзя ни поубавить, ни остановить? Похоже, настало время во всём разобраться! И сделать это, как всегда, со стилем!

Другие пони ОС - пони

Его Ночное Превосходство

Многие скажут, ночь страшна и полна ужасов, ибо никогда не знаешь, что прячется в ее непроглядной темноте. Но если сказать подобное пони из Эквестрии, он посмотрит на тебя как на сумасшедшего, полностью уверенный в защите своих правителей и даже не подозревая, что на самом деле судьба подготовила ему в одну из этих прекрасных ночей…

Принцесса Луна ОС - пони Стража Дворца

S03E05

Заколдованное королевство

— Глава 1 — Пробуждение принцессы

Однажды, уютно устроившись в удобной кровати в чьих-то объятиях, аликорн проснулась. Зевок сорвался с её губ, и, открыв глаза, она увидела за окном спальни ночное небо, усеянное звёздами и созвездиями. Они были далёкими и блеклыми, прекрасными и чистыми одновременно, и мысленно она назвала каждую звезду по имени.

В мыслях она припоминала, что в её грёзах звезды никогда не были столь яркими.

Она закрыла глаза, и на её губах расцвела улыбка, ей показалось, что мягкая подушка под головой поглотила всё беспокойство и мысли, убаюкав мирным сном. Её грудь вздымалась и опускалась с каждым вздохом, как делала уже тысячу лет, не из необходимости, а, скорее, по привычке.

Если на мгновение призадуматься о внутренней природе снов, то этот был потрясающе ярким. Она скучала по снам. Это был её первый сон за долгие годы, принимая во внимание, что пока ты в трансгрессионном стазисе, заснуть невозможно.

На мгновение воцарилась тишина.

В глубине ночи принцесса Твайлайт Спаркл рывком села на кровати, широко раскрыв глаза, осознав, что на самом деле не спит. Её грудь всё ещё вздымалась вверх-вниз с каждым быстрым вдохом, а глаза метались по незнакомой комнате.

Старые столы с резьбой, зеркала, книжные шкафы, набитые не книгами, а рулонами тканей, всё это и многое другое заполняло пространство вокруг принцессы. Всё выглядело знакомым, но она была уверена, что никогда не бывала в такой комнате.

Прежде чем ей удалось как следует разобраться в ситуации, мысли нарушило какое-то шевеление под одеялом, и пара маленьких копытец, тянущихся к её груди, пытаясь обнять как можно сильнее. Твайлайт осторожно приподняла простыни и с удивлением обнаружила знакомую кобылку серебристого окраса, свернувшуюся калачиком, на её светлой шёрстке отпечатались те же чернильные пятна, что покрывали Твайлайт и простыни.

“Свити Белль?”

Кобылка крепко спала, уткнувшись лицом в принцессу, и воспоминания нахлынули на Твайлайт. Магия хаоса, разрушение барьера, угрозы Дискорда, её освобождение, то обстоятельство, что теперь она могла дышать, и... и Рэрити в библиотеке, их поцелуй и блаженное ощущение как проваливаешься в сон в её копытах.

Тысячу лет принцесса Твайлайт Спаркл томилась в затерянной библиотеке.

Тысячу лет она была не более чем духом, обречённым бродить по одним и тем же залам, читать одни и те же книги на протяжении долгих столетий.

Тысяча лет, и она потеряла надежду когда-либо освободиться из своей ментальной и физической тюрьмы.

И вот внезапно она свободна.

И вот она поняла, что находится в комнате той единственной пони, которая сделала для неё всё возможное, сражалась с драконами, проклятиями, древесными волками, всевозможными внутренними демонами, и всё ради неё.

Принцесса спешно посмотрела на другую сторону кровати и, к собственному разочарованию, обнаружила, что на ней нет одной определённой пони. Хотя ожерелье, висевшее на шее аликорна, светилось ярко-розовым, томительное чувство переполняло её грудь, и Твайлайт поняла, что ей нужно нечто большее, чем заклинание связи. Ей хотелось снова увидеть Рэрити.

Аликорн аккуратно высвободилась из копыт кобылки, соскользнула с кровати, а затем остановилась, почувствовав, как что-то, а вернее кто-то дотронулся до неё.

— Принцесса Твайлайт?

Аликорн обернулась и увидела, как заспанная Свити Белль смотрит на неё, и магической хваткой цепляется за неё.

— Принцесса Твайлайт, — продолжала сонно бормотать кобылка, перемежая слова зевками, — ты куда?

— Я... — принцесса запнулась. Она не очень представляла, где искать Рэрити.

— Ты вернёшься? — спросила Свити, было очевидно, что она изо всех сил старается удержать глаза открытыми. — Ты больше не уйдешь?

Острая боль пронзила сердце аликорна. Внутренний голос шептал ей о страданиях, которые она причинила близким, но она заглушила его и тепло улыбнулась кобылке.

— Не уйду, я просто поищу Рэрити, хорошо?

Свити кивнула, усталая улыбка появилась на её губах, кобылка закрыла глаза, и магия развеялась.

Принцесса снова развернулась, подошла к закрытой двери и остановилась. Уже привычно она хотела открыть дверь при помощи магии, но вместо этого нервно облизнула губы, подняла копыто, и у неё перехватило дыхание, когда оно коснулось твёрдой поверхности ручки. Медленно Твайлайт открыла дверь, её ушки дёрнулись от скрипа петель раскрывающейся двери, за которой виднелся тускло освещенный коридор.

Восторженный смешок сорвался с её губ, а сердце устроило в груди настоящую пляску.

Всё кончилось, взаправду и по-настоящему.

Принцесса вышла в коридор, прикрыла за собой дверь и стала думать в каком направлении направиться. Закрытые двери выстроились по всей длине стен, и любопытство подтолкнуло её к ним. Первая оказалась заперта, как и вторая, а когда Твайлайт попыталась открыть третью, её внимание привлекли отдалённые звуки.

Приблизившись к источнику шума, принцесса различила этажом ниже стук копыт. Она добралась до лестницы и начала спуск вниз, по пути её внимание привлекли фотографии в рамках, висевшие на стене. Первой была фотография Рэрити и её семьи, взгляд аликорна задержался на пони постарше. Понравится ли она им? Знают они вообще о её существовании?

Принцесса продолжила спускаться и снова остановилась у следующей фотографии, на которой были запечатлены несколько взволнованных пони, позирующих перед тёмно-синем зданием, стены которого были украшены окнами в виде полумесяца и изображениями звёзд и созвездий. Над дверью висела красиво декорированная вывеска "Страна грёз Лулубай", а прямо под ней стояли Рэрити и Пинки Пай, обе широко улыбающиеся.

Что бы это ни было, оно произошло уже после того, как она... она...

Твайлайт сглотнула, вновь невольно закравшиеся тёмные мысли начали терзать её разум, поэтому она тряхнула головой и пошла дальше, к третьей фотографии. На губах аликорна в тот же миг проступила улыбка, когда принцесса увидела на ней всех своих друзей, собравшихся вокруг Спайка, смеющихся, разговаривающих, веселящихся вместе, пока она была...

Принцесса отвела взгляд и закрыла глаза, в горле образовался комок. Её и правда не было два года? Так ей сказали, и это было невыносимо. Твайлайт казалось, что она спорила с Рэрити только вчера, но всё же вот оно, неопровержимое свидетельство утёкших двух лет, проявленное на плёнке и сформированное без неё.

Твой дом там, где тебя любят, и, согласно этой поговорке, принцесса думала, что её дом в объятиях Рэрити, но теперь? Только сейчас Твайлайт осознала, что дом, возможно, совсем не такой, каким она его помнила.

А если это так, то куда ей теперь податься?

Аликорн глубоко вздохнула, открыла глаза и продолжила спуск по лестнице, нарочно избегая разглядывать другие фотографии. Ещё будет время посмотреть на них позже, говорила она сама себе, не обращая внимание на болезненное любопытство, словно колющее её в затылок.

Когда Твайлайт наконец добралась до последней ступеньки, её внимание привлекла ярко освещенная комната, из который доносился чудесный запах. Привлечённая ароматом, принцесса последовала за ним, и у неё перехватило дыхание от открывшегося вида.

Рэрити сидела за кухонным столом, уткнувшись подбородком в копыто, её взгляд был устремлён вдаль, а магия лениво помешивала чай в чашке перед ней. "Как же она красива", — подумала тут же Твайлайт, но в то же время она обнаружила, что эта кобыла её пугает.

Её не было два года.

Пони за два года могут измениться. Всё же в жизни не было чего-то постоянного, и принцессу беспокоила мысль, что она практически ничего не знала о единорожке, что украла её сердце. Затем взгляд Твайлайт скользнул к трём шрамам на боку Рэрити, и острая боль пронзила сердце аликорна, заставив её попятиться обратно в коридор.

Её возлюбленная была ранена, а точнее, её ранили. Физически и эмоционально, и Твайлайт была тому причиной. Разве не сказала этого Рэрити тогда в библиотеке? Что они будут ссориться, пререкаться, не сейчас, но рано или поздно, и вот поздно настало, и... и от одной только мысли, что у них могут возникнуть разногласия, боль разлилась по груди аликорна с новой силой.

Принцесса глубоко вдохнула. Ей нужно всё исправить, в чём бы ни была проблема. Строго говоря, существовал длинный перечень вещей, которые Твайлайт следует исправить, но Рэрити была в списке самой первой и самой важной, так что устранение разногласий с ней не только облегчит боль в груди, но и...

Румянец украсил мордочку аликорна.

Может, тогда ей будет дозволено вернуть Рэрити поцелуй.

Твайлайт вернулась к кухне, заставила себя войти и неуверенно позвала.

— Рэрити?

Не поднимая головы, единорожка перевела взгляд на принцессу, и неуверенность Твайлайт усилилась, поскольку, сделав это, Рэрити ничего не сказала. Она просто смотрела, выражение её лица было сосредоточенным, словно белая пони о чём-то глубоко задумалась. И так они смотрели друг на друга, сквозь сияющую бездну, а принцесса жалела, что не может прочитать её мысли.

Она зла? Счастлива? В печали? Эти и другие вопросы сами по себе возникли в голове Твайлайт, что неловко стояла на месте и ожидала, когда Рэрити сделает ну хоть что-нибудь.

И она наконец сделала.

— Однажды, — заговорила единорожка голосом преподавателя перед большой аудиторией, но на устах её зацвела улыбка, — жила-была кобыла, прекраснее чем солнце и луна, вместе взятые.

Такая же улыбка появилась на губах принцессы.

— О, — и улыбка Твайлайт превратилась в ухмылку, ибо предсказать реакцию Рэрити было несложно. — И она жила в бутике в Понивилле?

Единорожка затрепетала ресницами и захихикала, будто и не прошло два года, и они вернулись обратно в библиотеку.

— Ну, она жила в древней библиотеке, но, я польщена, дорогуша, — ответила Рэрити, но всё же, как договорила, выражение её лица сменилось с весёлого на задумчивое. Наконец она подняла копыто и поманила принцессу поближе, та подчинилась. Когда Твайлайт подошла вплотную, копыто единорожки прижалось к щеке аликорна, и белая пони тихо спросила: — Хорошо спала?

— Выспалась, кажется, — ответила принцесса, не сводя глаз с Рэрити, пытаясь сдержаться и не ткнуться носом в копыто единорожки. Сама идея завораживала, волновала, теперь они могут друг к другу прикоснуться. Затем Твайлайт запоздало спросила. — А ты?

Копыто белой пони опустилось, она перевела взгляд на чашку перед собой и обхватила её копытами, после чего усмехнулась.

— Учитывая обстоятельства, спала я достаточно, — на мгновение взгляд Рэрити метнулся обратно к аликорну. — Просыпалась ночью пару раз.

Твайлайт нахмурилась.

— Странно. Ты всегда так крепко спала в библиотеке, — отметила принцесса. Режим сна Рэрити так сильно изменился за последние два года?

— Ну да! Точнее, спала, но... — единорожка задумалась, или, скорее, специально осеклась.

— Но? — надавила Твайлайт, её беспокойство росло.

— Но всё это так волнительно, что я просто не могу уснуть! — поспешно ответила Рэрити, и принцесса поняла, что это не вся правда.

Твайлайт нахмурилась ещё сильнее.

— Ты уверена? — спросила она ещё раз, и всё же, вновь уловив секундное колебание единорожки, какая-то часть Твайлайт почувствовала, что невысказанные слова на самом деле ей и не хочется услышать.

Рэрити вновь улыбнулась и склонила голову набок.

— Уверена. Правда. В любом случае тебе и без моих глупых проблем со сном есть о чём беспокоиться, разве нет?

Было в этом заявлении что-то неправильное, а именно сама идея, что Твайлайт не найдёт времени на проблемы своей возлюбленной. На самом деле, проблемой для принцессы было как раз то, что Рэрити что-то беспокоит, но Твайлайт решила пока уступить.

— Ну ладно, — произнесла принцесса, отрывая взгляд от единорожки и начиная осматривать комнату, перескакивая глазами с одного предмета на другой.

Некоторые вещи Твайлайт узнавала, подойдя поближе, многие кухонные принадлежности не изменились с давних времён, назначение других оставалось загадкой. Принцесса подошла к белому прибору с торчащим из него венчиком, особое внимание привлекли несколько расположенных на приборе кнопок.

Затем она подняла голову, оглядела шкафы и выдвижные ящики, глаза подметили часы, показывающие половину седьмого утра. Твайлайт снова подумала, что для Рэрити совсем не характерно бодрствовать в столь ранний час, вновь возникло сильное желание помочь возлюбленной с любыми проблемами, но принцесса его подавила.

Твайлайт продолжала взглядом изучать кухню, подходя к интересующим вещам поближе, вот маленькая фарфоровая солонка в форме... Кейденс?

Принцесса ахнула и левитировала предмет в воздух.

— Рэрити! — воскликнула она, обернувшись, и обнаружила, что единорожка молча за ней наблюдает. Твайлайт подбежала к белой пони и левитировала солонку к ней. — А где Кейденс? А Спайк? А Луна?! Могу я их увидеть?! Они здесь?!

Несмотря на шквал вопросов, единорожка оставалась спокойной, а глаза следили за солонкой.

— Предполагаю, Спайк спит рядом с Вечнодиким лесом. Он крайне решительно собирался бодрствовать, чтобы тебя поприветствовать, но, похоже, этому дракону никак не обойтись без здорового двенадцатичасового сна! Всё что он делает, так это спит, чему можно только позавидовать. Что касается принцессы Кейденс, — продолжала Рэрити, подхватив магией солонку и ставя её на стол, — она в замке Кантерлота! Я не знала во сколько точно ты почтишь наш стан неспящих, поэтому заказала билеты на поезд на завтра, а не на сегодня.

— Мы поедем к ней?! — взволнованно спросила Твайлайт, нервно стуча копытцами по полу.

— Да, а после отправимся к принцессе Луне, — продолжала единорожка. Она подняла чашку и сделала аккуратный глоток своего напитка. — Мне кажется, она, профессор и девочки не очень хорошо восприняли, что мы сорвались и убежали из дома, ничего не объясняя.

В этом предложении несколько вещей привлекли внимание Твайлайт. Она понятия не имела кто такие "девочки", но предположила, что "профессор", по всей видимости, тот жеребец с решительно несуразными теориями, но её разум, привычно сосредоточенный на боли, зацепился за одно слово.

Дом.

Хотя для Рэрити прошло два года, для принцессы же прошла всего неделя с тех пор, как единорожка вернулась в библиотеку, и Твайлайт, конечно, не забыла, как та беззаботно называла своим домом библиотеку, а теперь...

Теперь какое-то другое место стало для Рэрити домом, потому что Твайлайт оттолкнула её.

Мрачные мысли сами собой сгустились в голове аликорна, и боль в груди вернулась и усилилась от одного лишь осознания того, что физическая боль была ей так долго чужда. Она причинила боль Рэрити, ещё одна пони пополнила список её бесчисленных ошибок, и стон сорвался с уст принцессы, когда она прижала копыто ко лбу, желая, чтобы эти назойливые мысли ушли из её головы, ушли далеко и надолго.

Однако её действия не остались незамеченными, не успела Твайлайт убрать копыто от лба, как её возлюбленная немедленно подскочила и бросилась к ней.

— Твайлайт, что-то не так? — взволнованно спросила единорожка, и на её лице отобразилось такое беспокойство, что принцессе тотчас же захотелось его искоренить.

— Я, эм-м... — хотя Твайлайт и очень сильно хотела солгать, сказать что всё хорошо, но она не отступила и заставила себя быть честной. В конце концов, сокрытие чувств и привело к тому, что в её жизни всё так запуталось. — Я...

Принцесса сглотнула, её сжигал стыд.

— Я думала о том... — слова "что я сделала" застряли у неё в горле. Возможно, стоит попытаться быть честной в какой-нибудь другой раз. — Прости. Дурные мысли.

Беспокойство Рэрити стало лишь чуть меньше.

— Понятно, — тихо произнесла она и на мгновение подняла копыто, будто хотела коснуться Твайлайт, но запнулась и опустила его с заметным усилием. — Иногда мысли могут пугать не хуже древесных волков.

Рэрити опустила взгляд в пол, вновь погрузившись в свои мысли.

Принцесса стояла и совершенно не знала, что ей делать. Ну, не совсем так. Она знала, что хочет спросить Рэрити что её беспокоит и не злится ли она, но каждый ответ, который разум аликорна придумывал на тот или иной вопрос, указывал на то, что причиной беспокойств была она сама — Твайлайт. Ох, заманчивая перспектива, отступить и убежать, придумать оправдание и запрятать очевидные признаки под стены отрицания, но...

Но принцесса обрела свободу под обещание никогда больше не бежать от своих проблем, и поэтому она не станет бежать.

Или, скорее, побежит, но в противоположном направлении?

Подавив охвативший её страх, Твайлайт шагнула вперёд и успокаивающе ткнулась носом в единорожку, не выпытывая причины её волнения, а просто в попытке хоть как-нибудь успокоить. Разве Рэрити до этого не делала для неё это бесчисленное количество раз?

И хотя она не отстранилась, но было видно, что единорожка на мгновение затаила дыхание, а принцесса вскоре поняла, что не обращала внимания, пока не столкнулась с ошеломляющим фактом, что Рэрити была просто невероятно мягкая и крайне приятно пахла.

Мягчайшая пони в Эквестрии неловко прочистила горло, подняла копыто и прижала к груди Твайлайт.

— Ну и ну, кое-какую пони сегодня особенно потянуло на нежности? — спросила единорожка, не совсем понятно с довольством или удивлением, Твайлайт, впрочем, было всё равно, потому что, о принцесса Селестия, какая же она мягкая.

Лавандовая пони хихикнула.

— Извини, — произнесла она не очень искренне, не отстранившись ни на миллиметр, пытаясь тем временем разгадать, какими благовониями пользовалась Рэрити и как ей удавалось быть такой тёплой на ощупь.

Вообще говоря, для изучения этого вопроса требовалась эссе объёмом не менее двадцати, нет, тридцати шести страниц, озаглавленная "Невероятная мягкость шёрстки Рэрити: изучение на практике".

Когда принцесса наконец отодвинулась, перед ней предстал своего рода приятный сюрприз в виде немного смущённой единорожки, что не особо помогло сохранять серьёзное выражение лица. Это, а ещё тот поцелуй, который сделал тысячу лет ожидания чем-то стоящим.

Может... второй поцелуй не такая плохая идея...

— Рэрити?! Принцесса Твайлайт?!

Размышления аликорна о втором поцелуе были стремительно прерваны ворвавшейся на кухню кобылкой.

— Свити Белль? — заговорила Рэрити, отодвигаясь от Твайлайт. — Не рано ли ты встала? Ещё даже половины восьмого нет!

— Принцесса Твайлайт! — воскликнула кобылка, игнорируя свою старшую сестру, вихрем влетая прямо в принцессу, дёргая её за ноги и вываливая на неё целый град вопросов, включающих, но не ограничивающихся: всё ли с ней в порядке, как ей спалось, спалось ли вообще, голодна ли, дышит ли, почему она такая мягкая...

— Свити Белль, прелесть моя, ты даже слово ей вставить не даёшь! — прервала её старшая сестра, остановив поток вопросов любящим магическим захлопыванием рта. — Раз уж решила встать пораньше, сходи-ка прими ванну. Я бы предпочла не оттирать чернила с пола ещё раз.

— Но Рэ-ри-ти-и-и... — заныла кобылка. — Я хочу показать принцессе Тва...

— Покажешь, как только приведёшь себя в порядок, — перебила Рэрити, левитируя сестру в коридор. Разобравшись с маленькой грязнулей, единорожка повернулась к большой и приподняла бровь. — Ну а ты, принцесса?

— Я, эм-м, да, — смутилась Твайлайт только что осознав, что с ног до головы покрыта подсохшими чернилами. Она осмотрелась и нашла большой тазик, как раз подходящий под такие нужды, и, левитировав его поближе, взяла его копытами, на мгновение удивившись тому, что вообще может прикоснуться к нему, а затем спросила: — А где колодец?

Рэрити удивлённо уставилась на аликорна.

— Пардон? Колодец?

Принцесса кивнула.

— Да, колодец. Ну, знаешь, откуда ты берёшь воду из-под земли? — решила уточнить Твайлайт, достаточно удивлённая тем, что её возлюбленная не знает, что такое колодец. Буквально общеизвестные истины. — Чтобы лохань наполнить? О! А твоя лохань из дерева или из мрамора? Не то чтобы меня это волновало! Просто многие высокорожденные пони волнуются о материале, но мне нужно знать потому, что у мрамора другая теплопроводность, и мне потребуется подстроить заклинание нагрева.

Бровь единорожки взлетела ещё выше.

— О чём ты вообще... Деревянная лохань? Заклинание нагрева? Вода из колодца? Небеса и звёзды, Твайлайт, откуда ты? Из средних веков? — Рэрити на мгновение замолкла. — Ах, так ты же и правда оттуда!

— Ну и как моются пони будущего? — со смущением спросила принцесса, которое только усилилась, когда Рэрити в ответ хихикнула.

— Помнишь, некоторое время назад ты спрашивала меня, что такое душ? — спросила единорожка со смесью восторга и озорства в голосе, труся мимо Твайлайт к выходу из кухни. — Пойдём со мной! А тазик тут оставь, он нам не понадобится.


Несмотря на то, что принцесса только-только начала осваивать будущее (настоящее?), оно оказалось просто невероятно захватывающим. Ванная комната оказалась гораздо более современной и функциональной, чем Твайлайт предполагала, не омрачило впечатление даже то, что Рэрити рассердилась на неё за попытку разобрать "раковину", а после "душ". Хотя принцесса уже кое-что знала о многих современных технологиях Эквестрии, в основном из книг и журналов Рэрити, но увидеть все эти вещи своими глазами, было чем-то невероятным.

Чуть позже они собрались в рабочей комнате Рэрити, и Твайлайт с неподдельным интересом смотрела, как Свити Белль что-то строчит на листе бумаги при помощи очаровательного портативного устройства, представляющего собой перо с уже заправленными чернилами. К сожалению, перезаправить его уже не получится, но припасённых в пере чернил хватит от месяца до целого года! Не говоря уже о том, сколько времени экономится, когда не надо постоянно макать перо в чернильницу!

— И любой пони просто может пойти и купить такое? — спросила принцесса, подняв авто-перо и написав своё имя на бумаге. Она предположила, что такое полезное устройство могут себе позволить только состоятельные пони.

— Агам-с! Ты можешь купить такое, например, в "Перьях и Диванах", но лучше покупать сразу коробку на десять штук, — наставляла Свити. — А ещё они бывают разноцветными! Больше всего мне нравятся синие.

Твайлайт задумалась. Авто-перо не такое... удобное и изысканное, как привычные ей перья, но...

— Но больше мне не понадобятся чернила...

— Не понадобятся, и Инки Овл лишится своего самого преданного клиента, — произнёс чей-то голос, принцесса обернулась и увидела Рэрити, стоящую под дверным косяком. Единорожка подтрусила к столу и написала своё имя рядом с именем Твайлайт. — И бедные Темис с Эларой останутся без работы.

— Принцесса Твайлайт, пойдём! — позвала за собой Свити, отходя от стола и направляясь к двери. — Кухню покажу! Скутс и Эппл Блум скоро придут вместе с Пинки, чтобы рассказать о нашем сюрпризе!

Принцесса встала, намереваясь последовать за кобылкой, но увидела, как Рэрити вместо того, чтобы пойти с ними, направилась к дивану и легла на него, прикрывая зевок копытом.

— А ты не пойдёшь? — робко спросила Твайлайт. Как бы сильно ей ни нравилась компания Свити с её задором, маленькая кобылка, увы, не знала так много, как её старшая сестра, и принцессе не так интересно было делиться с кобылкой своими новыми открытиями, как с Рэрити.

Рэрити улыбнулась.

— Дорогая, я бы с удовольствием, но, кажется, недостаток сна начинает сказываться, а до кухни так далеко... — ответила она с драматичным вздохом.

— Эх... — ушки принцессы опали. — Хм-м-м...

— Но, конечно, — продолжила единорожка, каким-то образом вздохнув ещё драматичнее, — если ты действительно хочешь, чтобы я была там с тобой, то я могла бы напрячь все силы и... А-А-А!

Рэрити воспарила в воздух, окутанная магией аликорна, и хмуро посмотрела на свою возлюбленную.

— Т-Твайлайт! А ну опусти меня!

— Зачем? Мне показалось что ты не хотела идти на кухню, — ответила принцесса, развернувшись и выйдя из комнаты. — А так ты совсем не устанешь.

— Да я не взаправду устала! — забрыкалась единорожка. — Могу же я немного подраматизиро... Ох, ладно, не бери в голову.

Когда они наконец добрались до кухни, вниманием Твайлайт мгновенно завладело разнообразие различной утвари, которую Свити удалось подобрать за столь короткое время; некоторые принцесса даже узнала по журналам и описаниям друзей.

— Свити Белль! — в ужасе воскликнула Рэрити. — Мы с Флаттершай полночи тут убирались, посмотри, какой тут теперь беспорядок!

Твайлайт подошла к столу и облизнулась.

— О-о-о! Это же блен-дер? — спросила она, левитируя в воздух большое устройство с прозрачным контейнером, поднося его к теперь перевёрнутой животом кверху Рэрити. Затем принцесса повернулась обратно к столу и левитировала другой большой предмет с торчащим из него венчиком. — А это для чего?

— Миксер! — радостно воскликнула Свити.

— Ой! Смотри, Рэрити! — обрадовалась Твайлайт, поднося левитацией предмет к парящей единорожке. — Это миксер!

— Да, дорогуша, несомненно, это он! — нежным тоном согласилась Рэрити, пытаясь каким-то образом выплыть из магического захвата. — А ещё он довольно-таки дорогой, поэтому, пожалуйста, положи его обратно, а потом окажи милость и меня тоже обратно поставь.

Но вместо того, чтобы послушать единорожку, Твайлайт решительно проигнорировала просьбу в пользу науки, задавая кучу вопросов Свити о назначении каждого из предметов, а затем взволнованно пересказывая эти факты Рэрити, игнорируя всё более слабые попытки единорожки оказаться вновь на своих ногах.

В конце концов, пара стуков в дверь прервали поток вопросов аликорна.

Где-то раздался звук открывающейся входной двери, и дом наполнился голосами. Меткоискатели появились первыми, ворвавшись на кухню и чуть не сбив Твайлайт с копыт. Мгновение спустя прибыли Пинки Пай, Темис, Элара и совята. Розовая кобыла буквально бросилась на принцессу.

— Принцесса Твайлайт, ты проснулась! — загомонили они, резко замолчав, когда совиное семейство в полном составе расположилось на Рэрити.

— Ой, эм-м, доброе утро, пони! — сбивчиво поздоровалась принцесса, не ожидавшая такого накала страстей. В её душе разлилось тепло, но в то же время она почувствовала лёгкую мигрень, когда все набросились с градом вопросов.

Град был прерван отработанным вежливым покашливанием Рэрити, и новоприбывшие пони посмотрели на парящую единорожку.

— Ойки, привет, Рэрити! — добродушно поздоровалась Пинки.

— Чё как? — спросила Скуталу, моргая на летающую кобылу.

— Ну кроме твоего положения, да кухни, — добавила Эппл Блум.

— Ах, спасибо, что спросили! Как видите, Твайлайт воодушевила меня дотянуться до звёзд! — воскликнула она, не подозревая о румянце, что залил щёки принцессы. — Ну, если быть точнее, то до потолка.

— Ух ты! Выглядит весело! — ахнула розовая земнопони. — Это же весело?! Наверняка да! У! Моя очередь, я следующая!

Рэрити прошлась копытом по своей перевёрнутой гриве.

— Ну, признаюсь, на таких высотах, что я достигла, немного кружится голова. Хотя нельзя исключать, что это просто от прилива крови, — и только когда единорожка одарила аликорна самым многозначительным взглядом, к Твайлайт наконец пришло понимание ситуации.

— Ох! — воскликнула принцесса, опуская Рэрити на пол рядом с собой. Твайлайт неловко кашлянула, после чего повернулась к Пинки и меткоискательницам. — Эм-м... на чём мы остановились?

И стоило ей закончить фразу, как град вопросов возобновился, после него последовал шквал чрезвычайно запутанных объяснений произошедшего за два года её отсутствия, наперебой рассказанных кобылками и Пинки. К сожалению, Твайлайт не особо что-то разобрала, кроме того, что Пинки перешла в следующий класс с мисс Черили, меткоискательницы открыли магазин с тремя совятами в Холлоу Шейдс, а у Темиса и Элары вылупилась новая книга Дэринг Ду.

— Стоп-стоп-стоп! — выпалила перегруженная информацией принцесса. — По одному!

— Если позволите, — заговорила Рэрити, — прежде чем продолжить, не хотела бы ты познакомиться с малышами?

— С малышами? — спросила Твайлайт. — О-о-о!

Она повернулась к Рэрити, воркующей с тремя маленькими совушками, которые моргали на аликорна своими огромными глазами.

— Ну-ка, милые, — произнесла единорожка, оглянувшись через плечо и левитируя совят на стол.

Те радостно заухали, Элара слетела к ним и быстренько привела их пёрышки в приятный глазу вид.

— Какие милашки! — воскликнула принцесса, аккуратно поглаживая копытом ближайшего к себе. И снова очередной укол вины от осознания, что пропустила их рождение, но она тут же подавила это чувство и повернулась к остальным. — Вы уже дали им имена? Сколько им уже?

— Два месяца! И смотри! — рог Рэрити засветился, и вся комната загалдела, когда совята оказались наряжены в галстук-бабочку и банты. — Ну разве не прелесть?

Затем она прочистила горло и указала на серого совёнка с белыми хвостовыми перьями и тёмно-синим галстучком-бабочкой.

— Итак, вот этого красавчика зовут Метис, — услышав утвердительное уханье, единорожка указала на следующую совушку с белым животиком и розовым бантиком. — А эту прекрасную леди — Амальтея.

Твайлайт ахнула, резко опустив поднятое копыто.

— Как небесные тела! Ты последовала моим правилам именования!

Рэрити хихикнула.

— Принцесса, я думала, ты обо мне лучшего мнения!

— А мы назвали последнюю! — воскликнула Скуталу, бросаясь к столу, где последняя совушка, та, что с красным бантиком, заухала в ответ. — И ей досталось самое крутое имя на свете! Верно, Рэрити?

Единорожка замялась.

— Ах. Да. Можно и так сказать.

Она прочистила горло, улыбнулась и указала на ещё неназванного совёнка.

— Представляю вам... — с энтузиазмом начала Рэрити, — милую прелестницу...

Белая пони замолчала, сглотнула, не решаясь произнести то, что Твайлайт теперь считала крайне интересным именем.

— ...Джинни.

Твайлайт удивлённо моргнула.

— Джинни.

Ну, не так уж и плохо.

— Рэрити! — нахмурившись, пожурила старшую сестру Свити.

Единорожка неловко улыбнулась.

— Безумно сожалею! Такое милое прозвище! — Рэрити вымучила из себя улыбку и слегка склонила голову набок. — Эту дорогушу зовут... Реджина!

— Рэрити! — вновь воскликнула Свити. — Ну давай уже!

Улыбка единорожки померкла.

— Твайлайт, — еле слышно сказала она. — Хочу, чтобы ты знала, я была против.

Принцесса хихикнула, приподняв бровь.

— Я это учту.

Рэрити издала самый протяжный вздох, который только Твайлайт от неё слышала.

— И наконец, эту прелестную дорогушу зовут Да...

— Рэрити!

— Ну хорошо, хорошо! — проныла единорожка. — Сэр Реджинальд фон Пушистикус Третий, эсквайр. Вот!

Рэрити повернула голову к кобылкам и раздражённо фыркнула.

— Европа подходила ей куда больше.

— Принцесса Твай, тебе нравится? — спросила Эппл Блум, совершенно игнорируя замечание единорожки. — Мы дали ей такое же навороченное имя, как у тебя!

— Мне кажется, оно здоровское! — добавила Пинки, кивая головой. — И принцесса Луна тоже так думает! Ну, я её ещё, правда, не спрашивала, но она то-о-очно подумает, что оно здоровское, когда я ей расскажу!

Твайлайт опустила мордочку и ткнулась носом в каждого совёнка.

— Все имена идеальны, — произнесла она, подняв голову и с сияющей улыбкой глядя на трёх кобылок. — Хотя технически не совсем правильно, поскольку ей потребовалось бы быть в третьем поколении, чтобы зваться Реджинальдом фон Пушистикусом Третьим.

Рэрити не смогла сдержать смеха.

— Ты совсем не изменилась, не так ли? — произнесла она, одарив Твайлайт, как та надеялась, влюблённым взглядом.

Нет, она не изменилась, но принцесса не могла не задаваться вопросом, была ли она единственной, кто остался прежней. Однако её незаданный вопрос был прерван громким урчанием в животе, и впервые за тысячу лет принцесса Твайлайт вспомнила, каково это — быть голодной.

— О! О! На этот случай мы приготовили сюрприз! — тут же выпалила Пинки, после чего галопом сорвалась из комнаты. — Мы испекли для тебя Самый Большой Торт на свете! Пойдём!

Но прежде чем принцесса успела сделать хоть шаг, входная дверь дома Рэрити открылась и закрылась, и три меткоискательницы немедленно поспешили за розовой кобылой.

— Пинки, подожди! Мы ей тоже показать хотим!

Твайлайт услышала, как дверь ещё раз хлопнула, и только когда в комнате воцарилась тишина, принцесса обернулась и обнаружила, что Рэрити во всю расставляет свою утварь по надлежащим местам.

— Помощь нужна? — спросила Твайлайт, подойдя поближе и левитируя несколько предметов в воздух, желая помочь единорожке.

— Нет-нет, всё хорошо, сердце моё, — произнесла единорожка, убирая некое стальное устройство в шкаф и закрывая его. После чего огляделась, освободила предметы из ауры принцессы, положила их на стол и вздохнула. — Свити пойдёт на пользу, если вечером ей придётся самой разложить всё по местам.

Твайлайт последовала за Рэрити из кухни, в груди принцессы поселилось радостное волнение. Она подтрусила к окну и выглянула на улицу, увидев пони, занимающихся своими повседневными делами. Каково им было? Был ли мир для них таким же обыденным и скучным, каким стала библиотека для Твайлайт после тысячелетнего пребывания?

— Вчера я забрала его из библиотеки. «Больше нет ему там смысла оставаться», — произнесла Рэрити позади принцессы. — Я смыла большую часть чернил, хотя, полагаю, чёрные пятна на чёрном плаще не так уж ужасны.

Твайлайт обернулась, и её сердце сжалось при виде чёрного плаща Рэрити. Взгляд аликорна невольно метнулся к шрамам единорожки, и стыд от просочившихся в сознание воспоминаний обжёг принцессу.

— Посмотри на свой плащ! Тот, который ты не снимаешь с той самой поры, как вернулась! Посмотри на него!

— Да какого сена ты так взъелась на мой тартаров плащ?!

— Потому что он напоминает мне о том, что ты чуть не погибла из-за меня.

— Его месть была в том, что он помог тебе вернуться ко мне.

У Твайлайт начала болеть голова, и она отогнала эту мысль, спрятала поглубже в своём сознании, чтобы разобраться с ней в другой раз.

— О... Т-ты его наденешь? — спросила принцесса, и каждый произнесённый ею слог наверняка звучал так же вымученно, как застывшая на лице улыбка. — Тебе идёт.

Рэрити не поднимала голову от плаща.

— Правда? Прошло уже сколько-то времени, но мне отчётливо помнится, что ты была крайне против того, чтобы я его носила, — произнесла единорожка почти машинально, после чего подняла взгляд и, увидев сокрушённое выражение лица Твайлайт, в тот же миг пожалела о своих словах. — П-потому что очевидно, что ни одна одежда не сравнится с моей природной красотой!

Принцесса не смогла улыбнуться и просто отвела взгляд.

— Очевидно.

— Твайлайт, я... — Рэрити вздохнула и шагнула вперёд, левитируя плащ за собой. — Прости. Оно как-то само, я... я полагаю, что от вредных привычек избавиться трудно, разве нет?

Единорожка на мгновение замолкла.

— Злишься?

Принцесса облизнула губы. Ей не хотелось ругаться, и маленький голосок в её голове шептал и шептал, что она лишь пожинает то, что сама и посеяла.

— Целиком и полностью зависит от того, что именно под этим ты подразумеваешь, — произнесла наконец Твайлайт, одаривая Рэрити улыбкой, собранной из каждой частички силы воли. — Тебе интересно, злюсь ли я на тебя, или же на себя, за то, что по уши в тебя влюблена?

Единорожка лучезарно улыбнулась, и какое же прекрасное чувство расцвело в груди у принцессы. Рэрити хихикнула, слегка наклонила голову и откинула назад чёлку Твайлайт, вызвав у той довольное хмыканье.

— И то и другое, я надеюсь! — воскликнула единорожка, после, нахмурилась и поправилась. — Ну нет, лучше, конечно, второе, чем первое.

Затем она посмотрела на плащ и продолжила:

— В любом случае плащ не для меня, а для тебя.

Сказано — сделано, и Рэрити одним движением при помощи левитации накрыла принцессу, прикрыв ей спину и крылья.

— А зачем он мне? — спросила Твайлайт. Насколько она знала, носить плащ было в традиции города Пинки, а не современного Понивилля.

— О, ну мне подумалось, что он придаст тебе некий ореол таинственности, соответствующий твоему довольно-таки сказочному статусу, — произнесла единорожка, подойдя к принцессе поближе, чтобы застегнуть плащ у неё на шее. — И мне правда кажется, что аликорн, прогуливающийся по городу, может вызвать вопросы, на которые мы пока не готовы отвечать.

Вместо ответа Твайлайт просто кивнула, наблюдая и чувствуя, как Рэрити бережно занимается завязками плаща. Всё это было так ново, так волнующе, чувствовать заботливые прикосновения единорожки, видеть, как кобыла так пристально смотрит на неё, сосредоточено опустив ушки и прищурив глаза, и её ожерелье, ярко сияющее на груди, словно маяк, указывающий, что действия принцессы не разрушили самое важное.

Всё ощущалось правильным, нормальным. Ощущалось как фантазии Твайлайт о её жизни с Рэрити, когда побег из библиотеки был ни чем иным, как несбыточной мечтой.

— Готово! — решительно произнесла единорожка, просовывая ожерелье принцессы под узел плаща.

Рэрити пригладила ожерелье довольно нежным жестом, после чего подняла глаза и встретилась с принцессой взглядом, копыто всё ещё было на груди Твайлайт. Они смотрели друг на друга, казалось, целую вечность, пока принцесса не заметила, что единорожка прикусила губу, а её щеки стали пунцовыми, несомненно, соответствуя таковым у Твайлайт.

Принцессе хотелось прильнуть к ней.

Хотелось прильнуть к ней, и на мгновение ей показалось что Рэрити хочет того же.

Но вместо этого она негромко и нервно хихикнула, взъерошила шерсть на груди Твайлайт и отодвинулась, прежде чем принцесса успела сказать хоть слово против.

— Вот она, — с тёплой улыбкой произнесла единорожка, словно все горести мира были на мгновение позабыты. — Принцесса Твайлайт Спаркл, свободная от проклятия.

— И ты её освободила, — немедля добавила принцесса.

Рэрити покачала головой.

— Ты сама освободилась, — поправила возлюбленную единорожка. Её ушки чуть опустились, почти незаметно. Почти. — Я тут ни при чём.

— Рэрити...

Единорожка улыбнулась и приподняла подбородок Твайлайт.

— Ну, дорогуша, давай-ка сосредоточимся на будущем, а прошлое оставим в прошлом, хорошо?

Прежде чем принцесса успела что-либо ответить, Рэрити направилась к двери, подняла копыто, но вместо того, чтобы открыть её, махнула Твайлайт.

— Не окажите ли вы нам честь, принцесса? — спросила единорожка, взмахнув ресницами.

Хихикнув, Твайлайт подошла к двери и глубоко вдохнула, чтобы вернуть себе хоть каплю серьёзности. Однако стоило ей поднять копыто, как Рэрити разразилась таким заразительным смехом, что сохранять строгость стало практически невозможно; после, когда копыто коснулось двери, единорожка начала так театрально ахать, что у серьёзности не осталось ни малейшего шанса.

— Твайлайт! — воскликнула Рэрити, топая копытцами по полу. — Только посмотри! Ты её коснулась!

— Да, я знаю, — ответила принцесса, повернувшись к восхищённой единорожке и приподняв бровь. — Ты каждый раз будешь праздновать, когда моё копыто будет касаться твёрдых поверхностей?

— Ох, дорогуша, несомненно, — с придыханием ответила Рэрити, описывая копытом круговые движения. — Ну продолжай! Я и так уже вся как на иголках!

Глубоко вдохнув, Твайлайт толкнула дверь, её взгляду предстали улицы Понивилля и то, что обещало стать новым началом.

— Итак, принцесса Твайлайт, — произнесла единорожка, склонив голову. — После вас?

Новое начало с небольшими кочками по пути и ошибками, которые ещё предстоит исправить, но...

— Нет, — произнесла принцесса и отодвинулась. — Вместе.

Ей не терпелось начать.


— И ты просто на неё уставилась? — спросил Норт Ридж, поправляя свой плащ.

Она вздохнула и посмотрела вдаль, словно высматривала всё и ничего.

— Да. Она стояла там, под дверным косяком, словно перепуганное животное, и всё, что я смогла сделать, это стоять и смотреть.

Единорожка на мгновение замолкла, словно вернулась к себе на кухню и уставилась на принцессу древности, а затем рассмеялась.

— Даже сейчас, когда я думаю об этом... Норт, она была мертва. Для меня, для всего мира, она была всё равно что мертва, и вдруг она вернулась с того света, и всё, о чём я могла думать, это что же мне теперь делать, а затем...

Когда у Рэрити не нашлось слов, жеребец подтолкнул.

— Затем?

— Затем она вошла на кухню, — заговорила кобыла, — и, хотя наше общее будущее пугало меня, в тот миг всё что имело значение — её красота. Как же она была красива, Норт... и как сильно жива.