Один из семидесяти

У Лайтнинг Болт есть одна тайна: её едва ли можно назвать обычной кобылой. Но опять же - её нельзя назвать и жеребцом. И с помощью своих новых друзей из Понивилля она, возможно, сумеет преодолеть свою нервозность и, может быть, даже расслабиться и не запираться от других. Хотя бы немного.

Рэйнбоу Дэш Дерпи Хувз Другие пони

Метки моря

Меткоискатели, устав от рутинной жизни в Понивилле, отправляются в путешествие, чтобы найти свое призвание и обрести метки.

Рэрити Эплблум Скуталу Свити Белл ОС - пони

Проводник

Сколько есть на свете зебриканских шаманов — столько же будет и мнений о том, в чём заключается их долг, но самые истовые из них не пасуют даже перед самыми страшными угрозами…

ОС - пони

Копыто, меч и рог

Эквестрия. Родина пони, хороших и разных. Но ведь это место не всегда было таким радужным?До рождения Селестии - 724 года. Эквестрию открывали уже восемь раз, причём каждый раз меняя название. Пони живут в ней, строят замки, влюбляются, ходят на балы, колдуют. А наш герой - ищет приключений. Но выжить в этом мире - уже непросто, собрать компанию - еще сложнее, а обеспечить её и удержать в узде - втройне сложнее. Тем веселее!

ОС - пони

Этот манящий блеск

Даже сейчас, спустя несколько недель, Твайлайт всё ещё не могла взять в толк, что заставило её тогда откусить тот первый кусочек. Она дважды, трижды, четырежды проверила заклинание и оно сработало идеально. Ну, настолько идеально, насколько это возможно при полном превращении в дракона. Но она просто не ожидала, что драгоценные камни окажутся такими вкусными...

Твайлайт Спаркл Другие пони

Со щитом или на щите

Флитфут не умеет лечить и не воплощает Элемент Гармонии, не побеждает чудищ и не совершает подвигов. Она всего-то быстро летает. И только в её копытах сейчас жизнь Сильвера Лайнинга.

Другие пони Вандерболты

Секрет Селестии

Какой же ужасный секрет хранит Селестия? Когда Твайлайт узнает, ее жизнь уже никогда не будет прежней.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Совелий

Что ж, будем честными!

Другая Вселенная, другие имена, другая жизнь... Но сущность осталась! Предупреждение: полная смена имен и пола!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд

Яблоко, сладкое яблоко

Твайлайт обнаруживает в милой, пасторальной жизни Эпплджек нечто, что вызывает у нее тревогу о судьбе подруги и маленькой Эппл Блум. Она уговаривает ЭйДжей принять ее помощь.

Твайлайт Спаркл Эплджек Эплблум

Исполнитель желаний

Посвящается моему лучшему другу IRL, Константину. Хотел портал - получай фашист гранату! ;)

Пинки Пай Человеки

Автор рисунка: aJVL

Конец пути

Послание в бутылке

Твайлайт молча стояла рядом с принцессой Селестией. Аликорны сами и не заметили, как оказались прижаты к стене, стараясь не мешать пони, которые спешно бросились к закреплённым за ними местам в центре управление полётами. На главный экран была выведена большая карта. На ней демонстрировалась планета и орбитальные траектории всех крупных спутников и космических станций. Но сейчас всем вниманием Твайлайт завладела красная линия, пересекающая поверхность планеты поперёк.

Эта самая красная линия показывала траекторию объекта, который вскоре пройдёт в опасной близости от атмосферы планеты и потенциально может повредить искусственный спутник или даже одну из семи космических станций на высокой орбите Эквуса. Принцесса Луна инспектировала готовность центра к работе. Как руководитель Эквестрийского космического агентства она сидела на приподнятой платформе, откуда открывался прекрасный обзор на весь зал.

— Итак! Я хочу, чтобы все объекты на тёмной стороне планеты были убраны с экрана. Покажите мне только те, которым грозит опасность столкновения, — громко командовала принцесса.

Десятки линий постепенно исчезали с карты, пока их не осталось только шесть. Среди оставшихся линий мигала красная точка, символизирующая текущие положение неопознанного объекта.

— Мэм, на пути объекта находятся пять спутников и орбитальная исследовательская лаборатория. У нас три часа, прежде чем объект войдёт в гравитационный колодец планеты, — выкрикнул единорог, не отрывая взгляд от мониторов.

— Телеметрия, скорость цели? — запросила Луна, продолжая вести заметки.

— Тринадцать тысяч пятьсот метров в секунду и падает. Похоже, объект летит из межзвёздного пространства, — крикнула в ответ другая пони.

— Навигация — подтверждаю. Цель приближается из межзвёздного пространства. Идентифицировать невозможно, вероятно, это зонд, сбившийся с курса.

Луна продолжала писать, поглядывая на экран.

— Предупредите космическую станцию о возможной угрозе. Пусть на всякий случай облачатся в скафандры.

— Да, мэм, — ответил ведущий команды связистов.

— Руководитель! Радиотелескопы улавливают исходящий от цели слабый сигнал. Она что-то передаёт на сверхнизкой длине волны, — крикнула земная пони с другого конца комнаты.

— И почему мы узнаём об этом только сейчас?!

— Только что уловили сигнал. Он очень слабый, возможно, у объекта почти не осталось энергии, либо передатчик повреждён, — ответила земная пони.

Луна что-то проворчала, не отрывая взгляд от приближающегося объекта на карте.

— Кто-нибудь может рассчитать точную траекторию? Мне нужно видеть все риски!

— Эм-м-м, телеметрия даст только приблизительное представление. Судя по скорости и углу приближения... объект пройдёт через  атмосферу, после чего выйдет на вытянутую полярную орбиту, но вероятнее всего, он сгорит при входе в атмосферу, — ответил единорог, просматривая многочисленные уравнения.

Твайлайт неспешно протиснулась вдоль стенки, пока не оказалась неподалёку от платформы, на которой сидела Луна.

— Есть идеи, что это такое?

Ночная принцесса закрыла глаза и потёрла лоб копытом.

— Наверное, космический зонд. Скорее всего, лунный, который что-то выбило с орбиты, наверняка сказать сложно, только если физически на него посмотреть.

— А мы не можем просто навести на него телескоп? — спросила Твайлайт.

— Можем, но смысла в этом мало. Объект настолько мал, что нам придётся задействовать один из сверхмощных телескопов, а все они сейчас используются для слежения за объектами в глубоком космосе, — ответила Луна, покачав головой.

Твайлайт на мгновение задумалась, после чего перевела взгляд обратно на принцессу.

— Луна, а может, нам удастся как-нибудь его поймать?

Аликорн снова покачала головой.

— Не думаю. Он движется со скоростью почти тринадцать километров в секунду и приближается к нам под очень неудачным углом. Даже если бы мы хотели поймать объект, то ни одно из наших орбитальных средств не движется в нужном направлении. По сути, оно летит нам буквально в лоб.

Твайлайт кивнула и вновь посмотрела на экран.

— А разве сегодня не планировался запуск шаттла?

— Да, но он был отложен, как только мы обнаружили эту... штуку, — произнесла Луна, махнув копытом в сторону экрана.

— А что, если мы возобновим запуск, изменив угол выхода на орбиту? — предложила Твайлайт.

Принцесса на миг задумалась, прежде чем ответить.

— Я вижу, к чему ты ведёшь. Да, мы могли бы согласовать угол и направление шаттла с углом и направлением объекта. Однако скорость по-прежнему слишком велика. Хотя можно было бы частично скомпенсировать относительную скорость, согласовав направление, но всё равно разница в скорости с шаттлом составит около тысячи метров в секунду. К тому же, операцию придётся проводить на суборбитальной траектории, а значит, у команды перехвата будет лишь один шанс, прежде чем объект сгорит в атмосфере.

— Может, есть информация из какой миссии этот зонд? Мы таким образом сможем уточнить конструкцию объекта и узнать, переживёт ли он вход в атмосферу.

— Да, мы пробовали. Пока что опознать его не удалось. Кстати об этом... — Луна повернулась обратно к диспетчерской. — Связь! Удалось что-то узнать из этих передач?

— Пока нет, руководитель. Они... ну, не транслируют ни один из наших сигналов. Даже из самых старых, — нервно ответил оператор радиотелескопа.

— Повреждение передатчика? — предположила пони с другого конца комнаты.

— Возможно. Продолжайте дешифровку, — приказала Луна.

— Эм-м, принцесса, а что если это не один из наших зондов? — тихо спросила Твайлайт.

Луна мгновение смотрела на аликорна, после чего наклонилась к ней.

— Если это не наш зонд, тогда у нас серьёзная проблема. Мы установили, что объект, по крайней мере, похож на нашу технологию изготовления зондов. Но создан он не грифонами, да и вряд ли какой-либо другой расой. Итак, Твайлайт, какие варианты остаются?

Кобыла сглотнула, посмотрела на приближающуюся красную точку на карте и произнесла:

— То, что зонд не из нашего мира?

Луна молча кивнула и села обратно.

— Тогда задача первостепенной важности сохранить его! Только представь, что там может быть, — воскликнула Твайлайт.

— Я же сказала, нормального способа замедлить его нет. Зонд, вероятно, весит несколько тонн, и использование магии на объекте такой массы в космосе за гранью возможностей большинства пони, — произнесла принцесса, покачав головой.

— Тогда... отправь меня туда! Если вывести шаттл на низкую орбиту как раз в тот момент, когда объект будет подлетать к планете, то наша относительная скорость будет невысока, что значительно облегчит захват цели, — умоляюще предложила Твайлайт.

Луна ошеломлённо посмотрела на аликорна.

— В плане есть две проблемы. Первая, у тебя нет опыта космических полётов. Вторая, вероятность захвата объекта без его повреждения просто исчезающе мала.

Твайлайт решительно вернула взгляд.

— Пожалуйста, я помогала проектировать шаттл и скафандры. Я знаю механику их работы лучше, чем кто-либо. К тому же, ты знаешь, что мне хватит магической силы, а замедлить объект, летящий по прямой, как сказала бы Пинки Пай, проще чем за тортиком сходить.

Луна пристально изучала младшую принцессу, прекрасно понимая, к чему та клонит.

— Но первая-то проблема всё ещё актуальна.

— Просто отправь меня с этим шаттлом. Уж наверняка команда справится с одним пассажиром, — возразила Твайлайт.

Принцесса продолжала сверлить кобылу взглядом, после чего взглядом поискала Селестию и поманила её копытом.

— Сестра, Твайлайт просит разрешения отправиться с шаттлом и попытаться перехватить неопознанный объект. Я пытаюсь отговорить её, но безуспешно.

Озадаченная Селестия повернулась к Твайлайт.

— Зачем тебе он? Скорее всего, это просто какой-то космический мусор.

— Мы не можем знать наверняка, а вдруг это что-то другое? — возразила кобыла с мольбой во взгляде.

— Твайлайт, я сильно сомневаюсь, что это что-то большее, чем сломанный спутник, сбившийся с орбиты. Нет никаких доказательств, что это что-то инопланетное, — возразила Луна, вглядываясь в стену мониторов.

— То-то и оно, что у нас нет никаких доказательств местного происхождения этой штуки! Если она не с нашей планеты, только подумай, какие тайны могут быть в ней сокрыты. Если мы просто позволим сгореть ей в атмосфере, представь, какую возможность мы упустим.

Селестия посмотрела на свою младшую сестру.

— Ты уверена, что этот объект не с Эквуса?

Луна кивнула.

— Настолько, насколько можно быть уверенной, всегда остаётся возможность ошибки, но она крайне мала.

На мгновение Селестия задумалась, после чего спросила:

— Шаттлу будет угрожать какая-либо опасность?

— Конечно, захват объектов из открытого космоса невероятно опасная миссия, поэтому я категорически против этого плана, — заявила Луна.

Твайлайт умоляюще посмотрела на солнечную принцессу. Та закрыла глаза и кивнула.

— Если она уверена в своих способностях, тогда и я уверена в ней. Сколько времени шаттлу нужно на подготовку?

Луна, признавая поражение, вздохнула.

— Он уже на стартовой площадке. Я сообщу на космодром, что требуется подготовить экипаж. Надеюсь, Твайлайт, ты знаешь, что делаешь.


Твайлайт поёжилась, влезая в шлем своего скафандра. Ей потребовалось тридцать минут и помощь ещё двух единорогов чтобы полностью облачиться в скафандр. Всё что осталось, это подняться на борт шаттла, встретиться с экипажем, с которым предстояло лететь, обнаружить объект, который на данный момент летел со скоростью одиннадцать километров в секунду, а затем благополучно приземлиться.

Юного аликорна проводили к ожидающему шаттлу, а затем помогли забраться в кабину, где уже сидели пять других пони.

— Ага, а вот и наш номер шесть. Меня зовут Гост Винд, сегодня я буду вашим пилотом, — поприветствовал пегас от пульта управления шаттлом.

— Хорошо, Гост, давай запустим эту штуку на орбиту. Центр управления был крайне настойчив в части времени старта, — произнёс единорог из соседнего кресла. Затем он повернулся к Твайлайт и кивнул, когда она пристегнулась к креслу. — Итак, мы собираемся поймать космический зонд в открытом космосе?

— План именно такой, — нервно ответила принцесса.

— В таком случае удачи всем нам. Я Ксенон, командир миссии. Гост уже сам представился, — произнёс единорог, указывая на пилота. — Двое напротив вас, — Даймонд Шорс и Уайт Тандер. Единорог на ближнем кресле — Голден Хэм. Я бы рассказал про их области деятельности, но время поджимает.

Твайлайт кивнула и посмотрела вперёд. Из иллюминаторов мало что было видно, кроме голубого неба над головой. Сам шаттл будет стартовать вертикально вверх при помощи двух твёрдотопливных ускорителей. Затем аппарат продолжит движение на орбиту за счёт собственных маршевых двигателей. Аликорн сглотнула, от одной только мысли, на что сама же и подписалась. Конечно, она помогала в проектировании шаттла, но никогда не думала, что сама на нём полетит.

— Ну, начинаем! Пятнадцать секунд до зажигания! — доложил Ксенон.

Твайлайт изо всех сил старалась держать дыхание ровным, вплоть до того момента, когда двигатели с рёвом ожили. Юного аликорна внезапно вдавило в кресло, как только шаттл оторвался от стартовой площадки. Рёв внутри кабины был просто оглушающим, а шаттл продолжал свой путь в небо.


— Мэм, зажигание подтверждаю. Есть старт, — крикнула какая-то кобыла.

— Время до выхода на орбиту? — спросила Луна.

— Одиннадцать минут. Перехват объекта через... два часа тридцать минут. Текущая скорость — девять тысяч метров в секунду.

Селестия взглянула на сестру, а шаттл мигающей точкой продолжал двигаться по карте. По мере подъёма корабля солнечная принцесса раздумывала, какие последствия может принести инопланетный космический зонд, возникший на пороге её мира.

С одной стороны, изучение новых технологий и новых способов мышления сильно продвинет науку. С другой, это будет означать, что во вселенной они не одиноки. Даже если зонд принадлежал давно исчезнувшей цивилизации, важность этого было невозможно переоценить.

Хотя в данный момент всё это не имело значения. Сёстры-принцессы только и могли, что молча наблюдать, как шаттл продолжает своё восхождение в небеса.


Одиннадцать минут. Эти одиннадцать минут были одними из самых долгих в жизни Твайлайт. Теперь единственным оставшимся звуком было тихое жужжание систем шаттла.

— Леди и джентльпони, говорит ваш капитан, — произнёс Гост Винд, расстёгивая ремни безопасности. — Мы достигли расчётной высоты в три тысячи километров. Зон турбулентности не ожидается, поэтому можете расстегнуть ваши ремни. Раздача напитков в стоимость билета не входила, увы и ах.

Члены экипажа усмехнулись, расстегнули ремни и плавно распределились по помещению.

— Итак, у нас чуть более двух часов до появления зонда. Принцесса, каков наш план? — спросил Ксенон.

— Так, нам нужно связаться с центром управления полётами, получить подтверждение, что в траектории следования зонда нет изменений. Как только я узнаю его относительную скорость, то смогу вычислить количество требуемых магических сил, — ответила Твайлайт, поднимаясь со своего места.

— Хорошо, вы попробуете поймать его прямо отсюда, или понадобится выход в открытый космос?

Принцесса покачала головой.

— Я не могу предсказать, как поведёт себя моя магия, если я попробую совершить перехват изнутри. В идеале действовать надо снаружи.

— Принято. Мы закрепим вас на грузовом манипуляторе. Так вы не отправитесь в прогулку по бесконечной бездне. Также я на всякий случай отправлю с вами Даймонд Шорс. Не хотелось бы объяснять, каким образом я умудрился случайно потерять принцессу, — со смешком произнёс Ксенон.

— Хороший план, — ответила Твайлайт, направляясь к радио. — Центр управления, это Твайлайт.

— Твайлайт, рада тебя слышать. Ваша орбита верная, до перехвата чуть больше двух часов, — ответила Луна.

— Превосходно. Есть ли какие-то изменения в траектории следования зонда?

Перед ответом была недолгая пауза.

— Единственное изменение — скорость. Он всё ещё движется со скоростью в девять тысяч метров в секунду. Хотя, по оценкам, к моменту перехвата его скорость составит что-то около семи тысяч.

— Правда? А какова наша орбитальная скорость? — взволнованно спросила Твайлайт.

— Семь и три десятых километра в секунду. Похоже, большого, как предполагалось, количества магии не понадобится, — ответила Луна с явным удовлетворением в голосе.

— Есть только один способ узнать наверняка.


Момент истины. Десять минут до появления зонда. Первый выход в космос в мире, чтобы поймать инопланетный космический зонд. Если всё пойдёт по плану, то у Твайлайт появится шанс овладеть невероятными знаниями. Если она потерпит неудачу, то либо упустит зонд, либо погибнет в холодных глубинах космоса.

— Так, хорошо, мы сейчас быстренько совершим последний орбитальный маневр. В результате относительная скорость цели составит около восьмидесяти метров в секунду. Как вы думаете, принцесса, справитесь? — спросил Ксенон по радио.

— Звучит просто, — ответила Твайлайт, посмотрев на Даймонд Шорс.

Постепенно звук двигателей заполнил кабину, когда Гост увеличил тягу. Капитан корабля не отрывал взгляд от мониторов с показаниями, пока шаттл продолжал ускорение. После почти минуты непрерывной работы Ксенон поднял копыто, побуждая Госта заглушить двигатели.

— Превосходно. Относительная скорость — семьдесят восемь метров в секунду. Текущее время до перехвата — двенадцать минут, — произнёс Ксенон, оглянувшись на Твайлайт и Даймонд Шорс. — Ну, леди, ваш выход.

Принцесса и Даймонд быстро отстегнули ремни и сняли с переборки шлемы скафандров. Кобылы медленно надели шлемы и загерметизировали  их, после чего поплыли к воздушному шлюзу. Даймонд открыла люк, пропустила принцессу, после чего закрыла его за собой.

Раздался громкий шипящий звук, после чего загорелся зелёный огонёк, указывающий на то, что давление в камере сравнялось с внешним. Даймонд медленно открыла наружный люк. Двери грузового отсека всё ещё были закрыты, и кобылы отправились к манипулятору. В задней части грузового отсека находилась платформа, достаточно широкая, чтобы два пони смогли разместиться на ней, не мешая друг другу, там же были зажимы, фиксирующие задние копыта, не давая улететь от шаттла.

— Айда по сёдлам, время до перехвата — восемь минут, — раздался голос Ксенона из коммуникатора.

Две кобылы аккуратно подошли к платформе и просунули копыта в зажимы. Раздался приятный глухой щелчок внутри костюма, когда зажимы встали на место.

— Открываю двери отсека, рекомендую опустись солнцезащитные щитки.

Кобылы подняли копыта и опустили золотистые солнцезащитные щитки, а двери грузового отсека меж тем начали открываться. Как только они распахнулись до конца, стрела манипулятора пришла в движение. Твайлайт дёрнулась от неожиданности, но затем в её поле зрения попал родной мир. Она, конечно же, видела множество снимков с орбиты, но лицезреть воочию, это совсем другое дело. Даймонд Шорс пришлось тряхнуть принцессу, чтобы привлечь ее внимание.

— Принцесса, соберитесь. У нас будет время полюбоваться видом, после того, как поймаем зонд, — раздался голос кобылы из коммуникатора.

— Ой, да, извиняюсь, — смущённо ответила Твайлайт.

— Центр управления, манипулятор на позиции. Скорость семь и шесть десятых километра в секунду, подтвердите цель? — проговорил Ксенон.

— Скорость шаттла подтверждаю. Скорость цели составляет семь целых шесть восемь сотых километра в секунду. Относительная скорость...

— Восемьдесят три метра в секунду, — перебила Твайлайт. — И я все ещё его не вижу.

— Объект в четырёх километрах от вас. Время до перехвата — в районе пятидесяти секунд. Ожидайте его появления в поле зрения в любую секунду.

Несколько напряжённых мгновений, и принцесса увидела медленно приближающийся сияющий объект. Глаза Твайлайт распахнулись, когда она поняла, что именно его она и ждала.

— Вот он! Я его вижу!

— Подтверждаю, центр управления, у нас есть визуальный контакт. Идём на перехват, — доложил Ксенон по коммуникатору.

— Принято. Манёвр перехвата разрешаю. Удачи.

Сделав глубокий вдох, Твайлайт сосредоточила магию и начала тянуться ею, пока не почувствовала приближающийся зонд.

— Ксенон, ты можешь сообщать мне об изменениях нашей относительной скорости?

— Не вопрос. Скорость всё ещё чуть выше семидесяти метров в секунду.

Постепенно, не спеша, Твайлайт наращивала мощь заклинания, толкая зонд, следя за тем, чтобы прилагаемая сила равномерно давила со всех сторон, чтобы предотвратить боковое смещение объекта по орбите.

— Скорость постепенно снижается. Шестьдесят два, — выкрикнул капитан.

Осмелев, принцесса влила ещё больше силы в заклинание, пока Даймонд Шорс удивлённо наблюдала за происходящим.

— Два километра, относительная скорость — пятьдесят девять метров в секунду, — продолжал сообщать ситуацию Ксенон.

Уверившись, что зонд ведёт себя так, как и ожидалось, Твайлайт потянула с ещё большей решимостью. Зонд стал легко различим на фоне черноты открытого космоса, особенно благодаря магической ауре принцессы, окруживший странное космическое тело.

— Притормозите его ещё немного. Скорость чуть больше тридцати метров в секунду. Расстояние около километра, — сообщил капитан по радио.

— Принято, — ответила резким от напряжения голосом принцесса.

— Твайлайт, — заговорила Луна по радио, — траектория объекта снижается. Тебе нужно не только толкать его назад, но и тянуть вверх, иначе он пройдёт прямо под тобой и попадёт в атмосферу.

— Пытаюсь, я чувствую, как эта штука деформируется. Если я надавлю слишком сильно, она развалится, — ответила Твайлайт, чуть было не сорвавшись от нервов на крик.

Пока юная аликорн продолжала бороться с таинственным объектом, она обнаружила, что от его вида просто дух захватывает. Со своего наблюдательного пункта на конце стрелы, принцесса видела в каком плачевном состоянии находится зонд. Казалось, на корпусе нет места без подпалин, вмятин и царапин.

— Твайлайт, чего бы ты там ни делала, это работает. Зонд на идеальном курсе для перехвата. Если так пойдет и дальше, он пройдёт в пределах двухсот метров от шаттла, — сообщила Луна по радио.

— Отлично, думаю, худшее уже позади, — с облегчением ответила Твайлайт.

— Эй, эм-м, принцесса? Похоже, не лишним будет ещё разок проверить траекторию. Потому что с места, где я стою, кажется, что объект пролетит чуть ближе, чем в двухстах метрах, — с беспокойством сообщила Даймонд Шорс.

— Относительная скорость — двадцать метров в секунду, расстояние менее километра. Принцесса, рекомендую перестать замедлять объект, такими темпами мы вернёмся в атмосферу раньше, чем зонд нас догонит, — сообщил Ксенон по радио из кабины пилота.

Ещё один глубокий вдох, и Твайлайт перестала давить на зонд, позволив ему лететь свободно в течение минуты. Кобылы с удивлением наблюдали, как к ним приближается этот таинственный объект.

— Отлично, принцесса, расстояние двести метров. Вы сможете затащить эту штуку внутрь? — спросил капитан по радио.

— Смогу. Пора начинать?

— Да. Ме-е-едленно и аккуратно.

С величайшей осторожностью Твайлайт слегка потянула зонд, пытаясь направить его к открытому грузовому отсеку. Когда между ней и таинственным объектом оставалось всего пятьдесят метров, она закрыла глаза и, стремительно влив побольше магии, остановила его.

Когда принцесса всмотрелась в зонд, её сердце пропустило удар и она начала смеяться. В магической ауре, всего в трёх метрах находился инопланетный объект. Теперь она сможет по настоящему его изучить.

Зонда был скрыт за большой отражающей спутниковой антенной, из корпуса торчали три выступа. И теперь, вблизи, Твайлайт смогла по-настоящему рассмотреть, как сильно он был повреждён. В зонде было множество дыр, а один из выступов полностью срезан.

— Эй, принцесса, может, перенесём эту штуку вовнутрь? А то скоро здесь станет очень жарко, — произнесла Даймонд по радио.

Твайлайт кивнула, крепко держа зонд, пока манипулятор возвращался в грузовой отсек.

— Центр управления, это Твайлайт, всё готово. Зонд внутри шаттла.


Потребовались совместные действия пяти единорогов, чтобы осторожно извлечь зонд из грузового отсека корабля. Селестия и Луна молча стояли в стороне вместе с экипажем шаттла и наблюдали как объект левитировали в помещение. С величайшей осторожностью команда учёных опустила захваченный зонд на пеноблоки, чтобы он не касался пола.

Желая поскорее разгадать природу происхождения этого таинственного зонда, Твайлайт вместе с блокнотом в магическом захвате начала рысить вокруг него. Помимо неё, ещё с десяток пони начали фотографировать объект со всех сторон. Кое-что привлекло внимание принцессы.

Сбоку к зонду был прикреплён блестящий диск. С любопытством принцесса подошла поближе и начала его рассматривать. На его поверхности было выгравировано множество рисунков и символов. Желая изучить его подробнее, она магией нащупала механизм, удерживающий диск на месте. Там было четыре зажима и стержень посередине, юная аликорн быстро разъединила зажимы и высвободила стержень.

С лёгким рывком диск отсоединился от зонда. С предельной осторожностью Твайлайт медленно перенесла довольно большой объект на стол. И как раз в тот момент, когда она собиралась коснуться диска копытом, к ней подбежал один из лаборантов.

— Принцесса, подождите! После длительного пребывания в космосе он может быть сильно облучён! — предупредил учёный.

Кивнув, Твайлайт убрала копыто и позволила учёному осмотреть диск. Он вытащил небольшой счётчик радиации и провёл им по поверхности. Как только прибор был поднесен к диску, он начал щелкать.

— Радиоактивен? — спросила Луна, медленно подходя к столу.

— Да, руководитель. Хотя я бы порекомендовал пропустить его через масс-спектрометр, чтобы определить, является ли сам металл радиоактивным, или это наведённое излучение.

— Действуйте. Я хочу знать прямо сейчас, — произнесла ночная принцесса, взглянув на зонд.

Учёный осторожно подхватил диск и начал его поднимать. К его удивлению, нижняя половина диска отделилась, обнажив внутри ещё один диск. В то время как внешняя часть была светло-золотистого цвета, диск внутри был ещё более жёлтым.

— Это был лишь чехол! — воскликнула Твайлайт.

Селестия кивнула, тоже подойдя к столу.

— Похоже на то.

— Твайлайт, ты можешь разобрать, что тут написано? — спросила Луна, указывая на внутреннюю часть диска.

— Нет, не думаю, что это язык из нашего мира. Кому-нибудь ещё кажется, что эта штука похожа на гигантскую золотую грампластинку? — спросила юная принцесса, осматривая середину диска.

Луна кивнула, глядя на бороздки.

— Да, определённо. Даже представить не могу, что на ней записано.

После ещё нескольких минут оживлённых обсуждений диска и зонда, учёный вернулся с чехлом и блокнотом.

— Принцессы, нам удалось установить, из чего сделан чехол. Похоже, алюминий. Более того, на крышку было нанесено гальваническое покрытие из урана двести тридцать восемь. Радиоактивный изотоп.

Твайлайт в замешательстве посмотрела на учёного.

— Есть предположение, зачем какому-то пони понадобилось так делать?

— У меня есть гипотеза, — заговорила Луна. — Период полураспада урана двести тридцать восемь составляет примерно четыре миллиарда лет. Вполне возможно, что тот, кто это сделал, знал, что чистый образец изотопа можно использовать для определения возраста.

— Эм-м-м, — учёный начал стремительно перелистывать страницы. — Учитывая оставшееся количество, я бы предположил, что зонду около тридцати семи тысяч лет, плюс-минус несколько сотен.

С любопытством Луна забрала чехол у пони и положила его на стол.

— Если это пластинка, то нам надо понять, как её проигрывать, а для этого требуется установить, как её создатели измеряли время.

Твайлайт и ночная принцесса начали изучать лицевую сторону чехла, пытаясь найти зашифрованные в нём подсказки. Когда младшая принцесса осмотрела нижнюю часть пластинки, её глаза расширились. Она осторожно передвинулась к противоположной стороне чехла, поднеся увеличительное стекло к его нижней части.

— Хм-м... есть мысли, что это может значить? — спросила Твайлайт. — Тут два круга со стрелками, указывающими на маленькую точку в каждом из них.

— Ну-ка, покажи, — произнесла Луна, подходя поближе.

— Вот, смотри, — юная аликорн указала копытом на круги. — У меня пока нет идей.

— И у меня, — покачав головой, ответила ночная принцесса.

В комнате было тихо, лишь мягкое поскрипывание перьев учёных, изучающих зонд и пластинку в попытке расшифровать хотя бы часть диаграмм на чехле.

— Итак... допустим, что это пластинка, разве нам не нужен способ, как её воспроизвести? — поинтересовалась Твайлайт, отходя от золотого диска.

— Это большое "допустим". Но да, гипотетически, если бы это была пластинка, нам бы понадобился способ её воспроизведения. Нам потребуются знать частоту воспроизведения и количества оборотов в минуту, — ответила Луна.

— Не говоря уже о том, что наше измерение времени может быть отличным от тех, кто создал этот диск, — добавила Селестия.

— Совершенно верно, сестра, — кивнула ночная принцесса. — Ещё многое предстоит узнать.

Гост Винд не находил себе места. Он рассматривал фрагменты, извлечённые из инопланетного зонда. Перед ним на металлическом столе лежало несколько деталей, расколовшихся во внутреннем отсеке зонда. И вот эти две детали отдалённо что-то напоминали.

Один кусочек был похож на ручку с маленькой иголкой посредине. Пилот шаттла осторожно ткнул предмет копытом, и его глаза осветились осознанием, когда он понял, что это за штука.

— Эм, эй, а кому-то ещё кажется, что эта деталька похожа на звукосниматель для фонографа?

В комнате опустилась тишина, и все взгляды обратились к пилоту.

— Покажи, — потребовала Луна.


Твайлайт сидела в кабинете и просматривала данные, полученные с зонда. Прошло девять месяцев, а учёные всё ещё были заняты его изучением. Отчёты исследовательских групп свидетельствовали о том, что диск действительно содержал в себе данные. Хотя до сих пор им не удалось их воспроизвести.

— Всё читаешь? — раздался голос верного помощника.

— Да, Спайк. Столько всего ещё нужно расшифровать... и эта золотая пластинка оказалось гораздо сложнее, чем мы думали, — произнесла Твайлайт, откладывая перо.

— Понятненько, тут это, тебя кое-кто хотел бы видеть, — и с этими словами молодой дракончик отступил в сторону, пропуская ночную принцессу.

— Луна! — воскликнула Твайлайт.

— Не вставай, у меня есть кое-какие новости о золотой пластинке. А точнее, об изображении на чехле, — сообщила принцесса, подсаживаясь за стол.

— Спайк, ты не мог бы заварить ещё кофе? — попросила помощника Твайлайт. Дракончик кивнул, повернулся и направился на кухню. — Что удалось найти?

— Давай начну с самого начала, — произнесла Луна, вытаскивая папку с подробными изображениями каждой из диаграмм. — Вот эта та, которую ты мне показала, с кругами.

Юная аликорн кивнула, когда Спайк принёс дымящийся кофейник и две кружки.

— Спасибо.

— Вот эта показывает переходный период атома водорода, — говорила ночная принцесса, наливая себе кофе.

— Хм, зачем создателям диска понадобилось указывать это? — спросила Твайлайт, перелистывая отчёты.

— Чтобы дать нам представление об их системе отсчёта времени. Итак, атому водорода требуется всего семь десятых миллиардной доли секунды, чтобы перейти в возбуждённое состояние. Используя эту информацию как своего рода часы, мы начали прорабатывать и другие детали.

— Поняла, а что насчёт другой диаграммы? Той, со всеми этими чёрточками и линиями? — спросила юная принцесса, перелистывая фотографии, пока не нашла нужную.

Луна хихикнула и ответила.

— Ах, эта. С ней всё оказалось много проще, как только мы разобрались с первой про водород. Не буду утомлять тебя математикой, но она показывает нам, с какой скоростью воспроизводить запись. Потребовалось несколько дней на подсчёт количества, и мы наконец пришли к результату три целых шесть десятых секунды на один оборот.

Глаза Твайлайт расширились.

— И что говорится в записи?!

— Мы пока понятия не имеем, — ответила ночная принцесса, пожав плечами и сделав глоток кофе. — Мы перевели только одну семисекундную фразу. Даже у наших лучших магов с этим возникли проблемы.

Выражение лица юной принцессы резко изменилось.

— Ох.

— Но мы узнали и кое-что ещё, лишь часть пластинки — аудиозапись. На другой же части содержится видео, — заявила Луна, и её улыбка стала шире.

Челюсть Твайлайт отвисла, заставив принцессу рассмеяться.

— И что... что ты там видела?!

— Кое-что очень интересное. Изображения того, что, как я могу предположить, является их родным миром. Деревья, города, океаны, и это только по верхам. Ещё там были фотографии животных. Я позабочусь о том, чтобы ты получила копии фотографий.

— Спасибо большое! А было там что-нибудь ещё? — юная аликорн с таким энтузиазмом подалась вперёд, что чуть было не свалилась с края стула.

— На диске нет. Но в другом месте нашлось нечто... странное, — ответила Луна, с искрами телепортации призвав ещё одну папку. — Одно из изображений на чехле не относилось к пластинке.

— О?

— Потребовалось много работы, сверки со звёздными картами, но я совершенно точно знаю, что представляет собой это изображение, — с ухмылкой играла словами принцесса ночи, желая растянуть момент подольше.

— Ну что там? — нетерпеливо спросила Твайлайт, изнывая от предвкушения.

— Способ, как найти мир, откуда отправилось это послание.

В воздухе повисла тишина, пока юная аликорн обдумывала услышанное. В течение целых двух минут не было произнесено ни слова.

— Погоди-ка, ты хочешь сказать, что те, кто сделали этот диск, оставили инструкцию о том, как найти их мир? — с недоверием спросила Твайлайт.

Луна с улыбкой кивнула.

— Сначала я решила, что эти двойные линии указывают относительное расстояние между другими звёздами и их родным миром, но оказалось, что это мало о чём бы сказало. Поэтому я попробовала использовать другие небесные тела. Планеты, экзопланеты, звёзды, чёрные дыры, кометы даже, но это всё ничего мне не дало.

— Так значит, мы всё ещё не знаем, на что указывают эти линии? — с лёгким разочарованием спросила Твайлайт.

— А как раз-таки наоборот! Эти линии обозначают не только расстояния, но и частоты. Те, кто создали этот диск, нанесли на карту четырнадцать ближайших к их звезде в домашней системе пульсаров. Сообщив нам частоты, они, по сути, передали нам способ, как можно точно определить их звёздную систему.

— Постой, ты хочешь сказать, что мы теперь знаем, как их найти?!

Луна со смешком кивнула.

— Да. Мы знаем, как их найти. И более того... — глаза Твайлайт округлились. Перед ней лежало изображение сине-коричневой точки. — Вот что мы обнаружили, локализовав эти четырнадцать пульсаров, времени ушло много, но мне кажется, оно того стоило.

Юная аликорн сидела с раскрытым ртом, уставившись на фотографию. Самая первая фотография того, что могло быть родиной инопланетной цивилизации, прямо перед ней. Ночная принцесса не смогла не рассмеяться, видя, как фотография безраздельно завладела вниманием кобылы.

— И прежде чем я уйду, у меня есть для тебя кое-что ещё. Часть записи с пластинки, которую мы смогли дешифровать при помощи магии, — произнесла Луна, залезая в свою седельную сумку и вытаскивая маленький плеер. — Всё-таки ты была права, Твайлайт, когда настаивала на перехвате зонда. В том, что мне показалось бесполезным космическим мусором, ты разглядела нечто гораздо более ценное. Если бы ты не оспорила моё решение, так бы мы и пропустили это космическое послание в бутылке.

С любопытством Твайлайт подключила плеер к колонке на столе и нажала кнопку воспроизведения. На проигрывателе был лишь один файл длинной не более семи секунд. Но эти семь секунд были всем, что ей было нужно.

"Привет от детей планеты Земля".