После уроков

Сансет Шиммер только начала познавать дружбу. И, надо сказать, у неё прекрасно получается. Уверенно шагая прочь от темного прошлого, она стремится помочь всем и каждому. Но этот путь тернист и долог, кто знает, какие опасности впереди ей уготовила судьба? Сможет ли она сама стать маяком, для тех кто блуждает в потёмках?

Твайлайт Спаркл Другие пони Человеки

Вновь и никогда

В далёком детстве крылатая пони увезла Меган в страну Понилэнд. А может, этого и не было вовсе — она давно не знает, во что верить. Только вот какое дело: в её колодец вновь угодил пегас.

Рэйнбоу Дэш Человеки

На глазок

Тирек вернулся, и в этот раз ничто не смогло остановить его. Элементы гармонии повержены, Дерево Гармонии выкорчевано, заклинания оказались бесполезным. Лишь вопрос времени, когда он найдет аликорнов и все будет потеряно. Никто не был готов к тому, что произошло дальше.

Человеки Флари Харт Тирек

Внутренний Город

Рэйндропс, молодая пегаска из Понивилля, едет к своей больной тётушке. Казалось бы, что может быть обыденнее, чем эта совершенно непримечательная поездка? Но, возможно, всё не так просто, ведь пункт назначения — таинственный город Сталлионград с его малопонятной для остальных эквестрийцев жизнью.

Другие пони

Тёмная Сторона Дружбы

Друзей не выбирают. Их принимают такими, какие они есть. Принцесса дружбы Твайлайт Спаркл знала это, как никто другой. Однако даже ей было тяжело свыкнуться с тем, что её новая подруга всё это время жила у неё в голове.

Твайлайт Спаркл

Следи за собой...

Твайлайт открывает книгу...

Твайлайт Спаркл Лира

Инвалид

Азан Аршахи, принц Парны, казалось бы, имеет всё: знатность, богатство и даже славу талантливого поэта. Но он хронически болен, физически слаб, и за всю жизнь не получил ни одного письма от благодарных читателей. Он инвалид. Он никому не нужен... Однако, как принцу, ему полагается путушгибан, элитный телохранитель. Или, вернее, телохранительница.

ОС - пони

Dear princess Luna...

Дорогая принцесса Луна...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Кровь Камня

Пинкамина Диана Пай росла на удалённой ферме камней, проведя там всё своё детство и раннее отрочество. Мало кто знает, что она не всю жизнь была такой, какая она есть сейчас. Детство земной пони выдалось тяжёлым, ведь жизнь на каменной ферме была далеко не сахар. Всю свою жизнь Пинкамина Диана Пай говорит, какая замечательная у неё была семья и что именно благодаря ей она получила свою кьюти-марку. Но страшная правда скрывается за её вечной улыбкой. Многие уже видели её другую сторону, но не многие знают, через что она прошла.

Пинки Пай Другие пони ОС - пони

Мечта

Кем была юная виолончелистка до Кантерлота? Как жила, о чем мечтала?

Октавия

Автор рисунка: BonesWolbach

Трикси и ее удивительный домашний питомец-перевертыш

4. День открытий

Квест решил, что как только он получит свои бирки и ярко-синий ошейник (по которому всепони могли опознать в нём чейнджлинга мужского пола), то он тут же покинет это странное место, но он по-прежнему будет изображать домашнего любимца Трикси. На улице их наверняка ждёт подозрительно настроенный к ним шериф, да и других пони не следовало сбрасывать со счетов. Так что так будет разумнее всего.

Правда, чего они не ожидали, при выходе на улицу, так это обнаружить прямо перед собой небольшую толпу, примерно из двадцати пони. В которой можно было увидеть как маленьких жеребят, с любопытством выглядывающих из-за ног старших, так и совсем старых пони, у одного из которых длинная белая борода едва не волочилась по влажной и всё ещё грязноватой мостовой.

— Вот эта тварь! — прохрипел старый пони, выступив вперёд и щурясь сквозь очки. — Выглядит странно, но не слишком опасно. И что это за наряд? Похоже на то, что кто-то нарядил дрессированную собаку под пони. Или кого-то ещё в этом роде.

Трикси откашлялась и, протянув копыто, осторожно отвела нос старого жеребца в сторону, пока он не уставился на чейнджлинга.

— О! Это другое дело! — сказал старый жеребец. Он ещё сильнее прищурился сквозь заляпанные очки и почти прижался носом к подменышу. — Пони-будь, принесите газету. У нас здесь какой-то огромный жук!

— Нет, просто чейнджлинг, — заявила Трикси, привычно начиная ездить по ушам зрителей. — Филледи и джентлькольты, Великая и Могущественная Трикси будет рада продемонстрировать вам Квеста, своего свирепого дикого чейнджлинга, на своём шоу сегодня днем, но если вы хотите поближе взглянуть на него перед представлением, Трикси будет готова разрешить это…

Квест легонько толкнул Трикси бедром и постучал по опустевшему мешочку с битсами на шее, который теперь едва мог звенеть.

— …за небольшую плату. Один бит, чтобы посмотреть, два битса, чтобы потрогать, и пять битсов, чтобы покормить его, — закончила Трикси.

Подменыша мгновенно окунуло в потоки удовольствия, что изливали на него всепони, пока Трикси гладила его по голове. В основном эти чувства исходили от зрителей, но в этом водопаде эмоций, Квест ощутил очень знакомый ручеёк. Зрители восторженно ахали, когда он прихорашивался перед ними, закрывая глаза и жужжа своими, казалось бы хрупкими, крыльями, расправляя их словно для полёта.

— А что он ест? — спросил один из маленьких зрителей.

«Раздражающих, шумных жеребят, которые задают слишком много вопросов!»— мысленно хмыкнул Квест.

— Трикси нашла несколько продуктов, которые её дикий подменыш будет есть, но, похоже, ему больше всего нравятся кубики сахара, — она сделала быстрый пас копытом и протянула ему кусочек сахара, но на этот раз держала его достаточно далеко от него, чтобы он не смог слизнуть сладкий кубик с её копыта.

Через несколько минут подменыш оказался в положении, о котором даже и не мечтал. Потому что это было слишком невероятно даже для мечты.

Перед ним стояла небольшая очередь молодых жеребят и кобылок, каждый из них держал в копытах по пять битсов и кусочек сахара. Они хихикали, протягивая копыто, чтобы погладить его, но только после того, как он обязательно обнюхивал вытянутое копыто. После ритуала с обнюхиванием копыта, Квест открывал мешочек с битсами, что висел на его шее и протягивал его маленьким пони, чтобы те бросили туда монетку. После чего аккуратно брал подношение, осторожно снимая зубами восхитительный кубик сахара с маленького копытца. А затем наслаждался мягкими ласками и почесыванием ушей, которые неизбежно сопровождались словами: «А он мягче, чем я ожидал».

Каждый маленький пони буквально светился любовью, так что после того, как всё закончилось, Квест чувствовал себя комфортно несытым. Для подменыша было почти невозможно насытиться любовью, но в своём статусе голода он прошёл путь от того, что едва держался на последних остатках своих запасов, когда впервые встретил Трикси, до того, что сейчас он комфортно мог провести без подпитки несколько недель. Если бы не бдительный, внимательный шериф, что постоянно крутился где-то рядом, на грани видимости, он мог бы подумать о том, чтобы проскользнуть за угол и замаскировавшись, сбежать.

Но опять же, где ещё он мог выстроить в ряд пони, чтобы те добровольно одаривали его любовью, ещё и приплатив за эту привилегию по пять битсов с кусочом сахара?

~ ~ ♠ ~ ~


Обшарпанный маленький домик, сдаваемый внаём, всё больше напоминал им дом, когда подменыш и Трикси вернулись в него. Трикси потратила несколько мгновений, прикрепляя короткий шнур, который они использовали в качестве поводка, починив жалюзи так легко и идеально, что подменыш даже не мог сказать, что этот шнурок когда-то обрезали.

— Отели и общежития всегда находят способ выставить Трикси счёт за подобные мелочи, — проворчала она, проверяя, чтобы жалюзи продолжали двигаться, когда она дергала за соответствующий шнур.

Квест, что собирал в это время высохшее белье, спросил:

— И поэтому на всех твоих полотенцах написано «Собственность отеля»?

— Заткнись! — прорычала Трикси. — И отдай мне мои битсы!

Мои битсы! — подменыш машинально прижал копытом мешочек с битсами, висевший у него на шее, защищая его. Ему ещё не удалось вернуть весь потраченный капитал, но, каким бы маленьким он ни был, Квест не собирался расставаться ни с одной, даже самой маленькой монеткой.

— Ты не представляешь, что за муки я испытал, когда мне чесали уши! — объяснил он. — Это была та ещё пытка! Я находился в бесконечной агонии!

Трикси презрительно фыркнула:

— Не верю! Я предполагала, что мы придём к этому. Послушай, без меня ты бы никогда не получил эти битсы!

Подменыш на мгновение задумался, впитывая эмоции, исходящие от единорожки:

— Вынужден согласиться. И все же, почему я должен отдавать тебе что-то из них?

От нахмурившейся единорожки ощутимо шарахнуло какой-то странной смесью раздражения и восхищения, когда она зарычала:

— Потому что, судя по выражению твоей морды, ты высасывал любовь из каждого из этих бедных малюток! Так что всё справедливо — ты получаешь любовь, а я — битсы!

— Ты всё ещё должна мне за комнату и визит к ветеринару, — заметил чейнджлинг.

— Это был твой визит к ветеринару! — возразила Трикси. — Думай об этом как о медицинской страховке, предоставляемой работодателем. Пришла пора раскошелиться за её!

В конце концов они хоть и неохотно, но пришли к некому компромиссу. За исключением суммы потраченной на посещения ветеринара, шестьдесят процентов прибыли пойдут на оплату кредита Трикси до тех пор, пока он не будет погашен, после чего они пересмотрят соглашение. Ошейник и жетон принадлежали чейнджлингу и были оплачены из его доли от выручки, но кристалл слежения принадлежит Трикси, и она получит его обратно по окончании их сотрудничества. Впрочем, это была бесполезная маленькая безделушка, и подменыш не видел никакой возможности использовать её, когда их пути разойдутся. Впереди у них оставалось ещё дневное представление, к которому надо было подготовиться.

~ ~ ♠ ~ ~


— Что значит «отстань на некоторое время»? — подменыш вытянул шею, чтобы посмотреть через плечо Трикси на то, что она писала. — И почему ты рисуешь пламя?

— Трикси пытается сделать кое-какой реквизит на сегодня, — огрызнулась она, защищая копытом свой рисунок. — Это только на одно шоу, после чего я смогу расплатиться с тобой, но чем лучше и впечатляюще мы выступим, тем больше битсов мы сможем заработать. Путь до Пуэрто-де-Кабальо, где Трикси планирует перезимовать, не близок, — её глаза устремились вдаль. — Возможно, этой зимой Трикси сможет развлекаться на круизном лайнере, вместо того, чтобы снова оказаться в ловушке на каменной ферме. Неважно! — добавила она, помотав головой, в то время как подменыш впитывал последний всплеск её сладких воспоминаний. — Трикси и раньше бывала в подобных съёмных домиках. Скорее всего, прямо за ним есть плоская площадка со шлангом. Иди смой грязь с фургона, пока Трикси что-нибудь придумает, чтобы сделать наш выход более ярким.

Квест прищурился от подозрительно острых эмоций, которые на мгновение испустила Трикси:

— Ты ведь не думаешь меня поджечь?

— Нет! — Трикси замерла, что-то обдумывая. — Нет, наверное, нет. Трикси будет достаточно сложно убедить публику в том, что ты отлично дрессированный дикий подменыш, если ты откажешься сигать в огонь. У Трикси есть гораздо лучший план.

— Без огня? — спросил подменыш.

Трикси отложила рисунок в сторону и направилась к двери:

— Я достану кое-что из фургона, прежде, чем ты приступишь к его мытью.

Она поколебалась, прежде чем открыть дверь наружу и спросила:

— Кстати, Квест, существуют ли на самом деле какие-нибудь дикие подменыши?

— Конечно нет! Среди моих сородичей дураков нет! — усмехнулся подменыш.

Он помолчал, пристально разглядывая единорожку и спросил в ответ:

— А есть ли дикие пони? Кроме тебя, конечно.

— Заткнись! — сердито рявкнула Трикси, хотя при этом Квест ощутил, как она выпустила довольно приятные эмоции.

~ ~ ♠ ~ ~


Фургон оказалось на удивление легко протащить за ряд хижин к плоской каменной плите, где должна была проходить мойка. Подменыш чувствовал себя странно обнаженным, потому что он мог слышать голоса и чувствовать эмоции горожан, что проходили где-то рядом, когда он доставал шланг, чтобы помыть фургон, находясь в своём естественном облике. Время от времени любопытные пони выглядывали из-за углов зданий, чтобы посмотреть, как он распыляет воду на грязный фургон, но они, казалось, успокаивались, когда он старался вести себя как можно более по-щенячьи, даже вплоть до того, что временами он начинал дурачиться со шлангом во рту, чтобы расплескать воду по всей округе. Займись он мойкой фургонов за деньги, то результаты, вероятней всего, не принесли бы ему чаевых, но, по крайней мере, вся налипшая грязь была смыта в канализацию. А если Трикси хотела, чтобы он тщательно отмыл фургон и натёр его до блеска воском, то пусть выходит на по-осеннему холодный воздух и делает это сама.

После того, как он остановил вымытый фургон перед хижиной, на его блестящем черном хитине было больше грязи, чем ему хотелось бы. Квест даже добавил некоторой театральности в своё возвращение, царапая закрытую дверь копытом и скуля, пока Трикси не впустила его.

— Хороший мальчик! — сказала Трикси, похлопав Квеста по грязной голове, также отыгрывая роль для многочисленных наблюдателей. — Ты очень полезный маленький монстр, да! А теперь иди в ванну, и мы с тебя тоже немного грязи смоем.

Но как только дверь закрылась за ними и была тщательно заперта, тон её голоса значительно изменился:

— Ты не очень-то и старался! Повозка всё ещё грязная, Квест!

— Отвянь! — буркнул тот, направляясь в ванную, но остановился перед кучей каких-то тряпок и вырезанных букв, разбросанных по полу. — Ты, похоже, пахала тут как муравей?

— Не тряси грязь на работу Трикси! — отрезала она. — Это было не так-то легко сделать! Кроме того, ещё ничего не готово! Приведи себя в порядок, и мы займёмся примеркой.

Прежде чем закрыть дверь в ванную, подменыш высунул голову и спросил:

— Оно не воспламенится, не так ли?

— Уверяю вас, добрый сэр, этот наряд будет полностью огнеопасным, — ехидно поведала Трикси, раскладывая буквы на большом куске ткани.

— Хорошо, — Квест закрылся в ванной, по-быстрому сполоснулся в холодной воде и вытерся.

В этот раз это было намного проще, потому что грязь не успела проникнуть глубоко в дыры на его ногах и роге. Но, вытершись полотенцем, он высунул голову обратно в комнату и спросил:

— Разве огнеопасный и легковоспламеняющийся — не одно и то же?

— Мо-гу-ча… мо-гу-ще-ст, — проговаривала Трикси. — Не будь таким придирчивым. А теперь надень это.

«Это» оказалось чем-то похожим на брезент, куском ткани, напоминавшим мантию, которая закрывала его крылья, прижимая их к спине, и свисала почти до земли с обеих сторон. По обе стороны накидки большими, яркими буквами было написано: «Спешите видеть Великую и Могущественную Трикси!», а ниже, несколько меньшим шрифтом: «А также Квеста — её удибительного дрессированного дикого чейнджлинга!». В этой накидке ему было, по крайней мере, комфортнее и теплее, чем просто в естественном виде, что, учитывая прохладную погоду, было неплохо. Правда, Квест гораздо больше привык сливаться с фоном, чем маршировать по середине улицы, заявляя о своей принадлежности к чейнджлингам. Это было просто… странно носить, как будто он умолял, чтобы его бросили в тюрьму.

— Ну и как тебе это, Квест? — Трикси натянула кусок ткани на его плече и раздраженно нахмурилась, что противоречило плавной волне эмоций, которые подменыш чувствовал, исходящие от неё. — Можно было бы внести некоторые изменения, но Трикси не очень талантлива в обращении с иглой.

— Тепло, — он повертелся, приноравливаясь к переносной рекламе на своём теле и добавил. — Это вовсе не значит, что мне было холодно и меня нужно поджечь. Я же не буду там выступать, не так ли?

— Конечно, нет! По крайней мере… не очень много. Чем меньше ты выступишь, тем меньше облажаешься! Тем меньше мы разочаруем толпу! — Трикси пренебрежительно махнула копытом, рассматривая Квеста сосредоточенным взглядом, который казался ему странно острым и длился неприятно долго, пока чейнджлинг не был вынужден нарушить затянувшееся молчание, взглянув на бок костюма и сравнив буквы:

— Разве моя надпись не должна быть такой же большой, как твоя?

— Ты у нас на вторых ролях, — мгновенно ответила она. — Кроме того, твоя надпись длиннее, поэтому её пришлось сделать меньше, чтобы она поместилась. Хм…

Трикси провела копытом по его открытой шее и ткнула в скрытые крылья:

— Чем безобиднее и милее ты выглядишь, тем больше у нас шансов провернуть это и не быть пойманными. Как ты думаешь, немного воска на твоём хитине подчеркнёт его естественный блеск?

~ ~ ♠ ~ ~


Как оказалось, немного воска для пола из подозрительно незапертого и открытого (хотя Квест был уверен, что он был заперт, когда проверял его раньше) чулана, действительно помогло оживить его естественный блеск, что был у него после принятия ванны. Раньше он никогда особо не обращал внимания на свой внешний вид, потому что внутри улья это не имело значения, а когда он работал сборщиком, он находился под заклинанием маскировки, а сейчас всё это неожиданно понравилось ему. Он тщательно прихорашивался перед маленьким настенным зеркалом в комнате, с удовлетворением глядя на своё отражение и находясь под большим впечатлением от красивого молодого чейнджлинга, видимого в зеркале.

Конечно, Трикси, натерев его воском, добавила ему блеска, и это было очень даже не плохо, добавило ему некого шарма. Квест внимательно разглядывал этот блеск в зеркало, решая, не следует ли ему нанести ещё воска. Трикси, заметив, что он потянулся за тряпкой с воском, первой схватила её и ударила его ею по голове.

— Хватит любоваться собой в зеркало и пойдём что-нибудь поедим, — сказала она, и её живот тут же отозвался согласным бурчание.

Трикси подала ему уже законченную рекламную накидку и помогла облачиться в неё, что-то недовольно ворча себе под нос. Квест ойкнул от боли, когда она несколько болезненно просунула его крылья в новые вырезы в накидке, которые она и сделала перед этим.

— Я чувствую себя ходячим рекламным щитом, — сказал Квест, вытягивая шею и пытаясь прочитать надпись отражённую в зеркале. — О, ты исправила ту удибительную орфографическую ошибку?

— Какие мы привереды! — фыркнула Трикси.

Она расстегнула ремень на его груди и приподняла своё изделие, чтобы внести ещё несколько незначительных изменений в узкие отверстия для крыльев, цокая языком, глядя на то, как ткань облегает его бока:

— Кстати, Трикси понадобятся ещё несколько битсов на еду.

— Ты выглядишь так, будто тебе не помешает сбросить несколько фунтов. Почему ты не можешь просто пропустить несколько приёмов пищи? — Квест добродушно ткнул Трикси копытом под рёбра, но ощутил, будто бьёт по камню — это было неожиданно.

После его выходки, Квест почувствовал, как Трикси молча закипает, но она пока сдерживала себя, так как он не подбирался к её хвосту. Обнаружив, какие внушительные мускулы были скрыты под мягкой васильковой шкурой единорожки, чейнджлинг решил, что Трикси, вероятно, не нужно будет использовать магию, чтобы сломать его пополам.

— Я беру свои слова обратно! — поспешно сказал он. — Я сожалею, что назвал тебя толстой. Сможешь ли ты когда-нибудь простить меня?

— Нет! — Трикси попыталась отвести взгляд от большеглазого подменыша, которому удалось вывернуться так, что он снова заглянул ей в глаза, даже тогда, когда она посмотрела в пол.

— Подожди минутку, жук! — она подхватила подменыша своей магией и прижала рекламную мантию к его боку, чтобы проверить, достаточно ли велики разрезы для крыльев. — Давай кое-что проясним. Трикси оскорбляет других пони и просит прощения. Другие пони… или надоедливые насекомые, не могут оскорбить Трикси и потому им нет смысла просить прощения.

Он выпятил нижнюю губу и посмотрел на пол, пытаясь понять, стоит ли выдавить слезинку-другую. Квест все равно ещё раз коротко извинился, потому что извинившись — никогда не ошибёшься.

— Ай! — сказала Трикси, даже не взглянув на него, делая вид, что делает последнюю финальную поправку рекламной мантии. — Это всего лишь твоя уловка, для того, чтобы добиться любви Трикси.

— Без хвоста, — с серьёзным видом выдал Квест. — Потому что я твёрдо верю в незыблемое право кобылки самой выбирать себе партнёра… для игр с хвостом.

«Особенно, у кобылы с такими мускулами.», — подумал он.

— Что ж… — Трикси пристально посмотрела на него. — Пусть не говорят, что Великая и Могущественная Трикси лишена сострадания даже к коварным вредителям. У Трикси очень мускулистые бедра, не свойственные для единорога. И раньше случалось, что невнимательные пони принимали её за пухлую. Трикси простит тебе клеветническое оскорбление при условии, что ты купишь ей обед.

Квест выпримился, крепко прижав язык к щеке:

— Ты же понимаешь, что когда я занимаюсь любовью с молодыми кобылками — обычно они покупают мне обед, верно?

Трикси кивнула:

— Ты же понимаешь, что я обычно прихлопываю жуков, которых нахожу в своей повозке, да?

— Вот и поговорили, — Квест развернулся и направился к входной двери. — Полагаю, я могу позволить себе потратить несколько битсов, чтобы накормить своего хозяина. Ты готова идти?

— Ты забыл кое-что! — Трикси приподняла в сиянии своей магии рекламную накидку.

~ ~ ♠ ~ ~


Без всяких сомнений, их поездка на городской рынок была более странной, чем всё, что подменыш когда-либо делал раньше, включая и поездку к ветеринару. Иногда он исполнял роль красивого молодого жеребца молодой кобылы, когда она с гордостью демонстрировала его своим друзьям и соседям, но его никогда не выставляли напоказ таким образом. Для замаскированного подменыша было совершенно нормально попытаться привлечь к себе внимание и таким образом получить немного вкусных эмоций. Бывало он даже флиртовал, во время своих прогулок среди пони, чтобы привлечь потенциальную цель и заняться взаимным… ну вы понимаете.

Сегодня все было по-другому. Совсем по-другому.

Сегодня у него не было никаких проблем с привлечением внимания во время прогулки по городскому рынку. Мельница слухов, должно быть, работала сверхурочно, и чейнджлинг сразу же почувствовал на себе зудящее чувство любопытства, что буквально окружило Квеста со всех сторон, как только Трикси «вывела» его из коттеджа. Он сомневался, что пони-будь в городе не знает об этой странной паре волшебницы и её пленённого монстра.

Пони были удивительно воспитанными существами. Если ваша маскировка была правильной, вы могли пройти через город, полный пони, с супницей на голове и получить лишь несколько любопытных взглядов. Наденьте классическую рубашку, отставшую в моде всего лишь на сезон, и это всё, о чём они будут судачить за вашим хвостом, но они всегда будут вежливы. Потребовалось бы немало усилий, чтобы довести пони до того, когда они смогли бы отказаться от своего обычного нежелания вмешиваться в вашу жизнь.

Судя по всему, переломным моментом для этого города стал подменыш на поводке.

Поправочка: дикий домашний подменыш с рекламной вывеской на спине, на поводке, в ошейнике и со звенящими бирками, который кротко шёл за Трикси, пока они шли по улице. Добавить к этому духовой оркестр, и они могли бы устроить парад.

В улье чейнджлинг привык быть окружённым своими собратьями-чейнджлингами, тереться боками и натыкаться на них практически на каждом шагу. Впервые в жизни подменыш действительно боялся оказаться в окружении любопытных пони, которые протягивали копыта, чтобы прикоснуться к нему или погладить его рекламную накидку.

К счастью, когда он задел Трикси и нервно заскулил, она отреагировала почти мгновенно, отогнав любопытных жеребят на шаг:

— Кобылки и жеребята! Пожалуйста, дайте моему попутчику немного времени перед нашим выступлением сегодня днём. Он все ещё немного не в себе, потому что мы только что вернулись из… — Трикси понизила голос и заговорила громким шёпотом, — из ветклиники.

Подменыш машинально слегка заскулил, чем заставил толпу пони громко рассмеяться, а бурная волна эмоций публики, которой его захлестнуло, плавно перешла в сладкий взрыв нежности. Это действительно достигло желаемого эффекта, и даже самые маленькие пони, пахнущие любопытством и обожанием, держались достаточно далеко от «питомца» Трикси, чтобы он мог успокоиться. Тем не менее, откуда-то из толпы до него дошла знакомая нить подозрения, поэтому Квест вёл себя максимально осторожно, даже дошёл до того, что почесал себя за ухом задним копытом и подозрительно вовремя зевал, демонстрируя зрителям полную острых зубов и клыков пасть, пока Трикси торговалась за обед и несколько дополнительных припасов, которые можно было бы оставить в повозке на потом.

Это было действительно интересно. Когда Квест скучающе зевал или облизал клыки в нужный момент, пока Трикси пыталась заключить самую выгодную сделку, то, случалось и так, что торговец терялся, подзабыв о том, какой цены они достигли при торге. Бывало и так, что торговец соглашался на небольшую часть от первоначально запрашиваемой цены за морковь или яблоки, даже с добавлением бесплатного презента, просто от того, что торговец был не уверен, что свирепое зубастое существо, рядом с Трикси, действительно ест овощи, а не продавцов овощей.

По мере того, как груз продуктов на его спине становился всё тяжелее, маленькие жеребята, следующие за ними, становились смелее. Они приближались к нему с пятью битсами и чем-нибудь вкусненьким в копытах и уходили в полном восторге, когда он подставлял свою сумку, чтобы позволить им бросить туда своё подношение. Судя по всему, кубики сахара было довольно трудно найти в этом районе, поэтому они экспериментировали с кормлением его сладкими конфетами и другими лакомствами с довольно разнообразным вкусом. Квест старательно демонстрировал, что ему нравится или не нравится их угощение, в зависимости от того, какая реакция ожидалась от него, вызывая этим море вкусных чувств, от своих маленьких поклонников. Странное двойное кормление продолжалось все время, пока они ходили по магазинам, и большую часть пути обратно в коттедж. У каждого из них было довольно много еды, и Трикси едва могла сдержать свой энтузиазм:

— Думаю, мы вышли на уровень безубыточности в этом походе за продуктами, — усмехнулась она, после того как тщательно закрыла и заперла дверь. — Эти маленькие жеребята кидали битсы в твою сумку так же быстро, как Трикси их вытаскивала.

— Просто помни, что вся еда поступает в твоё полное распоряжение, — сказал подменыш, чувствуя приятную тяжесть мешочка с битсами. Он был даже тяжелее, чем Квест мог ожидать.

— Что? — Трикси выпрямилась и приложила копыто к груди, приняв позу сильного негодования. — Тебе тоже нужно поесть!

Подменыш усмехнулся:

— Я мог бы съесть эту хижину, если бы у меня хватило любви переварить её.

— Действительно? — Трикси какое-то время постукивала копытом по подбородку. — То есть ты можешь съесть ветку дерева на сцене, чтобы доказать, что дикие подменыши травоядны?

— Если мне придётся, — Квест выставил на показ свои зубы. — Должен ли я вести себя как кролик?

Тёплые чувства признательности, со стороны Трикси, внезапно оборвались.

— Никаких хвостов! — прорычала она. — Я думала, мы договорились?

— А при чём тут кро… Ох! — Квест бросил на Трикси задумчивый взгляд. — Для того, кто делает вид, что не интересуется этим, ты слишком много об этом думаешь.

Трикси проигнорировала его резкий ответ и принялась шустро нарезать себе что-то вроде салата, включив в него часть содержимого их утреннего похода по магазинам. В результате её усилий получилось два листа капусты, обёрнутые вокруг остальных нарезанных овощей.

— Впечатляет, — похвалил Квест. — Как тебе удалось это склеить?

— Навык, — Трикси подняла мордочку, чтобы посмотреть на него, и Квест заметил кусочек помидора, что прилип к верхней губе единорожки. — Тоже хочешь?

— Конечно! — подменыш облизнул губы. — Какой же я паразит, если не могу питаться за счёт своего хозяина?

Трикси указала на остатки их похода по магазинам, разбросанные по маленькому столику:

— Не стесняйся!

— Ну и дела, спасибо, — фыркнул подменыш. — Полагаю, мне ещё и прибираться?

Трикси ответила приглушенным звуком, который мог быть утвердительным ворчанием, что едва пробился через набитые в рот овощи.

Квест криво ухмыльнулся и побежал к фургону, вернувшись со сковородой, которую он поставил на газовую плиту. Вылив на неё немного масла, быстро нашинковал овощи и начал обжаривать их со всем своим мастерством. Как только Трикси расправилась со своей «шаурмой», она с некоторой тоской наблюдала за жарящимся блюдом. А когда Квест таскал со сковороды небольшие кусочки, чтобы определить готовность блюда, он так же закусывал тёплой волной зависти, исходившей от Трикси.

Хотя, он ничего об этом не говорил.

Это была своеобразная месть за то, что сегодня утром с ним обращались как с животным, а также и за прививки. Быстро перемешав лопаточкой то, что у него получилось. Щурясь, чтобы в глаза не попали капли, от скворчащего на сковороде масла, и слегка улыбнулся, когда выложил большую часть получившегося блюда на тарелку и сунул её под нос Трикси, положив перед ней и вилку.

— Неплохо, — сказала Трикси, попробовав кусочек с невозмутимым выражением на морде, хотя всплеск привязанности, который он впитал, невозможно было скрыть. Он стал есть свою часть порции, оставшуюся на сковородке, впитывая любовь, исходившую от единорожки, как особую приправу к еде.

— Кажется, Трикси наняла себе повара, — пробормотала Трикси.

Подменыш невозмутимо продолжал жевать остатки жаркого со сковороды, всё также прикрыв глаза:

— Просто продолжай любить такую еду, и Трикси наймёт толстого повара. И вообще, сколько времени прошло с тех пор, как ты ела здоровую пищу?

Трикси медленно провела куском хлеба по дну тарелки:

— С тех пор, как Трикси ушла из дома.

— А был повод? Что, они тебя били? Держали запертой в своей комнате? Хотели насильно выдать замуж?

Волна мрачной печали долетела до него от Трикси, из-за чего подменыш сразу же стёр со своей морды озорную улыбку. Единорожка отставила пустую тарелку в сторону и встала:

— Трикси не хочет об этом говорить. Так, давай, нам нужно потренироваться перед презентацией сегодня днём! Чем скорее мы сможем стрясти битсы с этого маленького городка, тем скорее сможем выбраться отсюда и разойтись каждый своей дорогой.