Архивариус. Эпоха "Эквестрия"

Он помнит все, абсолютно все, кроме одного. Кто же он такой и зачем он здесь.

Принцесса Луна Лира ОС - пони

Старое новое общество

146 лет назад группа пони переехала из Эквестрии на другой континент, спасаясь от некоей напасти. Они основали там собственное общество, разросшееся в большой технологичный город. Главная героиня - Эмма Ингрэд, королевская учёная. Ей предстоит разобраться в причинах побега и некоторых других тайнах прошлого...

Другие пони ОС - пони

Буря на Озере

Когда в Эквестрию приходит весна, все начинают мыслить по другому. Пони в том числе. Это рассказ о том, как один пони искусства неожиданно раскрыл характер одной пегаски с совершенно неизведанной стороны...

Флаттершай ОС - пони

Ещё всего один шаг...

Человек отправится в бестелесный полёт, станет частицей души Сорена, чтобы помочь ему увидеть необходимость решительных действий на пути к сердцу Рэйнбоу Дэш.

Рэйнбоу Дэш Сорен Человеки

Поезд. В огне. Полный сиро́т.

Лира Хартстрингс, которая далеко не самая ответственная взрослая в мире, управляет поездом. Горящим поездом без тормозов, полным сиро́т, приближающемся к сломанному мосту на высокой скорости. Хмм. Ну, по крайней мере, хуже быть уже точно не может.

Лира Бон-Бон

Растительное буйство

После возвращения принцессы Луны прошёл год. Сёстры снова вмесе и кажется, что их ничто не сможет разлучить.

Принцесса Луна

Демон в плоти

Продолжение рассказа "Пятое измерение". В совершенно другом стиле.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Принцесса Селестия и Найтмер Мун объединяются, чтобы спасти всех

Твайлайт Спаркл, принцесса Луна, принцесса Кейденс и королева Кризалис оказались обращены в камень. Освободилась Найтмер Мун. Всех надо спасать. Принцесса Селестия не думала, что ее любовная жизнь будет такой.

Принцесса Селестия Другие пони Найтмэр Мун Шайнинг Армор Чейнджлинги

Солнечный ветер

Разговоры диархов варьируются от простой легкой болтовни до бесед, потрясающих основы мира. Иногда это происходит одновременно.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

HISHE Мерцание

Твайлайт телепортнулась.

Твайлайт Спаркл

Автор рисунка: aJVL

E.Q.U.E.S.T.R.I.A: Тайна Вечносвободного Леса

Глава 7: Сталкер, Военный и Бандит

27.10.1008, Деревня “Березка”, 19:03

Вой ветра снаружи заставлял Кристал вздрагивать каждую секунду. Паника накатила на неё: ей казалось, что она снова стоит возле автобуса, глядя на то, как вспышка пурпурного света сжигает пони вокруг, плавя кости и превращая внутренние органы в мессиво. Она вытащила планшет, но тот лишь показал отсутствие сигнала. Громкий хлопок заставил её упасть на землю и накрыть голову копытами…

За несколько часов до этого

Разгоревшийся костер согревал единорожку, мысленно пытающуюся сочинить заклинание разгона туч — настолько ей стала противна эта легкая ежедневная морось и полное отсутствие солнца! Впрочем, это не сильно омрачало радость кобылки от обновки: изучая “руководство по эксплуатации”, любезно предоставленное Аурой, Кристал вполуха вслушивалась в разговоры других сталкеров. Айспик и Рэпид молчали, стремясь поменьше ругаться; жеребец-земнопони, неизвестный единорожке, наигрывал на гитаре какую-то грустную мелодию; единорог, сидевший рядом с Рэпидом, копался в планшете, бубня под нос ругательства в адрес нерадивых производителей. Взглянув на него, Кристал вспомнила о разблокированном планшете военного и решила наконец взглянуть: за что же она отдала пусть и не самые большие, но всё же деньги? Стоило ей вытащить планшет, как Айспик — она узнала по голосу — присвистнул:

– Это же “Блэкстоун 3”? Армейский инфопланшет?

– Думаю, да. Я не разбираюсь в моделях, – единорожка пожала плечами и протянула планшет собеседнику: – Но этот я нашла у останков солдата.

– Где ты нашла останки зеленошкурого? В Деревне?

– Ага, – она неуверенно помахала копытом: – я же рассказывала, в аномалию угодила — ну, в ту которую Рэпид “Ментальной тюрьмой назвал” — и там нашла рядом останки. Наверное, чуть ли не с самой вспышки лежат.

– А, точно, вспомнил, – Айс кивнул и взял планшет, включая его: – планшет этот старый, но очень хороший — как ты сама заметила, его хрен сломаешь. Такой в магазине не купишь, да и стоил бы он как чугунный мост, – ткнув копытом в планшет, он начал читать: – Лейтенант Буллет “Причер” Шторм. ВЧ 1192. Интерееесно… – он протянул планшет обратно единорожке.

– Что интересного-то? — не поняла Кристал и даже чуть наклонила голову: — Старые кости и всё. Даже Аура сказала что там полезной информации скорее всего нет.

– Для неё? Конечно, ничего нового она там не найдет. У неё связи в СИО, СБЭ и еще дискорд знает где, – жеребец заржал, после чего сделал глоток воды из фляги и продолжил: – а вот для нашего брата сталкера что-нибудь полезное может и найтись.

– Например? – Кристал забрала планшет и, не выключая его, обратила всё внимание к Айспику.

– Старые тропы. Тайники. Информация. Тартар, да мало ли что там может таиться! Лейтенант “Сапфира” — это вам не хухры-мухры!

Пожав плечами, единорожка, тем не менее, подняла планшет к глазам и открыла вкладку “Заметки”. Планшет, несмотря на свой “возраст”, достаточно охотно откликался на действия кобылки, и она начала листать список заметок. Видимо, планшет был не только служебным устройством — здесь был список покупок, напоминалка, график дежурств — уже устаревший на пару лет — и заметка “Список должников”, при виде которого Кристал негромко хохотнула — неужели кто-то осмеливался не отдавать долги спецназовцам?

– Чего смеешься? – задал очевидный вопрос Айспик.

– На, посмотри, — показала ему планшет кобылка.

– Ну, “Список должников”, и что такого? – пожал плечами жеребец.

– Кто мог брать деньги в долг у спецназовца и не отдавать? — сдерживая новые смешки, высказала их причину единорожка.

– А, ты в этом смысл, – Айспик почесал подбородок и ответил: – Кристал, вполне вероятно, что этот список — не список тех, кто должен ему деньги. Скорее всего это список тех, кто задолжал ему свою жизнь.

– Это как? – ничего не понявшая единорожка выжидающе глядела на собеседника.

– У военных, да и у сталкеров, есть такая традиция: – раздался голос Рэпида, к молчаливому неудовольствию Айса: – когда ты спасаешь кому-то жизнь, ты скрепляешь себя с ним долгом. Это не карточный долг или не кредит в банке — всё намного сложнее. Тот, кому ты спас жизнь, фактически отдает её в твои копыта, – поняв, что единорожка всё еще ничего не понимает, Рэпид вздохнул и пояснил: – Это не значит, что он узнает супер-заклинание некромантии. Всё намного проще: отныне он должен отплатить ему тем же самым. Не важно, как и когда — так же вытащить с того света, отбить у группы бандюков, вытащить из аномалии или еще что-то, но до тех пор он ему остается должен. Долг этот бессрочен и откупиться от него нельзя, равно как и нельзя забыть его или отказаться. Долг этот искупается либо прямо, либо смертью должника.

– А если кто-то должен мне жизнь, но меня убьют? — переваривая полученную информацию, задала первый пришедший в голову вопрос Кристал.

– Тогда он должен отомстить, — не удивившись ходу мысли кивнул её собеседник. — Или обеспечить достойные похороны. Или, как минимум…

– Хорош уже кобылок пугать, Рэпид! – Айспик бросил холодный взгляд в сторону Рэпида: – и так напугал пуще некуда.

– Отъебись, Свифт.

Айспик напрягся: было видно, что он хочет ударить Рэпида… Но сдержался, и, вздохнув, пробубнил себе под нос “ну и идиот”, после чего пересел поближе к Кристал, слегка прислонившись:

– Что-нибудь интересное есть?

– А? – Единорожка слегка покраснела, увидев, как близко оказался к ней Айс, но взяла себя в копыта и подняла планшет на уровень глаз: – в основном какие-то записки. Список взысканий, адреса подчиненных и начальства… Какие-то координаты… Ничего интересного.

– Координаты? – Айс протянул копыто единорожке: – дай-ка глянуть…

Взяв планшет, Айс около минуты рассматривал заметку: “РС-01. Координаты: 32.19 — 35.21 — ВБ”, после чего ткнул копытом в какое-то место на карте — возле Рембазы:

– Кажется, это здесь. Интересно, что там такое?

– Какое-нибудь место встречи? Или тайник с припасами? В любом случае, – Кристал выключила планшет и убрала в сумку: – что бы там ни было, ему уже полтора года. Если даже там ничего не разграбили, то наверняка всё сгнило и проржавело, – единорожка зевнула и уставилась в огонь, как будто вспоминая что-то.

– Ну, не скажи. Военные умели прятать свой хабар… – Айспик замолчал, когда кобылка вытащила из сумки артефакт и начала разглядывать его: – Это… Это что?

– Ты мне скажи, – Единорожка протянула артефакт Айсу: – я такой впервые вижу.
Рэпид, может ты видел?

Над костром повисло тягостное молчание, когда взгляды почти всех присутствующих обернулись на наставника. Тот, впрочем, не стал вспоминать недавний спор, и лишь пересел поближе — с другой стороны от единорожки, к неожиданному неудовольствию Айспика. Протянув копыто, он взял странный кристалл, и начал осматривать его:

– Никогда ничего такого не видел. Да и не слышал. – Рэпид обернулся к Кристал, игнорируя неприязненный взгляд Айса: – где, говоришь, ты его нашла?

– В той самой аномалии, — припомнила единорожка. — Ну, “ментальной тюрьме.”

– Менталка арты не рождает, это всем известно, – Рэпид покачал кристаллик на копыте, поднес к глазам, чуть было не решился попробовать на вкус, но остановился; он вытащил свой детектор и, включив его, присвистнул: – Он даже детектором не определяется. Странная штука, никогда такого не видел. Ауре показывала?

– Не показывала, — быстро замотала головоц кобылка. — Мало ли это что-то опасное!

– Ну, то, что он не опасен, уже очевидно, – наставник протянул артефакт обратно единорожке: – Ты бы уже скопытилась. Обладай он псионическим, некрополевым или еще каким излучением, ты бы уже была мертва, или почувствовала что-то еще. Короче, не еби себе мозги и неси его яйцеголовым.

– Поддерживаю, – кивнул Айспик, слегка ткнув единорожку копытом и заставив обернуться к нему: – Тащи это сразу на “Алмаз”. Дай-ка мне свой планшет, метку поставлю…

Кристал вытащила свой собственный инфопланшет из кармашка на ноге и протянула Айспику. Тот лишь открыл карту и пару раз ткнул в неё копытом: на карте возникла отметка “НИК “Алмаз”.

– Мда, туда идти, наверное, несколько часов.

– Часов пять, на самом деле. – Айс пожал плечами: – Если в среднем темпе и аномалий не будет сильно на пути. Это если туда прямым ходом топать, конечно.

– Что ж, спасибо. – Кристал поднялась на ноги: – Я тогда, пожалуй, пойду.

– Да куда ты! – Айс аккуратно поднял копыто и положил ей на спину: – Завтра пойдешь уже. До вспышки часов шесть осталось.

– А идти туда пять! – топнула копытом единорожка, впрочем, не сильно злясь на Айса.

– Это при самом лучшем раскладе. Вспышка — она же не по часам происходит, но примерно в одно и то же время! И ладно она застанет тебя пока ты будешь в деревне еще, а ну как посреди тропы на Подстанцию или на НИК? – Айспик говорил спокойно, и это спокойствие убеждало единорожку в его правоте.

– Добавлю, – раздался внезапный голос Рэпида, также положившего копыто на спину единорожке: – что пять часов это только дорога до полей, где комплекс расположен. Ты знаешь, что такое САЗ 02-11?

– Чего два-одиннадцать? – единорожка вновь села, глядя на наставника с непониманием.

– Специальная аномальная зона два-одиннадцать. Это по-научному так называется поляна, на которой научный комплекс расположен. Там раньше были норы алмазных псов, а значит огромные подземные пещеры и туннели, – Рэпид слегка улыбнулся, впервые за весь разговор: – Довелось мне как-то спускаться в те катакомбы. Целый подземный, мать его, город, скажу я вам! Вот представьте: – наставник вытащил портсигар и, прикурив от костра, сделал глубокую затяжку: на морде его возникло мечтательно-отстраненное выражение: – идете вы по достаточно широкому и узкому коридору. В стенах вокруг вас — руды, драгоценные камни, просто камни. Над головой у вас растут какие-то светящиеся лозы или корни — не понятно. И вы выходите в пещеру: – он развел копытами в разные стороны: – огрооооомная, размером, наверное, с замок. Многоуровневая, уходящая глубоко в недра земли. И на разных уровнях — аномалии. Просто херова туча аномалий. Идешь — по левую сторону от тебя ответвление в пещеру поменьше. Там, видимо, когда-то был склад камней — сейчас там лишь пол, покрытый чем-то наподобие стекла, но из драгоценных камней, и множество Свечей. По правую сторону — склад металлов, который теперь похож на одну большую грозовую тучу, только будто выкованную кем-то. Глубоко внизу светится целый узор из Серных ванн и Кислоты, а между ними пятна Слизи. Идешь вперед — лавовая лампа высотой с трехэтажный дом. И артефакты, куча артефактов… Эх… А ведь это Ликвидаторы только поцарапали скорлупку этого орешка! Сколько троп они так и не увидели из-за смертельных аномалий… Помню, хотели сунуться в один проход, да чутьё моё меня остановило. Ну, вояки из группы сопровождения быстренько наверх поднялись, бандюгу какого-то притащили, сказали “Дойдешь до конца туннеля — будешь жить”, – Рэпид продолжал рассказ, не обращая внимания на тлеющую сигарету; будто опомнившись, он глубоко затянулся: – Не дошел. “Плазменная свеча” оказалась. Сгорел бедолага за секунды. В общем, красивое там место, – он вздохнул: – Так что сегодня лучше туда не идти. Спешить здесь не нужно, да и, будем честны, незачем, так что…

– В кои-то веки я с Рэпидом согласен. А вот по координатам я бы на твоём месте заглянул, туда идти часа два в среднем темпе, час будет в запасе. Мало ли что там отыщется — вояки здесь кучу всего оставили!

– Думаешь? – Кристал потерла подбородок копытом, после чего вновь поднялась на копыта: – Пожалуй, ты прав.

– Подожди, я с тобой схожу, – внезапно ответил ей Айспик, вознагражденный странным взглядом от Рэпида: – Самому интересно, что там в этом тайнике, да и шляться в одиночку по Рембазе — гиблое дело, там часто бандюки ошиваются.

– Ох… – Единорожка немного покраснела: – Ну, спасибо…

Положив дробовик на спину, Кристал дождалась, пока Айспик поднимется на ноги, и, на прощание помахав копытом Рэпиду — стараясь игнорировать странный взгляд, которым он посмотрел им двоим вслед — направилась к выходу из деревни…

27.10.1008, Деревня “Березка”, 16:11

Относительно знакомая тропа, по которой Кристал уже ходила с Рэпидом, на этот раз, к сожалению единорожки и Айса, оказалась закрыта: в преддверии Вспышки аномалии могли начать действовать хаотично, меняя своё местоположение и размеры, поэтому было опасно даже приближаться к большинству из них. Вместо этого парочка, несколько секунд посовещавшись, решила двигаться через восточную часть деревни: риск встречи с бандитами в обычное время был высок, но Айс был уверен, что все или почти все из них сейчас у себя на базе, бухают и ждут конца Вспышки. Пробираясь по тропинкам, ведущим вглубь небольшого лесочка, единорожка и земнопони постоянно смотрели на карту, пытаясь отыскать на ней хотя бы одну метку. Однако всё вокруг было чисто: постепенно они добрались до Рембазы, не встретив по пути никого и ничего. Здесь Айс остановил единорожку:

– Так, а вот теперь поаккуратнее, — предупреждающе поднял он вверх переднее копыто. — Хрен его знает, что на этой базе творится сейчас, так что ушки на макушке и по сторонам смотрим.

– Ты же указал на место на карте?

– Ну, да, – нехотя ответил земнопони: – но искать точное место по таким координатам… Хрен его знает.

– Но этот Причер же как-то собирался находить свой тайник или это место!

– Ну, слушай, он наверняка знал, что означают эти аббревиатуры! – в словах сталкера был резон, и Кристал не нашлась что ответить ему: – Короче, ты осмотрись вокруг, а я тебя прикрою!

Айспик сделал несколько шагов в сторону, озираясь по сторонам и периодически глядя на детектор, закрепленный на прикладе дробовика. Периодически он бросал на единорожку взгляды, явно убеждаясь, что она в порядке, но ни разу не окликнул её. Кристал, тем временем, достала старый планшет и вновь и вновь начала перечитывать записку. ВБ, ВБ… Озираясь по сторонам, взгляд её зацепился за водонапорную башню. ВБ… Внезапная догадка как будто щелкнула её по носу с сухим щелчком — нет, щелчок был реальным! Выхватив из-за спины дробовик и зарядив его, она бросила взгляд на Айспика, который тоже был настороже: вероятно, тоже услышал звук — или увидел что-то. Вытащив планшет, Кристал посмотрела на карту: три метки… То есть их тут только двое. Мутант?

– Айс, – полушепотом спросила единорожка медленно отступая к напарнику: – Кто это был?

– Хер его знает. Держись поближе, не хочу, чтобы тебя подстрелили. – Мягкий голос напарника заставил единорожку слегка покраснеть, впрочем, не сильно.

– На карте никого кроме нас, — констатировала Кристал, напряжённо поглядывая по сторонам. — Думаешь, мутант какой?

– Вероятно. Может, гон у них. Ты как, нашла что-нибудь?

– Кажется, я догадываюсь, о чем идет речь, — произнесла с лёгкой ноткой торжественности в голосе и улыбнулась уголками губ Кристал. — Водонапорная башня.

– Бля, серьезно? Так просто? – с недоверием в голосе спросил жеребец.

– Угу. Ну, на самом деле — а от кого им тогда было прятаться? – единорожка обернулась к башне и посмотрела на лестницу, ведущую наверх: – правда, я не уверена, что лестница меня выдержит… – Она протянула дробовик напарнику: – Подержи, пожалуйста. Чем меньше со мной будет груза, тем лучше.

Дождавшись, пока напарник примет у неё оружие, Кристал подошла к башне: старая лестница, ведущая вокруг башни наверх, на помост, выглядела ржавой… Слишком ржавой. Кристал слегка ткнула в лестницу: никакого результата, хотя настолько ржавая лестница должна была бы развалиться чуть ли не от ветра. Единорожка сделала первый шаг на лестницу: та заскрипела, но выдержала — и кобылка сделала еще несколько шагов. Ступеньки, покрытые ржавчиной, слегка прогибались под её ногами, но держались крепко. Сделав еще несколько осторожных шагов, единорожка прыснула, поняв, насколько же простая была обманка: действительно, кому в голову придет лезть на старую водонапорную башню по лестнице, издалека очевидно ржавой? Слегка расслабившись, единорожка поднялась на самый верх, оказавшись достаточно высоко: отсюда она могла увидеть достаточно много. На юго-западе — деревня; Кристал впервые осознала, насколько большим было это место — из-за размеров подворий, огородов и садов деревня вместе с дачным поселком, пожалуй, занимала сотню-другую гектар. На юге, вдалеке, виднелся блокпост: если бы у единорожки был бинокль, она бы, пожалуй, не смогла различить солдат. Взглянув на север, единорожка увидела несколько зданий, стоящих отдельно: рядом с ними находилась небольшая подстанция и пара фермерских участков с домиками и сарайчиками. Широкая дорога, уходящая от блокпоста, проходила под большим железнодорожным мостом, частично обрушившимся и перекрывающим весь обзор. Она разделялась здесь, неподалеку, заворачивая в деревню и дачный поселок, а так же на рембазу: проходя сквозь неё, она шла дальше, в сторону тех самых зданий — как Кристал помнила, там располагался административный корпус завода. Вроде как, при планировке завода не учли это, и его пришлось вынести в отдельный корпус – благо, связь между ними была налажена и это не вызывало больших проблем, хотя скандал был громкий. Взглянув на запад, Кристал увидела вдалеке несколько опор ЛЭП, вероятно, уходивших к подстанции. Где-то там располагалась научная станция, и судя по расстоянию до самой дальней опоры — путь туда был действительно неблизким.

Закончив осматривать окрестности, Кристал, наконец, повернулась к самой башне: на первый взгляд она была целой. Удар копытом по стенке не дал единорожке понять ничего, кроме того, что внутри было пусто — и это не могло не радовать. Обойдя башню по кругу, единорожка прислонилась к одной из стенок… из-за чего та ушла внутрь с легким скрипом. Удержавшаяся на копытах, единорожка тем не менее присвистнула: её взгляду открылся приличный схрон. Под ногами у неё лежала какая-то ткань — видимо, чтобы не так холодно сидеть. Перед ней — несколько свернутых спальных мешков, рядом с ними — несколько ящиков с консервами, бочонок, вероятно, с водой, металлические коробки с надписями на них — Кристал видела такие у Ауры.

Один шаг внутрь — и Кристал почувствовала легкое тепло. До её носа донесся запах пота и консервированных овощей — кто-то был здесь совсем недавно. Был… или… Додумать единорожка не успела: импровизированная дверь захлопнулась у неё за спиной, раздался отчетливый и вполне понятный ей щелчок – и в затылок ей уперлось что-то холодное.

– У тебя десять секунд, чтобы сказать мне, кто ты такая, – голос был тихий и спокойный, а, самое главное, хладнокровный, и, почему-то, смутно знакомый: –И как ты попала сюда. Время пошло.

– Ч-что? — только и смогла еле слышно из-за сдавившего горло страха просипеть единорожка.

– Неправильный ответ, — также спокойно сообщил незнакомец. — Восемь секунд.

– Я-я, – Кристал запаниковала: – я — сталкер!

– Это я уже понял, – голос хмыкнул: – четыре…

– Кристал! Кристал Харт! – выпалила на одном дыхании единорожка: – Я координаты случайно нашла! Д-думала тут какой-то старый схрон или в-вроде того… Пожалуйста, не стреляйте!

Ответа не последовало. Прошло три секунды, казавшихся бесконечностью, и неизвестный убрал ствол винтовки от затылка, а его голос, заметно потеплевший, ответил:

– Повернись-ка.

Решив не связываться с этим неизвестным, Кристал повернулась к нему. Перед ней стоял земнопони светло-серого цвета. Короткая серебристая грива почти сливалась с его шкурой, небесно-голубые глаза смотрели на единорожку с любопытством и, своего рода, покровительством. Его морду пересекал шрам — слабозаметный, он всё же давал понять, что этот пони явно умеет за себя постоять. Жеребец был облачен в военный бронекостюм — Кристал видела похожие на блокпосту и в своих видениях — а в сбруе, явно необычной модели, располагалась необычная винтовка. Где-то её Кристал видела… Или слышала о ней…

– “Валькирия”? — брякнула первое что пришло в голову всё ещё продолжавшая дрожать единорожка, совершенно неожиданно даже для самой себя сосредоточившаяся на оружии собеседника.

– А? – вопрос явно поставил солдата в ступор, однако, проследив за направлением взгляда кобылки, он лишь хмыкнул: – Ей в рожу стволом тычут, а она вспоминает, как тот ствол называется. Действительно, вы с Клиром родственники.

– Ты… Вы… Знаете моего брата? – единорожка вспомнила слова Рэпида о том, что у Клира могут быть проблемы, поэтому решила действовать осторожнее.

– Конечно знаю, — кивнул незнакомец. — Лейтенант Клир Скоуп, боец СИО, командующий северо-западным сектором стены. Хороший парень, такие нам в армии нужны.

– Теперь… Вы вернетесь и его ждет суд? Ну, – она на мгновение запнулась: – из-за того, что я здесь.

– Хе. Это могло бы быть так… Но, к счастью для тебя и него, я — один из тех, кто посвящен в эту маленькую тайну, и один из тех, кто помог тебе попасть сюда, – спецназовец на мгновение задумался, после чего, как будто что-то вспомнив, продолжил: – Ну, если быть точнее, то именно мне пришла в голову идея спрятать тебя здесь. Идея… спорная, но альтернативы ей не было — эта канцелярская крыса из СБЭ оказалась слишком быстрой, и мы не успели ему помешать, – он вздохнул: – Так что, за неимением лучшей альтернативы, пришлось отправить тебя сюда. Здесь он до тебя не доберется — по крайней мере пока что.

– Но почему? – голос единорожки слегка дрогнул: – Что я такого сделала, чтобы меня нужно было прятать от него?

– Ты мне скажи. За те полгода, что этот сукин сын сидит на нашей базе как простой штатный безопасник, он ни разу не проявлял большого интереса к Уцелевшим… – кривая улыбка появилась на лице военного: – ну, то есть с того момента, когда ему копыта связали Законом Доброты, – на мгновение задумавшись, он как будто спохватился: – Меня можешь звать Айроном.

– Это твоё прозвище здесь? — решилась уточнить единорожка, понемногу успокаиваясь, поняв что никакая опасность ей прямо сейчас не грозит.

– Что? – вопрос был неожиданным и, кажется, сбил военного с толку: – Нет, это моё имя. Я не сталкер, у нас прозвища не в ходу особо. Я — Айрон Грип.

– Хм… – Единорожка вновь и вновь вглядывалась в морду военного: его голос казался ей знакомым: – Айрон Грип… Это ты оставил мне рюкзак со снаряжением?

– Так точно, — подтвердил он. — Пистолет не проеби, кстати — это раритет, таких больше не делают. Как ты нашла это место?

Единорожка вытащила планшет и показала солдату:

– Планшет некоего Причера, из…
– Лейтенант Буллет “Причер” Шторм? Ты нашла его? – голос солдата резко изменился: он огрубел и в нём появилось… недоверие? – Он погиб от твоего копыта? – Отчетливый лязг винтовки, приводимой в боевое состояние, дал единорожке понять, что ей следует подбирать слова.

– Что?! Нет! — торопливо замотала головой, почувствовав как мигом сгустилась атмосфера в железной бочке водонапорной башни, Кристал. — Я нашла его останки в деревне!

– Хм… Допустим, я тебе верю, – солдат убрал винтовку, но всё еще с недоверием смотрел на единорожку: – Но раз уж ты здесь… Передай Рэпиду, что я буду ждать его после Вспышки на втором объекте…

– Вспомнила! – окрик единорожки заставил жеребца слегка подпрыгнуть: – Я вспомнила, где слышала твой голос!

– Где? – теперь пришла очередь солдата ошарашенно уставиться на невольную сталкершу.

– В Понивилле, в день катастрофы. Ты шел с товарищем… Большой красный земнопони…

– Биг Макинтош, брат Эпплджек, носителя элемента честности… – пробормотал земнопони, после чего спохватился: – Я тебя там не видел.

– Я шла за вами. Подожди… – догадка щелкнула единорожку по носику: – Ты… Ты тоже из Уцелевших?

Вместо ответа земнопони, неожиданно для неё, вновь привел винтовку в боевое положение и направил на неё:

– Так, а ну заткнулась! – резкая смена настроения напугала единорожку, но она всё же решила послушаться: – и медленно, но верно свалила отсюда. Без лишних вопросов. – Он слегка кивнул в сторону двери: – здесь тебе нечего делать.

Сглотнув и коротко кивнув, единорожка аккуратно попятилась, выходя наружу. Уже собираясь спускаться по лестнице, она почувствовала, как на плечо ей легло копыто, и Айрон прошептал ей на ухо:

– Никому не слова о том, что ты здесь видела. Никому, кроме Рэпида. Это ради твоего же блага. И не пытайся попасть внутрь схрона, там полно ловушек. Удачи, Кристал.

После чего, пока единорожка пыталась прийти в себя от непонимания ситуации, одним прыжком Айрон оказался на лестничном пролете ниже. Громкий звук привлек внимание Айспика, но прежде, чем тот успел повернуться, Айрон дал выстрел в воздух и прокричал: “Силы Изоляции Области! Лечь на землю, копыта за голову, и не рыпаться!”. Сталкер, явно понимая, в каком крупе он оказался, решил не искушать судьбу и выполнил требования солдата в точности. Впрочем, вопреки ожиданиям, спецназовец не стал убивать или связывать сталкера — спустившись вниз и убедившись, что жеребец лежит не двигаясь, Айрон сделал резкий разворот и побежал в направлении Администрации, лишь единожды обернувшись, убеждаясь, что сталкер не смотрит ему в спину.

Услышав крик, Кристал быстро пришла в себя. Быстро сбежав вниз, она заметила Айса, лежащего на земле, и услышала треск слева от себя — обернувшись туда, она лишь увидела, как всколыхнулись кусты за спиной солдата. Видимо, напарник тоже услышал это, поскольку обернувшись и увидев, что солдат сбежал, земнопони пришел в некое подобие ярости и, вскочив на ноги, с криком “Иди сюда, сука зеленошкурая!” разрядил в том направлении несколько зарядов дроби, прежде чем Кристал окликнула его:

– Айс, не трать патроны, он убежал!

– Кристал! Ты в порядке? – увидев единорожку, сталкер покраснел и практически сразу как будто забыл о военном: – Этот уебок тебя не ранил? Я слышал выстрел!

– Всё в порядке. Он меня не тронул, – кобылка попыталась игнорировать странное чувство, возникающее у неё при взгляде на напарника: – В башне нифига нет, только этот вот сидел. Видимо, наблюдал.

– Значит, всё же старая точка эвакуации?

– Вероятно, – единорожка пожала плечами, после чего забрала у сталкера свой дробовик и повесила на спину. – Пойдем в лагерь, а?

Прежде, чем напарник успел ответить, громкий взрыв пронзил небо, заставляя звенеть в ушах и сотрясая башню, из-за чего куски старой ржавчины отвалились от неё, падая вниз. Впрочем, единорожка этого не увидела — после хлопка она, вскрикнув, повисла на шее у напарника. Покраснев, она расцепила копыта, отпуская его, и покраснела еще сильнее, увидев на его морде не только такое же смущение, но и улыбку:

– Вот говорили мне: не иди в сталкеры, не иди в сталкеры! А тут вот, красивые кобылки сами на шею вешаются.

Кристал дернула ухом, осознавая его слова, и покраснела ещё сильнее, вызвав у Айса приступ смеха. Не выдержав, единорожка тоже рассмеялась, радуясь разряжению обстановки.

– Ладно, шутки шутками, – Айс сделал несколько глубоких вдохов, прекращая смеяться, и повернулся к единорожке спиной: – а нам действительно пора идти в лагерь.

– А что это вообще было? — глубоко дыша, стараясь унять часто бьющееся сердце, поинтересовалась кобылка.

– Один из Вестников Вспышки. Аномалии, возникающие за несколько часов до него, – с радостью пояснил сталкер: – конкретно этот хлопок — довольно редкий и, пожалуй, наиболее опасный из них, – повернувшись к единорожке и заметив непонимание в её глазах, он кивком попросил её следовать за ним: – Объясню по дороге.

Сделав несколько шагов в сторону деревни, Айс остановился, вглядываясь во что-то. Достав детектор — ДАС, такой же, как у единорожки, он поводил им из стороны в сторону, после чего негромко выругался:

– Блядство… До миграции должно быть еще часа три… Так, – он дозарядил патрон в дробовик: – той же дорогой мы не пройдем. Придется сделать крюк через дачный поселок…

– Почему мы не можем выйти на дорогу и пройти по ней? – единорожка задала, казалось, очевидный вопрос, впрочем, уже зная ответ.

– Аномалии. Некрополе. Асфальтные дороги покрыты ими процентов на восемьдесят, так что идти непосредственно по ним нельзя. У военных есть спецтехника, которая может выдержать это… – он хмыкнул: – но вряд ли они отправят её в рейд сейчас, и тем более вряд ли они нас подберут. Да и в принципе, идти по дороге — плохая примета. Так что… – Айс взглянул на планшет, прикрепленный к прикладу дробовика, и несколько раз ткнул в него копытом: – так, если обогнуть Рембазу, можно выйти к мосту, а оттуда до поселка копытом подать. За мной!

Резко повернувшись, Айспик довольно быстро побежал вперед, заставив единорожку чуть ли не сорваться с места. Жеребец, казалось, слишком спешил, и причина этой спешки была непонятна кобылке — да, до Вспышки осталось не так уж и много, но путь был достаточно близкий, а отвлекаться им было не нужно.

Зеленая ложбинка с редкими кустами и деревьями вывела их к небольшому мосту, соединявшему два холма — сделанный из камня, этот мост был очень хорошо знаком местным жителям. Всего двадцать метров в длину, этот мост был одним из наиболее часто используемых. Поглядев наверх, Кристал невольно сделала два шага в сторону: проломив ограждения, с моста наполовину свисал военный автомобиль. Время не пощадило его, превратив в груду ржавчины — и всё же Кристал не хотелось проверять, насколько хорошо он зацепился. Однако, стоило ей лишь на мгновение вздохнуть с облегчением, как сделав лишь два шага вперед её уши заполнило непрерывное пищание. Пытаясь найти его источник, Кристал осознала, что таких звука было два — один из них был чуть громче второго… И исходил от напарника, ушедшего вперед. Страшная догадка пронзила разум единорожки:

– Айс!

– Что? — недовольно бросил жеребец. — Нам спешить надо…

– Айс, детектор! — попробовала увещевать напарника Кристал.

– Забей на него. Он реагирует на аномалии на мосту. Здесь, внизу, всё чисто…

Сталкер оборвался на полуслове, резко отпрыгнув назад, когда прямо из-под его копыта вырвался поток воды, заставив вскрикнуть от боли:

– Сука!

– Айс, берегись! – Крикнула единорожка, заметив, как напарник делает еще один шаг.

На этот раз земнопони решил прислушаться к напарнице. Выхватив зубами болтик, плевком он отправил его вперед: Кристал успела разглядеть, как, пролетев через струю воды, болтик превратился в кусок льда, и, ударившись о землю, разбился на осколки.

– “Прорубь”, — выдохнул жеребец. — Откуда, сука, она тут появилась?

– Ты упоминал какую-то миграцию! — вспомнила единорожка.

– Да, упоминал, но ведь эта хуйня появляется в ебенях отсюда! – в голосе сталкера появились нотки страха.

– А еще та собака, и та аномалия… – Кристал осторожно подошла поближе: – может, всё же будем аккуратнее? Всё-таки скоро Вспышка… Эх, не надо было нам сюда лезть сейчас.

– Да ты успокойся! Я сто раз так делал! – слова сталкера звучали бы гордо, если бы не явно сочащийся в его голосе страх: – В любом случае, надо валить, – он вытащил зубами еще один болтик: – будем ошторожнее, инаше замержнем нашмерть, – и точным плевком он отправил болтик в точку рядом с аномалией.

Решив последовать примеру напарника, Кристал вытащила несколько болтиков и начала помогать прокладывать дорогу. Аномальное поле оказалось довольно большим — аномалии чуть не накладывались друг на друга, а проходы были порой настолько узкими, что единорожка чувствовала ледяное дыхание смерти на своих боках, но, тем не менее, парочке удалось пройти примерно до середины поля. Какой-то блеск зацепил взгляд единорожки, и, повернув голову, Кристал заметила артефакт. Заметно превышавший по размеру найденную ей ранее “Булавку”, этот артефакт напоминал скорее небольшой кристальчик: три ограненных куска небесно-голубого материала сходились у основания в единое целое, а их заостренные концы, переливавшиеся зеленоватым цветом, покрывали кристаллики инея.

– Айс, там артефакт!

– Что? – Айс повернулся туда, куда смотрела единорожка, и выругался: – Тартар, я такого крупного “Осколка льда” никогда не видел! И как невовремя ведь…

– Думаешь, не достанем?

– Не стоит, — качнул он головой, ещё раз расстроенно кинув взгляд на артефакт. — В аномалии сейчас задерживаться опасно: они мигрируют…

– Ты так и не объяснил мне, что это значит! – в сердцах закричала единорожка, слегка топнув копытом.

– А что, не понятно из названия? – Крикнул ей в ответ напарник.

– Нет, потому что вчера мы с Рэпидом тоже видели аномалию, которая была не там, где должна!

– Потому что есть движущиеся аномалии! — Айс кинул еще один болтик, прежде чем ответить, и коротким прыжком прорвался мимо двух аномалий: – Они возникают на определенном месте после Вспышки и у них есть несколько сотен метров для перемещения, иногда до километра! Они просто могут сместиться на некоторое расстояние. – Еще один болтик и еще один прыжок: – Миграция — другое дело. Иногда, незадолго до Вспышки, целые аномальные поля исчезают в одном месте и возникают в другом. Некоторые остаются там и после, некоторые возвращаются на место, некоторые рассасываются, некоторые дублируются. Происходит хаотичное перемещение аномальных полей в масштабе всей Области! И это пиздецки опасно.

– Тогда как может быть здесь хоть один лагерь? – единорожка всё еще смотрела на артефакт, и в её голове рождался план.
– Каждый лагерь — это одна огромная аномалия!

– ЧТО? – Это откровение чуть не заставило единорожку подпрыгнуть: – И никто мне об этом не сказал?!

– Ну, слушай, не все аномалии опасны. Лагеря сталкеров расположены там, где находятся аномалии “Оазис” — эти аномалии всегда статичны, и предотвращают появление других аномалий на своём месте, как и миграции. Есть еще, например, “Панацея” — крайне редкая аномалия, по слухам, встречающаяся только где-то в глубинах Завода. Там исцеляются любые болезни и ранения. Есть “Консерва” — что бы ты туда не положил, оно будет ровно в том же состоянии, когда ты его оттуда вытащишь.

– Мммм… – в голосе единорожки прорезалось сомнение — впрочем, она уже нашла путь между аномалий: – И никто никогда не думал, что будет, если это окажется не так? – единорожка уже примерилась к следующему прыжку.

– Да ладно, это ж Область. Здесь никто никогда ничего… КРИСТАЛ, НАЗАД! – резкий окрик сталкера опоздал всего на мгновение.

Повернувшись боком, Кристал подготовилась к прыжку. Отталкиваясь от земли, в последний момент она почувствовала толчок — видимо, один из предвестников. Её слегка тряхнуло — и этого оказалось достаточно, чтобы в последний момент её нога подвернулась… Уронив её прямиком между аномалий — совсем рядом с артефактом.

Ужасный холод пронзил бок единорожки: всего лишь на мгновение аномалия коснулась её, но она уже чувствовала, что не сможет идти. Закричав от боли, она, тем не менее, попыталась проползти вперед — уже не столько ради артефакта, сколько для того, чтобы убраться от аномалии. Оказавшись прямо под артефактом, Кристал через боль посмотрела на свой бок: кусок костюма покрылся инеем, и кобылка чувствовала, что шерсть и плоть под ним превратилась в лёд. Не зная, что ей делать, она почувствовала, как её захлёстывает паника: из-за своей глупости она оказалась между аномалий, раненая и за несколько часов до Вспышки.

– Кристал! – до неё донесся голос Айса, сильно всполошившийся и, на удивление, слишком обеспокоенный: – Кристал, ты в порядке?

Кристал не смогла ответить, скуля от боли, и пытаясь хоть немного сконцентрироваться на телекинезе. Вытащив копытом аптечку из кармана, единорожка, непривычная к пусть и не тонкой, но не самой простой работе, попыталась открыть её: на удивление, у неё это получилось достаточно просто — вероятно, сказался стресс. Наконец-то сконцентрировавшись на телекинезе, она выхватила шприц-тюбик с обезболивающим и вколола его себе в шею. Лекарство подействовало практически мгновенно: боль отступила, давая единорожке возможность, наконец, схватить артефакт, слегка ожёгший её копыто холодом, и сунула в контейнер — к “Булавке” и странному кристаллу — после чего наконец ответила напарнику:

– Я в порядке, — поспешила успокоить напарника сталкерша, после укола почувствовавшая себя лучше. — Меня слегка задело, но не сильно.

– Слава Селестии! – с явным облегчением в голосе ответил Айспик: – Выбраться сможешь?

– Постараюсь! – единорожка осмотрелась вокруг: пробираться к Айсу было бы тяжеловато — намного проще было бы прорваться в обратную сторону, но тогда придется обходить через деревню: – Придется дать крюк, но…

– Через дачный поселок? – в голосе Айса прорезалось сомнение: – Ты уверена?

– Слушай, я в таком состоянии точно не доберусь до тебя, понятно? – Единорожка поморщилась: несмотря на действие лекарства, её бок всё еще сильно болел: – А тут хоть какой-то шанс.

– Ну, как знаешь, — немного помолчав, всё же согласился Айспик. — Я тогда встречу тебя на той стороне.

– Лучше иди в лагерь сразу, — предложила Кристал, не желавшая чтобы товарищу лишний раз пришлось рисковать из-за неё.

– Ну уж нет! Я бы вообще с тебя теперь глаз не спускал, – единорожка отчетливо видела, как напарник помотал головой: – но раз уж ты сюда пробраться не сможешь… Кстати, а телепортироваться ты не сможешь? – Внезапная догадка окрасила вопрос жеребца своего рода надеждой.

– Я и раньше не умела этого, а в таком состоянии и подавно, – единорожка сделала шаг в сторону и, вытащив телекинезом несколько болтиков, крикнула через плечо: – В общем, увидимся на той стороне.

– Хорошо, – звук уведомления заставил единорожку слегка озадачиться: посмотрев на экран планшета, она разглядела небольшую отметку на карте. Голос напарника сразу ей пояснил: – Я буду ждать тебя примерно здесь. Давай только поскорее!

Отвернувшись, единорожка, наконец, смогла найти тропинку между аномалий:
казалось, что они расступились перед ней… Но она сразу отбросила эту мысль: такие мысли ни к чему хорошему точно не приведут. Слегка шипя от боли, она аккуратно протиснулась между аномалий: дважды шерсть вставала дыбом на загривке, когда она, по неопытности, ступала слишком близко к аномалии — и всё же, ей удалось пройти дальше без большого ущерба. Выдохнув с облегчением, единорожка посмотрела на экран планшета: до Вспышки оставалось еще три-четыре часа, а значит, у неё ещё были шансы.

27.10.1008, Деревня “Березка”, 17:41

Проклиная себя за свою безответственность и стараясь не думать о боли, единорожка ступила на территорию дачного поселка. Еще несколько лет назад знакомая ей местность сегодня выглядела совсем по-иному: от многих домов остались лишь остовы и пепелища, большинство домов покрылись сажей — видимо, здесь часто появлялись огненные аномалии — а те, что казались нетронутыми, вероятнее всего, несли в себе скрытые опасности: аномалии, лежки мутантов, ловушки, оставленные сталкерами… Кристал глядела на поселок — такой родной и такой чужой — и не решалась сделать еще один шаг. Всего каких-то пять часов назад она прошла по его окраине: там ситуация обстояла куда лучше, и она вполне могла распознать дорогу. Здесь же — несмотря на то, что она несколько лет жила неподалеку, она не могла распознать ни одного дома. На какое-то мгновение ей даже показалось, что дома поменяли своё положение… Но она замотала головой, отбрасывая это наваждение: так и сойти с ума недолго! Сделав глубокий вдох, Кристал почти собралась с силами и сделала первый шаг, когда вспомнила слова наставника: “Одна в дачном поселке? Тебе жить надоело?”. Сглотнув, она всё же решилась и ступила на территорию посёлка: ничего не произошло. Выдохнув с облегчением, она лениво кинула один из болтиков в сторону пожарища: тот долетел лишь до двери, мгновенно расплавившись, стоило ему залететь внутрь. Единорожка сделала еще шаг… И едва сдержалась, чтобы не отпрыгнуть назад, когда детектор запищал с ужасающей частотой и громкостью: где бы не была аномалия, она была совсем неподалеку. Мысленно стукнув себя по голове копытом — и понимая, что, скорее всего, от наставника ей перепадет не мысленно, а очень даже физически — она вытащила еще несколько болтиков и гаек и осмотрелась. Ничего. Кристал бросила вперед болтик — ничего. Решив, что, если уж она и зашла в центр аномалии, то стояние на месте точно ей ничем не поможет, она сделала несколько шагов вперед — детектор замолк. Слишком резко замолк.

Тишина вокруг была… Ужасающей. Казалось, что единорожка оглохла: ни единый звук не тревожил её. Кобылка огляделась по сторонам, не найдя ничего подозрительного, и кинула вперед болтик. Отскочив от земли, маленький кусочек металла ударился о землю, не встретив никакого сопротивления. Что-то было не так, но единорожка не стала разбираться, что именно, и пошла вперед, поднимая и кидая один и тот же болтик.

Гнетущая тишина давала единорожке возможность немного собраться с мыслями, хотя боль в боку и напоминала о себе, и кобылка на ходу вытащила аптечку, собираясь вколоть себе еще одну дозу обезболивающего. Мельком бросив взгляд на молчавший детектор, единорожка замерла на месте: световой индикатор как будто сошел с ума, мигая с неимоверной скоростью. Внезапно до единорожки дошло, что именно казалось ей не так: замолк не только детектор — единорожка не слышала вообще никаких звуков. Она попыталась закричать: несмотря на открытый рот, она ничего не услышала. Однако она всё еще была жива, и это было… как минимум приемлемо.

Решив не искушать судьбу дальше, единорожка, особо не разбираясь, побежала вперед, к небольшому перекрестку впереди — она поругает себя за это безрассудство позже, находясь в безопасности — и чуть не закричала от радости, услышав писк детектора. Быстро взяв себя в копыта, она вытащила планшет и посмотрела на карту: до места встречи оставалось не так далеко, хотя, вероятно, ей и придется поплутать. Убрав планшет и приготовив дробовик, кобылка повернулась и медленно пошла вперед, постоянно озираясь по сторонам.

Добравшись до очередного перекрестка и посмотрев налево, единорожка выругалась: между двумя домами, перекрывая дорогу, расположилось некое подобие лиан. Решив не приближаться к странной аномалии, кобылка пошла вперед, когда до её слуха донесся тихий стон, раздавшийся из дома напротив аномалии:

– Кто… Кто здесь? – единорожка перехватила дробовик, озираясь по сторонам, и медленно пошла в сторону дома. Вытащив планшет, она, тем не менее, не нашла других меток, поэтому решила быть начеку: – А ну, покажись!

– По… Помо… Помогите… – единорожка сумела различить слова. Голос, хриплый и тихий, был ей незнаком, однако явно раздавался откуда-то из дома: – Кислота… Злоебучая…

– Кто ты такой? – Еединорожке было неприятно спрашивать кого-то, кто умирает, лишь о том, кто он, но последние несколько встреч с другими сталкерами окончились для неё не то чтобы хорошо.

– Я… Сиплый я… — с заметным усилием прохрипели с той стороны. — Кликуха такая…

– Нуууууу, хорошо… – эта информация ничего не дала единорожке, но она всё же решилась помочь неизвестному сталкеру: – Ты в доме? Где?

– Г… Гостиная… Напарник, ссука… Бросил подыхать… Чтоб ему Гончая ебальник откусила… – неизвестный, — Сиплый, как он себя назвал — закашлялся: – Как предвестников Вспышки почуял, так и съебался… Уёбок…

– Хорошо, я сейчас залезу к тебе туда. Ты говорил про Кислоту…

– Не… Не здесь… Соседняя комната… Кислый, сука… Артефакт спиздил… Небось бухает уже…

– Хорошо. Не отключайся только, хорошо? — неуверенно попросила Кристал. — Я сейчас!

Обойдя дом, единорожка уставилась на дверь: хотя она явно открывалась наружу, сейчас она двумя половинками лежала на полу в здании — вероятно, у сталкеров — сталкеров ли? — не было времени взламывать её или искать ключ… Или просто пытаться открыть её.

Внутри дом оказался на удивление целым — вероятно, дверь была достаточно крепкой, чтобы не развалиться от времени, и, к тому же, запертой — но у кобылки не было времени особо осматриваться вокруг. Бросив один взгляд в комнату напротив входа и разглядев там знакомое её ядовито-зеленое свечение “Кислоты”, она позвала своего “собеседника”:

– Эй… Сиплый… Ты тут?

– Дверь… Справа…

И действительно — справа от входа располагалась еще одна дверь, открытая внутрь комнаты. Заглянув туда, единорожка невольно вскинула дробовик: не считая обстановки в комнате, ситуация повторяла ту, что она встретила в доме Голд Сикера. Раненый сталкер, лежащий на диване, история о напарнике, который не смог его вытащить, зов о помощи… Впрочем, всего два удара сердца спустя, единорожка слегка успокоилась: во-первых, сталкер, лежащий перед ней, вообще не двигался, его копыта свисали вниз, и он, казалось, не дышал. Подойдя вперед, единорожка разглядела и рану: в то время как раны Кэррота выглядели обработанными, здесь, явно, этот Кислый, кем бы он ни был, не особо задумывался о первой помощи.

Светло-синий жеребец-земнопони с золотистой гривой, лежавший на диване, был облачен в какую-то хламиду, разглядывать которую единорожка не стала, уделив внимание ранению — тёмно-зеленая с бурым клякса размером с копыто расположилась на боку сталкера. Под диваном, на котором лежал раненый, скопилась небольшая лужица этой зелено-бурой жидкости — видимо, смесь крови и какого-то реагента, которым аномалия покрывала рану. Всего одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что рана уже начала гноиться — об этом, впрочем, говорил и запах.

Химическая аномалия постаралась на славу: при одном взгляде на эту рану единорожка вдруг почувствовала, что её отпускает обезболивающее — она так и не вколола себе еще одну дозу! — и быстро вытащила аптечку. Выхватив шприц-тюбик, она быстро вколола его себе, с облегчением чувствуя, как препарат отгоняет боль, только чтобы, опустив аптечку, увидеть этого Сиплого, который смотрел на неё с кривой ухмылкой:

– Сама коцаная, а к хер пойми кому на помощь идешь? А я думал, вы все такие перевелись еще полгода назад… – сталкер закашлялся и зашипел от боли.

– Вы? – это обращение поставило единорожку в ступор.

– Вы — сталкеры.

Только сейчас единорожка заметила еще одну деталь, отличающую эту ситуацию и прошлую: пони, лежащий на диване, был облачен в кожаную куртку — потрёпанную, но явно недешевую, о чем говорили металлические вставки, просвечивающие сквозь прорехи. На одном из рукавов этой куртки была эмблема — череп пони с крыльями. Этот сталкер был бандитом.

Короткий миг замешательства заставил бандита слегка ухмыльнуться — явно сквозь боль:

– Разглядела метку? — прохрипел Сиплый. — Глазастая…

– Ты — бандит, не так ли?

– Ну типа… – кашель прервал речь лежащего: – из группы Пранса. Пересекалась с нашими пацанами?

– Ну типа. – передразнивая бандита, ядовитым голосом ответила единорожка: – Первый раз вчера, на Рембазе, с Рэпидом, второй раз — несколько часов назад тут же, в поселке.

– Вчера на Рембазе… Так это вы с Крысой Шарпа и Сиплого порешили? – он усмехнулся: – И правильно, туда им и дорога, этим отморозкам. Я теперь зато единственный Сиплый в банде…

– Если они такие отморозки, почему вы их не убили сами? – кобылка всё еще думала, что ей делать с бандитом, уже не слишком уверенная в своих намерениях: – Вас же, наверняка, больше.

– Ну, во-первых, потому что мы не долбоёбы. Никому не в кайф их место занимать и мокрухой по-черному для пахана заниматься… Во-вторых, для многих зеленых пацанов эти двое были образцами. Авторитеты, мля…

– Ну ладно. А как насчет тех двоих в доме Голд Сикера?

– Голд Сикер? Это еще что за фраер? – Бандит замолчал, видимо, пытаясь что-то вспомнить, а затем хрипло засмеялся — вернее, попытался, поскольку почти сразу его смех был прерван кашлем: – Ааааа, ты про тех двух лохов, что пытались сталкерню ловить на живца? Ты — та сука, что Хромому волыну в аномалию закинула?

– Ещё раз назовешь меня сукой — я тебя пристрелю.

– А духу хватит? – бандит снова закашлялся: было видно, что ему становится всё хуже: – Короче, че делать будешь? Ты либо маслину мне в тыкву уже пускай, чтоб я отмучился, либо вали отсюда нахрен, пока Вспышка не началась…

Кобылка не ответила, думая, как ей поступить. С одной стороны, раненый был бандитом, и, судя по речи, далеко не новичком и не шестеркой у этого Пранса. С другой… Кристал вспомнила свои эмоции после того, как Рэпид убил тех двух бандитов на Рембазе: ведь этот “ублюдок” сейчас, по сути, соглашался со словами её наставника.

Задумавшись на несколько секунд, единорожка, наконец, приняла решение:

– Говори, как мне тебе помочь.

– Ты что, глухая что ли? Уши забило? – в голосе бандита скользнуло раздражение: – Я же говорю, вали давай! Либо меня, либо отсю…

– Если не прекратишь ныть и оскорблять меня — так и сделаю, – единорожка вновь вытащила аптечку: – Рану твою обработать мне как? Я не медик, как тут помочь не знаю.

– Так ты че… Штопать меня будешь? – раздражение в голосе бандита сменилось недоверием: – Брешешь ведь!

– Не брешу… Бреху… — кобылка запуталась в бандитском говоре и зло сплюнула. — Тьфу ты, короче, ты объяснять будешь или так полежишь?

– Мля… – бандит сквозь зубы выматерился: – Ну хуй с тобой, если уж ты настолько ебанутая, чтобы в преддверии Вспышки помогать бандиту, то пожалуйста… Значит так, найди в аптечке тюбик с таким белым порошочком, там еще знак химический нарисован.

– Так… – единорожка отыскала небольшую баночку со странным названием “Антацид”, – кажется, есть!

– Есть? Нормалёк! — оживился бандит. — Сыпь прямо на рану!

– На рану?.. — неуверенно переспросила опасающаяся навредить сталкерша.

– Да бля, на рану! — рыкнул жеребец. — Ты же вроде спрашивала, че делать с такой хуйней? Вот запоминай, может пригодится! Сыпь, ёбанрот!

– Сколько сыпать?

– Да всю сыпь нахуй! Рана уже гноится, лучше перебздеть, чем недобздеть, смекаешь?

Открыв баночку, единорожка аккуратно поднесла её к ране бандита и перевернула её, стараясь не просыпать. Раздалось шипение, до носа единорожки донёсся запах аптеки, но главным признаком того, что лекарство действует, стал крик бандита:

– ПИЗДЕЦБЛЯТЬСУКАКАКЖЖЕТСЯНАХ! – выпалил бандит, зашипев от боли: – Смой эту хуйню! Скорее блять! Фляга у меня на поясе!

Кобылка последовала совету бандита и сняла у него с пояса флягу, однако, как только она открыла её, в нос ей ударил резкий запах спирта:

– Это…

– Первач это! Самогон! — шипя от боли проревел Сиплый. — Лей, бля, кому говорю, не учи папку, что с мамкой в постели, бля, делать, я кто тебе — шкет зеленый или опытный сталкер?

– Ты — бандит, – единорожка всё же плеснула из фляги прямо на рану.

– БЛЯЯЯЯ, ТЫ ХУЛЕ ДЕЛАЕШЬ?! – Заорал от боли бандит: – Я ТЕБЕ, БАЛДА, СКАЗАЛ СМЫТЬ ЭТУ ПОЕБЕНЬ, А НЕ В РАНУ ЕЁ НАЛИТЬ!

– А как… — замешкалась кобылка.

– СВЕРХУ! СВЕРХУ БЛЯ ЛЕЙ! ЧТОБЫ КАК ИЗ-ПОД КРАНА НАХУЙ! ЧЕМУ ВАС ТОЛЬКО КРЫСА УЧИТ НАХУЙ?!

– Сам ты крыса! – огрызнулась единорожка, всё же следуя совету раненого и смывая порошок с раны: – Теперь что?

– Дальше я сам. Тут только бинт наложить осталось, – голос бандита звучал уже более спокойно, ему, видно, стало лучше — вероятно, сказался выброс адреналина из-за боли: – И это… Спасибо, в общем, – благодарность из уст бандита была удивительной — особенно в свете того, что рассказывал Рэпид.

– Да незачто, в общем, – Единорожка протянула флягу с остатками бандиту, наблюдая, как он отточеными движениями вытягивает из недр куртки перевязочный пакет и начинает обматывать рану: – Слушай, а почему ты сам не мог?..

– Ты шутишь чтоль, бля? – в голосе бандита не было злости или ярости, а, скорее, непонимание: – тебя чё, Кр… Рэпид не учил, как аномалии действуют?

– Ну, он объяснял, – неуверенно ответила единорожка.

– Хуёво объяснял, видимо, – Сиплый ткнул копытом в жижу на полу: – Видишь эту бурду? Это, как объяснял один яйцеголовый, ебучая аномальная жижа реагирует с кровью, и получается вот эта поебень: – бандит плюнул прямо в центр лужи: – Она потиху вытягивает из тебя кровь, преобразуя в эту бурду, и жрёт её, медленно растворяя тебя изнутри. А чтоб ты не рыпался особо, эта хуйня тебе в кровь начинает какую-то хуйню типа транквилизатора выделять. Если бы не этот обмудок Кислый, я бы, наверное, и сам справился, да ведь этот еблан еще и свору псин на нас навёл — пришлось отстреливаться. Ммммудак…

– Мда… — критическим взглядом окинула спасённого Кристал. — Ты идти-то сможешь?

– Смогу… – он посмотрел на неё, будто оценивая: – А ты ничё такая. Морда милая, раненых не бросаешь, себя в обиду не даешь, видно, еще и корешей покрываешь — того же Крысу… К нам в бригаду не хочешь? – бандит ухмыльнулся: – Бабло будет, респект от наших, никто по эту сторону Базара на тебя рыпнуться и не рискнет…

– Да я лучше сдохну, чем в бандиты пойду, – с отвращением на морде ответила единорожка, стараясь подавить тошноту от запаха, витавшего в воздухе.

– Принципиааааальная… Понятно, понятно. И уважаемо, пожалуй, – кривая улыбка перечертила морду собеседника: – Ты это, как до базы доберешься, не забудь свою рану обработать. “Прорубь” — подлая хрень, ты с этим не затягивай. И еще… – Он внезапно посерьезнел: – за мной должок, кстати. Хороший такой должок.

– Да ты мне ничего…

– Ша! Не перебивай, когда старшие базарят! Короче, во-первых, – он сунул копыто куда-то в недра своего плаща и вытащил оттуда небольшой металлический тубус: – тут, короче, арт, не самый дорогой конечно, но всё же на пожрать хватит. Во-вторых — если ты в наши края когда-нибудь попадешься, и тебя братва наша захочет полапать или еще че похуже, ты им сразу скажи, что Сиплый, если узнает, кастрирует их на месте и отправит по аномалиям гулять. Ну и если таки надумаешь к нам в бригаду вступить — сразу ко мне иди, я всё тип-топ устрою, век воли не видать!

– Эээ… Спасибо, наверное? – кобылка взяла тубус и убрала в рюкзак, после чего повернулась обратно к бандиту: – Ну, я, наверное, пойду… Вспышка скоро…

– Я еще минуток пять покемарю, а там тоже почапаю. Да, кстати, звать тебя как?

– Кристал. Кристал Харт.

– Запомни, Кристал Харт, Сиплый — не трепло, и слов на ветер не бросает. И кентов своих не забывает, особенно тех, кому жизнь задолжал. Ну, бывай, а я дальше кемарить.

И действительно: не успела кобылка что-либо ответить, как бандит закрыл глаза и засопел, видимо, засыпая. Не зная, что ей делать дальше, Кристал решила не искушать судьбу. Посмотрев на планшет, она мысленно проложила маршрут и, выбежав из здания, побежала к следующему перекрестку, на ходу бросив один взгляд за спину — на тот странный дом…

27.10.1008, Деревня “Березка”, 18:33

Айспик выдохнул с облегчением, когда возле дома, в котором он спрятался, появилась знакомая ему единорожка. Выйдя наружу, он слегка коснулся её плеча копытом… И отпрянул, когда единорожка вскрикнула от испуга, выстрелив в воздух:

– Твою мать! Кристал, это я, Айспик!

– Айс? Это ты? – единорожка обернулась и, убедившись, что это действительно её напарник, с искренним возмущением в голосе продолжила: – Нельзя же так пугать бедных кобылок, идущих по улице вечером! А вдруг я бы подумала, что ты маньяк, и зарядила тебе копытами?

– Эээ… – Айспик на мгновение пришел в замешательство, однако, заметив улыбку на лице напарницы, хлопнул себя копытом по лбу: – Эх, кобылы…

– Да-да, разумеется. Будешь дуться или пойдем дальше? – как будто в подтверждение слов Кристал, землю ощутимо затрясло: – Ещё и эти Предвестники… Что? — кобылка поглядела на напарника, внезапно побледневшего: – Что-то случилось?!

Ответить напарник её не успел. С шипением включилось радио, встроенное в планшет, и незнакомый жеребцовый голос заговорил:

– Внимание всем! Приближается Вспышка! Ожидаемое время: Т+3 часа. Всем срочно найти укрытие! Повторяю, ожидаемое время: Т+3 часа! Всем срочно найти укрытие! Сообщение повторится через 120 секунд.

Бросив взгляд на напарника, Кристал заметила на его морде выражение абсолютного ужаса.

– Айс…
– Бежим! БЕЖИМ В ДЕРЕВНЮ! БЫСТРЕЕ! У НАС ОСТАЛОСЬ ОКОЛО ПОЛУЧАСА! – Крик напарника оглушил её, однако до неё всё же дошел страшный смысл его слов.

Кристал никогда в жизни не бегала так быстро. Еще вчера, казалось, она была сотрудницей курьерской службы, и вот на тебе — казалось, не самое большое расстояние, да и времени в запасе… Но уже спустя пару минут бега кобылка с ужасом осознала, что начинает уставать — сказывалась общая усталость и снаряжение. Моля Сестёр о том, чтобы они добежали, Кристал старалась не думать о том, что они могут встретить аномалии или каких-либо тварей. Её не волновала судьба Сиплого, и даже её собственная рана, казалось, прошла — её разум занимала другая сцена:

Автобус. Пони, напуганные, пытаются убежать подальше от Понивилля. Она стоит у этого автобуса, не убегает — почему? Что в тот момент заставило её остановиться? Яркая вспышка возникает над городом, ослепляя её, а через мгновение…

БАХ!

Единорожка внезапно почувствовала сильную боль — видимо, задумавшись, она на заметила какой-то камень и зацепилась за него, упав на землю. Напарник не видит этого, но, видимо, слышит — он оборачивается и пытается помочь ей подняться, постоянно поглядывая куда-то назад, на север. Впереди уже видны знакомые очертания домов в Деревне — и Кристал удаётся последний рывок. Они успели.

Они добрались… Деревня пуста. Абсолютно. Напарника это, впрочем, не удивляет — он едва не толкает её к одному из домов, на ходу крича о помощи. Дверь открывается, и наружу выглядывает Рэпид — явно недовольный, его морда принимает слегка испуганное и озабоченное выражение, когда он видит единорожку. Буквально прыжком он добирается до Кристал, помогая Айспику нести единорожку, внезапно ощутившую, насколько же ей хочется спать — кажется, она сможет проспать целую вечность… Легкий шлепок по щекам заставил её проснуться:

– Не спать! – смутно знакомый голос доносится до неё: – Тебе нельзя спать! Оставайся с нами, Кристал! Дыши ровно!

– Рэпид…

– Спокойно! Дыши! И не спи! – голос Рэпида слегка дрожит: – Хотя сейчас тебе и не захочется…

Ветер снаружи явно усиливается. Стекла, чудом сохранившиеся, начинают дребезжать под его ударами — снаружи, кажется, начался настоящий ураган! Глаза единорожки распахиваются, когда она понимает, что это за ветер. Радио в планшете, только что объявившее о скорой Вспышке, превращается в мешанину из помех, когда всё помещение, где столпился десяток пони, прячущихся от Вспышки, заливает нестерпимо яркий ослепляющий свет. Паника начинает захватывать её, когда она вспоминает тот самый день: тот самый автобус, тех пони, тщетно пытавшихся убежать, ту самую Вспышку, разделившую её жизнь на “до” и “после”... Резкий хлопок снаружи — долетевшее эхо Вспышки — заставляет её вскрикнуть от страха, на мгновение забывая о сонливости. Она роняет на землю свой планшет — всё равно нет сигнала — и падает на землю, обхватывая голову копытами. Сиреневая волна отпечатывается в её воображении, оставаясь сиреневой полосой на сетчатке, и голова единорожки наливается болью, заставляя её захныкать. Спустя несколько секунд она почувствовала, что кто-то заключил её в объятия, и мягкий, знакомый голос зашептал ей:

– Тихо, тихо… Не плачь… Всё уже закончилось… Мы успели. Мы живы. Всё уже позади, – этот же голос зовет кого-то. Веки единорожки, кажется, наливаются свинцом, и последнее, что она замечает – шприц в телекинетической хватке, летящий к ней…

Когда единорожка проснулась, на улице, по ощущениям наступило утро — по крайней мере за окном было относительно светло. Она находилась в незнакомой ей комнате: здесь было достаточно тепло — в помещении была печка — она лежала на неком подобии кровати, а её рюкзак и комбинезон лежали на столике рядом. Протерев глаза и зевнув, единорожка попыталась подняться, когда покалывание и боль в боку заставили её обратить на них внимание: её живот и бока были перевязаны бинтами, а поверх ледяного ожога явно располагалась какая-то не то припарка, не то прокладка — вероятно, с какой-то мазью, поскольку единорожка чувствовала приятное тепло, растекающееся по боку. Спустившись с кровати, единорожка всё же кое-как натянула на себя комбинезон: на удивление, он был цел. Закинув на спину рюкзак, единорожка собралась было уйти, когда непонятный голос окликнул её:

– Через четыре часа — на перевязку. И никаких сегодня ходок!

Единорожка огляделась по сторонам, пытаясь найти источник голоса, и, никого не обнаружив, решила спросить в лоб:

– Кто здесь?

– Коттон Стинг, так же известный как Гиппакс, к вашим услугам, – Кристал наконец смогла разглядеть говорившего: это был… чейнджлинг, вышедший из соседней двери: – Я — местный доктор. Это я вчера вытащил вас с того света.

– Спасибо… — искренне улыбнулась единорожка. — И сколько я…

– Почти пятнадцать часов. Уже десять утра, а вы только очнулись — впрочем, оно и не удивительно, – Гиппакс подошел к единорожке и, взявшись копытом за её подбородок, начал осматривать её, в основном заглядывая в глаза: – посинений нет, зрачки нормальные… Голова не беспокоит? Не кружится, не болит? Во рту никакого привкуса нет?

– Да вроде, всё в порядке…

– Чудесно. Тогда… Вот счет за лечение – Он протянул ей листочек, на котором была выведена довольно скромная сумма: – напоминаю, через четыре часа на перевязку. И если вы попытаетесь покинуть пределы лагеря, клянусь ульем, я выстрелю в вас транквилизатором, и вы будете в лазарете до тех пор, пока полностью не поправитесь. Понятно?

– Куда уж понятнее… – единорожка аккуратно вытащила несколько купюр и протянула их врачу: – К сожалению, точной суммы у меня нет, тут немного больше, будет на медикаменты может?

– Ну если вы настаиваете… – чейнджлинг взял деньги, пересчитал, и, убедившись, что всё в порядке, отошел назад, оставляя единорожку в покое: – Через четыре часа!

Попрощавшись с врачом и убедив его в том, что она не забудет про перевязку, единорожка распахнула дверь лазарета — одного из наименее пострадавших домов в деревне — и вышла на улицу, освещенную скудным светом Области. Судя по всему, в лагере сейчас никого — или почти никого — не было: было достаточно тихо, ни смеха, ни музыки, ни разговоров. Однако, костер явно горел — Кристал чувствовала тонкий запах дыма, и этот запах заставил её живот заурчать. Кристал вспомнила, что последний раз ела почти двенадцать часов назад — после побега из западни в доме Голд Сикера — и решила пойти к костру: уйти из лагеря ей всё равно нельзя — провоцировать или злить доктора ей не хотелось — так что делать всё равно было особо нечего.

Стоило ей обогнуть дом, приближаясь к костру, как она убедилась в своей догадке: действительно, около костра сидели лишь два пони, причем один из них — Айспик — явно дремал. Видимо, услышав её шаги, бодрствующий пони — Рэпид — повернулся к ней мордой. Бросив на единорожку оценивающий взгляд и, видимо, убедившись, что она твёрдо стоит на ногах, он подхватил с земли какой-то прутик и пару раз стукнул Айса по голове:

– Вставай, герой-спаситель ты наш! Напарница твоя очнулась.

– Мля… – Айспик, очевидно, начал уже впадать в сон: – Что ты?..

– Говорю, Кристал очнулась, – Рэпид еще раз посмотрел на единорожку, а затем перевел взгляд на Айса — и Кристал не понравилось, как изменилось выражение морды наставника: – Так что давай просыпайся. Устроим вам разбор полётов.

Единорожка, уже подошедшая к костру, при этих словах захотела развернуться и бежать обратно в лазарет. Громко сглотнув, она подошла к всё ещё сонному напарнику и слегка ткнула его копытом:

– Эй, Айс, просыпайся! Это я!

– А… Что… – пегас повернулся к ней и несколько секунд смотрел на неё непонимающим взглядом, однако, видимо, наконец рассмотрев её, он проснулся и чуть было не обнял её: – Кристал! Живая! Сёстры, мы за тебя переживали…

– Угу, переживали. Айс пол-ночи с Гиппаксом просидел над твоим бренным телом, – Рэпид слегка улыбнулся, заметив, как покраснела единорожка: – но, раз уж ты здесь — вероятно, доктор сказал, что тебе уже можно гулять?

– Почти. Сказал зайти к нему через несколько часов.

– И всё? – судя по расширяющейся улыбке наставника, нрав доктора ему был хорошо знаком.

– И пообещал, что если я попытаюсь высунуть нос из лагеря, то остаток своего выздоровления проведу в лазарете на кровати. Кстати, он — чейнджлинг, не так ли?

– Агась, – простой ответ земнпони поставил единорожку в тупик: – Тебя это удивляет?

– Ну, типа того, – призналась единорожка, бросив быстрый взгляд в сторону лазарета: – Просто, до всей этой катавасии, чейнджлинги… Эм… Не были нам большими друзьями.

– Да, именно так. Вчерашние враги — давай называть вещи своими именами — стали партнерами и помощниками. – Рэпид закурил сигарету и выпустил колечко дыма: – Когда всё началось, насколько я знаю, Кризалис подумывала о военном вторжении в Эквестрию. Вроде как хотели “воспользоваться ситуацией”, пока Эквестрия в спешке эвакуировала окрестности и возводила Периметр. Но в последний момент передумали и даже прислали помощь — короче, теперь у нас с ними хрупкий нейтралитет. А что насчет Гиппакса… Он, насколько я знаю, не единственный чейнджлинг в Области: как минимум двоих я видел на научной станции, и еще одного на Базаре. Но без Гиппакса было бы тяжко нам — он в медицинском учился, врач с дипломом. Говорит, диссертацию пишет или типа того.

– То есть он врач тут не по доброте душевной?

– Не, ну слушай, кто в здравом уме полезет сюда альтруизма ради? – справедливо отметил жеребец, выпустив ещё одно колечко дыма: – Для него это возможность изучить в живой среде разные ранения и травмы, а заодно и наесться вдоволь благодарностью сталкеров, которых он с того света вытаскивает. Даже сумел убедить Ауру выделить ему некоторые запасы.

– Ну тут я её понимаю, – вмешался в разговор Айспик, до этого внимательно слушавший: – Раненый или мертвый сталкер хабар не притащит, да и впарить ему банку консервов втридорога не выйдет.

– Точно. Кстати, раз уж ты проснулся, и наша раненая уже не раненая… – Он набрал воздуха в грудь и, повернувшись к кобылке, довольно громко и четко сказал: – Я ненавижу говорить эти три слова, но Я ЖЕ ГОВОРИЛ! Ну как оно тебе, в аномалии-то? – грубость наставника заставила единорожку опешить, но прежде, чем она успела ответить, он повернулся к Айспику: – Ладно ты, от тебя я не ждал меньше, чем пустить напарника в одиночку по аномалиям лазить, но серьезно, чем вы, мать вашу, думали?!

– А ты чего разорался? – таким же повышенным тоном ответил пегас: – Раньше спокойно ходили до Вспышки, и ничего!

– Действительно, ничего, – желчь в голосе наставника заставила единорожку съежиться: – Всего-то полезли в аномальные зоны за несколько часов до светопреставления, которое бы вас распидорасило на тысячу кусочков и сожгло! – вздохнув, Рэпид вновь повернулся к единорожке: – Тебе жить надоело, что ли? Или шило в крупе? Или твой горе-напарничек разубедил тебя в том, что ты находишься в ОСОБО ОПАСНОЙ АНОМАЛЬНОЙ ЗОНЕ? – Кристал еле сдержала желание закрыть уши от крика наставника: – Сначала ты лезешь в дом, полный “Пушек”, затем прыгаешь между “Прорубей” — одних из самых опасных аномалий в этой забытой Солнцем Области. Может, ты успела совершить еще какую-то глупость?

– Нуу… – Единорожка отвела взгляд, не решаясь рассказать наставнику о Сиплом и том военном: вероятно, он догадался, но у неё не было желания разговаривать об этом, зато был железный, по её мнению, аргумент: – Но я же осталась жива!

– Тебе просто пиздецки повезло. Опоздай вы с Айспиком всего на минуту — ты была бы мертва. Нет, не так: – Рэпид выплюнул окурок в костер, поднялся на копыто, и, подойдя к кобылке, начал тыкать её в плечо: – Ты была бы хуже, чем мертва. Мертвые не чувствуют ни боли, ни холода — а ты бы погрузилась в долгий сон, из которого бы не вышла уже никогда. Ты знаешь, чем опасна “Прорубь”?

– Ой, да подумаешь, всего-то небольшой ожог… – Кристал попыталась выглядеть беззаботной, но, заметив выражение на морде Айса, удивленно спросила: – Что?

– Ты… – Рэпид повернулся к пегасу: – Ты не сказал ей, не так ли?

– Нет… – Айспик отвел взгляд.

– Не сказал? — переводила взгляд с одного жеребца на другого Кристал. — О чем?

– “Прорубь” — это не ледяная версия “Плазменной Свечи”, дорогуша. Она убивает не так, о нет, – Рэпид подошел ближе к единорожке и довольно болезненно ткнул копытом ей в бок, опаленный аномалией: – Эта поебень не замораживает тебя насмерть. Нет, она покрывает тебя ледяной коркой, заставляя навсегда замереть в виде ледяной статуи. Но ты не умираешь, о нет! Еще полчаса-час, смотря как повезет, ты будешь чувствовать этот холод.

– Пока не умру? — сглотнула единорожка.

– О, ты бы многое отдала за это в тот миг. Но нет, – голос наставника стал пугающим: – Ты засыпаешь вечным сном.

– Разве это не то же самое? — дрожащим голосом уточнила она, догадываясь, что ответ будет ещё более пугающим.

– Нет, ты буквально засыпаешь. Перестаешь чувствовать что-либо, как под анестезией, и медленно умираешь от голода и жажды. Пока твоё тело остывает, твои внутренности начинают промерзать, и через несколько дней ты становишься одной ледяной статуей. А затем — милосердный сталкер, глупый мутант или другая аномалия разбивают тебя на осколки.

– И самое страшное, – голос Айспика был крайне подавлен, но он всё же нашел в себе силы сказать: – Что если ты не замерзаешь, ты просто засыпаешь. Впадаешь в кому, из которой не выйти никак.

– Так вот почему вы говорили мне, что мне нельзя засыпать.

– Верно, – короткий кивок наставника сопутствовал такому же кивку напарника единорожки: – Обезболивающее, которое ты вколола, не дало оцепенению пройти по твоим нервам и заморозить остальное, но затем ты, видимо, слишком поздно вколола вторую дозу, и процесс был запущен. К счастью для тебя, у Гиппакса был антидот, который нейтрализовал действие “Проруби”. А теперь, – голос Рэпида стал серьезным: – К делу. Хоть чего-нибудь ваша ходка стоила?

Кристал хотела было ответить, но запнулась и посмотрела на Айспика. Айрон ясно сказал, что у него информация только для Рэпида, да и не хотела она рассказывать Айсу про солдата — тогда придётся рассказать и про схрон. Поэтому, подумав, она решила сменить тему:

– Я тебе потом расскажу. У меня другой вопрос есть еще.

– Хм? – Рэпид слегка выгнул бровь. Заметив, как взгляд единорожки перебегал с него на напарника, он догадался, что у кобылки были секреты от пегаса, поэтому он решил слегка помочь ей: – Айс, пока Кристал вновь донимает меня вопросами, не будешь ли ты так добр сходить за дровами? Костер уже затухает.

Бросив странный, даже сердитый взгляд на земнопони, Айспик, тем не менее, поднялся с земли и неспешно побрел в сторону поленницы. Как только пегас отошел на достаточное расстояние, Кристал наклонилась поближе к Рэпиду и прошептала ему на ухо:

– Айрон Грип просил передать, что будет ждать после Вспышки на Втором Объекте.
– Откуда ты… – наставник слегка отпрянул, после чего внезапная догадка заставила его усмехнуться: – ну конечно, резервные схроны. Айс в курсе?

– Нет, – заметив, что напарник уже возвращается, она отодвинулась назад, после чего уже громче проговорила: – Кстати, мне еще один бандит свою жизнь задолжал.

Стоило ей сказать эти слова, как воцарилась практически мертвая тишина — лишь звук дров, падающих на землю, нарушил её. Переведя взгляд на Рэпида, единорожка отпрянула, увидев, как его морда покраснела: он явно был в ярости, и сиплым, ровным голосом спросил:

– Что ты сейчас сказала?..

– Ну, я нашла его раненым… Кстати, почему в Энциклопедии нет ничего о лечении ран, нанесенных…

– Ты помогла раненому бандиту? – голос наставника был крайне серьезным, и, вероятно, он раздумывал о том, как бы половчее выдворить единорожку из лагеря: – Спасла ему жизнь?

– Слушай, ну не могла я его бросить, понятно?! И добить его мне духу не хватило! И вообще, – единорожка вскочила на копыта, слегка поморщившись от боли после резкого движения: – я не обязана отчитываться перед тобой!

– Тут она права, – вмешался Айспик. Ответом ему был уничижающий взгляд земнопони, который пегас, к своей чести, выдержал: – Она не должна перед тобой отчитываться. Или ты сейчас её выгонишь только потому, что у зеленой кобылы не хватило сил добить раненого пони?

– Раненого бандита.

– Да похуй, кого! Ты в своей ненависти к ним что, готов забыть про любые проявления доброты? Ёб твою налево, Рэпид, когда ты опустился до их уровня, что сейчас в гневе из-за того, что кто-то из наших вытащил одного из них с того света? Если бы она его пристрелила или оставила подыхать, чем бы она была лучше них?! И ты ЭТО собрался поощрять?

– Я уже говорил не раз и не два…

– Да-да, доброты тут нет, – на этот раз единорожка смерила наставника уничижительным взглядом: – Знаешь, что? Плевать мне на то, что ты об этом думаешь! Я к Ауре, потом на перевязку, а ты если видеть меня больше не хочешь — твоё дело, мы с Айсом к Ликвидаторам сами доберемся.

Слегка топнув копытом, единорожка демонстративно отвернулась и слегка неуверенной походкой направилась к уже знакомому ей домику, возле которого привычно стоял охранник. Сдав оружие, уже привычно она зашла в помещение и позвонила в колокольчик, на ходу вынимая контейнер, доставшийся ей от Сиплого. Аура не заставила себя долго ждать: выглянув из своей подсобки, она расплелась в улыбке:

– А вот и наша пациентка! Гиппакс постарался на славу, раз уж ты уже здесь, так?

– Привет! Да, он действительно хороший доктор, – Кристал была рада тому, что хоть кто-то здесь был рад её видеть: – Слушай, мне тут один артефактик достался, глянешь?

– Конечно! Давай сюда! – Аура взяла контейнер у единорожки и, слегка высунув язык, провернула крышку, открывая его. Заглянув внутрь, она явно недовольно фыркнула: – Ну, ты бы мне еще консервных банок натаскала! – она перевернула контейнер, откуда выпал светло-серый камешек неправильной формы: – “Булыжник”? Я думала, у тебя действительно что-то полезное там, а тут… Хотя… – Она заглянула внутрь контейнера, после чего слегка стукнуло по донышку — оно отвалилось и упало на стол: – Понятно. Где бы ты не взяла этот контейнер, он — явная подделка. Неудивительно, что Вспышка твой артефакт в камень превратила… – Аура вздохнула: – Яйцеголовые их покупают, но партиями, и свежую я отправила не так давно, так что больше двух сотен не дам. Ну или могу жратвы подкинуть пару банок.

– Мда… Вот так и спасай после этого кого-либо… – проворчала недовольная единорожка; впрочем, осознание того, что она, возможно, спасла чью-то жизнь, ободрило её: – Давай деньгами уже.

– Так-с… Вот тебе твои двести битсов… Еще что-нибудь?

– Нет, спасибо. Я пойду отдыхать, а то врач меня стреножит и не выпустит из лазарета. До свидания!

– Приходи ещё! У меня всё найдется, вопрос лишь в цене, хе-хе.

Выйдя из дома и забрав оружие, единорожка посмотрела в сторону костра. Рэпид и Айспик не смотрели в её сторону, как и друг на друга, и, судя по тому, что дрова, оброненные пегасом, так и лежали на земле, с момента её ухода они так и сидели, не придя к общему решению. Подойдя к костру, телекинезом она захватила поленья, лежавшие ближе всего, и подбросила их в костёр:

– Если я кому-то из вас понадоблюсь — я буду в лазарете.

Ответа не последовало, и Кристал, развернувшись на месте, побрела в сторону лазарета. Она знала, что две пары глаз смотрели ей вслед. Но она не нашла в себе силы обернуться.

100 советов по выживанию в Области

Совет №9

В каждом лагере сталкеров есть медик, механик и несколько торговцев. Хотя они, в основном, и ведут дела лишь с представителями своих группировок, медик, например, "Истины", скорее всего, не бросит вас умирать, а техник какой-нибудь "Веры" за некоторую плату починит ваше оружие. Хотя цены могут и оказаться кусачими!

Продолжение следует...

Вернуться к рассказу